Для просмотра без рекламы используйте Adblock Plus
Добавлено в рубрику: Ветхий Завет
Система Orphus

Толкование Декалога. Дмитрий Добыкин

Рейтинг публикации:
(10 голосов: 5 из 5)

Лекция 1. «Храни постановления и заповеди Его» (Втор.4:40): почему Моисей разбил скрижали Завета?

Лекция 2. «Люби ближнего твоего, как самого себя» (Лев. 19:18). Библия об отношении к ближним

Лекции доцента Санкт-Петербургской духовной академии, кандидата богословия Дмитрия Георгиевича Добыкина в образовательном центре при храме свт. Николая Чудотворца в г. Павловске.

Расшифровка лекции 1. Почему Моисей разбил скрижали Завета?

«Исполняй повеления и предписания мои»: почему Моисей разбил скрижали Завета. Понятно, что цитату, которую мы произнесли: «почитай заповеди Мои, предписания Мои» — эта цитата из Книги Второзакония, из одной из древнейших Книг Ветхого Завета, и один вопрос, который встаёт перед любым читателем Священного Писания, читателями Ветхого Завета — это вопрос о том, а вообще какой смысл имеют для нас все эти ветхозаветные заповеди? Понятно, что все мы слышали о десяти заповедях — наверняка не просто о них слышали, но и их слышали. Но ведь кроме десяти заповедей в Законе всего 613 заповедей, и там есть не только «не убей», «не укради», «почитай родителей», но, например, о том, что надо платить десятину, либо приносить жертвы, либо побивать камнями человека, который обижает своих родителей — и так далее. Вот один из важнейших вопросов: вообще, вот эти заповеди — заповеди Ветхого Завета, предписания Ветхого Завета, повеления Божии Ветхого Завета — какое они имеют к нам отношение, и вообще — имеют ли они какой-нибудь смысл для нас сейчас? И чтобы разобраться в ветхозаветных заповедях (а я всё-таки, не забывайте, «ветхозаветник»), для меня важно рассказать о том, что же такое Ветхий Завет и зачем он нужен нам, христианам.

Чтобы разобраться в ветхозаветных заповедях, нужно понять следующее — что в любой заповеди есть форма и есть содержание. Но чтобы эти слова имели какой-то смысл, давайте вот о чем поговорим. Когда Бог создавал этот мир, Он создал его не только с физическими законами. Физические законы нам понятны, знакомы: закон притяжения, второе начало термодинамики, и так далее – то, что описывает физика. Более того, Бог создал мир таким, чтобы в нём мог существовать человек. Скажем так, в апологетике, в богословии, вот эта тонкая настройка Вселенной, настройка человека, называется «антропный принцип». То есть мир создан под человека. Наша Земля находится на идеальном расстоянии от Солнца. Была бы она чуть дальше — было бы холодно, была бы чуть ближе — было бы слишком жарко — в идеальном месте находится. Но кроме физических законов, по которым Бог создавал мир, Бог создавал мир ещё и с духовными законами. То есть закон, в котором убийство — это плохо, непочитание родителей — это плохо, воровство — это плохо. Итак, Он создает этот мир с этими законами. Почему они такие? Потому что Бог таков. Итак, Бог создает мир с вот этими духовными законами. В этот мир помещается человек. Но человек сам по себе узнать эти духовные законы не может. Для этого нужно Божие Откровение, и Бог начинает людям открывать эти духовные законы. Но ведь человек — это словесное существо, ему нужно слышать, и Бог открывает эти законы в виде заповедей. Что такое заповедь? Это словесное выражение духовного закона. Бог сформулировал, постепенно открывая эти заповеди — для чего? — для того, чтобы человек мог жить в этом мире.

Давайте продолжим вот эту аналогию с физическими законами. Нам может нравиться и не нравиться закон всемирного тяготения, мы можем говорить: нет его. Но мы можем забраться на 25-й этаж многоэтажки, открыть окно и выйти. И мы можем сколько угодно кричать о том, что нет всемирного тяготения, но наш спор с этим законом продлится до того момента, пока мы не встретимся с землей. Вот то же самое с духовными законами. Нарушение этих духовных законов ведет к смерти — потому что так мир устроен. Мог Бог создать другой мир, с другими духовными законами? Не знаю. Наверное, нет. Потому что это бы противоречило Его сущности. Но вот есть духовные законы. Эти духовные законы — это и есть содержание заповедей. Но повторяю: законы формулируются, чтобы люди их воспринимали; и формулируются в виде заповедей, в виде предписаний, в виде ритуалов, и так далее. Это есть форма заповеди. Поэтому для толкователя очень важно не только разобраться в форме заповедей — что она значила для тех людей, которые ее слышали, но и важно разобраться в содержании этой заповеди, то есть, что Бог хотел сказать. И вот это и есть метод толкования заповеди. Мы разбираемся сначала, что эта заповедь значила для тех людей, которые слышали первый раз эту заповедь, а потом мы пытаемся разобраться — а что же эта заповедь означает на уровне тех самых духовных законов. Это о форме и содержании заповедей, которых 613 в Ветхом Завете — по подсчетам, скажем так, еврейских мудрецов.

Но когда мы все-таки говорим с вами о ветхозаветных заповедях, первое, что приходит на ум – это, конечно же, десять заповедей. И у вас всех наверняка сразу нарисуется картинка «десять заповедей» — какая?
(Голос из аудитории: «Постаментик, мемориал гранитный».)
Вы имеете в виду скрижали, которые несет Моисей — а-ля книжка. С одной стороны четыре заповеди, с другой шесть, ничем не скреплены, две скрижали. – Отлично. Хорошая вещь, у всех это рисуется в голове — это куча картинок, куча иллюстраций, иконы, в том числе. Один вопрос: а как же это было на самом деле? Скрижали Завета по-еврейски называются (берит-ха-лухот). Ну скрижали — это действительно скрижали — ха-лухот — берит — скрижали Завета. Скрижали — что это такое? — Это таблички, таблички каменные, их две — они упомянуты, что две. И в искусстве всегда две таблички, на одной четыре заповеди, на другой шесть, иногда пять и пять. Что такое Завет? Завет — это договор, это союз, это соглашение. В скольких экземплярах мы составляем договор? Если двусторонний договор – в двух. Скрижалей действительно две. На одной десять заповедей и на другой десять заповедей — договор в двух экземплярах. Это первое. Никаких четырех и шести, конечно, не было. Это красиво, это удобно для преподавания, но на самом деле, конечно, договор в двух экземплярах.

На картинах Моисей несет вот такие огромные скрижали Завета, и видно, что они тяжелые. Материал — скорее всего это был асбест, шифер тот самый — не очень тяжелый. Это раз. Почему? Потому что на такие вот таблички из асбеста, на которых писали, они находятся — это не какая-то сверхъестественная находка, это первое. Итак — их две, в двух экземплярах. Второе — но они не очень тяжелые. Ну, и третье. А кто сказал, что они такие здоровые, зачем? Скрижали Завета должны были находиться в ковчеге Завета, а ковчег Завета — это достаточно небольшое сооружение. Его ширина — это локоть, где-то 30-40, 50 см, то есть сами таблички могли быть где-то 30 и 20 см — то есть это небольшие, действительно, таблички. Итак, вот как они выглядели — это были прямоугольные, либо квадратные, ни с какими закруглениями, на них — и на одной, на второй по десять заповедей, возможно, с двух сторон написанные. И они не были такие тяжёлые, это первое.

Что было раньше: десять заповедей или таблички? – Десять заповедей – прекрасно, потом пошёл за табличками, они были дарованы Богом, Бог Сам написал на этих табличках, и эти таблички были разбиты. Почему они были разбиты — мы сегодня об этом поговорим. Потом ещё раз — уже опять Моисей пишет эти таблички — уже своими руками, и эти таблички оказываются в ковчеге Завета, ну и наконец, четвертый раз – то есть первый раз были даны десять заповедей, потом таблички, потом сделаны таблички, и наконец, четвертый раз — десять заповедей были повторены. Первый раз — Книга Исход, и там, кстати, рассказ о том, как эти таблички были сделаны, разбиты, и снова сделаны, и Книга Второзаконие — десять заповедей повторяются. Обычно скрижали Завета и десять заповедей — как-то сразу, вместе. Нет, конечно же, десять заповедей были даны раньше. А почему мы все время говорим: «скрижали Завета», «заповеди» — к чему эти заповеди были даны? Скрижали Завета. Завет — договор, союз, соглашение. Но если мы говорим о договоре, союзе, соглашении, то ведь одна сторона есть, и другая; одна обещает что-то сделать, вторая то же самое обещает сделать. Договор телефонной связи вы все подписывали – то же самое и здесь. Бог вступает в Завет с людьми, в договор с людьми, и говорит: вы должны делать то-то, то-то, и то-то. Вот начало Моего договора — это десять заповедей. Начало — но не весь договор, и не конец договора, то есть вы должны делать то-то и то-то, а Я в ответ то-то и то-то. И вот два экземпляра: люди смотрят и вспоминают, что им надо делать; и Бог смотрит, вспоминает то, что Он должен делать. Конечно, мы тут можем испытать некий диссонанс — а что, Бог что-то забывает? Конечно, Бог ничего не забывает. Но ведь для людей нужны материальные подтверждения того, что Бог помнит. Вот они, эти таблички.

Давайте поговорим о десяти заповедях, и как я буду рассказывать о десяти заповедях. Сначала поговорю о нас — что эти заповеди для нас — это самое простое. Любой человек, который ходит в церковь, живёт христианской жизнью, заповеди поймет. Но самое интересное начинается, когда мы попробуем эти заповеди рассмотреть с точки зрения тех людей, которые их первый раз слышали или читали в глубокой-глубокой древности, и вот это самое интересное об этих заповедях. И мы немножечко увидим вообще весь Ветхий Завет, и всё, что там происходило, немножко под другим углом.

Итак, заповедь первая. «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим». Существует несколько разделений — где первая заповедь, где начало десяти заповедей. Всё понятно — первая заповедь говорит о том, что существует только один Бог и только Ему нужно поклоняться. Очень интересна фраза «Я вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства» — понятно, что эта заповедь обращена к евреям, которых действительно Бог вывел из дома рабства. Ну, а нам какое дело до этого? Есть, и даже можно прямо как так и написано, разобраться. В христианском богословии, в христианской библеистике, существует такой метод толкования, который называется прообразовательный или типологический. Этот метод основывается на том, что люди, события или священные установления Ветхого Завета указывают на людей, события и установления Нового Завета. Примеры. Обрезание – Крещение, медный змей — Распятие, Исаак на горе — Христос на Голгофе. Это не пророчество, это именно такие вот указания.

Итак, «Я Бог, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства». Это прообраз. Если мы откроем с вами 1Кор.10, то мы там прочитаем, что евреи вышли из Египта, прошли через Чермное море, крестились в Моисея в облаке, и начали странствовать по пустыне, и шли в землю обетованную. И апостол Павел говорит следующее: это написано как наставление для нас, как образ для нас. Если мы посмотрим в греческий текст, там стоит слово tipos — прообраз. То есть это прообраз для нас. Бог вывел нас из Египта, из дома рабства. Египет — дом рабства — Это царство греха, царство смерти, царство духовной тьмы. Бог спас нас от мысленного фараона — от дьявола, мы проходим через водокрещение, идем в обещанную землю — мы идем на небеса. Вот поэтому мы можем даже так сказать: да, эти слова, — что Бог вывел нас из Египта, из дома рабства, — они действительно к нам относятся — Бог вывел нас из греховного мира и ведёт в землю свободы.

Итак, есть только один Бог и Ему нужно поклоняться. А вот что слышали евреи, когда первый раз услышали эту заповедь? Вот здесь мы должны понять следующее. Евреи только-только выходят из Египта, выходят из плена, в этом плену они находились несколько столетий, жили в окружении язычников, и для них было нормой воспринимать, что существует много богов, множество богов — они это знали, они это в это верили. И если бы этим людям сказать: нет богов — один Бог — они бы просто в это не поверили. Для них это было бы что-то невообразимое. И они бы отторгли слово Божие. Поэтому Бог, обращаясь к евреям, говорит с ними на том языке, на который они могли воспринять, и поэтому Он говорит им следующее: поклоняйтесь только Мне, никаких других богов у вас не должно быть. Только Я, и всё. Причем в дальнейшем Он через Моисея дает такое наставление: Слушай, Израиль, Господь Бог Твой Господь Един есть. То есть чтобы не думали, что у нас там несколько богов – один Бог, только Ему нужно поклоняться. У других народов свои боги — у вас Я, Яхве. Даже это оказалось для евреев слишком сложно – поклоняться только Яхве. Бог от них не требовал сказать: нет других Богов, — Он требовал от них сначала поклонения только Ему. Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим – всё, только Мне поклоняться. А к чему это, к чему это должно было привести – вот это поклонение только одному Богу и отрицание поклонения другим богам? Чтобы с этим разобраться, нужно ввести один термин из библейского богословия. Есть такая наука, которая занимается систематизацией библейского учения — называется библейское богословие. Один из терминов этой науки — прогрессирующее откровение. Сама наука — библейское богословие зародилась на Западе, поэтому некоторые термины просто пришли на русский язык без особо хорошего перевода. Что такое прогрессирующее откровение? Это учение о том, Бог постепенно открывает людям знания о Себе, раз за разом. Почему постепенно? Потому что люди должны расти. Потому что сначала глубокое детство, а потом уже взрослый человек. Бог постепенно говорит о Себе, чтобы люди могли вместить. Образ воспитания ребенка – вы не сможете объяснить маленькому ребенку какие-то сложные вещи – на простом примере будете. Потом вырастает – посложнее, вырастает – ему уже можно давать твердую пищу, как говорит апостол. Вот тоже самое и с духовным уровнем еврейского народа — не мог он вместить, поэтому Бог сначала ему вот так открыл.

Две таблички – одна народу, одна Богу, обе лежали в ковчеге, абсолютно одинакового содержания, два договора. Скиния – самая главная святыня израильского народа и это же – место присутствия Бога, все просто. Вторая скрижаль находилась в самой большой святыне у людей. Две стороны – одна Божия, другая человеческая. У меня есть дома папка, в которую я складываю все свои договоры, я их не раскидываю по дому, и они лежат в определенном месте. Это мои договоры. То же самое и здесь – где скрижали Завета, скрижали Завета для людей? – В самом главном месте, в скинии – там для людей. Где вторая скрижаль должна была лежать? Там где Бог. Где Бог присутствует и показывает Свое присутствие? В скинии. И поэтому вторая скрижаль там.

Бог постепенно открывает людям знание о Себе. Где наивысшее откровение? Об этом наивысшем откровении мы можем прочитать к Послании к Евреям, первые два стиха: Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне. Наивысшее Откровение Божие. Когда закончилось прогрессирующее откровение – в Новом Завете. Всё, это совершенство, вся полнота, Бог открыл всё, всё, что он хотел. Примеры прогрессирующего откровения – учение о Троице, это самый яркий пример, учение о бессмертии души или точнее — о воскресении мертвых. Первый раз о воскресении мертвых Бог говорит в Дан.12, до этого нет учения о воскресении мертвых. Почему? Люди пока не могли еще вместить это, во времена пророка Даниила они вместили. Давайте вот к этой мысли вернемся.

Итак, начало пути. Бог открывает людям знание о Себе. Первое, что Он говорит: поклоняться только Мне. Есть другие боги, нет других богов — для вас неважно. Для вас важно, что для вас есть только Я. А как дальше? Дальше постепенно Бог начинает людям объяснять, что других Богов нет. И в пророческих книгах уже достаточно ясно и четко говорится, что других богов нет, есть только один Бог — это Бог, Которому вы поклоняетесь, т. е. люди дорастают до понимания всего происходящего. Вот что слышали первые читатели этой заповеди.

Следующую заповедь стоит разбить на две части. Я прочитаю полностью, а разбирать мы будем постепенно. «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои».

С первой частью есть вопросы, а со второй частью огромное количество вопросов, или один большой такой вопрос, неподъемный. Давайте разбираться. «Не делай себе кумира и не поклоняйся ему». Обычно объясняют так, что мы не должны иметь кумиров и не должны быть суеверными. И то, и другое правильно. Правда, возникает вопрос: а как же иконы? У нас же есть иконы, мы их почитаем, мы их целуем, мы зажигаем перед ними светильники, мы делаем у них оклады, мы их переносим, мы молимся, смотря на иконы. Как же с этой заповедью? Давайте разбираться, и чтобы разобраться, мы должны всё-таки посмотреть — а что слышали первые слушатели? А слышали они вот что — это очень интересно. Когда мы задумываемся над вопросом: а что такое идол, — мы должны понять, что картинка, которая перед нами рисуется, не совсем правильная, потому что мы идолов воспринимаем все равно как бы с точки зрения икон. Что такое идол – статуя, это изображение божества. Но на самом деле это не так. Люди, которые делали идолов и смотрели на идолов, они вовсе не считали, что это просто изображение божества — они считали, — и вот здесь очень важно отличие иконы от идола, — они считали, что в идоле, вот в этом изображении (кстати, не обязательно изображении)- это мог быть какой-то камень, дерево, бревно даже, — в этом идоле живёт божество, может быть, не весь — частица божества. Но вот там есть бог, в этом материальном предмете есть бог. Сам идол является вместилищем, телом божества, поэтому обладая идолом, мы обладаем богом. Существует сейчас в России такое движение называется «Международное общество сознания Кришны» – это язычники, плюс к тому они идолопоклонники. Я видел фотографии, я читал описания — причём описания их самих, то есть не критиков, а их самих. Они рассказывают, что с чего начинается богослужение в их храме. Будят идолов, умывают идолов, кормят идолов, одевают идолов, укладывают их спать. Почему? Понятно, что говорить о таком прямом, что там вот живёт божество – ну, это уже немножко стыдновато в стране, или в том мире, в котором уже две тысячи лет уже христианство. Поэтому они начинают что-то там разводить. Но для людей, которые вот там, в Индии, настоящие кришнаиты — для них понятно – здесь, в этом идоле живет божество. То есть они не идола купают — они Бога купают. Вот это самое главное отличие от иконы. Икона — это изображение, идол — это реальность, это нужно понимать.

Тема нашей лекции звучит так: почему Моисей разбил скрижали Завета. Бог дал заповеди, потом Он дал эти скрижали, Моисей эти скрижали, которые дал Бог, разбил. Почему? Давайте разбираться.

Итак, Бог приводит евреев к горе Синай, обращается к ним, Его голос слышат люди. Обычно мы воспринимаем, что только Моисей слышал глас Божий. Нет. Если внимательно читать Священное Писание, то становится ясно – голос Божий слышало огромное количество народа, они услышали Его. Они через Моисея получали Откровение. В конце концов, они заключают с Богом договор. Бог открывает им Свою волю — что Он от них хочет; евреи говорят: да, мы будем это исполнять, мы будем слушаться, мы будем исполнять, и вот сейчас мы с Тобой заключим Завет. Очень интересная тема о Завете, но не сегодня. То есть они подписали договор, всё хорошо. Они знают, что нужно поклоняться только одному только Яхве и не делать никаких изображений — ни Яхве, ни других богов. А потом Бог говорит Моисею: Моисей, поднимайся ко Мне на гору, и Я тебе дам еще заповеди, и расскажу о том, как построить скинию – передвижной храм. Моисей поднимается на гору, на горе он находится сорок дней, Бог ему диктует еще заповеди – скорее, знаете, эти заповеди – комментарии к тем заповедям, которые Бог уже дал, и еще рассказывает о том, как нужно строить скинию. Моисей получил в течение этих сорока дней эти скрижали, он спускается вниз — и что он видит? А он видит там золотого тельца. Давайте разбираться, зачем евреи его сделали. Итак, помним: евреи это люди — носители языческого мировоззрения, языческого сознания. А у язычников есть доступные боги — вот эти самые идолы, то есть боги, которых можно пощупать — вот они стоят. А чем хорошо иметь идола? Странный вопрос. Действительно, бог рядом — вот он, я пришёл — вот он бог, есть уж совсем примитивные языческие народы, у которых есть маленькие божки — там уровень типа наших домовых. Эти божки называются фетиши. Этому божку я говорю: мне надо то-то и то-то. Раз сказал, два сказал, маслом помазал – не работает. Беру гвоздь и гвоздь вбиваю в этого божка, чтобы вспомнил. Очень удобно. Понятно, что этим идолам гвозди не вбивали, но он доступен, бог рядом. Представляете, какой уровень должен быть восприятия, чтобы люди поняли, что Бог везде! Даже мы это не можем всегда воспринять. А что — количество бога здесь меньше, чем в храме? Все равно мы понимаем, что здесь это аудитория, а там храм. Даже нам, людям, которые получили полноту откровения. А это язычники. Бог, Который не требует, и Который говорит, что Ему не нужно какое-то вместилище. Это слишком тяжело. Но когда Моисей здесь рядом, это еще ничего. Почему? Потому что Моисей — это уста Божии, это тот, который говорит от Бога. То есть Бога у нас нет, но у нас есть Его пророк, есть Его уста. А потом Моисей уходит, и его 40 дней нет. И это пустота. Идолов нет, Моисея тоже нет. И вот евреи начинают метаться. Нам нужен Бог, Который был бы с нами — и тогда они находят очень правильное решение: надо сделать Бога. То есть надо сделать его изображение, его идола, в котором Бог будет, и мы ему будем поклоняться. Все понятно, все ясно, все удобно, у нас будет доступный Бог, и его делают.

Тут два вопроса: почему теленка, и что за праздник они там устроили. Сейчас в кинофильмах, когда фильм начинается, появляется кружочек и написано +18, +12, +6… Вот сейчас будет +18. Почему теленка? Несмотря на то, что евреи прожили несколько столетий в Египте, по большому счету они оставались или стали носителями религиозной практики, которая была в Ханаане. А в Ханаане было такое божество, имя которого, скорее всего, до нас не дошло, но мы его знаем из Библии, из других памятников, как ваал. Ваал это не имя. Это, скажем так, титул — господин или господь. Ваал было божество, громовержец, бог который нес дождь, и тот, кто оплодотворял землю. Божество это было сезонное. Когда наступал засушливый период, понимали, что он умирает, затем это божество воскресало, точнее, его воскрешала его жена, сестра, которую либо называли Анат либо Ашира. Ашира это не имя, это тоже титул — жена божества, жена бога. Она его воскрешала, и они праздновали свадьбу. Свадьба — имелась в виду не карнавал, не свадебный пир, а брачная ночь. И во время этой свадьбы бог-громовержец, который на небе, оплодотворял или вступал в соитие с землей. И дождь — это семя, сперма этого божества. Чем больше дождя, тем больше урожая, тем больше результат, тем больше плода. И вопрос: а как добавить, скажем так, сексуальной мощи этому божеству, чтобы он больше смог. Вы сейчас смеетесь — для людей того времени это было нормой. Люди того времени — они воспринимали следующим образом: что делается на земле — откликается на небе. А что сделать, чтобы побольше у него было? Надо делать то же самое, что он делает. Он вступает в соитие — и мы должны вступать в соитие. Чем больше сексуальных контактов, тем больше энергии, вот этой креативной энергии, можем говорить даже сексуальной энергии, у божества. Для нас это — совсем, но для них было нормально. Поэтому праздники всегда были связаны с сексом, поэтому при храмах ваала — а храмы были, — всегда были дома, где жили священные проститутки. То есть те женщины, которые были жрицами этого храма, и их служение заключалось в том, что торговали своим телом. Священные блудницы. Более того — они еще назывались кедешот, кадош — это святыня, то есть святые. Вы понимаете, что увидел Моисей? Он увидел вот это. Понятно, что там не было никакого свального греха, какой-то оргии, ни в коем случае не надо думать, но то, что он увидел, он просто прекрасно понял, потому что это он уже видел, он уже знал, что они там творили, была понятна его реакция. Он старался, воспитывал, вывел этот народ, который уже пару раз попытался его камнями побить, он рисковал своей жизнью, приходя во дворец к фараону — и он видит вот это. Его реакция — может быть, даже реакция гнева, реакция отчаяния. Он смотрит на это, и у него опускаются руки, и он разбивает эти скрижали, потому что все рухнуло. Это – почему он разбил эти скрижали — потому что все рухнуло.

А почему все-таки бык? Вот здесь нужно говорить о символике. Какое существо или какое животное с точки зрения людей той местности, того времени, символизировало креативную сексуальную мощь, и вообще мощь? — Это бык. И самое интересное – ну сделали мы быка, быки-то разные бывают, чтобы показать, что этот бык мощный, сильный – как это изобразить? Это большие рога. Чем больше рога, тем он как бы мощнее. Вот поэтому там, скорее всего, стоял бычок с большими рогами. Зачем евреи это сделали — потому что они хотели, чтобы бог был здесь, рядышком, которого можно пощупать, которым можно было поуправлять – можно было бы сказать так: если будешь себя плохо вести, мы тебя сейчас разобьем. И поэтому Бог запрещает идолов, потому что с точки зрения тех людей в идоле живет бог — бог, которым можно управлять. А наш Бог — это Бог неуправляемый, нет ниточек, за которые Его можно было подергать. Вот что слышали и что запрещал Бог евреям.

Кто хорошо читал Библию, задаст вопрос: а как же херувимы, которые были на ковчеге Завета и херувимы, которые были на всей скинии и потом уже в храме, причем их было много? Кстати, как вы представляете херувимов? Когда мы читаем слово «херувим», там стоит слово «керуб». «Керуб» или «керубин» — это не юноша с крылышками, не лицо с крылышками. Что это за существо? Это существо с телом льва, с ногами быка, с крыльями орла, и с лицом человека. Именно этих существ видит пророк Иезекииль в своем видении, и именно этих существ видит апостол Иоанн Богослов в Апокалипсисе. Вот такие существа. Кстати, изображений много, отец Димитрий был в Британском музее и привез оттуда изображение этого керуба, у которого больше ног, чем положено. А что люди понимали, когда видели это существо? Вот самое интересное. Это существо не считалось божественным, это не Бог. Более того, это даже (я говорю о язычниках) не дух, которому надо поклоняться – духи, те же самые домовые, лешие, водяные. Человек видит этого керуба. Что это такое? Ну, это, скажем так, лошадь, колесница – средство передвижения для божества, ему не поклоняются. Лошадь царя — это не царь. Вот это такие лошади. В Псалтыри – «и воссел на херувимов и полетел». Но если есть керуб, значит, есть Бог. Керубу не поклоняемся, изображение керуба — это не божество, но если есть керуб – это означает, что на нем Бог. У язычников были такие изображения: стоит керуб, а на нем стоит Бог, идол. А наш Бог говорит: никаких изображений, никаких идолов, но керубы есть. И изображение этих керубов как бы говорило людям: вот здесь Бог, на этих керубах стоит Бог, мы Его не видим, потому что мы ничего не видим, и нам четко было это сказано, и мы понимаем: Он здесь. Поэтому когда люди заходили в скинию, видели этих керубов, то они понимали, что здесь есть Бог, здесь Он присутствует. С этой заповедью понятно.

Но вот эта заповедь – «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои». Мы говорим о том, что Бог есть Любовь, и Бог есть справедливость. Про любовь мы сейчас не будем говорить, а поговорим о Божьей справедливости. Если читать этот текст, то встает вопрос: где же справедливость, как можно награждать кого-то за то, что он не делал, или как можно кого-то наказывать за то, что он не делал? Если мой отец согрешил, то почему я должен страдать, или мой отец был праведником, а почему я должен получать награду? Как так? На самом деле это место очень сложное, оно предполагает несколько вариантов ответа, и оба варианта мы с вами рассмотрим, потому что действительно сложные вопросы. Настолько это место сложное, что если вы видели календарики, либо какие-то изображение или даже книжечки, брошюрки, в которых перечисляются десять заповедей, вот этот отрывок обычно опускается. Давайте попробуем разобраться. Первый, самый простой ответ, что здесь написано — это ответ коллективной ответственностью. Это коллективная ответственность — то есть сделал один, а наказание получают все. Для нас это неприемлемо, мы говорим о справедливости. Но подождите, друзья мои — а ведь с чего мы решили, что наше мнение о том, что каждый несет ответственность за свои поступки правильное? И здесь мы должны сказать следующее. Вот это представление о том, что каждый из нас является индивидуальностью, и каждый несет ответственность за свои деяния — это вещь, которая выпестовалась в Библии, это долгий-долгий путь, который шел, не только конечно, в Библии, но вершина — это в Библии. Каждый человек – личность, каждый несет ответственность за свои поступки, каждый получает и наказание за свои поступки, и награды за свои деяния – каждый. Для древних людей понятие индивидуальности было очень и очень размыто. Человек воспринимался как часть общины, часть города, часть полиса, часть какого-то народа. Помните первые слова, которые Бог сказал тогда еще Авраму: «Пойди от народа твоего в то место, которое Я тебе укажу». Когда мы читаем этот текст — ну что, ну, Бог приказал идти, Бог повелел мне переехать из одного города в другой, или из одной страны в другую — это для нас. Для тех людей это вообще катастрофа – вырваться из привычного круга. Да, ты в этом полисе, в этой общине мог занимать самое низкое место, но полис тебя защищал, он давал тебе гарантии, давал права — всё это было. А здесь всё — человек вырван, он становится никем. Помните наказание, которое Бог сделал Каину — это не смерть, это изгнание. Изгнание из общины людей — вот это самое страшное. Или, может быть, если вспомните великолепную с точки зрения литературы и психологии древнегреческую трагедию «Царь Эдип», который убил своего отца, женился на своей матери — он не знал этого, но когда он узнал, его никто даже не убил. Почему? – Потому что у него такой большой грех, что его нельзя убить, его нужно только изгнать, и он уходит в изгнание.

Вернемся к тексту. Есть понятие коллективной ответственности — поступок одного влияет на всех, и поэтому вот если бы первые читатели это услышали — для них было нормально. Да, кто-то согрешил — ответственность на всех, кто-то сделал доброе дело — награда на всех. И эти вещи действительно встречаются. Например, после взятия Иерихона, Бог сказал – всё, что в Иерихоне, надо уничтожить, и один человек там украл золотую чашу, и когда евреи пошли завоевывать соседний город, они проиграли. Почему? Потому что один спрятал. Но коллективная ответственность это же ведь представление людей, скорее такое языческое, но не божественное. Но люди тогда в это верили. Хотя говоря о том, что существует или не существует коллективная ответственность, мы должны помнить, что по словам апостола Павла – «страдает один член — страдает все тело». То есть наши поступки влияют на других. Но всё-таки коллективной ответственности, такой вот долгоиграющей, конечно же, нет. А что же здесь, о чём здесь Бог пытается сказать людям, чтобы они поняли? А вот о чём. Смотрите — что такое грех отцов, или что такое любовь, которая была у отцов. Можно понять как именно грех, а можно понять как традицию греха. Вот скорее всего — и дальнейший текст Священного Писания об этом свидетельствует — здесь говорится о традиции греха. Итак, есть человек, который грешит, у него рождается сын, этот сын продолжает традицию своего отца. Отец был вор — и сын стал вором. Потом следующий шаг — рождается сын сына – внук, и внук то же самое творит. И Бог говорит: чтобы вот этой цепочки греха, цепочки зла, не было — Я прерываю этот род. Всё, хватит, нагрешили. Если отец благочестивый — сына воспитал благочестивого, внука воспитал благочестивого, правнука — Бог говорит: буду поддерживать этот род, чтобы количество добра в мире росло. Вот это справедливо. А почему так долго — три-четыре рода терпит Бог? Здесь мы сейчас приближаемся к очень сложному вопросу. Вопросу, над которым ломают головы христиане. Вот какой вопрос. Почему Бог разрешает быть в мире людям, которые творят зло, быть долго — здесь говорится о нескольких поколениях людей, которые творят один и тот же грех. Почему Он разрешает? Ответ, который даёт Новый Завет — ну и впрочем, и Ветхий Завет тоже говорит: Бог долготерпелив и ждёт покаяния грешника. То есть, как бы Бог даёт время для покаяния. Ответ хороший. — Да, действительно, если бы мы с вами сразу бы получали наказание за наши грехи, то сколько бы нас тут осталось бы? А потом — бах-бах, мы грешили — грешили, а потом раз — и стали православными, и перестали грешить. Или стали бы по-другому грешить, не так, как раньше. Однако любой из нас может засвидетельствовать следующие случаи: живет человек, он грешит, грешит, и умирает в грехе. И Бог ему дает какое-то время пожить, и человек этот не кается. Зачем Бог оставляет этого человека? Ладно, Бог всеведущ, Он знает, что вот этот человек покается и поэтому Он терпит, а вот этот человек — Он знает, что он не покается — зачем Бог терпит этих людей? На самом деле, это, конечно, очень сложный вопрос. Ответ, который я предлагаю, ответ, который мне нравится. Вы простите, я очень часто использую местоимение «я», и считаю, что это правильно. Когда мы становимся христианами? Когда христианство становится нашей верой. Когда не просто мы там что-то прочитали, мы говорим: вот в это я верю, вот это я исповедую, поэтому я использую местоимение «я». Ответ, который я предлагаю, и предлагаю себе, и предлагаю вам подумать. Может быть, есть ответ лучше. Итак, мой ответ. Да, Бог оставляет этого человека, который грешит и не покается, для других. Бог использует этого человека для того, чтобы другие покаялись, или другие, преодолев какие-то искушения, получили вечную жизнь в Царстве Небесном. На эту тему есть один анекдот, который мне очень нравится, про смысл жизни, зачем человек живет. Умирает человек, приходит к Богу и говорит: «Господи, смотрю я на себя, вроде я ничего такого великого не совершил. Ну ладно, я в раю, спасибо Тебе. А вообще, зачем я жил, смысл моей жизни?» Бог говорит: «А вот ты помнишь — ты однажды сидел в кафе за общим столиком, одна женщина попросила передать соль, и ты ей передал». Тот говорит: «Помню». «Вот ради этого ты и жил». Иногда Бог оставляет грешника, который не покается, жить ради того, чтобы они сделали что-то для тех, которые спасутся.

Теперь как говорит Священное Писание о тех людях, которые родились в той семье, которая неблагочестива — получат ли они наказание за неблагочестие своей семьи. Или семья благочестивая, а родился моральный урод – получат ли они награду? Ответ находится в двух местах Священного Писания, на самом деле таких несколько, но я просто нашел эти места — они достаточно известны. Это Книга пророка Иеремии, (Иер.31:25) и Книга пророка Иезекииля, (Иез.18:2 и далее). Там обыгрывается пословица, которая была в Израиле: «отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина». Бог говорит — и в первом и во втором случае — да не будет больше этой пословицы в Израиле, но каждый понесет награду и наказание за свои грехи и за свои благодеяния. Итак, человек родился в семье неблагочестивой. Если он станет благочестивым, он получит свою награду, отец будет наказан, сын будет спасён. А если сын будет продолжать, то будет наказан вместе с отцом, если будет продолжать те же самые грехи. Если человек родился в благочестивой семье, отец у него благочестивый, а сын — урод. Сын будет наказан — отец будет благословлен. Вот так каждый понесет свои деяния. Вот именно об этом. Но это прозвучит потом. Хотя уже в Пятикнижии есть четкая заповедь: нельзя убивать детей за преступления отцов. Это четкая заповедь. Эта заповедь не о коллективной ответственности, эта заповедь о том, что Бог прекращает грех, который продолжается из поколения в поколение и благословляет добро, которое продолжается из поколения в поколение.

Следующая заповедь. «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно». Наше толкование – Имя Божие нельзя использовать в божбе, в проклятиях и т.д. Что тогда? Кстати, а как зовут нашего Бога, личное Его имя? — Имя Божие — это Яхве, это имя, которое Бог открыл. Я – это Я, Я есть Тот, Кто Я есть, Сущий. Я — это Я. Я сейчас объясню почему я так перевожу. Когда у Бога спрашивали Его Имя — спрашивали с определенным подтекстом. Имя Божие — это возможность узнать, какой Бог и плюс к этому, скажем так, этим Богом управлять, потому что у каждого бога есть свое профанное имя и у каждого бога есть свое тайное имя. Тайное имя — это имя, с помощью которого можно колдовать, оккультные знания. Но Бог открывает Свое Имя и люди понимают, что это всё бесполезно. Имя Божие не дает власти над Богом. Поэтому Я это Я, как Тебя зовут? — Меня не зовут, Я Сам прихожу. Всё. То есть именем нельзя манипулировать. Я читал несколько раз эту лекцию о Имени Божием, и там достаточно объясняется, откуда оно произошло. Оно произошло от слова «хайа», что значит «быть», и соответственно вот тот перевод, который предлагали греческие переводчики в Септуагинте – «Сущий», близко к действительности. Но понимаете, я передаю не перевод имени, а смысл имени. Хотели узнать секрет вот этого имени, а Он говорит: Я это Я, имя ничего тебе не даст.

Итак, имя Божие было открыто. Здесь стоит «не произноси имени Яхве Бога твоего напрасно, ибо Яхве не оставит без наказания того, кто произносит имя его напрасно». Что здесь — это запрет на использование имени Божиего в колдовстве. Археологи находят, они, конечно не такие древние, как время Исхода — более поздние времена, скажем так — перед нашей эрой и чуть позже нашей эры, — находят книги или рукописи, в которых находятся магические заклинания. Эти магические заклинания с перечислением разных божеств — для чего? На удачу, на здоровье, и так далее. И находят рукописи, в которых упомянуто Имя Божие. Так как в греческом языке нет тех букв, с помощью которых можно передать слово Яхве, пытались писать там «Иао», что-то такое. Попытка передать Имя Божие — для чего? Для того, чтобы использовать в заклинаниях. Правда, там идет, знаете: Яхве, Зевс, какой-нибудь Осирис, всё вместе. То есть здесь запрет на использование Имени Божиего в оккультных целях. А почему Бог запрещает это? Повторяюсь: евреи — это носители языческого сознания. И для них очень понятно, очень легко истинного Бога свести на уровень родного бога, одного из других богов. Такой же, как и все. Но Божественное Откровение показывает нам, что наш Бог не такой как все, не как все остальные боги. Повторяюсь: евреи носители языческого сознания, и им нужно было донести, что на том примитивном уровне истинный Бог — это не бог других языческих народов. Каким образом?

Давайте вспомним эту лекцию, которую я вам читал по творению человека. Я там говорил — такая последняя фраза Шестоднева звучит так: «и почил Бог в день седьмый». Что означала эта фраза для тех людей, которые это слышали тогда? Язычники верили в большое количество богов. Но в тоже время они знали, верили, что есть Бог с большой буквы, Бог, Который когда-то создал этот мир, или сформировал этот мир. Который породил вереницу вот этих богов, иерархию этих богов. А теперь Он ушел, Он где-то далеко, он у источников древних вод, Он где-то далеко, Он не участвует в делах этого мира, этому Богу не приносят жертву, этому Богу не молятся, не строят храмы, Он почивает от своих дел, Он почивший Бог. Но вот это — это Бог с большой буквы, это Господь, вот это настоящий Бог. Это всё так, мелочь, а вот это — Бог. И что слышат евреи — они слышат следующее: вот тот Бог вернулся, Он у нас, Он к нам пришёл, это наш Бог, мы Ему поклоняемся. Язычники могут поклоняться кому угодно, мы поклоняемся вот тому самому – Богу с большой буквы, мы поклоняемся Яхве, а уж тем Богом точно нельзя управлять. Запрет на произнесение Имени Божиего — это запрет на низведение Бога на уровень других языческих Богов.

Последняя заповедь. «Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай [в них] всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни [вол твой, ни осел твой, ни всякий] скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его». О чём эта заповедь, заповедь для нас? Есть время для нас, и есть время для Бога. Какое время? Кто-то скажет: воскресенье — не об этом здесь речь, не о воскресении. Здесь речь о посвящении себя и посвящения своей жизни Богу. Для людей тогда вместить, что нужно всё время Богу, было тяжело, поэтому это сконцентрировалась в субботу. Оставь всё, теперь думай о Боге. Сегодня ты думаешь только о Боге — в остальное время можешь так, можешь этак. Тогда думай о Боге. Для нас всё наше время — для Бога. Но это как бы ответ наш, поэтому когда встает вопрос о субботе/не субботе, почему мы почитаем/не почитаем субботу. Вообще-то это заповедь немножко не о том. Это не заповедь не о субботе и не о воскресении — это заповедь о времени. А что же слышали люди, которые читали это. Во-первых, это заповедь, которая должна была привести людей в какое-то чувство. Потому что иначе всё время посвящено было только себе, это такая, знаете, дубинка, которая раз в неделю била человека и говорила: тихо, думай о Боге. Но это как бы совсем простое. А вот переносясь к нам — чтобы разобраться что здесь, мы должны поговорить вот еще о чем.

Есть такой достаточно школьный подход, но он очень полезен для толкования Священного Писания. Это классификация заповедей. Заповеди классифицируются на несколько разделов. Я просто запишу, и мы с вами разберемся, куда какую заповедь девать. Всего существует четыре категории заповедей. Первая категория заповедей – назовем их богословскими или теологическими: «Да не будет у тебя других богов, кроме Меня», «не сотвори кумира», «люби Бога».

Следующая категория заповедей — назовем их этическими. Что такое этические заповеди? Это заповеди, которые описывают межличностные отношения. «Почитай родителей», «не убивай», «не кради», «люби ближнего как самого себя». Это этические заповеди.

Следующая категория заповедей — мы их назовем общественно-политическими. Пример — если кто кого убьет — его побить камнями. Преступление — наказание, мы с вами потом поговорим, если мы еще встретимся: око за око, зуб за зуб и т.д.

Следующие — назовем их культовыми. Какие жертвы приносить, что можно есть, чего есть нельзя, кисточки на одежде делать, мезузу на дверь вешать — это все культовые заповеди. Почему я нарисовал вот эти прерывистые линии — потому что на самом деле это всё школьное, это для удобства. например вот богословская заповедь: «да не будет у тебя других богов», а если тот начнет идолам поклоняться — тогда включается вот эта: его побивали камнями. Или этическая заповедь «почитай родителей» – прекрасно. Если не почитаешь — тоже наказание. Задача толкователя — для удобства определить, в какую категорию ту или иную заповедь надо поместить. И самая большая ошибка — заповедь не туда поместить.

И вот заповедь о субботе — куда ее поместить? Заповедь о субботе можно поместить сюда (в культовые). Понятно, что она и с этим (с богословскими) связана, но это заповедь культовая. А теперь вопрос. Вот мы говорили с вами о форме и содержании. А форма — остается ли она или не остается? «Люби Бога» — это вот здесь (богословская), здесь форма и содержание достаточно близки, и мы говорим о том, что это остаётся. «Люби ближнего» — остаётся или не остаётся? Остаётся. А «побивать камнями» – остается или не остается? Вот самый простой ответ, который мы находим, это следующее: всё то, что повторено в Новом Завете — то остается. То, что из Ветхого Завета повторено в Новом Завете, то остаётся. Всё, что не повторено – убирается. И если мы возьмем Новый Завет, начнем его изучать и сравнивать с Ветхим Заветом, то мы увидим следующее — богословские, этические заповеди повторяются, расширяются, углубляются, дополняются, но они остаются. Общественно-политические культовые заповеди — они отменяются. Культовые заповеди отменяются Жертвой Христовой, а общественно-политические отменяются, потому что нет страны, в которой были бы теократические законы. Мы живем в любом случае, в странах, скажем так, не теократических. И вот поэтому мы можем взять все заповеди, посмотреть и найти соответствия в Новом Завете, кроме одной заповеди – заповеди о субботе. Почему? Потому что она культовая заповедь, а культ Ветхого Завета для нас отменен по форме. По содержанию — нет, по форме – отменен.

Расшифровка лекции 2. Люби ближнего твоего, как самого себя

Мы продолжим разбирать десять заповедей. Если вы не были на прошлой лекции или не смотрели, очень рекомендую вам найти и посмотреть, чтобы было понятнее, о чём я буду говорить сегодня. Давайте кое-что напомним. Мы разбираем заповеди — и как мы их разбираем? — Мы разбираем их следующим образом. Мы пытаемся понять, что имелось в виду, или вернее, что слышали те люди, которые стояли у горы Синай и эти заповеди слышали. И соответственно, чтобы было лучше понять, я обращаюсь к каким-то ещё учениям Ветхого или Нового Завета, чтобы разобраться получше. Естественно, мы рассматриваем все Священное Писание. Я стараюсь не брать такой вопрос, как: а что это значит сейчас для нас, хотя мы так пытались на это посмотреть, но всё-таки это уже немножко выходит за рамки моей специализации, поэтому здесь уже включайте свою голову и слушайте, что говорят вам священники. Но библейские заповеди имеют современное наполнение. Невозможно наполнить заповедь, если не разобраться, что она значила первоначально.

Итак, следующая заповедь, которую мы с вами разбираем: «Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе». Что слышали? Ну, практически то же самое, что слышим и мы сейчас: почитай родителей. Однако давайте всё-таки «поковыряемся» в этой заповеди. Во-первых, помните тот момент, когда ко Христу подошел человек, Его искушал и спросил: какие заповеди самые главные в законе? В законе 613 заповедей, и есть разные заповеди: есть заповедь «не сотвори себе кумира», а есть заповедь, например, о том, как нужно давать во время развода разводное письмо, или там ещё какие-то. 613 заповедей. Естественно, у людей вставал вопрос: а вот все ли заповеди надо исполнять? Да, все. С другой стороны — ну, вот я прожил всю свою жизнь счастливо и не разводился с женой — соответственно, я не выполнил заповедь о разводе — дать разводное письмо. И нормальные люди пришли к выводу — есть заповеди, которые нужно обязательно выполнять, а есть заповеди, которые можно не выполнять. Почему? Ну, вот потому. Но, а какие заповеди вот важнейшие, а какие менее важны? Вот эта градуировка, ранжирование заповедей, и появилась. Человек, который подходит ко Христу и спрашивает Его — он и спрашивает вот эту градацию заповедей. Обычно мы так все говорим, что вот к этим двум заповедям сводятся все-все-все заповеди Ветхого Завета. Все-таки имел в виду вопрошающий именно это. Но ответ Христа нам известен: любить Бога, любить ближнего. Но существовали другие ответы. О любви к Богу не спорили, это да — ну, там варианты любви к Богу заповеди — они же разные есть о любви к Богу, а вот вторая заповедь? А вторую заповедь читали именно вот эту: почитать родителей. Почему? На небе Отец Небесный — на земле земной отец. Вот поэтому эта заповедь считалась второй по величине, по важности, или, как ответил Христос, вторая подобной ей. Хотел бы обратить ваше внимание еще на одну вещь в этой заповеди: чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь Бог Твой дает тебе. Награда за почитание родителей — долгие дни на твоей земле. А почему такая слабоватенькая награда? Конечно, все мы хотим иметь награду уже здесь, на земле — хотелось бы здоровья, денег побольше, подольше пожить. как обычно — все это нормальные желания. Но если человек считает себя христианином, то для него самая большая награда какая? — Жизнь вечная. А почему здесь нет? Заметьте, что вот именно эта заповедь, только эта заповедь что-то обещает, не считая той заповеди, где говорится: Я Бог ревнитель, наказывающий, награждающий. Ну, там это скорее всего не о награде говорится. А вот здесь конкретно о награде. А почему так мало, почему не вечная жизнь? А вот здесь нужно разобраться с не менее интересным вопросом — вопросом о том, что бывает с человеком после смерти. И если спросить любого христианина, который ходит в храм, более-менее осознающего себя христианином: что будет после того, как ты умрешь? Христианин ответит: будет частный суд, и после частного суда я попаду либо на небеса, либо в геенну. И это состояние у меня продлится до всеобщего Воскресения, где уже всё окончательно будет. Как бы так? — Так. Мы в это верим? — Верим. И это правда. Именно так учит наша Церковь — что после смерти мы попадаем в промежуточное состояние: это состояние либо начала блаженства, начала награды, либо начала наказания. А полное наказание и полная награда будет только после Воскресения, после Суда у Великого белого престола. И не зная то, что называется библейское богословие, мы это же и позиционируем, или точнее так — переносим на то, что было или во что верили люди во времена Ветхого Завета, то есть во времена до Христа. А тут мы еще вспоминаем притчу о богаче и Лазаре, естественно. Значит, то же самое было в Ветхом Завете. А вот всё не так. Если мы откроем Ветхий Завет и начнем читать его и искать все места, в которых говорится: а что бывает с человеком после смерти, то совсем тоскливо будет. Потому что практически ничего нет. Всё, что сказано: все люди идут в шеол. Шеол — как перевести? Обычно переводят «могила», но могила не как выкопанная — два метра на метр, на три метра глубиной. Знаете, как мы говорим: всех нас ждёт могила, кого-то закопают, кого-то кремируют, кто-то утонет, кто-то — ещё что-нибудь случится, но всех нас ждёт могила. Все мы попадем туда. Вопрос: а что такое шеол? А Библия на это не отвечает. Тишина. И вообще — вот все уходят в шеол, — и молчание. Что там, в шеоле — мы не знаем, Библия об этом молчит. В достаточно поздней книге Ветхого Завета по времени написания — в Книге пророка Даниила упомянута надежда для умерших — это воскресение. Не жизнь за гробом, а именно воскресение. То есть Библия молчит о том, что будет после смерти. А во что всё-таки верили евреи, как они представляли свою посмертную участь? Библия не отвечает. Но у нас есть слово «шеол», и с этим словом, или с этим понятием мы можем обратиться к другим, скажем так, народам — языческим народам, которые тоже использовали термин, похожий на это слово, либо это слово «шеол». И вот тут начинается интересное. Оказывается, люди, которые жили вокруг евреев — так скажем, вавилоняне, либо те же хананеи, ничего хорошего в своей посмертной участи не видели. Все люди идут в шеол — страну без возврата, где души похожи на тени, жизнь похожа то ли на сон, то ли на явь — вот они там бродят; пища у них — глина; в пыли они там бродят, ничего хорошего. И только в тот момент, когда дети умерших приносят жертвы, кровь, которую проливают, проходит через землю и капает там сверху, и души умерших эту кровь пьют и как бы получают немного жизни. Ничего хорошего там нет. Все идут в шеол и там: мучаются? — да нет; радуются? — нет. Там нет богов, туда боги не сходят. Там есть, конечно, легенды, что боги туда сходят, но это вот такое чудо. Ничего хорошего. Скорее всего, так оно и было, скорее всего, именно в это верили евреи. А почему Библия об этом не говорит? Понятно, что там есть упоминания о том, что жизнь после смерти продолжится, но какая она будет — нет этих слов. Почему? А теперь давайте задумаемся. К вам приходит пророк и говорит: живи праведно. Жить праведно — ну это, скажем так, не всегда так, как ты хочешь. Живи праведно. Хорошо, я буду жить праведно, я буду себя ограничивать, не делать того, что противоречит воле Божией. Хорошо, а потом что будет? Я спросил у вас: что мы хотим? Вечную жизнь. Но вечная жизнь это же не просто бессмертие; мы имеем в виду вечную жизнь с Богом, а нам говорят: ты умрешь и окажешься в том месте, где Бога нет. Где не светит солнце, где жизнь похожа на сон со страшными сновидениями — то ли сон, то ли полуявь. Тогда и вообще любой человек задаст вопрос: зачем мне это делать? Будем есть, пить и веселиться, ибо завтра умрем — это последовательно, это правильно, это логично. И поэтому библейское Откровение молчит о посмертной участи человека. Но слово «шеол» есть. Люди не слышали в Слове Божием, что там будет после смерти, они слышали это слово — у них в голове рисовалась эта картинка. Но тогда вопрос: а зачем мне выполнять заповеди, зачем мне жить благочестиво? Ведь мы все прекрасно понимаем, что Наш Бог — это неудобный Бог. Очень неудобный. Во-первых, Он требует от нас абсолютной нравственности. Нам кажется, что современный мир вообще развращенный, вообще кошмар, что творится. Поверьте, и сто лет назад было такое же разочарование, и двести, и триста, и пятьсот, и тысячу, и три тысячи лет назад он всегда был развращенным, он всегда жил не по воле Божией. Всегда исполнение заповедей Божиих было трудным. То есть Бог требует нам поступать так, как нам не всегда хочется. Это первое. Ну, ладно, это ещё ничего. Но есть ещё и вторая вещь. И с этой вещью вы наверняка сталкивались: ты просишь, просишь у Бога, а Он — бах!.. и не дает. Молишься, живешь праведно, не грешишь, — ну, понятно, что когда я имел в виду, что значит «не грешишь» — нет ответа, не получаешь то, чего просишь. Вот и требование исполнения заповедей — и в тоже время так такая неумолимость Бога, то есть у Него есть свобода, и Он решает — ответить на наши молитвы или не ответить на наши молитвы. Тогда все равно встает вопрос: зачем мне жить? Зачем мне жить благочестиво? Мы отвечаем здесь: да, я живу благочестиво здесь; да, я не всегда получаю то, что я хочу, но если я сохраню ту веру, которую имею, то Бог меня примет и дарует мне вечную жизнь вместе с Ним. В Ветхом Завете такого быть не могло, не могла быть обещана вечная жизнь. Но Бог же ведь видит людей, которые исполняют Его волю? — Видит, и показывает то, что — да, вот ты делаешь правильно — Я тебя награждаю. Сейчас Он награждает вечной жизнью, а тогда чем? Какими-то тоже знаками, что Он с этим человеком. Какие? А их было три. Это долголетие. Почему? Помните: человек живет на земле — он живет с Богом. Умирает — он входит в шеол, где Бога нет. Это первое — долголетие, побольше пожить с Богом. Второе — это в Библии часто переводится как богатство, но евреи скорее были, скажем так, то, что мы бы назвали, что они называли богатством — скорее мы бы назвали это просто зажиточность. То есть ты будешь свободным и будешь жить в своём доме, у тебя будет свой участок земли, и ты будешь работать на себя. Поверьте, это никак его не владельцы домов, самолетов, пароходов — зажиточность. И третье — это дети. То, что остается после человека, три составляющих. Вот есть две из них, они указаны — долго проживешь и на земле, которую тебе Бог даст. Если есть земля — есть зажиточность. То есть Бог говорит: да, Я тебя награжу за твое благочестие — но только на земле, там — нет. Когда Библию начали переводить с еврейского языка на греческий — а это было за два с половиной века до Рождества Христова, когда дошли до этого слова «шеол» — а как его переводить? Можно было перевести греческим словом «могила», можно было оставить без перевода — некоторые слова так без перевода и оставили, кстати, в Библии, но переводчики решили подобрать слово, которое бы описывало то, что похоже на шеол. И они это слово нашли. Ад. Они нашли это слово. Все учились в пятом или шестом классе — помните, история Древнего мира, табличка, где нарисованы греческие боги, и там есть один из богов — Аид, «царство мрачное Аида», один из героев Троянской войны там оказался — по-моему, Ахилл, попал в этот Аид, и Одиссей туда спускается, он его там чем-то, по-моему, поит, разговаривает, и всё говорит: я готов быть последним пастухом, последним рабом — но на земле, чем царем здесь. Вот все люди, с точки зрения Священного Писания, и с точки зрения иудейского и христианского предания, — все люди после смерти до определённого момента шли в ад — туда все. Понятно, что люди размышляли и понимали: все-таки Бог есть справедливость, и не может Он заставлять — у всех будет одинаковая участь. В Ветхом Завете там вообще об этом не говорится, но в Новом Завете говорится, что есть люди, которые мучаются там в аду, а есть люди, которые, скажем так, не мучаются — успокоились от своих дел. Они не получили награды, но вот они там спокойны. Вот то место, где мучаются — геенна; то место, где не мучаются — лоно Авраамово. До какого момента так продолжалось? — До смерти Христа. Христос, как человек, обязан был пойти куда шли все люди — во ад, Он туда и идёт. Но скажем так — в аду Бога нет, а там оказывается Бог. Ну, и кончается тем, что ад разрушается, и вот это разрушение ада мы все видим на иконе «Сошествие Христа во ад». Всем вам известная, неоднократно, наверняка, видели, прикладывались: вот Христос сходит туда, куда сходили все люди, Он его разрушает, Христос стоит на двух таких досках — это не что иное, как врата ада, за руки Он держит первых людей — это как бы образ, что Он берёт всех людей и выводит из ада. Схождение Его было стремительным — развивающиеся одежды, и такое же стремительное восхождение из ада. Ада сейчас нет, шеола нет — шеол разрушен. А что же сейчас есть? А сейчас есть то, что мы и говорим: небеса и геенна. Туда либо туда. Люди слышали: Бог за благочестие им обещает, что вы проживете долго, и долго не попадете в шеол — вот что они слышали, почему их радовало: ты долго проживешь. Для нас это как бы не так радостно, для тех людей — очень радостная весть.

Итак, почитай родителей. А что будет, если родителей не почитать? Есть ответ. И ответ достаточно жёсткий. Если какой-то сын не почитает своих родителей, то его судили и побивали камнями. Не жестоко ли? Давайте перейдем к следующей заповеди, которая очень короткая и поговорим о жестокости Ветхого Завета.

Следующая заповедь «не убивай». Помните, на прошлой лекции я вам рисовал такую табличку. Все заповеди делятся на четыре категории. Я их называл: богословские заповеди, этические, общественно-политические и ритуальные. Такое разделение, конечно, школьное, но для лучшего понимания это всё работает. Смотрите, почему я здесь не чёрточками? Потому что на самом деле всё друг в друга проникает. Например, богословская заповедь «не сотвори себе кумира». А если человек сотворил кумира, то она перемещается сюда, и человека, который отступил от истинного Бога, наказывали побиванием камнями. Мы поговорим об этом. Или, например, заповедь о субботе — ритуальная заповедь, но однако этот ритуал связан с богословскими заповедями — и так далее. Заповеди взаимосвязаны. Вот заповедь «не убий», «не убивай» — она вот эта, она здесь находится. Это очень важно понять. Почему? Потому что в Библии есть заповеди о войне и есть заповеди о смертной казни — тоже сюда. Смертная казнь за нарушение, например, этих заповедей. Это заповедь этическая «не убивай». И те люди, которые слышали эту заповедь, они именно ее и понимали, что это здесь, это межличностные отношения. Эта заповедь не имеет никакого отношения ни к войне, ни к смертной казни — это не туда. Очень большая ошибка, в которую, кстати, попадаем не только мы — попадали и те же евреи. Это неправильное определение заповеди, какая она. Итак, заповедь, запрещающая убийство, межличностная заповедь. А что бывает, если человек убьет всё-таки — что с ним делать? Его судили, и если определяли, что это было именно убийство, убийство с замыслом, то этого человека побивали камнями. Побивали камнями не только за убийство, ещё за некоторые преступления, одно из которых я сейчас упомянул: непочитание родителей. Если внимательно читать из текста, что там подразумевается под непочитанием родителей — это те вещи, которые у нас происходят, когда дети поднимают руку на своих родителей, или, например дети не заботятся о своих родителях — это оттуда, это туда. Вот за это казнили.

Итак, смертная казнь. Смертная казнь, побивание камнями, и вот когда говорят «побивание камнями» — сразу — а, вот жестокость Ветхого Завета. Во-первых, давайте с этим разберемся — насчёт убийства, смертной казни в Ветхом Завете как жестокости, как казни за грехи. Давайте вот проведем сначала «лесозаготовки» у себя в глазах. Друзья мои, у нас, у православных христиан — ну не только православных, есть учение об аде, о геенне, Куда отправляются грешники. Когда говорят о жестокости Ветхого Завета, скажем так, люди неверующие — как бы надо искать какие-то другие аргументы, объяснения; но когда это утверждение о том, что Ветхий завет жесток, потому что там есть побивание камнями, говорит христианин, — я сразу спрашиваю: а как же учение о вечных муках, о наказании — наказании за грех? Человек отправляется в ад. Если смотреть на греческий текст фразы «мука вечная», то правильно перевести «вечное отрезание» — вечное отрезание от Бога. А разве это не жестоко? Поэтому эти утверждения: Ветхий Завет жестокий, а Новый — добрый, не работают, потому что у нас есть учение об аде. За что побивали камнями, за что казнили? Казнили не за каждый грех. Какое наказание за любой грех? Наказание за любой грех — смерть. Вечная смерть — всё, за любой грех, будь это убийство либо скверное слово. Наказание за любой грех — смерть. Смерть — имеется в виду отлучение от Бога — там, в аду. Поэтому, как говорится, сравните: за некоторые грехи побивали камнями — и за любой грех. Поэтому строже. Новый Завет строже.

Со смертной казнью так более-менее разобрались. Вот сам метод побивания камнями — так жестоко, да? Давайте немножко поразмышляем. У нас сейчас в России мораторий на смертную казнь — она не отменена; у нас есть смертная казнь, но она не действует — мораторий на смертную казнь, и раздаются голоса о том, что — давайте снимем этот мораторий и снова введем смертную казнь за определенные преступления. Если проводили опросы, то достаточно много людей говорили за смертную казнь. Задумайтесь над таким вопросом: а кто будет казнить, кто будет палачом. Кто будет? Кто-то. А подумайте над этим человеком. Вот стрелять на войне — это одно, я не был на войне, не знаю, не стрелял, не знаю. А другое — стрелять в безоружного человека. Да, ты знаешь, что он преступник, но в тот момент, когда ты стреляешь, он на тебя не кидается, и в конце концов, преступление он сделал не против тебя. Вот как этим людям?… То есть многие за смертную казнь — но это будет делать не я, а сказать: так, хорошо, смертная казнь, но вот вы требуете смертную казнь для этого человека, и вы будете её осуществлять. Я думаю, если бы так сделать, количество людей — сторонников смертной казни резко бы уменьшилось. Вот то же самое и работало с этой смертной казнью — побивание камнями. Да, это преступник, да, мы берем эти камни, мы в него бросаем. В кого я бросаю? — Я бросаю в живого человека. Не в воина — в живого человека я бросаю. Не надо думать, что евреи были более жестокими, чем мы — они такие же люди. За тысячелетия люди не изменяются. И вот на самом-то деле вот в этом была педагогика. Ты берёшь камень, ты говоришь: я против этого греха, я борюсь с этим грехом; но в тоже время ты понимаешь, что ты бросаешь камень в живого человека. А если я ошибся? А если мы ошиблись, если этот человек не виновен? И вот наоборот: эта заповедь должна была подвигать людей на большую мягкость, на более требовательное отношение к судопроизводству. А вдруг мы казнили невиновного человека? Коллективную ответственность никто не отменял. Мы — мы все убили невиновного. Кто виноват в смерти невиновного? — Мы. Значит, мы понесем наказание — вся наша деревня, весь наш город, или ещё кто-то, — понесем наказание. И поэтому — нет, лучше мы тридцать раз перепроверим, тридцать раз подумаем, чем вынести смертный приговор. Это должно было сдержать, наоборот, жестокость человека. Как вот с вопросом о смертной казни — тоже должны сдержать. Поэтому говорить о там какой-то кровожадности евреев — это будет нечестно. Они были не кровожаднее нас. С себя спроси про смертную казнь, про наказания…

Следующая заповедь, нарушение которой приводило тоже к смертной казни: не прелюбодействуй. Что здесь имелось в виду? Если перефразировать, запрещены все незаконные половые связи, сексуальная жизнь вне брака, сексуальная жизнь противоестественная — именно это слышали. Наверное, в современности эта заповедь больше всего вызывает противодействие. Не удивляйтесь, она противодействие вызывала и тогда. В ту страну, в которую шли евреи — это была языческая страна. В прошлый раз я вам рассказывал о том, как люди в Ханаане относились к сексуальной жизни, насколько это для них было важно, и тут появляется евреи, которым Бог сказал: только супруга, никаких сексуальных связей вне брака. А брак — это мужчина и женщина, всё. Это понятно, но когда мы читаем Ветхий Завет, мы упираемся в несколько проблем. Одна из главных проблем — это многоженство — многоженство многих людей ветхозаветных, ветхозаветных праведников — царь Давид, у которого было несколько жён, царь Соломон, у которого там чуть ли не тысяча жен была, ну и так далее. Тот же Иаков (Израиль), у которого было две жены и две наложницы. Как же так? А в Новом Завете: муж одной жены, — то есть моногамия, как же вопрос с полигамией? И вот здесь мы должны снова вспомнить о том, что называется прогрессирующее откровение, когда Бог открывает людям знания о Себе и о Своей воле постепенно. Он не противоречит Сам Себе, но Он постепенно говорит, доводя их до совершенства, до полного возраста, когда человек вырастет. Бог пришел к еврейскому народу, когда еврейский народ уже начал складываться, и у этого народа была полигамия, люди вступали в полигамные браки. Но я недаром произнес несколько раз фразу «брак». Это был действительно брак. Брак со своими правами и обязанностями. И у мужчины были свои права и обязанности, и у женщины были определенные права и обязанности. Эти права и обязанности Ветхий Завет еще более ограничил. Ограничил права — особенно права мужчины в полигамном браке ограничены достаточно сильно. Это брак. Почему он был? На последнем месте там стояло, скажем так, сексуальное желание. Причины могли быть разными. Если это люди простые — побольше детей. А зачем детей побольше? — чтобы работали; пенсии не было, поэтому чем больше детей, тем спокойней проживёшь в старости. Ну, и в конце концов, не только в старости, вот даже сейчас дети подрастают — они начинают работать, они приносят доход в семью — причина была достаточно простая. А если это люди очень высоко состоятельные, то причина немножко другая была. Зачем женились цари, зачем они заводили гаремы? А потому что так было положено. Два царства — они заключают между собой договор, как им этот договор скрепить? Царь одного государства — я не говорю про Израиль, — про любое — царь одного государства:
— Слушай, вот у меня есть сестра (или дочь) — давай я тебе ее в жены отдам.
— Хорошо.
— А у меня тоже есть сестра (или дочь — давай я тебе отдам.
— Мы теперь, получается (как это по-русски называется), — родственники.
— Но раз мы родственники, мы же воевать не будем, а наши дети тоже воевать не будут.
Вот и всё. То есть никаких таких вот «мне хочется много женщин» не было. Тем более, не забывайте: чтобы вступить в брак, нужно было пройти такой достаточно трудный процесс — нужно было за девушку заплатить большой выкуп, калым, заплатить, а калым должен был заплатиться большой, потому что как бы рассматривали: ага, сколько мы в нее денег вложили, когда ее выращивали и воспитывали. Поэтому причины, когда люди вступали в полигамные браки, были далеко не связанные с сексуальной жизнью — какие-то другие причины. И вот Бог, видя в каком состоянии люди находятся — то есть для них это норма, и сказать «нельзя» — они просто не примут, они отторгнут, не вместят, — и поэтому Бог на время разрешает эти браки. Почему — на время? Потому что Он понимает, что нужно воспитать этих людей, чтобы они сказали: а мы не хотим больше жениться на второй, на третьей, на пятой, на двадцатой жене. Один мужчина — одна женщина. Как Бог поступает? — Он дает определенные правила, с кем можно вступать в брак, как с женщинами разводиться, что надо делать. То есть Он ограничивает полигамный брак: для чего? — Для того, чтобы человек постепенно пришёл к пониманию — да, один мужчина — одна женщина. И очень интересно, если вы откроете Священное Писание Нового Завета и начнете читать Евангелие, то есть то, что происходит в Израиле — женщины там упомянуты — и Книгу Деяний ещё, — а где-нибудь упомянуты вторая жена, третья жена? Один из Иродов — он одну свою жену прогнал и взял вторую. Одну прогнал и как бы женился второй раз — он не взял два жены — у него одна была жена, и только через развод или там разрушение брака, — он взял вторую. Как получается, почему? Да потому что к тому времени уже люди просто пришли к пониманию, что — да, действительно, один муж — одна жена. Всё. Бог их воспитал. Это сложилось еще до времен Иисуса Христа. Не было, никто не запрещал жениться второй раз, и даже в талмудических преданиях упомянут один раввин, у которого было две жены. Но это был настолько нонсенс, что он упомянут — вот «этот раввин, у которого было две жены». У остальных все нормально — по одной, а у этого две. В конце концов, иудеи, все-таки, смотря на христиан, и понимая свое положение, говорят: да, всё, запрещаем полигамные браки, и запретили. Хотя в Священном Писании Ветхого Завета этого запрета нет, но к тому времени уже сложилось. Вот зачем этот полигамный брак.

Не менее важный вопрос, связанный с браком, это вопрос о разводе. В Ветхом Завете есть развод. Сказано о том, что если ты разводишься, дай разводное письмо. Что было написано в этом разводном письме — мы не знаем, всё, что нам известно — это, скажем так, состояние иудеев — уже после Нового Завета, про это разводное письмо. Но так как традиционное общество — а они именно традиционны, в поколение из поколения передается что-то одно, то, взяв средневековые или такие самые древние тексты разводных писем, мы можем предположить, что было — конечно, не во времена Моисея, но во времена Иисуса Христа. В разводном письме писалось, что эта женщина свободна и как бы все имущественные вопросы улажены. Какие имущественные вопросы? Очень интересно. Когда люди вступали в брак, они подписывали ктубу. Ктуба — это брачный договор, в котором было указано, сколько мужчина платил женщине в случае развода. Развод разрешался по некоторым причинам, и во всех случаях, кроме одного, платили вот эту сумму женщине, чтобы она вышла. Сколько платили? Средневековые евреи, талмудические евреи, говорят так: чтобы она в течение года прожила безбедно, как вот жила с мужем. А вы подумайте, какая это сумма, причём единократно надо заплатить — посчитайте. Женщины не получали сами по себе деньги, все женщины, даже если что-то делали — всё равно торговали мужчины, поэтому все деньги шли через мужчину. Поэтому там сумма получилась достаточно хорошая. То есть я имею в виду что? Вот она живет в доме, она приносит какой-то доход, но мужчина — большую часть дохода, а получается — все равно же делится пополам, или не пополам, но на сколько-то частей. То есть надо выплатить ей такую сумму, чтобы вот как она в доме жила безбедно — не сколько она зарабатывала, а на сколько она съедала. Сумма получилась очень большая. Вы прекрасно понимаете, что это тоже должно было ограничивать. Не платилось вот это выходное пособие — (жутко звучит — «выходное пособие»), — только в одном случае, и об этом случае Христос и говорит — прелюбодеяние, измена, разрушение брака. Вот тогда не платилось, во времена Иисуса Христа уже мало кого побивали камнями, — ее просто выгоняли из дома, объявляли, что она блудница — и всё.

Хорошо или плохо разводное письмо? То есть сама по себе заповедь о разводном письме — это заповедь, которая ограничивало жестокость людей. Но во времена Иисуса Христа возникла другая проблема. Вообще, мы все немножечко царь Мидас — ко всему, чему ни прикасаемся, превращаем не золото — в грех. Вот заповедь хорошая — во что она превратилась? — Главное: правильно оформить разводное письмо, вот это разводное письмо сделать, поэтому — а как сделать чтоб разводное письмо было полегче? (Без брачного контракта там ты не сможешь жениться) — Указать меньшую сумму — и всё. Я тебе обещаю там десять сребреников, десять шекелей. Хочешь — выходи, не хочешь — будешь старой девой. Вот и выбирай. И поэтому во времена Иисуса Христа хорошая заповедь, которая ограничивал жестокость людей, превратилась в фикцию, поэтому Христос и говорит, что есть только одна причина для развода — это измена, потому что всё — вы профанировали хорошую заповедь. И поэтому Христос вот так и говорит о разводе. Это заповедь о прелюбодеянии, связанная с вопросами о браке и разводе.

Следующая заповедь: не кради. Снова сюда: это заповедь межличностная. Но конечно, такая, знаете, всё-таки волей-неволей она перемещается в раздел общественно-политических. Потому что если человек украл — то что с ним делать? — Его нужно судить. И вот тут мы должны поговорить о заповеди, которая есть в Библии, и которая звучит так: око за око, зуб за зуб, рука за руку, ожог за ожог. И когда говорят о жестокости Ветхого Завета, всегда говорят: Ветхий Завет жесток, потому что там око за око, зуб за зуб. А вообще-то, кстати, в нашей Библии, не око за око, а там глаз за глаз. Жесток — вот есть такая заповедь. Давайте разбираться с этой заповедью, потому что мне, как преподавателю Ветхого Завета, когда я слышу о том, что он жесток, а я в Библии читаю о том, что если другой народ, у которого такие хорошие заповеди, и что Бог наш милостивый и многомилостивый и вдруг — тут, и то, что Он говорит, есть правда, тут говорят о жестокости. Давайте разбираться. Вот этот принцип: глаз за глаз, зуб за зуб — это очень древний принцип. Называется он принцип талиона — и о чём эта заповедь? И если человек первый раз слышит эту заповедь, не читая Священное Писание, не разбираясь, он говорит: ну, если ты выбил зуб — тебе выбьют зуб; если ты глаз выбил — тебе глаз выбьют; если ты руку сломал — тебе руку сломают. Но надо читать Библию, и Библию надо читать всё-таки с размышлениями, и не подходить к Ветхому Завету с таким: «Ветхий Завет плохой». Давайте разбираться. Есть заповедь. А мы вот эту табличку недаром рисовали, и вопрос: а куда эту заповедь всунуть. Ну, понятно: это не богословская заповедь, это не ритуальная заповедь. У нас остается две колонки: межличностные заповеди и общественно-политические. И вот желание эту заповедь поместить вообще вот в колонку «этические заповеди», «межличностные» — и тогда ее можно перефразировать так: как ты мне, так и я тебе. Не работает. Не об этом эта заповедь, не туда ее помещать. Это заповедь, которая описывает то, как должен работать суд. А суд — это вот здесь. То есть эта заповедь не имеет никакого отношения к межличностным отношениям. Суд должен выносить суждение, выносить наказание, соответствующее преступлению. Если я дрался с человеком и выбил зуб — то мне надо такое наказание, чтобы оно соответствовало этому выбитому зубу, но не больше и не меньше. То есть выбил я зуб — мне руку не отрубят. Да, мне, может быть, выбьют зуб, но зуб — это не рука. А если я глаз выбил — мне голову не отсекут. И в тоже время, мне, например, если я украл и мне ничего за это не будет, мне там пальчиком пригрозят — это тоже не вариант. То есть наказание должно соответствовать преступлению. И вот об этом эта заповедь. Поэтому когда человек попадал в суд, он мог надеяться, что его накажут в зависимости, соответствующей его преступлению — не больше и не меньше. Кстати, насчет выбитых зубов и глаз. Штраф платили. Штраф платили большой, но никто зубы и глаза не выбивал. Да, за смерть человека наказывали, даже наказывали, если он неосознанно убил, непредумышленно убил, но наказания были, и мы можем говорить о том, что наказания соответствовали преступлению. Кстати, насчёт кражи — что там было. Украл — тюрем не было, у евреев тюрем не было. У них было три вида наказания: побили, высекли, смертная казнь, и штрафы. Тюрем не было, государство еще не сложилось, тюрьма — это составляющая сильного государства, а там не было государства, поэтому платили штрафы. В случае кражи вернуть украденное плюс 20%, пятую часть от украденного. Вот такой был способ наказания. Руки не отсекали, как отсекают, например, по шариату.

А как же вот Христос, Который говорит о том, что око за око, зуб за зуб, а Я говорю не мсти, — как? Снова вот эта метафора царя Мидаса — ко всему, к чему прикасаются люди, превращают в грех, в том числе и эту заповедь. На самом деле — заповедь, которая должна выучиваться каждым судьей. Хорошая заповедь, она, кстати, я думаю, не потеряла свою актуальность и сейчас. Хорошая заповедь. Во что превратили ее люди? А вот то самое: как ты мне, так и я тебе. Поэтому Христос и говорит: нет это не об этом, эта заповедь о другом. Поэтому Христос и говорит: не мсти, не противься злому. Христос придумывает что-нибудь новое? Ничего подобного. Все мы помним заповедь: люби ближнего, как самого себя. Откуда эта заповедь, из какой книги? Это Левит. Но вот сама фраза: но люби ближнего, как самого себя — это половинка заповеди. В Левите она звучит так «не мсти и не имей злобы, но люби ближнего твоего как самого себя». Как ты мне, так и я тебе — это не библейский принцип. Хотя если мы посмотрим, то Христос берёт то, во что верили евреи, только Он его переворачивает. Не я реагирую на людей, как они ко мне поступают, а я к ним отношусь так, как хочу, чтобы они поступали. Он переворачивает эту заповедь, и поэтому мы можем говорить, что заповедь работает. Заповедь работает — и даже как межличностные отношения, только наоборот. Ну, Евангелие — это всегда скандал, это все не так, как мы ожидаем.

Следующая заповедь: Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. О чём эта заповедь, что люди слышали? А слышали они то, что на суде запрещалось лгать. Вот когда мы говорим о суде у евреев — не надо представлять, знаете, там, в мантии — не знаю, как называется, когда одевают там какой-то орден, в парике — если английское судопроизводство — молоточек, прения… Нет, таких, конечно, судов у евреев не было. Во-первых, коллегия судей была. Кто были судьи — старейшины, наиболее уважаемые члены общины. Но естественно, если какое-то было преступление, нужно было вызывать свидетелей, которые должны были давать показания. Вот приврать для себя — это как бы натура человека, и вот этой натуре, вот этой греховности Бог делает ограничение — нельзя лгать. Почему? Ну потому, что ложь против кого-то — это преступление против своего ближнего. Он тебе может триста раз не нравиться, но он твой ближний. Ты его обязан любить. Не мстить ему и не иметь злобы. Вот поэтому — не лгать. Кстати, очень интересно, что же бывало с лжесвидетелями, если их ловили на лжесвидетельстве. Знаете, есть определение, что с ними делать. Их наказывать так, как они обвиняли какого-то человека. Если они человека обвиняют в убийстве, а потом оказывается, что этот человек невиновен, то лжесвидетелей побивали камнями — как убийц. Если они обвиняли в краже, а кражи не было — то они должны были заплатить тому, против кого они свидетельствовали, во сколько плюс пятую часть. Это должно была остановить. Поэтому Закон Божий очень четко говорит: не должно быть лжесвидетелей на суде, запрещено. Помните Суд Христов, когда Христа обвиняли, пришли лжесвидетели. Закон Божий четко говорит: не должно быть лжесвидетелей. Те, кто обвинял Христа, понимали, что стоят лжесвидетели, то есть это люди, которые должны выполнять закон, которые должны были хранить. Что они в ответ? В ответ они его нарушали — и достаточно грубо нарушали. Помните, я вам говорил о коллективной ответственности — что это значит? Преступление одного приводило к тому, что наказывались все. Почему все наказывались? Это не потому, что Бог налево и направо промахивался, потому что те, кто не останавливал преступника — они становились соучастниками преступления. И чем ты выше в обществе — с тебя и спрос больше, ты несешь ответственность. Выше в еврейском народе тех людей, которые судили Христа, не было, ни царь Ирод. Цари — это такие достаточно номинальные фигуры. Вот как первосвященник скажет — так всё и пойдет. Как синедрион скажет — так все и будет. Что они делают? Они нарушают закон. То есть они не останавливают преступление, они наводят кровь невинного человека на весь Израиль. То есть они виноваты, они не останавливают, поэтому, когда они кричали «кровь Его на нас и на детях наших» — это всё было серьёзно. Они знали, что они кричали. Если народ как-то можно еще попробовать оправдать — то ведь мы помним, кто их науськивал. Науськивали те люди, которые знали, что Христа обвиняли лжесвидетели. Дело не в том, что там верим/не верим лжесвидетелям — их вообще не должно было быть.

С вопросом про лжесвидетельство есть еще одна интересная тема, с которой стоит тоже разобраться — это о клятве. Христос говорит: не клянитесь. В Ветхом Завете есть упоминание о клятве. Кстати, я бы не стал говорить о том, что только в Ветхом Завете — и в Новом Завете есть клятва. Кстати, когда говорится о клятве в Новом Завете, то знаете, кто упоминается в клятве? — Сам Бог. Бог Собою клянется, потому что Ему больше некем клясться. То есть мы клянемся высшим, а выше Бога никого нет, поэтому Он клянется Сам за Себя. Почему Христос говорит: не клянитесь, а в Ветхом Завете есть клятва? Снова тот же самый царь Мидас. В Ветхом Завете клятва это вот — я сказал, и я буду это исполнять. Если бы вот как мы говорим: они — точно, 100%, я обещаю. Кстати, «я обещаю» — это тоже клятва — то есть подтвердить. Есть одна вещь, которую очень трудно произнести человек, одно слово короткое: «нет». Когда нас просят, когда давят на нас, сказать: нет, не хочу — это очень сложно. Это сложно не только для нас — там, тогда, тоже сложно. Сделай мне что-нибудь! — Не сделаю, не хочу. Или: не могу, не хочу. Сказать так — обидеть человека ещё и ещё. И поэтому сложилась парадоксальная ситуация — «да», но это «нет». Вот обещают и не выполняют. Но человеку-то хочется, чтобы его просьбы выполняли. А как заставить другого человека, чтобы ему и лицо сохранить, и в тоже время не сказать «нет», потому что «нет» — это обидно. Очень просто — поклясться. Вот если я просто говорю: да-да-да, но без клятвы, то это значит нет. А если я клянусь, то это значит: да. Здорово. Ладно, есть вежливость — там на Востоке, действительно, я читал, что там не говорят «нет», в Японии могут вот такую красивую фразу произнести, которая означает: нет, вы нам не подходите. Вообще это не очень хорошо. Но дальше пошло всё интереснее. Сказать без клятвы, вообще без клятвы любое обещание стало вообще на каком-то этапе восприниматься просто как треп — просто треп. И тогда разработали систему клятв: одни клятвы — это вот 100% надо выполнить; другие клятвы — это нет. И Христос об этих клятвах и говорит: если кто-то поклянется храмом — это ничего, можно не выполнять. А если кто-то поклянется золотом храма — то это надо выполнять. Если кто-то клянется жертвой — это надо выполнять, а если жертвенником — то не надо выполнять. Помните этот момент, читали. Вот это — об этом. Но извините, это просто профанация. Это вообще не о том. И поэтому Христос говорит: вот так не клянитесь, нечего трепать святыни. Почему? Люди же не клялись — вспомним глубокое детство, я помню свое детство (когда мы перестали это делать?..) — клятва смертью матери. Была такая клятва. Для неверующего человека, для ребенка — это действительно высшая клятва. Люди тогда тоже клялись — храмом, небесами, а небесами — это то же самое, что Богом поклясться; жертвой, жертвенником, золотом… — святынями. Это же — полоскать святыню, полоскать Имя Божие на языке! Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно. И поэтому Христос говорит: не надо таких клятв — вообще забудьте об этом. Вот сказали «да» — это «да» в разговоре; «нет» — это «нет». Вот здесь именно об этом. Здесь об обычной речи. То есть можно присягу принимать? — можно, потому что это не об этом. И даже слово «обещаю» можно говорить.

Следующая заповедь. Не желай дóма ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, [ни поля его,] ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ничего, что у ближнего твоего. Что люди слышали? — Не завидуй. Я однажды столкнулся — не помню, даже я как-то сказал (наши люди были, свои — и я так в разговоре упомянул), по-моему, человек шел: я вот себе такую куртку хочу купить. Мне выдают: не желай! Нет, это конечно, не об этом. Если бы ты сказал: я хочу эту куртку — вот это и имеется в виду пожелание. Вот именно о таких желаниях. То есть это заповедь, которая как бы останавливала кражу и убийства, и как бы заповедь вроде совсем-совсем простая. Но и тут есть еще кое-что интересное. Есть одна фраза в Нагорной проповеди, которую тоже достаточно так не любят упоминать, или говорят какие-нибудь гадости о христианах неверующие: это о прелюбодеянии в сердце, кто смотрит на женщину с вожделением, тот прелюбодействует в своем сердце. И Христос говорит: нет, нельзя. И понеслось всякие гадости про христиан рассказывать. Давайте разберемся с этим моментом, потому что это действительно важно. Прелюбодеяние — то есть незаконные сексуальные отношения, запрещены Священным Писанием достаточно чётко. Заповедь «не прелюбодействуй» — она есть. Вопрос: о каких прелюбодеяниях идет речь? Ну и люди, толкуя эту заповедь, говорят, конечно, о физических, запрещены физические прелюбодеяния. А о мыслях что-нибудь здесь говорится? Нет, не говорится. И поэтому фантазии можно любые. Христос говорит: нет, нельзя. Понятно, что от фантазии до дела может быть много шагов, а может быть всего один. Но Христос запрещает прелюбодеяние. Но мы же должны понимать, что Христос пришел не нарушить закон, а исполнить его. С этим словом «исполнить» есть определённые трудности, но заметьте: Христос не должен говорить того, что противоречит ранее данному откровению. То есть не может Он говорит: там есть заповедь «убивай», а Я вам говорю: не убивай. И там есть «не убивай» и здесь есть «не убивай». Есть ли заповедь о том, что нельзя на женщину смотреть с вожделением? Есть. Есть эта заповедь. Что такое «смотреть на женщину с вожделением»? — Это желать ее. А дело вот в чем. Общество, в котором жили евреи — в том числе и во времена Иисуса Христа, это было патриархальное общество, и женщина всегда кому-то принадлежала. Слово «принадлежать», если вы записываете, возьмите в кавычки, потому что это не значит, что она была рабыней, но она кому-то принадлежала в том, что она была за мужчиной. Если это была девочка — то она была за отцом; если она выходила замуж — она была за мужем. Если она остановилась вдовой, или вдруг так происходило, что она не выходила замуж — она была всё равно за мужчиной — за своими сыновьями. Она всегда была «за». Что такое «за»? — Под чьей-то защитой. Но она была чья-то, она всегда была чья-то, то есть женщин просто так не было. Были вдовы, и то — о них заботилось общество. Но это исключительный случай, а там женщина была за кем-то, т.е. она кому-то принадлежала. То есть мужчина, который смотрит на женщину с вожделением — он посягает на чужое. И Христос ничего не придумывает, Он просто повторяет то, что люди уже слышали. Вот как эта заповедь работает.

Метки 0 500
Оставить комментарий » 0 Комментариев
  • Роман, 23 июня 2017

    Спасибо! Лектор замечательный! Информация полезнейшая! Храни всех ,Господь.

    Ответить »
Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики
Всего записей: 1238
Аборты Ад Акафист Алкоголизм Ангелы Апокалипсис Аскетика Астрология Афон Бесы Библия Бог Богородица Богослужения Брак Валаам Великий Пост Вера Ветхий Завет Война Вопросы Всенощное бдение Государство Грехи Дети Добро Догматы Документальные фильмы Духовное чтение Евангелие Жизнь Здоровье Зло Иисус Христос Иконы Индуизм Искушения Ислам Исповедь История История Церкви Йога Канон Андрея Критского Катехизация Книги Колядки Крещение Литургия Любовь Медицина Милосердие Миссионерство Молитвы Монашество Музыка Мультфильм Наука Новый Завет Оглашение Оккультизм Оптина Пустынь Ответы Паломничество Пасха Патриарх Пороки Пост Православие Праздники Причастие Проповедь Психология Религии Религия Рождество Христово Святые Святыни Священники Секты Семья Серафим Саровский Сергий Радонежский Смерть Смысл жизни Спасение Старцы Страсти Страстная Суеверия Таинства Фильмы Христианство Христос Художественное кино Церковнославянский Церковь Человек Чудо Язычество рай
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес:

Самое популярное (просмотров)
Последние комментарии

Oksana: Спасибо огромное за фильм! Посмотрела на одном дыхании! На таких святых людях мир только и держаться !  

юлия: Пересматриваю этот фильм много раз. Мне жаль героиню фильма что в конце пути только она пришла к Богу, но даже за одно слово "Господи помилу …

Ольга: Святитель Лука, моли Бога о нас...

Михаил: Огромное спасибо за помощь в духовном развитии.

МаринаЖ: Замечательный фильм, как воодушевляют и радуют такие взаимоотношения в семье. Настоящая духовная семья.

Сергей: Б. Окуджава: "Никакого отношения к Франсуа Вийону эта песня не имеет. Я написал стихи о себе, о своей жизни. Но в редакции не захотели это т …

Игорь: Замечательный фильм и замечательный герой!!! Побольше таких подвижников!!!

Елена: Как узнать название песен, звучащих в фильме?  

Александр: Побольше таких фильмов и жизнь была бы другая.

Сергий: Огромное спасибо, фильм очень хороший Божей помощи всем и Слава Господу нашему Иисусу Христу