«Фактическая» семья <br><span class=bg_bpub_book_author>Протоиерей Максим Козлов</span>

«Фактическая» семья
Протоиерей Максим Козлов

Среди тех, кто предпочитает не заглядывать в будущее и не брать на себя ответственность, популярен так называемый гражданский брак – совместная жизнь «без штампа в паспорте». В России предлагают  такие  сожительства официально признавать семьей. Комментарий протоиерея Максима Козлова.

Новая законодательная инициатива: правами законного супружества предлагается наделить то, что сейчас округло называют «гражданским браком». Адвокат Александр Добровинский рассказал «Российской газете», что скоро должна начаться процедура сбора подписей в поддержку законопроекта. «Мы хотим приравнять сожительство к браку, начиная с определенного срока совместного проживания людей. В том случае, если они расходятся, купленное в течение этого времени имущество должно делиться 50:50», – заявил он, выразив мнение, что срок, по истечении которого сожительство можно считать браком, должен составлять два года. Таким образом, считает адвокат, удастся увеличить демографические показатели. Доказывать же сам факт наличия «фактической семьи» можно будет с помощью свидетельских показаний близкого окружения, а также фотографий.

Как сообщает «Газета.ру», председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Дмитрий Смирнов поддержал идею, но подчеркнул, что, на его взгляд, отдельного разговора достойна тема равноправия церковного брака и юридического. «До революции в Российской империи функции ЗАГСов выполняли именно церкви. Надо подумать и о введении такой нормы, согласно которой после того, как церковная организация соединит мужчину и женщину, церковный брак был приравнен к законному», – сказал он.

Предложение о принятии нового закона вызвало оживленное обсуждение в социальных сетях.

«Я так думаю, что гражданский брак – это тот, который в ЗАГСе регистрируют, а тот, что ныне таковым называют, есть блуд с точки зрения христианства», – делится мыслями пользователь «Фейсбука» Иван Сусанин.

«Это увеличит показатели, связанные с браком, но не увеличит связанные с детьми, – уверен священник Димитрий Березин. – С одной стороны, позволит вывести из тени тысячи сожительств, правда, судя по всему, только в случае развода, и загрузит суды… Одновременно даст некоторое понятие о взаимной ответственности (что является особенностью нормального брака). С другой стороны, делать сожительство нормой закона – это по смыслу плохая идея».

Мирослава Рождественская считает: «По мне, «гражданский брак»  – это унижение для женщины, в первую очередь, и уловка для мужчины. Пробная семья. …это, увы, распространенный инфантилизм мужчины и потакание (страх, неуверенность) со стороны женщины».

«Как по мне, лучше все оставить как есть», – полагает протоиерей Андрей Ефанов.

«Если признавать церковный брак, значит, в Церкви придется создавать отдельную структуру по ведению списков таких браков и при этом компьютерную базу, чтобы какой-нибудь умник не обвенчался два раза,– размышляет  Екатерина Новикова. –  И брак церковный с государственным тоже не нужно сливать – Церковь утонет в формализме от госструктур и будет втянута в бракоразводные процессы».

С просьбой прокомментировать новую законодательную инициативу портал «Приходы» обратился к протоиерею Максиму Козлову,  первому заместителю председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви, настоятелю Патриаршего подворья – храма преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной в Москве. 

– Очень большое число наших соотечественников живет в так называемых гражданских союзах, то есть это более или менее стабильное совместное проживание с совместным ведением хозяйства, рождением и воспитанием детей, но без регистрации брака в государственных органах. С другой стороны, и зарегистрированные государством семьи ничуть не стабильнее союзов, которые никаких штампов в паспортах не имеют. В этом смысле понятно побуждение отразить в правовом поле фактическую ситуацию в обществе.

Однако в связи с этим возникают вопросы. Первый из них – а что, собственно, это даст? Насколько я понимаю, в случае совместного проживания, ведения хозяйства и тем более рождения детей, если этот союз распадается, дети и так находятся под правовой защитой при доказательстве отцовства. Таким образом, мало что изменится с фиксацией того рода, что сейчас предлагается сделать.

Кроме того, непонятно, какова будет процедура установления наличия «фактической семьи». Дети – это ясно, а вот два года совместного проживания… Что понимать под этим? Совместное снимание жилья или владение недвижимостью? Путешествия совместные, проведение досуга, отпусков, отдыха – это попадет под категорию совместного проживания?

А если один из партнеров не очень верен и у него таких союзов не один, а два или три, что тоже, к сожалению, нередко случается в нашей жизни? По  четным дням он в одном, а по нечетным – в другом. Какое сожительство считать, согласно этой инициативе, семьей, а какое не считать? Слишком неопределенно, непонятно сейчас, как фиксация таких отношений могла бы происходить. К тому же не совсем понятно, чем это фактически отличается от такого же союза, отличающегося только тем, что наличествует штамп в паспорте?

Какие проблемы в церковной практике может вызвать такое законодательное установление в случае его принятия?

– Не очень понятно, будет ли в результате этого закона выдаваться какая-то бумага, что живущие вместе люди – семья, или только в случае развода можно будет установить, что они семьей были. Поэтому  мы можем столкнуться с практикой, когда к нам будут приходить люди, отношения которых никак не оформлены, и говорить: «Мы семья такого нового типа». Если в нынешней ситуации есть хотя бы какое-то «бумажное» подтверждение – номинальный этот штамп в паспорте, то в случае реализации озвученной инициативы придется исходить только из заявлений самих людей.

Мне кажется, с точки зрения Церкви, вот к чему все это нас подталкивает: если такой закон примут, нам нужно будет прийти к тому, что мы венчаем только браки реально церковных людей: живущих церковной жизнью, исповедующихся, причащающихся – не решивших вдруг повенчаться, а потом, может быть, воцерковиться, а сначала воцерковляющихся, а потом желающих освятить свой брак в Таинстве. Это одно.

Второе – допускать ли к причастию человека, если он, предположим, состоит в подобного рода союзе? Мне кажется, это должно быть предметом серьезного церковного обсуждения, если подобный закон появится. Здесь есть плюсы и минусы, и однозначно не скажешь  –  вопрос о том, как реагировать Церкви, мне кажется, нужно будет выносить на Межсоборное присутствие.

И третье. Я совершенно согласен с инициативой отца Димитрия Смирнова: если уж имеется свободное произволение людей считать за семью два года совместного проживания, то у нас есть все основания требовать, чтобы церковный брак государством регистрировался и признавался, то есть чтобы наряду с формой регистрации брака в ЗАГСе возникла форма церковного брака с теми же правовыми последствиями. Так есть во многих странах мира: можно в муниципалитете зарегистрироваться, а можно в храме освятить свой союз, и это будет иметь такие же правовые последствия, как государственная фиксация.

Приход.ру

Комментировать

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage