Биография » Сайт священника Константина Пархоменко
Азбука веры » священник Константин Пархоменко » Биография
  виньетка  
Распечатать Система Orphus

Биография

священник Константин Пархоменко

(64 голоса: 4.58 из 5)


Биография

Родился в городе Новороссийске 29 июня 1974 г.

Жил с родителями в городе Перми. Отец – журналист, мама – преподаватель фортепиано в Музыкальном колледже. С юности занимался музыкой, спортом (восточными единоборствами).

В 1987 году уверовал в Бога. В 1989-1990 гг. помогал в восстановлении переданного Пермской епархии храма (Успенская церковь) и исполнял послушание пономаря и псаломщика.

Готовился к поступлению на исторический факультет Пермского Государственного университета.

После знакомства с протоиереем Виктором Нориным, ставшим духовником, появляется желание поступить в Духовную Семинарию.

В 1991-1995 гг. – учеба в Санкт-Петербургской Духовной Семинарии.

В 1995-1999 гг. – учеба в Санкт-Петербургской Духовной Академии.

Во время обучения исполнял миссионерские послушания священноначалия Духовной Академии и Семинарии: преподавал в средней школе, выступал с беседами на религиозные темы в различных аудиториях, от Общества слепых до милицейских частей и библиотек.

С 1995 года был автором и ведущим православных передач на радиостанции «ТЕОС». Стоял у истоков создания Православного Молодежного центра «ОКО», который в 1995 году и возглавил.

+ + +

За успехи в просветительской деятельности был награжден почетным знаком св. Великомученицы Татианы (1998);

За личный вклад в возрождение российских духовных традиций Международным Центром Духовного Единения был награжден орденом «Сердце Данко» (2006);

За плодотворную миссионерскую деятельность в деле возрождения Православия Советом общественных организаций Санкт-Петербурга и Москвы и Фондом реализации национальных проектов был награжден Орденом апостола Петра (2008).

За усердные труды во славу Святой Церкви митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром был награжден серебряной медалью Святого Первоверховного Апостола Петра (2012).

За духовное окормление сотрудников Санкт-Петербургского отделения Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков награжден медалью «10 лет ФСКН России» (2013).

+ + +

С 1997 года – чтец Казанского собора Санкт-Петербурга.

В 1999 году рукоположен в сан диакона. Служил в Казанском кафедральном соборе.

В 2000 году рукоположен в сан пресвитера и назначен настоятелем храма свв. Константина и Елены поселка Ленинское (недалеко от Репино).

В 2001 году назначен штатным священником Собора во Имя Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка, где и служит ныне.

В 2010 году возведен в сан протоиерея.

+ + +

Имеет послушание работать на епархиальной радиостанции «Град Петров» и радиостанции «Благодатная Мария».

Возглавляет приходскую Воскресную школу для взрослых и школу для детей.

Преподаёт в Духовной Семинарии и Православном Общедоступном университете.

Автор ряда книг и статей, знакомящих читателя с основами Православной веры.

С 2007 по 2014 год возглавлял сектор по работе с семьей (Отдел по Социальному служению Санкт-Петербургской епархии).

Женат, имеет пятерых детей: Ульяну, Екатерину, Иустину, Арсения, Евлалию.

* * *

Интервью интернет-порталу «Правкнига»

Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Рад возможности обратиться к вам с этих страниц… Благодарен вам за внимание, с которым вы читаете мои комментарии и статьи, надеюсь на дальнейшее наше общение.

Первая книга вашего детства. Помните ли вы ее? Читали ли Вам книги родители?

Родители книги читали. Я вообще очень благодарен моим родителям за то, что нам, детям (нас было двое: брат и сестра), уделяли много времени. Моя младшая сестра, Екатерина Костыркина, – достаточно выдающийся человек. Она матушка, то есть жена священника, причем священника незаурядного, любимого в Перми, отца Сергия Костыркина. Сама Екатерина (она музыкант-педагог) возглавляет главную Пермскую воскресную школу, автор ряда известных методик преподавания детям, педагог высшей категории, имеет много наград в этой области.

Все это я говорю не для того, чтобы рекламировать свою сестру, хотя она этого и достойна, а чтобы показать, что все силы, которые мы вкладываем в детей, потом принесут плоды. Поэтому всегда пользуюсь возможностью поблагодарить родителей за любовь и силы, которые они нам с сестрой дали.

Но первой книги, которую прочитал, я не помню. Читал я стандартный набор книг советского ребенка. Любил книги про Ленина. Всегда в человеке живет тоска по идеалу, а книги про Ильича – это, по сути, то же «житие». У моей мамы сохранились книги ее детства: книги 50-х годов, очень много. Я их любил. И тогда казалось, и сейчас уверен, что книги 50-х – 60-х гораздо качественнее по содержанию и любовней сделаны, чем книжки 70-х – 80-х.

Заставляли ли Вас читать в детстве? Ваши дети читают? Как Вы прививаете им любовь к книге?

До сих пор, как будто это было вчера, стоит перед глазами такой эпизод. Мне 6 лет. Бабушка каждый день садится рядом, и я должен ей вслух читать. Полчаса. А я очень не хочу. И вот я спрятал за диван книжку. Она ищет, ищет ее. И вдруг мне стало смешно. И я расхохотался над тем, как она кряхтит и уже по третьему разу пересматривает ящики серванта, кипу своих газет – не завалилась ли где моя тоненькая книжка «Васюткино озеро».

Бабушка посмотрела на меня – и все поняла. Села и заплакала. Мне так жалко стало ее, жутко жалко. Я бросился ее обнимать, целовать, достал книжку и сел читать. Почему-то мне кажется, что с этого времени я и стал активно и много читать.

Теперь насчет детей. Наши дети читают много и с удовольствием. Конечно, мы и сами даем, и советуем, что читать. Литературу низкого качества не даем. К двенадцати годам средняя дочь прочитала уже практически всю детскую литературу, переходит ко взрослой. Сейчас они с мамой вслух читают Уильяма Голдинга, «Повелитель мух».

С какой книги началось Ваше знакомство с Православием?

Знаете, удивительно, но с… атеистических книг, а первой христианской было Евангелие. Я пришел к Богу в 1987 году.

Сначала я просто приходил в храм, стоял, молился. Это было невероятное ощущение. Те запахи, мелодии песнопений, скрип снега под ногами, когда я шел в храм, стоят и сейчас передо мной, как живые. И тогда я ничего религиозного не читал.

Потом в школьной библиотеке я нашел полочку атеистической литературы. Стал жадно читать, и передо мной открылся новый мир. Очень смешно было, что на божественные цитаты, на эти алмазы библейских и святоотеческих высказываний безбожники нанизывали свои глупые комментарии. По-моему, атеистическая литература в принципе не выполняла свого предназначения. Она могла только «влюбить» в веру, в христианство. Все эти атеистические комментарии просто смешили.

У меня была тетрадка, в которую я выписывал из атеистических брошюр библейские и святоотческие цитаты. Таким образом, у меня создалась антология, подборка прекрасных духовных высказываний, библейских цитат.

В 1988 году папа принес домой «Новый Завет». Это было карманное издание на папиросной бумаге. Просто мой отец – журналист и перед празднованием 1000-летия Крещения Руси он был направлен к пермскому епископу взять интервью. Владыка Афанасий (Кудюк) и подарил отцу «Новый Завет». О, как я обрадовался. Это был просто экстракт мудрости. Я понял, что в этой книжице карманного формата заключено все. Вся мудрость, все, что нужно знать.

Кстати, потом, когда я стал семинаристом, я это издание подарил своей тете. И «Новый Завет» лежал у нее без использования. Тогда я подарил ей другой, а этот выпросил обратно. Переплел его в бархатный переплет, сверху наклеил латунную иконочку, и теперь ношу с собой на требы.

Книга, которая перевернула Ваши представления о вере, Православии

«Перевернула» в каком смысле? То есть, они сначала были одни, а потом стали другие? Такого у меня не было. У меня сразу формировалась четкая православная позиция. Весной 1990 года я познакомился с протоиереем Виктором Нориным, моим духовником. У него было огромное количество журналов, официально издававшихся Русской Православной Церковью, это ЖМП – «Журнал Московской Патриархии» и БТ – «Богословские труды».

Их я и читал запоем, один за другим. Когда я поступил в Семинарию, эти журналы, естественно, были в фонде читального зала. И вот было очень смешно, когда нам давали тему, например, для сочинения и ребята нервничали, где взять материал, а я говорил: «Так, все это есть в ЖМП за 1987 год, и в Богословских трудах за 1963-й год».

Но возвращаюсь к вашему вопросу. Другое дело, что сразу появились авторы, которые были для меня открытием, радостью, находкой. В самом начале моего пути в вере – это протоиерей Александр Мень, митрополит Сурожский Антоний. В 1989-м открыл для себя Ивана Шмелева и выпускное сочинение в 11-м классе писал именно по нему.

Ну, а когда я поступил в Семинарию (в 1991 году), я стал открывать для себя каждый день новые имена.

Автор, который был для Вас открытием (православный и неправославный)

Из православных – это, пожалуй, такие авторы, как: Владимир Лосский, протоиерей Георгий Флоровский, протопресвитер Александр Шмеман, протопресвитер Николай Афанасьев, протопресвитер Иоанн Мейендорф, С. Троицкий («Христианская философия брака»), архиепископ Иоанн (Шаховской), митрополит Вениамин (Федченков), патриарх Сергий (Страгородский), архимандрит Киприан (Керн), протопресвитер Василий Зеньковский, архимандрит Софроний (Сахаров), Сергей Фудель, Иван Ильин, Г.П. Федотов. Это любимейшие мои авторы, знакомство с которыми было праздником.

Из восточных святых отцов, которых я для себя «открыл», это были св. Иустин Философ, св. Григорий Богослов. Из творений русских отцов, пожалуй, потрясением были лишь сочинения св. Феофана Затворника и св. праведного Иоанна Кронштадтского. Позже я полюбил литературу о греческих подвижниках благочестия, из которых особенно люблю святогорских старцев Паисия и Иосифа Исихаста. Из сербских люблю святителя Николая (Велимировича) и преподобного Иустина (Поповича).

Насчет неправославного, тут только одно имя явилось для меня потрясением и находкой: Клайв Стейплз Льюис. Первое, что я у него прочитал, было «Письма баламута».

Автор, с чьими взглядами Вы несогласны (православный и неправославный)

Каждый автор может высказать вещи, с которыми можно поспорить. Кроме, пожалуй, богословов В. Лосского, прот. Г. Флоровского и прот. И. Мейендорфа – это православное богословие высшей пробы.

Скажу, чей духовно-богословский подход мне претит.

В их софианстве и в периодически возникающем в их сочинениях экзальтированном и надуманном психологизме и магизме – отец Павел Флоренский и протоиерей Сергий Булгаков, при том, что в остальном я люблю этих богословов;

Это псевдостарцы, типа отца Рафаила (Берестова);

В немудрых крайностях – священник Георгий Кочетков.

В противоположных немудрых крайностях – псевдоборцы с ИНН, глобализацией, Антихристом, экуменизмом и проч.

Но еще больше мне претит равнодушие многих пастырей, которые, кое-как отслужив службу, прячутся в своих квартирах и живут обычной мещанской жизнью.

Из церковной беллетристики мне не нравится Майя Кучерская, с ее иронией над церковными реалиями, на которую она не имеет никакого права. Если «Чтение для впавших в уныние» еще терпимая книга, то «Бог дождя» – просто бессмысленная.

Покоробила книга Елены Чудиновой – «Мечеть парижской Богоматери». Недопустимое хамство. Не понравилась книга Юрия Вяземского, «Сладкие весенние баккуроты» (фантазирование за Христа и апостолов – кто что подумал и сказал…)

Читаете ли Вы современных православных авторов? Можете назвать самых ярких представителей?

Читаю, конечно. Из богословов и современных церковных деятелей – это Святейший Патриарх Кирилл, архиепископ Иларион (Алфеев), протодиакон Андрей Кураев, протоиерей Максим Козлов, преподаватели наших Духовных Академий; из Петербургской, например, это четыре имени: архимандрит Ианнуарий (Ивлиев), архимандрит Августин (Никитин), протоиерей Георгий Митрофанов, протоиерей Александр Сорокин.

Если говорить не о богословах, а о беллетристике, то из запомнившегося – это авторы: прот. Николай Агафонов, Олеся Николаева, Юлия Вознесенская, игумен Иоанн (Экономцев), «Записки провинциального священника», протоиерей Ярослав Шипов, Вероника Эрикссон, пишущая под псевдонимом Антоний Федоров. Недавно прочитал книгу княгини Натальи Урусовой «Материнский плач Святой Руси» и был ошеломлен этим замечательным сочинением.

Ваша настольная книга?

Такой книги нет. Для подготовки к проповеди – одно, для лекции – другое, для себя лично – третье. Что я люблю читать для души? Святоотеческие книги, богословские, исторические. Для отдыха – книги, в которых раскрывается внутренняя жизнь человека. Вот мы знаем какого-то деятеля, богослова, святого. А что он на самом деле думал, что его волновало, беспокоило… Через это, конечно, человек становится ближе. В этом отношении отмечу дневники протопресвитера Александра Шмемана. Со многими вещами несогласен, но за строкой видишь живого, незаурядного человека. И начинаешь лучше понимать богословие отца Александра, его книги.

Несколько лет стартовал совершенно уникальный проект: издание дневника отца Иоанна Кронштадтского. Без купюр, а именно таким, каким этот дневник был написан. К сожалению, работа идет медленно, на сегодня вышло всего несколько томов, обнимающих несколько лет дневника. А всего отец Иоанн вел дневник 60 лет! Но со страниц этого дневника мы видим живого человека.

Первая написанная Вами книга? Как родилась идея ее издать?

Это сборник статей о православной вере, переросший в книжную серию, изданную издательством «НЕВА – ОЛМА ПРЕСС» в 2002 году. Из больших книг – это «Таинство вхождения в Церковь» («НЕВА – ОЛМА ПРЕСС», 2002. 480 страниц).

Как долго шла над ней работа?

В 2000 году я был рукоположен в сан священника и назначен настоятелем храма свв. Константина и Елены в поселке Ленинское (под Репино, 60 км от С.-Петербурга). Конечно, я стал работать с прихожанами, служить, совершать требы. В частности, самым популярным было Таинство Крещения. В этих районах никогда не было православного храма (сначала финская территория, потом советская). И многие люди не были крещены, но, когда появился храм, они решили, что настал тот самый момент, когда надо идти в церковь. Но при всем том деревня спивалась, люди очень деградировали.

И вот, прежде всего для них, я перевел чин Крещения на русский язык и крестил по-русски. А потом, скорее для себя и для других молодых священников, моих друзей, стал писать заметки об обряде Крещения, об истории чина, поместил перевод чинопоследования Крещения на русский язык и т.д. Так это выросло в книгу.

А эта книга доступна в интернет-варианте?

Я думал о ее размещении. Но в том виде, в каком она вышла первым изданием, ее размещать нецелесообразно. Это может быть интересно только священникам, людям, специально занимающимся этой темой. Сейчас я ее перерабатываю. Это будет ряд бесед, в каждой из которых затрагивается какой-то аспект, связанный с Таинством Крещения (отречение от сатаны, помазание Св. Миром, обряд пострижения волос и проч.). И эти беседы будут построены таким образом, чтобы побудить нас мысленно и душевно пережить свое Крещение, Крещение, которое над нами когда-то было совершено. То есть эта книга поставит нас перед теми обетами, которые мы (или за нас крестные) дали Богу, напомнит о том вызове сатане, который мы бросили, когда в свое время пришли креститься. В идеале я хочу, чтобы книга для нас стала поводом переосмыслить свою христианскую жизнь и многое в ней поправить.

Какие книги Вы еще пишете?

Это книга с рабочим названием «Знать и понимать Божественную Литургию». В книге шаг за шагом рассказывается о Литургии – самом важном богослужении Церкви. Я покажу, как развивался чин Литургии, все эти знакомые нам и дорогие элементы: Херувимская, Вход и проч. В книге использованы как самые современные научные изыскания по этому вопросу, так и святоотеческие. Причем они не отменяют друг друга, а взаимодополняют.

Другая книга, очень нужная нашим верующим, называется: «Как правильно исповедоваться». Как наладить свою духовную жизнь? как бороться с грехами (практические советы)? какие подводные камни нас ожидают, когда мы начнем духовную жизнь?..

Еще одна книга – с рабочим названием «Таинства: Истина и предрассудки». Мы знаем, что в Церкви существует 7 Таинств, этих пунктов встречи человека и Бога, узелков, которыми связываются человеческие судьбы с Богом.

Но правильно ли мы понимаем Таинства? Не произошло ли в истории некоего искажения в отношении к Таинствам? Какие предрассудки связаны с Таинствами и что есть подлинное православное учение о Таинствах? Вот об этом книга.

Есть еще ряд идей, но пока о них говорить не будем. Книги, о которых я сказал, написаны более чем на 50%. Проблема во времени, чтобы их закончить.

Любимый книжный магазин в Санкт-Петербурге (светский)?

Любимых магазинов нет, просто потому, что, стоит мне захотеть достать какую-то книгу, ее в магазинах не найти. Приходится искать по интернету.

Из тех магазинов, в которых хоть что-то можно найти интересное, это «Дом книги» на Невском и магазин христианской литературы «Слово» на Малой Конюшенной, дом 9.

Бумажные книги отмирают, им на смену придут электронные книги, интернет вытеснит прессу и книгу: согласны вы с этими мнениями? Почему?

Так я считал 10 лет назад. Тогда стали появляться первые интернет-книги, организовывались сайты журналов, газет… Году в 98-м я читал, что создан электронный аналог бумаги, которая скоро вытеснит собственно саму бумагу.

Но время показало, что все не так просто…

За эти годы наметилась определенная тенденция в отношении бумажных и электронных носителей информации.

Сегодня очевидно, что все новости должны иметь именно электронный формат. Это оперативность, возможность размещения фотографий, видеоматериалов, выход на сайты, которые освещают события параллельно, и многое другое.

Электронными также должны быть словари, энциклопедии, справочники и т.д.

Но подлинная литература – богословская, художественная – заслуживает того, чтобы получить физическое воплощение. Общение с книгой – это именно общение. Ты берешь книгу в руки, листаешь страницы, вдыхаешь запах бумаги и краски, делаешь закладки, пометки… Это воздействие книги на всех уровнях сознания. Это своего рода дружба с книгой. И к хорошей книге (и хорошо изданной) хочется возвращаться вновь и вновь.

Нужна ли цензура в православном книгоиздании? Почему?

Цензура обязательно нужна. Так много людей глупых, некомпетентных, прельщенных… Как же можно всем им давать одинаковое право голоса?..

Возьмем для примера интернет. Тут (на форумах) имеет право высказаться каждый. А теперь скажите: из всей этой массы комментариев разных людей сколько мы найдем подлинно ценного, православно-аутентичного, хотя бы просто мудрого? Боюсь, крупицы.

Вот так и в литературе. Если бесконтрольно позволить издавать любую литературу, то книжный рынок наводнят житийные апокрифы, какая-то макулатура. Если в отношении светского «чтива» мы понимаем, что это, может быть, умственно вредно, но не катастрофично, то тут в опасности бессмертная душа читателя. Начитается человек псевдоблагочестивых апокрифов, в стиле книги «Старец Иероним» (автор-составитель А. Е. Жоголев), и его душа пойдет по неправильному духовному пути.

Цензор XIX века, профессор Московской Духовной Академии П. С. Казанский, писал, что такая проблема была и в его время: «Чаще издаются повести, полные самых странных чудес, одним словом, духовные романы о мытарствах, жития Андрея Юродивого, Иоанна Новгородского и т.п. Все эти сочинения представляются большей частью безграмотными. Сколько приходилось исправлять или останавливать книжек, направленных к распространению суеверных понятий в народе… Ругатели духовной цензуры знают ли эту неустанную службу цензуры духовному образованию народа?» (Переписка проф. МДА П. С. Казанского с А. Н. Бахметовой. Письмо от 8.2. 1868 //У Троицы в Академии. 1814-1915. М., 1914, С. 525).

Даже в XIX веке, когда люди в массе своей были религиозно грамотны, была опасность наводнить книжный рынок подделками, что уж говорить про нынешнее время, когда люди и книгоиздатели не разбираются в богословии.

…Некоторое время назад ко мне в храм пришел поговорить человек. В конце 1980-х – начале 1990-х это был директор крупного издательства. Тогда он увлекся верой, потом охладел, сейчас с трудом возвращается к Церкви. И вот этот человек рассказал, как их издательство «открыло» читателю иеросхимонаха Серафима (Роуза). Сегодня это имя не столь популярно, но в свое время его книги наводнили православные книжные лавки. Отец Серафим, человек искренний, но неофит, человек, неглубоко знакомый с православным богословием, писал книги жесткие, бескомпромиссные, строгие. Многим казалось, что, раз они строгие и непримиримые к любому инакомыслию, это и есть истинное православие. Но это была отнюдь не православная литература. Может быть, православная, но не кристально православная.

Люди, говоря светским языком «раскрутившие» имя отца Серафима, хорошо на этом заработали, но им было все равно, что издавать. Потом они стали издавать книги об экстрасенсах, НЛО и т.д.

Вопрос не в том, что я как пастырь должен сказать кающемуся издателю, который вернулся, наконец, к Православию. А в том, что все эти книги сформировали у многих людей базисные представления о православной вере… И эти представления отнюдь не безупречны.

Как я вижу православную цензуру? В каждой епархии – человек 10-20 авторитетных богословов, пастырей, наделенных от епархиального епископа полномочиями допускать книгу к изданию и ставить на нее гриф: «Издано по благословению Высокопреосвященнейшего…», или с иным благословением.

Естественно, что владыка физически не может просматривать книги, чтобы давать свое благословение на их издание. Но создать комиссию авторитетных и известных людей, каждому из которых могут поручаться книги на рассмотрение, – вполне реально. Собственно, так это было до революции.

Псевдоправославная литература, фальсификации благословений, мимикрия под православную литературу: встречались с таким явлением? Как с этим бороться?

Каждый из затронутых вопросов обширен и важен. На лотках книжных магазинов немало книг, которые никак нельзя назвать православными. Почему?

Обман

Есть издатели, которые «честно обманывают» читателя. Например, находят пишущую женщину, которая стряпает книги под общим названием: «Православный лечебник». И запускается серия: «Лечение свечой»; «Лечение через святых»; «Лечение мощами» и т.д. Или серия: «Великие святые». То есть это книги в ярких обложках, с обязательной навязчивой и аляповатой православной атрибутикой. Материал собран из интернета, плюс какие-то безумные мнения самого «автора». Однажды в Петербурге я на лотке увидел из подобной серии книгу про блаженную Ксению. Мне стало интересно, что авторы (а часто автор скрывается под псевдонимом, так что бесполезно искать виноватого, свое имя он не «засветил») написали. Три четверти книги были случаи, беспорядочно собранные из интернета. А далее пошли глупости про контакт с космосом, про экстрасенсорные возможности св. Ксении и проч.

Такие книги продаются в метро, на лотках, в книжных магазинах… Их легко узнать по китчевой обложке.

На кого это рассчитано? На обывателя, который интересуется верой, но в вере ему интересен, прежде всего, практический смысл. Как исцелиться, как заручиться помощью Ангелов Хранителей и проч. Подлинная вера, вера как труд по преображению души такому читателю не нужна.

Благочестивая мистификация

«Да не будет мне лгать на святого». Это выражение принадлежит святителю Димитрию Ростовскому. Великий пастырь, как известно, трудом своей жизни сделал составление житий святых. И вот по ходу работы святитель Димитрий встречался с какими-то подробностями совершенно невероятного, легендарного характера. Как поступить с этим? Проверить. А если никак не проверить? Опустить – или привести, но дать толкование?.. Святитель Димитрий испытывал много трудностей в своей работе, но девизу своему старался быть верным.

Эта проблема подкарауливает каждого, кто пишет о святых, подвижниках, чудесах. Сам я в своем дневнике постоянно колеблюсь, описывая тот иной рассказ прихожанина, воспоминание о подлинных словах которого притупилось. И всегда есть соблазн приукрасить в сторону большей чудесности. Но стараюсь, руководствуясь советом св. Димитрия Ростовского, держаться золотого пути – честности. Если нет возможности привести подлинные слова, я воспроизвожу историю максимально, как могу, подлинно. Потом перечитываю. И смотрю: не погрешил ли в сторону большей чудесности? Если кажется, что приукрасил, переписываю, руководствуясь состоянием души, тем впечатлением, которое на меня произвел этот разговор, то или иное событие. То есть, в каких-то словах я могу невольно соврать, но атмосфера, дух, состояние передаю точно.

Но я знаю людей, которые, видимо, вдохновляясь иезуитским лозунгом «цель оправдывает средства», сознательно фабрикуют чудеса.

…Однажды я сидел на кухне протестантской радиостанции «Теос». Время моей передачи «Православная беседа» еще не настало. Эфир вел пастор какой-то протестантской конфессии. Я с другими пасторами пил чай и разговаривал на душеспасительные темы. А на кухне был радиоприемник, который транслировал передачи радио «Теос». Вдруг слышу, как пастор рассказывает о чуде, совершившемся в его общине, на собрании. Это было что-то невероятное, слепой человек прозрел. Пастор говорит: «Если вы, братья и сестры, можете вспомнить о чудесах, совершившихся на службах в нашей общине (предположительно назовем эту общину «Источник жизни»), то звоните нам». И тут шквал звонков и невероятные свидетельства о чудесах.

Я спрашиваю пасторов: «Это что, действительно, у них там происходит?..» Они смеются: «Да нет, это рекламная акция. У них в общине действует принцип: “для обращения в веру все хорошо”. Можно и приврать… Вот назначенные люди и звонят и придумывают…»

Расскажу про чудо, «созданное» православными писателями на моих собственных глазах.

Моя хиротония во священника состоялась в день весеннего Николы в 2000 году. После службы был крестный ход. Владыка митрополит освятил колокольню. В это время над колокольней стояло солнце (собственно, было около полудня). Мы все это солнце видели, оно было обычным.

Настоятель в поздравительном слове сказал, что владыка был как солнце для храма и вот солнце само пришло к нам и стояло над колокольней.

Владыка в ответном слове с добрым юмором сказал, что счастлив, что и солнце пришло к нам на праздник…

На обеде кто-то из батюшек идею поддержал и сказал, что солнце играло над колокольней.

Где-то через год я в православной газете прочитал, что вот, в такой-то день, солнце появилось над колокольней собора и необычно себя вело.

Через несколько лет в солидной книге о чудесах 21-го века (изданной, естественно по благословению) я читаю, что в день освящения колокольни N-ского собора (речь идет о том соборе и том дне, когда меня рукополагали) произошло небывалое чудо. Солнце появилось над колокольней, сияло необычными лучами, у него появилось даже что-то вроде короны. Это отметили все священники, об этом даже высказался митрополит.

Уверен, что, как в игре в «испорченный телефон», здесь нельзя и не нужно искать виноватых. Просто это иллюстрация к тому, что не все и сразу следует принимать. Особенно, если это идет вразрез с Преданием Православной Церкви.

Наглая мистификация

Если есть «благочестивая» мистификация, значит есть и злая мистификация. Этим грешат светские СМИ. Им все равно, что пойдет в материал, лишь бы поскандальней и поострей. Задача: зацепить читателя. Ладно, когда это читаешь в рассчитанных на свою аудиторию «МК», или «КП», но ведь это попадает и в православные брошюры, книги…

Вот, например, «раскрутка» безвременно почившего отрока Вячеслава Крашенинникова в Челябинской епархии. Его мама, В.А. Крашенинникова, – автор книги воспоминаний, озаглавленной «Чудеса и предсказания отрока Славика». На сегодняшний день вышло 5 книг о «святом отроке Славике».

Священники городка, в котором жил отрок Вячеслав, говорят о том, что возникла даже секта «славиковцев», которая находится в оппозиции Московской Патриархии. Что это? Сумасшествие мамы, или коммерческий расчет? Кое-какие рассказы людей, знающих ситуацию, позволяют предположить, что второе.

То же, например, пишут про старца Николая Гурьянова. Вот, говорят, старец почитал Григория Распутина, икона которого была у него в келье, и проч.

В последнее время истерию определенных заинтересованных кругов погасили статьями на этот счет, но… кое-кто еще наживется на этих баснях. Но неужели можно так врать? – спросит иной благочестивый читатель…

То, что это басни, позволяет мне говорить хотя бы то, что я лично был четырежды у отца Николая Гурьянова. Дважды в келье, причем один раз долгое время. Мы сидели под иконами старца и говорили на разные темы. Я внимательно рассмотрел его иконы и иконочки. Никаких портретов Григория Распутина там не было – все православные святые. А потом я вижу в журналах фотографии этого же иконного угла, где закреплен портрет Григория Распутина. Я допускаю, что девяностолетний старец мог, по любви ко всякой твари, пришпилить эти карточки (я был в келье за несколько лет до смерти старца) в самые последние годы жизни, но ни о каком сознательном почитании Распутина речи не может быть.

Несомненно, что эти слухи распространяют люди, которые хотят сделать «свой бизнес» на имени старца Николая.

…Осенью 2000 года я поехал на Залит с духовной дочерью, которая металась и говорила, что разобраться в ее судьбоносном вопросе ей может помочь лишь старец.

У домика дежурили нанятые молодцы из охраны. Оплачивали их монахини, которые якобы келейничали у отца Николая. К отцу Николаю нас не пустили. Предложили написать письмо, но было известно, что сами эти келейницы и отвечают на письма, не отдавая их о. Николаю.

Мы пошли в храм, и священник с грустью рассказал нам, как недавно сделал попытку причастить отца Николая. И эти монахини его не допустили. А когда он стал настаивать, просто спустили на него собак. «И как я со Святыми Дарами от собак убегал, вспоминать не хочется…»

При жизни отца Николая было очевидно, что какие-то люди взяли его «в оборот». Мы предполагали, что их задача – после смерти отца Николая использовать его имя в собственных целях. Открыть на острове своего рода паломнический центр, наживаться на имени старца.

Надо сказать, что благодаря четкой позиции архиепископа Псковского Евсевия это им не удалось, эти люди были изгнаны с острова.

Прелесть

Православный человек знает, что это славянское слово означает «обман». Чаще всего мы встречаемся с самообольщением, или прелестью, книгоиздателей, авторов. Они склонны свое мнение, свое видение считать подлинным, верным, даже если оно расходится с мнением Церкви. В статье отца Андрея Кураева «Проповедь о порче вместо проповеди о Христе, или второе пришествие апокрифов» приведено много примеров подобной прелести. Из авторов, пришедших на ум в первую очередь, вспомню Анну Ильинскую. В ее небезынтересных, кстати, книгах мы можем неожиданно встретить прямые ереси, крайне субъективные мнения и очевидные глупости (например, что души умерших христианских младенцев становятся Ангелами, а души некрещеных – бесами). Почему бы перед изданием книги просто не проконсультироваться с человеком, имеющим богословское образование?..

Вот вы в вопросе упомянули выражение «фальсификация благословений». Читателю будет трудно в это поверить, но есть издатели, которые с циничной улыбкой ставят на книги своего издательства благословения владыки, не имея это благословение. В Петербурге одно издательство до сих пор ставит благословение С.-Петербургского митрополита Иоанна, который почил в 1995 году. Я спросил недавно редактора, почему он это делает, а тот ответил: «Владыка Иоанн благословил нас и сказал, что нам доверяет. Вот мы и издаем книги под его благословением». То есть, по-видимому, доверие действует вечно…

Другой издатель просто аккуратно ставит благословение епископа на свои книги, но на самом деле его вообще никто не благословлял.

Всегда и всем говорю, что благословения благословениями, а лучше всего доверять именам авторов. Известны великолепные православные авторы, вот эту литературу и следует читать в первую очередь.

Достаточно ли издается православной литературы? Какой литературы ощущается недостаток: святоотеческой, миссионерской, детской православной и т.д.?

Всей вышеперечисленной. Святые отцы Православной Церкви переведены на русский язык на 10%. Если несколько лет назад еще какая-то работа в этом направлении шла, то сегодня даже на православной книжной ярмарке новый перевод святого отца не встретишь. Может быть, в этом виноваты и мы, верующие. В некоторых православных книжных магазинах продаются книги святых отцов выпуска десятилетней давности, при том, что тираж был несколько тысяч экземпляров. «Гомилии» святителя Григория Паламы, издания 1995 года, тиражом в 5 тысяч экземпляров, до сих пор лежат во многих магазинах. То есть, за 15 лет не нашлось даже 5 тысяч православных россиян, которым было бы нужно купить книгу одного из самых великих отцов Церкви…

Что же делать? В этом отношении исключительно смелое и удачное решение предложило издательство «ДАРЪ». Это выпуск антологии святых отцов по темам. Берут святого отца и по алфавиту: Ангел, Антихрист и т.д. – делают из его сочинений выписки. Так, например, святого Иоанна Златоустого читать мало кто будет (все эти 15 толстенных томов, переведенных с отнюдь не легкого Златоустовского слога на дореволюционный). Ну, а святого Феодорита Кирского так точно читать не будут. А тут один большой том (или два), в который входят лучшие моменты из творений святого отца по темам.Это нужно любому христианину, и уж во всяком случае – священнику, который сможет по этим книгам прекрасно готовить проповеди и беседы.

Что касается миссионерской литературе, то тут тоже книг не так много, как требуется. Тут вне всякой конкуренции протодиакон Андрей Кураев, протоиерей Олег Стеняев и Александр Дворкин.

Ну, а насчет детской православной – так вообще пробел. Не назову никакого автора настоящей детской православной литературы. Для подростков еще подойдет Юлия Вознесенская, а для маленьких детей… Впрочем, есть хорошие образцы светской художественной литературы, в которой говорится о темах любви, порядочности, добра и проч., то есть о христианских вещах. Для всех детей всегда рекомендую Клайва Стейплза Льюиса «Хроники Нарнии». Это любимая книга наших детей и одна из моих любимейших.

Отец Константин, Вы ведете активную просветительскую деятельность: руководите сектором по работе с семьей, преподаете в Православном университете, в воскресных школах, сотрудничаете с радиостанциями, ведете свой сайт в интернете. Как Вы находите время, чтобы еще и писать книги?

Времени всегда мало, но нужно его стараться находить.

Если позволите, приведу выдержку из моей статьи, написанной для газеты «Православный церковный вестник»:

«В чем сложность работы? Для меня – в отсутствии свободного времени. Для многих священников нехватка времени – самое сильное препятствие, но работать на этом направлении все же нужно.

Вкладывать силы в проповеди, лекции, статьи, которые будут звучать, трубить на весь мир – поверьте, благодатней, чем заниматься тем же, но в рамках своего прихода.

Три года назад был издан замечательный «Дневник» протопресвитера Александра Шмемана. Батюшка на его страницах постоянно жалуется на нехватку времени, на невозможность осуществить прекрасные литературные и богословские проекты. Но специалисты, занимающиеся модной ныне темой – «планированием времени», отмечают, что о. Александр просто… не умел правильно планировать свое время. Это, кстати, беда многих пастырей.

В какое-то время отключать телефон (мы же во время молитвы или богослужения не бежим к трубке), не давать суетным и мелким делам полностью поглощать нас, привлекать современные технологии (те же диктофоны) и привлекать деятельных прихожан к расшифровке звуковых файлов – как минимум это поможет нам удачнее и продуктивнее осуществлять катехизаторское служение.

Час-два в день для чтения, писания, творчества всегда можно высвободить. Для меня чаще всего это время, когда уложены дети (с 22.30 вечера до 00.30)».

На самом деле очень важно стараться правильно планировать время. Тогда час-два в день для работы почти всегда можно найти.

Одну из Ваших книг, «Вселение и изгнание диавола», Вы написали совместно с Вашей супругой, Елизаветой. Должно быть, она помогает Вам в Ваших трудах? Есть ли у Вас другие помощники?

Она не помощник, а равноценный участник моего миссионерского служения.

Вообще это великая радость – иметь в жене единомышленницу. Всякий человек должен жениться на том, с кем у него есть душевное единство и единомыслие. Тем более человек, который собирается стать священником, должен в будущей супруге видеть помощницу в его деле. Божьем деле проповеди, катехизации.

Моя супруга имеет образование востоковеда, а сейчас получает второе – психолога. Это нужно потому, что очень много людей, к примеру, из моих прихожан, нуждаются в помощи профессионального психолога. И я часто не могу помочь людям с серьезными психологическими проблемами.

Я не говорю про воспитание ею детей, это тоже подвиг, вся наша детская воскресная школа, все эти беседы, проекты, достаточно известные для интересующихся людей, – все держится на Лизе.

Первая наша совместная книга называлась «О молитве» и была выпущена в 2002 году. Это хорошая книга, мы потратили на нее все лето 2002 года. Попутно, за неделю, была написана небольшая книжечка «О вселении и изгнании диавола».

Потом начались болезни и скорби, от которых мы передохнули лишь в конце 2007 года. И сегодня мы с Лизой заканчиваем большую и, по-моему, очень интересную книгу о воспитании детей в православной вере.

Как воспитать христианина в нашем безумном мире с размытыми нравственными критериями? Как научить любви к молитве, как приучить к причастию, привить любовь к литературе, искусству?..

Словом, как вырастить настоящего воина Христова.

Эта книга пишется специально по заказу издательства ДАРЪ, и, я думаю, будет очень и очень полезной православным читателям.

Из совместных с супругой проектов, которые, если Богу угодно, мы собираемся осуществить в ближайшее время это:

Написание антологии: Православное чтение для детей. Что читать ребенку на ночь, что вообще читать?

Написание курса наших уроков по Закону Божию, так, чтобы каждый педагог мог это использовать, более того, в каждой семье эти уроки можно было бы провести для своих детей.

Редактирование книги про детей Евангельского времени, встречавшихся с Иисусом Христом, живших в то же время, сталкивавшихся с теми вопросами, что волновали людей времен Иисуса и, конечно, актуальных и для нас. Эти беседы были наговорены нами на уроках Закона Божьего для детей (2004–2007 годы). Сейчас расшифрованы, но перед публикацией их нужно поправить. Эта книга будет уникальным чтением для детей, погружающим их в мир Евангелия, той культуры, той жизни… Причем герои книги – обычные еврейские дети, трое друзей: Лия, Фамарь и Овид. В результате знакомства с нашими героями мир Евангелия станет для ребенка близким и понятным.

Не могли бы Вы рассказать историю возникновения книги «Жизнь, написанная от руки»? В основу ее действительно лег Ваш личный дневник?

Естественно, мой личный… Знаете, с чего начался мой дневник как таковой? С записи от 21 июня 2005 года. До этого какие-то обрывочные записи делались. Но вот в этот день я ехал в другой город, на рейсовом автобусе. Шел дождь, и я смотрел в окно. На людей, на природу… сквозь стекло в потеках дождевых капель. Я обдумывал то, что произошло, что ждет. И поймал себя на мысли, что очень многое из того драгоценного, что мне давал Господь, ушло, так, что и не вспомнить. Подумал, что, если Бог даст мне прожить еще какое-то время и даст быть свидетелем удивительных случаев, чудес, жизненных ситуаций, то неужели и это должно пропасть?.. И я решил записывать.

Упрекают, что в дневнике нет острых моментов, критики священноначалия. Дело в том, что я к сплетням, осуждениям и злым зарисовкам отношусь однозначно, мне очень близок совет Христа: Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними.

Сегодня сделал ошибку один христианин (священник ли, епископ). Завтра оступлюсь я. Но пастырский опыт показывает, что оступившийся человек кается и исправляется. А моя запись о чьем-то грехе останется навсегда. То есть она всегда будет соблазнять и смущать людей, даже если имя виновника не было произнесено. И я, получается, буду причиной того, что человек споткнется в вере, смутится, может быть, разуверится… А ведь сказано Христом: А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море.

Недавно один известный богослов во всеуслышание заявлял о подробностях смерти Святейшего Патриарха Алексия. Зачем? Не так ли, как один блоггер остроумно высказался: «Эта тайна отцу N. не давала спать, хотелось со всеми поделиться…»

Есть вещи, которые хотя бы для того, чтобы не смутить людей посторонних, вообще нельзя выносить на свет. Нельзя и не нужно. Для чего вести дневник? Чтобы сплетничать, чтобы осуждать? Или чтобы свидетельствовать о дивном действии Божием среди нас, недостойных?

Как родилась идея издать эту книгу?

Когда я начал делать заметки, я не думал о скором издании. Может быть, думал, я, это произойдет лишь через много лет, и то выборочно. Но после того, как дневник был размещен на сайте, поступило предложение от издательства ДАРЪ об издании. Думаю, это был эксперимент, имевший целью узнать, как примут православные читатели подобный формат сочинения.

А сейчас подобный дневник Вы ведете? Будет ли продолжение у первой книги?

Дневник он и есть дневник, а не книга. Поэтому он ведется постоянно. С новыми частями можно ознакомиться на моем сайте.

Как всегда, стараюсь записывать только то, что откликнулось в душе, как-то задело. Обычно размещаю новые большие части два раза в год.

Некоторые люди говорят: «Вот, читаем ваши записки, у вас жизнь насыщенная, не то, что у нас». Знаете, я как любитель занимаюсь фотографией. И скажу, что фотографическое чувство воспитывается. Выпусти на улицу, на одну и ту же, в одно и то же время просто человека с фотоаппаратом – и фотографа. Первый не принесет никаких интересных фотографий. Ну, улица, ну, люди… Второй что-то такое подметит и снимет, что будешь удивляться.

Вот также и с дневником. Наблюдательность, внимательность надо развивать. Присмотритесь к тому, что с вами происходит, как вы на это реагируете, как это отзывается в душе… Мой друг, отец Н., недавно ставший священником (я о нем писал в Дневнике: 21.11.2008; 18.12.2008), как-то говорит: «А я вот не знаю, о чем писать…» «Как не знаешь? Разве в тебе не происходит переоценка каких-то вещей, с тех пор как ты стал пастырем? А что-то, что тебя удивило, поразило, что открылось… А то, как ты день ото дня все четче формируешь свое пастырское мнение по каким-то вопросам… Какие-то новые радости или огорчения… Как, – говорю отцу Н., – нам было бы интересно увидеть через твои записки процесс формирования пастыря…»

Но это к слову. Думаю, что, если у человека есть потребность писать, проговорить что-то на бумаге, излагая свои мысли, переживания, всегда можно найти формат, полезный не только для тебя самого, но и для того, кому твои записки могут послужить для назидания.

В последнее время многие священники взялись за перо. Издаются не только богословские и публицистические книги, написанные клириками Церкви, но и их литературные труды: повести, рассказы, стихи. Чем, на Ваш взгляд, можно объяснить подобный интерес к творчеству?

Знаете, дневники и мемуары появились не только в последнее время. Я слышал, что появление записок священников как-то соотносят с модной блоговой культурой. Не вижу ничего общего.

Если обратиться к дореволюционным временам, то в богословских и исторических журналах публиковалось много произведений с названиями вроде: «Записки протоиерея Михаила N»; «Из воспоминаний священника Б. О-вскаго» и т.п. У меня есть дома замечательная книга, собственно, кандидатская диссертация одного современного историка на тему: «Русский пастырь». Книга написана исключительно по запискам, дневникам и мемуарам русских православных священников 19-го столетия.

Так что это явление не новое.

Другой вопрос, какие психологические механизмы побуждают человека писать дневник? Недавно на радио «Град Петров», на котором я веду передачи, состоялась дискуссия, посвященная вопросу: зачем вел дневник отец Александр Шмеман? Желал ли он публикации своих записок?

Сколько бы и кто об этом ни говорил, сошлись на том, что этого мы не знаем. Этого не знает даже друг отца Александра Никита Струве. Но отец Александр говорит в одной своей записи вот что: «Touch base [соприкоснуться с самим собой] – вот в моей суетной жизни назначение этой тетради. Не столько желание все записать, а своего рода посещение самого себя, “визит”, хотя бы и самый короткий. Ты тут? Тут. Ну, слава Богу. И становится легче не раствориться без остатка в суете».

Лично я свои записки начинал из других побуждений. Как пишу я в предисловии к дневнику: «Однажды я поймал себя на мысли, что за те годы, что я служу священником, я был свидетелем множества потрясающих историй, событий. Многое, очень многое из прочитанных книг, из продуманного как-то отозвалось в душе… И все это забылось, ушло, потому что жизнь не стоит на месте. На смену сегодняшним впечатлениям, мыслям завтра придут другие, и то, что взволновало сегодня, – забудется. И я решил записывать все то, что меня взволновало, запомнилось, о чем думалось. Так родился этот Дневник…» То есть это для меня самого было копилкой моих мыслей и чувств.

Конечно, каждый пишет заметки или ведет Дневник из своих соображений, но если сказать о чем-то одном, объединяющем, то, может быть, это то, что некоторым людям, привыкшим работать с текстами, важно письменно проговорить, оформить свои мысли. Для себя самих в первую очередь.

Какой из Ваших просветительских проектов Вы считаете наиболее удачным?

Я думал над тем, что из, как Вы удачно выразились, «просветительских проектов», приносит больше пользы. Книги воздействуют на умы того количества читателей, каким тиражом они вышли (так было в до-интернетную эру). Значит, это 5–10 тысяч. Христианское радио объемлет тоже несколько тысяч человек, но тут прозвучавшее слово скоро из сознания улетучивается. Нехристианское радио, где тебе дадут выступить 15 минут, касается большего количества людей, но тут другая аудитория. Задумаются над сказанным едва ли 5%, а на следующий день останется ли и у этих людей что-то в душе и голове?..

Идеальным средством проповеди вижу интернет. Он позволяет хранить и предоставлять любому желающему все форматы моей пастырской и просветительской работы: книги, статьи, фотографии, переписку с читателями, аудиолекции и аудиопроповеди… Но об этом я подробно рассказал в статье «Зачем пастырю нужен свой интернет-сайт».

Нам было бы очень интересно услышать Ваши советы и замечания по поводу работы нашего портала

Это один из любимейших моих порталов. Замечательный дизайн, огромная информативная база… Пожелание может быть лишь одно: продолжать развиваться в том направлении, которое администрация портала предприняла.

Что бы Вы пожелали нашим читателям?

Я счастлив, что у этого портала, как и у многих других, много заинтересованных посетителей. Если позволите, я бы сказал, что вообще могу пожелать посетителям христианских сайтов:

Не сообразуйтесь с духом века сего

Давайте следить за культурой общения. Меня лично коробит, когда читатели присылают на сайт письма с использованием хамских, вульгарных выражений. Мы, пастыри, всегда говорим на исповеди кающимся в нецензурной речи, что эти выражения наносят вред нам самим, нашей душе. Как когда мы осуждаем кого-то или ненавидим, душу разъедает чернота, тьма, так и в отношении грубых высказываний. Наша душа вульгаризируется, лишается богоподобной лепоты и чистоты.

Пусть мир сей высказывается, как хочет. Мы, христиане, должны воспитывать свою душу. И стараться делать так, чтобы ни одно наше слово или выражение не ранило, не покоробило ближнего. Будем помнить слова Спасителя: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36-37)

Не только слова…

Помните, как Спаситель после Преображения сошел с горы и к нему приступил отец несчастного бесноватого мальчика с просьбой помочь и исцелить сына. «Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час» (Мф. 17, 15-18).

Не думали вы над тем, к кому Спаситель обратил горькие слова упрека: О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас… Думаю, не к Своим ученикам. Род – значит народ. Ученики – это те из всего народа, кто не был неверным, развращенным и хитрым. Ученики – это те, кто все оставил и последовал за Иисусом.

А вот большинство евреев как раз были именно такими. Потребительство в отношении ко Христу, любопытство… но не больше. Почему отец мальчика сам не предпринял ничего для спасения сына? Почему не пошел за Иисусом, не поддержал Его, где мы с этим отцом еще встречаемся? Был ли он рядом, когда Спасителя мучили и смеялись над Ним? Получил и ушел. Я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить… При чем тут ученики? А ты сам?

Это лишь эпизод, который хорошо характеризует определенное умонастроение: обратиться ко Христу лишь для того, чтобы что-то от Него получить.

Некоторые христиане (а среди них и посетители сайтов), кажется мне, ведут себя в русле поведения вот этого отца. Религия нужна им лишь для практической пользы. Или для умственной утехи. А хочется спросить: а что ты, именно ты сделал для Бога?

Мы здесь много говорили о моем пастырском дневнике. Приведу одну из самых последних выписок:

«15 октября 2009 г.

Вчера И.: – Отец. К., я хотела бы ради Господа что-то доброе делать….

И., красивая молодая женщина, болела онкологией, но сейчас, после курса химиотерапии, операции, вроде чувствует себя неплохо. Неплохо-то неплохо, но болезнь коварная и, конечно, может проявиться опять.

– Отец Н. предложил мне взять ребенка из детского дома. Но я подумала: я много работаю, и получится, что этот ребенок будет на моей маме».

Задумчиво говорю:

– Это правда. Ребенка сейчас брать нельзя. Может быть, потом, но не сейчас. А чем вы занимаетесь?

– Я юрист.

– Очень хорошо. Будем служить Господу своей профессией. Давайте помогать верующим людям в смысле юридической консультации, юридической помощи.

– Я согласна. А как это сделать?

– А вот как, – говорю. – Сделайте визитки: христианский юрист такая-то и свой телефон. И, когда ко мне будут люди за помощью обращаться и им нужна будет юридическая помощь, я буду им давать ваши визитки.

…Сегодня, в 9 часов утра, я в соборе. Готовлюсь к службе. Вдруг И., моя вчерашняя собеседница:

– Батюшка, возьмите, пожалуйста, – и протягивает пачку визиток. 100 штук, изящно отпечатанные: ХРИСТИАНСКИЙ ЮРИСТ. Ниже – имя, фамилия и телефоны.

– Как вы успели?..

Изумленно переворачиваю упаковку и читаю рекламу: «Для тех, кто любит быстрее. Оперативная цифровая печать».

Какие замечательные люди! Дочь вся в маму. Про ее маму я писал в Дневнике, в самой первой записи (зима 2003 г.):

«Вот пятидесятилетняя Л. Сегодня она работает в котельной, раньше была маляром. Со своей подругой, В. они сделали бесплатный ремонт в квартире одного хорошего, но малоимущего человека.

Она тоже имеет добровольно взятое на себя послушание, навещает и окормляет больную старушку. А каждый год (КАЖДЫЙ!) она на свою дачу, где сама ухаживает за мужем, детьми, внуками, берет из дома инвалидов безногую женщину. И, представьте себе, безногий инвалид, эта женщина, знает, что каждое лето она будет не в городе, не в своей палате, а на природе, где поют птицы, шелестит ветер. Она как член семьи будет есть вместе со всеми, смеяться и радоваться».

Не сомневаюсь, что И. окончательно поправится с таким подходом к жизни. И жизнь ее будет долгой и светлой.

Итак, я хочу всех читателей призвать задуматься, что они конкретно делают для Господа, для дела Божьего? Как эти часы сидения у компьютера на христианских сайтах и форумах, эти гигабайты полученной информации претворились в практической деятельности? Учтите, Господь с нас за это спросит.

И еще раз об отце Александре Шмемане

Пожалуй, имя отца Александра чаще других упоминалось в моем интервью. Но я хотел бы сказать не о его Дневниках. У отца Александра много прекрасных работ, которые я и порекомендовал бы читать молодым христианам (Дневники советую читать лишь зрелым в вере людям). И вот отец Александр в своих работах напоминает нам об одной важной вещи, которую мы забыли. Это пророческое измерение христианства.

Вспомним книгу Деяний: «Иуда и Сила, будучи также пророками, обильным словом преподали наставление братиям и утвердили их» (Деян. 15, 32); «И иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками» (1 Кор. 12, 28) и др.

Кто такие пророки? Это глашатаи Господа! Это те, кто посреди плещущих волн безбожия и разврата свидетельствует о едином на потребу.

Святые отцы говорили, что если в первом веке была особая харизма пророка, которая давалась особо одаренным христианам, то постепенно этот дар Святого Духа, как и многие другие, таким образом усвоился Церкви, что теперь каждый, кто приложит к этому усилия, может его принять.

Разве сегодня человек, ведущий церковную жизнь, изучающий богословие, любящий Господа, не может стать пророком Божиим в своем трудовом коллективе, в своей студенческой среде?

Отец Александр Шмеман призывал всех помнить, что каждый из нас может нести пророческое служение. Вот и вам, дорогие братья и сестры, я об этом напоминаю.

Храни всех Бог.

Ваш священник К. Пархоменко

  виньетка  
Рейтинг@Mail.ru
Разделы портала