Главная » Алфавитный раздел » Апостолы » Жизнь и труды святых славных и всехвальных двенадцати апостолов Господних, семидесяти меньших апостолов и прочих равноапостольных благовестников Христовых
Распечатать Система Orphus

Жизнь и труды святых славных и всехвальных двенадцати апостолов Господних, семидесяти меньших апостолов и прочих равноапостольных благовестников Христовых

( Жизнь и труды святых славных и всехвальных двенадцати апостолов Господних, семидесяти меньших апостолов и прочих равноапостольных благовестников Христовых 14 голосов: 5 из 5 )

 

Виньетка

 

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины, священноархимандрита Святой Успенской Киево-Печерской Лавры, при Наместнике Высокопреосвященнейшем Павле, митрополите Вышгородском и Чернобыльском

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их (Пс.18:5; Рим.10:15).

Велики подвиги св. апостолов, трудившихся для распространения веры Христовой. Велика их заслуга для всего мира, через них озаренного спасительным светом Евангелия. В самое короткое время благовестив св. апостолов прошло от края до края всю вселенную и покорило ее Христу. Это чудное победоносное шествие Евангелия тем чудеснее, что все и все в тогдашнем мире вооружилось против веры Христовой. Слепой фанатизм иудеев и язычников, для которых соблазном и безумием казалась вера в Распятого (1Кор.1:22), вооружился на Христа и Его последователей. Черной клеветой порочной жизни и волшебстве преследовали ревностных учеников Христовых жрецы и грубая чернь. Люди, привыкшие жить в похотях своего сердца, озлобленно восстали против веры Христовой, повелевающей, для достижения спасения, отказаться от всех удовольствий мира и распять плоть со страстями и похотями (Гал.5:24). Гордо, надменно мудрецы и философы вооружились против евангельского учения, во всеуслышание проповедующего, что премудрость мира сего – безумие пред Богом (1Кор.3:19), что необходимо для спасения ум покорить вере и пленить в послушание Христово (2Кор.10:5). Но самые ожесточенные преследования учеников Христовых были со стороны языческих правителей, видевших в них бунтовщиков против правительственной власти и гражданских законов. Притеснения, пытки, мучения, казни, самые жестокие и разнообразные, одни других неслыханнее и бесчеловечнее, придумывала адская злоба для исторжения у христиан отречения от своей веры. Рекою лилась кровь проповедников Христа. Но чем ожесточеннее становились гонения на учение Христово, тем шире и быстрее оно повсюду распространялось. Кровь проповедников Христа, казалось, была плодоносным семенем, дающим самую обильную жатву. Сами гонители невольно изумлялись, видя, в каком множестве верующие шли на смерть, и в смущении опускали свои окровавленные руки, сознавая, что все ухищрения их раздраженной злобы бессильно разбиваются о твердость учеников Распятого. Но удивлялись мужественной проповеди св. апостолов не одни неверующие, удивлялись ей и все последующие поколения верующих, удивительна она и для нас в настоящее время. В самом деле, не были апостолы ни знамениты, ни учены, ни хитры, – средства, которыми они располагали, были такого рода, что, по человеческим соображениям, не только не могли содействовать, а скорее должны были противодействовать распространению учения Христова. Между тем, имея такие средства, св. апостолы быстро покоряли Христу вселенную – это не может не вызвать в нас благоговейного изумления. Чем же объяснить чудесное распространение Евангелия апостолами по всему миру? Твердая вера и крепкое терпение, поддерживавшие в гонениях и преследованиях, благодать Духа Святого, руководившая и укреплявшая в проповедании Христа, – вот где тайна успеха св. апостолов. Только Господу поспешствующу и слово утверждающу последствующими знаменьми (Мк.16:20) могли св. апостолы так быстро насадить по всей вселенной спасительную веру Христову. Малочисленный сначала, сонм проповедников учения Христова, с течением времени все более и более разрастался. 12 верховных апостолов, 70 меньших апостолов, свв. мужи и жены, в разное время трудившиеся в распространении веры Христовой и получившие наименование равноапостольных, – вот славный лик воинов Христовых, словом св. Евангелия повергнувших мир к подножию Креста. Каждый истинно верующий должен с благоговением чтить память этих благовестников, столь драгоценную для всего христианского мира. Всякий христианин должен знать, как они привели ко Христу вселенную, какие болезни и труды понесли они в своем многотрудном служении. Тем более знать это должны мы, православные христиане, имеющие величайшее благо принадлежать к Святой Соборной и Апостольской Церкви. Настоящая книга имеет скромное намерение познакомить православных читателей с жизнью и трудами св. благовестников Христовых. Не вдаваясь в научные изыскания, книга эта сообщает достоверные сведения, почерпнутые из Слова Божия1) и церковного Предания, из которого взято только то, что тщательно проверено уважаемыми церковными писателями2).

I. ЖИЗНЬ И ТРУДЫ ДВЕНАДЦАТИ АПОСТОЛОВ ХРИСТОВЫХ

 

1. Избрание двенадцати апостолов

После крещения от Иоанна в реке Иордане Господь Иисус Христос начал проповедывать Свое Божественное учение, творя бесчисленные чудеса и исцеляя всякие болезни (Мф.4:23). Множество народа из всей страны Иудейской стало стекаться слушать Его дивное учение и просить исцеления своих недугов (Лк.6:17–18). Эти слушатели большей частью скоро оставляли небесного Учителя и возвращались к своим житейским занятиям. Впрочем, некоторые сопровождали Спасителя почти всюду и именовались уже Его учениками (Ин.3:22, 4:1). Но и они не все были далеки от житейских интересов и не все одинаково были способны к восприятию Божественных истин. Между тем Христу предстояло решительно выступить и открыто на Свое славное служение роду человеческому, и Ему угодно было из числа учеников отделить несколько избранных, достойнейших. Прозревая душевную чистоту некоторых, Господь еще раньше призвал их порознь для следования за Собою, как бы для испытания их готовности3). Теперь, видя эту их готовность, Он вознамерился положить начало теснейшему союзу их с Собой. И вот, однажды вечером удаляется Господь на уединенную гору для молитвы. Всю ночь провел в молитве Божественный Молитвенник (Лк.6:12). Кто знает, что обнимала в это время молитва Господня? Может быть, Сын Человеческий просил Отца Своего Небесного об укреплении на предстоящий Ему подвиг; может быть, Он призывал благословение Отчее Себе на Свое великое дело и избираемым ученикам на их служение этому делу. Настало утро. Укрепленный ночной молитвой, Господь призывает к Себе на гору учеников Своих, и здесь, среди торжественной тишины, вдали от мирского шума, избирает из них двенадцать. Вот их имена: Симон, Петр и Андрей, брат его, Иаков и Иоанн, сыновья Зеведея, Филипп и Варфоломей, Матфей и Фома, Иаков Алфеев и Симон Зилот, Иуда Иаковлев и Иуда Искариот, который потом предал Христа (Лк.6:14–16; ср. Мк.3:16–19). Все это были большею частью люди простые, малообразованные, бедные галилейские рыбаки. Господь избрал их, как доказавших свою любовь и привязанность к Нему, доверчивых, как детей, не зараженных мечтами ложного просвещения. Себе Самому Он предоставил их образование, и учил их не только словом, но и делом, одних и пред народом, в доме и на пути, на суше и на море. Им Господь открывал тайны Царствия Своего, нередко изъяснял Свое учение наедине(Мк.4:34; Мф.13:36). Он постепенно искоренял их предрассудки, принесенные из Иудейского учения, умерял в них сердечные движения и приводил их в согласие с их обязанностями. Господь очищал и просвещал их ум и сердце, приготовляя их к полнейшему излиянию в них Духа истины и освящения. Они постоянно были при Нем (Мк.3:14), повсюду сопровождали Его, были всегдашними Его спутниками и собеседниками, слушали Его учение, были свидетелями Его жизни и деятельности, Его чудес, Его страданий, смерти, воскресения и вознесения на небо, и имели сами потом свидетельствовать о том, что видели, слышали, осязали. Сначала они были в отношении к Господу как ученики; в конце Своего земного поприща Он уже назвал их друзьями (Ин.15:14–15), как такими, от которых Он ничего не скрывал; наконец, по Воскресении Своем, наименовал их братиями (Ин.20:17), как самыми близкими к Себе существами. По роду служения своего они Самим Господом наименованы были апостолами (Лк.6:13), т. е. посланниками. Двукратно Христос Спаситель посылал их на проповедь. Сначала, дав им власть творить чудеса, послал их по двое пред лицем Своим только к погибшим овцам дома Израилева (Мф.10:5 и дал.; Мк.6:7 и дал.). Потом, после смерти и славного Воскресения, послал их проповедовать Евангелие всей твари (Мк.16:15), научать все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф.28:19). Число 12 апостолов, нарушенное отпадением Иуды, вскоре по Вознесении Христа восполнено было избранием по жребию Матфия (Деян.1:20, 23–26). В день Пятидесятницы апостолы прияли Духа Святого, нисшедшего в виде огненных языков и почившего на них Своей благодатью (Деян.2:1–4). По сошествии уже Святого Духа, по непосредственному призванию Христа и озарению Духа Святого, к лику 12-ти апостолов был присоединен Павел4), великий апостол язычников (Рим.11:13, 15:14–19). Исполняя повеление Господне, свв. апостолы через 12 лет по Вознесении Христа, которые по церковному Преданию они пребывали вместе в Иерусалиме5), разошлись и везде проповедовали имя Христово (Деян.16:20; Мк.16:20). По всей земле раздался голос их, и до края вселенной разнеслись слова их (Рим.10:18).

2. Св. апостол Петр

В Палестине, в пределах Галилейских, на берегу Галилейского озера расположился небольшой городок – Вифсаида. В нем жили большей частью рыбаки, отчего он и получил свое название, которое на еврейском языке значит – «рыбачье место». Жил там и бедный рыбак Иона, происходивший из колена Симеонова. У него было два сына – Симон и Андрей. Старший сын Ионы, Симон, женился на дочери Аристовула, брата св. апостола Варнавы, и имел от нее сына и дочь. Симон был человек простой, неученый, но боялся Бога и строго соблюдал заповеди Божии. Он вместе с отцом своим занимался рыбной ловлей; когда постарел отец, он продолжал заниматься ею один и тем содержал жену, детей, престарелого отца и тещу. И этому простому рыбаку суждено было впоследствии сделаться великим первоверховным апостолом.

Однажды Иоанн Предтеча стоял недалеко от Иордана с двумя учениками своими, из которых один был Андрей, брат Симона. Увидев проходящего мимо Христа, Иоанн, указав на Него, сказал: «Се Агнец Божий». Оба ученика, оставив своего учителя, немедленно пошли вслед за Христом. Они попросили у Христа позволения видеть Его жилище и пробыли у Него весь тот день. Наутро Андрей поспешил поделиться своими впечатлениями со старшим братом. С радостью он открыл Симону, что видел Мессию-Христа, и повел его самого к Господу. Христос взглянул на Симона и, провидя твердость и силу веры его, сказал: Ты – Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, или Петр (камень) (Ин.1:36–42). У Симона была душа горячая, пламенная; он даже нередко подчинялся порывам сердца более, чем голосу рассудка; способный увлекаться часто до самоотвержения, он вместе с тем не всегда умел благоразумно сдерживаться в своих увлечениях. Увидав кроткое лицо Христа и услыхав обращенные к нему пророческие слова, Симон воспылал горячей любовью к Иисусу, он уже уверовал, что видит пред собою Христа, посланного Богом для спасения мира. Однако Симон-Петр не оставил еще своего дома и своего промысла; он продолжал доставлять пропитание своим домашним рыбной ловлей, в чем помогал ему иногда, по старости отца, и младший брат Андрей. Так жили братья, пока оба не были призваны Самим Христом на апостольство. Вот как это было.

Однажды Иисус Христос, проходя по берегу озера Галилейского, увидел две лодки, причаленные к берегу, а рыбаки на берегу вымывали сети. Между этими рыбаками был и Симон-Петр с братом. Войдя в лодку Петра, Христос просил его отплыть немного от берега. Сидя в лодке, Он учил народ, собравшийся около озера. Окончив проповедь, Господь обратился к Петру. «Отплыви на глубину, – сказал Он ему, – и закиньте сети свои для лова». – «Учитель, – отвечал Петр, – мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину». Тотчас сети были закинуты, и было поймано такое множество рыбы, что даже сеть прорывалась. Дав знак товарищам на другой лодке, чтобы пришли на помощь, с ними едва вытащили улов. Рыбы было такое необыкновенное множество, что, наполненные ею, обе лодки начали тонуть. От этой чудесной ловли рыбы всех присутствовавших объял священный ужас. Все оставались в немом изумлении от необычайного чуда, и только Петр не мог удержать чувств, волновавших его сердце. Чувство своего недостоинства было так в нем велико, что он совершенно не мог понять, чего хочет Господь от него, человека простого. «Выйди от меня, Господи, потому что я – человек грешный», – пав на колени, воскликнул он. Но Господь успокоил его и сказал: «Не бойся; отныне будешь ловить человеков» (Лк.5:1–11; Мк.1:16–2; Мф.4:18–22). Это было и повеление и обещание. Тогда обе лодки были вытащены на берег, и Петр с Андреем, оставив все, последовали за Христом.

Вскоре после этого Христос с учениками Своими, Иаковом и Иоанном, посетил убогий дом Петра. Теща Петрова в то время лежала больная в горячке. Иисусу Христу сказали о ней, и Он, подойдя, взял ее за руку и поднял. Тотчас горячка оставила больную, и она служила Божественному Гостю. Перед наступлением вечера, когда заходило солнце, стали приносить и приводить в дом Петров к Иисусу больных и бесноватых, и чуть не весь город собрался к дверям убогого жилища рыбака. Христос исцелил страдавших различными болезнями и изгнал многих бесов. Наутро, встав очень рано, Господь вышел из дома Петрова и удалился в пустынное место для молитвы. Тогда и Петр оставляет дом свой и всех домашних и с другими учениками идет вслед за Христом. «Все ищут Тебя, Господи», – говорит он Христу, найдя Его. Но Христос отвечал: «Пойдем в ближние селения и в другие города, чтобы мне и там проповедовать о Царствии Божием, – Я для того пришел» (Мк.1:29–38). С этого часа Петр уже не отлучается от Христа, повсюду сопровождает Его, наслаждаясь Его учением.

Уверовав в Господа Иисуса Христа с первой встречи, Петр все более и более укреплялся в вере, будучи постоянным свидетелем великих чудес Христа, которые явно свидетельствовали, что Он – Сын Божий. Душа Петра пламенела глубокой верой и горячей любовью к Господу. Вот пример твердой веры Петра. Однажды Христос учил о таинстве тела Своего. Это учение большинству слушателей показалось странным и непонятным, и многие из учеников Христа, соблазнившись, оставили Его. «Что же, и вы не хотите ли оставить Меня?» – спросил Господь апостолов. «Господи, – от лица всех их воскликнул пламенный Петр, – куда пойдем? Ты глаголы жизни вечной имеешь в Себе; и мы уверовали и познали, что Ты – Христос, Сын Бога Живаго!» (Ин.6:60–69). Петр первый из учеников высказал и торжественное исповедание Христа. Когда Христос, придя в страны Кесарии Филипповой, спрашивал учеников Своих, за кого Его почитают люди, а потом за кого они сами Его почитают, Петр за всех горячо отвечал: «Ты Христос, Сын Бога Живаго». Тогда Христос сказал ему на это: «Блажен ты Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах. И Я говорю тебе: ты – Петр (камень), и на этом камне Я создам Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ее. И дам тебе ключи Царства Небесного, и что ты свяжешь на земле, будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, будет разрешено на небесах» (Мф.16:13–19).

В этих словах содержится высокая похвала вере Петра. Но горячность чувства иногда увлекала Петра за пределы должного, так что даже Господь порой упрекал его за это. Вот один подобный пример. Господь открывал ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин, первосвященников и книжников, быть убитым и в третий день воскреснуть. Пламенно любящий Христа Петр и мысли не мог допустить, что Христос сколько-нибудь пострадает. От преизбытка любви к Господу он не хотел, чтобы что-нибудь подобное случилось. Отозвав Христа, он начал прекословить Ему, говоря: «Сохрани Бог! Этого не будет с Тобою, Господи!» Со строгим упреком отвечал ему Христос: «Отойди от Меня, сатана; ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф.16:21–23). В другой раз горячность чувства соединилась в Петре с колебанием и сомнением. Это было вскоре после чудесного насыщения пятью хлебами пяти тысяч человек. Ученики плавали в тихий вечер по спокойному озеру. Сердце их еще было полно совершившимся, и они беседовали о великом чуде, свидетелями которого недавно были. Вдруг поднялся сильный противный ветер, и громадные волны окружили небольшую лодку. Из всех сил трудились ученики, чтобы скорее добраться до берега, но мало продвигались вперед. Иисус, молившийся на горе, увидел их бедственное положение и пошел к ним прямо по волнам. «Это призрак», – со страхом вскричали ученики, видя, как будто тень какая движется по воде. Но Христос поспешил ободрить их: «Ободритесь, это – Я, не бойтесь!» Смелый и горячий Петр был особенно поражен неожиданным явлением их Учителя и Его словами. «Господи, – воскликнул он, – если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде!» – «Иди», – отвечал Христос. Петр вышел из лодки и по воде направился к Господу. Он шел, пока его держала вера, но когда он увидел, что еще далеко находится от Господа, что ветер не перестает, что под ногами у него зияет страшная черная бездна, то испугался, стал сомневаться, и тотчас начал тонуть. «Господи, спаси меня!» – с отчаянием вскричал он, погружаясь в глубину морскую и в ужасе поднимая руки. Простерши руку Свою и поддерживая утопающего, Христос обратился к нему, с упреком: «Маловерный, зачем ты усомнился?» (Мф.14:29–31). Вообще, Петр больше других учеников нуждался в особом руководительстве Господа. Но в то же время за свою любовь к Господу, за глубокую веру в Него Петр был одним из приближенных учеников Спасителя. Только он с другими двумя учениками, Иаковом и Иоанном, сподобился видеть на горе Фаворской славное Преображение Господне и слышать голос Бога Отца, с неба нисшедший к Господу (Мф.17:1–13; Лк.9:28–36; Мк.9:2–13). Об этом и сам апостол Петр свидетельствует в своем послании (2Пет.2:16–18).

На Тайной Вечери пламенная душа Петра не могла вынести мысли, что Христос, Сын Божий, будет служить ему вместо раба. «Господи, – говорил он, – Тебе ли умывать мои ноги?» – «Что Я делаю, – отвечал Господь, – теперь ты не разумеешь, а уразумеешь после». Тихая и таинственная важность этих слов требовала скорого и безусловного повиновения. Но Петр в своих действиях привык следовать больше чувству. «Что тут разуметь, – думал он, – если дело идет о таком уничижении Учителя и Господа». Горячо он возражает: «Не умоешь ног моих вовек». Все движения говорящего показывали, что он готов сдержать свои слова. В другое время такое смирение, может быть, заслужило бы похвалу, но не теперь. «Если не умою тебя, – отвечал Господь, – не имеешь части со Мною». При этих хотя все еще таинственных словах нельзя уже было не понять, что дело идет более чем о чувственном умовении. Петр тотчас пробудился от сомнения, и весь пламень его обратился в другую сторону: «Твори со мной, что угодно, – подумал он, – только не лишай части с Собою». И он горячо воскликнул: «Господи, не только ноги мои, но и руки и голову»…(Ин.13:6–10).

Во время знаменательной прощальной беседы Иисуса Христа с учениками Петр самоуверенно заявляет свою непреклонность следовать за Господом даже до смерти. «Я душу свою положу за Тебя», – говорит он Господу. «Душу свою положишь за Меня? – отвечал Господь. – Истинно, истинно говорю тебе: не пропоет петух, как трижды отречешься от Меня». – «Если и все соблазнятся о Тебе, – сказал смущенный Петр, – я не соблазнюсь. Я с Тобою готов и в темницу, и на смерть». – «Симон, Симон, – отвечал ему Господь с чувством глубокого умиления, – если бы ты знал, с какими врагами должно иметь дело! Вот сатана просит дать ему волю, чтобы рассеять вас, как пшеницу. Но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя, – и ты, когда восстанешь от падения сам, утверди братьев твоих» (Ин.13:36–38; Лк.22:31–32). Это предсказание потом сбылось с буквальной точностью.

Окончилась вечеря, прекратилась прощальная беседа, и Господь с тремя избранными учениками – Петром, Иаковом и Иоанном – удаляется в сад Гефсиманский для молитвы. Душа Его замирала смертельно, Он скорбел и тосковал и просил учеников вместе бодрствовать с Ним. Но когда Он, пав лицом на землю, с кровавым потом горячо молился Богу Отцу, в то время ученики Его крепко заснули. «Симон, ты спишь? Вот и одного часа не мог ты бодрствовать со Мной!» (Мк.14:33–37; Лк.22:41–46). В таких словах Господа слышался упрек Петру. Только что он высказал готовность идти за Учителем всюду, даже и на смерть, а теперь не мог бодрствовать с Ним и разделить последних минут сердечной тоски, душевной скорби.

Но вот настал час, появилась толпа народа с фонарями и светильниками, с мечами и кольями. Это шел предатель на свое злодейское преступление. Возмутилась душа Петра: он не выдержал, извлек меч, ударил им первосвященнического раба, по имени Малх, и отсек ему правое ухо. Эта горячая несдержанность вызвала упрек Господа. «Вложи меч свой в ножны, – сказал Он строго Петру, – неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, чтобы Он послал Мне более двенадцати легионов Ангелов? Как же сбудется предсказанное в Писаниях, что этому должно быть?»… (Мк.14:43; Ин.18:10–11; Мф.26:51–54). И вслед же за этим горячим порывом Петр малодушно трижды отрекается от Христа, за Которого он готов был и душу положить. «Не знаю я этого человека», – в замешательстве боязливо говорит он. Встретив немой упрек Христа, взглянувшего на него, и услыхав в третий раз пение петуха, Петр вспомнил слова Спасителя и горькими слезами покаяния стал оплакивал свой необдуманный поступок (Мф.26:69–75; Лк.22:56–62; Мк.14:66–72). Эти непритворные слезы, это истинное сердечное раскаяние дали Петру прощение. Петр первый из апостолов удостоился увидеть воскресшего Господа (Лк.24:34;1Кор.15:5). Это было верным свидетельством того, что он получил прощение. Трудно, конечно, и представить ту глубину радости, которая объяла сердце Петра при виде воскресшего Христа. После этого Господь, явившись ученикам при море Тивериадском, истязует любовь Петра, и он троекратное отречение заменяет троекратным засвидетельствованием любви. «Господи! Ты все знаешь, – Ты знаешь, что я люблю Тебя», – говорит он. «Паси овец Моих», – отвечал Господь Петру на каждое уверение в любви (Ин.21:1, 15–17). Так Петр был поставлен от Господа пастырем овец словесных.

После Вознесения Господня 11 апостолов пребывали в Иерусалиме и единодушно проводили время в молитве. Однажды в присутствии других верующих Петр напомнил об отпадении от них Иуды, на место которого, для восполнения числа 12 апостолов, должен быть избран другой. Апостолы обратились с молитвой к Богу и по жребию избрали Матфия, который и раньше был учеником Христовым (Деян.1:13–26). Настал день Пятидесятницы. Все ученики Христовы в этот великий праздник собрались по обыкновению вместе, недалеко от храма. Множество иудеев из всей Палестины и из других, самых отдаленных стран собралось на праздник в Иерусалим. Все они приходили в храм для принесения жертв и для молитвы. Вдруг с неба послышался шум, как бы от порыва сильной бури, и устремился к тому месту, где были собраны ученики Христовы. Бурное дыхание наполнило комнату, где они были собраны, и явились разделяющиеся, как бы огненные языки, которые опустились на каждого из них. Все исполнились Духа Святого и начали говорить на разных языках. Шум привлек к апостолам множество народа. Собравшиеся из разных земель изумились и недоумевали тому, что все апостолы говорят на разных языках; одни из них спрашивали друг друга, что это значит; другие, насмехаясь, говорили, что апостолы, верно, напились вина. Тогда св. апостол Петр стал с прочими апостолами пред народом и, возвысив голос, начал говорить. Он объяснил собравшимся, что событие, свидетелями которого пришлось им быть, есть предреченное в Ветхом Завете излияние Духа Святого, и присоединил воодушевленную проповедь о Христе. Эта первая проповедь св. апостола Петра привела в умиление многих, и они спрашивали, что им делать. Св. Петр отвечал: «Покайтесь и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов и получите дар Святого Духа…» Проповедь Петра в один час обратила ко Христу до 3000 человек (Деян.2:1–41).

Великий проповедник Слова Божия, св. апостол Петр вскоре явился и великим чудотворцем. Однажды, входя со св. Иоанном Богословом в храм на молитву, он перед Красными дверями храма увидел хромого, который не ходил от рождения. Убогий обратился к апостолам, прося милостыни. Тогда Петр, взяв его за правую руку, поднял и сказал ему: «Именем Господа нашего Иисуса Христа, встань и ходи». В то же мгновение утвердились ноги его, он встал, начал ходить и, войдя за апостолами в храм, прославил Бога. Все пришли в изумление от этого чуда, и Петр обратился к народу с проповедью и привлек ко Христу до 5000 человек (Деян.3:1–4). Немало и других чудес совершил св. апостол Петр. В городе Лидде он возвратил здоровье одному человеку, именем Энею, восемь лет лежавшему в расслаблении. В городе Иоппии он воскресил из мертвых девицу Тавифу (Деян.9:33–41). Но не только словами и руками св. апостол Петр творил чудеса и подавал исцеления: и самая тень его имела целебную, чудотворную силу, поэтому, когда он шел куда, спешили выносить больных, чтобы хотя бы тень проходящего апостола осенила недужных и исцелила их (Деян.5:15–16). Все эти чудотворения многих привлекали ко Христу.

Св. апостол Петр был ревнитель правды и истины, и поэтому всегда был строгим обличителем и карателем неправды и лжи. Вот замечательный случай такого обличения. Между верующими царствовало полное согласие, как бы у всех было одно сердце и одна душа. Никто ничего из имения своего не называл своим, а все было у них общее. Владельцы земли или домов продавали их и приносили цену проданного к апостолам. Из этих денег каждому выдавали, кто в чем имел нужду, так что бедных не было между верующими. Но некто Анания с женой своей Сапфирой, продав имение, утаили несколько из цены, а часть принесли к апостолам. Тогда Петр строго обличил их за то, что они решили искусить Духа Святого и солгали Богу. Оба пали бездыханными к ногам апостола (Деян.4:34–37, 5:1–12). Вот еще случай ревности Петра, бывший вскоре после того, как в Иерусалиме поднялось гонение на Церковь. В то время весьма многие из верующих оставили Иерусалим и разошлись по Иудее и Самарии и заходили даже за пределы Палестины. Они везде проповедовали иудеям учение Христово. Один из семи диаконов, Филипп, пришел в главный город Самарии, Севастию, и проповедовал жителям о Христе. Народ единодушно внимал проповеди. В городе находился некто Симон, выдававший себя за какого-то великого и изумлявший самарян волхованием. Видя чудеса, совершаемые Филиппом, и он уверовал и крестился. Но вера его не была искренна. Через некоторое время пришли в Самарию свв. апостолы Петр и Иоанн, чтобы помолиться о ниспослании Святого Духа на новокрещенных. Симон, увидев, что через возложение рук апостольских крещеные приемлют Духа Святого и начинают говорить иными языками и пророчествовать, принес апостолам денег и сказал: «Дайте и мне такую власть, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святого». Тогда апостол Петр строго отвечал ему: «Да погибнет с тобою серебро твое, если думаешь за деньги получить дар Божий. Нет тебе в этом участия и жребия, потому сердце твое неискренне пред Богом… Вижу, что ты исполнен горькой желчи и находишься в узах неправды…» (Деян.8:4–21). С этим Симоном св. апостолу Петру пришлось и еще впоследствии встретиться.

Между тем учение Христово более и более распространялось среди иудеев. Св. апостол Петр, первый проповедовавший имя Христово иудеям, первый же отверз дверь веры во Христа и язычникам. Во время пребывания его в Иоппии ему было видение ниспущенного с неба полотна с нечистыми четвероногими животными и гадами. Когда Петр отказывался от такой пищи, как от нечистой, ему было сказано: «Что Бог очистил, того не считай нечистым…» Это видение знаменовало обращение в веру Христову язычников. Когда видение прекратилось, пришли к Петру посланные от Корнилия – сотника из Кесарии. Корнилий хотя был и язычник, но проводил благочестивую жизнь, всегда молился Богу и раздавал много милостыни. Однажды во время молитвы явился ему Ангел и велел призвать к себе Петра, чтобы он научил, как ему спастись. Наставленный небесным видением, Петр без колебания и сомнения отправился к Корнилию. Во время проповеди его в доме Корнилия Дух Святой сошел на всех, слушавших ее. Видя это чудесное излияние Святого Духа на некрещеных еще язычников, Петр, не обрезывая их в иудейство, крестил во имя Господне. За это ему пришлось выслушать упрек от верующих из обрезанных. Но он успокоил их, сказав, что ему было особенное небесное видение, внушавшее не гнушаться язычниками, и что еще во время проповеди Дух Святой сошел на них. Тогда верующие прославили Бога, дарующего и язычникам спасение (Деян.10:1–11:18). И еще раз потом пришлось св. апостолу Петру напомнить верующим об этом случае, когда некоторые соблазнялись, что обращающиеся язычники не обрезываются и не исполняют Закона Моисеева. На соборе апостольском, собранном в Иерусалиме для решения этого вопроса, апостол Петр напоминал об обращении через него язычников в Кесарии, и тем привел дело к скорому окончанию. Все согласно решили, что не нужно отягощать обращающихся из язычества, заставляя их обрезываться и исполнять Закон Моисеев, но только они должны удерживаться от языческих обычаев и жизни языческой (Деян.15:1–2, 5–29).

С постоянным возрастанием числа верующих росла и злоба начальников иудейских на проповедников Христа. Еще после обращения ко Христу в одно время 5000 человек свв. апостолов Петра и Иоанна потребовали для ответа в синедрион. Апостолы перед всем собранием начальников и старейшин израилевых неустрашимо проповедовали имя Христово. Первосвященники строго запретили им впредь учить о Христе и только из боязни народа, уважавшего апостолов, не сделали им что-нибудь худшего. Но вот совершилось первое убийство: был побит камнями св. архидиакон Стефан; преследовал верующих и Ирод, владевший тогда Иудеей, видя, что этим может угодить иудеям. Взоры его обратились и на Петра как главу общества верующих. Тогда Петр, закованный двумя железными цепями, был заключен в темницу. В ночь, после которой назначено было Иродом предать Петра на суд народу, спал он, скованный, между двумя воинами, и стражи у дверей стерегли темницу. Вдруг предстал перед ним Ангел Господень, и свет осиял темницу. Прикоснувшись к Петру, Ангел пробудил его и сказал: «Встань скорее». Цепи мгновенно спали с рук Петра. Ангел продолжал: «Опояшься и обуйся». Петр исполнил приказанное. «Надень одежду твою и иди за мною», – говорил Ангел. Петр пошел за ним, не понимая, что с ним, и думая, что видит видение. Пройдя первую и вторую стражу, они достигли железных ворот, ведущих в город, и те сами собой отворились перед ними. Прошли они одну улицу, и вдруг Ангел исчез. Тогда св. апостол пришел в себя. «Теперь я вижу воистину, – сказал он, – что Господь послал Ангела Своего и избавил меня из рук Ирода и от всего, чего ожидал народ иудейский». Велика была радость верующих при виде Петра, чудесным образом избавленного из темницы (Деян.12:1–17).

После чудесного избавления Петру уже нельзя было оставаться в Иерусалиме, и он удалился вообще из Палестины, которая в это время вся принадлежала Ироду. Из Иерусалима св. апостол Петр пошел в Кесарию Стратопийскую и поставил здесь епископа. Отсюда он отправился в Финикию, и рукоположил епископов для городов Синода, Берита и Триполиса. После этого посетил он остров Родос, Валонею, Понт и приморский город Лаодикию. Здесь Петр исцелил многих больных и из многих бесноватых изгнал злых духов. Поставив епископа для верующих Лаодикии, Петр перешел в Сирийский город Антиохию. Там в это время скрывался Симон-волхв от воинов, посланных римским императором Клавдием схватить его. Узнав о прибытии в Антиохию апостола Петра, Симон волхв поспешно бежал от него в Иудею. В Антиохии апостол успешно проповедовал Христа, исцелял недужных и творил чудеса. Здесь же он рукоположил епископов для Сиракуз и Тавромении, городов на острове Сицилии. Из Антиохии Петр направил свой путь через всю Малую Азию до ее северного края, омываемого Черным морем. Так через Каппадокию и Галатию он достиг Пафлагонии, области на берегу Черного моря. Посетив Синоп, приморский город Пафлагонии, апостол пошел к юго-востоку в область Понтийскую и посетил город Амос. Отсюда он отправился на запад к нынешнему Мраморному морю и в области Вифании, омываемой этим морем, посетил города Никомидию и Никею.

Из Вифании св. апостол Петр поспешил в Иерусалим на праздник Пасхи. По пути он посетил в Галатии город Пессинулту, заходил в область Каппадокию в Сирии и останавливался в Антиохии. После этого уже, наконец, Петр прибыл в Иерусалим. Здесь его посетил св. апостол Павел, уже по прошествии трех лет от обращения ко Христу. Павел затем и приходил в Иерусалим, чтобы видеться с апостолом Петром, и пробыл у него 15 дней (Гал.17:18). Это была первая встреча первоверховных апостолов. После праздника Пасхи Петр опять вернулся в Антиохию. Поставив там епископа, он направился снова к Мраморному морю. По пути туда он посетил город Синноду во Флигийской области. Потом опять был в Никомидии на берегу Мраморного моря. В Никомидии апостол Петр рукоположил епископа и направился отсюда на юго-запад к архипелагу. По дороге он заходил в город Клиоп, куда поставил епископом Корнилия сотника. Наконец Петр снова возвратился в Иерусалим. Так св. апостол Петр обходил всю Малую Азию, Палестину и Сирию и везде проповедовал Слово Божие и рукополагал по городам епископов.

По прибытии апостола Петра в Иерусалим явился ему в видении Господь и сказал: «Встань, Петр, и иди на запад, – нужно и западу просветиться твоею проповедью. Я буду с тобою». Апостол Петр рассказал верующим о явлении Господа, простился с ними, и опять отправился в Антиохию посетить тамошние церкви. В Антиохии Петр опять встретился с апостолом Павлом. Павел обличил апостола Петра за то, что он стал делать неправильные уступки христианам из иудеев и начал чуждаться общения с христианами из язычников (Гал.2:11 и дал.). Обходя церкви Сирии, Петр в это время, вероятно, посетил верующих в Вавилоне. Отсюда он пишет свое Первое Соборное послание рассеянным по разным странам верующим, преимущественно из иудеев. В этом Послании апостол благодарит Бога за твердость верующих, дает им христианские наставления, применительно к различным состояниям в Церкви и гражданском обществе, и возбуждает к дальнейшим подвигам ради Христа. Одним из главных побуждений к написанию Послания был дошедший до апостола Петра слух о том соблазне и о тех сомнениях, которые были произведены между верующими спором двоих верховных апостолов в Антиохии6). Это Послание было как бы прощальным наставлением верующим Азии: апостол, быть может, предчувствовал, что уже не вернется больше к ним. Поручив передать Послание верующим бывшему в Вавилоне Силуану (1Пет.5:12), сам Петр, исполняя повеление Божие, направил свой путь на запад. По дороге он посетил христиан в городах Тарсе, Ликии, Ефесе и Смирне и рукоположил для этих городов епископов. Потом, переплыв из Азии в Европу, св. апостол прибыл в Македонию и поставил епископов в города Филиппы, Солунь, Коринф и Патры. Отсюда Петр переплыл на Сицилию. Пробыв немного времени в городе Тавромении у здешнего епископа Панкратия, апостол Петр наконец переправился в Италию и прибыл в Рим. Здесь он каждый день проповедовал и в народных собраниях, и на городских площадях, и в домах – и многих обращал ко Христу и крестил.

В это время в Риме всех поражал своим волхвованием Симон-волхв. Император Клавдий послал воинов в Азию взять Симона и представить в Рим для наказания. Долго Симон скрывался от воинов, наконец был схвачен и представлен в Рим. Но Симон не был казнен, как изначально решил император. Бесовской хитростью он обольстил и омрачил умы многих так, что его стали почитать за бога. Сам император был изумлен волшебством Симона и велел поставить около реки Тибр изображение Симона с надписью: «Симону, святому богу». Так Симон царил в Риме. Теперь, когда сюда пришел апостол Петр, давнишний его враг, и всех привлекал к себе учением и чудесами, Симон был озлоблен на это, как он думал, вторжение в его царство. Он боялся, что слух о новом великом чудотворце омрачит его собственную славу. Между тем Петр, узнав, что в Риме живет Симон-волхв, называет себя Христом и обманывает народ разными ложными чудесами, воспламенился ревностью и решил тотчас же разрушить его чары. Поспешно пошел он к дому Симона, но у ворот дома он встретил множество народа, который не пустил его в дом. «Почему вы не пускаете меня войти к обманщику волхву?» – обратился Петр к народу. «Он не волхв, а сильный бог, – отвечали апостолу, – вот он поставил у ворот своих стражу, которая знает все помышления людские». При этих словах указали Петру на большого черного пса, лежащего в воротах, и прибавили: «Этот пес умерщвляет всякого, кто несправедливо думает о Симоне». – «Я говорю истину, – возразил Петр, – что Симон – бесовский слуга». Подойдя затем ко псу, Петр сказал ему: «Иди, скажи Симону: Петр апостол желает войти к тебе». Пес тотчас же встал и человеческим голосом сказал Симону, что приказал апостол. Весь народ, бывший здесь, пришел в ужас от такого чуда. «Пускай войдет Петр», – отвечал Симон на слова апостола. Петр вошел в дом, где Симон обольщал народ привидениями; это, по его словам, были души умерших людей. Перед лицом народа он воскрешал мертвых, и они поклонялись ему, как богу. Хромые вдруг начинали ходить и скакать. Сам он превращался то в животных, то в огонь. Так он прельщал безумных. Но при Петре все эти бесовские мечтания мгновенно исчезали.

Симон больше и больше озлоблялся против св. апостола Петра. Не в силах молчать и скрыть свою злобу, он открыто восстал против апостола. Случилось в это время в Риме, что у одной благородной вдовы царского рода умер в молодых летах сын. Мать неутешно плакала о безвременно умершем юноше. Утешавшие ее вспомнили о появившихся в Риме Петре и Симоне, о которых шел слух, что они воскрешают мертвых. Тотчас обоих призвали к умершему, одни – Петра, другие – Симона-волхва. На похороны собрались знатные граждане Рима и множество народа. Симон, надеясь на силу своего волшебства, думал посрамить св. апостола Петра. «Если я воскрешу мертвого, убьете вы Петра?» – горделиво обратился он к народу. «Живого сожжем пред глазами твоими», – воскликнул народ. Симон подошел к умершему, начал свои волхвования и при помощи бесовской силы сделал, что мертвый пошевелил головой. «Ожил, ожил», – громко раздалось в народе. С криком все бросились схватить Петра, но он сделал знак рукой, прося остановиться и замолчать. «Если юноша жив, – заговорил он, когда водворилось молчание, – то пусть встанет, начнет ходить и говорить, а пока этого еще нет, знайте, что Симон обманывает вас мечтательными призраками». Но Симон, должно быть, все продолжал надеяться на себя. Он начал ходить вокруг умершего, призывая бесовскую силу. Долго он ходил, а все ничего не мог сделать.

Народ с нетерпением следил за каждым его движением. Наконец, сознавая, что воскресить мертвого превышает его силы, Симон хотел со стыдом бежать и только удержанный народом остался на месте. Тогда св. апостол Петр, став в отдалении, простер руки к небу и молился Богу. Помолившись, он обратился к юноше: «Встань, юноша! Воскрешает и исцеляет тебя Господь Иисус Христос!» В то же мгновение мертвый открыл глаза, поднялся на ноги и стал ходить и говорить. «Един есть Бог, проповедуемый Петром!» – в изумлении воскликнул народ. Постыженный Симон, показав себя в призраке с собачьей головой, бросился бежать. Но народ опять не пустил его. Все были в сильном возбуждении, и одни настаивали, чтобы волхв был побит камнями, другие требовали сжечь его живым. Апостол Петр остановил общее движение. «Господь наш и Учитель, – сказал он, – повелел не платить злом за зло. Отпустите его, пусть идет, куда хочет. Довольно с него стыда и поношения, немало он наказан и тем, что должен был при всех сознать свое бессилие и всю ничтожность своего волшебства». Так легко избавившись от верной смерти, прошел к своему ученику Маркеллу. Он привязал у дверей его дома железною цепью большого пса и сказал: «Посмотрю я, как-то войдет сюда Петр». Через час действительно пришел апостол. Он отвязал пса и сказал ему: «Пойди, скажи Симону-волхву: перестань бесовским действием прельщать людей, за которых Христос пролил кровь Свою». Пес послушно пошел и человеческим голосом пересказал Симону, что было приказано апостолом. Маркелл пришел в изумление от этого чуда. Поспешно вышел он навстречу Петру и с почестью принял его в дом свой, а Симона вместе с псом выгнал вон. Пес, раньше не делавший никому вреда, теперь бросился на самого Симона, начал рвать на нем одежду и повалил на землю. Петр, увидав это из окна, именем Христовым повелел псу не причинять никакого вреда Симону. Пес исполнил повеление апостола и только растерзал на Симоне всю одежду, так что волхв, к великому стыду своему, остался совсем обнаженным. Тогда народ, собравшийся там, с громким криком и ругательствами выгнал Симона вон из города. После этого он целый год не приходил в Рим.

Между тем воцарился в Риме новый император Нерон. Нашлись злые люди, которые расхвалили ему Симона-волхва. Нерон обратил на него внимание и призвал к себе. Симон сумел прельстить императора и тот весьма полюбил его, сделал его своим другом и взыскал своими милостями. И народ скоро опять стал следовать за Симоном, изумляясь его ложным чудотворениям. Только апостол Петр продолжал разоблачать обман и разрушать чары волхвования. Так, однажды Симон стал дерзко говорить, что он даст отсечь себе голову и в третий день воскреснет. Множество народа собралось видеть это чудо. Симон же подставил вместо себя под меч барана, придав ему в призраке вид человека. Таким образом вместо головы Симона была отрублена голова барана. Оставалось ждать воскресения Симона через три дня. Но Петр раскрыл перед народом богохульный обман дерзкого волхва, он показал всем действительный вид обезглавленного барана. Лживость волхва стала очевидна для всех, и все с негодованием ругали Симона.

Не имея сил в чем-либо оспорить Петра и не в состоянии будучи дольше сносить свой стыд и посрамление, он решился употребить в дело еще один, последний обман, чтобы с честью, как он думал, выйти из своего затруднительного позорного положения. Он обещал народу, что вознесется на небо. Собрав всех служащих ему бесов, Симон вышел на середину Рима. Надев на голову лавровый венок и войдя на одно высокое здание, он с гневом обратился к народу: «Римляне! до этого времени вы пребываете в безумии – оставили меня и ходите по следам Петра; за это и я оставлю вас, и не стану более защищать этот город. Вот я повелю ангелам моим, и они у вас на глазах возьмут меня на руки и вознесут к отцу моему. И пошлю на вас великие казни за то, что не послушали слов моих и не веровали делам моим». Сказав это, волхв взмахнул руками и начал бесовской силой летать по воздуху и подниматься на высоту. Сильно было изумление народа. «Это Божие дело – летать по воздуху», – говорил он с ужасом. Тогда Петр начал вслух молиться Богу, прося обличить обман волхва и прекратить тем общий соблазн. Потом он громко воскликнул: «Именем Бога моего повелеваю вам, бесы: не носите больше волхва по воздуху, но оставьте его там, где он теперь». Повинуясь повелению апостола, бесы тотчас оставили Симона в воздухе. Он низвергся вниз и, упав на землю, разбился. Казалось, не было предела ужасу, объявшему присутствовавших. «Велик Бог, проповедуемый Петром! Воистину нет другого истинного Бога, кроме Него!» – слышалось среди народа. Между тем апостол Петр вошел на высокое место и дал знак рукой, чтобы народ умолк. Он стал учить познанию истинного Бога и большую часть слушателей обратил в веру Христову. Симон же по воле Божией, чтобы мог познать свое и бесовское бессилие и, исполнившись стыда, уразуметь могущество Божие, умер только на следующий день. Император Нерон, узнав о позорной смерти друга своего, разгневался на св. апостола Петра, и с этого времени возымел намерение умертвить его.

После этого св. апостол Петр немного времени пробыл в Риме. Просветив многих Святым Крещением, он поставил Римской Церкви епископа, а сам пошел в город Таррогону. Поставив здесь епископа для города Ликии при Адриатическом море, Петр отправился в Испанию и там рукоположил епископа в городе Сирмии. Из Испании апостол переправился в Африку. Здесь он рукоположил епископов в городе Карфагене, Фивах и в Александрии. После Египта св. апостол Петр был, по откровению, в Иерусалиме, ради честного Успения Пресвятой Богородицы. Из Иерусалима он снова вернулся в Египет. Пройдя опять Африку, Петр через Рим пошел в Медиолан и Фотикин и рукоположил епископов для этих городов. Отсюда он направил путь свой на север в Британию, или нынешнюю Англию. Здесь апостол жил, насаждая веру Христову. Наконец явился ему Ангел и сказал: «Приблизилось время отшествия твоего из этой жизни. Надлежит идти тебе в Рим, чтобы претерпеть там крестную смерть, получить праведную награду от Господа Христа». Петр возблагодарил Бога за откровение. Он употребил еще несколько дней на устроение Церкви в Британии, рукоположил там епископов, священников и диаконов и возвратился в Рим.

В Риме св. апостол Петр на помощь церковному правлению рукоположил нового епископа – ревностного христианина Климента. В это же время он пишет Второе Соборное послание, которое представляет собой как бы последнее предсмертное завещание апостола тем, кому он прежде проповедовал. Апостол учит преуспевать в вере, советует остерегаться лжеучителей и убеждает, помышляя о последнем дне мира, пользоваться долготерпением Божиим для своего спасения7). Вместе с тем Петр продолжал проповедовать Слово Божие. Вера Христова все больше и больше распространялась в Риме, и многие богатые вельможи и знатные женщины были обращены ко Христу. Между ними были и две наложницы императора, которых он любил больше других. Приняв веру Христову, эти две женщины утвердились в целомудрии и не хотели удовлетворять пожеланиям Нерона. Сильно разгневался Нерон на всю церковь верных и особенно на апостола Петра, обратившего его наложниц ко Христу и научившего их целомудренной жизни. Припомнил император и о смерти своего друга, Симона-волхва, и дал приказание найти Петра, чтобы предать его смерти. Христиане, узнав об опасности, угрожающей апостолу, стали умолять его скрыться и уйти из Рима для пользы всей Церкви.

Пламенно желая пострадать и умереть за Христа, Петр не хотел согласиться на это. Но христиане неотступно продолжали со слезами умолять его спасти свою жизнь, столь нужную для Церкви Христовой. Наконец Петр тронулся общими слезами и молениями и дал обещание уйти из Рима и скрыться. Наступила ночь, Петр в собрании всех верующих совершил молитву, простился со всеми и один пошел из города. Но вот подошел он к городским воротам и видит – навстречу ему идет в город Сам Господь Иисус Христос. Изумленный Петр поклонился Господу и спросил: «Куда идешь, Господи?» – «Иду в Рим снова распяться», отвечал ему Господь и тотчас стал невидим. Тогда Петр познал, что Христос и Сам состраждет в страданиях рабов Своих, как истинных Своих членов, и что в страданиях апостола должно прославиться Его имя. Св. апостол вернулся и на другой день был взят воинами. Вместе с ним было арестовано много верующих. Всех взятых христиан Нерон осудил на смертную казнь через усечение мечом; пощадили и отпустили только св. Климента, как царского родственника. Св. апостол Петр, на которого особенно был озлоблен Нерон, был осужден на более жестокую казнь через распятие на кресте. Петр умолил распинателей, чтобы его распяли головой вниз: он не осмеливался уподобиться в своем распятии Распятому Господу и желал преклонить голову свою под ноги Его. Желание Петра было исполнено. Испытывая жестокую боль от гвоздей в руках и ногах, св. апостол Петр в ужасных муках предал Богу непорочную душу свою. Он окончил жизнь 70 лет от рождения, 29 июня 67 года по Рождестве Христовом. Св. Церковь свято чтит память св. апостола Петра и совершает празднование ему в день его преставления, 29 июня.

Св. Климент выпросил тело своего учителя и снял его со креста. В собрании всех римских христиан Климент с честью предал погребению тело св. апостола Петра и прочих, пострадавших с ним. Честное тело св. апостола осталось в Риме, голова со временем была перенесена в Константинополь. Во время пятого крестового похода крестоносцы овладели Константинополем и со множеством другой святыни нашли и честную голову апостола Петра. Возвращаясь из шестого крестового похода, венгерский король Андрей II проезжал Константинополем и взял с собой в Венгрию в числе другой святыни и голову св. апостола.

Кроме празднования дня преставления св. апостола Петра, Церковью установлено празднование поклонения его веригам. Это те вериги, в которые Петр был закован при заключении в темницу по повелению Ирода во время первого гонения на христиан. Когда по Иерусалиму распространилась весть о чудесном освобождении апостола из темницы Ангелом, тогда некоторые из христиан тайно взяли узы, спавшие с Петра в темнице. Эти вериги св. апостола имели целебную и чудодейственную силу, исцеляли болезни и прогоняли нечистых духов. Поэтому христиане, благоговейно почитая узы апостола, передавали их из рода в род. Переходя, таким образом, от одного поколения к другому, вериги св. апостола Петра сделались достоянием Иерусалимского патриарха Ювеналия. В это время супруга греческого императора Феодосия Младшего, благочестивая царица Евдокия, прибыла в Иерусалим для поклонения святым местам. Она немало потрудилась, благоукрашая святые места, и создала немало новых церквей. Патриарх Ювеналий, видя благочестие царицы и любовь к Богу, одарил ее многими священными сокровищами и в числе их дал чудотворные вериги Петра. Привезя эту святыню в Константинополь, царица Евдокия одну из вериг положила в храме, созданном в честь св. апостола Петра, а другую послала в Рим дочери своей Евдокии, супруге римского императора Валентина III. Евдокия с радостью приняла это сокровище и, создав храм в честь св. апостола Петра, положила в нем присланный матерью дар. Тогда же найдена была в Риме и третья верига, которой св. апостол был скован в Риме по повелению Нерона, и положена в том же храме. И был установлен Церковью праздник поклонения честным веригам св. апостола Петра, совершаемый 16 января.

3. Св. апостол Андрей Первозванный

Св. апостол Андрей был братом апостола Петра. Так же, как и старший брат, он занимался с отцом рыбной ловлей, но не был так привязан к семейной жизни и мирским удовольствиям. Презирая суету мира сего, он предпочел девство брачной жизни. Недолго Андрей оставался и в родительском доме. Когда проповедь Иоанна Крестителя огласила Иордан, Андрей пошел к Крестителю и стал его учеником. Вскоре после этого он последовал и за Христом.

Однажды Иоанн Креститель стоял со своими учениками на берегу Иордана. В это время Иисус после сорокадневного поста в пустыне и победы над искусителем возвращался из уединения. Иоанн, не раз говоривший о Нем своим ученикам, указал на Него и воскликнул: «Се Агнец Божий, Который берет на себя грех мира». На другой день Иоанн с двумя учениками, Андреем и Иоанном, опять стоял у Иордана. Увидев идущего мимо них Иисуса, он повторил свое прежнее свидетельство о Нем. «Се Агнец Божий», – сказал Креститель. Эти слова были как бы особенным указанием для учеников Крестителя. Они тотчас оставили учителя своего и пошли за Христом. Иисус, обратившись и увидев, что они идут за Ним, спросил: «Что вам надобно?» Они отвечали на это: «Учитель, где Ты живешь?» В их словах слышалось желание идти за Христом. «Идите и увидите», – отвечал им Господь. Они пошли за Христом и провели у Него весь этот день (Ин.1:29–40). Это было первое призвание Христом учеников. Св. апостол Андрей поэтому и получил наименование Первозванного. После этого он был еще раз призван Христом. Это было после чудесной ловли рыбы на озере Галилейском. Всех объял ужас при виде этого чуда. Тогда Господь, обратившись к рыбакам сказал: «Идите за Мною, – Я сделаю вас ловцами человеков», – и св. Андрей с братом своим Симоном-Петром, оставив сети, последовали за Христом (Мк.1:16–18Мф.4:18–20; Лк.5:1–11). С этого времени св. Андрей уже неотступно был с Господом.

Когда после Вознесения Господня все апостолы разошлись с благовестием по разным странам, и св. Андрей отправился на проповедь учения Христова. Главным местом его проповеди была Малая Азия и собственно – побережье Черного моря. Много скорбей и страданий за имя Христово претерпел здесь св. Андрей, но, укрепляемый силой Божией, он с радостью перенес все бедствия. Самые большие мучения он испытал в Пафлагонском городе на берегу Черного моря. Там его влачили за руки и за ноги, без пощады били палками, бросали в него камнями, вырывали пальцы и зубы. Только благодатью Христовою св. апостол остался жив и невредим от ран. Мужественное терпение, с которым он переносил страдания, значительно умножило число верующих в Синопе.

Из Синопа св. Андрей пошел на восток по берегу Черного моря и пришел в Амосию. В первую субботу по прибытии сюда Андрей вошел в еврейскую синагогу и обратился к присутствующим с проповедью о Христе. Окончив речь, он тотчас же удалился из синагоги, оставив своих слушателей одних размышлять о сказанном. На улице апостола окружили с больными и бесноватыми: молва о нем, как о великом целителе, уже успела достигнуть Амосии из Синопа, где он совершил множество исцелений. Прежде чем подать исцеление, св. Андрей обратился к народу со словом, убеждая познать Истинного Бога. После этого он начал исцелять принесенных недужных. Тогда множество жителей Амосии, и бедных, и знатных, и здоровых, и больных, обратилось ко Христу. Устроив церковь в Амосии, сам апостол отправился в город Трапезунт на берегу Черного моря. Народ здесь жил грубый и неохотно внимал проповеди Евангелия – слову мира и любви.

Отсюда св. Андрей направился в закавказские области, долго пребывал в Иверии, насаждая там веру Христову. Зайдя потом на непродолжительное время в Армению, он прошел Вифанию, лежащую на берегу Черного и Мраморного морей. В Вифании св. Андрей посетил многолюдный город Никею, жители которого приняли апостола очень грубо. Сначала мало успеха имела здесь его проповедь о Христе. Но когда св. Андрей умертвил своим жезлом страшного дракона, который жил в пещере недалеко от города и пожирал путников, тогда, изумленные этим чудом, жители Никеи во множестве уверовали во Христа. Проповедь апостола и исцеления недужных тогда стали умножать число верующих в Никее и ее окрестностях. Здесь св. Андрей пробыл два года, насаждая веру Христову. Устроив христианский храм на месте еврейской синагоги и поставив епископа для новой христианской Церкви, сам апостол отправился в приморский город Халкидон, при входе в Босфорский залив. Здесь проповедь апостола имела большой успех. Оставив в Халкидоне епископом одного из своих учеников, св. апостол Андрей переправился в Европу, в греческую область Фракию. На самом берегу моря там лежало селение Византия, впоследствии славный и знаменитый город Константинополь. Здесь св. Андрей первый проповедовал учение Христово. Научив жителей Византии вере Христовой, поставив для новой Церкви священников и диаконов и рукоположив епископом ученика своего Стахия, св. апостол возвратился в Малую Азию, где продолжил свои апостольские труды.

Потом св. Андрей пошел на север. Он посетил Иверскую землю, Сванетию и Осетию и пошел по горам Кавказа. После этого он остановился в городе Воспор, столице Воспорского царства у Киммерийского пролива, где нынешний полуостров Тамань. Здесь св. Андрей оставался довольно долго, проповедуя учение Христово и совершая бесчисленное множество чудес и исцелений. Отсюда он направился к южному берегу Тавриды, т. е. нынешнего Крыма. Проповедуя везде на пути, св. Андрей на более продолжительное время останавливался в Тавриде в городах Феодосии и Херсонесе. Из Тавриды он пошел к северу и по Днепру поднялся к Киевским горам. Переночевав у их подножия, апостол наутро сказал бывшим с ним ученикам: «Видите ли горы эти? Поверьте мне: на них воссияет благодать Божия, и будет здесь великий город. Господу угодно воздвигнуть тут множество церквей и просветить Святым Крещением все эти страны». Войдя на горы, св. апостол благословил их и водрузил на них крест, предвещая этим, что земля та получит веру Христову от Церкви Византийской, которую он основал. По преданию, св. апостол прошел и дальше на север от Киевских гор и был на том месте, где в настоящее время находится Новгород. После этого он посетил страны, лежащие на берегу Балтийского моря, и отправился в Рим. Отсюда св. Андрей вернулся опять в Грецию. Он обратил ко Христу область Эпир, на берегу Адриатического моря, и снова посетил Фракию. Здесь св. апостол утверждал христиан в вере, поставлял им епископов и священников. Обойдя многие области Греции, он достиг Пелопоннеса и пришел в город Ахайской области Патры, где ему суждено было пострадать и умереть за имя Христово.

В Патрах св. апостол Андрей поселился в доме некоего Сосия. Вскоре этот Сосий сильно занемог и был уже при смерти, но св. Андрей исцелил его от лютой болезни. Слух о чудесном исцелении быстро распространился по городу. Множество больных принесено было к апостолу, и он всех их исцелял возложением рук. Все чудесно исцеленные обращались ко Христу, и другие, видя эти чудеса, уверовали во Христа, так что скоро почти весь город был просвещен верой Христовой. Между уверовавшими была Максимилла, жена Егеата, правителя города, получившая от апостола исцеление, и брат Егеата, ученый Стратоклий. Но сам Егеат оставался в заблуждении и принуждал христиан приносить жертвы идолам.

Однажды св. Андрей встретился с Егеатом на дороге и сказал ему: «Тебе, судии земному, следовало бы познать Судию Небесного и отвратиться от идолов». Егеат, не знавший еще в лицо апостола, но много, слышавший о нем, с любопытством спросил: «Не ты ли Андрей, разоряющий храмы богов и проповедующий людям ту недавно появившуюся веру, которую повелели истребить римские императоры?» – «Римские императоры еще не познали, – с внушительной строгостью отвечал апостол, – что для спасения рода человеческого пришел на землю Сын Божий. Он явно показал, что идолы не только не боги, а, напротив, нечистые бесы и враги людям, потому что научают людей тому, что прогневляет Бога и отвращает Его от человека. А от кого Бог отвратит милость Свою, того эти бесы пленяют в рабство себе, и до тех пор обольщают его, пока душа не отойдет от тела, не имея при себе ничего, кроме своих грехов». Егеат презрительно усмехнулся и сказал: «Пустые басни проповедовал ваш Иисус, и за них-то иудеи пригвоздили Его ко Кресту». – «О, если бы захотел ты познал тайну Креста! – с воодушевлением воскликнул Андрей. – Создатель наш, по любви Своей к нам, претерпел крестную смерть не неволею, но по Своей воле, чему я сам был свидетелем. Он наперед знал время страданий Своих и предсказал нам, что в третий день воскреснет. На последней вечери, возлежа с нами, возвестил Он нам о Своем предателе, говорил о будущем, как о прошедшем, и добровольно пришел на то место, где, как известно Ему было, будет предан в руки иудеям». – «Удивляюсь, – нетерпеливо перебил апостола Егеат, – удивляюсь, как ты, будучи человеком умным, следуешь Тому, Который, волею ли или неволею, но распят на кресте, как и сам сознаешься». – «Велико таинство святого Креста! – благоговейно воскликнул св. Андрей. – Если желаешь знать его, я объясню тебе». – «Крест не таинство, но казнь злодеям», – надменно возразил Егеат. «Нет, – с живостью сказал Андрей, – эта казнь есть тайна обновления человечества. Выслушай меня терпеливо». Апостол надеялся, что, быть может, слова хоть сколько-нибудь подействуют на закоренелого язычника. Но трудно было подействовать на Егеата. «Хорошо, – сказал он, как бы уступая, – послушаю тебя, но если потом не исполнишь того, что приказываю, ту же тайну креста понесешь и на себе». Апостол твердо отвечал: «Если бы я боялся крестной казни, то не стал бы прославлять Креста». – «Как по безумию прославляешь Крест, так по дерзости не боишься и смерти», – презрительно возразил Егеат. «Не по дерзости, но по вере не боюсь смерти, – кротко отвечал Андрей, – честна смерть праведников, и люта смерть грешников. Мне бы желательно, чтобы ты выслушал, что скажу о тайне крестной: познав истину, уверуешь и, уверовав, обретешь душу свою». – «Обретается только то, что потеряно, – улыбаясь, возразил Егеат, – ужели и душа моя потеряна, что ты велишь обрести ее верой, не знаю какой!» – «Всему этому можешь научиться от меня, – начал говорить апостол, – и покажу тебе погибель душ человеческих, чтобы мог ты познать их спасение Крестом. Первый человек древом преслушания ввел смерть, и нужно было древом страдания изгнать смерть. Виновник смерти, первый человек, был создан из чистой земли: от чистой Девы надлежало родиться Совершенному Человеку, создавшему первого человека, Христу, Сыну Божию, и обновить жизнь вечную, погубленную человеческим родом. Древом Креста низложив древо похотения, к которому простер руки первый человек и впал в грех, надлежало Ему, Сыну Божию, за невоздержание рук человеческих простереть на Кресте Свои неповинные руки, за сладкую пищу запрещенного древа вкусить на Кресте желчь и, прияв на Себя смерть нашу, даровать нам Свое бессмертие».

Выслушав спокойно слова апостола, Егеат с решительным видом сказал: «С этими речами обращайся к тем, кто готов тебя слушать, а что до меня, то, если не исполнишь моего повеления и не принесешь жертвы богам, прикажу бить тебя пешками и потом распять на кресте, который так прославляешь». Св. Андрей твердо и торжественно отвечал: «Единому Истинному и Всесильному Богу приношу я каждый день жертву. Приношу не дым кадильный, не мясо волов, не кровь козлов, но непорочного Агнца, принесшего Себя на алтаре крестном. Все верующие причащаются Его Пречистого Тела и Крови Его, однако Агнец Этот всегда жив и невредим, хотя Он подлинно повсюду закалается». – «Как же это может быть?» – с недоумением спросил Егеат. «Если хочешь узнать, – отвечал апостол, – то согласись быть учеником, и узнаешь то, о чем спрашиваешь». – «Я выпытаю это от тебя муками», – воскликнул Егеат с раздражением. «Дивлюсь, – осторожно возразил Андрей, – дивлюсь, что ты – человек умный, а говоришь безумно. Можно ли тайны Божии выпытать муками? Ты слышал от меня таинство Креста, таинство жертвы. Когда уверуешь, что Христос, Сын Божий, распятый иудеями, есть Истинный Бог, тогда открою тебе, как убитый – жив, как приносимый в жертву и вкушаемый – пребывает невредимым». – «Как же Он может быть жив, невредим, – с удивлением спросил Егеат, – когда, как ты говоришь, и убит и съеден людьми?» – «Если будешь веровать всем сердцем во Христа, – продолжал апостол, – то будешь способен узнать эту тайну, а не уверовав – не узнаешь ее никогда!» Егеат наконец не выдержал. Он сильно разгневался на апостола и велел заключить его в темницу. Множество народа собралось там. Все хотели убить Егеата и освободить св. Андрея из темницы. Но св. апостол удержал народ от возмущения. Он убеждал не производить мятежа и не препятствовать мучителям, говорил, что не нужно бояться временных земных страданий, что после них человек переходит к вечной радости, в Царство Христово. Всю ночь учил народ св. Андрей.

Утром Егеат пришел в судилище и велел привести апостола. «Надумался ли ты, – спросил его правитель города, – надумался ли оставить свое безумие и не проповедовать Христа, а через это иметь возможность вкушать веселье с нами в этой жизни? Нужно быть уже слишком безумным, чтобы добровольно идти на мучения и в огонь». – «Тогда только могу возвеселиться с тобой, – отвечал св. Андрей, – когда уверуешь во Христа и отринешь идолов. Самим Христом я послан в эту страну, и немалое число людей приобрел Ему здесь». – «Для того, – сказал Егеат, – для того и принуждаю я тебя принести жертвы идолам, чтобы прельщенные тобой оставили твое вредное учение и принесли богам жертвы. Ведь нет ни одного города в Ахаии, в котором не запустели бы храмы богов. Вот ты теперь и должен восстановить их честь, чтобы прогневанные тобой боги тобой же были и умолены. Тогда и мы возлюбим тебя, как друга. А если не принесешь жертв, то примешь различные муки и будешь повешен на прославляемом тобою кресте». Так злочестивый правитель убеждал апостола, но он был непреклонен. С воодушевлением сказал он Егеату: «Послушай, сын смерти, послушай меня, слугу Господня и апостола Христова: до этого времени я кротко говорил с тобой, желая научить тебя святой вере, чтобы ты, как имеющий ум, познал истину, оставил идолов и поклонился Богу, живущему на небесах. Но ты все остаешься в своем бесстыдном заблуждении и думаешь, что страшусь мук твоих, – так готовь же их, готовь самые ужасные, какие только знаешь: чем тяжелее будут муки, тем угоднее буду я Царю моему Небесному».

Разгневанный Егеат велел растянуть св. Андрея на земле и троим приказал бить его. Семь раз сменялись бившие, приходя в совершенное изнеможение. Наконец подняли апостола и снова привели в судилище. Егеат опять принялся убеждать его. «Послушайся меня, Андрей, – говорил он, – послушайся и не проливай напрасно своей крови. Говорю тебе, и в последний раз, что если ты сейчас же не послушаешься меня, то распну тебя на кресте». Св. апостол твердо отвечал: «Я – раб Креста Христова! Не только не боюсь я крестной смерти, но и желаю вкусить ее. Я более сокрушаюсь о твоей погибели, чем о моих страданиях: они через день-два окончатся, а твои муки не будут иметь конца по прошествии и тысяч лет, если не уверуешь во Христа. Не увеличивай же себе мук, не раскаляй сам для себя огня вечного, обратись, пока не поздно». Тогда Егеат приказал распять на кресте св. апостола, но не прибивать его ко кресту гвоздями, а привязать за руки и за ноги, чтобы он дольше оставался жив и терпел ужасные мучения.

Когда привели св. Андрея на распятие, отовсюду стал собираться народ. «Что сделал этот праведный человек, друг Божий? За что ведут его на распятие?» – слышались возгласы народа, почитавшего св. апостола и негодовавшего на мучителей. Св. Андрей убеждал народ не препятствовать его страданию, он бодро шел на место мучения, не переставая все время учить народ. Но вот он издали увидел приготовленный для него крест и радостно воскликнул: «Радуйся, о кресте, радуйся, телом Христовым освященный и членами Его, как драгоценным жемчугом, украшенный! Страшен ты был людям, пока не был распят на тебе Христос, теперь ты любезен нам, и мы с восторгом принимаем тебя. Знают верные, какое внутреннее веселие ты даруешь им, и какая награда приготовлена за тебя. Я смело и радостно иду к тебе, и ты с веселием прими меня: я ученик Того, Кто на тебе был распят, прими меня, который всегда любил тебя и желал тебя обнять. Ты, приобретший красоту и благолепие от членов Господних, всегда вожделенен для меня, всегда пламенно любим мною. Непрестанно я искал тебя, и только теперь, по желанию сердца моего, обретаю тебя. Возьми меня от людей и передай моему Учителю, пусть от тебя примет меня Тот, Кто тобою искупил меня!» Так в духовном восторге говорил св. апостол. Сняв с себя одежды, он отдал их мучителям. Распинатели привязали руки и ноги апостола веревками и так распяли его. Крест этот имел особую форму – буквы «X» – и называется поэтому Андреевским.

Около креста собралось до 20 тысяч человек, и все до глубины души были возмущены поступком Егеата. Стоял тут и брат Егеата, Стратоклий, и он вместе с народом восклицал: «Несправедливо страдает этот святой муж!» Андрей же в продолжение двух дней учил собравшийся около него народ. Наконец негодование народа сильно возросло, и все громко восклицали: «Не должно страдать так святому человеку, учителю доброму, кроткому и премудрому. Надобно снять его со креста, ибо вот уже другой день, распятый, не перестает он учить людей правде!» Тогда Егеат, убоявшись народа, пошел сам снять Андрея со креста. «Для чего ты пришел, Егеат? – обратился к нему св. Андрей. – Если хочешь верить во Христа, то, как я обещал, отверзется тебе дверь благодати Христовой. Но если пришел ты только затем, чтобы снять меня со креста, то знай, что, пока я жив, не могу быть снятым с него. Я уже вижу Царя нашего, уже поклоняюсь Ему, уже стою перед Ним. Сожалею только о тебе, Егеат, потому что тебя ждет самим же тобой уготованная вечная погибель. Позаботься о себе, пока еще есть время, а после и пожелаешь спасения, будет уже поздно».

Слуги Егеата по его приказанию хотели снять апостола с креста, но не могли и прикоснуться к нему. Также многие из народа безуспешно пытались помочь, но у каждого замирали руки. Наконец св. Андрей громко воскликнул: «Господи Иисусе Христе! Не попусти снять меня со креста, на котором распят я ради имени Твоего. Прими меня, мой Учитель: Тебя возлюбил я, Тебя я познал, Тебя исповедую я, Тебя я пламенно желаю видеть. Господи! Прими дух мой с миром: уже настало для меня время прийти к Тебе и узреть Тебя, желанного. Возьми меня, Учитель добрый, и допусти снять меня со креста тогда только, когда примешь дух мой». Когда св. Андрей так молитвенно взывал, внезапно совершилось чудо, видимое всем народом. Как будто яркая молния, озарил св. Андрея с неба свет, который сиял так светозарно, что окружающие не могли смотреть на апостола. Целые полчаса озарял св. Андрея этот чудный небесный свет. Когда он исчез, в то же время и св. апостол испустил дух и отошел ко Господу.

Жена Егеата, Максимилла, обращенная ко Христу св. Андреем, узнав, что св. апостол отошел ко Господу, с честью сняла со креста тело его, помазала драгоценными ароматами и положила в новом гробе. Между тем Егеат не был вразумлен чудом и помышлял об отмщении. Он хотел всенародно казнить восставших на него, а Максимиллу, как женщину знатного, сенаторского рода, оклеветать перед царем, но умер в страшных мучениях прямо посреди города. Тотчас известили об этом брата его Стратоклия, веровавшего во Христа, и он приказал похоронить брата, но не взял ничего из его имения. «Не дай мне, Господи Иисусе Христе, – сказал он, – не дай мне прикоснуться к чему-либо из принадлежавшего брату моему, чтобы не оскверняться грехом его, осмелившегося убить апостола Христова». Весь город был в ужасе от совершившегося, и все единодушно обратились ко Христу. Это случилось 30 ноября, и этот день Св. Церковь посвятила празднованию памяти св. апостола Андрея.

По прошествии многих лет со времени кончины св. Андрея св. мощи его по повелению Константина Великого, были перенесены св. мучеником Артемием в Константинополь и положены, вместе с мощами св. евангелиста Луки и св. апостола Тимофея, в храме во имя свв. апостолов внутри священного жертвенника. Во время пятого крестового похода, когда крестоносцы овладели Константинополем, папский легат Петр, с позволения папы Иннокентия III, перенес мощи св. апостола Андрея в Италию в свой родной город Амальфу. Они были принесены сюда с великим торжеством 8 мая, и этот день свято празднуется там и до настоящего времени. Но св. глава апостола оставалась в Ахаии, у владетелей Морейских. Последний из них, Фома, брат греческого императора, отец великой княгини Софии, супруги русского великого князя Иоанна III, перенес честную главу апостола в Рим, где она находится и в наше время в храме св. Петра. Кисть правой руки св. Андрея, со сложенными тремя перстами, находится в Москве в Успенском соборе. Ее принес в благословение царю Михаилу Феодоровичу от Вселенского патриарха Парфения архимандрит Солунский Галактион. Патриарх Всероссийский Иоаким обличал ею раскольников в их неправильном сложении креста. Не так давно патриарх Иерусалимский Афанасий через архиепископа Иерофея, впоследствии патриарха Антиохийского, прислал в дар Св. Синоду часть от мощей св. Андрея из Иерусалима. Эта часть мощей теперь хранится в серебряном ковчеге в Синодальной палате.

4. Св. апостол Иаков Зеведеев

Св. апостол Иаков, старший брат св. Иоанна Богослова был сын рыбака Зеведея и Саломии, дочери Иосифа Обручника. Вместе с младшим братом Иаков помогал отцу в его промысле. Во время занятия рыбной ловлей они оба были призваны Господом. Это было вскоре после выступления Его на проповедь. Проходя около озера Галилейского, Христос увидел рыбаков, занимающихся своим делом. В лодке одного из них, Симона-Петра, Господь совершил чудо: в закинутые сети попалось необыкновенное множество рыбы, тогда как целую ночь перед этим рыбаки понапрасну трудились. После этого Господь велел Петру и Андрею следовать за Ним. Увидев неподалеку других двух братьев, Иакова и Иоанна, в лодке вместе с Зеведеем, отцом их, призвал и их обоих. Они, оставив Зеведея, тотчас же пошли за Христом (Лк.5:1–11;Мк.1:16; Мф.4:18–22). С этого времени оба брата уже не отлучались от Господа. Оба они были причтены к лику 12-ти апостолов и за свою пламенную ревность получили от Господа наименование «Воанергес», что значит «сыны грома» (Мк.3:17). Эта ревность однажды так резко обнаружилась, что вызвала даже упрек со стороны Господа. Господь шел в Иерусалим на праздник Кущей. Прямой ближайший путь лежал через Самарию. Но в первом же Самарянском селении не хотели принять Христа. Ревностная любовь Иакова и Иоанна к Учителю не вынесла такого оскорбления Ему. «Господи, – воскликнули они, – хочешь, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как это сделал и Илия?» Но Господь с упреком остановил их, дав им понять, что в них вместе с ревностию говорит и оскорбленное самолюбие (Лк.9:51–56).

Вместе с Симоном-Петром Иаков и Иоанн были избраннейшими учениками Господа. Им троим Христос, преимущественно перед другими апостолами, открывал Свои Божественные тайны. Так, когда восхотел Он явить славу Своего Божества на Фаворе, взял с Собой только Петра, Иакова и Иоанна(Мф.17:1–13; Лк.9:28–36; Мк.9:2–13). Они же трое присутствовали в саду Гефсиманском, когда Господь изливал свои душевные страдания в молитве к Богу Отцу (Мк.14:32–42; Мф.26:36–46). Эта близость Иакова и Иоанна к Господу, вероятно, побудила8) их обратиться к Нему с нескромной просьбой дать сесть у Него по правую и левую руку в Царствии Небесном. Господь объяснил им нескромность их просьбы и неясное понимание тайн Царствия Божия, но вместе с тем предсказал им, что они будут пить Его чашу, т. е. претерпят бедствия и страдания за имя Его (Мк.10:35–55; Мф.20:20–28). Предсказания Господа потом и исполнились с точностью на обоих братьях.

После сошествия Св. Духа на апостолов в день Пятидесятницы св. апостол Иаков проповедовал Евангелие в разных странах, в том числе, по свидетельству некоторых, в Испании. Когда потом он вернулся в Иерусалим, то был страшен, как гром небесный, для неверующих иудеев. Св. Иаков своей деятельностью оправдал название «сын грома», данное ему Господом при избрании в апостолы. Ничего не боясь, смело и открыто Иаков проповедовал, что Христос – истинный Мессия, Спаситель мира. Он обезоруживал Божественным Писанием фарисеев и книжников и строго укорял их за неверие и жестокосердие. Не в состоянии будучи сами противопоставить что-либо словам апостола, они наняли за деньги одного философа-волхва по имени Гермоген, чтобы он вступил с Иаковом в спор и посрамил его. Гермоген был человек очень самостоятельный и высокомерный и хвастался иудеям, что Иаков не одолеет не только его, но даже и его ученика. Надеясь на свои познания и силу, он действительно послал к св. Иакову своего ученика Филита.

Филит вступил было в прения с апостолом, но не мог сопротивляться премудрости Духа Святого, говорившего устами апостола; он сделался как бы нем и не говорил ничего на слова апостола. В таком состоянии слушая св. Иакова, Филит познал истину и умилился душой. Возвратись к учителю, Филит сказал ему, что учение Иакова, убедительное само по себе, подтверждается и чудесами и что нет никакой возможности оспорить это учение. Убежденный в истинности учения св. апостола, Филит советовал и учителю своему сделаться учеником Иакова. Но гордый Гермоген продолжал коснеть в своем высокомерии. Волхвованием он призвал нечистых духов и велел им держать Филита на одном месте, чтобы он не мог двинуться с места. «Посмотрю, как-то освободит тебя твой Иаков», – сказал он Филиту. Тогда Филит тайно от Гермогена известил св. Иакова о своем положении. Св. апостол прислал ему полотенце, чтобы он взял его в руки и произнес слова псалма: «Господь разрешает узников, Господь восставляет согбенных» (Пс.145:7–8). Филит сделал, что велел апостол, и нечистые духи тотчас же оставили своего узника. Тогда Филит посмеялся над своим гордым учителем, а сам пришел к св. Иакову и в скором времени принял от него Св. Крещение.

Гермоген не мог вынести такого посрамления. Исполнившись гнева, он приказал служащим ему злым духам привести к нему связанными Иакова и Филита. Но только приблизились злые духи к дому, где пребывали Иаков и Филит, как по повелению Божию Ангел невидимо связал их самих и стал мучить. «Умилосердись над нами, апостол Христов Иаков! – начали громко взывати злые духи. – По приказанию Гермогена пришли мы связать тебя и Филита, и вот нас самих крепко связали и мучают». – «Да освободит вас связавший вас Ангел Божий, – сказал на это св. апостол, – а вы приведите сюда Гермогена, но только не причиняя ему никакого вреда». Нечистые духи, получив свободу, тотчас же исполнили приказание апостола. «Господь наш повелел воздавать за зло добром, – обратился св. Иаков к Филиту, – итак, развяжи Гермогена и освободи его от нечистых духов». Тогда апостол позволил Гермогену идти, куда хочет. Но Гермоген ему ответил: «Как только выйду из дома твоего, меня тотчас убьют злые духи: мне известна хорошо их лютость. Знаю, что не освободиться мне от них без твоей помощи». Св. апостол дал Гермогену свою трость, с которой сам всегда ходил. С этой тростью он пошел, и злые духи не смели прикоснуться к нему. Тогда Гермоген познал силу Христову и увидел бессилие злых духов. Он собрал свои волшебные книги и принес их к апостолу Иакову. Припав к его ногам, он взывал: «Слуга Истинного Бога, спасающий человеческие души от погибели, помилуй меня! Прими меня, врага своего, в ученики себе». Он сжег свои волшебные книги и стал учеником Иакова. Наученный вере Христовой, Гермоген сделался ревностным служителем Христовым и сам именем Христа творил чудеса.

Видя силу чудес и учения св. апостола Иакова, неверующие иудеи разгорелись ужасной злобой на христиан. Они побудили царя Ирода, владевшего тогда всей Иудеей, воздвигнуть гонение на Церковь христианскую и убить св. Иакова. По их желанию и наущению Ирод начал преследование и апостолу Иакову велел отсечь голову (Деян.12:1). Когда св. Иаков был присужден к смерти, один из клеветавших на него Ироду, именем Иосия, видя мужество и бесстрашие св. апостола, уразумел его невинность, познал истинность учения апостола и уверовал во Христа. И он бесстрашно исповедал себя христианином, за что вместе с Иаковом был осужден на смерть. Их обоих в одно время привели к месту казни. Тогда Иосия обратился к св. Иакову, умоляя его простить ему грех, содеянный по неведению. «Мир тебе», – сказал Иосии св. апостол, обняв и поцеловав его. После этого оба они преклонили головы свои под меч, и в одно время скончались. Это случилось в 43 году по Рождестве Христовом, 30 апреля. Св. апостола Иакова первого из 12-ти апостолов Господь воззвал из земного мира в небесный. По усекновении главы св. Иакова ученики взяли его честное тело и отнесли, по откровению Божию, в Испанию в город Сан-Яго, где и до сих пор совершаются чудеса и исцеления от его мощей. Св. Церковь празднует память св. Иакова в день его преставления 30 апреля.

5. Св. апостол и евангелист Иоанн Богослов

Св. апостол и евангелист Иоанн Богослов был второй сын рыбака Зеведея и Саломии, дочери Иосифа Обручника, младший брат св. апостола Иакова. Братья помогали отцу в рыбной ловле на озере Галилейском. Не склонный к мирской жизни, Иоанн удалялся от мира и навсегда остался девственником. Он был одним из первых последователей Иоанна Предтечи, от которого узнал о пришествии в мир Мессии – Христа. При Иордане, где Иоанн Креститель обыкновенно проповедовал народу о покаянии, он показал Христа своим ученикам. Тогда два ученика Предтечи, Андрей, сын рыбака Ионы, и Иоанн, сын рыбака Зеведея, оставили своего учителя и пошли за Христом. Им обоим хотелось видеть, где живет Христос, и они с радостью воспользовались данным им позволением идти с Ним. «Идите и увидите», – сказал Он им. Было немного за полдень. Они пошли за Христом в Его жилище и пробыли у него до ночи (Ин.1:29–40). Иоанн полюбил Христа с первого же дня. Любовь Иоанна ко Христу была не такой порывистой, как у Петра. Она горела тихим, неугасимым светом, таилась в глубоких тайниках его сердца и проявлялась там, где было особенно нужно. Некоторое время он оставался в доме своего отца и продолжал помогать ему в рыбной ловле. Впрочем, немного спустя Сам Христос призвал Иоанна идти вслед за Собой, и тогда уже ничто не могло удержать его в родительском доме. Это случилось после чудесной ловли рыбы на озере Галилейском.

Св. Иоанн видел чудесную ловлю Петра, видел, как по слову Господню он бросил свои сети и последовал за Христом, и понял, что только Бог может творить такие чудеса. Сам Иоанн в это время с братом Иаковом помогал отцу своему Зеведею, который в лодке чинил сети. Призвав двух братьев, Петра и Андрея, Господь, проходя затем мимо лодки Зеведея, призвал и других двух братьев, Иакова и Иоанна. Они немедленно пошли за Христом, оставив отца своего в лодке с работниками (Лк.5:1–11; Мк.1:16–20; Мф.4:18–22). Избрав в число 12-ти апостолов Иакова и Иоанна, Господь назвал их «Воанергес», т. е. «сыны Громовы» (Мк.3:17). В отношении к Иоанну это наименование означало, кроме его пламенной ревности, высоту и силу его учения о Христе, Сыне Божием, и то, что он имел этим высоким учением, как громом, огласить вселенную.

За свою кротость и незлобие, за чистоту и девственное целомудрие св. Иоанн, преимущественно перед другими апостолами, пользовался особенной любовью Господа. Все, что сделал Господь особенно важного, – все происходило в присутствии Иоанна. Воскрешает ли Он мертвых, Его сопровождает любимый ученик (Мк.3:35–42; Лк.8:49–55, ср. Мф.9:23–25); преображается ли Господь на Фаворе, св. Иоанн является свидетелем Его Божественной славы (Мф.17:1–18; Ин.9:26–36; Мк.9:2–13); учреждает ли Он последнюю Таинственную Вечерю, приготовления к ней делаются через этого же чистого и целомудренного ученика (Лк.22:8–13; ср. Мк.14:12–16;Мф.26:17–19). И во время этой вечери, последней вечери в земной жизни Господа, с какой любовию Он позволяет Своему другу возлежать на груди Своей, и одному ему открывает, кто Его предатель (Ин.12:21–26, – ср.Лк.22:21–23; Мк.14:18–20; Мф.26:21–23). Наконец св. Иоанн сопровождает Христа в Гефсиманский сад, где Он скорбно молился в последние минуты перед Своим страданием (Мк.14:32–42; Мф.26:36–46).

Любовь Иоанна к своему Учителю была беспредельна. Но она была такой ревностной, что, несмотря на всю душевную чистоту Иоанна и нежность его любящего сердца, она нуждалась еще в смягчении и очищении. И Господь пользовался всяким случаем для нравственного воспитания Иоанна, для особенного очищения его души и сердца. Так, однажды Иоанн увидел неизвестного ему человека, который именем Иисуса изгонял бесов, и запретил ему употреблять это Божественное имя. Господь не одобрил его ревности. «Не запрещайте ему произносить Мое имя, – сказал он Иоанну и другим апостолам, – не запрещайте, потому что кто не против вас, тот за вас»(Лк.9:49–50). Этими словами Христос хотел показать Иоанну, что в его ревности незаметно скрывается зависть, что истинная ревность не имеет ничего горького, потому что она – самая нежная и пламенная любовь к людям. Другой раз Иоанна возмутило, что жители одного самарянского селения затворили ворота перед его Учителем, где Он предполагал остановиться на ночь. Тогда Иоанн умоляет своего учителя позволить низвести с неба огонь на неблагодарных самарян. Но Христос запретил и сказал: «Не знаете, какого вы духа, – Сын Человеческий пришел не погублять души человеческие, а спасти»(Лк.9:35–36). Здесь Иоанн получает от Христа новый урок, показывающий, что дух Евангелия – дух любви. Так, любовь Иоанна к Господу воспитывалась, выяснялась и укреплялась Самим Господом.

Но вот настало время страданий Христа. Это важное и трудное время подвергло тяжкому испытанию учеников Христа. Тогда-то любовь Иоанна к Господу открылась во всей полноте. Ни один из апостолов не устоял против ужасного испытания. Страх обратил всех в бегство, когда Божественный Учитель был взят врагами (Мк.14:50). Только Петр с Иоанном издали следовали за своим Учителем и пришли за Ним на двор первосвященнический, где Его били и издевались над Ним. Но и Петр, пламенный и ревностный Петр, выражавший готовность хотя бы на смерть идти за Учителем, и тот не выдержал испытания до конца и малодушно отрекся от Христа. «Не знаю я этого человека», – боязливо говорит он. Один только Иоанн остался верным чувству своей любви, один он не отлучился ни на минуту от Господа. Никого из апостолов не было при всех страданиях, оскорблениях и уничижениях Господа, только один любимый ученик Его со скорбной душой, с болью в сердце печально следил за всем, чему подвергался Господь. Его любовь к Господу в это ужасное время была неизменна. Она не предавалась ни бесполезной смелости, ни безотчетному страху, подобно любви Петровой. Неотразимой силой влекомая к предмету своего обожания, она издали следила за неистовыми движениями злобы, она скрывалась в толпе безумствующей черни, она все время была недалеко от убийственного позорища. Но, наконец, ужасное, неслыханное злодеяние было совершено: Христос, Сын Божий, пригвожден был ко кресту, и грубые воины принялись делить по жребию одежды распятого Господа. Вот и лобное место стало пустеть. Только немногие, самые близкие к Господу люди, и между ними Иоанн, остались у креста. Не как простые праздные зрители стояли они здесь, – нет, они не могли не сострадать Страдавшему за всех, не могли не скорбеть и не плакать, что померкают самые светлые их надежды, что прекращается то небесное веяние, которым жило и одушевлялось все их существо. Эта сильная, чистая, святая любовь к Господу привела Иоанна ко кресту и не пускала его с места позорной казни. Безмолвствовал Иоанн, но красноречивее всяких слов говорили его чувства, и этот голос пламенно любящего сердца был услышан Господом с креста. Беспримерная любовь Иоанна была награждена: Христос усыновил Иоанна Своей Матери. «Вот сын Тебе», – говорит Он Богородице. И, обратившись к Иоанну, продолжает: «Вот Матерь тебе». Только возлюбленному ученику Своему, ему одному и любви его Господь вручил Свое драгоценное сокровище, только ему, чистому и непорочному, доверил заботы о Пренепорочной и Пречистой Матери Своей. И Иоанн в точности исполнил Божественное завещание, – подобно самому преданному и нежному сыну, он был верным хранителем спокойствия Богоматери до самого блаженного Ее успения (Ин.18:15–18, 25–27, 19:23–27).

Наступили тяжелые, печальные дни для апостолов. Все они были в унынии. Но вот, на утро третьего дня Мария Магдалина и другие благочестивые жены взяли благовония пошли ко гробу Господню (Мк.16:1–4). С ужасом увидела Мария, что камень отвален от дверей гроба и самый гроб пуст. Она поспешила к Петру и Иоанну и с горестью рассказала им, что кто-то унес тело Господа из гроба и неизвестно, где положил (Ин.20:1–2). Между тем прочие жены вошли внутрь пещеры. Они действительно не нашли тела Христова и не знали, что и подумать. Но внезапно предстали пред ними два Ангела, которые сказали им, что Христос воскрес из мертвых, и велели сообщить об этом апостолам(Лк.23:1–17; Мф.28:3–7; Мк.16:5–7). Но не поверили ученики Христовы этой вести, – пустой и ложной она им показалась (Лк.24:9, 11). Однако любопытство пробудило в Петре и Иоанне желание посмотреть, что случилось в гробе Господнем. Петр, увидев гроб пустым и только одни пелены лежащие, ушел назад, дивясь виденному – он все еще не верил и сомневался (Ин.20:3, 6–7; Лк.24:12). Но Иоанн вошел в самый гроб. Любящее сердце его стремилось вперед, – в нем еще светились искры надежды. Он увидел и всем своим любящим сердцем уверовал, что воскрес Христос (Ин.20:8).

Через несколько дней Иоанн с Петром были на берегу Тивериадского озера. Воскресший Господь явился им здесь в образе незнакомца. Но ничто не могло обмануть нежную любовь Иоанна. Он тотчас узнал Господа и сказал Петру: «Это Господь». Во время обеда, последовавшего за этой встречей, Петр имел случай засвидетельствовать свою веру и любовь и узнать свое будущее. Из сочувствия и привязанности к Иоанну Петр хотел тоже знать и его будущее, но получил от Божественного Учителя такой ответ: «Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока не приду, что тебе до того?» Господь как бы так сказал Петру: «Ты занимайся исполнением возложенных на тебя поручений, а что к тебе может прибавиться, если бы ты узнал, что Я не хочу подвергать его и мучительной смерти до того самого времени, в которое Мне угодно будет взять его из этого мира, т. е. до его кончины». Из слов Христа ученики, однако, заключили, что Иоанн не умрет, но, скромный и беспристрастный к себе, друг Христов торжественно и вслух всего мира объявил в своем Евангелии, что слова Господа не содержат такого значения (Ин.21:1–24).

По сошествии Святого Духа на апостолов св. Иоанн вместе с апостолом Петром принимал деятельное участие в устройстве Иерусалимской Церкви. Они вместе проповедовали и творили чудеса (Деян.3:1–8); они вместе подвергались опасностям и вместе разделяли узы темничные (Деян.4:1–3, 5–21, 5:17–14); они вместе посланы были апостолами в Самарию для возложения рук на новообращенных (Деян.8:14–17). Как велика была деятельность св. Иоанна в Иерусалиме, можно судить уже по тому, что он у верующих получил имя «столба Церкви» (Гал.12:9). В Иерусалиме Иоанн пребывал, по свидетельству Предания, до самой смерти Богоматери. Когда святое тело Пресвятой Богородицы несли ко гробу, он шел впереди, держа в руках ту райскую ветвь, которую принес Богоматери Архангел Гавриил, возвещая Ей о скором переселении с земли на небо. После преславного успения Богородицы ничто более не удерживало Иоанна в Иерусалиме, и он, взяв с собой ученика своего Прохора, удалился из Иерусалима и отправился в Малую Азию проповедовать учение Христово. Отправляясь в путь, Иоанн сказал Прохору, что их в пути ожидает несчастье. И вот, когда они поплыли из города Иоппии на корабле, около полудня поднялась страшная буря. Весь день она бушевала и к ночи разбила корабль, но, к счастью, все путешественники спаслись на корабельных обломках, долго носились по волнам бурного моря и наконец выбрались на берег около Селевкии. Один только Иоанн остался в морских волнах. Много слез о нем пролил св. Прохор и печальный пошел дальше в путь. Спустя уже много дней пришел он в одно приморское селение. Отдохнув там от долгого пути, он вышел на берег и печально глядел на спокойное море, со скорбью помышляя о возлюбленном учителе. Вдруг пенящаяся волна с шумом ударилась о берег и вынесла с собою человека. Какова же была радость Прохора, когда он узнал св. Иоанна, который в продолжение 14 дней плавал в море и по воле Божией остался живым. Они обнялись, плача от радости, и возблагодарили Бога. Иоанн сильно истощился за время своего плавания, и они пошли в селение, где попросили хлеба и воды. Подкрепив силы и поблагодарив за гостеприимство, они направили путь свой в город Еф. В Ефесе св. Иоанн с Прохором нанялись в работники к содержательнице общественных бань по имени Романа. Иоанн должен был топить печь, а Прохор – носить воду. Довольно долго пробыли они на этой работе, много терпя от злого нрава Романы. В основание бани, которую содержала Романа, были, по преданию, зарыты во время постройки живые юноша и девица. От этого будто бы каждый год в бане умирали юноша или девица, замученные злым духом, жившим в бане. И вот, когда Иоанн с Прохором нанялись работниками при бане Романы, в ней умер Домн, сын Диоскорида, городского старшины. Отец был в отчаянии, не мог перенести смерть сына и сам умер от горя. Весь город оплакивал несчастного юношу и его отца. Испуганная Романа молила богиню Диану воскресить Домна, но тщетны были ее моления, не было ответа от бездушного идола, юноша не воскресал. Досадуя на происшедшее и боясь его последствий для самой себя, Романа случайно услыхала, как св. Иоанн расспрашивал Прохора о подробностях смерти Домна. С яростью накинулась она на апостола, начала бить его, обвиняя его в смерти Домна, и грозила ему смертью, если не воскресит мертвого. Романа вовсе не ожидала каких-нибудь последствий от своих слов, она просто срывала свой гнев на Иоанне, но он и в самом деле помолился Богу и воскресил Домна. Ужас объял Роману, и она громко взывала, что Иоанн или бог, или сын бога. Тогда св. апостол стал учить ее о Христе, силой Которого совершил виденное ею чудо. Потом он воскресил и отца умершего юноши. Воскрешенные Диоскорид и Домн, а вместе с ними и Романа, уверовали во Христа и приняли Св. Крещение. Весть о чуде быстро разнеслась по всему Ефесу. Народ был в страхе. Все изумлялись чуду св. Иоанна и недоумевали, за кого принять его и Прохора. Одни утверждали, что они, без сомнения, волхвы; другие возражали, что волхвы мертвых не воскрешают. Между тем св. Иоанн изгнал из бани жившего там злого духа, а сам поселился с Прохором в доме Диоскорида.

Вскоре после этого настал праздник почитаемой в Ефесе богини Дианы. Народ в белых одеждах собрался в великолепный храм богини, и св. Иоанн отправился туда же. Он стал близ идола Дианы, воздвигнутого против храма, и громко обличал заблуждение собравшихся на праздник, говоря, что они вместо Бога чтут диавола. Язычники пришли в ярость и начали бросать камнями в Иоанна. Но ни один камень не коснулся его, а все отлетали назад и наносили удары бросавшим их. Между тем апостол, воздев руки к небу, начал молиться и внезапно произошел такой нестерпимый палящий зной, что до 200 человек упали мертвыми. Остальные не помнили себя от страха. Они едва могли прийти в себя и, припав к ногам апостола, умоляли помиловать их. Св. Иоанн снова обратился к Богу с молитвой и все умершие ожили. Тогда все собравшиеся на праздник уверовали во Христа и крестились.

Спустя немного времени св. Иоанн исцелил одного расслабленного, страдавшего от своей болезни 12 лет. Много и других чудес он совершил, и все они увеличивали число верующих. Слух о св. Иоанне и чудесах распространился по всей той стране. Тогда злой дух, живший в храме Дианы, боясь, что скоро, пожалуй, св. апостолом совсем будет уничтожена его власть, задумал удалить его из города. Приняв на себя образ воина, нечистый дух сел на одной из улиц города и начал громко плакать. Все невольно обращали на него внимание и спрашивали его, кто он такой и о чем так плачет. «Я – главный смотритель темницы в Кесарии Палестинской, – отвечал бес, – мне отданы были под стражу два волхва, Иоанн и Прохор, которые, придя из Иерусалима в Кесарию, сделали много худого и за то осуждены были на смертную казнь. Накануне того дня, в который должна была совершаться казнь, волхвы эти, сняв с себя оковы, ночью убежали из темницы. За это хотели казнить меня самого, и я едва упросил позволить мне отыскать тех волхвов. Вот пришел в ваш город и слышу, что волхвы здесь, но при мне нет никого, кто мог бы схватить их». Ложный воин показывал и свидетельство из Кесарии, удостоверявшее истинность того, что говорит, а также и мешок золота, назначенный в награду тому, кто выдаст ему волхвов. Несколько воинов города Ефеса тронулись несчастьем мнимого смотрителя кесарийской темницы и решились ему помочь. Они возбудили народ на св. Иоанна и св. Прохора и приступили к дому Диоскорида с требованием выдать им св. апостола и ученика его, грозя в противном случае сжечь дом. Но Диоскорид решительно отказал исполнить требование, – он был готов скорее пожертвовать домом, чем выдать Иоанна и Прохора. Между тем Иоанн, зная по откровению свыше, что это народное восстание послужит к обращению многих в веру Христову, сам вышел с Прохором к народу. Увлекаемые народной толпой, они приблизились к храму Дианы. Св. Иоанн обратился с молитвой к Богу, и храм мгновенно разрушился, не нанеся никому вреда. «Скажи мне, нечистый дух, – обратился апостол к обитавшему там бесу, – сколько лет живешь ты здесь, и тобой ли восстановлен народ на нас?» – «Я живу здесь 249 лет, – отвечал нечистый дух, – я возмутил народ против вас». – «Именем Господа Иисуса Христа, – воскликнул апостол, – приказываю тебе оставить это место!» Тотчас злой дух удалился оттуда. Народ был поражен силой имени Христова и уверовал во множестве во Христа.

В то время римский император Домициан поднял жестокое гонение на христиан. Беспощадно проливалась кровь христианская. Одного имени христианина было достаточно, чтобы человека считали величайшим преступником и наказывали жесточайшими муками. И на св. Иоанна сделали донос римскому правительству, как на опасного врага языческой религии, и св. апостола повлекли в Рим на суд императора Домициана. Св. Иоанн смело исповедал веру Христову перед Домицианом и с радостью претерпел за это различные мучения. Сначала он подвергся самым жестоким побоям, но не пал под ударами: охраняемый невидимой силой, апостол нечувствительно перенес их. Потом, осужденный на смерть, он спокойно выпил сильнодействующий яд и остался жив и невредим. Наконец св. апостола бросили в котел кипящего масла. Служитель Христов, прославляя Господа, с радостию был готов принять эту новую жесточайшую муку, но Господь вдруг остановил действие пламени. Огонь погас, кипящее масло стало холодным. «Велик Бог христианский!» – восклицал народ при виде этого поразительного чуда. И император не осмелился больше мучить Иоанна, думая, что он бессмертен, и присудил его к изгнанию на уединенный и пустынный остров Патмос на архипелаге. Св. Прохор не хотел оставить своего любимого учителя и решил разделить с ним ссылку.

Был снаряжен корабль в дальнее плавание и тотчас же вышел в море. Плыли вместе с Иоанном на корабле и царские вельможи. Раз они весело и шумно пировали за роскошным столом. Вдруг случайно сын одного из вельмож упал в море и спасти его не было никакой возможности. Радость и шумное веселье мгновенно сменились печалью и слезами. Отец утонувшего от чрезмерной горести сам рвался броситься в море и едва могли удержать безрассудного. Тогда вспомнили об Иоанне, о котором все знали, что он силен в чудесах. Со слезами умоляли св. апостола спасти погибшего. Но св. Иоанн обратился к ним с вопросом: «Скажите мне, какого бога кто из вас почитает?» Одни отвечали, что почитают Аполлона, другие – Зевса, третьи – Геркулеса, иные – Диану Ефесскую. «Сколько богов у вас, – ужели же все они не могут спасти одного человека!» – сказал им Иоанн и оставил их горевать до утра. На утро, сам сожалея об утонувшем юноше, он совершил слезную молитву о его спасении. Вдруг море вспенилось, и волна вынесла на корабль к ногам св. апостола живого юношу. Всех объяла радость и, желая отблагодарить как-нибудь апостола, сняли с него оковы и относились с того времени к нему с глубоким почтением.

Плаванье было продолжительным, и св. Иоанн совершил еще много чудес. Так, однажды, среди ночи поднялась страшная буря, корабль бросало, как щепку, из стороны в сторону и, казалось, не было надежды на спасение. Снова все обратились к св. Иоанну, припали к ногам его и просили его умолить своего Бога не дать им погибнуть. Апостол повелел им умолкнуть, помолился, и буря утихла в одно мгновение. Другой раз он исцелил воина, страдавшего мучительной болью в желудке и бывшего уже при смерти. Плаванию все не приходил конец, а на корабле уже не оставалось больше пресной воды. Жажда мучила всех, и некоторые совсем изнемогали. Тогда св. Иоанн приказал св. Прохору наполнить сосуды морской водой. «Во имя Господа Иисуса Христа почерпните и пейте», – сказал он томившимся жаждой. По слову апостола соленая морская вода превратилась в пресную, и все утолили жажду. Видя столько чудес, сотворенных св. Иоанном, спутники его уверовали во Христа и приняли Св. Крещение. Они хотели даже дать свободу апостолу и предлагали ему высадиться на берег, где он захочет, но он отказался и просил отвезти его куда приказано. Достигнув Патмоса, св. Иоанна и ученика его отвели к правителю острова. Некто Мирон, тесть правителя, принял св. апостола и Прохора в свой дом.

Старший сын Мирона, Аполлонид, был одержим беснованием. Злой дух устами его предсказывал будущее, и все считали юношу за прорицателя. Боясь, что Иоанн изгонит его из Аполлонида, этот злой дух заставил несчастного юношу бежать в другой город. По внушению того же нечистого духа Аполлонид известил отца своего письмом, что его изгоняет из родительского дома своими чарами волхв Иоанн, и, пока волхв этот будет жив, он не может вернуться домой. Мирон с письмом этим поспешил к зятю, правителю острова. Тот немедленно отдал приказание взять Иоанна под стражу и отдать потом на съедение зверям. Тогда св. Иоанн стал просить правителя несколько помедлить с исполнением приговора и позволить послать к Аполлониду Прохора, обещая возвратить сына отцу. Правитель согласился исполнить просьбу апостола, но все-таки приказал надеть на него оковы и заключить в темницу. Прохор, отправляясь в путь, получил от учителя своего послание. В нем было написано следующее: «Иоанн, апостол Иисуса Христа, Сына Божия, духу-прорицателю, живущему в Аполлониде: повелеваю именем Отца и Сына и Св. Духа: выйди из создания Божия и не входи в него никогда, а пребывай вне острова, в местах безводных, но не в людях». Только приблизился св. Прохор с этим посланием к Аполлониду, злой дух тотчас вышел из него. Аполлонид, как бы пробудившись после долгого сна, не сразу пришел в себя. Со св. Прохором он вернулся в свой город. Услышав о возвращении Аполлонида, родители и родственники его весьма обрадовались и освободили св. Иоанна от оков. Между тем Аполлонид рассказал, что с ним случилось. Много лет назад он раз спал глубоким сном. Вдруг кто-то потряс его. Проснувшись и открыв глаза, он весь затрепетал от ужаса: с левой стороны около постели стоял кто-то совершенно черный, со страшно блестящими, подобно двум горящим свечам, глазами. Он велел ему открыть рот и вошел внутрь его. С этой минуты ему стало известно все, что имеет случиться, и доброе и худое. Когда же св. Иоанн поселился в доме отца его, злой дух сказал ему: «Беги отсюда, Аполлонид: этот человек – волхв, он хочет умертвить тебя». Он немедленно покинул дом отца и бежал в другой город. Бывали минуты, когда хотелось ему вернуться, но злой дух не позволял и говорил: «Пока Иоанн жив, ты не можешь жить в своем доме». Когда же в тот город пришел Прохор и Аполлонид увидел его, в то же мгновение злой дух вышел из него, и ему стало легко и свободно. Все с большим вниманием слушали рассказ Аполлонида. Когда он кончил, все в умилении припали к ногам апостола. Тогда св. Иоанн начал проповедывать им веру Христову. Первыми уверовали во Христа и крестились Мирон, его жена и дети. Их примеру последовала жена правителя с сыном своим и со всей прислугой, а за ними крестился и сам правитель. Приняв Св. Крещение, он отказался от должности правителя, и посвятил жизнь Богу.

Св. Иоанн с учеником своим провел 3 года в доме Мирона, проповедуя веру Христову и творя чудеса и исцеления. Однажды он разрушил храм Аполлона со всеми идолами. Многие, пораженные этим чудом, были тогда просвещены верой Христовой и крещены св. апостолом. Жрецы храма Аполлонова воспылали злобой на св. Иоанна за ниспровержение их храма и за обращение многих в веру Христову и отправились с жалобой на него к волхву Кинопсу. Кинопс жил в пустынном месте и имел сношение со злыми духами, и жители острова почитали его как бога. Его-то жрецы умоляли отомстить Иоанну, так как он уже много лет не оставлял своего жилища. Он обещал жрецам послать лукавого духа, который возьмет душу Иоанна и предаст ее вечному суду. На следующее утро лукавый дух явился к св. Иоанну, но ничего не мог сделать и был прогнан с повелением не возвращаться к Кинопсу. Также и другие два злых духа, посланные за первым, не имели никакого успеха. Тогда Кинопс исполнился ярости, собрав все множество злых духов, он сам решился оставить свое жилище и пошел в город, где был Иоанн. Жители города радостно приветствовали волхва, так давно не посещавшего их. Св. Иоанн в то время поучал вере Христовой. Кинопс направился прямо к толпе окружавшей апостола. «Послушайте меня, – с гневом и злобой воскликнул волхв, – послушайте, – ослепленные, заблудившиеся и уклонившиеся от истинного пути! Если Иоанн праведен и все, что —говорит он, справедливо, то пусть идет, побеседует со мною и сотворит такие же чудеса, какие я творю. Увидите тогда, кто больше, Иоанн или я. Если покажет, что сильнее меня, то поверю тому, что он говорит». Надменно проговорив это, Кинопс обратился к стоявшему там юноше: «Жив ли твой отец?» – «Умер», – отвечал тот. «Какой смертью?» – продолжал Кинопс. «Мой отец был моряк, – ответил юноша, – и однажды корабль, на котором он плыл, разбился, все погибли, и отец мой утонул». Тогда Кинопс обратился к св. апостолу с такими словами: «Покажи нам силу твою, Иоанн, представь этому юноше отца его живым, и мы поверим тому, что ты говоришь». – «Христос послал меня, – строго ответил Иоанн, – не мертвых вызывать из моря, но вразумлять обольщенных». – «Верьте мне, – сказал с горделивой усмешкой Кинопс, – верьте, что Иоанн льстец и прельщает вас, возьмите его и держите, пока не изведу из моря отца этому юноше». Св. Иоанна стали держать. Тогда Кинопс, всплеснув руками, бросился в волновавшееся море и исчез в волнах. «Велик ты, Кинопс!» – восклицал народ. Через несколько времени Кинопс вышел из волн морских в сопровождении какого-то человека. «Твой ли это отец?» – обратился волхв к юноше. «Да, это он», – отвечал тот. Народ в изумлении поклонился Кинопсу. Многие бросились было на св. Иоанна, чтобы умертвить его, но волхв не допустил их до этого. «Когда увидите еще большее чудо, – сказал он, – тогда предайте его мучениям!» Подозвав потом другого человека, Кинопс спросил его: «Был ли у тебя сын?» – «Был, но его уже давно убили из зависти», – отвечал тот. Тогда волхв начал громко звать убийцу и убитого. Сейчас же появились два человека, которые и были именно убитый и убийца, как это подтвердил спрошенный. Народ был весь в изумлении. «Что? Удивляешься этому? – гордо обратился Кинопс к Иоанну. – Устрашу тебя еще большими чудесами». – «Нисколько не удивляюсь, – кротко ответил Иоанн, – но скажу тебе, что скоро исчезнут твои чудеса». Тогда народ в ярости кинулся на Иоанна и без всякого милосердия начал бить его. До тех пор били св. апостола, пока не сочли его совсем мертвым. Волхв велел оставить тело Иоанна без погребения, чтобы его расклевали птицы. Но Иоанн не умер, волей Божией он остался цел и невредим.

Вскоре апостол по-прежнему начал учить народ. Сильно было негодование Кинопса, когда он услыхал об этом. Призвав нечистого духа, при помощи которого творил он свои волхвования, Кинопс пришел с ним к Иоанну и надменно сказал: «Я сохранил тебя живым для того, чтобы еще более тебя посрамить. Пойдем на морской берег: увидишь там мою славу и устыдишься». Иоанн молча пошел к морю. Туда направился и Кинопс, в сопровождении трех злых духов, которых народ принимал за воскрешенных им мертвецов. Кинопс, подойдя к морю, всплеснул руками и бросился в волны. Народ по-прежнему шумно восклицал: «Велик ты, Кинопс! Нет человека, который был бы больше тебя!» Тогда св. Иоанн запретил злым духам, которые стояли на берегу в человеческом образе, помогать погрузившемуся в волны волхву, а сам горячо стал молиться Богу, чтобы Кинопс не возвращался более живым из моря. И вот море взволновалось, вскипело и поглотило в пучину свою Кинопса. Обратившись к злым духам, св. апостол приказал им именем Господа Иисуса Христа оставить навсегда остров, и они тотчас же стали невидимы и удалились с острова. Между тем народ с нетерпением ожидал появления Кинопса. Три дня стояли люди на песчаном берегу морском, изнемогая от жажды и голода и страдая от палящего солнца. Некоторые пришли в полное изнеможение и без чувств распростерлись на горячем песке, а трое детей даже умерли. Тогда св. Иоанн сжалился над народом. Помолившись о спасении их, он стал беседовать с ними о вере, воскресил умерших детей и исцелил всех страждущих. Все единодушно обратились ко Христу, приняли Святое Крещение и разошлись по домам, славя Бога. Сам Иоанн вернулся в дом Мирона и часто приходил к народу, наставляя его в вере.

Однажды св. Иоанн увидал около дороги лежащего человека, больного злой горячкой, и крестным знамением исцелил его. Некто Филон, из иудеев, несколько раз вступавший раньше в спор с апостолом о Святом Писании, увидав это чудо, был поражен и позвал апостола к себе в дом. Жена Филона страдала сильнейшей проказой. Она обрадовалась Иоанну, и припав к его ногам, тотчас же получила исцеление и уверовала во Христа. Уверовал и сам Филон, и весь дом их крестился. После этого св. Иоанн вышел на площадь к народу. Все с радостью внимали спасительному учению, которое предлагал им св. апостол. Пришли сюда и жрецы идольские. Один из них, слушая апостола, сказал ему: «Сын мой хром на обе ноги, – умоляю тебя, учитель, исцели его; если сделаешь это, уверую в проповедуемого тобою Бога». – «Для чего искушаешь Бога? – с упреком отвечал Иоанн жрецу. – Он откроет твое лукавство». Сказав это, св. Иоанн послал к сыну жреца, велев сказать от его лица: «Во имя Христа Бога моего, встань и приди ко мне». Тотчас встал хромой и пришел к св. апостолу совсем здоровым. А отец исцеленного в наказание за искушение апостола сам охромел на обе ноги. Он упал на землю, громко крича от чрезмерной боли, и молил апостола смиловаться над ним и исцелить именем Христовым. Он с верой говорил, что нет другого Бога, кроме Того, Которого исповедует и проповедует св. Иоанн. Иоанн исцелил жреца, научил его вере Христовой и крестил. На следующий день св. Иоанн исцелил страдавшего 17 лет водяною болезнью, наставил исцеленного в вере и крестил. В этот же день правитель острова, вступивший на место зятя Миронова, пригласил св. апостола к себе в дом, потому что жена его ужасно мучилась в родах. Едва Иоанн ступил на порог дома, как жена правителя благополучно разрешилась от бремени. Обрадованный муж уверовал во Христа и крестился со всем своим домом.

Прожив в этом городе в продолжение трех лет, св. Иоанн перешел в другой, который отстоял от того на расстоянии десяти верст. Там готовились к совершению празднества какому-то богу, и несколько юношей было связано. Иоанн спросил, для чего они связаны, и узнал, что в этом городе почитают великого бога волка, что в честь его готовится празднество, а юноши будут принесены в жертву. Св. апостол начал просить, чтобы ему показали их бога. «Погоди немного, – сказал ему один из присутствовавших, – скоро жрецы со всем народом пойдут на то место, где является бог; иди с ними и ты, и увидишь нашего бога – волка». – «Вижу, что ты человек добрый, – обратился к нему Иоанн, – я здесь пришелец и не знаю того места, но мне очень бы хотелось увидеть вашего бога. Прошу тебя, проведи меня туда. Если покажешь мне его, подарю тебе драгоценную жемчужину». Тот согласился и привел св. апостола к болоту, из которого обыкновенно является их бог. Спустя немного времени, действительно, вышел из воды огромный волк. Это был злой дух. Св. Иоанн именем Пресвятой Троицы повелел ему навсегда оставить остров Патмос, и злой дух в то же мгновение исчез. Приведший св. апостола к этому месту в ужасе припал к ногам его. Иоанн просветил его верой Христовой и сказал: «Вот тебе обещанная мною жемчужина». В это время подошли к болоту жрецы, ведя связанных юношей, в сопровождении многочисленной толпы народа. Жрецы приготовили отточенные ножи и ждали только появления волка, чтобы совершить жертвоприношение и отдать ему на съедение юношей. Долго ждали они – волк все не появлялся. Тогда св. Иоанн подошел к жрецам и народу и просил развязать юношей. «Бога вашего, волка, уже нет, – говорил он, – это был злой дух, и силой Христовой он прогнан с острова». Все пришли в страх, услышав о гибели волка. Но еще не знали, верить ли слышанному. Наконец, после тщательных поисков и долгих ожиданий, освободили юношей. Тогда св. апостол стал проповедовать им Слово Божие и обличать их заблуждение. Многие из народа уверовали во Христа и крестились.

Много и других чудес совершил св. Иоанн в этом городе. Так, однажды сын жреца Зевса мылся в бане и был удавлен злым духом, жившим в ней. Отец удавленного слезно умолял Иоанна воскресить сына, обещая уверовать во Христа. Св. Иоанн воскресил юношу и прогнал из бани злого духа. Тогда жрец со всем домом своим уверовал во Христа и принял Св. Крещение. В другой раз, когда Иоанн на площади городской наставлял народ в Слове Божием, к нему подошла одна женщина. Со слезами припала она к ногам апостола и умоляла его исцелить ее бесноватого сына. Иоанн велел позвать к нему бесноватого. Как только посланные апостола сказали бесноватому: «Иоанн зовет тебя», – и тотчас же злой дух оставил его. Исцеленный пришел к св. Иоанну и вместе с матерью обратился в спасительную веру Христову.

Настал в том городе праздник Бахуса, в честь которого был там великолепный храм. Сюда во время празднества мужчины и женщины обыкновенно собирались с яствами и напитками, пили, ели и предавались всяким непотребностям в честь своего бога. Св. Иоанн вошел безбоязненно в храм в самый разгар гнусного праздника и громко обличал всю его мерзость. Жрецы с озлоблением бросились на Иоанна. Избив и связав его, они выбросили апостола за храм, а сами вернулись продолжать пиршество. Тогда св. апостол начал пламенно молиться Богу, чтобы не потерпел этих мерзостей. И вот внезапно со страшным шумом храм обрушился и убил всех жрецов. Ужаснулся народ. Поспешно развязали св. Иоанна и просили не погубить их. В толпе народа был знаменитый в той местности волхв Нукион. Он оскорбился разрушением храма и гибелью жрецов и начал укорять Иоанна. «Ты поступил дурно, – говорил ему Нукион, – разрушив храм Бахуса и погубив его жрецов. Весь народ разгневан на тебя за то. Итак, воскреси жрецов, как воскресил сына жреца в бане, тогда и я уверую в твоего Бога». – «Причиной гибели жрецов, – отвечал Иоанн, – были беззаконные дела их, – они не достойны жить на земле, но должны мучиться в геенне». – «Если ты не в силах воскресить их, – рассерженно сказал Нукион, – то я их воскрешу именем богов моих, и храм восстановлю, а ты не избегнешь смерти». С этими словами Нукион отправился к развалинам храма.

Он вызвал 12 злых духов в образе погибших жрецов и приказал им убить апостола. Нечистые духи отвечали, что они не могут стерпеть и одного присутствия апостола. «Но если ты, – говорили они Нукиону, – непременно хочешь смерти Иоанна, то приведи сюда народ. Увидев нас, они подумают, что ты воскресил жрецов, и убьют Иоанна». Нукион собрал народ и повел его к развалинам, обещая показать живых жрецов и восстановить разрушенный храм. Между тем Иоанн с учеником своим Прохором другой дорогой пришли туда прежде них. Злые духи при виде Иоанна и ученика его мгновенно исчезли. Пришел затем и Нукион, сопутствуемый большой толпой. Сильно огорчился волхв, не видя злых духов. Долго ходил он вокруг развалин и призывал бесов, но все волхвования его были напрасны. Нечистые духи не смели явиться. Стало темнеть, народ начал выражать нетерпение. Наконец наступил вечер, и народ совсем потерял терпение. Нукиона окружили и хотели его убить. Но некоторые посоветовали отвести его к Иоанну, чтобы сделать с ним, что повелит апостол. Так и сделали. «Отпустите его – пусть покается», – сказал им апостол. Наутро св. Иоанн проповедовал учение Христово и многих обратил в святую веру. Они выразили желание немедленно же принять Крещение, и св. апостол привел их к реке. Тогда Нукион волшебством превратил в реке воду в кровь. Св. Иоанн молитвой своей лишил зрения Нукиона и, сделав воду опять чистой, крестил уверовавших во Христа. И Нукион был вразумлен наказанием: он сознал грехи свои и умолял Иоанна помиловать его. Видя искреннее покаяние Нукиона, Иоанн начал учить его вере Христовой и крестил. Тогда чудесно прозрели ослепленные глаза Нукиона. С радостью он повел св. апостола в дом свой. Лишь только нога Иоанна коснулась порога, как все идолы, стоявшие в доме Нукиона, разбились на мелкие части. Домашние пришли в страх от этого чуда и все уверовали во Христа и приняли Св. Крещение.

Жила в том городе богатая вдова Проклиания. Она была очень красива собой и имела красивого сына Сосипатра. По внушению злого духа Проклиания почувствовала пагубную страсть к сыну и старалась соблазнить его. Сосипатр возненавидел мать свою. Убежав из дома, он пришел на городскую площадь, где Иоанн учил народ, и внимательно слушал проповедь апостола. Св. Иоанн, провидя, что случилось с Сосипатром, отвел его в сторону и убеждал его почитать мать и повиноваться ей, но противиться ей в беззаконном деле, к которому она его склоняет. Сосипатр все же не хотел возвращаться домой. На четвертый день Проклиания после долгих поисков нашла сына и с криком влекла его за одежду домой. Услыхал крик ее правитель города и спросил, в чем вина юноши. Тогда Проклиания бесстыдно оклеветала своего сына перед правителем, будто он, сын ее, намеревался сделать насилие над нею. Правитель поверил Проклиании и приказал зашить невинного юношу в мешок с разными гадами и бросить в море. Иоанн стал обличать правителя в неправосудии, говорил ему, что, не производя должного расследования, он осудил на смерть невинного. Проклиания начала клеветать и на Иоанна, будто он научил ее сына на злое дело, что поэтому и защищает его теперь. Правитель опять поверил Проклиании и велел зашить апостола в мешок вместе с Сосипатром и утопить в море. Тогда Иоанн обратился с горячей молитвой к Богу, и вот поколебалась земля, у правителя отсохла рука, которой указывал он на апостола, и у Проклиании отсохли обе руки и извратились глаза. В ужасе правитель просил помилования у апостола. Св. Иоанн научил его вере Христовой и даровал исцеление. Проклиания же, совсем забывшись от страха, убежала домой. Иоанн в сопровождении Сосипатра пошел к ней, но юноша сначала не хотел идти к матери, и св. Иоанн должен был убеждать его забыть зло, уверив его, что она теперь стала целомудренной, и он уже не увидит и не услышит от нее ничего беззаконного. Когда они вошли к Проклиании, она с горячими слезами искреннего раскаяния пала к ногам апостола. Св. Иоанн исцелил ее, научил вере Христовой, утвердил в целомудрии и крестил ее со всеми домашними.

Однажды в день воскресный (Откр.1:9–10) Господь дал узреть Иоанну в небесном видении Божественную славу Свою и отдаленную судьбу Церкви Христовой. По повелению Божию, Иоанн описал это чудное откровение. Оно дошло до нас в Священной Книге, названной «Апокалипсис», что значит «Откровение» (Откр.1:1–11). Здесь в величественных и поразительно ярких образах и картинах изображается слава Господа, Его постоянное попечение о Церкви, Его благость и любовь, милость Его и правосудие. В таинственных пророческих видениях указаны различные бедствия, которые на земле претерпит Церковь Божия: борьба человека с Агнцем Божиим, торжество Агнца, искупившего верующих Кровью Своей, общее воскресение, последний Суд и, наконец, красота Нового Иерусалима, Царства Небесного9). Как удостоившийся узреть будущие судьбы и тайны Церкви Христовой, св. Иоанн получил наименование «Тайновидца» и «Тайнозрителя».

Кончая описание чудесного небесного видения, Иоанн восклицает: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр.22:20). Слова эти выражают его пламенное желание соединиться с Тем, Кого он так любил на земле. Но ему предстояли еще труды и заботы, он еще много должен был сделать для славы Божией и пользы ближних. Вскоре император Домициан, заточивший Иоанна на остров Патмос, был убит, и на престол взошел добрый и кроткий император Нерва. Он даровал свободу всем заточенным христианам. Был освобожден и св. Иоанн. Жители Патмоса почти все уже исповедывали веру Христову, и потому Иоанн вознамерился оставить место своего бывшего заключения. Он стремился в Ефес, первое и главное место своих апостольских трудов. Прежде чем удалиться с Патмоса, св. Иоанн обошел все города и селения, утверждая верующих. Во время этого прощального путешествия Иоанн и зашел в одно селение, где жил жрец Зевса Евхарис. У него был слепой сын, и он давно желал видеть св. апостола, о котором слышал, что он великий чудотворец. Узнав о прибытии Иоанна в их селение, Евхарис поспешно пришел к апостолу, умоляя его посетить дом его и исцелить слепого сына. Видя веру жреца, Иоанн отправился к нему. «Во имя Господа моего Иисуса Христа прозри!» – сказал апостол слепому, и тот в то же мгновение прозрел. Тогда Евхарис вместе с прозревшим сыном уверовал во Христа и принял Св. Крещение. Иоанн же продолжал путешествие по Патмосу. Наконец, устроив Церковь, рукоположив везде епископов и священников, св. Иоанн собрался в путь. Со слезами и рыданиями прощались с ним верующие. Пожелав им мира и дав благословение, св. Иоанн вошел на корабль и отправился в путь.

Со слезами печали провожали св. апостола на Патмосе, с невыразимой радостью встретили его в Ефесе. «Благословен грядый во имя Господне!» – радостно восклицали христиане ефесские. Как и в первое свое пребывание, св. Иоанн остановился в доме городского старшины Диоскорида, принадлежащем теперь только сыну его Домну, которого св. апостол воскресил некогда из мертвых. Здесь прожил он до самой кончины своей, просвещая неверных светом веры Христовой и творя бесчисленные чудеса. Случилось, что один христианин ефесский очень обеднел. Он не имел никаких средств уплатить долги и в сильном горе решился на самоубийство. Для этого он выпросил яд у знахаря, родом и верой еврея. Получив ядовитый напиток, христианин сильно задумался. Объятый страхом, он не знал, что делать, и долго не мог решиться на последний шаг. Наконец, он перекрестил смертоносную чашу и выпил. Велико было его изумление, когда он почувствовал, что яд не причинил ему никакого вреда. Между тем заимодавцы продолжали все с большей и большей настойчивостью мучить этого христианина. Тогда он снова обратился к знахарю за ядом. Тот сильно удивился, увидав его еще живым, и дал ему самую сильную отраву. Христианин, как и в первый раз, перекрестил сосуд с ядом и выпил его. Опять яд не оказал никакого действия. Тогда христианин стал смеяться над знаниями еврея. Знахарь ужаснулся и не знал, что и подумать. «Что ты делал, выпивая яд?» – спросил он христианина. Тот отвечал, что полагал крестное знамение на чашу с ядом, прежде чем выпить ее. И понял еврей, что сила Креста избавляла христианина от смерти. Чтобы вполне убедиться в этом, он тут же дал тот же яд собаке, и она тотчас околела. Тогда оба пошли к св. Иоанну и рассказали ему все. Иоанн научил еврея вере Христовой и крестил его. Потом велел обедневшему христианину принести связку соломы и превратил ее, силой крестного знамения и молитвы, в золото. Одну половину апостол повелел отдать заимодавцам, а другую – оставить для пропитания.

Св. Иоанн обозревал и все малоазиатские Церкви и неусыпно заботился о том, чтобы сохранялось в чистоте учение Христово. В то время начали вкрадываться в общество христиан опасные ереси. Лжеучения эти особенно много последователей имели в Малой Азии. Еще св. апостол Павел, прощаясь с пастырями Ефесской Церкви, предостерегал их от «лютых волков, не щадящих стада», и предсказывал, что между ними самими явятся «люди, которые будут говорить превратно, чтобы увлечь за собою учеников» (Деян.20:17, 29–30). Действительно, появилось множество лжеучителей, которые извращали Слово Божие, примешивая к нему нелепые басни из восточных учений, и превратно толковали то, что в Св. Писании казалось им непонятным. Споры еретиков касались, главным образом, лица Иисуса Христа. Одни отрицали Божество Спасителя, утверждая, что он был простой человек; другие отвергали Его человечество, говоря, что Христос приходил на землю только призрачно, а не действительным образом10). Лжеучения эти сильно беспокоили и смущали верующих. Тогда стали убеждать св. Иоанна изложить письменное учение об Иисусе Христе, как он принял его от Самого Божественного Учителя, и обстоятельства жизни Его, которых свидетелем и очевидцем он был. Св. Иоанн наложил на христиан пост, а сам с учеником своим Прохором удалился на гору. Здесь они провели три дня в посте и молитве. Настал четвертый день, и вот внезапно загремел сильный гром, заблистала яркая молния, гора потряслась. Св. Прохор упал от страха лицом на землю. Но св. Иоанн поднял его и велел ему приготовиться записывать, что услышит от него. Возведя очи на небо, св. апостол снова стал молиться, и по внушению Духа Святого начал говорить: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…» (Ин.1:1). Так было написано Евангелие, начинающееся величественным исповеданием Божества Иисуса Христа; он показал, что Христос – истинный Сын Девы Марии по природе человеческой и истинный Сын Божий по существу Божественному; он уяснил, что во Христе соединены нераздельно и неслитно Божественная и человеческая природы, что он – Богочеловек. Другие евангелисты следят, так сказать, за Спасителем на земле, но св. евангелист Иоанн восходит до Источника Слова Несозданного, возвышается даже до лона Отца, и оттуда возвещает о Сыне Единородном, что Он Сам видел в Отце. Св. Иоанн пишет: Бога не видел никто никогда, Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин.1:18). Прочие евангелисты ограничились рассказом о чудесах, свидетельствующих о всемогуществе Богочеловека, но св. Иоанн описывает опущенные ими чудеса Его благости, чудеса милосердия ко грешникам, снисхождения к нашим слабостям. Каждое слово этого Евангелия – таинство. За высоту этого учения св. евангелисту Иоанну усвоено наименование Богослова, по преимуществу. Потому же принято у нас изображать св. Иоанна на иконах с орлом, символом высокого парения мысли. «Сын грома», как некогда назвал св. Иоанна Сам Христос (Мк.3:17), в своем Евангелии поражает громами все ереси и ярким светом освещает истинную веру11).

Ревность к славе Божией и пламенная любовь к ближним побудила св. апостола вскоре написать еще и послание, которое носит название «Первого Соборного Послания». Оно представляет прекрасное дополнение к Евангелию св. Иоанна. В Евангелии он предложил образец веры для Вселенской Церкви, а здесь он написал руководство к христианской жизни, основанной на вере в Сына Божия.

Учение, предлагаемое св. Иоанном в этом послании, – учение любви. Бог есть Любовь, вера наша – дело любви Божественной, учение христианское – учение любви, и деятельность христианина должна быть деятельностью любви и милосердия. Каждое слово послания блестит искрой Божественной любви и полно кроткой любви к ближним. Но тем строже относится в послании апостол к лжеучителям, называя их противниками Христу и убеждая христиан не слушать их и не верить им. По такому отношению к лжеучителям можно думать, что влияние их на верующих было сильно, и апостол хотел предотвратить большую опасность12). Св. апостол вскоре пишет еще послание к одной христианской жене, известное под названием Второго Соборного послания. Св. Иоанн убедительно просит ее и детей ее всячески беречься от лжеучителей, не признающих пришествия Христова во плоти, называет этих еретиков отступниками от учения Христова и заповедует даже не принимать их в домы свои и не приветствовать13).

Весь проникнутый духом чистой любви христианской, св. Иоанн с радостью приветствовал всякие проявления этой любви в других. Так, он пишет особенное послание к некоему Гаию, которое называется Третье Соборное послание, похваляя его за ту любовь, с какой он относился вообще к христианам и особенно к странникам. Высказывая всякие благопожелания Гаию, апостол со строгостью говорит о Диотрефе, вероятно, предстоятеле той Церкви, и обещает лично его обличить за то, что он и сам поступает вопреки любви, и другим запрещает дела любви14)

Старость и слабость телесная не уменьшили в св. Иоанне горячей ревности к славе Божией и пламенной любви к ближним. Вот трогательный случай, в котором высказалась вся любящая душа св. апостола. Однажды, когда св. Иоанн обозревал Церкви Малой Азии, в одном городе ему особенно понравился один юноша. Иоанн научил его веровать во Христа и крестил. Вскоре после этого ему нужно было отлучиться из города, и он поручил надзор за юношей епископу. Епископ учил его Святому Писанию, но не наблюдал за его поведением. Между тем юноша попал в общество порочных людей, которые увлекли его дурным примером ко всяким порокам. Чем дальше, тем больше, – и несчастный молодой человек развратился до того, что сделался наконец начальником над шайкой разбойников и жестокостью превзошел всех товарищей. Спустя некоторое время св. Иоанну пришлось опять быть в том же городе. Он тотчас же осведомился об юноше. «Юноша погиб, – в смущении проговорил епископ, – он умер для Бога и вечной жизни», – и со слезами рассказал апостолу, что случилось. Эта весть глубоко огорчила св. Иоанна. «Так ли следовало тебе, – сказал он с упреком епископу, – заботиться о вверенной тебе душе брата? Дайте мне лошадь и проводника, – с живостью воскликнул Иоанн, – я поеду за ним». Немедленно же св. апостол отправился в горы, где были разбойники. Святого старца, только он ступил в горы, схватили разбойники и по его просьбе повели к своему начальнику. Взглянув на старца, тот узнал его. Не в силах выдержать присутствия апостола, он в смущении бросился бежать. Иоанн последовал за ним. «Сын мой, – воскликнул он со слезами, – зачем бежишь от отца? Сжалься надо мною, дитя мое. Не бойся, есть еще надежда жизни вечной. Я буду отвечать за тебя Христу, я готов отдать жизнь мою за тебя. Остановись же и послушай меня, верь мне: я послан Самим Христом»… Побежденный любовью апостола, разбойник наконец остановился. Чувствуя всю тяжесть своей вины, он не смел взглянуть на св. Иоанна и залился горькими слезами. Апостол с любовью обнял его и, обнадеживая милосердием Божиим, увел его с собой. С великим терпением и любовию св. Иоанн наставил заблудшего, молился с ним и постился, читал ему Святое Писание. Только тогда св. апостол оставил город, когда раскаявшийся юноша мог быть опять принят в общество христиан.

Св. Иоанн дожил до глубокой старости. Слабость телесная уже не позволяла ему посещать собрания христиан и вести продолжительные беседы. Ученики на руках вносили его в собрания, но он только повторял: «Дети мои, любите друг друга!» Когда его спросили, зачем он повторяет одно и то же, он отвечал: «Это – заповедь Господа, – если бы она была и одна, то и одной ее довольно было бы для спасения»…

Более 100 лет было св. апостолу Иоанну, когда он почувствовал приближение своей смерти. В сопровождении 7 учеников своих он пошел за город и велел им ископать крестообразную могилу в длину его роста. А сам, отошедши в сторону, стал молиться. Когда могила была готова, св. Иоанн дал последнее наставление ученикам, облобызал их всех, лег в могилу, приказав ученикам покрыть его землей. Ученики сначала покрыл его землей до колен, облобызали их и покрыли потом до шеи. Облобызав последний раз отходящего в вечную жизнь учителя своего, они покрыли лицо его платком и, обливаясь слезами, засыпали его всего землей. Христиане, узнав о таком погребении св. апостола, собрались к могиле его. Могилу раскопали, но не нашли в ней тела св. Иоанна. Сильно удивились этому и много плакали верующие. Эта кончина св. апостола Иоанна последовала через 72 года по вознесении Христа, когда уже 12 апостолов скончались. Святая Церковь празднует день преставления св. Иоанна 26 сентября. Ежегодно по кончине св. Иоанна при совершении богослужения над его могилой из нее появлялся в день 8 мая некоторый тонкий прах. Верующие собирали его и получали исцеление различных болезней. В память этого чуда Св. Церковь установила 8 мая празднование в честь св. апостола Иоанна.

6. Св. апостол Филипп

Св. апостол Филипп был родом из того же городка Вифсаиды, из которых происходили братья Петр и Андрей, сыновья Ионы, Иаков и Иоанн, сыновья Зеведея. С ранней юности родители отдали Филиппа учиться книжной премудрости. Он изучал Священное Писание и хорошо знал все пророчества об ожидаемом Мессии. Перечитывая и вдумываясь в них, Филипп пламенел любовью ко Грядущему, всем существом своим стремился увидать Его. И не знал Филипп, что Тот, Кого он жаждет увидеть, уже живет между иудеями. Тайные помыслы и желания Филиппа скоро осуществились. Христос пришел в пределы галилейские и нашел Филиппа. «Иди за Мной», – сказал ему Господь. По первым же словам Христа, обращенным к нему, Филипп уверовал, что Он – истинный Мессия, о Котором говорили пророки. Всей душой внял Филипп приказанию Господа и последовал за ним. Велика была радость Филиппа, когда он узнал, что Мессия пришел на землю и удостоил его сделать учеником Своим. Желая поделиться своей радостью и с другими, он идет к знакомому своему Нафанаилу, впоследствии апостолу Варфоломею. В радостном волнении сообщает он Нафанаилу свою новость. Но тот усомнился. «Пойди посмотри», – стал уверять Филипп. Он знал, что, только увидит Нафанаил Христа и услышит спасительные слова Его, сразу же познает, что Он – истинный Мессия. Так действительно и случилось (Ин.1:43–49).

Как достойный ученик, Филипп был избран Господом в число 12 апостолов (Лк.6:14; Мк.3:18). Научившись раньше книжной мудрости от людей, теперь Филипп учился Божественной премудрости от Того, Кто – сама Истина (Ин.14:6). Но почерпая из Источника Истины, Филипп еще не мог отрешиться от своих чувственных воззрений. По характеру своему он был, по-видимому, более наклонен к видимому и внешнему. Поэтому и в Божественном Учителе своем он видел только высокие совершенства человеческие, но не сознавал еще вполне в Нем Божества Его, и вот Христос захотел исправить его. Раз был Христос по другую сторону Тивериадского моря с 5000 народа. Вечерело. Христос не хотел оставить слушателей Своих без подкрепления. Но где было взять пищи для такого множества? «Где бы нам купить хлебов, чтобы их накормить?» – обратился Господь к Филиппу. Знал, конечно, Господь, что негде достать хлеба для 5000 человек, знал он наперед и то, что ответит Ему Филипп, знал, что и совершить Сам желал. Спросил Господь Филиппа для того, чтобы испытать его, дать ему случай сознать свое маловерие, устыдиться его и вполне уверовать. Выслушав вопрос Христа, Филипп не подумал о всемогуществе Божием, он помышлял только о человеческих средствах накормить столько народа. «Им на 200 динариев15) недовольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось понемногу», – сказал он. И потом с другими учениками стал просить Господа: «Отпусти их, чтобы они пошли в окрестные деревни и селения, и купили себе хлеба, потому что им нечего есть». Но Господь пятью хлебами и двумя рыбами насытил 5000 человек. Тогда увидел Филипп, что из руки Господней, как из неистощимой житницы, подается всем обильная пища. Он устыдился маловерия своего, укрепился в вере и с другими прославил силу Божию во Христе (Ин.6:1–14; Мк.6:35–44; Мф.14:15–21Лк.9:12–17).

Другой раз наклонность Филиппа к чувственному и внешнему выразилась еще более резко. Это случилось незадолго перед крестными страданиями Христа, во время прощальной Его беседы с учениками. Филипп стал просить своего Учителя, чтобы Он показал им Отца Своего. «Столько время Я с вами, – с кротким упреком отвечал Господь, – и ты не знаешь Меня, Филипп! Видевший Меня видел Отца, – как же ты говоришь: покажи нам Отца? Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я Сам, говорю не от Себя, – Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела. Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне…» (Ин.14:8–11).

Приняв дары Духа Святого, сошедшего на апостолов в день Пятидесятницы, св. Филипп стал проповедовать имя Христово. Сначала проповедовал он в пределах Палестины, в Галилее и Самарии. Однажды встретил он здесь женщину, несшую на руках умершего последнего своего сына. Она неутешно плакала и рыдала над ним. При виде убитой горем матери жалость охватила Филиппа. «Встань, – сказал он, простерши руку к умершему, – повелевает тебе Христос, Которого я проповедую». Тотчас ожил отрок. Мать в радости припала к ногам апостола, воздавая ему благодарение за воскрешение сына. Оба они уверовали во Христа и были крещены св. Филиппом. И еще многих обратил он в веру Христову. Потом отправился в земли языческие.

Св. Филипп прибыл в Грецию, и здесь проповедовал Слово Божие, исцелял больных и творил множество чудес. Однажды силой Христовой он воскресил умершего. Это чудо привело в изумление живших там иудеев, и они недоумевали, как относиться им к проповеди апостола. Тогда они послали в Иерусалим к архиереям и князьям иудейским известие, что пришел к ним какой-то неизвестный человек, именем Филипп, проповедует им Иисуса распятого, прогоняет этим именем злых духов, исцеляет болезни и даже воскресил умершего, а поэтому многие уже уверовали во Христа. По этому посланию прибыл из Иерусалима один из архиереев с несколькими книжниками. Архиерей этот еще и раньше негодовал сильно на св. Филиппа за то, что его проповедь имела большой успех в Палестине. С гордостью сел архиерей на высоком судейском месте, вокруг которого столпилось множество иудеев и язычников. Привели туда и св. Филиппа. «Мало было тебе, – гневно обратился архиерей к св. апостолу, – в Иудее, Галилее и Самарии прельщать простых и неученых людей, – сюда ты пришел, к мудрым эллинам, и здесь проповедуешь свое новое учение, которому научился от Иисуса, шедшего против закона Моисеева. За это Он Сам был осужден и умер бесчестной смертью, распятый на Кресте. По случаю праздника Пасхи Его погребли, а вы, ученики Его, тайно украли Его тело, на соблазн многих, и рассказали везде, что Он воскрес из мертвых…» Заволновался народ, услыхав эти гневные слова архиерея. «Что ты ответишь на это, Филипп?» – зашумела нетерпеливо толпа. И, как это всегда бывает в больших сборищах, начали, не дождавшись ответа апостола, спорить о нем. Но немного было защитников, были больше все противники. Одни из них требовали тотчас предать смерти Филиппа, другие настаивали на том, что нужно отвести его на суд и казнь в Иерусалим.

Между тем Филипп, выждав минуту, когда шум несколько утих, заговорил, обратившись к архиерею: «Напрасно ты любишь суету земную и говорит ложь! Отчего окаменело сердце твое, что ты не хочешь признать истину? Не сами ли вы положили печать на гробе и не сами ли приставили к нему стражу, а когда Господь наш воскрес, не разрушив печатей, не вы же ли дали тогда золота воинам, чтобы солгали, будто во время их сна Его мертвого украли ученики Его? Как же не стыдишься ты теперь лгать? Самые печати ваши свидетельствуют истину воскресения Христова и обличают ложь вашу, они будут вашими обличителями и в день воздаяния». Архиерей совсем обезумел от гнева и ярости. Вскочив со своего места, он бросился на апостола, чтобы своими руками умертвить его. Но внезапно дерзновенный ослеп и почернел весь. Народ не вразумился этим чудом. Все подумали, что это было делом волхвования Филиппа и хотели его, как волхва, тут же убить. Тогда произошло другое, еще большее чудо. Со всеми, кто бросился схватить апостола, сделалось то же, что и с архиереем, и в то же время заколебалась страшно земля. Все затрепетали от страха и познали силу Христову. При виде бедственного положения ослепленных св. Филипп прослезился и стал молить Бога даровать им исцеление и просветить их ум и сердце. По молитве апостола тотчас все прозрели. Это чудо почти все множество бывших там людей обратило ко Христу. Только архиерей так был озлоблен, что и после наказания не старался и не хотел признать истину. Он еще более стал раздражаться на апостола и начал даже поносить Христа. Тогда его постигло еще большее наказание. Внезапно разверзлась земля, и он исчез в глубине. Крестив после этого уверовавших во Христа и поставив там епископа, св. Филипп отправился с благовестием по другим городам и селениям Греции. Однажды, идя дорогой, св. Филипп стал просить у Бога помощи в трудах благовествования. Когда преклонил он колена для молитвы, ему явилось на небе знамение, в образе орла, с позолоченными крыльями, распростертыми наподобие распятого Христа. Св. апостол укрепился этим знамением и продолжал путь свой на дело проповеди Евангелия. Он просветил верой Христовой многие города Эфиопии и Аравии. Потом сел на корабль и поплыл к Азоту, приморскому городу в Палестине. Ночью, во время плавания, поднялась ужасная буря. Не было никакой надежды на спасение, и все со страхом ожидали последней страшной минуты. Тогда св. Филипп начал молиться, и вот явился в воздухе светлый образ Креста и осветил ночной мрак. После этого море стало утихать, и волны улеглись. В Азоте св. Филиппа принял к себе в дом один страннолюбец, именем Никоклид. У дочери Никоклида, Харитины, сильно болел глаз, так что она не находила себе покоя. Войдя к Никоклиду, св. Филипп начал проповедовать Слово Божие. Все внимательно слушали проповедь, слушала св. апостола и Харитина. Она с таким наслаждением внимала словам его, что забыла и о своей мучительной болезни. Св. Филипп заметил ее усердное внимание к Слову Божию. Зная, что она больна, он велел ей положить руку на больной глаз и призвать имя Христово, Харитина исполнила повеление апостола, и исцелел глаз ее. Весь дом Никоклида при виде этого чуда уверовал во Христа и принял Св. Крещение.

Из Азота св. апостол Филипп отправился на север и прошел в сирийский город Иерополь. Народ с ожесточением отнесся здесь к проповеди св. апостола. Его хотели даже побить камнями, и только заступничество некоего Ира спасло его от народного возмущения. «Сограждане, – обратился к народу Ир, – послушайтесь моего совета: не делайте зла этому человеку, пока не узнаете справедливости его учения; если учение его окажется несправедливым, тогда мы его убьем»… Ир был известным и всеми уважаемым человеком в городе. И теперь, выслушав слова его, народ не смел ему перечить. Так св. Филипп избавился от верной опасности. Ир предложил ему остановиться у него в доме. Скоро дом Ира сделался местом проповеди, где были обращены ко Христу Ир со всеми его домашними и соседи его. Узнали жители Иерополя, что Ир крестился, и сильно вознегодовали на него. Они обступили дом Ира и хотели ночью сжечь Ира со всеми домашними и св. апостола. Но св. Филипп предупредил их. Смело вышел он к мятежникам. Те, точно дикие звери, бросились на него и повлекли в судилище, начальник которого Аристарх дерзновенно схватил св. Филиппа за волосы. Но тотчас же иссохла у Аристарха дерзкая рука, и сам он ослеп и оглох. Гнев в народе утих, все дивились чуду и начали просить апостола, чтобы исцелил Аристарха. «Не получит он исцеления, – отвечал Филипп, – если не будет веровать в проповедуемого мною Бога».

В это время мимо пронесли хоронить умершего. «Вот воскреси этого мертвеца, – стал издеваться над апостолом народ, – тогда и Аристарх и все мы станем веровать в твоего Бога». Тогда Филипп молитвенно возвел глаза к небу и сказал кротким голосом, обратившись к умершему: «Феофил!» Тотчас поднялся мертвый на носилках, на которых несли его, и открыл глаза. «Христос повелевает тебе, – продолжал Филипп, – встань и беседуй с нами». Феофил сошел с носилок и припал к ногам апостола, воздавая ему благодарность за то, что избавил его от ужасных мук, к которым влекли его какие-то два черных страшилища. Пораженные чудом, все начали прославлять единого Истинного Бога, Которого проповедовал Филипп. Тогда св. апостол сделал рукой знак народу, чтобы он умолк, и велел Иру положить крестное знамение на поврежденные члены Аристарха, и тот сразу исцелел. Чудеса эти обратили ко Христу весь Иерополь, и жители принялись разбивать идолов. Отец воскрешенного Феофила прежде других разбил в своем доме 12 золотых идолов и раздал золото нищим. Св. Филипп крестил всех, рукоположил им епископом Ира и, создав Церковь, отправился в другие страны проповедовать Евангелие. Пройдя всю Сирию и верхнюю Азию, св. Филипп пришел в Лидию и Мизию, области Малой Азии. Там присоединилась к нему сестра его, девица Мариамия, и св. апостол Варфоломей. Они прошли с благовестием все города Лидии и Мизии. Много страданий претерпели они: их и били, и камнями побивали, и заключали в темницы. Но благодать Божия сохранила их живыми и невредимыми, и они с ревностью продолжали проповедовать имя Христово. В одном из Лидийских селений они встретили св. Иоанна Богослова и вместе с ним отправились в соседнюю область Фригию.

Свв. благовестники заходили с проповедью Евангелия во все селения Фригийские, встречающиеся на пути, и пришли в один город Фригии, который назывался также Иерополь. Жители Иерополя не знали еще Христа и поклонялись идолам, которыми был переполнен город. Кроме того, между божествами была в Иерополе ехидна. Для нее построили особый храм, куда приносили ей пищу и где совершали в честь ее жертвоприношения. Свв. проповедники молитвой наложили заклятие на ехидну, и она стала бездыханной. После этого св. апостол Иоанн отправился проповедовать в другие города, а они втроем неустанно учили о Христе жителей Иерополя. Был там некто Стахий, остававшийся слепым в течение 40 лет. Они исцелили его и просветили верой Христовой. Весть о чуде скоро облетела весь город, и множество народа собралось в дом Стахия, где поселились благовестники. Они с радостью начали учить собравшихся вере Христовой и совершали чудеса, исцеляя больных и прогоняя злых духов. Множество народа уверовало во Христа. Жена начальника города, ужаленная змеей, была при смерти. Услыхав, что в доме Стахия какие-то странники одним словом исцеляют всякие болезни, она в отсутствие мужа приказала рабам отнести ее туда. Получив исцеление, она уверовала во Христа. Между тем градоначальник, вернувшись домой, узнал о случившемся в его отсутствие, страшно разгневался и приказал немедленно взять под стражу странников. Приказание градоначальника было исполнено: без всякой жалости повлекли Филиппа, Варфоломея и Мариамию по городским улицам, били их и издевались над ними, и бросили в темницу. Тогда жрецы пришли к градоначальнику и начали жаловаться на свв. проповедников Христовых. «Отомсти за бесчестие богов наших, – говорили они, – с тех пор, как эти странники вошли в город наш, запустели алтари великих богов, погибла и славная богиня наша ехидна, и весь город наполнился беззаконием. Умертви этих волхвов».

Внимательно выслушав жрецов, градоначальник дал приказание обнажить св. Филиппа, думая, что в одежде его скрываются чары. Но они ничего не нашли. Обнажили и св. Варфоломея, но и в его одеждах не нашли ничего. Подошли к св. Мариамии, чтобы снять с нее одежды, но она внезапно превратилась в огненный пламень, и они в страхе отбежали в сторону. Тогда градоначальник осудил всех троих на распятие. Сначала распяли св. Филиппа. У него провертели пятки и, продев в них веревки, повесили его на крест вниз головой перед дверьми храма ехидны. В распятого страдальца начали с ругательством бросать камни. Когда же затем распяли св. Варфоломея, произошло внезапно ужасное землетрясение, земля разверзлась и поглотила градоначальника, всех жрецов и множество неверных. В великий страх пришли оставшиеся в живых: и верующие, и язычники. Со слезами просили они апостолов о помиловании. Поспешно бросились снимать со креста распятых. Св. Варфоломей повешен был невысоко, и его скоро сняли. Но св. Филиппа, которого повесили на кресте очень высоко, никак не могли снять, и Господу было угодно, чтобы он так и кончил земную жизнь. Вися на кресте, св. Филипп обратился к Богу с горячей молитвой, чтобы помиловал врагов его, отпустил им грехи, просветил их ум к познанию Его, Истинного Бога. Услышано было моление св. апостола: земля возвратила из недр своих всех, кроме градоначальника и жрецов, и тогда жители Иераполя единодушно исповедали христианство. После того св. Филипп предал дух свой Богу, и его, уже умершего, сняли со креста. Св. Варфоломей с честью похоронил тело св. Филиппа. На том месте, где во время крестных страданий истекла кровь апостола, через 3 дня по кончине его выросла виноградная лоза, как бы в знамение того, что св. Филипп, пролив на земле за Христа кровь свою, вкушает вечное блаженство в неземном Его Царствии. Мощи св. апостола Филиппа находятся в настоящее время в Риме, в храме свв. 12 апостолов. Память его празднуется Святой Церковью 14 ноября.

7. Св. апостол Варфоломей

Св. апостол Варфоломей – одно и то же лицо с Нафанаилом16), о котором упоминается в Евангелии св. Иоанна Богослова (Ин.1:45 и дал.; Ин.21:2). Нафанаил родом был из галилейского города Каны. Господь призвал его одним из первых следовать за Ним. Вот как это было. Когда Господь призвал Филиппа, он исполнился высокой радости и сердце его стремилось разделить эту радость с другими. Тогда он пошел к знакомому своему Нафанаилу. «Мы нашли Того, – с радостным лицом спешил он передать величайшую новость Нафанаилу, – нашли Того, о Ком писали Моисей в законе и пророки: это – Иисус, сын Иосифа, из Назарета». Но Нафанаил усомнился: странными показались ему слова Филиппа. Назарет был город в Галилее, и в Галилее жило много язычников, с которыми природные евреи, населявшие Галилею, были в постоянных близких отношениях. За это они находились в презрении у прочих иудеев17), и Нафанаил разделял это общее предубеждение против галилеян. Знаком он был и с книжной мудростью иудеев, знал, что Вождь, Который упасет Израиля, произойдет из земли Иудейской (см.: Мих.5:2). «Разве из Назарета может выйти что доброе?» – возразил он Филиппу. «Пойди сам посмотри», – ответил Филипп. Он был уверен, что Нафанаил, как только увидит Господа и услышит Божественные слова Его, сразу уверует, что Он – обетованный в Ветхом Завете Мессия. Нафанаил пошел. «Вот настоящий израильтянин, в котором нет страстей», – сказал Христос, увидев приближающегося к Нему Нафанаила. «Почему Ты меня знаешь?» – удивился Нафанаил. «Прежде чем позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницей, Я видел тебя». Должно быть, что-нибудь особенное для Нафанаила случилось под смоковницей: один только намек на это обстоятельство поразил его. «Учитель! Ты – Сын Божий, Ты – Царь Израилев!» – в умилении воскликнул он. «Ты веришь тому, что Я сказал тебе: “Я видел тебя под смоковницей”, – увидишь больше этого, – продолжал Христос и торжественно сказал: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и ангелов Божиих – то восходящих, то нисходящих к Сыну Человеческому» (Ин.1:45–51). Нафанаил с этого времени крепко уверовал во Христа и стал учеником Его. При избрании 12 апостолов он под именем Варфоломея был также причислен Господом к их лику (Лк.6:14; Мк.3:18).

Когда, через 12 лет по Вознесении Господа на небо, настало время разойтись апостолам из Иерусалима для проповедания имени Христова, и св. Варфоломей отправился со словом благовестия. Некоторое время он проповедовал один, потом соединился со св. апостолом Филиппом и с ним подвизался в трудах апостольских. Им помогала и св. Мариамия, сестра св. Филиппа. Местом их совместных апостольских трудов были Лидия, Мизия и Фригия – области Малой Азии. Встретились они там со св. Иоанном Богословом, и он на непродолжительное время к ним присоединился. Расстался он с ними в Иерополе Фригийском после того, как они вместе силой молитвы умертвили ехидну, которую в Иерополе почитали богиней. Видя, что чудесами и проповедию свв. благовестники многих обращают ко Христу, жрецы стали просить градоначальника предать их смерти. Тот осудил их на распятие. Распяли сначала св. Филиппа, потом и св. Варфоломея. Тогда произошло страшное чудо: разверзлась земля, и градоначальник, все жрецы и множество язычников исчезли в ее недрах. Это чудо поразило оставшихся в живых, и они, чтобы не постигло их большее наказание, бросились снимать распятых. Св. Варфоломея сняли, а св. Филиппа снять не могли, и он скончался на кресте. Св. Варфоломей с честью похоронил тело апостола Филиппа. Страшное чудо многих обратило ко Христу, и св. Варфоломей крестил всех уверовавших. Поставив в Иерополе епископом Стахия, которого со св. Филиппом он исцелил и у которого они имели приют, и утвердив новосозданную Церковь, св. Варфоломей отправился в Индию. Там он довольно долго трудился в благовестии Христовом, устроил Церковь и перевел на местный язык Евангелие св. апостола Матфея, которое всегда носил с собой. Уходя из Индии, св. Варфоломей оставил тамошним христианам оба Евангелия: и переведенное на индийский язык, и писанное на языке еврейском.

Из Индии св. Варфоломей перешел в великую Армению. Как только показывался св. апостол в каком селении, нечистые духи, обитающие в идолах, не вынося присутствия его, оставляли страну. Также и бесноватые исцелялись при одном только присутствии св. Варфоломея. Многие стали обращаться ко Христу. Дочь царя Полония была одержима злым духом. «И отсюда гонишь ты нас, Варфоломей!» – громко кричал устами ее нечистый дух. Тогда Полоний велел отыскать св. Варфоломея, и когда св. апостол вошел в комнату бесноватой царевны, злой дух немедленно оставил ее, и она стала здорова. Думая отблагодарить св. Варфоломея по-царски, Полоний послал ему на верблюдах множество золота, серебра и всяких драгоценных вещей. Но св. апостол отослал все назад. «Не этих вещей ищу и не эти вещи я приобретаю, я ищу душ человеческих, и если приобрету я их и введу их на небеса, явлюсь тогда великим купцом пред Господом», – сказал Варфоломей царю. Полоний умилился этими словами и уверовал во Христа. Св. Варфоломей крестил его со всем семейством, многими вельможами и множеством народа. Целых 10 городов по примеру царя приняли веру Христову.

Жрецы не могли перенести такого поражения язычества одним человеком. Тяжело им было смотреть, как разрушаются идолы, пустеют их капища, прекращаются жертвоприношения, и еще тяжелее становилось им при мысли, что они скоро, пожалуй, совсем лишатся пропитания. Сильно озлоблены были они на св. Варфоломея и начали подговаривать царского брата Астиага, чтобы отомстить за бесчестие, нанесенное богам, и погубить Варфоломея. Астиаг послушался злокозненного совета и, выбрав удобное время, увел в оковах св. Варфоломея в город Албаку, на западном берегу Каспийского моря, нынешний город Баку. Всячески мучил Астиаг св. апостола, а потом распял его на кресте вниз головой. Но св. Варфоломей, испытывая ужасные мучения, радовался, что страдает за Христа, и на кресте не переставал поучать христиан и увещевать язычников. Астиаг совсем обезумел от гнева и в ослеплении измыслил новое ужасное мучение апостолу, приказал с него живого содрать кожу. И исполнились тогда слова Господа, сказанные некогда св. Варфоломею. Он, будучи учеником Христовым, носил пурпурную одежду, и Христос однажды, указав на нее, сказал св. Варфоломею, что он впоследствии разорвет одежду тела своего… Началось новое страшное мучение св. апостола, св. Варфоломей оставался твердым, продолжал учить народ и прославлять Бога. Страшно становилось за самого страдальца. Холодный пот выступал у Астиага, и он приказал отрезать страдальцу вместе с кожей и голову. В таких ужасных муках скончался св. Варфоломей. Смерть его последовала 11 июня, и в этот день Святая Церковь совершает празднование в честь него.

Верующие сняли со креста честное тело апостола, положили вместе с главой и кожей в оловянный ковчег и предали погребению в том же городе Албаке. Болящие всякими недугами получали исцеления от мощей св. апостола, и многие неверные, пораженные чудесами исцелений, обращались ко Христу. В начале VI века император Анастасий построил в Месопотамии город Дары. Вот явился ему св. Варфоломей и сказал, что он сам будет хранить этот город. Тогда Анастасий перенес туда мощи св. апостола. Но здесь они оставались недолго. Во второй половине VI века персы завоевали Месопотамию, и некоторые дарение христиане, спасаясь от грозных завоевателей, неверующих во Христа, взяли мощи св. Варфоломея и удалились к берегам Черного моря. Но и здесь настигли их враги, отняли у них честные мощи и бросили их в оловянном ковчеге в море, чтобы потопить их. Вместе бросили мощи свв. мучеников: Папиана, Лукиана, Григория и Анания, каждого – в отдельном ковчеге. Тогда по воле Божией совершилось дивное чудо: ковчеги с мощами не погрузились в море, а спокойно поплыли по нему. Они проплыли все Черное море, проплыли через Босфорский пролив, плыли Мраморным морем, переправились Дарданельским проливом, проплыли Эгейское и Ионическое моря, достигли острова Сицилии и, оставив налево Сиракузы и обернувшись к западу, приблизились к острову Лопару. Здесь ковчег с мощами св. Варфоломея пристал к берегу, а ковчеги с мощами свв. мучеников поплыли снова по морю и пристали к берегу в разных местах. Между тем епископу острова Лопара, Агафону было откровение от Бога о мощах св. апостола. В сопровождении всего клира и множества народа он вышел на морской берег и увидел ковчег с честными мощами св. Варфоломея. Все были в великом изумлении, возрадовались и славили Бога. Ковчег торжественно внесли в церковь, и от мощей истекло миро, которым исцелялись самые неизлечимые болезни. Много лет мощи св. Варфоломея находились на острове Лопаре. В первой половине IX века островом Лопаром овладели арабы. Тогда Сикард, правитель города Венеида, в Италии, недалеко от Рима, давно слышавший о чудесах от мощей св. Вареоломея, подвигнутый теплой верой к нему, поручил искусным пловцам привезти с Лопара честные мощи апостола. Сикард думал, что не следует оставлять их в стране, которой владеют неверные, потому что неверные не станут относиться к ним с честью. Благочестивое желание Сикарда было исполнено, – пловцы, посланные им в Лопар, благополучно возвратились с мощами св. Варфоломея. Сикард с епископом Венеида и множеством народа с радостью встретили драгоценное сокровище. С торжеством и великою честью внесены были честные мощи в Венеид и поставлены в соборном храме. Тогда же установлено было ежегодное празднование в память перенесения мощей св. апостола Варфоломея с острова Лопара в Венеид. Празднование это и до сих пор совершается Церковью 25 августа. В Виенеиде от честных мощей св. Варфоломея совершалось много чудесных исцелений. Здесь честные мощи оставались до X века, когда они перенесены были в Рим. В Риме они находятся и до сих пор.

Кроме 11 июня, когда празднуется в честь преставления св. апостола Варфоломея, и 25 августа, дня празднования перенесения честных мощей апостола в Венеид, празднование св. Варфоломею совершается еще 22 апреля вместе со свв. апостолами Лукой и Климентом18).

8. Св. апостол и евангелист Матфей

Во времена Христа вся Иудея была римской провинцией. Как и все завоеванные области, она была обложена податью в пользу Рима. Для сбора этих податей учреждены были особые должности сборщиков, которые назывались мытарями. Иудеи с ненавистью сносили свое порабощение и с неудовольствием платили подати римлянам. Ненависть эту переносили они и на сборщиков податей, потому что видели в них орудие ненавистной, чужеземной, языческой власти. С мытарей не требовалось строгой ответственности, и они часто позволяли себе всякие злоупотребления и притеснения, чтобы самим обогатиться. Еще ненавистнее поэтому были они для иудеев. По народному понятию, имя мытаря означало человека без чувств, жестокосердого, способного к всякому злому делу, вообще – человека отверженного. Большинство считало предосудительным и даже оскверняющим иметь сношение с мытарями как явными грешниками, входить в их домы, вместе с ними пить и есть. Между тем римское правительство назначало для сбора податей лиц преимущественно из местных жителей, как хорошо знавших средства края. Когда, таким образом, природный иудей брал на себя обязанности мытаря, он особенно, между другими мытарями, был человеком презренным в глазах ревностного иудея, как изменник национального и религиозного чувства19). Одним из таких мытарей, родом иудеев, был некто Матфей, по прозванию Левий, сын Алфея (Мк.2:13; Лк.5:27Мф.9:9).

Матфей жил в галилейском городе Капернауме, лежавшем на северо-западном берегу Галилейского моря. Он был человек не бедный: имел свой дом и порядочное состояние, которым, быть может, он был обязан своей должности мытаря. Его, как и всех ему подобных, конечно, чуждались и презирали соотечественники. Но на самом деле Матфей не был совсем дурным человеком, и если и был человеком не безукоризненным и даже грешным, то, во всяком случае, был не только не хуже, но и много лучше гордящихся своей мнимой внешней праведностью фарисеев. И Господь остановил на нем, всеми презираемом, Свой Божественный взор. Вот как это было: Господь поселился в том же приморском городе Капернауме, в котором жил Матфей. Матфей мытарь, конечно, не один случай имел слушать учение Христа и был свидетелем Его чудес в Капернауме, где, по слову Самого Господа, чудеса Его совершались в таком обилии, что «если бы в Содоме явлены были силы, явленные в Капернауме, Содом остался бы до сего дня» (Мф.11:23). Сердце Матфея располагалось к Божественному Чудотворцу. Господь видел и знал усердие мытаря и его готовность к вере. И вот однажды Господь вышел из шумного Капернаума и пошел к морю, сопровождаемый народом. Там, на берегу Галилейского моря, Матфей имел мытницу, т. е. место для сбора пошлин, может быть, с судов, приходивших морем в Капернаум. Идя к морю, Господь поравнялся с тем местом, где была мытница Матфея: глаза Господа остановились на мытаре, сидящем за таким непривлекательным делом. «Иди за Мной», сказал Он вдруг мытарю. И Матфей встал и пошел за Христом. Он не раздумывал, он не удивлялся, как Учитель и Чудотворец зовет его, презренного мытаря, – он раньше стремился ко Христу и теперь всем сердцем внял словам Его и беспрекословно пошел за Ним. Как бы в благодарность за милостивое снисхождение к нему Господа, Матфей приготовил в доме своем большое угощение и просил Христа вместе с учениками прийти к нему. Пригласил Матфей и многих собратий по званию, мытарей и других своих близких и знакомых. Господь, видя любовь Матфея и зная, что пример его мог служить ободрением и для других мытарей, не отрекся от приглашения; Он, милосердый, допустил быть с Собою за одним столом мытарей и грешников, чтобы Своим снисхождением и Божественным словом Своим привлекать их к покаянию и спасению. Но иудейские учители, книжники и фарисеи, не хотели видеть в этом высокое дело милосердия и соблазнились. «Что это Он ест и пьет с мытарями и грешниками, оставляя нас в стороне?» – с чувством обиды подумали они. И они начали роптать и громко показывать свое неудовольствие. Как будто желая восстановить учеников Христа против Него, книжники и фарисеи с укоризной обратились к ним: «Как это Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? Да и вы для чего с Ним едите и пьете?» Христос услыхал брезгливые слова. «Не здоровым нужен врач, а больным, – сказал Он учителям народным, – подите лучше подумайте, что значит это изречение: «милости хочу, а не жертвы». Я пришел призвать к покаянию не праведников, а грешников». Фарисеи поняли, что против них направлены слова Христовы. Пристыженные Его ответом, они хотели отомстить и Учителю, и ученикам порицанием в слабости правил Его, выставляя на вид, что с такой снисходительностью к грешникам они сами не отличаются ни особенным воздержанием, ни молитвами. Чтобы более подкрепить слова свои, фарисеи пригласили на свою сторону случившихся там учеников Иоанна Крестителя. Указывая на пример Иоанна, уважаемого и Христом, и на свой пример, на пример людей, которых Он унижает, фарисеи предлагают Ему вопрос, почему ученики Его не постятся и не творят молитв, подобно ученикам фарисейским и Иоанновым. В обратной речи Христос отвечал, что Он не только не находит нужным, но находит, напротив, даже не благовременным и неприличным возлагать на учеников Своих, еще слабых, бремя строгой жизни и тяжких заповедей, что Он поступает с ними снисходительно, пока они не будут совершенно обновлены и укреплены Духом Святым (Мк.2:13–22; Лк.5:27–39; Мф.9:9–17). Трапеза и беседа кончились. Матфей своим примером показал силу и истину слов своего небесного Гостя, сказавшего, что он пришел не праведников, а грешников звать на покаяние. Не видно, чтобы кто-либо из фарисеев, этих мнимых праведников, внял учению Господа, Матфей же, мытарь, человек, по общему мнению, грешный, остался верным учеником Христа. Оставив все свое достояние, Матфей пошел за Христом (Лк.5:27–28) и с этих пор уже не отлучался от Него. В скором времени он удостоился сопричисления к лику 12 избранных апостолов (Лк.6:15; Мк.3:18). Вместе с другими учениками Господа Матфей сопровождал Его в путешествиях по Галилее и Иудее, внимал Его учению, видел бесчисленные Его чудеса, ходил с проповедью к погибшим овцам дома Израилева, был свидетелем страданий и смерти Спасителя и славного Его Вознесения на небо.

После Вознесения Господня св. апостол Матфей вместе с другими апостолами проповедовал Евангелие в Иерусалиме и его окрестностях. Наступило время разойтись из Иерусалима по разным странам с проповедью Христовою, и св. Матфей отправился к другим народам для обращения их к вере Христовой. Перед отбытием апостола из Иерусалима на дело всемирной проповеди иерусалимские христиане из иудеев просили его передать для них письменно дела и учение Иисуса Христа. На исполнение этой просьбы дали свое согласие и прочие, бывшие в то время в Иерусалиме, апостолы. Св. Матфей, исполняя общее желание, и написал свое Евангелие. Это – первая по времени книга из всех книг Нового Завета и занимает потому между ними первое место. Свв. евангелисты при написании своих Евангелий сообразовались всегда с духовными нуждами тех лиц, для которых назначали первоначально свои описания, от чего и происходили их некоторые особенности, их отличительные черты. Св. Матфей назначил Евангелие первоначально для палестинских христиан из иудеев и имел главным намерением раскрыть в нем, что Иисус, которого иудеи называли сыном плотника и распяли на Кресте, есть истинный Мессия, обещанный Богом и предвозвещенный пророками в Ветхом Завете Спаситель. Поэтому он начинает Евангелие родословием Мессии, как сына Давидова и Авраамова, и в самом повествовании, где только представляется случай, ссылается на пророчества, которые предызобразили жизнь, деяния и униженное состояние Иисуса Христа на земле. Вообще же евангелист Матфей благовествует в своем Евангелии преимущественно о воплощении и человечестве Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова. Эта отличительная особенность Евангелия св. Матфея выражается и на его иконах, на которых он изображается вместе с ангелоподобным человеком. Евангелие свое Матфей написал на еврейском языке, на котором в то время говорили палестинские иудеи, тогда как все прочие книги Нового Завета писаны были апостолами на языке греческом, бывшем повсюду тогда в употреблении. Но в самом же скором времени оно было переведено на греческий язык, а еврейский подлинник совсем утрачен20).

Уйдя из Иерусалима, св. Матфей проповедовал Евангелие многим народам. Он проходил с проповедью в Сирию на Евфрате, в Персию, в Парфию, Мидию и, наконец, в азиатскую Эфиопию, или Индию, где и запечатлел мученической смертью за имя Христово свои апостольские труды. Укрепляемый благодатью Божией, Матфей пришел в Ефиопию, в землю антропофагов, т. е. людоедов. Это было дикое и зверообразное племя. С самого начала он имел здесь утешительные успехи в благовестии Христовом. В городе Мирменах он обратил несколько человек в веру Христову и поставил им епископом некоего Платона. Создал св. Матфей для новообращенных и небольшой храм. Положив эти небольшие начатки христианства, св. Матфей непрестанно молился Богу об обращении ко Христу его племени. Однажды он удалился на близлежащую гору, где по обыкновению пребывал в посте и молитве. И вот явился ему Сам Господь в образе прекрасного юноши, с жезлом в руке. Он благословил апостола, подал ему жезл и велел водрузить этот жезл около созданной в Мирменах церкви. «Жезл этот, – говорил Господь, – силою Моею вкоренится, вырастет высоко и принесет обильные плоды, которые величиной и сладостью превзойдут все другие плоды, а от корня его истечет чистый источник. Омывшись в воде источника, антропофаги получают прекрасную наружность, а вкусив плодов дерева того – оставят зверообразные нравы и сделаются добрыми и кроткими»… Приняв жезл от рук Господа, св. Матфей пошел исполнить повеление Его. На дороге встретили апостола жена и сын Фульвиана, владевшего городом. Оба они были одержимы беснованием. «Кто послал тебя с этим жезлом на погибель нашу?» – начали кричать они диким угрожающим голосом, увидев апостола. Св. Матфей именем Христовым исцелил обоих, и они смиренно пошли за ним. Войдя в город, Матфей водрузил жезл около храма, как повелел ему Господь, И вот в глазах всех совершилось поразительное чудо. Жезл вырос в высокое ветвистое дерево, с большими, красивыми и сладкими плодами, а от корня выросшего дерева истек чистый ручей воды. Тогда весь город собрался к храму. Всякий сам хотел увидеть чудо, вкусить плодов и напиться светлой воды из источника. Между тем апостол стал на возвышенном месте и начал проповедовать Слово Божие. Все присутствовавшие там уверовали во Христа, и тут же в чудотворном источнике приняли Крещение. Между уверовавшими и крещеными были и жена и сын Фульвиана, исцеленные апостолом от беснования.

Исцелив жену и сына Фульвиана, св. Матфей привлек к себе его удивление и почтение. Но когда увидал Фульвиан, что народ оставляет идолов и слушает учение апостола, он пришел в сильный гнев. По внушению злого духа замыслил он умертвить св. Матфея. Тогда ночью явился св. Матфею Христос, ободрил его, велел возложить надежду на Него и обещал Сам пребывать с ним в наступающих для него мучениях. Наступило утро, апостол, восстав от сна, молился в храме с верующими. Сюда-то послал Фульвиан четырех воинов взять апостола. Но только они приблизились к храму, как окружила их непроглядная тьма, так что и назад они едва могли вернуться. В страхе говорили они: «Голос его мы слышали, самого же не только взять, но и видеть не могли». Еще сильнее разгневался Фульвиан. Он послал множество воинов, приказал им во что бы то ни стало привести св. Матфея и убивать тех, кто станет его защищать. Но и эти воины ничего не могли сделать. Небесный свет осиял св. апостола, и они, не в состоянии будучи смотреть на него, в ужасе бросили оружие и прибежали назад, полумертвые от страха. Исполнившись ярости, Фульвиан в сопровождении толпы слуг сам пошел взять апостола. Но едва успел приблизиться он к апостолу, как мгновенно ослеп. Он начал умолять апостола простить ему согрешение его и возвратить ему зрение. Св. Матфей сотворил крестное знамение на глазах Фульвиана, и тот прозрел. Но совершившееся над ним чудо его не вразумило; злоба его на св. Матфея все еще не улеглась; ослепленный этой злобой, он думал, что чудо было делом не силы Божией, а чародейства апостола. И он замыслил сжечь св. Матфея как волхва. Фульвиан взял его за руку и повел его к своему дому, как будто хотел оказать ему особенную честь. Но св. Матфей провидел тайные движения его сердца и лукавые помыслы его. «Хитрый мучитель, – обратился он к Фульвиану, – скоро ли совершишь ты, что замыслил сделать со мною? Делай, чему научал тебя сатана, – я готов все перенести за Господа моего». Тогда по приказанию Фульвиана св. Матфея положили навзничь на землю и крепко прибили к ней большими гвоздями руки и ноги его, на него самого потом положили множество сухих ветвей и хвороста, а сверху наложили еще смолы и серы, и все это зажгли. Они думали, что св. Матфей должен совсем сгореть в этом пламенном костре. Но внезапно огонь охладел, пламя угасло, и все увидели апостола живым и невредимым и славящим Бога. Весь народ пришел в великий ужас и воздавал хвалу Богу, Которого исповедует св. Матфей. Только Фульвиан продолжал оставаться в ослеплении. Еще в большую пришел он ярость и начал поносить св. апостола, называя его волхвом и говоря, что он чародейством угасил огонь и остался невредим. Снова принесли по приказанию Фульвиана, дров и хворосту, больше прежнего, положили на пригвожденного к земле св. Матфея, облили все смолой и зажгли. Принес Фульвиан и 12 золотых идолов своих, поставил их вокруг костра, думая, что при помощи их удастся сжечь апостола в пепел. Между тем св. Матфей в пламени молился Богу, чтобы показал силу Свою, явил ничтожность языческих богов и посрамил надеющихся на их помощь. И вот пламя со страшным шумом обратилось на идолов. Они, как воск, в одну минуту растаяли – и многие из стоявших около опалены были огнем. Из расплавившихся идолов вышло пламя в образе змея и устремилось на Фульвиана. Бросался он из стороны в сторону, но пламя его везде настигало. Тогда он смиренно стал просить св. апостола избавить его от погибели. Св. апостол угасил пламень, гнавшийся за Фульвианом, и он хотел извести св. Матфея из огня и оказать ему всякие почести. Но св. апостол сотворил предсмертную молитву и предал Господу душу свою. Тогда по повелению Фульвиана принесли золотой одр, положили на него тело св. Матфея, совершенно невредимое от огня, покрыли драгоценными одеждами и с честью внесли в царский дом. Фульвиана, однако, продолжали еще колебать сомнения, вера его к св. Матфею не была еще полною и совершенною. «Если Тот, Кто сохранил Матфея невредимым от огня, не допустит его потонуть в море, – сказал он окружающим, – то воистину Он единый Бог, и мы поклонимся Ему и отринем всех богов наших, не могущих и себя сохранить от огня». После этого Фульвиан велел сковать железный ковчег, положить в него мощи апостола, наглухо запаять ковчег со всех сторон оловом и бросить в море. В следующую затем ночь Матфей явился епископу Платону и сказал: «Иди утром на морской берег, на восток от дома властителя, и возьми там мощи мои, вынесенные из моря на берег». Наутро епископ в сопровождении множества христиан отправился к морю и действительно в указанном апостолом месте нашел железный ковчег с мощами св. Матфея. Услыхал об этом и Фульвиан. Он пришел также со множеством народа к морю, чтобы своими глазами видеть совершившееся чудо. Тогда он уверовал во Христа. Припав к ковчегу, молил он апостола простить соделанные против него прегрешения. В скором времени после того епископ сподобил Фульвиана Святого Крещения и дал ему при крещении имя Матфея. Святая Церковь установила празднество в честь св. апостола Матфея в день его преставления 16 ноября.

9. Св. апостол Фома

Св. апостол Фома, называемый «близнец» (Ин.11:16; 20:24, 21:2), был родом из галилейского города Панеады. Услыхав Божественное учение Христа и увидев чудеса Его, Фома последовал за Господом и был избран в число 12 апостолов (Лк.6:15; Мк.3:18).

Фома был одним из самых преданных учеников Господа. Вот случай, когда особенно выразилась эта преданность. После праздника Обновления Христос ушел из Иерусалима, где на Него злоумышляли иудеи, и отправился в Галилею. Однажды, когда он был здесь, пришло к Нему известие, что друг его Лазарь тяжко болен. Но Христос как будто не обратил внимания на это известие и целые два дня пробыл на том месте, где в это время был. На третий день Он вдруг предложил идти в Иудею. Это изумило и испугало их: тотчас пришли на память те опасности, которым недавно подвергался их Учитель в Иерусалиме во время праздника Обновления. Они сделали попытку отклонить своего Учителя от такого опасного предприятия. «Учитель, – говорили они, – давно ли иудеи искали побить тебя камнями, и Ты опять идешь туда?» Но Христос отвечал ученикам, что никто не может сократить время, назначенное для Его служения на земле, и открыл им причину предпринимаемого путешествия – смерть Лазаря. «Пойдем к нему», – кончил слова Свои Господь и сделал несколько шагов вперед. Как ни жаль было ученикам Христовым Лазаря, но идти в Иудею, казалось им, то же, что идти на смерть. Они остановились в нерешительности. Тогда Фома выступил вперед, сказав товарищам: «Пойдем и мы умрем с Ним». Фома не задумывался, – он видел твердость намерения Учителя и не хотел разлучаться с Ним в угрожающей опасности. Это было выражение сильной, беззаветной преданности. Горячие слова Фомы подействовали на прочих, и все, уже не сомневаясь, пошли за своим Учителем (Ин.11:1–16).

Эта преданность Фомы была плодом искренней любви, сердечной привязанности его к Господу. При всей своей преданности он не имел, однако, ясного понимания учения и всего служения Христа. По самой природе своей Фома более других апостолов был склонен держаться очевидного и, слушая учение Божественного Учителя, он все не мог отрешиться от внешних чувственных представлений. Во время последней беседы Своей с учениками на Тайной Вечери Господь убеждал их не смущаться тем, что скоро Он их оставит, говорил, что идет к Отцу Своему, где приготовит нечто и для них, что впоследствии возьмет их с Собою, чтобы они были там же, где и Он. «А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете», – прибавил Господь. Но не ясна была для учеников речь Господа. Фома же, особенно привыкший к очевидному, не утерпел и сказал, как бы от лица всех: «Господи! Не знаем, куда идешь, – и как можем знать путь?» – «Я есть Путь и Истина и Жизнь, – отвечал Господь Фоме, – никто не приходит к Отцу, как только через Меня. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. И отныне знаете Его и видели Его» (Ин.14:1–7). В этих словах Господа слышен упрек Фоме за его чувственное понимание, за то, что мало разумеет Его Самого, а то бы ему должно быть понятно, куда Он идет, и должен бы он знать самый путь.

Склонность Фомы к внешнему и очевидному приводила его даже к неверию. Известный случай его неверия был по Воскресении Господа. Вечером, в самый день Воскресения, Господь явился внезапно среди учеников Своих, собравшихся вместе. Двери дома были заперты. Увидав Христа, ученики испугались и в смущении думали, что это – дух. Но Господь уверил, что явился к ним Он Сам, воскресший из мертвых. Не было в это время с апостолами Фомы. Когда он потом вернулся, остальные ученики с живой радостью рассказывали ему, что видели воскресшего Господа. Но Фома не верил. «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю». И вот, по прошествии семи дней, когда опять все и Фома были вместе, явился Христос. «Поднеси сюда свой перст, – обратился Он к Фоме, – и посмотри на Мои руки, поднеси руку свою и вложи в ребра Мои, – и не оставайся в неверии, но верь». Фома с радостью и благоговением смотрел на Господа. Он забыл свое желание осязать своими руками божественные язвы и только мог исповедать: «Господь мой и Бог мой!» Тогда Господь кротко ему заметил: «Ты поверил, когда увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие» (Ин.20:19–29).

После Вознесения Христа на небо апостол Фома отправился на труды апостольские. Местом проповеди его была Индия и страны, лежащие по пути сюда из Палестины. Вот при каких обстоятельствах пошел св. Фома на дело благовествования. Индийский царь, именем Гундафор, возымел намерение построить себе великолепный дворец. Он слышал, что римские императоры имеют замечательные по красоте и богатству дворцы. Захотел он иметь такой же и послал купца Авана в Палестину найти там искусного архитектора, чтобы он выстроил дворец наподобие дворцов римских. Господь внушил Фоме назваться архитектором и идти в Индию. И вот Фома с Аваном отправились в путь.

По дороге в Индию спутники остановились в одном городе. В это время царь той страны выдавал замуж дочь свою. Царские вестники ходили по городу и по приказанию царскому всех, даже и бедных, и рабов, и странников, звали на пир, угрожая царским гневом за неповиновение. Пошли и Аван с Фомою на брачный пир царский. Фома сел на последнее место, ничего не пил, не ел, и погрузился в думу. Среди пирующих была женщина иудеянка, – она прекрасно играла на свирели и каждому из приходивших на пир пропевала какое-нибудь приветствие. Она сразу узнала в апостоле Фоме своего единоплеменника. Заиграв на свирели, она стала петь по-еврейски: «Един есть Бог Иудейский, сотворивший небо и землю». Апостол с наслаждением слушал певицу и просил ее повторить. Между тем виночерпий, обходя пирующих, обратил внимание на св. Фому, сидевшего с печальным лицом. Он приблизился к апостолу, ударил его и сказал ему грубо: «Тебя позвали на свадьбу, так должен ты не печалиться, а веселиться, – пей с другими!» – «Господь воздаст тебе за это еще на земле, – отвечал по-еврейски Фома виночерпию, – и я увижу, как ударившую меня руку станет таскать пес на показ людям». Вскоре виночерпий пошел к колодцу за водой, разбавить ею вино для гостей, по обычаю. И вот на него внезапно, откуда ни возьмись, бросился лев, умертвил его, высосал из него теплую кровь и убежал. Собаки прибежали к мертвому телу и растерзали его на части, и одна из них, черная собака, схватила правую руку виночерпия, вбежала в самую средину пирующих и бросила перед ними руку. Смутились пировавшие. «Чья это рука?» – спрашивали один другого. Тогда иудеянка сказала: «Великое таинство явилось среди нас: или Бог, или посланник Божий присутствует с нами. Я видела как виночерпий ударил этого человека, – при этом она указала на св. Фому, – и слышала, как он сказал на еврейском языке, – я понимаю по-еврейски, – сказал виночерпию: «Увижу, как руку твою будет таскать пес на показ людям. Вот вы сами теперь видите, что так и случилось». Великий страх объял всех присутствующих, и все с изумлением смотрели на пришельца. Между тем пиршество кончилось, и гости стали расходиться. Тогда царь позвал к себе св. апостола и сказал ему: «Войди в комнату новобрачных, благослови дочь мою». Фома исполнил желание царя. Войдя к новобрачным, дал им наставление сохранять девственное целомудрие, благословил, помолился о них Богу и ушел. Новобрачные уснули и скоро увидели одинаковый сон. Каждому из них явился Сам Христос в образе св. Фомы и с любовью обнял их. Думая, что это Фома, они удивились, как он здесь около них, тогда как он уже ушел от них. Но Господь отвечал, что Он – не Фома, а брат его, и убеждал их последовать совету брата Его – сохранить в чистоте девство свое, чтобы сподобиться нетленных венцов на небесах. Новобрачные тотчас пробудились и рассказали друг другу свое сновидение. Они поняли, что это не было обычное сновидение, и, приняв в глубину сердца своего слова Господа, решили неуклонно им следовать. Они встали и остальную часть ночи провели в молитве. На утро царь, войдя в комнату новобрачных, удивился и смутился, увидев их сидящими отдельно. «Отчего вы не вместе?» – с тревогой спросил он. Они отвечали, что молятся Богу, чтобы дал Он силы проводить супружество всегда в чистом девстве и через то сподобиться нетленных благ в Царстве Небесном. Тогда царь понял, что странник, которого он сам просил войти к новобрачным и благословить их, этот странник, и никто иной, убедил новобрачных сохранять девство. Сильно разгневался царь на св. апостола и дал приказание немедленно схватить его. Но его не могли найти: он уже отправился в дальнейший путь.

Наконец св. Фома с Аваном достигли Индии. «Вот, государь, привез я тебе искусного архитектора из Палестины, – он может построить тебе какие угодно палаты», – сказал Аван царю Гундафору, когда явились они к нему. Царь обрадовался архитектору, отправился тотчас показывать место, где ему хотелось иметь дворец; размерил, какое должно быть основание, и выдал св. Фоме большое количество золота на постройку. Место новой постройки было далеко от города, где жил царь, и он уехал домой, чтобы снова прибыть, когда уже все будет готово. Между тем св. Фома начал раздавать царское золото нуждающимся. Вместе с тем он ревностно проповедовал веру Христову, многих обращал ко Христу и крестил. В это время он крестил и тех новобрачных, которые по его наставлению дали обет сохранять девство.

Прошло два года. Царь послал спросить, скоро ли будет окончена постройка. Св. Фома отвечал, что осталось только покрыть дворец крышей. Царь был очень доволен, думал, что скоро можно будет поселиться в новом дворце, и послал к св. апостолу еще множество золота, чтобы он поскорее покрыл дворец крышей. Получив золото, Фома благоговейно возвел глаза к небу и радостно воскликнул: «Благодарю Тебя, Человеколюбивый Господь, подающий различными путями спасение людям». Снова он раздал бедным золото и продолжал усердно проповедовать Евангелие. Все больше и больше распространялось Слово Божие, но немало было и недовольных деятельностью апостола. Они донесли царю, что постройка совсем не начата, что архитектор и не думает вовсе о постройке, раздал все золото нищим и убогим и ходит по городам и селениям, проповедуя нового Бога и творя дивные чудеса. Царь разгневался на апостола и велел привести его к себе. «Построил ли ты дворец?» – грозно спросил Фому царь. «Выстроил великолепнейший», – твердо отвечал апостол. «Пойдем же посмотрим его», – с нетерпением воскликнул царь. «В этой жизни, – отвечал царю апостол, – не можешь видеть тот дворец, но когда умрешь, тогда увидишь его, поселишься в нем и будешь вкушать в нем блага жизни вечной». Не понял царь этих слов, – он думал, что Фома над ним насмехается, и приказал заключить его в темницу, а также и Авана вместе с ним. Обоих их царь решил предать жестокой казни: с них живых содрать кожу и сжечь их. «Ты обманул меня и царя, – укорял в темнице св. апостола Аван: – назвался искусным архитектором, а вместо того погубил и царское золото, и мою жизнь. Вот из-за тебя теперь я страдаю и должен умереть страшной смертью: ведь царь не знает милосердия и непременно умертвит нас обоих». – «Не бойся, – утешал св. Фома Авана, – мы останемся живы и не только будем свободны, но царь еще наградит нас за дворец, построенный для него мной в Царстве Небесном». Но Аван не понимал, что говорил ему апостол, и продолжал скорбеть и упрекать Фому.

В ночь, как заключили в темницу св. Фому и Авана, занемог и умер брат царский. Царь забыл прежнее огорчение и весь погрузился в новую печаль. Душу умершего принял Ангел Божий и вознес ее в небесные селения. Ангел обходил их с душой умершего и показывал ей там много палат, одна другой красивее и светлее. «В какой из этих палат желаешь жить?», спросил Ангел душу. Та, указав на одну палату, выделявшуюся из всех по красоте и великолепию, отвечала: «Вот хотя бы в одном уголке этой палаты позволили мне поместиться, и я ничего больше не желала бы». – «Нет, – возразил Ангел, – в этой палате тебе жить нельзя: она принадлежит твоему брату, – это та самая палата, которую странник Фома создал ему на данное им золото». Тогда душа стала просить Ангела: «Молю тебя, отпусти меня к брату моему, я куплю у него эту палату, – он не знает ее великолепия. Потом я снова вернусь сюда». Ангел возвратил душу в тело, и умерший тотчас ожил, точно проснулся от глубокого сна. Царь, услышав, что брат его ожил, обрадовался и поспешно бросился к нему. «Царь, я уверен, – сказал воскресший, – уверен, что любишь меня, что ты безутешно плакал обо мне и если бы было возможно оживить меня, ты не задумался бы отдать и половину царства твоего». – «Да, – отвечал царь, – ты правду говоришь». – Так если ты так любишь меня, – продолжал брат его, – я прошу у тебя теперь одного дара, – не откажи мне в нем». Царь отвечал, что он с радостью готов отдать ему все, что ни есть лучшего под державою его. «Так отдай мне небесную палату твою, – радостно воскликнул воскресший, – возьми за нее хотя все мое богатство». Царь молчал и не знал, что ответить. «Не знаю, что ты говоришь, – наконец промолвил он, – откуда быть у меня палате на небесах?» Тогда брат начал ему говорить, что не обманывает его, что у него, действительно есть на небесах палата, великолепная палата, в которой даже и в одном углу не позволили поместиться ему, и что эту палату выстроил странник Фома. «Я умолил Ангела, – продолжал воскресший, – умолил, чтобы отпустил меня к тебе и я мог бы купить у тебя эту палату. Отдай же мне ее, если любишь меня, возьми за нее все мое имение». Невыразимая радость объяла сердце царя. Радовался он, что жив любимый брат его, но еще более радовался, что имеет палату на небесах. «Милый брат мой, – сказал царь брату, когда порыв радости, охвативший его, несколько улегся, – я клялся тебе дать все, что лучшего есть под державою моею на земле, но не обещал тебе палаты, которая на небесах. Если хочешь, у меня есть архитектор, он и тебе выстроит такую же». Тотчас царь дал приказание освободить из темницы св. Фому и Авана. Он сам пошел навстречу апостолу, пал к ногам его и со слезами просил простить грех, соделанный по неведению. Св. Фома возблагодарил Бога за все происшедшее. Потом начал учить обоих братьев вере Христовой, и вскоре они приняли Святое Крещение. Утвердив их в вере, св. апостол ходил по окрестным селениям, обращая многих ко Христу.

Когда св. апостол Фома просвещал светом веры Христовой страны Индии, наступило честное успение Пресвятой Богородицы. Все апостолы из разных стран перенесены были на облаках в Гефсиманию к смертному одру Пречистой Матери Господа. И св. апостол Фома был восхищен облаком из Индии, но он не успел прибыть в Гефсиманию ко времени погребения пречистого тела Богоматери. Только на третий день погребения принесен он был в Гефсиманию и сильно скорбел, что не был вместе с прочими апостолами при погребении святого тела Матери Божией. Тогда свв. апостолы на общем совещании решили открыть для св. Фомы гроб Пресвятой Богородицы, чтобы и он мог увидеть Пречистое Ее тело, поклониться ему и утешиться в своей скорби. Но когда гроб был открыт, в нем не оказалось честного тела Богородицы, лежала там только плащаница, которою она была обвита. Как ни скорбно было св. Фоме, что не пришлось ему увидеть погребенное тело Богородицы, но он и возрадовался вместе со всеми апостолами и утешился в своей печали, потому что для всех для них сделалось известно и стало несомненно, что Пречистая Матерь Божия, подобно Божественному Сыну Своему, воскресла в третий день и с телом взята на небо.

После этого св. Фома снова явился в Индию, снова проповедью своей, знамениями и чудесами приводил многих ко Христу. Так в городе Мелианоре он только поясом своим слишком на версту оттащил огромное дерево, лежавшее на земле, сдвинуть которое не могли не только люди, но и скоты. Этим чудом он верующих укрепил в вере и многих неверных обратил в веру Христову. Совершил он там и еще большое чудо. Один жрец языческий убил своего сына, но вину с себя стал слагать на св. апостола. Скоро разнесся об этом слух между народом. Убийство совершено было без свидетелей, и народ поверил жрецу. Св. Фому привели на суд как убийцу и присудили к мучительной казни. Никто не мог свидетельствовать ни против апостола ни за него, и сам он молчал. Все считали его действительным убийцей. Наконец Фома сказал: «Пустите меня, и я именем Бога моего спрошу убитого, кто его убил». Как ни странны показались всем слова св. Фомы, однако все, просто для испытания, согласились исполнить его просьбу. Св. апостол помолился Богу и сказал, обратившись к мертвецу: «Именем Господа моего Иисуса Христа повелеваю тебе, юноша, сказать нам: кто убил тебя?» – «Отец мой убил меня», – отвечал мертвый. Тогда народ в изумлении воскликнул: «Велик Бог, проповедуемый Фомою!» Так обнаружилась невинность св. апостола и вместо него осужден был сам жрец. Чудо это поразило всех и очень многие уверовали тогда во Христа.

Обходя страны Индии, св. апостол Фома достиг пределов Каламидских, бывших во владении царя Муздия. Здесь он обратил ко Христу, между прочим, одну женщину, именем Синдикию. Она, уверовав во Христа, стала склонять оставить языческое заблуждение Мигдонию, жену одного из самых близких к царю во всей стране Каризия. Мигдония уже не раз слышала о св. апостоле, она сама желала видеть его и услышать учение его. Тогда обе они переоделись в простую одежду и пошли к св. Фоме, который в то время учил народ. Замешавшись в толпу, они внимательно слушали, что говорил проповедник Христов. Умилилась душой Мигдония, слушая Божественное учение, всем сердцем своим она стремилась ко Христу. После этого не могла она забыть слова апостола, огненными буквами врезались они в ее памяти. Постоянные думы и частые беседы о Христе с Синдикией больше и больше воспламеняли в сердце ее любовь ко Христу. Она стала вместе с тем гнушаться общества неверных, стала удаляться от бесед с ними, стала избегать их пророков и всяких мирских удовольствий. Не хотела она даже более иметь супружеское сообщение с своим мужем. Несмотря на все его принуждения и убеждения, она оставалась непреклонной. Это удивляло и досадовало и печалило Каризия. Наконец он упросил царя прислать к нему на некоторое время жену Тертиану, родную сестру Мигдонии, чтобы она уговорила непокорную. «Отчего ты не хочешь повиноваться мужу?» – спросила царица сестру. «Оттого, – твердо отвечала Мигдония, – что он неверный и враг Божий, а я – раба Единого истинного Бога, Иисуса Христа и не могу быть оскверненной идолопоклонником». Тертиана пожелала узнать о Христе, и Мигдония пересказала ей, что сама слышала от св. апостола. Учение кротости и любви расположило царицу ко Христу. Она пожелала услышать св. Фому. Тогда, поговорив друг с другом, сестры послали тайно за св. апостолом. Он с радостию проповедовал им Слово Божие, научил их вере Христовой и крестил. Вскоре св. Фома крестил множество простого народа, многих царедворцев и вельмож, и даже сына царского, именем Азана.

Между тем Тертиана, вернувшись домой, проводила время в посте и молитве и, подобно сестре, отказывалась иметь сообщение с мужем. Удивился царь такой перемене. «Я хотел, – с горестию сказал он Каризию, – возвратить тебе жену твою, но погубил и свою». Они решили оба наблюдать за женами, чтобы доискаться причины, отчего произошла с ними такая неожиданная перемена. Но вот они как-то случайно узнают, что жены их слушали учение, проповедуемое странником Фомой, который научил их и целомудренной жизни. Узнал царь вместе, что и сын его, Азан, многие царедворцы и вельможи и большое число народа обращены темже странником в проповедуемую им веру. Тогда царь страшно разгневался на св. апостола и приказал заключить его в темницу. На другой день св. Фому представили на царский суд. «Кто ты, – спросил его царь, – раб или вольный человек?» – «Я раб Того, над Кем ты не имеешь власти», – твердо отвечал апостол. «Вижу я, – строго перебил его царь: – вижу, что ты – лукавый раб, убежал от господина и пришел в эту землю развращать наших подданных и отвращать от нас жен наших. Скажи, кто такой твой господин?» Фома с воодушевлением отвечал: «Господин мой – Господь неба и земли, Бог и Творец всякой твари, от Него и послан я проповедовать святое имя Его и обращать людей от заблуждения». – «Соблазнитель, – резко вскричал царь, – оставь свои лукавые речи и слушай меня. Я тебе приказываю: как ты отвратил от нас жен наших, так и обрати их к нам. Если ты этого не сделаешь, лютой смертью тебя погублю». Св. Фома без смущения отвечал: «Не должно рабыням Христовым сообщаться с неверными мужьями своими, потому что верующие во Христа жены оскверняются от нечистоты своих мужей». Царь пришел в ярость от этих слов и велел поставить св. апостола босыми ногами на раскаленные железные доски. Приказание царя тотчас было исполнено, но вот под досками явилась вдруг вода и остудила их. Тогда царь приказал ввергнуть св. Фому в разжженную печь и оставили его там до следующего дня. Но на другой день св. апостол вышел из печи здоров и невредим. Царь в смущении не знал, какую казнь измыслить твердому проповеднику Христову. Каризий стал советовать царю принудить апостола поклониться и принести жертву их богу – Солнцу. Он надеялся, что если Фома сделает это, то прогневает своего Бога, сохраняющего его невредимым в муках, и Бог отступится от него. Царь принял совет своего друга. Немедленно св. апостола привели к идолу Солнца, но тотчас же совершилось чудо: идол, точно воск, в одну минуту весь растопился. Все увидели, как велика сила Христова, и еще множество неверных обратилось ко Христу. Жрецы подняли громкий ропот за гибель их идола на св. Фому. Оскорбился и царь, решил во что бы то ни стало умертвить апостола. Но он боялся уверовавших в Христа царедворцев и вельмож и множества народа и не решался открыто погубить св. Фому. Показав, как будто желает увидеть какое-нибудь чудо от св. Фомы, царь пошел с ним из города, в сопровождении воинов. Отойдя шагов 500 от города, он приказал пятерым воинам ввести апостола в гору и заколоть его там копьями, а сам вернулся в город. За св. апостолом, шли Азан, сын царский, и некто Сифор, благородного происхождения. Они горько плакали, узнав об участи, ожидающей их учителя. Между тем воины привели св. Фому на гору. Тогда он упросил воинов дать ему совершить предсмертную молитву. Горячо он молился Богу, потом рукоположил Сифора во иерея, а Азана – в диакона, дал им завещания ревностно заботиться о стаде Христовом и отдался в руки воинов. Они тотчас прокололи апостола своими копьями, и он предал дух свой Богу. Сифор и Азан горячими слезами оплакивали св. страдальца и с честью предали погребению честное тело его. После этого они, как завещал им св. апостол, вернулись в город и вступили в управление Церковью Христовой.

Царь Муздий, узнав, что св. Фомы уже более нет на свете, обрадовался и думал, что теперь уже никто не будет отвращать от него жену. Но он сильно ошибся в своих надеждах: и Тертиана, и Мигдония оставались по-прежнему непреклонны. Много мучили жен царь и его друг Каризий, – ничто не могло сломить их непреклонное решение. Наконец, поняв, что жены уже навсегда для них потеряны, Муздий и Каризий оставили их в покое и предоставили им свободу жить, как они хотят. Освободившись от супружеского ига, Тертиана и Мигдония вели самую строгую воздержанную жизнь. Своей добродетельной жизнью они много пользы приносили Церкви Христовой. И Церковь Божия все росла и крепла молитвами угодника Божия св. апостола Фомы. Он и по смерти не оставил паствы своей: там, где погребено было тело его, совершились бесчисленные чудеса, многих обращавшие от заблуждения к истинной вере.

Однажды один из сыновей Муздия впал в жестокое беснование, и никто не мог исцелить царевича. Царь сильно скорбел о несчастном сыне и, казалось, был готов на все, только бы выздоровел больной. Он вспомнил, что апостол Фома и при жизни, и по смерти исцелял бесноватых. И вот он решился открыть гроб св. Фомы и часть мощей его повесить на шею сыну, чтобы он исцелел. Тогда явился ему во сне св. апостол и сказал: «Не верил ты мне живому, и вот ищешь теперь помощи от меня умершего, – веруй, и будет милосерд к тебе Господь Иисус Христос». Видение это окончательно утвердило царя исполнить намерение открыть гроб св. апостола. Но еще раньше, вскоре после мученической смерти св. Фомы, один христианин тайно взял честные мощи его, отнес в Месопотамию, в город Эдессу, и положил там в достойном месте. Теперь, когда открыли гроб, ничего там не нашли. Тогда царь взял земли с гроба св. Фомы, привязал ее к шее больного сына и воскликнул: «Господи Иисусе Христе! Если молитвами Твоего апостола Фомы исцелишь сына моего, буду веровать в Тебя». И тотчас царевич исцелел. Муздий уверовал во Христа и со всеми вельможами своими принял Святое Крещение от иерея Сифора. Велика радость была тогда по всей стране между верующими. Идолы были сокрушены, капища разрушены, сооружены были храмы Христовы, и Слово Божие утверждалось.

Мощи св. апостола оставались в Эдессе. Здесь была построена во имя его великолепная церковь, и из отдаленных стран предпринимались туда путешествия. В память перенесения в Эдессу мощей св. Фомы, там было учреждено местное празднество 3 июля. Во время пятого крестового похода, когда крестоносцы по пути в Палестину завладели Константинополем, между множеством святыни найдена там была правая рука св. Фомы. Венгерский король Андрей II, возвращаясь из шестого крестового похода, проезжал Константинополем и взял с другой святыней руку св. апостола к себе в Венгрию. Св. Церковь в честь апостола Фомы совершает празднество в день его преставления, 6 октября.

10. Св. апостол Иаков Алфеев

Св. апостол Иаков происходил из галилейского города Капернаума. Он был сын Алфея (Мк.3:18; Лк.6:15), брат св. апостола Матфея, который был сначала мытарем. Когда Господь Иисус Христос начал проповедовать Свое Божественное учение, Иаков, услыхав Его, сам последовал за Господом. Господь причислил его, как достойного, к лику 12-ти апостолов (Лк.6:15;Мк.5:3, 18). Приняв дар Св. Духа в день Пятидесятницы, св. апостол Иаков пошел с проповедью Слова Божия к язычникам. Ревностно наставлял он заблудившихся на путь спасения. Как огонь попаляющий и пожирающий, была божественная ревность, объявшая св. апостола Иакова. Он неустрашимо обличал безбожие, сокрушал идолов. Вдохновенно проповедовал он учение Христово, исцелял недужных и бесноватых и творил различные чудеса. Множество неверных обратил он ко Христу. Св. Иаков получил от новообращенных наименование Божественного семени, потому что, посевая в сердцах людских Слово Божие. Главными местами его проповеднических трудов были города Газа и Елевферополь с их окрестностями. Обойдя многие страны и усердно сея везде семя Слова Божия, св. апостол приблизился ко времени отшествия своего из этой жизни в жизнь вечную. Он проповедовал имя Христово в Египте и пришел в тамошний город Острацын, лежавший на берегу моря, на границе с Палестиной. Здесь св. Иаков был пригвожден к кресту озлобленными язычниками и так окончил страдальчески свою жизнь. День его памяти Св. Церковь празднует 9 октября.

11. Св. апостол Симон Зилот

Дни отрочества и юности своей Христос провел в незначительном галилейском городке Назарете. Но вот наступило время открытого служения Его роду человеческому, и Он идет в Иудею, где в пустыне Иудейской, на берегу Иордана, Иоанн Креститель проповедовал покаяние. Здесь Господь, приняв Крещение от Иоанна, совершил сорокадневный пост, во время которого подвергался искушению от диавола, и призвал первых учеников. После этого Господь снова вернулся в Галилею. На третий день случился брак в городе Кане. Это был небольшой городок, верстах в 8-ми от Назарета. По родству или по знакомству, на браке присутствовала Богоматерь. Был приглашен также Иисус и ученики Его. Новобрачные были люди, вероятно, небогатые, и скоро обнаружился недостаток в вине. Сострадая в нужде новобрачным и не желая, чтобы оглашение недостатка нарушило веселье гостей и озаботило жениха в день его радости, Богоматерь возымела мысль помочь жениху тайно. Она знала, что сердце Сына Ее всегда расположено к бедным и нуждающимся и что Он может помочь и сейчас, Она обратилась к Нему: «Вина нет у них». – «Еще не пришел час Мой», – отвечал Матери Своей Христос. Этими словами Господь хотел сказать, что чудодейственная помощь посылается свыше не по расчетам человеческого благоразумия и не по требованию робкой нетерпеливости, а в такое время, когда всего яснее открывается слава Божия. И Матерь Христова увидела в Его словах не отказ на Ее просьбу, Она поняла, что Сын Ее желает оказать помощь новобрачным и ожидает только удобного времени для этого. Она тотчас предупредила слуг, чтобы они в точности исполнили все, что ни прикажет им Сын Ее. И вот скоро вино совсем истощилось. Тогда Иисус подошел к слугам и велел им наполнить водой стоявшие там шесть каменных сосудов. Слуги наполнили их доверху. «Теперь зачерпните, – сказал Господь, – и несите к распорядителю пира». Понесли. Распорядитель отведал этой воды, которая уже сделалась вином, и удивился, зачем такое прекрасное вино так долго берегли. Он подозвал жениха и сказал ему: «Водится так, что подают сперва лучшее вино, а когда уже довольно пили, тогда – похуже, а ты самое-то лучшее вино берег до сих пор». Тут уже для всех открылось, какое чудо совершил Христос. Это было первое Его чудо. Ученики увидали Божественное могущество своего Учителя и уверовали в Него, как в посланника Божия (Ин.2:1–11). Уверовал во Христа и жених. Это был некто Симон. Он оставил невесту свою; свой дом и всю суету мирскую и последовал за Христом. Как один из самых ревностных учеников Христовых, Симон был избран в число 12-ти апостолов. Он имел два прозвания – Кананит и Зилот. Первое название Симон получил по происхождению своему из галилейского города Каны. Прозвание же Зилот, что значит – «ревнитель», он получил потому, что разгорелся ко Христу такою ревностной любовью, что все покинул для Него и пошел за Ним (Мф.10:4;Мк.3:18; Лк.6:15).

По Вознесении Господа Иисуса Христа св. Симон отправился проповедовать имя Христово. Он пошел с проповедью Слова Божия в Мавританию и Африку. Потом был в Британии, т. е. нынешней Англии, и просветил там многих светом веры Христовой. Наконец, проповедовал св. Симон в Египте и Персии. Везде проповедовал он святое Евангелие с тою же пламенной ревностью, с какой оставил мирскую суету, чтобы быть учеником Христовым. Жизнь свою св. Симон окончил страданием за имя Христово. По настоянию жрецов идольских в Персии св. апостол Симон был распилен пополам. Это было 10 мая, и в этот день Св. Церковь совершает празднование в честь св. апостола Симона.

12. Св. апостол Иуда Иаковлев

Св. апостол Иуда происходил из Галилеи, из небольшого городка Назарета. Отец его был праведный Иосиф, с которым была потом обручена Пресвятая Дева Мария. Иосиф до обручения с будущей Матерью Господа был женат на Саломии, и имел от нее четырех сыновей и несколько дочерей. Один из сыновей его был Иуда, впоследствии ученик Христов. Христос, как сын Девы Марии, обрученной Иосифу, был как бы сыном его (Лк.3:23, 2:48; Мф.13:55), и сыновья Иосифа были как бы братьями Христа (Мф.13:55; ср. Ин.2:12, 7:3, 5, 10; Мк.3:31–32; Лк.8:19–20). Так Иуда считался самым близким родственником Господа. Сначала он не веровал, в Господа (Ин.7:5), но потом уверовал в Него и стал учеником Его. При избрании 12 апостолов Иуда был также причтен к лику этих избранных учеников Христовых (Лк.6:16; Мк.3:18). Апостол Иуда имел несколько названий. Называли его Иуда Иаковлев(Лк.6:16; Деян.1:13), Леввей (Мф.10:3), Фаддей (Мк.3:18; Мф.10:3). Вот смысл этих названий. Название Иаковлев, т. е. брат Иакова, как и сам он называет себя в своем послании (Иуд.1:1), название это Иуда получил потому, что считал себя недостойным именоваться братом Господним, подобно тому, как именовался брат его Иаков (Гал.1:19). Это сознание своего недостоинства происходило в Иуде оттого, что он сначала согрешил пред Христом неверием и небратолюбием. Неизвестно, по какой причине; быть может, по зависти, которая так обыкновенна между близкими, Иуда вместе с братьями не веровал во Христа (Ин.7:5). К этому греху, во всяком случае – греху неведения, присоединился потом более тяжкий грех. Иосиф по возвращении из Египта, куда он удалялся с Пресвятой Девой Марией и новорожденным Иисусом от ярости Ирода (Мф.2:13, 14), стал делить землю свою детям от первого брака. Пожелал он уделить часть и Господу Иисусу Христу. Три сына Иосифа, и между ними особенно Иуда, не хотели принять Христа к себе в часть, как рожденного от другой Матери. Только старший сын Иосифа, Иаков, не разделял взглядов своих братьев и принял Христа в свою часть. Поэтому он после и назван был братом Господним. Иуда, сознав грехи свои против Христа, не осмеливался называться братом Господним», а получил название брата Иакова. Прозвание Леввей, данное апостолу Иуде, имеет три значения: «совокуплен», «сердечен», «львиный». Прилагая к Иуде это название, можно объяснить его так. Сознав прегрешения свои, соделанные против Христа, и познав, что Христос – истинный Мессия, Сын Божий, Иуда совокупился с Ним всем сердцем своим и с львиным мужеством подвизался за Христа. Данное еще апостолу Иуде название Фаддей значит: «хвалящий», «исповедующий», «молочные сосцы». Принимая во внимание значение слова «Фаддей», можно заключить, что Фаддеем назван потому, что, хваля и исповедуя Христа, Сына Божия, он, подобно женщине, питающей младенца молоком своей груди, питал апостольским учением младенцев по вере – христиан первоначальной Церкви. Можно думать, что об апостоле Иуде упоминается в книге Деяний апостольских, когда повествуется, что апостолы и пресвитеры со всею Церковию избрали из среды своей двух мужей – Иуду, называемого Варсавою, и Силу, и послали их на дело проповеди в Антиохию с Павлом и Варнавой (Деян.15:22). Если этот Иуда есть апостол Иуда из 12, то он, значит, имел и еще название Варсавы. Слово «Варсава» значит «сын обращения», потому что раскаялся в своих прегрешениях пред Господом и обратился к Нему с полной верой и любовью.

Грех неверия св. апостол Иуда загладил ревностью в вере. Ему горько было, что при жизни Христа было так мало верующих в Него, и пламенно желал, чтобы весь мир уверовал во Христа, познал Его как Истинного Бога. Во время прощальной беседы Господа с учениками, когда Он говорил, что не оставит их сиротами, придет к ним, что мир скоро не будет Его видеть, а они будут Его видеть, потому что они соблюдают заповеди Его и любят Его, почему они в Нем пребывают, апостол Иуда не выдержал и прервал речь Господа. Иуде показалось, что Христос в этих словах высказывает, что Ему перед одними только учениками надлежит явиться, как Мессии, что он не желает перед всеми явить Себя Мессией. – «Господи, – горячо воскликнул Иуда, – что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру?» В этих словах, правда, ясно видно, что Иуда не мог еще вполне отрешиться от ложного иудейского взгляда на Мессию как на земного Царя и Спасителя, но также ясно видна в них и горячая ревность апостола в вере во Христа (Ин.14:18–22). Эта ревность особенно выразилась на деле, в апостольских трудах св. Иуды, после вознесения Господа на небо. Он ревностно проповедовал Святое Евангелие сначала в пределах Палестины в Иудее, Галилее и Самарии. Потом он был с проповедью Слова Божия во многих городах Аравии, Сирии и Месопотамии. Обходя города Месопотамии, св. апостол Иуда пришел после всего в город Эдессу. Здесь раньше его был св. апостол Фаддей, из 70 меньших апостолов, который принес письмо Христа и Его нерукотворенный образ властителю эдесскому Авгарю и просветил город светом Евангелия. Св. апостол Иуда, придя в Эдесе, сделал здесь, чего не успел докончить св. Фаддей. Из Месопотамии Иуда был с проповедью в Персии. Отсюда он написал на греческом языке свое «Соборное послание» ко всем вообще верующим. Послание это, при всей краткости своей, исполнено назидательного учения и сильных мыслей. Главным побуждением к написанию послания было для апостола Иуды распространение между верующими превратных начал и нечестивых правил явившихся в то время лжеучителей. Описывая свойства этих лжеучителей и изображая ожидающий их суд Божий, апостол предостерегает христиан, чтобы они не увлекались их лестью и не уклонялись от чистоты веры Христовой. Со святым негодованием восстает апостол Христов и против всякого порока, а с другой стороны с сердечной заботливостию увещевает верующих сохранять себя в любви Божией, ожидая милости от Господа Иисуса Христа, для вечной жизни (Иуд.1:21)»21).

Проходя различные страны и перенося везде труды и болезни, св. апостол Иуда пришел, наконец, в Армению. Ревностно проповедовал он здесь имя Христово, и множество неверующих привел ко Христу. Деятельность св. Иуды здесь была особенно ревностна и успешна, и потому армяне особенно чтут его и называют своим апостолом. В Армении св. апостол Иуда и запечатлел апостольское служение мученической смертью. Разгневанные на него за то, что, своей проповедью отвращает всех от идолопоклонства, идолослужители бросили его в темницу. Долго терзали св. апостола всякими муками, и он все мужественно переносил. Наконец, его возвели на гору Арарат, распяли на кресте и пронзили стрелами. Это было около 80 г. по Р.Х., 19 июня. В этот же день св. Церковь совершает празднество в честь св. апостола Иуды.

13. Св. апостол Матфий

Св. апостол Матфий происходил из племени Иудова и родился в иудейском городе Вифлееме. С ранних лет он начал учиться Закону Божию в Иерусалиме. Учителем Матфия был св. Симеон Богоприимец. Он научил Матфия познанию Закона Божия и добродетельной жизни. Воспитанный таким святым мужем, Матфий вел богоугодную жизнь и, подобно учителю своему, с нетерпением ожидал «утешения Израилева» (Лк.2:25). Христос явил Себя открыто миру, стал учить народ и творить чудеса, и Матфий последовал за Ним. Матфий веровал, что учение Христа – учение не человеческое, что чудеса Его – действие силы Божией, что Сам Он – великий посланник Божий. Видя внутренние движения Матфия, Господь избрал его сначала в ученики, а потом и в апостолы. Матфий был одним из 70-ти меньших апостолов, которых Господь избрал вскоре после избрания 12 верховных апостолов (Лк.10:1). Таким образом Матфий везде сопутствовал Господу, слушал божественное учение Его и видел Его дивные чудеса, был свидетелем славного служения Господа роду человеческому, начиная от крещения Его от Иоанна до дня вознесения на небо (Деян.1:21–23).

После вознесения Господа на небо Матфий был причислен к лику 12-ти апостолов, вместо отпадшего из числа их Иуды-предателя. Однажды, когда собрание верующих было особенно многолюдно, св. апостол Петр стал посреди учеников и обратился с такими словами к собранию верующих: Братия,— говорил он, – надобно было исполниться тому, что в Писании предрек Дух Святый устами Давида об Иуде, сделавшемся вождем тех, которые наложили руки на Иисуса. Он был в числе нас, и ему; предназначено было проходить то же служение; но ему захотелось приобрести землю ценою, добытою неправдою, – и когда он упал вниз чревом, пролились все внутренности его. И это сделалось известно всем жителям Иерусалима, так как земля та на отечественном их наречии названа «акелдама», что значит – «земля крови». Между тем, в книге псалмов, после заклятий: да будет двор его пуст, и да не будет живущего в нем (Пс.68:26), написано еще: достоинство его да приимет другой (Пс.106:8). И так, надобно, чтобы один из бывших с нами во все то время, когда обращался с нами Господь Иисус, начиная с крещения Иоаннова до вознесения Его от нас, с нами вместе был свидетелем об Его Воскресении». Тогда поставили для избрания двоих апостолов из семидесяти – Иосифа и Матфия. Все верующие обратились с усердной молитвой к Господу. «Господи, сердцеведче всех, – молились они, – покажи, кого из этих двух избрал Ты принять жребий служения этого и апостольства, от которого отпал Иуда»… Бросили жребий, и выпал жребий Матфию. И был причислен он к лику одиннадцати апостолов (Деян.1:15–26). Это избрание вскоре утвердил Господь ниспосланием Духа Святого, нисшедшего на св. Матфия, как и на прочих 11 апостолов, и даровавшего ему равную с ними благодать.

Приняв дары Духа Святого, апостол Матфий стал проповедывать имя Христово. Сначала местом проповеди его была Иудея. Потом с проповедию евангелия был Матфий в Эфиопии. Здесь он претерпел много мучений за имя Христово. Его и били, и влачили по земле, и вешали, и строгали острым железом, и жгли на огне, – с радостью шел он на все эти муки и с мужеством переносил. После того св. Матфий проповедовал слово Божие в Македонии. Греки-идолопоклонники захотели испытать силу проповедуемой им веры. Они заставили Матфия выпить отраву, делающую выпившего ее слепым. Св. апостол выпил ее и, силой Божией, остался невредим. Между тем, до 250 человек язычников было отравлено той же отравой. Матфий возложил на них руки с призыванием имени Христова, и они все прозрели. Диавол не мог стерпеть этой победы над тонкой бесовской силой и начал внушать язычникам убить апостола. Дано было приказание взять под стражу св. Матфия, но его три дня искали, и не могли найти. Наконец он сам отдался в руки народу – тогда его связали и бросили в темницу. Здесь явились Матфию злые духи, яростно скрежеща на него зубами. В следующую же потом ночь явился ему Сам Господь, окруженный лучезарным небесным светом. Господь освободил Матфия от уз и отворил ему двери темницы. Тогда св. апостол снова открыто стал пред народом и безбоязненно проповедовал Слово Божие. Озлобленные язычники хотели тут же своими руками умертвить проповедника Христова. Земля внезапно разверзлась и поглотила дерзновенных. Оставшийся в живых народ, пораженный этим чудом, уверовал во Христа и крестился. После этого св. апостол Матфий вернулся опять в Иудею.

Ревностно проповедовал св. Матфий в Иудее, творил разные чудеса, исцелял слепых и хромых, очищал прокаженных, изгонял злых духов, воскрешал мертвых. Проповедь апостола и сопровождавшие ее дивные знамения многих израильтян привлекли ко Христу. Но многие же, ослепленные неверием, иудеи озлобились на апостола Христова. Они схватили его и привели в Иерусалим к первосвященнику Анану. Анан собрал совет иудейский и представил ему для допроса св. Матфия. Когда собрались все члены совета, первосвященник обратился с речью к собранию:

— И собрание это и вся вселенная знают, – начал первосвященник, – до какого бесславия дошел род наш. Но не сами мы причиною тому, а развращение некоторых людей, отпадших от нас, лихоимство римских правителей, их жестокое обращение с нами. Недостойны и воспоминания люди, вводившие у нас новые ереси, которыми прельщалось столько тысяч народа. Вы сами знаете, как они были убиты римскими воинами. С великим унижением для рода нашего погибли прельстители и прельщенные, – с ними погибла и память о них. Но восстал еще ересеначальник, больше их всех, Иисус Назарянин. Он называл Себя Сыном Божиим и Богом, изумлял всех волшебными знамениями и чудесами, привлек к Себе сердца многих, уничтожил исполнение Закона, но и Сам осужден был по закону, Им хулимому. Всякому из нас известно, что Бог дал закон Моисею, и закон этот соблюдали патриархи и пророки, которым Бог подавал силу совершать такие чудеса, каких не мог творить Иисус. Кто не знает, что Моисей говорил с Богом, как с человеком? Кому не известно, как Илия взят был на огненной колеснице в рай? Кто не слыхал, что мертвый, положенный на кости Елисея, воскрес, – и сколько чудес творили другие святые? Однако же ни один из них не дерзнул присвоить себе божескую честь или выдумывать новый закон, как осмелился Иисус. Пророки, научаемые Духом Святым, говорили смиренно, – Иисус говорил о Себе горделиво, бесчестными словами укорял князей и первосвященников, книжников и фарисеев называл лицемерами. Кто из пророков на это осмеливался? Но за гордость Свою Иисус обрел и достойный конец, должное воздание принял за дела Свои. О, если бы погибла с Ним и память о Нем, и никто бы не восстановлял учения Его! Но как больно для нас, когда Храм Божий, святой город, отеческие законы – под игом римлян, и никто не обращает внимания на участь нашу, никто не только не старается облегчить ее, но и не соболезнует о ней! Нас безвинно влекут в суд, и мы терпим; нас обольщают, и мы соглашаемся; нас грабят, и мы молчим. А галилеяне еще больше предают нас в руки римлян, не стыдясь налагать на нас и на род наш кровь Иисуса, будто бы безвинно нами осужденного. Пусть же лучше погибнет большое число галилеян, а не это святое место и не весь род наш истреблены будут римлянами. Из двух зол надобно выбирать легчайшее, если нельзя избавиться от обоих. И стоящий пред нами ученик Иисуса достоин смерти. Пусть только наперед подумает, – даем ему на это время, желая не погибели его, а исправления. Пусть выберет он что-либо одно: или последует Закону, Богом данному чрез Моисея, и останется жив, или пребудет христианином и умрет».

Так говорил первосвященник Анан; он надеялся, что Матфий одумается и оставит веру. Но св. апостол небоязненно отвечал: «О той вине, которую вы, братие, налагаете на меня, нет нужды много и говорить: что я – христианин, то не вина, но слава». – «Как же не вина? – воскликнул первосвященник. – Не вина – ни во что не ставить святый Закон, не почитать Бога, а слушать волшебные и пустые басни?» Матфий спокойно ответил: «Если выслушаете слова мои, то объясню вам, что проповедуемое нами – не басни и не волшебство, но самая истина, от века засвидетельствованная». Анан и все собрание выразили согласие выслушать апостола и ему позволено было говорить. Тогда св. Матфий начал приводить из Ветхого Завета те места, где многое в прообразах предвещено было об Иисусе Христе. Долго св. апостол изъяснял иудейскому собранию сказанное об Иисусе Христе в священных книгах еврейских. Наконец, первосвященник не вытерпел и с гневом воскликнул: «Так-то ты дерзаешь разорять закон? Разве не знаешь, что говорит писание?» и он привел место из 13 главы книги Второзакония, где заповедуется предать смерти ложных пророков, обольщающих ложными знамениями и чудесами и увлекающих от истинного Бога во след богов иных (Втор.13:1–5). Но св. Матфий восторженно отвечал: «Тот, о Ком мы говорим, не только пророк, но и Господь пророков, Сын Божий. Божество Его несомненно доказывается истинными Его знамениями, потому и я уверовал в Него и надеюсь всегда непоколебимо исповедовать Его».

Видя, что убеждения и споры ни к чему не ведут, первосвященник решился окончить допрос. «Если дано будет тебе, – обратился он к Матфию, – время для размышления, покаешься ты?» – «Я не отступлю от истины, которую обрел однажды, – твердо сказал апостол, – сердцем верую и исповедую устами, что Иисус Назарянин, Которого вы отвергли и предали на смерть, – истинный Сын Божий, равный Отцу, с Ним соестественный и предвечный, и смело говорю: я – раб Христов!» Первосвященник пришел в страшный гнев. Он не хотел более ни слова слышать и зажал уши, скрежеща зубами. «Богохульствует! богохульствует! – кричал он. – Пускай он услышит закон!» Тогда прочитано было из книги Левит место, где заповедано побивать камнями всякого хулителя имени Господня (Лев.24:15–16). «Ты сам свидетельствовал на себя, – обратился Анан к св. Матфию, – кровь твоя будет на главе твоей». После этого осудил св. апостола побить камнями.

Около Иерусалима было место, называемое Вефласкила, что значит «дом побиенных камнями». Здесь обыкновенно совершалась казнь осужденных на побиение камнями, – сюда привели и св. Матфия. По закону еврейскому нужно было, чтобы два свидетеля положили руки на голову осужденного, для засвидетельствования того, что он действительно хулит Бога, и первые бросили камни. Свидетели исполнили свою обязанность. Св. Матфий обратился к ним с просьбой, чтобы брошенные ими два первые камня положили с ним в гроб, в свидетельство страдания его за Христа. Потом весь народ стал бросать камни на Матфия, и он предал дух свой Богу. Когда св. апостол был уже мертв, ему отрубили голову секирой, чтобы показать, что как будто Матфий был противником римского правительства и снять с себя виновность в его смерти. Христиане с честью погребли тело мученика. Неизвестно, где оставались мощи св. Матфия, но честная глава его была в Константинополе, в храме апостолов, в. XIII в.

Память св. апостола Матфия совершается Церковью 9 августа.

14. Св. первоверховный апостол Павел

Савл, впоследствии св. апостол Павел, по происхождению своему принадлежал к колену Вениаминову (Флп.3:5). Он родился в Тарсе, главном городе Киликии, цветущей приморской области Малой Азии (Деян.22:3). Родители Савла были люди состоятельные и происходили из благородного звания; предки их издавна пользовались правами римского гражданства(Деян.16:37, 22:25–28). Первоначальное воспитание Савл получил в родном своем городе. Таре славился в древности своей образованностью и спорил в этом отношении с самыми просвещенными городами тогдашнего мира. Родители Савла, естественно, воспользовались для образования своего сына теми средствами, какие были у них под руками. Но главное и окончательное образование Савл приобрел в Иерусалиме. Родители Савла желали дать сыну лучшее образование в духе отечественной религии и послали Савла для обучения в Иерусалим, который был известен, как средоточие иудейской мудрости. Учителем Савла был здесь знаменитый Гамалиил (Деян.22:3), считавшийся славой закона, человеком мудрым и просвещенным. Между сотоварищами Савла был Варнава, впоследствии апостол Христов и сотрудник апостола Павла в деле проповеди евангелия. Особенные дарования Савла отличили его между сверстниками (Гал.1:14), которые не могли равняться с ним в разумении премудрости иудейской. Под руководством своего знаменитого учителя Савл тщательно изучил закон Моисеев, книги пророческие и другие книги еврейской письменности. Еще более тщательно изучил он весь отеческий закон и все отеческие предания (Деян.22:3). Гамалиил был фарисей (Деян.5:34) и старался, конечно, утвердить в своих учениках отеческие предания, особенная любовь к которым была отличительной чертой фарисейской секты22). Из училища Гамалиила Савл вышел тем, чем надлежало выйти ученику фарисея, – пламенным ревнителем отеческих преданий (Гал.1:14) и горячим приверженцем фарисеев (Флп.3:5). В это время в Иерусалиме и в окрестных городах и селениях апостолы Христовы и их последователи ревностно распространяли учение Христово. Как сообщник врагов апостольских, как строгий ревнитель отеческого закона, Савл не терпел апостолов и проповедуемого ими учения, ругался над ними и хулил даже Самого Христа. И вот, когда иудеи осудили на смерть и стали побивать камнями св. первомученика Стефана, Савл не только не пожалел о пролитии невинной крови, но и сочувствовал убийству, стерег одежды убийц и одобрил потом убийство (Деян.7:58, 8:1). Это убиение Стефана было началом целого ряда жестоких гонений и преследований учеников Христовых. Враги Христа думали, что усиленное гонение положит конец новому учению, совершенно сотрет его с лица земли, и с ожесточением ополчились на благовестников этого учения. Такое гонение побудило верующих рассеяться по разным местам Иудеи и Самарии (Деян.8:2). И Савл также думал, что ему нужно действовать против имени Иисуса Назорея (Деян.26:9). Ему казалось, что он принесет Богу отцов своих самую приятную жертву, если будет преследовать новую ересь, которая, по его мнению, имела целью ниспровержение иудейской религии. Так смотрел Савл на христианство. Несмотря на свои юные годы, он начал неутомимо преследовать христиан. С разрешения первосвященников Савл ходил по всем синагогам, входил в дома христиан, мучениями принуждал их хулить имя Иисуса, заключал в темницы, не щадя ни пола ни возраста, и когда намеревались убивать верующих, подавал на то свой голос (Деян.26:10–11, 8:3, 22:4). Успехи рассеянных христиан, которые всюду, где ни проходили благовествователи имени Христова (Деян.8:4), подали Савлу мысль распространить гонение на верующих за пределы Палестины. Исполненный ярости, дыша угрозами и убийством, он испросил у первосвященников письменное предписание к дамасским синагогам, чтобы препровождать тамошних христиан в Иерусалим для суда (Деян.9:1–2, 26:11–12, 22:5). Так Савл быстро шел вперед по тому гибельному пути, на который ступил после выхода из школы Гамалиила. Но Господь, благоволивший уготовить в нем сосуд избранный Себе, чудесно призвал его к обращению.

Савл пошел в Дамаск со своим кровавым поручением. И вот, на пути, среди дня, внезапно увидел он свет с неба, превосходивший солнечное сияние, который осиял его и шедших с ним. Все в страхе пали на землю. «Савл! Савл! – раздался кроткий голос. – Что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна». – «Кто Ты, Господи?» спросил смущенный Савл. «Я Иисус, Которого ты гонишь», отвечал ему Господь. Страх и ужас объяли Савла. Он уже уверовал в Божественность Того, Кого гнал, он сознавал всю тяжесть вины своей пред Ним, он ожидал теперь себе только грозного наказания. Но гонимый явился не наказать гонителя, но сделать его Своим апостолом.Встань и стань на ноги твои, – сказал Господь поверженному на землю Савлу, – ибо Я для того явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем тому, что ты видел и что Я открою тебе, избавляя тебя от народа иудейского и от язычников, к которым Я теперь посылаю тебя, открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу и верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными (Деян.26:15–18). Савл был ободрен этими утешительными словами; он знал, что не праведного мщения, не грозного наказания ему ожидать теперь, а великой милости Божией. Но страх все еще не покинул его; он не знал, что делать и что говорить, и с сердечным трепетом промолвил: «Господи! Что повелишь мне делать?» – «Встань и иди в город, – ответил Господь, – и сказано будет тебе, что тебе надобно делать». Спутники Савла все это время были в оцепенении, они не понимали, что такое происходит, слышали, что Савл что-то с Кем-то говорит, но никого не видали. Видение кончилось, оставив глубокие следы на глазах Савла и еще глубже в его сердце. С открытыми глазами Савл ничего не видел, не знал, куда идти. Спутники взяли его за руку и привели в Дамаск. Слепота Савла продолжалась три дня, – и эти три дня он провел без пищи и питья. Состояние его духа в это время было самое мучительное, все силы ума и сердца как бы перерождались в нем для новой жизни во Христе; одна отрада его была в молитве. Когда он так однажды молился, ему было видение, будто один из христиан, именем Анания, возвратит ему зрение. В то же время последовало откровение и Анании. Сам Христос явился ему и повелел идти к Савлу для возвращения ему зрения. Анания ужаснулся, он начал прекословить, представлял всю жестокость Савла, его ненависть к христианам; но Господь успокоил его, возвестив ему, что прежний гонитель христиан – теперь уже избранное орудие славы Христовой. Тогда Анания пошел к Савлу. Возложив руки на Савла, Анания сказал ему: Брат Савл! Господь Иисус, явившийся тебе на пути, послал меня к тебе, чтобы ты прозрел и исполнился Святого Духа. И тотчас, как бы чешуя спала с глаз Савла, он прозрел. Анания продолжал: Бог отцов наших предъизбрал тебя, чтобы ты познал волю Его и увидел праведника и услышал голос из уст Его, – потому что ты будешь Ему свидетелем пред всеми людьми в том, что ты видел и слышал. Итак, что ты медлишь? Встань, крестись и омой грехи свои, призвав имя Господа Иисуса. Тогда Савл немедленно крестился (Деян.26:18, 9:3–18, 22:6–16). Так совершилось призвание и обращение Савла. Из жестокого гонителя Христа он сделался ревностным апостолом Христовым. Он уже имел все качества, потребные для высокого апостольского служения. Апостолу надлежало быть самовидцем Иисуса Христа, – он видел Христа и видел в состоянии не уничижения, а славы; апостол должен быть избран Самим Иисусом Христом, – он принял жребий служения не от кого другого, как от Самого же Христа; апостол должен принять Духа Святаго, – он сподобился Святого Духа и стал постоянным Его храмом. Так непосредственным призванием Христовым Савл присоединен был к лику 12 верховных апостолов и стал высоким апостолом язычников (Рим.11:13, 15:14–19)23).

Покоряясь Божественному призванию, апостол Павел, без отлагательства в Дамаске же начал проповедовать по синагогам об Иисусе, что Он Сын Божий. Все удивлялись и говорили: «Не тот ли это самый, который гнал в Иерусалиме призывающих имя Христа, да и сюда не за тем ли пришел, чтобы связать их и вести к первосвященникам?» Между тем Павел все более и более выказывал смелости, доказывая, что Иисус есть Мессия. Вместе с тем и замешательство дамасских иудеев все увеличивалось. Наконец, удивление иудеев уступило место злобе, – фанатизм разгорелся, страсти закипели, решено было прибегнуть к насилию. После совещания иудеи положили тайно схватить Павла и умертвить. Градоначальник дамасский, благоприятствуя врагам Павла, окружил стражей все выходы из города и сами иудеи бдительно стерегли у ворот, чтобы обреченная на смерть жертва не могла спастись бегством. Но злой умысел был известен и самому Павлу и верующим. Нужно было придумать средство спасения, и вот ночью братия спускают Павла в корзине по городской стене. Так в самом начале апостольского служения Павла открылся ряд опасностей и скорбей, через которые он должен был проходить до самого конца своей жизни. Избегнув опасности, Павел удалился в Аравию. Здесь он пробыл, пока не утихла злоба иудеев, и потом опять вернулся в Дамаск. Прошло уже около трех лет со времени обращения Павла ко Христу, и он решился побывать в Иерусалиме. Ему хотелось видеться с апостолом Петром, который прибыл в это время в Иерусалим на праздник Пасхи. К этому путешествию, кроме того, располагали Павла и другие причины: желание видеть матерь Церквей – Церковь иерусалимскую – и ревность возвестить имя Христово на том месте, где он некогда являлся упорным его гонителем. Прибыв в Иерусалим, Павел хотел было пристать к ученикам Христовым, но все сторонились от него, боялись его, не хотели верить, что и он ученик Христов. Все еще живо помнили смерть Стефана, никто еще не забыл уз и темниц, в которые ввергал Савл без всякого милосердия последователей Христа. Но св. апостол Варнава, вероятно, еще ранее познакомившийся с Павлом, уразумел его обращение ко Христу, привел его к апостолам и рассказал им все, что было. Когда св. Варнава, пользовавшийся доверием всей Иерусалимской Церкви, передал о чудесном обращении Павла и когда этот последний подробно рассказал о том, как на дороге явился ему Господь и говорил ему, и как он в Дамаске исповедовал имя Распятого, – тогда возрадовались апостолы и прославили Господа. Недоверие к Павлу уступило место братской любви, – и с тех пор Павел стал иметь общение с апостолами (Деян.9:28).

Пребывание св. апостола Павла в Иерусалиме было сопряжено с великой опасностью. Иудеи, особенно первосвященники и члены синедриона, были озлоблены против него более, чем против кого-либо из апостолов. Они хорошо помнили Савла, так деятельно и жестоко гнавшего христиан, и обращение его ко Христу считали великой изменой, требовавшей кровавой кары. Красноречивая, одушевленная и сильная проповедь апостола Павла о Христе приводила их в изумление. Но Павел не знал страха в деле проповеди и бестрепетно возвещал вслух всех и каждого, что распятый Иисус, прозванный Назарянином, Которого он прежде гнал, есть истинный Мессия, Сын Божий. Озлобленные иудеи составили заговор на жизнь апостола. Все верующие, узнав об угрожающей Павлу опасности, советовали и просили его удалиться из Иерусалима, но тщетно и безуспешно. Душа святого проповедника была занята одной мыслью, что Иерусалим, бывший свидетелем его гонения на христиан, должен быть свидетелем и его ревности по христианской религии. Он готов был своей кровью омыть пред лицем синедриона позор соучастия в убийстве св. первомученика Стефана. Но Промысл Божий судил ему долгую жизнь и предопределил его к еще большим подвигам.

Однажды Павел взошел по обыкновению в храм для молитвы. Среди горячей молитвы он пришел как бы в некоторое восторженное исступление. В это время явился ему Христос и сказал: «Поспеши и выйди скорее из Иерусалима, потому что здесь не примут твоего свидетельства о Мне». В избытке святой ревности, Павел представлял, что иерусалимляне, соблазненные его прежнею жестокостью к христианам, ни от кого с такой убедительностью не могут слушать проповедь евангелия, как от него. «Господи, – сказал он, – Им известно, что я верующих в Тебя заключал в темницы и бил в синагогах; и когда проливалась кровь Стефана, свидетеля Твоего, я там стоял, одобрял убиение его и стерег одежды побивавших его». Но Господь сказал Павлу: «Иди; Я пошлю тебя далеко, к язычникам» (Деян.22:17–21). После этого видения Павел, при содействии братии, удалился сначала в Кесарию, а потом в Таре.

Между тем, рассеявшиеся во время гонения первомученика Стефана христиане пронесли слово евангелия до Финикии, Кипра и Антиохии (Деян.11:19). Господь видимо благоволил делу Своих проповедников, потому что великое число не только иудеев, но и язычников, уверовав, обратилось ко Господу. Слух о том, что в Антиохии образовалась значительная христианская община из язычников, дошел до Церкви Иерусалимской. При этом апостолы для укрепления антиохийских христиан в вере Христовой почли за нужное отправить туда кипрянина Варнаву (впоследствии одного из 70-ти апостолов), о котором известно было, что он был муж добрый и исполненный Духа Святого и веры (Деян.11:24). Господь благословил труды этого добродетельного мужа; но жатва на ниве Христовой была так богата, что требовала не одного, а многих деятелей. Зная отличительные дарования и ревность Павла к вере Христовой, а, может быть, и его предназначение быть апостолом язычников (Деян.9:15), из которых большею частью состояла Церковь Антиохийская, Варнава отправился за ним и, нашедши его в Тарсе, взял с собою в Антиохию. Здесь Павел вместе с Варнавой целый год трудился над образованием Церкви. Главною деятельностью их в это время было не столько распространение евангелия между неверующими, сколько утверждение веры в обращенных. По замечанию книги Деяний апостольских, тогда последователи Христовы в Антиохии в первый раз стали называться христианами, и, таким образом, выступили пред взором язычников, как особое, самостоятельное религиозное общество, тогда как прежде язычники смешивали их с иудеями. Вскоре после этого предсказание пророка Агава об имеющем последовать голоде, который должен был тяготеть особенно над христианами иерусалимскими, расположило антиохийских христиан сделать им братское пособие, Павел по этому случаю должен был идти в Иерусалим для доставления тамошним христианам собранной милостыни.

По возвращении из Иерусалима Павел недолго остался в Антиохии; уже наступило время, в которое ему надлежало явиться на великом поприще учителя язычников. Он и прежде проповедовал им Евангелие, но его голос сливался с голосами других проповедников: он назидал на основании, положенном другими; между тем ревность к распространению истины Христовой побудила его проповедовать там, где еще не было известно имя Христово. К столь великому подвигу Павел был подготовлен новым, чрезвычайным откровением, о котором упоминается в 12 главе 2 послания к Коринфянам24). По свидетельству апостола Павла, он пришел как бы в исступленное состояние, так что не мог дать себе отчета в бывшем ему откровении; он не знал, находился ли он тогда в теле, или вне тела одна душа оставалась. И в этом состоянии Павел восхищен был до третьего неба и там, в блаженном жилище небожителей, слышал такие неизреченные слова, которые невозможно пересказать, для выражения которых нет слов на языке человеческом. Это чудесное откровение послужило к утешению и ободрению апостола на его многотрудном поприще, и таким образом подготовило его к предстоящему апостольскому путешествию.

Самое путешествие было предпринято вследствие откровения бывшего некоторым из представителей Антиохийской Церкви. Когда они служили Господу и постились, Дух Святый чрез пророков сказал: «Отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я их призвал» (Деян.13:2). Призвание апостола Павла быть апостолом язычников было, конечно, всем известно в Церкви Антиохийской, а потому все понимали, к чему призывал теперь Варнаву и Павла Дух Святый. Все понимали также важность и величие подвига, к какому призывались эти апостолы, и потому отпустили их после особенного поста и молитвы, возложив на них руки и, таким образом, посвятив их на особенное служение.

Напутствованные молитвами и благословениями Церкви апостолы Павел и Варнава отправились, по откровению Божию, в Селевкию, небольшой приморский город, лежащий против острова Кипра, а отсюда отплыли в Кипр. Здесь они высадились в Саламине, где и начали проповедовать слово Божие в иудейских синагогах. Из Саламина апостолы пошли далее по острову, повсюду проповедуя Христа, и достигли, наконец, противоположного берега, где лежал главный город острова – Паф. В Пафе случилось столкновение с неким волхвом – лжепророком, который выдавал себя за чудотворца и, вместе, посланника Божия, получающего от Бога особенные откровения; родом он был иудеянин и прозывался Вариисусом. До прихода апостолов Вариисус имел большое влияние на проконсула Кипра, Сергия Павла, мужа разумного, не удовлетворяющегося языческой религией, и пытливо искавшего истинной веры. Когда пришли в Паф апостолы Павел и Варнава, Сергий, по своему стремлению к познанию истины, пожелал услышать от них слово Божие. Вариисус, боясь потерять свое влияние на проконсула, всеми мерами противился этому и старался отвратить его от веры. Но Павел, исполнившись Духа Святого и устремив на волхва взор, сказал: О исполненный всякого коварства и всякого злодейства, сын диавола, враг всякой правды! перестанешь ли ты совращать с прямых путей Господних? И ныне вот рука Господня на тебя: ты будешь слеп и не увидишь солнца до времени (Деян.13:10–11). Волхв тотчас ослеп, а проконсул, увидев это чудо, уверовал и немедленно принял крещение.

Из Пафа Павел с Варнавою и Иоанном Марком отплыл в Малую Азию и прибыл в Пергию, в Памфилии. Продолжая далее свой путь, он прибыл в Антиохию Писидийскую. В следующую после этого субботу апостол явился в тамошней синагоге. После обыкновенного чтения из закона Моисеева и пророческих книг начальник ее предложил посетителям сказать что-нибудь в назидание и утешение братии. Нельзя было ожидать лучшего случая для проповеди Христовой, и Павел произнес вдохновенную речь. «Мужи израильтяне и боящиеся Бога послушайте, – сказал он. – Бог народа сего избрал отцов наших —и возвысил сей народ во время пребывания в земле Египетской, и мышцею вознесенною вывел их из нее и около сорока лет времени питал их в пустыне. И, истребив семь народов в земле Ханаанской, разделил им в наследие землю их. И после сего около четырехсот пятидесяти лет давал им судей до пророка Самуила. Потом просили они царя, и Бог дал – им Саула, сына Кисова, мужа из колена Вениаминова. Так прошло лет сорок. Отринув его, поставил им царем Давида, о котором и сказал свидетельствуя: «нашел Я мужа по сердцу Моему, Давида, сына Иессеева, который исполнит все хотения Мои» (1Цар.13:14. Пс.58:21). Из его-то потомства Бог по обетованию воздвиг Израилю Спасителя Иисуса. Пред самым явлением Его, Иоанн проповедовал крещение покаяния всему народу израильскому. При окончании же поприща своего, Иоанн говорил: «за кого вы почитаете меня? Я не тот, но вот идет за мною, у Которого я не достоин развязать обувь на ногах». Мужи братия, дети рода Авраамова и боящиеся Бога между вами! Вам послано слово спасения сего. Ибо жители Иерусалима и начальники их, не узнав Его, исполнили слова пророческие, читаемые каждую субботу. И, не нашедши в нем никакой вины, достойной смерти, просили Пилата убить Его. Когда же исполнили все написанное о Нем, то, сняв с древа, положили Его во гробе. Но Бог воскресил Его из мертвых. Он в продолжение многих дней являлся тем, которые вышли с Ним из Галилеи в Иерусалим и которые ныне суть свидетели Его пред народом. И мы благовествуем вам, что обетование, данное отцам, Бог исполнил нам, детям их, воскресив Иисуса, как и во втором псалме написано: «Ты Сын Мой: Я ныне родил Тебя (Пс.2:7). А что воскресил Его из мертвых, так что Он уже не обратился в тление, о сем сказал так: «Я дам вам милости, обещанные: Давиду, верно (Ис.55:3). Посему и в другом месте говорит: не дашь Святому Твоему увидеть тление (Пс.15:10). Давид, в свое время послужив изволению Божию, почил и приложился к отцам своим и увидел тление. А тот, Которого Бог воскресил, не увидел тления. И так, да будет известно вам, мужи братия, что ради Его, возвещается вам прощение грехов; и во всем, в чем вы не могли оправдаться законом Моисеевым, оправдается им и всякий верующий. Берегитесь же, чтобы не пришло на вас сказанное у пророков: смотрите, презрители, подивитесь и исчезните; ибо я делаю дело во дни ваши, дело, которому не поверили бы вы, если бы кто рассказывал вам» (Деян.13:16–41).

Эта речь произвела сильное впечатление на слушателей. Многие из иудеев и язычников, чтивших Бога, последовали за апостолами, чтобы получить от них наставление в вере. В следующую субботу почти весь город собрался слушать Слово Божие. Но иудейские раввины и учители, исполнившись зависти и злобы, вместо того, чтобы примером своим располагать других в пользу нового учения, начали противоречить апостолу Павлу и злословить его. Тогда Павел с силою и властию сказал им: «Вам первым надлежало быть проповедану Слову Божию, но как вы отвергаете его, и сами себя делаете недостойными вечной жизни; то вот, мы обращаемся к язычникам. Ибо так заповедал Господь: «я положил тебя во свете язычникам, чтобы Ты был во спасение до края земли» (Ис.59:6). Слова эти более расположили в пользу евангелия язычников; многие из них уверовали и прославили Господа. Но тем более возрастала ненависть иудеев. Не имея возможности действовать против апостолов собственными силами, славившихся набожностью и знаменитостью рода, а это, в свою очередь, повлияло на городских правителей. Тогда Павел и его спутники, отрясши прах от ног своих, оставили Антиохию.

Вышедши из Антиохии, Павел и Варнава пришли в Иконию. Здесь апостолы пробыли довольно времени, смело и безбоязненно проповедуя веру Христову и сопровождая проповедь знамениями и чудесами. Следствием этого было то, что многие из иудеев и язычников обратились ко Христу. Но неверующие иудеи так сильно стали действовать против апостолов и новообращенных христиан, что весь город разделился: одни были на стороне иудеев и обвиняли Павла и Варнаву, как врагов отечественной религии, другие почитали апостолов за великих посланников Божиих. Возмущение достигло до того, что враги апостолов хотели побить их камнями. Но они, узнав об этом, успели удалиться в Ликаонские города Листру и Дервию.

В Листре, когда Павел благовествовал, в числе окружавшего его народа находился один нищий, который не владел ногами от самого рождения. Увлеченный проповедью апостола, он готов был обратиться ко Христу и в духе живой веры ожидал от Павла себе исцеления. Увидев веру его, Павел воскликнул: «Тебе говорю во имя Господа Иисуса Христа: стань на ноги твои прямо». И хромой от рождения тотчас же вскочил и начал ходить. Но это великое дело Божие, совершенное апостолом Павлом во имя Иисуса Христа, породило печальное недоразумение в жителях города – язычниках. Они стали думать про Павла и Варнаву, что это боги в образе человеческом сошли к ним, и называли Варнаву Зевсом, а Павла Ермием. Весть об этом немедленно распространилась по всему городу. Жрец идола Зевса, находившегося перед городом, приведши к воротам волов и принесши венки, хотел вместе с народом совершить жертвоприношение Павлу и Варнаве. Апостолы поражены были изумлением, когда узнали, что им приготовляется божеская почесть. Разорвав свои одежды, они бросились в средину народа, восклицая: «Мужи! Что вы делаете? Мы подобные вам человеки, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу живому, Который сотворил небо и землю, и море, и все, что в них, – Который в прошедших родах попустил всем народам ходить своими путями, хотя и не перестал свидетельствовать о Себе благодеяниями, подавая нам с неба дожди и времена плодоносные и исполняя пищею и веселием сердца наши» (Деян.14:15–17). Эти разительные слова убедили суеверный народ оставить свое безумное намерение.

После этого Павел вместе с Варнавою беспрепятственно благовествовал слово Божие в Листре. Но сюда пришли из Антиохии и Иконии иудеи, которые успели возбудить население города против апостолов. Возмущение это было так сильно, что Павла побили камнями и вытащили за город, почитая его умершим. На другой день Павел, подкрепляемый благодатью Христовой, встал и удалился с Варнавою в Дервию. Проповедав здесь Евангелие и приобрев довольно учеников, Павел и Варнава предприняли обратное путешествие, – посетили уже основанные Церкви в областях Малой Азии. Здесь они утверждали души учеников, увещевали их пребывать в вере Христовой и наставляли вечным ее истинам. Вместе с тем Павел заботился о благоустройстве среди них христианской церковной жизни и сам рукополагал для каждой Церкви пресвитеров. Прошедши через Пергию, апостолы достигли Атталии, из которой и возвратились, наконец, в Антиохию Сирийскую, откуда предпринимали они свой проповеднический путь. По прибытии их немедленно собрались все верующие; каждый желал слышать об успехе проповеди. Повествование Павла наполнило сердца всех радостию и живой благодарностью милосердному Господу, Который отверз двери веры для язычников.

Так окончилось первое апостольское путешествие Павлово для обращения язычников. В Деяниях апостольских не сказано, как долго оно продолжалось. Но, во всяком случае, путешествие это было продолжительно, на что есть указание и в книге Деяний апостольских (Деян.14:3 и др.). Полагают, что в продолжение его протекло около двух лет.

Пробыв немалое время в Антиохии, Павел должен был в третий раз идти в Иерусалим. Поводом к этому путешествию были недоразумения и споры, поднявшиеся в Антиохийской Церкви. Виновниками их были иудействующие христиане, которые стали проповедовать, что без соблюдения обрядового закона, особенно без обрезания, невозможно получить спасение. Павел с Варнавой ревностно стали против этого заблуждения, столь несовместного со свободой христианской. Хотя уважение, которым пользовался Павел за апостольские труды свои, и делало его мнение важным, но неразумные ревнители закона Моисеева продолжали держаться своего заблуждения и возбуждать спор, ссылаясь на примеры старейших апостолов и на обыкновение Иерусалимской Церкви. Чтобы выйти из возникшего таким образом недоразумения, юная Церковь Антиохийская решилась прибегнуть к совету старейшей Церкви Иерусалимской и поручила отправиться по этому делу в Иерусалим Павлу и Варнаве и еще некоторым из братий.

Проходя Финикию и Самарию, Павел и его спутники имели утешение обрадовать тамошних христиан повествованием об успешном обращении язычников, совершенном их апостольскими трудами. С тою же вестью они прибыли к апостолам и пресвитерам Иерусалимской Церкви, которой и были радушно приняты. Но некоторые уверовавшие из фарисейской секты восстали, слушая рассказ об обращении язычников, и говорили, что должно обрезывать язычников и заповедовать соблюдать закон Моисеев. Это обстоятельство внушило ап. Павлу действовать осмотрительно. Прежде чем предложить вопрос на рассмотрение общего церковного собрания, ап. Павел предложил наедине первейшим апостолам благовествование, которое он проповедовал язычникам. Так поступал он для того, чтобы в спокойной беседе с одними апостолами предварительно прийти с ними к полному соглашению и единомыслию ибо малейшее разномыслие между ним и апостолами могло сделать все труды его напрасными. Апостолы обрезания пришли к полному согласию и единомыслию с апостолом язычников; они не нашли в его благовествовании ни излишества ни недостатка, прося об одном, чтобы он располагал обращающихся язычников к вспомоществованию палестинским христианам, которые претерпевали крайнюю бедность (Гал.2:12–10).

На открывшемся затем общем церковном собрании сначала долго не приходили к соглашению. Неразумные ревнители закона Моисеева много спорили с защитниками свободы христиан от ига законного. Наконец встал первоверховный ап. Петр и предложил, что не должно возлагать на язычников того ига, которого не могли понести самые иудеи. После того начал говорить Павел. Вместо рассуждений и доказательств, он рассказал собранию историю своего апостольского путешествия, из которой самым очевидным образом открывалось, что Дух Святый в излиянии даров Своих на учеников Павловых не полагал никакого различия между обрезанными и необрезанными, и что, следовательно, обрезание не составляет необходимой принадлежности Нового завета. Наконец речь ап. Иакова, который сказанное Петром и Павлом подкрепил пророчествами из Ветхого завета, утвердила торжество истины над предрассудком. Во имя Святого Духа положено даровать обращающимся язычникам свободу от обрядового закона, с некоторыми необходимыми ограничениями. Павлу и Варнаве вручен был ответ, долженствовавший успокоить Церковь Антиохийскую.

Возвратившись после собора апостольского из Иерусалима в Антиохию, ап. Павел некоторое время пребывал здесь, уча и благовествуя вместе с другими многими слово Господне. Но потом он восхотел предпринять снова путешествие в страны языческие для проповеди евангелия. Спутником его в этот раз был Сила. Варнава же отказался идти с ним, так как Павел не хотел брать с собою Иоанна Марка, который во время первого путешествия отстал от них.

Проходя Сирию и Киликию, ап. Павел дошел до Дервии и Листры, где нашел себе нового спутника – Тимофея, впоследствии неутомимого сотрудника в апостольских трудах Павла. Вместе с ним Павел проходил прежние города, где уже посеяно им было слово Божие, извещая верующих об определении Иерусалимской Церкви касательно свободы обращающихся язычников от обрядового закона. Это было тем важнее, что предрассудок о необходимости обрезания и обрядового закона готов был здесь распространиться. В это время основана Павлом Церковь Галатская. Несмотря на бедность внешнего состояния Павлова и гонения, которым он всюду подвергался, галаты приняли его со всем уважением, приличным посланнику Божию, и слушали его, как ангела Божия, как самого Иисуса Христа. Любовь к его учению, преданность ему вскоре возросла в сердцах их до того, что они, «если бы возможно было, исторгли бы свои очи, дабы отдать ему» (Гал.4:13–15).

Из Галатии ап. Павел отправился в Асию и уже дошел до одной из асийских провинций – Мисии, но Дух Святый не допустил его проповедывать здесь, а также и в пограничной с Мисией Вифании. Поэтому, миновав Мисию, он сошел в приморский город Троаду. Здесь в ночном видении предстал Павлу некоторый муж и молил его прийти в Македонию для подания духовной помощи. Из этого видения апостол заключил, что сам Промысл призывает его проповедывать Евангелие македонянам. Вследствие этого Павел с своими спутниками отплыл на остров Самофракию, а отсюда чрез Неаполь прибыл в Филиппы, первый город Македонии. Здешние иудеи имели у себя при реке молитвенный дом, куда собирались по субботам для молитвы и очищений. Утром в субботу ап. Павел отправился туда с своими спутниками и вступил в собеседование о благочестивых предметах с городскими женщинами, собравшимися на молитву. Слова его падали на добрую землю. Особенно тронута была одна богатая и набожная женщина из Фиатиры, лидийского города, торговавшая багряницей, именем Лидия. По совершении субботнего богослужения, она крестилась от Павла со всем своим семейством и дала проповедникам Христовым пристанище в своем доме. От семейства Лидии христианство распространилось в Филиппах. Но корыстолюбие некоторых из язычников, которого коснулась проповедь ап. Павла, помешало ее успеху. Одна служанка, имевшая в себе духа тьмы, чрез которого предсказывала будущее и открывала сокровенное, следуя за апостолами, вслух народа говорила: «Сии человеки – рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения». Павел, который, подобно великому Учителю своему, Иисусу Христу, не хотел, чтобы божественное достоинство Его учения получало свидетельство из таких уст, именем Господа Иисуса повелел нечистому духу выйти из нее. Случай этот не имел бы других последствий, кроме исцеления служанки, если бы господа ее не лишились богатых доходов, какие получали посредством ее предсказаний. Раздраженные этим, они возмутили народ, схватили Павла и Силу и представили городскому начальству, как возмутителей покоя общественного, как проповедников тайной религии и обычаев, которые противны преждеустановленным в их городе, как иудеев, которые, в противность законам империи, стараются навязать свою религию римлянам. Городские начальники, не исследовав дела, подвергли апостолов публичному телесному наказанию и потом заключили в темницу. Апостолы благодушно приняли все это за имя Христово. Ни темница, где закованы они были в узах, ни бесславие, какому подверглись они в виду своих последователей, ни болезнь от ран, им нанесенных, ни ожидание новых истязаний на следующий день, – ничто не повергло их в уныние. Они славословили Бога и вслух заключенных вместе с ними воспевали Ему хвалебные песни. Вдруг в полночь землетрясение поколебало их темницу, разверзло все двери ее, расторгло все узы заключенных. Пробужденный страж темницы, видя открытые двери и думая, что заключенные бежали, в ужасе извлек меч и хотел умертвить себя. Но Павел воскликнул: «Не делай себе никакого зла: ибо все мы здесь». После этого при свете огня страж убедился в истине его слов и, в трепете от происшедшего чуда, пал в ноги Павлу и Силе, спрашивая их, что ему нужно сделать, чтобы спастись. Они отвечали: «Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой». После краткого наставления страж темничный был крещен со всем домом своим. В чувстве благодарности к своим благодетелям, он взял их из темницы в свой дом, омыл их раны и предложил им трапезу.

Между тем городские начальники, вероятно, извещенные стражем о необыкновенном происшествии в темнице, прислали стражу темницы приказание выпустить апостолов на свободу. Но Павел сказал посланным: «Нас, римских граждан, без суда всенародного били и бросили в темницу, а теперь тайно выпускают? Нет, пусть придут и сами выведут нас». Начальники, узнав об этом, испугались и, пришедши, извинились пред апостолами и тем показали, какое сильное впечатление произвели на них поступки Павла и Силы. Однако, боясь народных волнений, они просили Павла удалиться из города. Павел и Сила не противились; зашедши только в дом Лидии, они преподали уверовавшим прощальное утешение и наставление.

После этого чрез Амфиполь и Аполлонию Павел пришел в Фессалоники, самый большой из городов македонских. По обыкновению, проповедь его первоначально обращена была к своим единоплеменникам. В продолжение трех суббот он в синагоге доказывал им из книг пророческих, что Мессии надлежало пострадать и воскреснуть и что проповедуемый им Иисус есть истинный Мессия. То же проповедовал он и язычникам, которые изъявляли внимание к его проповеди и собирались в особых местах слушать его. Множество иудеев, прозелитов и язычников сделались его учениками и приняли веру Христову. Павел не только постоянно проповедовал в публичных собраниях, но посещал верующих и порознь в их семействах (1Сол.2:11–12) и здесь в частных беседах снова возвещал им важнейшие истины евангелия. Он обращался с ними, как отец с детьми (1Сол.2:12), как нежно любящая мать с своим младенцем (1Сол.2:7). Он предостерегал их взор от грозящих им опасностей, устремлял их взор от скорбей земной жизни к тому времени, когда придет Христос, чтобы торжественно открыть Свое Царство на земле. Вместе с этим апостол предостерегал их от той ложной мысли, будто одно верование без совершенного изменения жизни может иметь значение, увещевал их, что они становятся еще виновнее, если, посвятивши себя Богу истинному, возвращаются к прежним языческим пророкам (1Сол.4:2, 6). Несмотря на то, что проповедь не оставляла ап. Павлу времени на другие труды, он не хотел получать пропитания от учеников своих, и содержался собственными трудами (плетением палаток), которыми занимался по ночам (1Сол.2:9), частью милостынею, которую присылали ему филиппийцы (Флп.4:16). И фессалоникийцы чувствовали апостольское бескорыстие Павла и принимали слово его не как человеческое, но как слово Божие (1Сол.2:13). Но и в Фессалониках нашлись упорные враги истины, которые, подговорив некоторых негодных людей, произвели возмущение в народе. Неистовая толпа с криком устремилась к дому Иасона, где жил Павел. Самого апостола не нашли; но Иасон и некоторые другие из христиан были представлены судилищу. «Эти всесветные возмутители, – кричала толпа, – пришли и сюда; а Иасон принял их; и все они поступают против повелений кесаря, почитая другого царем, Иисуса». Градоначальники были приведены в великое смущение; но вскоре убедились, что это клевета, после разъяснений по этому поводу Иасона. В ту же ночь Павел с Силой оставили город после трех или четырехнедельного там пребывания.

Павел и Сила были препровождены в отстоящий от Фессалоник около десяти миль город Верию. Здесь проповедь Павла имела еще более значительный успех; но фессалоникийские иудеи, узнав, что и в Верии проповедано Павлом слово Божие, пришли сюда и стали возмущать против него народ. Тогда Павел оставил в Верии, для утверждения в вере обратившихся ко Христу, Силу и Тимофея, сам отправился далее и прибыл в Афины.

Придя в Афины, ап. Павел не тотчас приступил к евангельской проповеди; чтобы успешнее действовать в этом центре языческой мудрости, он хотел начать здесь проповедь о Христе вместе с Силой и Тимофеем, которых он оставил в Верии. В ожидании же их прибытия сюда, он посвятил некоторое время внимательному осмотру города. Этот осмотр показал Павлу, что богатая и роскошная столица Греции ничем так не богата, как идолами, и это глубоко возмутило дух св. апостола. Он не мог выждать Силы и Тимофея; повсюду вокруг себя видя следы языческой лжи и развращения, он без помощников открыл свою проповедь, стараясь противодействовать ею тьме заблуждений и пороков, в которых видел погруженными афинян. По субботам он беседовал с иудеями и прозелитами, а чтобы и язычников не оставлять без вразумления, он, пользуясь любовью афинян к новостям и рассуждениям, беседовал ежедневно на площади со встречающимися. Между лицами, с которыми приходилось апостолу сталкиваться и вступать в религиозные беседы, были, между прочим, последователи эпикурейской и стоической философии, воззрения которых были совершенно противоположны проповедываемому Павлом христианскому учению. Некоторые из этих философов вступали с апостолом в споры, не понимая и не желая понять его учения. Одни из них с гордым презрением спрашивали: «Что хочет сказать этот суеслов?» В других же проповедь Павла возбудила лишь любопытство своей новостью: «Кажется, он проповедует о чужих божествах», говорили они. Движимые любопытством, они привели апостола в ареопаг и попросили его пред собранием образованнейших людей своей страны раскрыть более подробно новое учение, им проповедуемое, которое им показалось весьма странным и неслыханным. В ответ на это апостол Павел обратился к афинянам с евангельской проповедью и сказал речь, в которой выразилась вся его богодухновенная мудрость и христианское красноречие. «Афиняне! по всему вижу я, что вы как бы особенно набожны, – говорил Павел, – ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: неведомому Богу. Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам. Бог, сотворивший мир и все, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам подавая всем жизнь и дыхание и все. От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живем, и движемся, и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: мы Его и род. Итак, мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту или серебру или камню, получившему образ от искусства и вымысла человечества. Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться. Ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых» (Деян.17:22–31). Но не успел апостол произнести даже имени Спасителя мира, как речь его была прервана. Его слова о воскресении из мертвых показались представителям языческой мудрости смешными, бессмысленными, и одни из них открыто и прямо засмеялись при этих словах, а другие, сохраня серьезное выражение, насмешливо сказали: «Об этом послушаем тебя в другое время». Таким образом ап. Павел вынужден был прекратить свою речь. Но на некоторых членов ареопага она успела произвести впечатление, и они, по выходе апостола из ареопага, вступили с ним в более близкое общение и более продолжительную беседу, были обращены им к вере во Христа. Таковы были Дионисий Ареопагит, женщина, именем Дамарь, и другие.

Вскоре после этого Павел оставил Афины и отправился в столицу Ахаии – Коринф. Здесь он поселился в доме Акилы и Прискиллы, родом иудеев, занимавшихся, как и Павел, плетением палаток. В Коринфе апостол каждую субботу посещал синагогу и здесь беседовал с иудеями и прозелитами, убеждая их в истине своего учения. Когда же пришли из Македонии Сила и Тимофей, и Павел ободрился духом, надеясь успешнее действовать вместе с ними совокупными силами, то он начал с особенной силой и твердостью свидетельствовать пред иудеями, что Иисус есть Христос. Но так как иудеи противились и злословили Павла, то он, отрясши прах ног своих, сказал им: «Кровь ваша на глазах ваших; я чист, отныне иду к язычникам». После того он переселился жить в дом одного язычника, именем Иуста. Проповедь апостола среди язычников принесла богатые плоды; весьма многие уверовали во Христа и крестились. В то же время ап. Павел был одобрен к дальнейшим подвигам божественным видением. Однажды ночью Господь явился ему в видении и сказал: «Не бойся, но говори и не умолкай; ибо Я с тобою, и никто не сделает тебе зла; потому что у Меня много людей в этом городе». После этого Павел в продолжение полутора лет проповедовал Евангелие коринфским язычникам. Но, наконец, иудеи возмутились против него, схватили его и привели пред судилище, обвиняя его, что он учит о Боге противно закону иудейскому. Но Галлион – проконсул сказал: «Иудеи! Если бы какая-нибудь была обида или злой умысел, то я имел бы причину выслушать вас, но когда идет спор об учении и об именах, и о законе вашем, то разбирайте сами; я не хочу быть судьею в этом». После этого события ап. Павел пробыл в Коринфе еще довольно много дней и затем отправился в Сирию. В Кенхреях он остриг голову по обету. Затем он остановился в Ефесе, где в синагоге рассуждал с иудеями о вере. Когда же они просили его побыть у них долее, он не согласился, а простился с ними, сказав: «Мне нужно непременно провести приближающийся праздник в Иерусалиме, к вам же возвращусь, если угодно будет Богу». И затем чрез Кесарию отправился на праздник в Иерусалим, а оттуда в непродолжительном времени возвратился в Антиохию.

Возвратившись из второго своего путешествия в Антиохию, ап. Павел в этот раз пробыл здесь немного времени; вскоре он предпринял третье путешествие апостольское. Первой задачей этого путешествия, как и второго, было посещение церквей уже основанных, с целью христианского благоустроения их и утверждения в вере новообращенных. Поэтому, вышедши из Антиохии, ап. Павел проходил сначала страну галатийскую и Фригию. Отсюда, по обещанию своему, он прибыл в Ефес, где уже было небольшое число учеников Господних. К ним принадлежало некоторое число таких верующих, которые приняли только Иоанново крещение и не понимали, что для спасения нужно креститься крещением Христовым. Ап. Павел, придя в Ефес и войдя в общение с ними, скоро заметил неполноту их христианского просвещения и спросил их: «Приняли ли вы Святого Духа, уверовав во Иисуса Христа?» Они отвечали: «Мы даже и не слыхали, есть ли Дух Святый». Тогда Павел сказал: «Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали во грядущего по нем, т. е. во Христа Иисуса». И они, услышав это, крестились во имя Господа Иисуса, а Павел возложением на них рук низвел на них Духа Святого, после чего они стали говорить иными языками и пророчествовать.

Поселившись в Ефесе, ап. Павел по обыкновению начал посещать синагогу и безбоязненно проповедовать там Христа. Но когда некоторые из иудеев, постепенно возбуждаясь против проповеди апостола, ожесточились, наконец, до того, что начали открыто пред народом злословить путь Господень, осмеивать учение апостола и проповедуемого им Христа; то Павел, оставив их и отделив от них и всех христиан в Ефесе, перешел для проповеди в училище некоего Тиранна, язычника, расположенного к христианству, где проповедовал не по субботам только, как доселе в синагоге, но ежедневно. В таком положении апостол находился в Ефесе около двух лет, ежедневно проповедуя Евангелие собиравшимся к нему иудеям и язычникам, так что проповедью о Христе огласилась вся Асия; не было здесь человека, который бы или от самого Павла или от слушавших его не был оглашен проповедью о Господе Иисусе. Этому особенно много способствовало то, что руками Павла Бог творил немало чудес, так что на больных и бесноватых возлагали платки и опоясания с тела его, и они исцелялись.

Услыхав о чудесах, совершаемых Павлом во имя Иисуса Христа, некоторые из скитающихся иудейских заклинателей-обманщиков стали употреблять при заклинаниях над бесноватыми имя Господа Иисуса, суеверно думая, что чудодейственная сила заключается в самых звуках этого имени. Это делали какие-то семь сынов иудейского первосвященника Скевы, заклинавшие духов нечистых «Иисусом, которого Павел проповедует». Но злой дух, находившийся в бесноватом, отвечал: «Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?» И бросился на них бесноватый и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из дома.

Весть об этом событии скоро разнеслась по всему городу и произвела сильное действие на жителей Ефеса. На всех напал страх пред всемогущею силою имени Господа Иисуса, а верующие радостно прославляли это святое имя. Устрашенные ефесяне приходили к апостолу и приносили пред ним раскаяние в своих порочных делах. Многие из чародеев и занимавшихся волшебством, собрав свои магические книги, сожгли их перед всеми, определив ценность их в 50,000 драхм. С такой силой возрастало и возмогало слово Господне в Ефесе!

Устроив таким образом церковь ефесскую, Павел помышлял о новых, гораздо обширнейших, путешествиях – в Коринф, потом в Иерусалим, а отсюда в Рим и далее в Испанию (Деян.19:21; Рим.15:24–28). Но прежде нежели отправиться самому лично в Македонию, он предпослал туда пред собою двух спутников и сотрудников своих, Тимофея и Ераста, а сам остался на некоторое время в Ефесе. В это время возникло в Ефесе сильное возмущение против апостола. В этом городе делали серебряные и золотые модели знаменитого языческого храма Дианы, здесь находившегося, которые рассылались всюду и доставляли богатые доходы городу. Некто серебреник Димитрий, у которого производилась большая фабрикация таких моделей, видя могущественные успехи евангелия в Малой Азии и ощущая уменьшение своих доходов с началом упадка веры в Диану, пришел в опасение, что его ремесло и совсем потеряет свой ход. Созвав художников и подобных себе ремесленников, он сказал им: «Друзья! Вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше. Между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Азии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги. А это нам угрожает тем, что не только ремесло наше прийдет в презрение, но и храм великой богини Дианы ничего не будет значить, и ниспровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная». Выслушав это, толпа корыстолюбивых лицемеров исполнилась ярости и стала кричать: «Велика Диана Ефесская!» Возмущение быстро распространилось по всему городу. Двое из спутников Павловых были схвачены. Павел хотел было явиться пред разъяренною толпою, но верующие удержали его. Даже некоторые из асийских начальников старались отклонить его от этой опасности. Между тем в толпе одни кричали одно, другие – другое, и большая часть собравшихся не знали, зачем собрались. Так как Павла все считали иудеем, то обвинение пало на иудеев, и они избрали некоего Александра, который должен был защищать их пред народом, сложив всю вину на Павла. Но Промысл разрушил их намерение. Узнав, что Александр – иудей, язычники прогнали его и в продолжение двух часов кричали: «Велика Диана Ефесская!» Тогда блюститель порядка, утишив народ, сказал: «Мужи ефесские! Какой человек не знает, что город Ефес есть служитель великой богини Дианы? Если же в этом нет спора, то надобно вам быть спокойными и не поступать опрометчиво. А вы привели этих мужей, которые ни храма Дианы не обокрали, ни богини вашей не хулили. Димитрий и другие с ним художники, если имеют жалобы на кого-нибудь, то есть судебные собрания и есть прокопулы; пусть жалуются друг на друга. А если вы ищете чего-нибудь другого, то это будет решено в законном собрании. Ибо мы находимся в опасности за происшедшее ныне быть обвиненными в возмущении, так как нет никакой причины, которою мы могли бы оправдать такое сборище». Сказав это, он распустил собрание.

По прекращении мятежа Павел, простившись с ефесскими христианами, отправился и прибыл в Македонию, где, посетив основанные им прежде церкви, преподал верующим обильные наставления. Из Македонии он отправился в Ахаию, где пробыл три месяца. Произведенное против него иудеями возмущение заставило его оставить Грецию, и он направил свой путь в Сирию, чрез Македонию. Здесь, в Филиппах, апостол провел дни опресночные, после которых отправился морем в Троаду, где провел семь дней. В последний день пребывания его, когда троадские христиане собрались для общественной молитвы, Павел предложил им поучение, которое продолжалось до полуночи. Во время продолжительной беседы Павловой один юноша, именем Евтих, сидевший на окне, погрузился в глубокий сон и, пошатнувшись, сонный упал вниз с третьего этажа, и был поднят мертвым. Но Павел, сошедши, обнял его и чудесно возвратил к жизни.

С рассветом дня ап. Павел оставил Троаду. Спутники его поплыли в Асс, а сам он пошел туда пешком, вероятно для того, чтобы на пути преподать наставление верующим. В Ассе сел он на корабль и в несколько дней прибыл в Милет. Направляясь таким образом к Иерусалиму, ап. Павел повсюду получал откровения от Духа Святого, что в Иерусалиме предстоят ему узы и скорби. И чем более он был уверен в этом, тем более желал теперь, в последний раз, видеться с многочисленными учениками своими в Малой Азии и дать им последнее прощальное наставление. Апостол, остановившись на короткое время в Милете, послал в Ефес и призвал к себе пресвитеров ефесской церкви, главной среди церквей малоазиатских.

Трогательно было это прощание. Павел, проникнутый нежно отеческой любовью, преподал пастырям ефесским последнее личное наставление и предостережение на счет будущего. «Вы знаете, – говорил он им, – как я с первого дня, в который пришел в Асию, все время был с вами, работая Господу со всяким смиренномудрием и многими слезами, среди искушений, приключавшихся мне по злоумышлениям иудеев; как я не пропустил ничего полезного, о чем вам не проповедовал бы, и чему не учил бы вас всенародно и по домам возвещал иудеям и эллинам покаяние пред Богом и веру в Господа нашего Иисуса Христа. И вот ныне я, по влечению Духа, иду в Иерусалим, не зная, что там встретится со мною. Только Дух Святой по всем городам свидетельствует о том, что узы и скорби ждут меня. Но я ни на что не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедуя Евангелие благодати Божией. И ныне вот я знаю, что уже не увидите лица моего все вы, между которыми ходил я, проповедуя Царствие Божие. Посему свидетельствую вам в нынешний день, что чист я от крови всех; ибо я не упускал возвещать вам всю волю Божию. Итак, внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровью Своею. Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада, и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за, собою. Посему бодрствуйте, памятуя, что я три года день и ночь непрестанно со слезами учил каждого из вас. И ныне предаю вас, братие, Богу и слову благодати Его, могущему назидать вас более, и дать вам наследие со всеми освященными. Ни серебра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал. Сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывшим при мне послужили руки мои сии. Во всем показал я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он сам сказал: блаженнее давать, нежели принимать» (Деян.20:18–35)… Слова апостола произвели глубокое впечатление. Все плакали. Все повергались на выю Павлову. Все целовали его. Насилу вырвались путешественники из рук их. Особенно тяжко было слышать верующим, что они не увидят лица. Павел, преклонив колена и помолившись со всеми, отправился на корабль. То же зрелище повторилось потом в Тире и, наконец, в Кесарии Филипповой. Чем ближе становился Павел к Иерусалиму, тем яснее и разительнее представлялась ему судьба, ожидающая его в Иерусалиме. В Кесарии пророк Агав, вошедши в дом Филиппа благовестника, где находился Павел, взял его пояс и, связав себе руки и ноги, сказал: «Так говорит Дух Святый: мужа, чей этот пояс, так свяжут в Иерусалиме иудеи, и предадут в руки язычников». Когда верующие услыхали это, все обратились с мольбой к апостолу Павлу, чтобы он не ходил в Иерусалим. Но Павел сказал в ответ: «Что вы делаете? Что плачете и сокрушаете сердце мое? Я не только хочу быть узником, но готов умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса». Тогда верующие немного успокоились, сказав: «Да будет воля Господня!»

В Иерусалиме Павел был принят верующими со всеобщей радостью. Первым делом его было разделение милостыни, принесенной бедным братьям. На другой день он посетил апостола Иакова, предстоятеля Церкви Иерусалимской, куда собрались и все пресвитеры. Павел рассказывал подробно о всем, что сотворил Бог у язычников посредством его проповеди. Все с радостью слушали его и славили Бога, призревшего благодатью Своею и на бедных язычников. Только Иаков заметил, что в Иерусалиме теперь несколько тысяч уверовавших иудеев, которые, однако же, строго соблюдают и закон Моисеев, и что некоторые из иудеев, которые везде старались представить действия Павла с худой стороны, распространили между ними молву, что Павел не только освобождает язычников от соблюдения Моисеева закона, но и живущим между язычниками иудеям воспрещает обрезывать детей и вообще учит отступлению от закона. Для опровержения этого обвинения, которое могло бы повлечь за собой оскорбление Павла со стороны иудеев, Иаков предложил Павлу публично засвидетельствовать своим уважением к обрядам иудейства, что он не враг иудейского закона. Вследствие этого Павел с четырьмя братиями из иудеев решился возложить на себя на семь дней обет назорейства. Хотя Павел успокоил таким образом христиан из иудеев, но непримиримые ревнители закона из иудеев стали от этого еще более раздражены против него, видя, что человек, который, как говорили они, учит поносить народ Божий, закон и Храм, дерзает принимать участие в богослужении сего Храма. Они видели при нем в Иерусалиме христианина из язычников, Трофима, и в фанатическом озлоблении заключили отсюда, что Павел брал с собою в Храм и язычников и тем осквернил Храм. Открылось сильное возмущение, и Павел только при помощи отряда войск римских, вышедших из прилегавшей к храму крепости Антониевой, мог быть вырван из рук разъяренной толпы. Считая Павла действительно в чем-либо виновным, тысяченачальник, приблизившись, взял его и велел сковать двумя цепями. Потом, не имея возможности, по причине беспорядочного народного крика, узнать, в чем именно обвиняют Павла, он повелел вести его в крепость. На лестнице ап. Павел испросил у тысяченачальника позволение говорить к народу и сказал к нему речь, в которой, в оправдание себя, передал историю чудесного обращения своего ко Христу. Иудеи терпеливо и со вниманием слушали апостола. Но когда он сказал, что Сам Господь, явившись ему в Храме, послал его с проповедью к язычникам, вся народная толпа снова пришла в неистовство и стала яростно кричать: «Истреби от земли такого, ибо ему не должно жить!» Тогда тысяченачальник повелел вести апостола в крепость и, чтобы узнать, в чем он виновен, хотел подвергнуть его пытке. Но когда растянули Павла для бичевания, он сказал стоявшему сотнику: «Разве вам дозволено бичевать римского гражданина, да и без суда?» Услышав это, сотник подошел и донес тысяченачальнику, говоря: «Смотри, что ты хочешь делать? Этот человек римский гражданин». Тогда тысяченачальник спросил Павла: «Скажи мне, ты римский гражданин?» Павел отвечал утвердительно. Тысяченачальник сказал: «Я за большие деньги приобрел это гражданство». Павел же отвечал на это: «А я и родился в нем». Тогда тотчас отступили от него хотевшие пытать его. А тысяченачальник, узнав, что он римский гражданин, испугался, что связал его, и велел освободить его от оков.

На другой день, желая достоверно узнать, в чем иудеи обвиняют Павла, тысяченачальник повелел собраться первосвященникам и синедриону и, выведши Павла из крепости, поставил его перед ними. Павел бестрепетно выступил, чтобы защищать имя Иисуса перед людьми, от которых он некогда искал полномочия гнать Его. Сознание своей невинности наполнило его душу. «Мужи братия! – воскликнул он, устремив твердый взор на собрание. – Я всею доброю совестию жил перед Богом до сего дня». Первосвященник Анания счел эти слова выражением дерзости и приказал бить Павла по устами. Такая явная несправедливость исторгла из кротких уст великого апостола строгий упрек: «Бог будет бить тебя, стена подбеленная (т. е. лицемер), – сказал он первосвященнику, – ты сидишь, чтобы судить по закону и, вопреки закону, велишь бить меня». – «Первосвященника ли Божия поносишь? – воскликнули предстоящие». Павел отвечал: «Я не знал, братия, что он первосвященник; ибо написано: начальствующего в народе твоем не злословь» (Исх.22:28). После этого, Павел, имея в виду, что синедрион из лиц двух противоположных и непримиримо враждебных между собою партий – фарисейской и саддукейской, – громким голосом воскликнул: «Мужи братия! Я фарисей, сын фарисея; за чаяние воскресения меня судят». Говоря так, апостол имел в виду возбудить в фарисеях некоторое сочувствие к себе заявлением своего единомыслия с ними по одному из главнейших догматов их веры и тем, хотя на время только, привлечь их на свою сторону. План апостола удался. Между судьями произошла распря, так как саддукеи отрицали воскресение мертвых. Не вдаваясь в рассмотрение других пунктов учения Павла, книжники фарисейской стороны, хотя и не были расположены к Павлу, чтобы только идти против своих врагов – саддукеев, приняли его сторону, говоря: «Ничего худого мы не находим в этом человеке. Если дух или Ангел говорил ему, не будем противиться Богу». Но так как раздор увеличился, то тысяченачальник, опасаясь, чтобы иудеи не растерзали Павла, повелел воинам отвести его в крепость.

В таком трудном положении апостол ободрен был особым явлением и откровением Господа. Явясь ему в следующую ночь, Господь сказал ему: «Дерзай, Павел; ибо как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме». Это было действительно сильным ободрением для апостола язычников; пронести свою проповедь до Рима было его давнишним желанием, и вот теперь Господь предсказывает, что это желание его исполнится, что, следовательно, настоящие узы не остановят проповеди его, не воспрепятствуют исполнить ему свое великое призвание.

Между тем иудеи были очень раздражены тем, что суд над Павлом не привлек к исполнению их желания предать апостола смерти. Тогда некоторые фанатики из их среды, числом сорок человек, дали обет не пить и не есть, пока не умертвят Павла. Чтобы исполнить свой убийственный замысел, они сказали первосвященнику и другим членам синедриона, чтобы они попросили тысяченачальника снова вывести к ним на суд Павла, причем во время пути его в синедрион они и намеревались убить его. Но замысел их был открыт и доведен до сведения тысяченачальника племянником Павла. Продолжая уважать и охранять в Павле римского гражданина, тысяченачальник отправил его в ночь пред днем, в который заговорщики рассчитывали привести свой замысел в исполнение, под сильной охраной в Кесарию к прокуратору Иудеи Феликсу с таким письмом: «Сего человека схватили и были готовы убить; я, пришедши с воинами, отнял его, узнав, что он римский гражданин. Потом, желая узнать, в чем обвиняют его, привел его в синедрион их и нашел, что его обвиняют в спорных мнениях, касающихся закона их, но что нет в нем никакой вины, достойной смерти или оков. А как до меня дошло, что иудеи злоумышляют на этого человека, то я немедленно послал его к тебе, приказав и обвинителям говорить на него пред тобою». Феликс обещал Павлу рассмотреть его дело, когда явятся его обвинители, а до тех пор оставил его под стражею.

Через пять дней явились в Кесарию обвинители Павла – первосвященник Анания со старейшинами и ритором Тертуллом, который и держал пред проконсулом обвинительную речь против Павла. «Всегда и везде, – говорил Тертулл Феликсу, – со всякою благодарностию признаем мы, что тебе, достопочтенный Феликс, обязаны мы многим миром и твоему попечению благоустроением сего народа. Но чтобы много не утруждать тебя, прошу тебя выслушать нас кратко, со свойственным тебе снисхождением. Нашедши сего человека язвою общества, возбудителем мятежа между иудеями, живущими по вселенной, и представителем назорейской ереси, который отважился даже осквернять храм, мы взяли его и хотели судить его по закону нашему. Но тысяченачальник Лисий, пришедши, с великим насилием взял его из рук наших и послал к тебе, повелев и нам, обвинителям его, идти к тебе. Ты можешь сам, разобрав, узнать от него о всем том, в чем мы обвиняем его». И иудеи подтвердили сказанное Тертуллом. Павел же, когда правитель дал ему знак говорить, отвечал: «Зная, что ты многие годы справедливо судишь народ сей, я тем свободнее буду защищать мое дело. Ты можешь узнать, что не более двенадцати дней тому, как я пришел в Иерусалим для поклонения. И ни в святилище, ни в синагогах, ни по городу они не находили меня с кем-либо спорящим или производящим народное возмущение, и не могут доказать того, в чем теперь обвиняют меня. Но в том признаюсь тебе, что по учению, которое они называют ересью, я действительно служу Богу отцов моих, веруя всему написанному в законе и пророках, имея надежду на Бога, что будет воскресение мертвых, праведных и неправедных, чего и сами они ожидают. Посему и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми. После многих лет я пришел, чтобы доставить милостыню народу моему и приношения. При сем нашли меня, очистившегося в храме не с народом и не с шумом. Это были некоторые асийские иудеи, которым надлежало бы предстать пред тебя и обвинять меня, если что имеют против меня. Или пусть сии самые скажут, какую нашли они во мне неправду, когда я стал пред синедрионом. Разве только то одно слово, которое громко произнес я, стоя между ними, что за учение о воскресении мертвых я ныне судим вами» (Деян.24:3–21).

Выслушав обвинителей и самого Павла, Феликс отсрочил дело, не найдя вины в Павле, но ожидая, что тот предложит ему деньги.

По прошествии же двух лет его сменил Порций Фест. С новым правителем ожила надежда врагов Павловых. Едва Фест, преемник Феликса, явился в Иерусалим, как первосвященник и знатнейшие из иудеев явились к нему с жалобами на Павла и просили его вызвать апостола на суд к ним в Иерусалим, злоумышляя убить его на дороге. Но Фест не исполнил их просьбы, а предложил им явиться для суда в Кесарию, где Павел находился под стражею, куда он и сам намерен был возвратиться. Вследствие этого, когда он возвратился в Кесарию, явились туда и обвинители Павла. Открылся снова суд над Павлом, и снова пришедшие из Иерусалима иудеи начали обвинять его пред прокуратором; но многие и тяжкие обвинения их остались бездоказательны. Фест мог бы освободить Павла, но как иудеи противоречили, то он, желая угодить им, спросил апостола, не хочет ли он, чтобы суд над ним перенесен был в Иерусалим. Но Павел отвечал: «Я стою пред судом кесаревым, где мне и следует быть судимому. Иудеев я ничем не обидел, как и ты хорошо знаешь. Ибо, если я не прав и сделал что-нибудь достойное смерти, то не отрекаюсь умереть, а если ничего того нет, в чем они обвиняют меня, то никто не может выдать меня им. Требую суда кесарева». Фест не мог не исполнить требования Павла и решил отправить его в Рим на рассмотрение Августово.

Между тем как Фест ожидал случая отправить Павла вместе с другими узниками в Рим к кесарю, в Кесарию прибыл для поздравления Феста с должностью иудейского правителя вассальный царь халкидский, Агриппа, с сестрой своей Вереникой. Прибытие их послужило для Павла поводом еще раз торжественно засвидетельствовать пред лицом иудеев о Христе. Молодой царь Агриппа II, как иудей, был сведущ в делах веры иудейской. Фест надеялся, что если он представит теперь своему гостю Павла, то будет иметь возможность что-нибудь определеннее написать о нем в Рим. Рассказ Феста о Павле и в Агриппе возбудил охоту выслушать самого Павла. Фест назначил собрание, в котором должны были присутствовать Агриппа, Вереника, тысяченачальники и все почетные граждане кесарийские. Когда Павел был приведен в это собрание, то Фест сказал: «Царь Агриппа и все присутствующие с вами мужи! Вы видите того, против которого все множество иудеев приступали ко мне в Иерусалиме и здесь кричали, что ему не должно более жить. Но я нашел, что он не сделал ничего достойного смерти; и как он сам потребовал суда у Августа, то я решился послать его к нему. Я не имею ничего верного написать о нем государю; посему привел его пред вас и особенно пред тебя, царь Агриппа, дабы, по рассмотрении, было мне что написать. Ибо мне кажется, нерассудительно послать узника и не показать обвинений на него». После этого Агриппа дал позволение Павлу защищать себя, и он, простерши вверх руку, начал говорить так: «Царь Агриппа, почитаю себя счастливым, что сегодня могу защищаться пред тобою во всем, в чем обвиняют меня иудеи, тем более, что ты знаешь все обычаи и спорные мнения иудеев. Посему прошу тебя выслушать меня великодушно. Жизнь мою от юности моей, которую сначала проводил я среди народа моего в Иерусалиме, знают все иудеи; они издавна знают обо мне, если хотят свидетельствовать, что я жил фарисеем по строжайшему в нашем вероисповедании учению. И ныне я стою пред судом за надежду на обетование, данное от Бога нашим отцам, которого исполнение надеются увидеть наши двенадцать колен, усердно служа Богу день и ночь. За сию-то надежду, царь Агриппа, обвиняют меня иудеи. Что же? Неужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых? Правда, и я думал, что мне должно много действовать против имени Иисуса Назорея. Это я делал в Иерусалиме»… После этого ап. Павел описал, как он гнал христиан в Иерусалиме, затем, как явился ему чудесно Иисус Христос во время путешествия в Дамаск, и продолжал: «Я не воспротивился небесному видению. Но сперва жителям Дамаска и Иерусалима, потом всей земле иудейской и язычникам проповедовал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния. За это схватили меня иудеи в Храме и покушались растерзать. Но получив помощь от Бога, я до сего дня стою, свидетельствуя малому и великому, ничего не говоря, кроме того, о чем пророки и Моисей говорили, что это будет, т. е., что Христос имел пострадать и, восстав первый из мертвых, возвестил свет народу иудейскому и язычникам». Когда ап. Павел так защищался, Фест, которому слова его показались странными и несбыточными, громким голосом сказал: «Безумствуешь ты, Павел. Большая ученость доводит тебя до сумасшествия». – «Нет, достопочтенный Фест, – отвечал апостол, – я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла. Ибо знает об этом царь, пред которым и говорю смело. Я отнюдь не верю, чтобы от него было что-нибудь из сего скрыто, ибо это не в углу происходило. Веришь ли, царь Агриппа, пророкам? Знаю, что веришь». Слова эти так сильно подействовали на Агриппу, что он, как бы невольно, сказал: «Ты немного не убеждаешь меня сделаться христианином». – «Молил бы я Бога, – отвечал на это Павел, – чтобы мало ли, много ли, не только ты, но и все слушающие меня сегодня, сделались такими, как я, кроме этих уз». После этих слов все присутствующие встали и, отошедши, рассуждали о деле Павла, Агриппа решительно объявил Фесту, что, по его мнению, Павел совершенно невинен и что его можно было бы освободить, если бы он уже не потребовал суда кесарева. Поэтому решено было отправить его в Рим.

Для препровождения Павла вместе с прочими узниками в Рим назначен был сотник августова полка, именем Юлий, человек кроткий и человеколюбивый. Корабль, на котором поместили узников, плыл не в Италию, а в приморские города Азии. Сотник избрал его по причине недостатка кораблей, плывущих в Рим, в той надежде, что в какой-нибудь пристани на пути найдется корабль, идущий в Италию. Время было осеннее, неудобное для плавания. На другой день приплыли в Силон. Сотник так расположен был к Павлу, что позволил ему без всякой стражи идти к тамошним христианам и воспользоваться их усердием, чтобы запастись для себя и для своих спутников необходимым для далекого путешествия. Когда корабль отправился далее, то по причине противных ветров он не мог продолжать плавание около берегов Сирии и Малой Азии, а должен был пристать сначала к острову Кипр, откуда направился и прибыл в Миры Ликийские – приморский город в малоазиатской провинции Ликии. Здесь сотник нашел один александрийский купеческий корабль, отправляющийся в Италию, на который и пересадил узников. Плавание было неблагоприятно. Противные ветры непрестанно усиливались. Корабль подвигался медленно, с большой опасностью и затруднениями. Когда пристали к одному месту, называемому «Хорошие пристани», Павел советовал здесь перезимовать, говоря: «Мужи! Я вижу, что плавание будет с затруднениями и с большим вредом не только для груза и корабля, но и для нашей жизни». Но сотник более доверял кормчему и начальнику корабля, чем словам Павла. И так как эта пристань неспособна была к перезимованию, то решились доплыть для зимовки до критской пристани Финика, наиболее обезопасенной от ветров. Поэтому, когда подул южный ветер, неопасный для плавания, то отправились и поплыли поблизости Крита. Но немного спустя поднялся ураган и начал носить корабль по волнам моря. Все обычные в этих случаях средства сохранить корабль на поверхности воды и переждать бурю были употреблены, но безуспешно: многие дни не видно было ни солнца ни звезд по причине сильной бури и, наконец, исчезла всякая надежда на спасение. Несчастные не вкушали пищи от страха и отчаяния, каждую минуту ожидая смерти. Один Павел не знал страха и ободрял спутников, убеждая, что они спасутся. «Мужи! – говорил он им, – Надлежало послушаться меня и не отходить от Крита, чем и избежали бы этих затруднений и вреда. Теперь же убеждаю вас ободриться, потому что ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль. Ибо ангел Бога, Которому я служу, явился мне в эту ночь и сказал: «Не бойся, Павел, тебе должно предстать пред кесаря: и вот, Бог даровал тебе всех, плывущих с тобою. Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано. Нам должно быть выброшенным на какой-нибудь остров». Но не во многих на корабле слова Павла поселили доверие к себе и ободрение, и менее всего в матросах. Поэтому они, когда после четырнадцати дней бурного плавания оказались признаки, что корабль приближается к какому-то берегу, хотели было при помощи лодки бежать с корабля, чтобы, если корабль будет разбит о берег, не погибнуть вместе с другими. Делая вид, будто хотят бросить якори с носа, они начали спускать в море лодку. Но Павел уразумел их намерение и сказал сотнику, что если корабль останется без матросов, спасение невозможно. Тогда воины отсекли веревки у лодки, которая после этого упала и была угнана волнами от корабля. Павел же стал ободрять и успокаивать всех уверением, что ни у кого не пропадет и волос с головы, и убеждал позаботиться о подкреплении себя пищей, что после четырнадцати дней постоянного отчаянного страха заставлявшего совершенно забывать о пище, для всех решительно было необходимо. На этот раз слова и пример Павла подействовали, и все, ободрившись, вслед за ним приняли пищу. На другой день завидели отлогий берег какого-то залива и туда направили корабль; но попали на косу, и корабль сел на мель. Нос корабля увяз и остался недвижим, а корма разбилась силой волн. Чтобы узники не разбежались, воины хотели их умертвить; но сотник, желая спасти Павла, удержал их от этого намерения, а чтобы кто-нибудь из узников, выплыв, не убежал, для этого он велел умеющим из воинов плавать первыми высадиться к берегу и образовать из себя охранную стражу по берегу. После этого и все прочие, плывшие на корабле, кто на досках, кто на обломках корабля, поплыли к берегу и таким образом все спаслись на землю.

Земля, на которую буря выбросила Павла, был остров Мелит. Жители его приняли потерпевших кораблекрушение весьма человеколюбиво. Для обсушения их был разведен на берегу огонь. В то время как Павел вместе с другими клал хворост на огонь, ехидна, выползши из сухих прутьев, обвилась вокруг руки его. Увидя это, мелитийцы говорили друг другу: «Верно, этот человек – убийца, когда его, спасшегося от моря, суд Божий не оставляет жить». Но Павел, стряхнув змею в огонь, не потерпел никакого вреда. После этого мелитийцы переменили свои мысли и говорили про Павла, что он – Бог. Около того места находились поместья Публия, начальника острова. Он принял потерпевших кораблекрушение к себе и в продолжение трех дней дружелюбно угощал их. В это время отец Публия лежал, страдая горячкою и болью в животе. Павел вошел к нему, помолился и, возложив на него руки свои, исцелил его. После этого чудесного исцеления к Павлу стали стекаться все больные острова, и он исцелял их. Из благодарности за такое благодеяние островитяне оказывали путешественникам всевозможные почести и при отъезде снабдили всем нужным.

В Мелите ап. Павел со своими спутниками и прочими узниками пробыл три месяца – до окончания бурного времени осенью и в начале зимы. После же того, как плавание стало безопасным, они посажены были на один александрийский корабль, зимовавший на острове, и прибыли в Сиракузы, приморский город на острове Сицилии, а отсюда в Ригию и, наконец, в Путеолы, близ Неаполя. Здесь сотник высадил своих узников, чтобы отправиться в Рим сухим путем.

В Путеолах нашлись братья-христиане, которые упросили ап. Павла пробыть у них несколько дней. Пользуясь расположением к себе сотника, Павел мог исполнить их желание, и остался в Путеолах семь дней. Вследствие такого продолжительного пребывания апостола в Путеолах римские христиане успели получить весть о нем, и некоторые из них вышли к нему навстречу, одни до так называемых трех гостиниц, местечка, отстоявшего на 15 верст от Рима, другие до Аппиевой площади, небольшого городка в 60 верстах от Рима. Это выражение любви и почтения к великому апостолу глубоко тронуло его: оно возбудило в душе его радостное благодарение к Богу и ободрило его.

Когда узники достигли Рима, сотник передал узников военачальнику, который Павлу позволил жить особо, в наемном доме, под легкой стражей. Через три дня Павел созвал знатнейших из иудеев, и когда они сошлись, сказал им: «Мужи братия! не сделав ничего против народа или отеческих обычаев, я в узах Иерусалима предан в руки римлян. Они, судив меня, хотели освободить, потому что нет во мне никакой вины, достойной смерти. Но так как иудеи противоречили, то я принужден был требовать суда у кесаря, впрочем, не с тем, чтобы обвинить в чем-либо мой народ. По этой причине я и призвал вас, чтобы убедиться и переговорить с вами, ибо за надежду израилеву обложен я этими узами». В ответ на речь апостола иудеи отвечали: «Мы ни писем не получали о тебе из Иудеи ни из приходящих братьев никто не известил о тебе и не сказал чего-либо худого. Впрочем желательно нам слышать от тебя, как ты мыслишь; ибо известно нам, что об этом учении везде спорят». Исполняя желание иудеев, Павел назначил им день, в который они и собрались к нему. Апостол целый день беседовал с ними, излагая им истинное понятие о Царствии Божием и свидетельствуя из закона Моисеева, и пророков, что царство это уже наступило, что царь его явился в лице Иисуса.

Согласно заявленному пред иудеями намерению своему перенести проповедь о Христе к язычникам, ап. Павел после того стал принимать к себе всех приходящих иудеев и язычников, всем проповедывать Царствие Божие и всех учить о Господе Иисусе. Так он действовал в Риме целых два года, живя на своем иждивении, которое ему доставляло усердие верующих, и проповедуя о Христе с дерзновением невозбранно.

О дальнейшей его жизни и деятельности до нас не сохранилось прямых известий. Есть основание думать, что по прошествии двух лет он был освобожден от уз (Флп.1:25). Наконец около 67–68 года, в царствование жестокого Нерона, апостол снова был заключен в узы в Риме и потом усечен мечом.

Святой первоверховный апостол Павел в разное время апостольства своего написал четырнадцать посланий: к римлянам, к коринфянам два, к галатам, к ефесянам, к филиппийцам, к колоссянам, фессалоникийцам (солунянам) два, к Тимофею два, к Титу, Филимону и к евреям.

Послание ап. Павла к римлянам. Написано в Коринфе пред последним путешествием апостола в Иерусалим на языке греческом. Слава Римской Церкви, которой Павел в то время не имел еще случая видеть, и соблазнительные споры христиан из иудеев и христиан из язычников о взаимных преимуществах, подали апостолу случай особым посланием утвердить их в вере. Поэтому в послании к римлянам, осудив язычника с его мудростью и иудея с его законом, он предлагает учение оправдания человека чрез веру и обещает равное от Бога помилование иудеям и язычникам.

Послание ап. Павла к коринфянам первое. Это послание написано в Ефесе вскоре после первого пребывания апостола в Коринфе, вследствие полученных им известий о возникших в коринфской церкви распрях и соблазнах. В нем содержится обличение распрей и увещание к единодушию, обличение сладострастия и некоторых соблазнов, разрешение недоумений о супружестве, остережение от всего идоложертвенного, наставления о благочинии мужей и жен в благочестивых собраниях, учение о дарованиях духовных, о значении любви христианской, о воскресении мертвых.

Второе послание ап. Павла к коринфянам написано в Македонии, спустя около года после первого. Чтобы узнать действие первого послания, апостол послал в Коринф Тита и, узнав от него, что оно принято с благоговением, но что некоторые иудейские лжеучители стараются поколебать доверие коринфян к Павлу, он написал второе послание к коринфянам, в котором повествует о своих евангельских подвигах, изъясняя в то же время преимущества и обетования Нового завета, убеждая к чистоте жизни и благотворению. Потом излагает преимущества своего служения, свои бедствия и свои откровения.

Послание к галатам. После того как ап. Павел просветил галат светом евангелия, некоторые из иудействующих христиан убеждали их обрезываться, и тем произвели раскол в церкви галатийской. Огорченный непостоянством галат, Павел написал к ним послание из Ефеса во время двухлетнего в нем пребывания. В этом послании он оправдывает свое учение своею историею и сношениями, которые имел с другими апостолами, изъясняет Ветхий завет в его отношении к Новому и, возвещая христианскую свободу, научает употреблять ее для совершения добрых дел.

Послание к ефесянам. Написано в Риме в узах. Целью послания было отвратить ефесян от идолослужения, волхвования, своеволия и т.д.

Послание к филиппийцам. Написано во время первого пребывания ап. Павла в Риме. Краткое повествование об узах Павла, убеждение к единодушию и преданности воле Божией, остережение от лжеучителей иудействующих и, наконец, одобрение благочестивой щедрости филиппийцев, – составляют содержание этого послания, исполненного чувством евангельской любви.

Послание к колоссянам. В этом послании Павел превозносит лицо и искупительные заслуги Иисуса Христа, ветхозаветным обрядам противополагает нового духовного человека и изображает обязанности общественные и поведение христианина.

Послание к фессалоникийцам первое. Неизвестно, когда писано это послание, но вероятнее всего в Коринфе около 52 г. по Р.Х. (Деян.18:5, 1; Сол.3:6). Здесь апостол хвалит веру и терпение солунян, учит их святости, бдению, в ожидании неизвестного дня пришествия Господня и христианскому поведению в церкви.

Послание к фессалоникийцам второе. Это послание написано вскоре после первого, вследствие распространившегося мнения о скором пришествии Господа Иисуса Христа. Здесь апостол утешает гонимых и презираемых за веру Христову и описывает признаки второго пришествия Христова.

Послание к Тимофею первое. Отправляясь из Ефеса в Македонию, апостол Павел оставил Тимофея со властию епископа в Ефесской Церкви и потом для наставления его в этом служении и в остережение от ложного просвещения, написал к нему это послание после первого путешествия своего в Рим. В этом послании содержатся, главным образом, правила, относящиеся преимущественно к лицам, посвященным в служение Церкви.

Послание к Тимофею второе. Написано во время пребывания Павла в Риме в узах. Среди гонения, будучи оставлен ближними, апостол убеждает возлюбленного ученика своего к верному прохождению его служения. Затем, предсказывая развращение последних дней, обращает его внимание на богодухновенное писание и, упомянув о своих последних страданиях, призывает его к себе.

Послание к Титу. В этом послании, написанном апостолом Павлом после первых уз в Риме, содержатся правила, которым Тит, как предстоятель Церкви Критской, должен следовать в избрании пресвитеров и которые он должен внушать народу.

Послание к Филимону. Онисим, раб Филимона, убежавший в Рим, обратился здесь к вере Христовой. Возвращая его, ап. Павел посылает это примирительное послание. При этом присовокупляет повеление уготовать ему обитель и помещение.

Послание к евреям. Это послание написано ап. Павлом во время первых уз в Риме, когда он надеялся на скорое свое избавление. В этом послании, изобразив божественное величие лица и служение Иисуса Христа, ап. Павел призывает всех в его духовный покой; затем, сравнив священства Мелхиседеково, Левитское и Иисусово, научает искать оправдания в последнем и в духовном Богу служении. После этого, показав преимущество веры в примерах ветхозаветных праведников, возбуждает к подражанию им и Господу и заключает нравственными наставлениями.

Память св. первоверховного апостола Павла празднуется Православной Церковью, одновременно с памятью ап. Петра, 29 июня.

В честь св. 12-ти апостолов с самых древних времен христианства установлен праздник. Память эта празднуется 30-го июня.

II. ЖИЗНЬ, ТРУДЫ И СТРАДАНИЯ СЕМИДЕСЯТИ АПОСТОЛОВ ХРИСТОВЫХ

Предварительные сведения о 70-ти апостолах

Собор семидесяти апостолов празднуется св. Церковью 4-го января, их имена:

Св. Иаков, брат Господень, Марк евангелист, Лука евангелист, Клеопа, брат Иосифа обручника, Симеон, сродник Господень, Варнава, бывший прежде Иосия, Иосий или Иосиф, нарицаемый Варсава и Иуст, Фаддей, Анания, Стефан первомученик, Филипп, Прохор, Никанор, Тимон, Пармен, Тимофей, Тит, Филимон, Онисим, Епафрас, Архип, Сила, Силуан, Крискент, Крисп, Епенет, Андроник, Стахий, Амплий, Урван, Наркис, Апеллий, Аристовул, Иродион, Агав, Руф, Асинкрит, Флегонт, Ерм, Патров, Ермий, Лин, Гаий, Филолог, Лукий, Иасон, Сосипатр, Олимпан, Тертий, Эраст, Куарт, Евод, Онисифор, Климент, Сосфен, Аполлос, Тихик, Епафродит, Карп, Кодрат, Марк, именуемый Иоанн, Зина, Аристарх, Пуд, Трофим, Марк, племянник Варнавин, Артема, Ахила, Фортунат и Ахаик.

По избрании двенадцати апостолов, Господь наш Иисус Христос избрал еще семьдесят меньших апостолов для благовестия Христова. Избрав их, он разослал их пред собою по двое в каждый город и в каждое местечко, куда Сам хотел идти, и при этом заповедал им: «Жатвы много, а делателей мало; итак, молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву свою. Идите: Я посылаю вас, как агнцев среди волков. Не берите ни мешка, ни сумы, ни обуви и никого на дороге не приветствуйте. В какой дом войдете, сперва говорите: мир дому сему. И если там будет сын мира, то почиет на нем мир ваш, а если нет, то к вам возвратится. В доме же том оставайтесь, ешьте и пейте, что у них есть: ибо трудящийся достоин награды за труды свои; не переходите из дома в дом. И если придете в какой город и примут вас, ешьте, что вам предложат. И исцеляйте находящихся в нем больных и говорите им: приблизилось к вам Царствие Божие. Если же придете в какой город и не примут вас, то, вышедши на улицу, скажите: и прах, прилипший к нам от вашего города, отрясаем вам; однако ж знайте, что приблизилось к вам Царствие Божие. Сказываю вам, что Содому в день оный будет отраднее, нежели городу тому… Слушающий вас, Меня слушает и отвергающийся вас, Меня отвергается, а отвергающийся Меня, отвергается и Пославшего Меня». Исполнив возложенное на них Господом великое дело благовестия Христова, семьдесят апостолов возвратились с радостью и говорили своему божественному Учителю: «Господи! И бесы повинуются нам о имени Твоем». Господь отвечал им на это: «Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию. Се даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию; и ничто не повредит вам. Однако же тому не радуйтесь, что духи вам повинуются; но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах». И в тот час Иисус возрадовался духом и сказал: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых, разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благословение». И, обратившись к апостолам, Христос продолжал: «Все предано Мне Отцом Моим; и кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын восхощет открыть… Блаженны очи, видящие то, что вы видите! Ибо сказываю вам, что многие пророки и цари, желая видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали» (см.: Лк.10:1–24).

Имена семидесяти апостолов, избранных Христом проповеди евангельской, не открыты в евангельском сказании, так же как и в других новозаветных писаниях. Несомненно лишь, что первоначальный лик семидесяти апостолов, которых избрал Сам Господь, впоследствии изменил свой состав, так что в числе ныне чествуемых Церковью семидесяти апостолов, есть такие, которых Сам Христос непосредственно не посылал на проповедь, равно как нет некоторых из тех, которых избрал Господь. По свидетельству св. евангелиста Иоанна Богослова многие из учеников Христовых отошли от Него впоследствии, что дало повод Господу обратиться к двенадцати с вопросом: «Не хотите ли и вы отойти?» (Ин.6:66–67). Мы знаем также из евангельских сказаний, что когда приблизилось вольное страдание Господа нашего Иисуса Христа, то число учеников Его чрезвычайно уменьшилось, и не только из семидесяти учеников едва несколько осталось при Нем, но и из двенадцати отпал один. По Воскресении Христовом лик двенадцати апостолов дополнился Матфием; но лика семидесяти апостолов еще, несомненно, не было. Впоследствии он мало-помалу наполнился из вновь уверовавших чрез проповедь двенадцати апостолов, из их ближайших учеников и сотрудников.

Имена семидесяти апостолов, ныне чествуемые Церковью и известные нам из церковного месяцеслова, заимствованы из сказания о семидесяти апостолах позднейшего происхождения и приписываемого св. священномученику Дорофею, епископу Тирскому. Но один из списков этого сказания включает в число семидесяти апостолов таких, которых нет в нашем месяцеслове и из которых иные, по свидетельству писаний апостола Павла, отпали от веры Христовой (2Тим.1:15, 4:10 и др.). Наш месяцеслов следует в перечислении имен семидесяти апостолов другому списку, известному также под именем сказания Дорофеева25). Принадлежит ли это последнее сказание св. Дорофею и принадлежат ли перечисленные в нем имена семидесяти апостолам, мы не имеем подтверждения этому еще нигде, кроме всеобщего верования Церкви Православной. Довольно для нас и того, что лица, внесенные из этого списка в месяцесловы, действительно были современниками двенадцати апостолов, что сами апостолы особенно чтили их в своих посланиях, как преимущественных сынов той или другой Церкви, следовательно, после двенадцати апостолов – это первые камни, на которых наздана была вселенская Церковь. Естественно чтить их и последующим христианам, естественно, что Церковь Православная внесла имена их в месяцеслов, как семидесяти апостолов.

По другим известиям лик меньших апостолов Христовых состоял не из 70-ти, а из 72-х. К числу семидесяти: причисляют еще Дионисия Ареопагита и Симеона святого, именуемого Нигером. Имена их перечисляет св. Епифаний, говоря о лике апостолов. Св. Иоанн Дамаскин в Осмогласнике пятого гласа в среду за вечерней вспоминает после двенадцати апостолов собор семидесяти двух апостолов: «всехвальная десятница со двоицею показася совершенно зовяще единоревнительный собор семидесяти и дву»… Это число имеет основание и в том, что, по изъяснению некоторых толковников, в евангельском сказании Луки об избрании семидесяти апостолов, – в некоторых списках состоит не 70, а 7226). Во всяком случае, православного христианства не должно смущать размышление о том, было ли 70 или 72 апостола, потому что все святые, входящие в состав этого собора, достойны имени апостола Христова и должны быть чествуемы именно как апостолы, как непосредственные ученики и ближайшие сотрудники двенадцати апостолов в деле благовестия Христова и наздания Церкви Вселенской.

Св. апостол Иаков, брат Господень по плоти

Св. апостол Иаков, брат Господень по плоти (Мф.13:5, Гал.1:19), был сыном Иосифа, обручника Пресвятой Девы Марии, от первой жены. Он же известен под именем Иакова «малого», или «меньшего» (Мк.15:40). Его должно отличать от Иакова Заведеева, память которого празднуется 30 апреля, и от Иакова Алфеева, память которого 9 октября.

Св. Иаков, принадлежащий к лику семидесяти апостолов Христовых, называется братом Господним по плоти, как сын обручника Богоматери, считавшегося отцом Христа. Предание к этому прибавляет, что когда еще Иисус Христос был отроком, Иосиф Обручник разделял землю свою между сыновьями, которых имел от первой жены, и при этом хотел и Христу уделить некоторую часть; но сыновья Иосифа не согласились на это, и только Иаков взял Христа сонаследником к своей части, после чего и стал известен под именем «брата Господня»27). Еще ранее этого Иаков вместе с своим отцом и святым семейством находился в Египте, когда, по повелению ангела, Иосиф удалился туда для сохранения божественного Младенца Иисуса от преследований царя Ирода.

Св. апостол Иаков был назореем от самого рождения. Он вел жизнь очень строгую и неустанно пребывал в молитве и посте. На сон он употреблял очень малое время, и целые ночи проводил в молитвенном бдении, так что от частого коленопреклонения кожа у него на коленях огрубела и стала, как верблюжья. Св. Иаков носил на теле своем жесткую власяницу, пил одну только воду, и то в малом количестве, никогда не употреблял вина и сикера, не ел ничего мясного, не вкушал даже масла и молока, а только один хлеб, не стриг волос, не умащался елеем и не мылся в бане. Чистоту своего девства он непорочно соблюдал до самой кончины своей.

Когда Господь наш Иисус Христос выступил на общественную деятельность, проповедуя Евангелие Царствия Божия, Иаков пошел вслед за Ним и сделался Его ревностным учеником и апостолом. В продолжение страстей Христовых св. Иаков скрывался в одной пещере, в долине Иосафатовой, дав обет не вкушать пищи до тех пор, пока Господь не воскреснет из мертвых. По Воскресении Своем Господь удостоил Иакова Своего особенного явления (1Кор.15:7). Он явился ему, как повествуют, в той самой пещере, в которой св. апостол постился, с верою ожидая Воскресения Христова. Поэтому впоследствии, в первые века христианства, пещера та была обращена в храм, и теперь ее еще показывают благочестивым паломникам, посетившим Святую Землю28).

После вознесения Господа Иисуса Христа на небо и сошествия Святого Духа, св. апостол Иаков на 34-м году своей жизни был поставлен первым епископом Иерусалимской Церкви, по свидетельству предания избранный к этому и посвященный Самим Христом во время Его земной жизни29). По словам древних христианских писателей, ближайших ко времени апостольскому (Климент Александрийский), по вознесении Спасителя, Петр, Иаков Заведеев и Иоанн, хотя и предпочтенные от Господа, не стали спорить о чести, но избрали Иакова, брата Господня, прозванного за его добродетельную жизнь праведным, епископом и предстоятелем Иерусалимской Церкви30). В этом случае они действовали, конечно, не без воли Господа. Отсюда можно видеть, как Христос любил праведного Иакова и как его уважали св. апостолы. И в последующей истории апостольской Церкви мы видим св. Иакова, брата Господня, во главе апостолов, несмотря на то, что он не принадлежал к числу двенадцати учеников Христовых. Каким глубоким уважением пользовался в первенствующей Церкви св. Иаков, брат Господень, – можно видеть из свидетельств Нового завета. Ап. Павел называет его вместе с апостолами Петром и Иоанном «столпами Церкви» и между ними первым поставляет Иакова (Гал.2:9). Именем Иакова отличен брат его, апостол Иуда, называвшийся «Иаковлевым» (Лк.6:16; Деян.1:13), который соборное послание свое начинает наименованием себя рабом Иисуса Христа и братом Иакова (Иуд.1:1), и тем показывает особенную важность апостола Иакова в Церкви апостольской. На соборе апостольском, бывшем в Иерусалиме около 50 года по Рождестве Христовом для решения вопроса: должно ли обращающихся принуждать к обрезанию и соблюдениям ветхозаветного закона обрядового, председательствовал Иаков, епископ Иерусалимский. После долгих споров и рассуждений, после речи ап. Петра и рассказа Павла и Варнавы об успехах их проповеди среди язычников, св. Иаков заключил соборные рассуждения своей речью, в которой в определенных чертах предложил свое суждение по поднятому вопросу: «Мужи братия! Послушайте меня, – сказал он собранию. – Симон изъяснил, как Бог первоначально призрел на язычников, чтобы составить из них народ во имя Свое. И с сим согласны слова пророков, как написано: потом обращусь и воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, воссоздам и исправлю ее, чтобы взыскали Господа прочие человеки и все народы, между которыми возвестится имя Мое, говорит Господь, творящий все сие (Ам.9:11–12). Ведомы Богу от вечности все дела Его. Посему я полагаю не затруднять обращающихся к Богу язычников, а написать им, чтоб они воздерживались от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови и чтобы не делали другим того, чего не хотят себе» (Деян.15:13–20). Это суждение всеми уважаемого праведного Иакова принято было всем собором и утверждено ощутительным изволением Св. Духа (Деян.15:28). Около этого же времени св. апостол Павел, желая проверить чистоту своего учения, обратился к апостолам, которых он считал столпами Церкви Христовой, он наедине предложил Петру, Иакову брату Господню, и Иоанну благовествование, проповедуемое им язычникам. Иаков вместе с Петром и Иоанном не нашел в нем ни излишества ни недостатка и признал в нем великого учителя языков (Гал.2:10). С таким же уважением относился ап. Павел к св. Иакову и впоследствии. Когда перед первыми узами своими он прибыл в Иерусалим, то первым долгом счел отправиться к св. Иакову и рассказать ему, как столпу Церкви Христовой и предстоятелю старейшей Церкви Иерусалимской о том, что сотворил Бог у язычников служением его (Деян.21:18–19). Тогда же собрались у Иакова все пресвитеры Иерусалимской Церкви и много верующих.

Но не только среди христиан апостольской Церкви пользовался св. Иаков глубоким уважением. Его добродетельная, строго-подвижническая жизнь везде стяжала ему славу святого человека; все, даже неверные иудеи, уважали его за святость и необыкновенную красоту. Его называли «праведным», утверждением верующих, защитою и оплотом народа. Об уважении, какое приобрел ап. Иаков у нехристиан, можно судить по тому, что, например, иудейские начальники позволяли ему входит в ту часть Храма иерусалимского, которая называлась Святая Святых. Первосвященники иудейские входили туда только раз в год, а Иаков мог во все часы дня и ночи молиться там. В храм входил он один; и его находили там стоящим на коленях и молящимся об отпущении грехов народу.

Тридцать лет был ап. Иаков епископом иерусалимской церкви. Многие не только из народа, но и из старейшин и начальников иудейских уверовали в проповедуемое св. Иаковом евангельское учение. К нему постоянно собиралось множество народа, одни, желая послушать его учения, другие – хотя бы прикоснуться к краю одежды его. Слово Божие чрез проповедь св. Иакова быстро растилось и множилось. Церковь Христова с каждым днем приобретала множество уверовавших. Наконец распространение евангелия св. Иаковом возбудило против него ожесточенную злобу фарисеев. Вместе с новым первосвященником Ананием, упорным врагом христиан, они задумали погубить праведного старца и надеялись гонением остановить ревность исповедников Христовых. Недовольные умножением христиан, они начали кричать и говорить, что скоро, пожалуй, и весь народ признает распятого Иисуса за Христа. Св. Иакова предупреждали, чтобы он перестал благовествовать Иисуса Христа и постарался бы отклонить иерусалимлян от этого учения, иначе его убьют.

Настал праздник Пасхи и в Иерусалиме собралось множество народа. Римский правитель Иудеи Фест, при котором фарисеи боялись приступить к убийствам и жестоким гонениям христиан, в это время умер, а новый правитель еще не был назначен; фарисеи могли безнаказанно совершать свои злодейства. Собравшись к Иакову, они обратились к нему с такой просьбой: «Умоляем тебя, праведный, удержи народ, отврати его от Иисуса, Которым многие прельстились, и в заблуждении признают Его Христом, Сыном Божиим. Вот теперь сошлись все на праздник Пасхи. Просим тебя, вразуми их касательно Иисуса. Мы доверяем тебе, – льстиво добавляли фарисеи, – потому что сами вместе с народом признаем, что ты праведен и беспристрастен. Так убеди же народ не заблуждаться касательно Иисуса. Тебя все послушают, а мы со всеми. Встань на кровлю храма, чтобы сверху ты виден был, и слова твои слышны были бы всему народу». После этого св. ап. Иакова, несмотря на его сопротивление, силою втащили на кровлю храма и с угрозами требовали, чтобы он оттуда говорил с народом, стоявшим на площади. «Праведный, – кричали ему фарисеи и книжники, – тебе все мы должны верить! Вот этот народ в заблуждении следует Иисусу распятому, скажи нам поистине, как ты о Нем думаешь!» Иаков стал отвечать. Но вместо того, чтобы отречься пред всем народом от Иисуса Христа, как желали того фарисеи и книжники, и объявить учение Его ложным, он всенародно исповедал Его Спасителем мира. «Для чего вы спрашиваете меня об Иисусе, Сыне человеческом? – громко воскликнул праведный старец. – Он волею пострадал, был распят, погребен и на третий день воскрес из мертвых. Он сидит ныне одесную Бога, превыше всех сил небесных, и опять придет на землю на облаках небесных судить живых и мертвых». Верующие, которые находились в толпе народа, и многие из иудеев, готовые уверовать во Христа, услыша эти слова, воскликнули: Слава Богу, Осанна Сыну Давидову!» Фарисеи и книжники смутились и говорили между собою: «Худо же мы сделали, доставив Иисусу такое свидетельство: взойдем и сбросим Иакова, чтобы другие, по крайней мере, из страха не поверили ему». С диким криком устремились они на св. Иакова, восклицая: «О, о, праведный прельстился!» Вбежав наверх, они столкнули св. апостола оттуда и начали бросать в него камнями. Сверженный с высокой кровли храма, св. старец упал на острые камни, весь расшибся, но не сразу испустил дух. Собрав остатки сил, он, приподнявшись, стал на колена, поднял руки к небу и начал молиться за своих убийц: «Господи! Отпусти им грех сей, ибо они не ведают, что творят». Между тем озлобленные враги имени Христова метали в апостола камни. Тогда один из сынов Рихавовых, священник, воскликнул: «Перестаньте! Что вы делаете? Праведный за нас молится». Не успел он договорить этих слов, как на апостола бросился из толпы один суконщик и ударил праведного белильным валиком по голове. Честная голова св. мученика Христова была рассечена этим страшным ударом совершенно, так что из нее вытек весь мозг, и праведный Иаков предал дух свой Богу. Он скончался 60 лет отроду. Святое тело его было погребено на месте его мученической кончины. Над его могилой, подле храма, и доселе стоит памятник. Беспристрастные из иудеев, хотя и не веровавшие во Христа, мученическую смерть св. Иакова почитали причиною немедленно после того начавшейся осады и разрушения Иерусалима от римлян, как справедливый суд Божий за убиение праведника31). До того все удивлялись Иакову и уважали его за его праведность!

Мощи св. ап. Иакова были в Константинополе при русском паломнике Антонии в 1200 году в приделе халкопратийского храма, а глава – в храме апостолов. В настоящее время мощи его находятся, по свидетельству некоторых, в Риме, в церкви 12-ти апостолов. В Москве на Старо-Иерусалимском подворье сохраняется часть мощей его, присланная александрийским патриархом Иерофеем в 1853 году.

Св. апостол Иаков, первый, по внушению Святого Духа, написал божественную литургию, которая в настоящее время совершается раз в год в Иерусалиме над гробом его, в день его преставления. Впоследствии свв. Василий Великий и Иоанн Златоуст сократили литургию ап. Иакова, ради немощи человеческой, и в этом сокращенном виде совершается она у нас до настоящего времени. Св. Иаков написал также первое из так называемых соборных посланий. Оно написано около 59 г. по Р.Х. к христианам из иудеев, живущих в рассеянии. Послание Иакова исполнено высокого учения и евангельского духа. Оно состоит из различного рода нравственных наставлений и по общему содержанию своему может быть названо увещанием к терпеливому перенесению страданий.

Память св. апостола Иакова, брата Господня по плоти, совершается Церковью 23-го октября.

Св. апостол и евангелист Марк

Св. Марк был родом еврей и происходил из колена Левиина, от племени священнического. Жил он первоначально в Иерусалиме, в доме матери своей Марии (Деян.12:12). Принятое православной Церковью Предание32) почитает Марка одним из числа 70-ти апостолов Господних. Сохранилось также древнее предание, что св. Марк был тот упоминаемый в Евангелии юноша, который в ночь, когда был предан Спаситель, и все ученики оставили Его, следовал за Христом, обернувшись покрывалом по нагому телу, но, будучи схвачен воинами, оставил покрывало в их руках и нагой бежал от них (Мк.14:51–52). Дом матери св. Марка, Марии, в Иерусалиме служил местом молитвенных собраний для многих верующих иерусалимлян и местом пристанища для некоторых из апостолов. Книга Деяний апостольских свидетельствует, что апостол Петр, после чудесного изведения его из темницы ангелом, пошел в дом Марии, где многие из верующих собрались для молитвы (Деян.12:4–17). Таким образом св. Марк в доме матери своей мог участвовать в собраниях святых апостолов и первых христиан. Особенно в близком общении был он с апостолом Петром, который, для означения такой близости, называет его своим сыном (1Пет.5:13). Св. Марку приходился дядею св. Варнава, – муж, уважаемый в Иерусалимской Церкви, как муж добрый и исполненный Духа Святого и веры (Деян.11:24). Через этого родственника своего Марк сделался известен и другому верховному апостолу, Павлу, когда тот, спустя три года после чудесного обращения своего ко Христу, в первый раз прибыл в Иерусалим. Вступив таким образом в общение с великими апостолами Петром и Павлом, Марк и в последующее время является в числе сотрудников этих верховных апостолов.

Спустя 40 лет с небольшим по Рождестве Христовом, иудеи разграбили имущество иерусалимских христиан, так что те принуждены были терпеть сильный голод. По этому случаю апостол Павел вместе с Варнавой во второй раз приходил в Иерусалим, для доставления тамошним христианам пособия от христиан антиохийских. Исполнив это поручение Церкви верующих в Антиохии, Варнава и Павел, возвращаясь в Антиохию, взяли с собою Марка (Деян.12:25), для того, чтобы сделать его участником в трудах своих. Когда, в том же году, Павел и Варнава предприняли из Антиохии первое апостольское путешествие для проповеди евангелия иудеям и язычникам, то вместе с ними отправился и Марк в качестве их помощника (Деян.13:5). Вместе с ними он был в приморском городе Селевкии, на восточном берегу Средиземного моря; отсюда отплыл на остров Кипр, прошел его с востока на запад, от Саламина до Пафа. В последнем месте он был свидетелем чудесного поражения слепотою по слову св. апостола Павла волхва Вариисуса. Прибыв затем в Малую Азию, в памфилийском городе Пергии, Марк, к немалому огорчению апостола Павла, почему-то оставил его с Варнавою и возвратился в Иерусалим, в дом матери своей (Деян.12:4–13).

В Иерусалиме Марк присоединился к апостолу Петру и вместе с ним в скором времени предпринял путешествие для проповеди евангелия в столицу тогдашнего мира – Рим. Там в это время уже были верующие во Христа. В Рим, как столицу мира, отовсюду приходили по разным гражданским и житейским делам исповедники евангелия, которые и умножили там число верующих во Христа. Апостол Петр своею проповедью и чудесами, при содействии Марка, еще более распространил и утвердил Церковь Христову в Риме, обратив ко Христу многих – как из иудеев, так и из язычников. Ревностные римские христиане, не довольствуясь одной устной проповедью апостолов об Иисусе Христе, убедительно просили спутника Петрова, Марка, оставить и письменный памятник устно преподанного им учения. Марк исполнил это доброе желание и написал для них Евангелие, воспользовавшись тем, что слышал о Христе в различное время от апостола Петра. Св. апостол Петр своим свидетельством утвердил истину написанного Марком Евангелия и одобрил для чтения в церквах. Это Евангелие – вторая по времени написания книга между книгами Нового завета и потому занимает между ними второе место. Так как свое Евангелие св. Марк предназначал для римских христиан, обратившихся к вере во Христа, частью из иудеев, а главным образом, из язычников, то он, ввиду этого, имел намерение раскрыть в Евангелии, что Иисус Христос, в Которого они уверовали, есть воистину Сын Божий и Бог. Такое намерение ясно оправдывается из самых первых слов книги евангелиста Марка: «Начало евангелия Иисуса Христа, Сына Божия»… (Мк.1:1). Сообразно с этим намерением св. Марк в Евангелии своем не столько излагает учение Иисуса Христа, сколько изображает чудесные божественные Его действия, ясно доказывающие в Нем Владыку всех тварей, видимых и невидимых, всемогущего Бога, что особенно убедительно должно было быть для христиан из язычников. Повествование евангельское Марк начинает рассказом о явлении Иоанна Крестителя, который своей проповедью огласил пустыню иудейскую, был «гласом вопиющего в пустыне» и в этом отношении уподобился льву, живущему и рыскающему в пустыне. Поэтому на иконах св. евангелист Марк изображается обыкновенно вместе со львом33).

После апостольских трудов в Риме Марк послан был апостолом Петром для проповеди слова Божия в Аквилею, богатый город на северном берегу Адриатического моря, известный тем, что в нем любили жить римские императоры, и называвшийся потому «вторым Римом». Основав церковь в Аквилее и некоторых других местах на берегу Адриатического моря, Марк, по указанию апостола Петра, отправился в Египет. В этой, смежной с землею иудейской, языческой стране, в которой некогда народ иудейский томился в тяжком рабстве, с давнего времени жило много иудеев: здесь они населяли целые города, имели свои молитвенные собрания, свое верховное судилище, даже храм по подобию храма иерусалимского и при нем священников и левитов, по закону Моисееву. Некогда исполненный здесь по повелению одного из царей египетских перевод ветхозаветных книг св. Писания с еврейского языка на употребительный там греческий, сделал доступным Божественное Откровение самим язычникам, приготовил живших там к принятию христианского учения. Все это обещало успех проповеди св. Марка в Египте. Действительно, когда он, прибыв в Египет, первым из апостолов проповедовал здесь Евангелие, возвещая людям свободу от рабства диавола, подобно тому, как некогда Моисей возвестил здесь сынам израилевым избавление от тяжкого ига фараонова, то при самом же начале его проповеди уверовало во Христа великое множество мужей и жен. В самой Александрии, главном городе Египта, основана была св. Марком Церковь христианская.

Через несколько лет после этого Марк был в Антиохии. В то время святые Павел и Варнава собирались предпринять оттуда второе апостольское путешествие. Марк хотел снова сопровождать их, чего особенно желал дядя его, апостол Варнава; но апостол Павел не решался взять с собою Марка. Тогда и Варнава разлучился с Павлом и вместе с племянником отправился на свою родину, на Кипр, между тем как Павел с другими сотрудниками, продолжал задуманный путь (Деян.15:36–40). Это обстоятельство божественный Промысл обратил на пользу Церкви Христовой: проповедники евангелия пошли в разные стороны и через то привели ко Христу большее число людей. Затем св. Марк во второй раз отправился в Египет, куда, немного спустя, прибыл и св. апостол Петр. Благовествуя в разных странах Египта, апостолы, между прочим, положили основание Церкви Христовой в городе Вавилоне и сопредельных ему местах, оттуда Петр и написал свое первое соборное послание к малоазийским христианам (1Пет.5:13).

В последующее время Марк опять соединился с апостолом Павлом. Во время пребывания апостола Павла в узах в Риме Марк вместе с некоторыми другими лицами разделял благовестнические труды апостола. Это особенно видно из писанного Павлом в то время послания к колоссянам, в котором апостол называет Марка одним из немногих сотрудников своих для Царствия Божия, бывших для него в это время утешением (Кол.4:10, 11; Флп.23). Из того же послания видно, что по просьбе апостола Павла Марк отправился из Рима в Малую Азию, а именно во фригийский город Колоссы (Кол.4:10), вероятно, для противодействия лжеучителям, прельщавшим колосских христиан(Кол.2:8, 18). Когда затем св. апостол Павел во второй раз находился в узах в Риме, то незадолго до своей кончины он вызывал св. Марка вместе с апостолом Тимофеем из Малой Азии в Рим на помощь себе. «Марка возьми и приведи с собою, – писал св. апостол Павел Тимофею, – потому что он мне нужен для служения» (2Тим.4:11). Если Марк успел исполнить это желание апостола, то он мог быть свидетелем мученической кончины в Риме обоих своих учителей, великих апостолов Петра и Павла, которые приблизительно в одно время пострадали за Христа в Риме.

После этого св. Марк снова отправился в Египет для устроения основанной им Церкви. Столица Египта Александрия со своим знаменитым книгохранилищем была средоточием греческой образованности. И там все, даже иудеи, жившие во множестве в Александрии, увлекались языческой ученостью. Для утверждения веры, с целью противодействовать ученым язычникам и иудеям, св. Марк положил в Александрии основание христианскому училищу, прославившемуся в последующей истории Христианской Церкви образованием знаменитых учителей и Отцов Церкви. Заботясь об устроении церковного богослужения, св. Марк передал Александрийской Церкви составленный им чин литургии, который долгое время сохранялся в этой Церкви. Из Александрии апостол предпринимал путешествия для проповеди евангелия во внутренние страны Африки – в Ливию, Марморикию, Аммоникию и Пентаполь. Проповедь его в Египте имела большой успех и весьма благотворное оказывала влияние на жизнь тамошних христиан.

Святой Марк, первый епископ Александрийской Церкви, был и первым ее мучеником. Он пострадал в праздник святой Пасхи, случившийся в одно время с языческим праздником в честь Сераписа. В Александрии существовал уже христианский храм, который построен был близ моря, на месте, называемом Вукул. 24 апреля, когда св. апостол совершал священнодействие, язычники, озлобленные успехом его проповеди, ворвались в церковь, схватили его, обвязали веревками и влачили по улицам и предместьям города, а потом, истерзанного, его ввергли в темницу. В полночь святому страдальцу явился ангел Господень и укрепил его на подвиг мученичества радостной вестью о предстоящем ему блаженстве на небе, а затем и сам Господь утешил его Своим явлением. На следующее утро неистовая толпа народа с яростью извлекла апостола из темницы и опять безжалостно влачила его по улицам города, от чего св. Марк вскоре скончался. Злоба язычников не удовольствовалась смертью апостола, они решили сжечь его тело. Уже разведен был огонь, как внезапный мрак, страшный гром, землетрясение, дождь и град рассеяли пришедшую в смятение толпу язычников. Христиане же с честью предали погребению тело святого апостола. Над мощами св. Марка в IV веке построена была церковь. В первой половине IX века, когда владычество арабов, магометан, и ересь монофизитов совершенно ослабили Православие в Египте, мощи св. евангелиста перенесены были в Венецию, близ которой, в Аквилее, он некоторое время трудился в проповеди Евангелия. Там они и до настоящего времени почивают в великолепном храме, посвященном его имени. Память св. апостола и евангелиста Марка Православная Церковь совершает 25 апреля, в день его мученической кончины.

Св. евангелист Лука

Св. евангелист Лука был родом из Антиохии Сирийской и с юных лет посвятил себя науке. Изучив вполне иудейский закон, он научился также искусству врачевания и познакомился с греческой философией. Он прекрасно знал греческий и египетский языки, сверх сего был хорошим иконописцем. Из Антиохии Лука пришел в Иерусалим в то самое время, когда Господь наш Иисус Христос сеял там семена божественного Своего учения. Лука сподобился увидеть и услышать Спасителя. Семя евангельского учения пало на сердце Луки, по выражению евангельской притчи (Мф.13:8), как на добрую землю и, прозябши, принесло плод сторичный. Услыхав учение Христа, Лука почерпнул оттуда несравненно большую премудрость, чем в греческих и египетских школах, потому что он познал из него истинного Бога, научился веровать в Него и других наставлял вере Христовой. Св. евангелист Лука принадлежал к числу семидесяти апостолов, избранных Самим Господом для благовествования Христова. Принадлежа к лику апостолов, св. Лука ходил пред лицом Господа, уготовляя своею проповедью путь Ему и уверяя людей, что пришел в мир давно ожидаемый Мессия. Во время спасительных страданий Господа, когда поражен был Пастырь и рассеялись овцы стада Его, отторглись от Христа многие из избранных Им учеников, но Лука пребыл верен Ему и скорбел душою о Господе своем, приявшем вольное страдание. По Воскресении своем Господь наш Иисус Христос даровал св. Луке за эти сердечные слезы неописанную радость, о чем он сам рассказывает в Евангелии, не называя себя по имени. В самый день Воскресения Христова св. Лука с другим апостолом Христовым, св. Клеопою, шли в селение Эммаус, находившееся от Иерусалима верстах в одиннадцати. Дорогой они с душевной тоской говорили о страданиях и крестной смерти возлюбленного Учителя и Господа своего. В это время приблизился к ним Сам воскресший Иисус и пошел с ними. Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его. Господь спросил идущих, о чем они рассуждают и отчего так печальны. Лука с Клеопой в ответ рассказали о страданиях и смерти Христа. «А мы надеялись было, – продолжали они,— что Он есть Тот, который должен избавить израиля, но со всем тем уже третий день, как это произошло. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его и пришедши, сказывали, что они видели явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели». Тогда Господь сказал им в ответ: «О несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою!» И, начав от Моисея, из всех пророков, изъяснил им сказанное о Нем во всем Писании. Идя и беседуя с Господом Иисусом, Лука из собственных уст Его почерпнул глубину неизреченной премудрости и, как добрый ученик Христов, научился из этой божественной беседы тайнам Божиим и тем впоследствии обратил многие народы в веру Христову. Но в то время Лука еще не узнал своего Господа в лице Божественного Спутника. При входе в Эммаус Христос показывал вид, что хочет идти далее. Но Лука и Клеопа удерживали его остаться с ними. И когда Господь, возлежа с ними за вечернею трапезою, взяв хлеб, благословил, переломил и подал им, тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Тут пламень божественной любви, крывшийся доселе в сердце св. Луки, обнаружился словами: «Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание». И, вставши в тот же час, Лука и Клеопа возвратились в Иерусалим и рассказали одиннадцати апостолам о явлении им на пути воскресшего Господа. Во время этого рассказа в горнице, где собрались апостолы, явился Сам Христос и преподал собравшимся мир и наставление (см: Лк.24:13–49).

По вознесении Христа на небо, св. Лука, приняв с прочими апостолами Святого Духа, нисшедшего в огненных языках, находился, вероятно, среди прочих апостолов Христовых. Когда же, по убиении св. первомученика Стефана, настало гонение на христиан, и св. апостолы, кроме некоторых, оставили Иерусалим, чтобы проповедывать святое Евангелие в других странах, и была тогда основана Антиохийская Церковь, то и св. Лука отправился из Иерусалима на свою родину, в Антиохию. По дороге туда он проходил с проповедью город Севастию, где находились нетленные мощи св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня. Уходя из Севастии, св. Лука хотел было взять их с собою на родину, но тамошние христиане, усердно почитая Крестителя Господня, не позволили св. Луке взять его св. мощи. Тогда св. Лука взял от них только правую руку, под которую некогда преклонил главу свою Христос, приемля крещение от Иоанна. С этим бесценным сокровищем св. Лука прибыл на свою родину к великой радости тамошних христиан.

В Антиохии св. Лука вступил в число сотрудников св. апостола Павла и сделался участником в трудах и страданиях его при благовествовании Слова Божия со св. Павлом проповедовал имя Христово не только иудеям, но и язычникам и был в Риме, как это видно из книги Деяний св. апостолов. Св. апостол Павел очень любил Луку и в своих посланиях называл его своим братом, возлюбленным врачом (2Кор.8:18–19; Кол.4:14). И св. Лука любил всем сердцем св. Павла и почитал его как своего учителя и отца. Один из всех учеников первоверховного апостола, он был с ним во время предсмертного заключения его в темнице, о чем писал оттуда Павел к Тимофею, призывая его к себе в Рим (2Тим.4:9–10).

После страдальческой кончины св. первоверховного апостола Павла, св. Лука проповедовал слово Божие в Италии, Далматии, Галлии и Греции. Около 84 года по Р.Х. Лука, достигший уже глубокой старости, принявший в продолжение своей жизни многие страдания за имя Христово, посетил Ливию, прошел ее всю и прибыл в верхний Египет. Здесь он умножил паству Христову, обращая язычников ко святой вере; в Александрии рукоположил в тамошние епископы Авилия на место скончавшегося епископа, поставленного св. евангелистом Марком. Возвратясь из Египта, св. Лука проповедовал св. Евангелие в Фивах, главном городе греческой области Биотии, устроил там церкви, поставил там иереев и диаконов и, излечив многих как от телесных, так и от душевных болезней, наконец, приял в этом городе мученический венец от идолопоклонников. За неимением креста его пригвоздили к оливковому дереву. Так окончил жизнь свою св. апостол и евангелист Лука, имея более восьмидесяти лет от рождения.

Тело св. Луки было погребено в Фивах, и Господь, прославляя на земле и по смерти своего апостола и евангелиста, в ознаменование его врачебного искусства ниспосылал дождем на место, где было погребено тело его, целительный каллурий, т. е. лекарственную примочку от глазной болезни. При гробе св. Луки верующие получали исцеления и от многих других болезней по молитвам св. угодника Божия. Во второй половине четвертого века греческий император Констанций, сын Константина Великого, услыхав о целебных мощах св. апостола Луки, послал за ними своего воеводу Артемия. Св. мощи были с великой честью перенесены из Фив в Константинополь. Во время этого перенесения произошло чудо. Один из царских постельничих, Анатолий, лежавший много лет на одре болезни и не получавший от врачей никакого себе облегчения, услышав, что в город вносятся мощи апостола Луки, усердно помолился святому и велел себя нести к мощам его. Едва лишь он, поклонившись с верою, прикоснулся ковчега, в котором лежали св. мощи апостола, как мгновенно получил исцеление, и вместе с другими понес св. мощи в церковь, сооруженную во имя святых апостолов. В ней св. мощи апостола и евангелиста Луки были положены под престолом и почивали там вместе с мощами св. апостолов Андрея Первозванного и Тимофея. Память св. апостола и евангелиста Луки празднуется 18 октября, а день перенесения святых мощей его 22 апреля.

Св. апостол Лука носит имя евангелиста потому, что, им написано по вдохновению от Духа Святого Евангелие, заключающее в себе все подробности земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. Написал его св. Лука около 60 г. по Рождестве Христовом, желая, чтобы люди не забыли деяний Христа Спасителя на земле, Которого он пламенно любил всем сердцем своим. Он передал нам в Евангелии не только виденное и слышанное им самим, но и то, что видели и слышали другие, раньше его последовавшие за Христом, о чем и говорит св. Лука в Евангелии: Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как предали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то рассудилось и мне по тщательном исследовании всего сначала по порядку описать (Лк.1:1–3)… Свое Евангелие св. Лука начинает повествованием о служении отца Предтечева, св. Захарии, бывшего одним из ветхозаветных священников, которые обязаны были приносить в жертву Богу между прочими приношениями и тельцов. Также св. евангелист Лука изображается на иконах с тельцом, так как он больше писал о Христе, как о жертве за грехи народа. Св. Лука написал также книгу Деяний св. апостолов, в которой подробно изобразил сошествие Св. Духа на апостолов, их деяния и чудеса, распространение евангелия среди неверующих через проповедь апостольскую и устройство первоначальной Церкви Христовой на земле, в особенности же подробно описал жизнь и деяния св. апостола Павла, любимым учеником и ближайшим сотрудником Которого он был.

Предание говорит, что св. евангелист Лука написал первую в мире икону, именно образ младенца, Господа нашего Иисуса Христа, и что после того он писал еще две иконы Пресвятой Богородицы и, желая узнать, угодно ли это Богоматери, принес Ей те иконы. Богородица, увидев образ Свой, изрекла пречистыми устами: «Благодать Родившегося от Меня и Моя да будет с этими иконами». Св. евангелист Лука, говорит то же предание, написал на досках и образы святых первоверховных апостолов Петра и Павла34). Таким образом со св. апостола и евангелиста Луки началось иконописание в мире. В половине XII в. одна из икон Божией Матери, приписываемых св. апостолу Луке, была привезена из Константинополя, где она прежде хранилась, в Киев к великому князю Юрию Владимировичу Долгорукому. Отсюда она вскоре была перевезена во Владимир, а в 1395 г., при нашествии Тамерлана, торжественно перенесена в Москву 26 августа, после чего Тамерлан оставил свое намерение овладеть Москвою и ушел из России. Чудотворная Владимирская икона Богоматери была поставлена в Москве в Успенском соборе, где находится и теперь. В Петербурге также находится чудотворная икона Богоматери, писанная, по преданию, св. евангелистом Лукою. Святыня эта принесена была в 1799 году 12 октября из Мальты в Гатчину рыцарями ордена св. Иоанна императору Павлу.

Св. Клеопа

Св. Клеопа, один из семидесяти, был младшим братом св. Иосифа, обручника Девы Марии, и по преданию, был женат на его дочери. Св. Клеопа при жизни Христа уверовал в Него и сделался Его учеником, он, по всей вероятности, принадлежал к числу тех семидесяти апостолов, которых избрал Сам Господь для благовествования Христова. Он был свидетелем страданий и смерти Спасителя. По крестной смерти Господа он скорбел по своем Божественном Учителе. По Воскресении своем Христос явился Клеопе, когда он с апостолом Лукой шел в Эммаус и с душевной тоской беседовал о последних днях земной жизни Христа (Лк.24:18). Впоследствии св. апостол Клеопа был убит неверными иудеями в том самом доме, в котором он со св. Лукой узнал воскресшего Христа через преломление Им хлеба. От благочестивого брака своего с дочерью Иосифа ап. Клеопа имел сына Симеона, причтенного также к лику св. семидесяти апостолов. Мария, жена Клеопова, находилась в числе жен, стоявших при кресте Распятого Спасителя и оплакивавших Его страдания (Ин.19:25).

Св. священномученик Симеон, епископ Иерусалимский, сродник Господень по плоти

Св. Симеон называется сродником Господним по плоти потому, что он был сын Клеопы, брата св. Иосифа обручника, как об этом повествуют церковные историографы: Евсей, Георгий Кедрин и Никифор Каллист. Они все согласно говорят: Иосиф, обручник Пресвятой Богородицы, и Клеопа родные братья, от одного отца и одной матери. Иосиф был старшим братом, а Клеопа меньшим. Клеопа, по возвращении Иосифа из Египта взял в замужество за себя дочь брата своего Иосифа – Марию – и от сожительства с нею прижил сына – Симеона.

Когда Симеон пришел в возраст и увидел чудеса Господа Иисуса Христа, то уверовал в Него. После страданий, Воскресения и вознесения Господа на небо, св. Симеон был причтен к числу 70-ти апостолов и трудился с ними в благовестии, обходя грады и страны и проповедуя Христа.

В это время Иаков, брат Божий, сын св. Иосифа обручника, поставлен был первым епископом иерусалимским, и иудеи, столкнув его с крыши храма, убили, ударив деревянной скалкой в голову. После этого вскоре последовала осада Иерусалима Титом и Веспасианом, Самим Господом предсказанная.

После падения Иерусалима, собравшиеся ученики Господни, и те, которые оставались в живых из сродников Господа по плоти, поставили св. Симеона вторым епископом Иерусалима. Когда в разоренный Иерусалим стали собираться верующие, то св. Симеон управлял и пас с великой ревностью Иерусалимскую Церковь.

После многолетнего управления Церковью Иерусалимской, в царствование императора Траяна, св. Симеон, оклеветанный еретиками в том, что, во-первых, он происходит от дома Давидова, во-вторых, что он верует во Христа, был приведен в Антигону к римскому правителю.

Римские императоры в это время повсюду искали потомков Давида, а также гнали и мучили всех христиан. Св. Симеон, взятый как потомок царского рода Давида и вместе с тем христианин, имея отроду более уже ста лет, был много и долго мучен управителем Антигоном, наконец по повелению Антигона был распят на кресте подобно Господу Иисусу Христу и на кресте предал дух свой Богу.

Празднование памяти его установлено Церковью 27 апреля.

Св. апостол Варнава

Св. апостол Варнава родился на о. Кипр и происходил из колена Левиина. Родители его были люди богатые и, живя на Кипре, имели в то же время в Иерусалиме землю с домом и обширным садом. Они позаботились дать своему сыну хорошее образование. Еще с детских лет начал обучаться книжной мудрости Варнава, называвшийся тогда еще Иосифом; а когда он пришел в возраст, то родители отправили его в Иерусалим к славившемуся в то время еврейскому законоучителю Гамалиилу. Здесь Иосиф воспитывался вместе с юношей Савлом, впоследствии первоверховным апостолом Павлом. Оба они, как лучшие ученики, одаренные великими душевными способностями, ревностно искавшие просвещения, не могли не соединиться в школе Гамалиила тесной дружбой. Но Промыслу Божию было угодно вести их ко Христу различными путями. Тогда как Павел только после смерти Христа сделался Его последователем, Иосиф уже при жизни Господа уверовал в Него.

Учась у Гамалиила, Иосиф усердно посещал храм Иерусалимский, строго соблюдал посты и жил вообще благочестиво. Господь Иисус Христос в это время уже начал Свою общественную деятельность. На пути Его из Галилеи в Иерусалим множество народа следовало за Ним, созерцая Его божественное лицо и слушая Его сладчайшие речи. Когда Христос начал проповедовать Святое Евангелие в Иерусалиме и творить чудеса, то Иосиф пожелал узреть Христа, услышать Его божественную проповедь, увидеть совершаемые им чудеса. И лишь только желание это исполнилось, как Иосиф возлюбил Господа всей душой своей, уверовал в Него и сделался Его учеником.

С этого времени Иосиф уже не покидал Христа, всюду следовал за Ним, был свидетелем многих чудес Его и удостоился быть призванным на апостольство в числе избранных Христом семидесяти учеников. Когда, незадолго перед страданиями Христа, большая часть учеников из семидесяти оставили Христа, то св. апостол Варнава остался в числе нескольких, оставшихся верными Христу от семидесяти.

После вознесения Спасителя на небо и сошествия Святого Духа на апостолов, когда верующие жили в братстве, все делая общим достоянием, в числе продавших свои имения и сложивших цену их к ногам апостолов был и Иосиф. Вероятно, после этого он и был наименован апостолами Варнавой, что значит сын утешения (Деян.4:36). Полагают, что это имя он получил потому, что был наделен особенным даром утешать скорбящих35). В то же время св. Варнава ревностно проповедовал слово Божие. По словам книги Деяний апостольских, это был муж добрый и исполненный Духа Святаго и веры (Деян.11:24). Среди своих апостольских трудов он скорбел о друге своем Савле, который был упорным врагом Христа и гнал верующих. Вскоре после этого Варнава был обрадован чудесным обращением Савла ко Христу. Спустя три года после своего обращения апостол Павел прибыл в Иерусалим. Но ученики Господни боялись его и сторонились, не веря, что он христианин. Тогда св. Варнава представил его апостолам, рассказав им о его чудесном призвании и обращении. Когда после того св. апостолы отправили Варнаву к новообращенным христианам в Антиохию Сирийскую для утверждения их в вере, он там некоторое время подвизался с успехом один, а потом для большего распространения веры Христовой призвал туда к себе апостола Павла. Целый год они трудились вместе в благовествовании Святого Евангелия, и с каждым днем умножалось число верующих в Антиохии. По случаю начавшегося голода в Иерусалиме, антиохийские христиане собрали помощь иерусалимским христианам и с нею послали свв. апостолов Варнаву и Павла. Исполнив возложенное на них поручение, Павел и Варнава вместе с апостолом Иоанном-Марком, племянником Варнавы, пошли в Антиохию, где пребывали в посте, молитве и проповедании слова Божия. Когда они вскоре, по повелению Духа Святого, отправились проповедовать имя Христово в других странах, то Марк оставил их и возвратился назад. Варнава же вместе с Павлом прошли, благовествуя, Кипр, были с проповедью слова Божия в Саламине, возвещали учение Христово на о. Пафе, затем прошли Писидию и Иконию и возвратились в Антиохию. Всюду, где бы ни были апостолы, они сначала предлагали свое учение иудеям рассеяния, а потом и язычникам. Успех проповеди был необыкновенный, так что они во многих городах основали Церкви. Но этот успех дорого стоил апостолам. Во время своего апостольского путешествия Варнава и Павел терпели страшные лишения, жестокие гонения и не раз подвергались опасности быть убитыми.

После этого Варнава трудился в распространении и утверждении веры Христовой в Антиохии и потом, в 51 году, был вместе с Павлом в Иерусалиме на Апостольском Соборе, на котором решали, следует ли новообращенных из язычников принуждать к соблюдению закона Моисеева. Здесь Павел и Варнава рассказали об удивительных успехах своей проповеди между язычниками и были утверждены старейшими апостолами в своем служении. Варнаве вместе с Павлом было поручено передать христианам Сирии и Киликии Соборное Послание, которое освобождало новообращенных от соблюдения закона Моисеева. Вскоре после этого апостолы Павел и Варнава решили посетить верующих во всех городах, где они проповедовали слово Божие, и узнать, как они живут. Но произошли несогласия между апостолами: Варнава хотел взять с собой Иоанна-Марка, а Павел, помня, что он уже однажды оставил их, не желал брать его с собою. Поэтому они расстались: апостол Павел, взяв с собой Силу, пошел в города Сирии, а св. Варнава с Марком отправился на о. Кипр, где провел довольно времени в распространении веры Христовой. По преданию, после этого св. Варнава первым из апостолов отправился в Италию проповедовать там слово Божие, был в Риме, основал Церковь в городе Медиолане (Милане) и был поставлен в епископы Медиоланской Церкви. Затем, вернувшись на свою родину, о. Кипр, продолжал там распространять слово Божие.

На 76-м году жизни св. Варнава сподобился принять мученическую кончину. Ревностная проповедь его в главном городе Кипра, Саламине, восстановила против него живших там иудеев, которые и решились убить его. Св. Варнава, предвидя свою кончину, созвал верующих, преподал им последнее наставление и простился с ними. При этом он поручил племяннику своему апостолу Марку рассказать обо всем св. апостолу Павлу и завещал положить с собой в гроб Святое Евангелие от Матфея, которое некогда переписал сам и с которым никогда не разлучался. После этого св. апостол Варнава, приобщившись Святых Таин Христовых, явился безбоязненно в собрание иудейское и начал проповедовать там о Христе неверным иудеям. Озлобленные иудеи бросились на св. апостола, вывели его за город, побили камнями и, не довольствуясь этим, хотели предать тело сожжению. Но тело св. Варнавы осталось цело и невредимо и было похоронено апостолом Марком. Вместе с убиением св. Варнавы иудеи воздвигли гонение на всех последователей Христа. Верующие разбежались, и место, где был похоронен апостол, забылось. Впоследствии, когда вера Христова распространилась уже по всему Кипру, чудеса и исцеления от мощей св. Варнавы открыли то место, где пребывали эти св. останки.

В 488 году, 11 июня, кипрский архиепископ Анфиск обрел мощи св. Варнавы и на персях их Евангелие от Матфея, списанное Варнавой. Император Зенон очень обрадовался этому великому событию. Он испросил у архиепископа Евангелие, обретенное на груди св. Варнавы, и положил его в своей придворной церкви. На месте обретения св. мощей при содействии императора был сооружен храм, и с тех пор память св. апостола ежегодно совершается 11 июня Православной Церковью, так же как и Римской. Наш русский паломник, игумен Даниил, в XII веке видел на Кипре мощи св. апостола Варнавы.

С именем св. апостола Варнавы сохранилось одно послание, написанное к христианам неизвестно какой Церкви. Содержание послания вполне соответствует тем убеждениям, которые Варнава приводил в своей деятельности. Как в Антиохии и на Апостольском Соборе он восставал против обязательного для христиан исполнения обрядов закона Моисеева, так и в послании он доказывает, что с пришествием в мир Спасителя Ветхий Завет должен уступить место Новому Завету, – что после страдания Иисуса Христа иудейские жертвы потеряли свое значение и предохраняет уверовавших во Христа от увлечения иудейством. В нравственной части послания св. Варнава излагает два пути: путь света, т. е. добродетельный, и путь тьмы, т. е. порочный, и увещевает христиан идти путем света.

Св. апостол Иосия

Св. апостол Иосия, также называемый Иустом и Иосифом, упоминается в Деяниях апостольских, где говорится, что он поставлен для принятия жребия апостольского вместо выбывшего из числа двенадцати апостолов Иуды Искариотского. И поставили двоих: Иосифа, называемого Варсавою, который прозван Иустом, и Матфия (Деян.1:23). О нем вспоминает апостол Павел в Послании Колоссянам, когда, перечисляя приветствия верных Колосской Церкви, говорит: Также Иисус, называемый Иустом (Кол.4:11). Апостол Иосия был епископом города Елевферополя, где проповедовал, там же и скончался.

Празднование памяти его 30 октября.

Св. апостол Фаддей

Св. апостола Фаддея, одного из семидесяти, нельзя смешивать с Иудой-Фаддеем, или Левием, из двенадцати.

Св. Фаддей, принадлежащий к лику семидесяти апостолов, происходил из города Ефеса. Он был еврей, в совершенстве изучивший книги Ветхого Завета. Прибыв в Иерусалим на поклонение, Фаддей услышал проповедь св. Иоанна Крестителя, был поражен его ангельской жизнью и крестился от него. Потом, увидев Господа Иисуса Христа и чудеса Его и услышав Его божественное учение, он последовал за Ним и причтен был Им к лику семидесяти меньших апостолов. После вознесения Господа на небо и сошествия Святого Духа, Фаддей был послан проповедовать Евангелие в Едес. Здесь он остановился у некоего иудея Товии и начал силою Христовой творить чудесные исцеления и врачевать всякие болезни возложением рук с призыванием имени Господня. Слух об этом в скором времени распространился по всему городу, и все стали приносить к апостолу своих недужных для исцеления. Возвещено было и едесскому князю Авгарю, что из Иерусалима прибыл муж, который именем Иисуса Христа творит многие исцеления. Тогда Авгарь вспомнил, что Христос некогда писал ему: «Когда вознесусь, то пошлю к тебе одного из Моих учеников, который исцелит тебя от болезни», – и понял, что св. Фаддей и есть тот самый ученик Христов. Призвав Товию, он спросил его: «Я слышал, что у тебя живет некий муж, пришедший из Иерусалима, который исцеляет болезни именем Иисусовым. Приведи его ко мне». Товия немедленно передал волю князя апостолу Фаддею. «Пойду, – отвечал Фаддей, – ибо к нему-то собственно я и послан». На другой день Товия с апостолом Фаддеем отправились к князю, который был окружен в это время вельможами. Когда Фаддей вошел во дворец, лицо его просияло. Ужаснувшись, князь поспешил встать и поклониться апостолу до земли. Все бывшие изумились этому, потому что от их глаз было скрыто сияние, исходившее от лица св. Фаддея. «Ты ли, – спросил Авгарь апостола, – ученик Иисуса, Сына Божия, Который письмом обещал прислать ко мне одного из Своих учеников, чтобы исцелить меня и даровать жизнь вечную мне и сущим со мною». – «Так как ты показал веру в пославшего меня Господа Иисуса, – отвечал Фаддей, – то я и отправлен к тебе. Если еще более уверуешь в Него, то исполнятся все желания твоего сердца». Авгарь сказал: «Я так уверовал в Него, что готов бы был собрать все войско и идти против распявших его иудеев для конечного их истребления, если бы от этого предприятия не отклонило меня опасение со стороны Римской империи». – «Господь и Бог наш Иисус Христос, – отвечал Фаддей, – не требовал человеческой помощи во время Своего страдания от злобных иудеев. Он мог представить себе легионы ангелов; но, исполняя волю Отца Своего, пострадал за весь мир и потом вознесся со славою на небеса, – и Он, Владыка всех, имеющий судить живых и мертвых и воздать каждому по делам его, не требует, чтобы кто-либо мстил за Него врагам Его». После этого апостол Фаддей возложил руку на Авгаря, и тот получил исцеление от проказы своей, которую считал неизлечимой; лишь на лице остались небольшие следы от болезни. Затем, когда апостол Фаддей крестил Авгаря, и ему принесено было послание Христово и нерукотворенный образ Спасителя, князь окончательно исцелел, не только телесно, но и душевно. Вместе с князем Авгарем крестился весь дом его и все свидетели и очевидцы его чудесного исцеления. На другой день князь велел собраться всем гражданам едесским, которым св. апостол благовествовал об Иисусе Христе. Многие уверовали и приняли от него св. Крещение.

Устроив клир и вообще Едесскую Церковь, апостол Фаддей отправился проповедывать Евангелие в Месопотамию и Сирию, где многих просветил светом евангельского учения и насадил много Церквей. По некоторым сказаниям был он и в Армении, где совершил множество чудес, и, обратив ко Христу многие тысячи неверующих, был усечен мечом36). Но по другим, более достоверным и распространенным известиям, он мирно скончался о Господе в Финикии в городе Вирите37).

Память св. апостола Фаддея совершается Церковью 21 августа.

Св. апостол Анания

Св. апостол Анания принадлежит к числу 70-ти апостолов, избранных Господом для благовествования Христова. Из книги Деяний свв. апостолов он известен крещением Савла, впоследствии первоверховного апостола Павла. Когда Савл, потерявший зрение и чудесно обращенный ко Христу на пути в Дамаск, пришедши в этот город, проживал у некоего человека, именем Иуда, в строгом посте и непрестанной молитве, Господь явился во сне Анании, бывшему в то время епископом Дамаска, и повелел ему отыскать Савла, исцелить его слепоту и совершить над ним таинство св. Крещения. Анания сказал на это: «Господи! Я слышал от многих о сем человеке, сколько зла сделал он святым Твоим в Иерусалиме, и здесь имеет от первосвященников власть вязать всех, призывающих имя Твое». Но Господь сказал ему: «Иди, ибо он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое пред народами и царями и сынами израилевыми». Тогда св. Анания немедленно пошел к Савлу и сказал ему: «Брат Савл! Господь Иисус, явившийся тебе на пути, которым ты шел, послал меня, чтобы ты прозрел и исполнился Святаго Духа». Савл тотчас же получил исцеление, после чего Анания крестил его (См.: Деян.9:10–18). С этого времени Савл, названный Павлом, сделался ревностным проповедником Евангелия.

Из Дамаска св. апостол Анания отправился впоследствии в Елевферополь. Никакие угрозы не страшили ревностного проповедника имени Христова. Смело и открыто возвещал он Христа иудеям и язычникам, врачуя различные болезни. Видя, что дерзновенная проповедь апостола Анании все более и более народа увлекает ко Христу, язычники озлобились против апостола, схватили его и привели к правителю Лукиану, который жестоко преследовал христиан. Правитель потребовал, чтобы Анания принес жертвы языческим богам, угрожая ему в противном случае страшными мучениями. В ответ на эти угрозы святой торжественно исповедывал Христа, распятого на Кресте за грехи людские. Тогда Лукиан велел строгать тело святого острым железом и жечь его раны. После этого он отдал приказание вынести апостола за город и побить камнями. Под ударами камней скончался св. мученик, предав душу свою в руки Господа. Святое тело его было с честью погребено христианами.

Память его совершается 1 октября.

Св. Стефан, первомученик и архидиакон

Св. апостол Стефан по своему происхождению был родственник Савла, впоследствии первоверховного апостола Павла. Сведений о его жизни и обращении ко Христу и обстоятельствах его обращения не сохранилось. Мы имеем лишь краткое сказание книги Деяний св. апостолов об апостольских трудах Стефана и его страданиях и мученической смерти, когда ему было уже около тридцати лет отроду. В это время между христианами Иерусалимской Церкви возник ропот. Ропот этот появился среди христиан из так называемых «эллинистов» – иудеев рассеяния, получивших это имя потому, что, рожденные и выросшие в языческих странах, они говорили на общеизвестном тогда во всех пределах Римской империи греческом или эллинском языке. Эллинисты жаловались, что призреваемые в Иерусалиме христианами их вдовы-старицы плохо содержались и терпели во всем недостаток. Тогда апостолы, собрав верующих, объявили, что им, апостолам, не подобает оставлять служение слову Божию для заботы о трапезе вдовиц и что для этого следует избрать из среды верующих семь человек, исполненных Святого Духа и мудрости. Это предложение св. апостолов всем понравилось и было принято собранием верующих, и вследствие для попечения о призреваемых Церковью христианских вдовицах были избраны семь испытанных, добродетельных мужей, во главе которых стал св. Стефан, один из семидесяти апостолов. Свв. апостолы поставили этих избранных в диаконы, и св. Стефан, как исполненный великой веры и силы духовной, был из них первый, почему и назван архидиаконом.

Избранные апостолами семь мужей не были только казначеями христианской общины, которые должны были смотреть за содержанием христианских вдовиц и воспомоществованием бедным христианам. На них лежали и другие, более высокие, обязанности: они вместе с апостолами участвовали в распространении Евангелия и вообще были ближайшими помощниками апостолов. Из них особенно выделялся св. Стефан, который, будучи исполнен веры и силы, с дерзновением проповедовал Христа распятого и Его именем совершал великие знамения и чудеса. Все это возбуждало против Стефана злобу и ярость фанатичных иудеев. Они искали случая посрамить его и вступали с ним при всяком удобном случае в публичные состязания о предметах веры. Но они сами терпели при этом поражение и посрамление: просвещаемый Духом Святым, Стефан говорил неотразимо убедительно, так что иудеи со стыдом прекращали свой спор. Не имея возможности вести спор со Стефаном сами, они в озлоблении возбудили против него народ, схватили его и привели на суд архиереев и старейшин; при этом они представили лжесвидетелей, которые обвиняли Стефана в хулении закона Моисеева и храма Иерусалимского. Обвинение было тяжкое. Взоры всех присутствовавших в сонмище невольно обратились в ту сторону, где стоял подсудимый. Но, смотря на него, видели лицо его, как Ангела. Благодать Божия, которою полна была душа Стефана в эту минуту, отразилась на лице его небесным светом; он смотрел, как небожитель. Тогда первосвященник спросил Стефана: «Так ли это?» На этот вопрос Стефан, одушевленный благодатью Христовой, отвечал вдохновенной речью, в которой с силой обличал неверующих иудеев. Сначала в защиту себя он вспомнил перед судьями историю народа Божия, начиная от его праотца – Авраама и кончая Соломоном, который, по повелению Божию, построил храм в Иерусалиме. «Но Всевышний, – продолжал вдохновенно Стефан, – не в рукотворенных храмах живет, как говорит пророк: небо престол Мой, и земля подножие ног Моих. Какой дом созиждите Мне, говорит Господь, или какое место для покоя Моего? Не Моя ли рука сотворила все сие (см.: Пс.66:1, 2)? Жестоковыйные! люди с необрезанным сердцем и ушами! Вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы! Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убивали предвозвестивших пришествие праздника, т. е. Господа Иисуса Христа, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы, – вы, которые приняли закон при служении Ангелов и не сохранили». После этих слов Стефан уже не мог ожидать себе пощады от озлобленных иудеев. Они рвались сердцами от злобы, слушая его, и скрежетали на него зубами. Тогда Господь благословил подкрепить мужество св. апостола небесным видением. Исполненный Духа Святого, Стефан увидел отверстые небеса и Господа Иисуса, в образе Сына Человеческого, стоящего одесную Бога. Стефан не устрашился исповедать это видение перед свирепевшими злобою врагами – судьями. «Вот, – громко воскликнул он, – я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога!» После этого иудеи уже не сдерживали своей ярости. Закричав громким голосом, они затыкали уши свои и единодушно устремились на него. Как бы богохульника, его вывели за город и, приведя в долину Иосафатову, лежащую между горой Елеонской и Иерусалимом, начали побивать его камнями. Чтобы верхняя одежда не мешала сильней бросать каменьями в св. первомученика Христова, убийцы сняли ее с себя и отдали ее стеречь родственнику его, юноше Савлу. Этот будущий первоверховный апостол Христов Павел, тогда еще ревнуя Ветхому Закону, всей душой ненавидящий христиан, стерег у ног своих одежду убийц своего родственника, кипел на него яростью и поощрял убийц на убиение св. архидиакона Стефана. В отдалении, на горе Елеонской, стояла на камне Пречистая Матерь Божия со св. апостолом Иоанном Богословом и, взирая на мученическую кончину св. Стефана, прилежно молила о нем Сына Своего – Господа Иисуса Христа, чтобы Он укрепил св. мученика в терпении и принял душу его с миром и любовью. Осыпанный градом каменьев, св. Стефан зрел в небесах взирающего на кончину его Господа Иисуса и с терпением предал себя воле Божией. Во все время страданий своих он прилежно молился Богу, пока, наконец, не пришла минута смерти. В ужасном страдании, весь обагренный кровью, св. первомученик Христов произнес: «Господи Иисусе! Приими дух мой!» и, преклонив колена, громогласно вознес последнее моление свое ко Господу, молитву об убийцах своих: «Господи! не вмени им греха сего!» С этой молитвой на устах он предал святую душу свою Богу. Таким образом св. апостол и архидиакон Стефан первый принял мученический венец за Христа, почему и назван первомучеником. Он был поставлен св. апостолами в архидиакона вскоре после праздника сошествия Святого Духа и принял мученический венец в тот же самый год, 27 декабря.

Убийцы св. первомученика Стефана бросили тело его на съедение зверям и птицам, и весь день и ночь оно лежало непогребенным. Но во вторую ночь славный законоучитель еврейский Гамалиил, – который и сам с сыном Авивом, веровал во Христа и потом проповедовал Его, как апостол, причтенный Господом к лику святых, – послал верных людей тайно взять мощи св. Стефана отнести их в село свое Кафаргамалу, отстоящее на двадцать стадий от Иерусалима, и предать их там с честию погребению, положив в пещере в новом своем гробе.

Спустя много лет по кончине св. первомученика Стефана, посетившая Иерусалим царица Евдокия, супруга греческого императора Феодосия Младшего, воздвигла прекрасную церковь во имя св. архидиакона Стефана на том месте, где св. первомученик Христов был некогда побит каменьями, на земле, обагренной его святой кровью.

В четвертом веке были обретены нетленные мощи св. первомученика Стефана вместе с мощами св. Никодима, св. Гамалиила и сына его св. Авива. Это произошло следующим образом. Однажды пресвитеру Лукиану явился в сонном видении благолепный муж, называвший себя Гамалиилом, и повелел ему испросить у архиепископа Иерусалимского Иоанна благословение на открытие находящихся в земле мощей св. Стефана, первомученика Христова, его, Гамалиила, его сына Авива и св. Никодима. Лукиан, проснувшись, не решился следовать этому видению, не зная, от Бога оно было или нет. Он пребывал в посте и молитве, ожидая указания свыше. После этого Гамалиил снова явился во сне Лукиану и упрекал его, что он не верит ему и медлит исполнить его слово. Так продолжалось до трех раз. Тогда пресвитер поверил видению и, возблагодарив Бога, отправился в Иерусалим к архиепископу Иоанну, которому и рассказал о троекратном своем видении. Архиепископ прослезился от радости и благословил Лукиана отыскать то место, где лежат мощи святых. Возвратившись, Лукиан хотел вскопать находившийся в той местности могильный холм, думая, что там почивают мощи святых; но ночью явился во сне Гамалиил некоему иноку Нугетию, повелел ему сказать Лукиану, что они погребены не здесь, и указал место своего погребения. В указанном Нугетию во сне Гамалиилом месте пресвитер Лукиан стал копать землю и нашел тесный ход в пещеру, в которой и увидел мощи святых. Немедленно он известил об этом архиепископа Иоанна, который с двумя другими епископами поспешил к пещере. Как только открыт был гроб св. первомученика Стефана, земля сотряслась, послышалось ангельское пение и благоухание наполнило всю пещеру. Собралось множество народа, – и все больные от мощей св. Стефана получили исцеление. После этого мощи св. Стефана были изнесены из пещеры и с честью перенесены в Иерусалим и положены в церкви при великом торжестве и многочисленном стечении народа. Обретение мощей св. Стефана празднуется Церковью 15 сентября.

Впоследствии нетленные мощи св. первомученика и архидиакона Стефана были перенесены в Константинополь. Так благоугодно было Господу, Который и устроил это чудесным образом. Из Константинополя в Иерусалим прибыл благочестивый муж по имени Александр, служивший в царском синклите, с женой своей Иулианией на поклонение святым местам. Здесь он и умер и, умирая, завещал жене своей положить его тело в ковчеге, по всему подобном раке св. Стефана, к которому он имел горячую веру, и поместить этот ковчег рядом с ковчегом св. Стефана в новосозданном им во имя его храме. Иулиания исполнила завещание мужа, но впоследствии она замыслила возвратиться в Константинополь. Не желая расставаться с дорогим для нее прахом своего мужа, она испросила у императора позволение взять и перевезти его тело с собой в Константинополь. Но по воле Божией она ошиблась. Когда раскопали землю, где находились рядом ковчеги с мощами св. Стефана и телом Александра, Иулиания по ошибке взяла с собой мощи св. Стефана. Во время путешествия из Иерусалима в Константинополь многие знамения и чудеса открыли Иулиании, что она везет не тело своего мужа, а мощи св. Стефана; но благочестивая женщина, усмотрев в этом волю Божию, продолжала везти их в Константинополь. Когда она плыла на корабле, поднялась страшная буря и угрожала потопить его. В это время для всех очевидно явился св. Стефан и сказал: «Не бойтесь, я с вами». Святой сделался невидим, и буря прекратилась. Ночью над мощами св. Стефана являлся необыкновенный свет, и из ковчега исходило благоухание. Во время этого путешествия совершились также многие исцеления у ковчега, в котором почивали нетленные мощи угодника Божия. Прибыв в Константинополь, Иулиания немедленно сообщила императору и патриарху обо всем случившемся и о прибытии мощей св. Стефана первомученика. Все исполнились радости. Патриарх со всем клиром, сопровождаемый громадными толпами народа, отправился к пристани, в сретение мощей первомученика Христова. С честью изнесли св. мощи с корабля, возложили на колесницу царскую и повезли к царским палатам с пением псалмов и песней церковных, причем от св. мощей произошли многочисленные исцеления и чудеса. Во время этого торжественного шествия св. Стефан чудесно указал на место, где должны быть положены его мощи. На этом месте император повелел создать каменную обширную церковь во имя св. первомученика и архидиакона Стефана и положить здесь его нетленные мощи.

Перенесение мощей св. Стефана из Иерусалима в Константинополь празднуется Церковью 2 августа.

В настоящее время кисть правой руки от мощей св. первомученика Стефана находится в Троице-Сергиевой Лавре, в так называемой Серапионовой палатке, примыкающей к Троицкому соборному храму.

Св. апостол Филипп, один из семи диаконов

Св. апостола Филиппа, одного из семи диаконов, нужно отличать от апостола Филиппа, принадлежащего к числу двенадцати апостолов Христовых.

Принадлежащий к лику 70-ти апостолов, св. Филипп происходил из Кесарии палестинской; он был женат и имел четырех дочерей-пророчиц. Когда свв. апостолы возымели нужду избрать из среды себя таких людей, которые заведывали бы приношениями верующих и заботились о столах, в числе других семи Филипп был рукоположен во диакона и со всем усердием, согласно своему назначению, заботился о вдовицах, сиротах и убогих. По убиении св. первомученика Стефана, на Иерусалимскую Церковь возникло со стороны иудеев гонение. Тогда св. апостол Филипп удалился в Самарию и проповедовал там Христа, совершая при этом различные чудеса. Народ, видя и слыша, какие Филипп творил чудеса, единодушно внимал его проповеди. В Самарии в это время находился некто Симон, который перед тем волхвовал и изумлял самарян, выдавая себя за кого-то великого. Ему внимали все, говоря: «Сей есть великая сила Божия». Но когда пришел в Самарию Филипп и, совершая чудеса, благовествовал о Христе, народ поверил ему, и многие крестились. Тогда уверовал и сам Симон и, крестившись, не отходил от Филиппа и, видя совершающиеся именем Христа великие знамения, изумился. Между тем Филиппу однажды явился Ангел Господень и сказал: «Встань и иди на полдень, на дорогу, идущую из Иерусалима в Газу, на ту, которая пуста». Филипп встал и пошел. В то время той дорогой возвращался домой один из вельмож царицы эфиопской Кандакии, приезжавший в Иерусалим для поклонения. Дух Божий сказал Филиппу: «Подойди и пристань к сей колеснице». Филипп подошел и услышал, что вельможа читает книгу пророка Исаии, и спросил его: «Разумеешь ли ты, что читаешь?». – «Как могу разуметь, – отвечал вельможа, – если кто не наставит меня?», – и просил Филиппа сесть с ним на колесницу. А место из Писания, которое он читал, было следующее: яко овча на заколение ведется, и яко агнец прямо стригущему безгласен: тако не отверзает уст своих. Во смирении его суд его взятся, род же его кто исповесть; яко вземлется от земли живот его (Ис.53:7–8). Вельможа эфиопский сказал Филиппу: «Прошу тебя сказать: о ком пророк говорит сие? О себе ли или о ком другом?» Филипп отверз уста свои и, начав с этого пророчества Исаии, благовествовал ему об Иисусе Христе. Между тем, продолжая путь, они подъехали к источнику, – и вельможа сказал: «Вот вода, что препятствует мне креститься?» Апостол Филипп отвечал: «Если веруешь от всего сердца, можно». – «Верую, – отвечал вельможа, – что Иисус Христос есть Сын Божий». Тогда Филипп приказал остановить колесницу, они оба сошли в воду и Филипп крестил вельможу эфиопского. Когда же они вышли из воды, Дух Святой сошел на вельможу, а Филиппа восхитил Ангел Господень и перенес в город Азот, где Филипп продолжал благовествовать о Христе (см.: Деян.8). Затем, проходя различные города и проповедуя в них Христа, апостол Филипп прибыл в Кесарию, где имел свой дом, и несколько времени прожил там. Потом он снова возвратился в Иерусалим; оттуда, по рукоположении его свв. апостолами в сан епископа, послан был на проповедь в лидийский город Траллию, где многих обратил ко Христу. Апостол Филипп преставился в глубокой старости. Память его совершается Церковью 11 октября.

Свв. Прохор, Никанор, Тихон и Пармен диаконы

Когда умножилась Церковь Иерусалимская числом верующих, то в помощь апостольскому служению избраны были семь мужей диаконов, в число которых вошли Прохор, Никанор, Тимон и Пармен (Деян.6:5).

В частности о жизни и деятельности этих свв. диаконов известно, что Прохор сначала был спутником и сотрудником апостола Петра в деле проповеди христианской, а потом сделался неразлучным спутником апостола Иоанна Богослова, с которым обошел множество стран, подъемля вместе с апостолом болезни и труды апостольства, так что даже вместе с Иоанном Богословом разделял заточение на о. Патмос, где и записал боговдохновенное откровение Иоанну Богослову.

По возвращении своем в Никомидию был первым епископом в этом городе и много потрудился для проповеди Христовой. Прибыв в Антиохию, за исповедание Христа от неверных принял мученическую кончину.

Св. Никанор был убит иудеями камнями в тот же день, в который был побит св. архидиакон Стефан. Св. Тимон был от самих апостолов поставлен епископом в Аравии, в город Востру, где проповедовал имя Христово и от греков и иудеев много пострадал. Он был ввержен в разжженную печь, но вышел из нее без вреда, после же этого был распят на кресте и скончался.

Св. Пармен пламенно проповедовал имя Христово и дело проповеди, врученное ему самими апостолами, вел перед очами их, так что они были очевидцами мученической кончины его и он был ими оплакан и погребен.

Память их празднуется всех вместе 28 июля, кроме того, память св. Никанора празднуется 28 декабря и память св. Тимона 30 декабря.

Св. апостол Тимофей

Св. апостол Тимофей происходил родом из страны Ликаонской, из города Листры. Отец его был эллин и ярый язычник. Мать же его Евникия и бабка Лоида происходили из иудейского рода. Когда св. апостол Павел посетил в первый раз г. Листру вместе с апостолом Варнавой, то после исцеления хромого от рождения одним словом (Деян.14:6–8.) множество – жителей Листры уверовали во Христа. В числе уверовавших была и мать-вдова апостола Тимофея – Евникия. Она с великою радостью приняла апостола Павла в свой дом и отдала сына своего Тимофея апостолу Павлу для обучения слову Божию. Апостол Павел дал Тимофею наставление; удаляясь из Листры, он поручил его другим христианам.

Когда апостол Павел прибыл во второй раз в г. Листру (Деян.16:1.), то, видя Тимофея, пришедшего уже в возраст, всякой добродетелью украшенного, от всех тамошних христиан уважаемого, апостол Павел взял его с собой и сделал своим неразлучным странником и сотрудником своего апостольства. Он с ним вместе трудился и терпел гонения, посещал Ефес, Коринф и многие другие города и области Греции и Малой Азии. Апостол Тимофей ревностно помогал апостолу Павлу распространять Слово Божие. Иногда апостол Павел, вполне доверяя любимому ученику своему, посылал его к новообращенным, чтобы укреплять их в вере.

Апостол Павел, покидая Листру, т.к. его преследовали некоторые иудеи, совершил обрезание апостола Тимофея, не ради спасения, но из-за того, что в этой стране было много иудеев, чтобы они не соблазнились о нем, так как они знали, что апостол Тимофей происходил родом от эллина.

Св. апостолу Тимофею была поручена Церковь Ефесская. «Смотри, – пишет ему апостол Павел, – чтобы никто не пренебрегал юностью твоей, но будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте. Пока не приду, занимайся чтением, наставлением, учением. Не оставляй в пренебрежении находящегося в тебе дарования» (1Тим.4:12–14.). Держись правды, веры, любви, мира со всеми, призывающими имя Господа от чистого сердца, глупых и невежественных смущений удаляйся, зная, что они размножают споры, раб же Господень не должен сердиться, но должен быть приветлив ко всем, учителен, незлобив, с кротостью наставлять противников (2Тим.2:22–25.). Проповедуй слово, вовремя и не вовремя настой, обличай, угрожай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием. Будь бдителен, переноси оскорбления, совершай дело благовестника, исполняй служение свое(2Тим.2:24–25.).

Апостол Тимофей исполнил повеления своего святого учителя. Он был первым епископом Ефеса и с ревностью старался утверждать веру христианскую; он также пользовался наставлениями апостола Иоанна Богослова, который проповедовал в Малой Азии, и по смерти апостола Тимофея, по возвращении своем с о. Патмос, принял епископство Ефесское.

Апостол Тимофей до конца жизни своей являл себя добрым воином Христа и скончался в 91 г. по Р.Х. мученической смертью за имя Христово.

Совершилось это в городе Ефесе, во время языческого праздника, называемого Катагогиум, когда народ – мужчины и женщины, наряженные в маски, дреколием и оружием, при неистовом пении и пляске, обносили идолов вокруг города, то св. апостол Тимофей вышел навстречу толпе, с увещанием и проповедью о Христе. Разъяренная толпа язычников бросилась на апостола, бросала в него камнями и до смерти забила палками. Христиане с честью похоронили тело мученика вне города.

После многих лет, по повелению царя Констанция, одного из сыновей Константина Великого, честные мощи св. апостола Тимофея были перенесены в Константинополь и положены в храме свв. апостолов, вместе с мощами апостолов Луки и Андрея Первозванного.

Празднование апостолу Тимофею установлено Церковью 22 января.

Св. Тит

Св. апостол Тит родился на о. Крит от благородных родителей, происходивших из рода царей критских. Родители его были идолопоклонники и воспитали сына в языческой вере. Тит с ревностью изучал греческую философию и греческих поэтов и с юных лет показал необыкновенное любомудрие. Хотя он и не знал истинного Бога, но проводил добродетельную жизнь, был незлобив и целомудренно соблюдал девственную чистоту своего тела. Поэтому Тит стал угоден Богу своими добрыми делами. Когда ему исполнилось двадцать лет отроду, он услышал глас с неба: «Тит, тебе должно удалиться отсюда и спасти свою душу: греческое учение не приведет тебя ко спасению». Тит не поверил этому гласу и желал вторично услышать его. Поэтому было ему во сне божественное повеление прочесть еврейские книги. Он начал чтение их с пророка Исаии и, разогнув книгу его на 41 главе, увидел в ней слова, как бы примененные к нему. «Ты Мой раб, – прочел он, – Я избрал тебя и не отвергну тебя. Не бойся, ибо Я с тобою; не смущайся, ибо я Бог твой» (Ис.41:9–10). Затем в конце главы он прочел о ничтожестве идолов. Эти слова и другие пророчества в книге, как ключ, отверзли двери ума его к познанию единого истинного Бога – и Тит возгорелся любовью к Богу, почитаемому евреями. В то время узнали на Крите, что воплотился Христос Бог и живет среди людей в Иерусалиме и творит предивные и неизреченные чудеса. Правитель Крита, дядя Тита по матери, посоветовавшись с подчиненными ему начальствующими лицами, решил послать в Иерусалим для удостоверения в подлинности этих слухов Тита, как человека благоразумного и премудрого. Прибыв в Иерусалим, Тит узрел Господа Иисуса Христа и в числе другого народа последовал за Ним, видел творимые им чудеса, был самовидцем спасительного страдания Его и уверился в Его Воскресении. По вознесении Христа на небо, когда в день Пятидесятницы Дух Святой снизошел на апостолов и они стали говорить на различных наречиях, Тит, в числе других критян, дивился этому, слыша, что апостолы говорят и на критском языке о величии Божием. Обо всем этом Тит возвестил и проповедал в отечестве своем, на о. Крит.

Уверовав во Христа, св. Тит с этих пор постоянно находился при апостолах и впоследствии принял крещение от св. апостола Павла. Это произошло тогда, когда с крещением Корнилия сотника отверзлась дверь веры Христовой для язычников, и обращающихся из язычников апостолы не стали принуждать к ветхозаветному обрезанию, которое Тит считал для себя тяжелым. Получив св. Крещение, Тит был причтен к лику семидесяти апостолов и послан со св. апостолом Павлом проповедывать веру Христову язычникам. Великий апостол языков искренно любил Тита, делившего с ним труды благовестничества. Св. Тит последовал за ним не как ученик за учителем, а как возлюбленный сын за отцом. И в своих посланиях апостол Павел называет его то чадом своим, то братом (Тит.1:4; 2Кор.2:13). Апостол Павел посылал Тита в Далмацию проповедовать христианство (2Тим.4:10), поручил ему отнести свое Послание к Коринфянам (2Кор.12:18). Он скорбел в разлуке с Титом и радовался, когда они были вместе (2Кор.2:12–13). Когда апостол Павел, посетив Крит, обратил там многих ко Христу, то поставил Тита епископом новооснованной Церкви, а сам пошел проповедовать Христа язычникам в другие страны. Из македонского города Никополя св. Павел написал к Титу послание, в котором учил его, как он должен управлять Церковью. Намереваясь пробыть в Никополе зимнее время, апостол Павел призвал туда к себе св. Тита (Тит.1:11). Когда потом св. апостол Павел взят был в Иерусалиме под стражу и в цепях послан в Рим, Тит, услышав об этом, поспешил туда, чтобы быть свидетелем страдальческого подвига своего учителя. В Риме апостол Тит оставался до самой кончины апостола Павла и, по усекновении его, предал честное тело его погребению. После этого он возвратился на о. Крит к своей пастве и продолжал неутомимо трудиться в проповеди евангельской. В одном местечке он молитвой рассыпал в прах идола богини Дианы и этим в один день обратил ко Христу пятьсот человек. В другой раз, когда по повелению царскому на острове строился большой идольский храм, св. апостол Тит, идя мимо, помолился Господу и храм внезапно упал. Пораженные этим чудом, язычники во множестве обратились ко Христу, а на месте языческого храма была построена церковь во имя Господа. Так св. апостол Тит просветил светом святой веры о. Крит и окрестные страны и в глубокой старости мирно скончался девяноста четырех лет от рождения. При кончине своей он удостоился видеть святых Ангелов, пришедших взять его душу, и просветилось лицо его, как солнце, в ознаменование того, что и вся жизнь его была светом миру.

Св. тело апостола Тита почивало в кафедральной церкви в Гартиге на Крите, в котором обитал святой. После опустошения острова Крит сарацинами в 823 году от мощей его осталась одна глава, которая и перенесена была в Венецию, в храм св. Марка; но по другим известиям глава его хранится на самом Крите, в его храме38).

Память его совершается 25 августа.

Св. Филимон

Св. Филимон был богатый гражданин в городе Колоссах. По принятии св. крещения он вместе с супругой своей Апфией обратил свой дом в молитвенный храм, куда собирались все верующие колоссяне для совершения богослужения. Потом апостол Филимон был поставлен в епископы в Газу и проповедовал Слово Божие во Фригии. Он был последователем и близким учеником апостола Павла, который писал к нему исполненное любви послание по поводу раба Филимона Онисима, оскорбившего его и убежавшего от него; апостол Павел испрашивал ему прощение, и Филимон, послушный слову Павла, принял Онисима с любовью.

В царствование Нерона св. Филимон с супругою своею и с апостолом Архиппом, жившим тогда в Колоссах, приняли мученический венец от неверных греков. В то время, когда они во время языческого праздника молились в церкви с другими христианами, напали на них неожиданно языческие идолослужители. Христиане разбежались, остался только Филимон с Апфией и Архипп. Их схватили и привели к градоначальнику Артоклису. Св. Филимона начали без милосердия бить и бросать в него острые каменья, вкопав его по бедра в землю, и он под ними принял мученическую кончину. Тогда же были замучены супруга его св. Апфия и св. апостол Архипп. Память св. апостола Филимона Церковь празднует 19 февраля и 22 ноября.

Св. Онисим

Св. апостол Онисим был прежде, до обращения своего, рабом св. апостола Филимона, когда тот еще был богатым и знатным гражданином в Колоссах. Провинившись в чем-то перед господином своим, Онисим побоялся наказания и убежал от него в Рим, где тогда находился св. апостол Павел. Услыхав от него проповедь Евангелия, Онисим нравственно возродился. Слова апостола возбудили в нем искреннее раскаяние и пламенную веру во Христа. Онисим крестился и стал всюду следовать за апостолом, помогая и служа ему с усердием. Когда св. Павел подвергся гонению и заточению, он не оставил его, но еще ревностнее продолжал служить ему. Павел полюбил Онисима и желал его навсегда удержать при себе, но узнав, что он принадлежит Филимону, не счел себя вправе оставлять его без воли господина. Он послал Онисима к Филимону с письмом, в котором просил за него прощения и увещевал Филимона милостиво принять раба своего, как брата во Христе. «Прошу тебя, – писал апостол Павел в Послании к Филимону, – о сыне моем Онисиме, которого родил я в узах моих. Он был некогда негоден для тебя, а теперь годен тебе и мне; я возвращаю его. Ты же прими его, как мое сердце. Я хотел при себе удержать его, дабы он вместо тебя послужил мне в узах за благовествование, но без твоего согласия ничего не хотел сделать, чтобы доброе дело твое было не вынужденное, а добровольное. Ибо, может быть, он для того на время отлучился, чтобы тебе принять его навсегда, не как уже раба, но выше раба, брата возлюбленного, особенно мне, а тем больше тебе и по плоти, и в Господе. Итак, если ты имеешь общение со мною, то прими его, как меня. Если же он чем обидел тебя или должен, считай это на мне. Я, Павел, написал моею рукою: я заплачу; не говорю тебе о том, что ты и самим собою мне должен. Так, брат, дай мне воспользоваться от тебя в Господе; успокой сердце мое в Господе» (Флп.1:10–19). Из этих слов св. апостола Павла ясно видно, с какою любовью он относился к Онисиму, и как этот последний был достоин такого доверия и любви со стороны великого апостола языков.

Филимон, получив послание св. апостола Павла, не только простил Онисима, но и принял его с распростертыми объятиями и даровал ему свободу. После этого Онисим возвратился к апостолу Павлу и служил ему с ревностью и усердием. По смерти великого учителя своего он пошел проповедовать слово Божие в отдаленные страны и был причислен к лику 70-ти апостолов. Онисим был с евангельской проповедью в Испании и во многих городах Греции и Малой Азии. Уже в глубокой старости он был поставлен епископом Ефесской Церкви, после Тимофея и Иоанна Богослова. Св. Игнатий Богоносец упоминает о нем в одном из посланий своих, как о человеке благочестивом и деятельном, ревностно исполнявшем пастырские обязанности свои. Несколько лет он был епископом Ефесским, обращал язычников ко Христу, укреплял верующих поучениями и примером своей добродетельной жизни. В царствование римского императора Траяна возникло гонение на христиан, и Онисим был призван в Рим.

Приведенный на суд к епарху Тертуллу, Онисим с твердостью исповедал имя Христово. На вопрос епарха, кто он и какого рода, он отвечал: «Я христианин, в молодости был рабом некоего мужа, а теперь я верный раб Господа и Бога моего Иисуса Христа». – «Что же тебя заставило перейти к другому господину?» – спросил епарх. Онисим отвечал: «Познание истины и возненавидение идолопоклонства». – «Какою же ценою купил тебя господин твой?», – спросил епарх. «Сын Божий Иисус Христос, – ответствовал Онисим, – честною Своею кровью искупил меня от погибели, как написано: не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценной кровью как агнца непорочного и пречистого Христа (1Пет.1:18–10)». На вопрос епарха, что у христиан называется суетным житием, Онисим отвечал: «Суетное житие есть беззаконное прелюбодеяние, которое за малое наслаждение плотское приготовляет сластолюбцам вечный огонь; сребролюбие, через которое часто мы обижаем ближнего; чародейство, исходящее от бесов; гордость, надмевающаяся над другими высокоумием; зависть, которая внушила Каину братоубийство; злословие и необузданность языка, распространяющие на всех посмеятельство, лицемерие и ложь, враги истины, друзья диавола, посредством которых он соблазнил Еву; гнев, изобретатель проклятия, возбудитель брани, убийства отец; пьянство, сожительствующее с невоздержанием, которое есть сестра сладострастию и мать сквернословия, чуждая доброго помысла, отвратительная нравом и словом. Все это суть житие суетное. А источник и мать суетного жития – идолослужение; оно помрачает ум, делает вас пленниками греха и удаляет от спасительного познания Бога и закона Его. От этого суетного жития, обличаемого Священным Писанием, я старался удалиться, как от волнующегося моря и пристал к доброму пристанищу, которое есть вера во единого Бога, и любовь к ближнему. И тебя увещеваю, Тертулл, познай истину, оставь суету временную, прими закон любви к ближнему и обратись с верою к Создателю и Спасителю. Он примет тебя, ибо не хочет погибели прогневляющих Его, но радуется их покаянию и обращению и прощает им прежние их согрешения». Эти слова, исполненные кротости и любви, раздражили епарха. «Так ты не только сам упорствуешь в заблуждениях своих, – воскликнул он, – но и нас желаешь обратить к ним? Ты за это будешь наказан мучениями». – «Мучения не страшат меня, – отвечал Онисим, – среди страданий надежда на будущую жизнь утешит и сила Христова укрепит меня». Тогда епарх повелел заключить св. Онисима в темницу, в которой он пребывал восемнадцать дней, радуясь и благодаря Господа Бога за все, что он посылает ему. Св. Онисима посещали в темнице многие из христиан, сочувствуя его страданиям за Христа, а из неверных он многих в эти дни своей проповедью обратил к вере Христовой. По прошествии восемнадцати дней епарх изгнал св. Онисима из Рима и послал его в заточение в приморский город Путеолы (в итальянской провинции Кампании), где св. Онисим продолжал без страха проповедовать Евангелие и обращать язычников. Узнав об этом, Тертулл вновь призвал его на суд и, видя его непреклонность к вере, велел жестоко бить его и потом предал смертной казни. Одна христианка, царского рода, взяла обезглавленное тело св. мученика и положила его в серебряную раку.

По другим известиям, св. апостол Онисим был побит камнями в Риме вскоре после кончины св. Игнатия Богоносца, а усеченный в Путеолах есть другой Онисим39). Мощи св. апостола Онисима и церковь во имя его были в Константинополе в 1200 году, как передает русский паломник Антоний.

Память св. апостола Онисима празднуется 15 февраля.

Св. Епафрас

O св. апостоле Епафрасе упоминает св. апостол Павел в Послании к Филимону: Приветствует тебя Епафрас, узник вместе со мною ради Христа Иисуса (Флп.1:23). Епафрас был епископом Колоссайским и вместе Лаодикийским и Иерапольским. Он был заключен в темнице со св. апостолом Павлом в Риме, откуда и писал св. апостол Павел Колоссянам: Приветствует вас Епафрас ваш, раб Иисуса Христа, всегда подвизающийся за вас в молитвах, чтобы вы пребыли совершенны и исполнены всем, чем угодно Богу. Свидетельствую о нем, что он имеет великую ревность и заботу о вас и о находящихся в Лаодикии и Иераполе (Кол.4:12–13).

Св. Архипп

Св. апостол Архипп, о котором упоминает св. апостол Павел в Послании к Филимону (Флп.1:2), был епископом в Колоссах после св. апостола Епафраса. Здесь же св. Архипп принял мученическую смерть вместе с апостолом Филимоном и супругой его Апфией, о чем подробно описано в жизни св. апостола Филимона.

Особое празднество св. Архиппу 19 февраля и 22 ноября.

Св. Сила

Св. апостол Сила был учеником и ближайшим сотрудником св. первоверховного апостола Павла. Вместе с ним он проповедовал Слово Божие (Деян.16:19–24). Впоследствии он был епископом Коринфа и ревностно распространял веру Христову, подкрепляя свое учение знамениями и чудесами. Память его Святая Церковь празднует 30 июля.

Св. Силуан

Св. Силуан трудился в благовествовании Святого Евангелия вместе с первоверховными апостолами Петром и Павлом, которые упоминают о нем в своих посланиях (1Пет.5:12; 2Кор.1:19). Он занимал епископскую кафедру в македонском городе Солуни и много пострадал за имя Христово. Память его совершается 30 июня.

Св. Крискент

Св. Крискент был деятельным сотрудником св. апостола Павла в деле благовествования Христова. Апостол Павел послал его на проповедь в Галатию (2Тим.4:10), где и был епископом. Потом он проповедовал Евангелие в Галлии или нынешней Франции и, поставив ученика своего Захария епископом городу Виенне, возвратился в Галатию, где мученически скончался в царствование императора Траяна.

Память св. апостола Крискента совершается 30 июля.

Св. Крисп

Св. Крисп был до обращения своего в христианство начальником иудейской синагоги. Услыхав евангельскую проповедь св. апостола Павла, он уверовал во Христа со всем домом своим и был крещен Павлом (Деян.18:8; 1Кор.1:19). Впоследствии он был епископом на острове Эгине, прилегающем к Пелопоннесу, между Эгейским и Ионийским морями.

Св. Епенет

О св. апостоле Епенете упоминает св. апостол Павел в Послании к Римлянам в таких выражениях: Приветствуйте возлюбленнаго моего Епенета, который есть начаток Ахаии для Христа (Рим.16:5). Св. Епенет был епископом в Карфагене.

Память его Церковь празднует 30 июля.

Св. Андроник

Св. апостол от 70-ти Андроник был сродником апостола Павла и сподвижником его в трудах апостольских. Он уверовал во Христа еще до обращения св. апостола Павла, как видно из слов последнего: Приветствуйте Андроника и Иунию, сродников моих и узников со мною, прославившихся между апостолами и еще прежде меня уверовавших во Христа (Рим.16:7). Св. апостол Андроник был епископом в Паннонии, но проповедовал и в других странах. Вместе со своей помощницей Иунией он обратил ко Христу множество язычников, создавал Церкви и исцелял недуги. После многих трудов и страданий от неверных св. апостол Андроник мирно скончался.

Впоследствии, в царствование Аркадия и Гонория, св. мощи Андроника и Иунии были обретены в Евгении, близ Константинополя, вместе с мощами других мучеников Христовых. На месте, где были погребены тела св. мучеников, стали совершаться многие исцеления и чудеса. Епископ той страны раскопал землю и обрел много св. мощей. Вскоре после этого одному клирику, по имени Николай Каллиграф, отличавшемуся своей добродетельной жизнью, было откровение, что среди обретенных мощей находятся св. мощи апостола Андроника.

Память св. апостола Андроника Св. Церковь празднует 17 мая, 30 июля и 4 января.

Св. Стахий

Св. апостол Стахий, о котором упоминает св. апостол Павел в своем Послании к Римлянам, называя его возлюбленным (Рим.16:9), был поставлен св. апостолом Андреем Первозванным первым епископом Византийским. Вместе со св. Андреем он участвовал в создании Церкви в городе Аргирополе, куда съехалось множество христиан, чтобы послушать поучения, какие здесь предлагались народу. В заботах о спасении вверенной паствы, св. апостол Стахий епископствовал шестнадцать лет.

Память его 31 октября.

Св. Амплий

Св. апостол Амплий, о котором упоминает св. апостол Павел в своих посланиях (Рим.16:8), был поставлен на епископство св. апостолом Андреем. Он был епископом в городе Диосполе, где ревностно проповедовал слово Божие и истреблял идолов. При этом у него происходили частые столкновения с язычниками-эллинами и иудеями, которые везде старались воспрепятствовать распространению слова Божия. В этих столкновениях св. апостол Амплий принял мученический венец; он был умерщвлен в городе Осиссе язычниками.

Память его празднуется 31 октября.

Св. Урбан

В своем Послании к Римлянам св. апостол Павел называет апостола Урбана своим сотрудником во Христе (Рим.16:9). Св. Урбан был епископом в Македонии где принял мученическую кончину.

Память его 31 октября.

Св. Наркисс

Св. апостол Наркисс был епископом в Афинах, поставленный на это служение св. апостолом Филиппом из 12-ти. Здесь он деятельно проповедовал Христа, несмотря на многие невзгоды и преследования со стороны иудеев и язычников. О нем упоминает апостол Павел, как о близком и дорогом ему человеке (Рим.16:11).

Память его совершается 31 октября.

Св. Апеллий

О св. Апеллии св. апостол Павел говорит, как об испытанном апостоле (Рим.16:10). Он был епископом в Ираклии. Память его 31 октября.

Св. Аристовул

Св. апостол Аристовул, о котором упоминает св. апостол Павел в своем Послании к римлянам (Рим.16:10), происходил родом из Кипра и был братом св. апостола Варнавы. Апостол Павел поставил его епископом Британии, где он и трудился во благовестии Христовом. При этом ему пришлось много пострадать от свирепых мучителей из язычников. Несмотря на все невзгоды и страдания эти, св. апостол Аристовул просветил Британию светом Христова Евангелия, многих обратил ко Христу, устроил и упорядочил британскую Церковь, поставил пресвитеров и диаконов, и после многих трудов мирно отошел ко Господу.

Память св. апостола Аристовула Церковь празднует 16 марта и 31 октября.

Св. Агав

Св. Агав, принадлежащий к лику 70-ти апостолов Христовых, был исполнен даром пророчества. Из книги Деяний апостольских узнаем, что он, вдохновленный Духом Святым, предвозвестил большой город, имеющий быть в Иудее и во всей Римской истории (Деян.11:28). Он же предвозвестил апостолу Павлу узы, ожидавшие его в Иерусалиме. Когда св. апостол Павел направлялся в Иерусалим и остановился на пути в Кесарии, св. Агав вошел в собрание верующих, слушавших Павла, взял пояс Павлов и, связав им руки и ноги, сказал: Так говорит Дух Святой: мужа, чей этот пояс, так свяжут в Иерусалиме иудеи и предадут в руки язычников (Деян.21:11). Пророчество св. Агава исполнилось. Св. апостол Агав проповедовал Христа во многих странах и многих обратил ко Господу.

Память его 8 апреля.

Св. Руф

Св. апостол Руф, о котором упоминает св. апостол Павел следующими словами: Приветствуйте Руфа, избранного в Господе, и матерь его и мою (Рим.16:13), был епископом в греческом городе Фивах, где и подвизался в апостольских трудах.

Память его празднуется 8 апреля.

Св. Асинкрит

Св. апостол Асинкрит, один от 70-ти, о котором упоминает св. апостол Павел (Рим.16:14), был епископом в Иркании, – стране, находящейся в Азии, где много пострадал за имя Христово.

Память его празднуется 8 апреля.

Св. Флегонт

Св. апостол Флегонт, упоминаемый в Послании св. апостола Павла к Римлянам (Рим.16:14), был епископом города Марафона во Фракии.

Память его 8 апреля.

Св. Иродион

Св. Иродион, один от 70-ти апостолов, был сродником св. первоверховному апостолу Павлу (Рим.16:11). Он проповедовал слово Божие и был епископом в Патрах. Последовав за св. апостолом Петром в Рим, он в день распятия его был обезглавлен вместе со св. апостолом Олимпом и другими христианами.

Память его совершается Церковью 8 апреля и 10 ноября.

Св. Ерм

Св. апостол Ерм, ученик и сотрудник св. апостола Павла в деле благовествования Христова (Рим.16:14), был епископом в городе Филиппополе и скончался, приняв от неверных венец мученический.

Память ему совершается Церковью 8 марта и 5 ноября.

Св. Патров

Св. апостол Патров один из 70-ти. О нем упоминает в своем послании апостол Павел: Приветствуйте… Патрова (Рим.16:14). Он был епископом в Неаполе и Путеоле, многих крестил и привел ко Христу.

Память его 5 ноября.

Св. Ермий

Св. Ермий, один от 70-ти, которого не должно смешивать с апостолом Ермом, принадлежащим к лику 70-ти апостолов, был епископом в Далмации. Апостол Павел относился к нему, как к брату и любимому о Христе учениц.

Память его празднуется 8 апреля и 31 мая.

Св. Лин

Св. апостол Лин, о котором с любовью упоминает св. Павел в Послании к Тимофею (2Тим.4:21), был епископом Римской Церкви, непосредственно после св. первоверховного апостола Петра.

Память его 5 ноября.

Св. Гаий

Св. Гаий – один из 70-ти апостолов. В своем Послании к Римлянам св. апостол Павел называет его странноприимцем своим и всей Церкви (Рим.16:23). Он был епископом в Ефесе после св. Тимофея.

Память его празднуется 5 ноября.

Св. апостол Филолог

Св. апостол Филолог, о котором упоминает апостол Павел словами:Приветствуйте Филолога (Рим.16:15), был епископом в Синопе, рукоположенный св. апостолом Андреем Первозванным. Он претерпел много напастей и скорбей и многих привел ко Христу, после каковых трудов предал с миром святую душу свою Богу.

Память его празднуется Св. Церковью 5 ноября.

Св. апостол Лукий

Св. апостол Лукий, успоминаемый св. апостолом Павлом в Послании к Римлянам (Рим.15:21), был епископом в Лаодикии Сирийской.

Память его Церковь празднует 10 сентября.

Св. Иасон

О св. апостоле Иасоне упоминает в Послании к Римлянам св. апостол Павел, где называет его, вместе с апостолом Сосипатром, своим сродником (Рим.16:21). Св. Иасон происходил родом из города Тарса, где и обратился ко Христу. По принятии Св. Крещения, он, вместе с апостолом Сосипатром, был учеником апостола Павла. Св. Иасон был поставлен епископом своего отечественного города Тарса и благоустроил Тарсийскую Церковь. Он ревностно проповедовал Христа с апостолом Сосипатром и в других странах. В своих апостольских путешествиях они достигли о. Корцир, где воздвигли прекрасную церковь во имя св. первомученика Стефана. Здесь они обратили многих к вере Христовой, но впоследствии, оклеветанные перед царем Корциры, были посажены в темницу, где своей богодухновенной беседой привели к вере семерых находившихся с ними разбойников. Обратившиеся разбойники, по повелению царя, были посажены в чан, наполненный горячей смолой и серой и, таким образом, скончались мученически; темничному стражу, также уверовавшему во Христа, была усечена глава. Свв. же апостолы были преданы на мучения и потом снова заключены в узы. Видя их страдания, их мужество и веру во Христа, дочь царская Керкира также уверовала во Христа. Ни угрозы, ни ласки отца не могли отклонить ее от веры Христовой. Тогда царь отдал ее на жестокие мучения, и св. мученица Христова после многих страданий предала душу свою Богу. Царь, разгневанный на христиан, стал жестоко гнать и преследовать их, но был вскоре поражен судом Божиим и утонул в море. Тогда свв. апостолы Иасон и Сосипатр были выпущены из темницы и невозбранно учили народ слову Божию. После этого воцарился на Корцире другой царь и, узнав о свв. апостолах, повелел их посадить в железную кадь с горячей смолой, серой и воском. Но свв. апостолы благодатью Христовой остались невредимы, а из стоявших тут неверных многие были попалены. Увидав это, многие, ужаснувшись чуду, уверовали во Христа. Уверовал и сам царь, который повергся ниц и, рыдая, восклицал: «Боже Иасонов и Сосипатров, помилуй мя!» Свв. Иасон и Сосипатр наставили царя и всех с ним уверовавших в истинах Христовой веры и крестили их. После того свв. апостолы воскресили силой Христовой царского сына, вскоре после того внезапно умершего. На Корцире было построено множество церквей, и Церковь Христова каждый день приобретала себе множество новых членов. Св. апостол Иасон скончался в глубокой старости.

Память ему празднуется 28 апреля.

Св. Сосипатр

Св. апостол Сосипатр, сродник апостола Павла (Рим.16:21) был родом из Ахаии. Вместе со св. апостолом Иасоном он был учеником св. апостола Павла и предпринимал апостольские путешествия, о которых подробно рассказано в житии св. апостола Иасона. Св. Сосипатр был епископом Иконийской Церкви и мирно скончался в глубокой старости.

Память ему празднуется 28 апреля.

Св. Олимп

Св. апостол Олимп, или Олимпан, о котором воспоминает св. Павел в Послании к Римлянам (Рим.16:15), последовал за апостолом Петром в Рим вместе с апостолом Иродионом, и там, по повелению римского императора Нерона, усечен мечом в тот же день, в который распят св. апостол Петр.

Память св. апостола Олимпа празднуется 10 ноября.

Св. апостол Терций

Св. апостол Терций, один от 70-ти, был одним из ближайших учеников и сотрудников св. апостола Павла. Трудясь и подвизаясь на ниве евангельской под непосредственным руководством великого апостола языков, он в то же время исполнял и частные его поручения. Известно, что Послание апостола Павла к Римлянам написано было апостолом Терцием, так как апостол Павел, по его собственному свидетельству, имел неразборчивый почерк и затруднялся сам переписывать свои послания. О том, что св. апостол Терций переписывал Послание к Римлянам, узнаем из этого последнего, где находим следующие слова: Приветствую вас в Господе и я Терций, писавший сие послание (Рим.16:22).

Св. апостол Терций был епископом в Иконии после св. апостола Сосипатра, где и удостоился принять мученический венец.

Память его празднуется 10 октября и 10 ноября.

Св. Эраст

Св. апостол Эраст был сперва диаконом и казнохранителем Иерусалимской Церкви (Рим.16:23), а потом епископом в Панеаде.

Память его празднуется 30 ноября.

Св. Кварт

Св. апостол Куарт, или Кварт, один из 70-ти, упоминаемый св. апостолом Павлом (Рим.16:23), много пострадал за свое благочестие, обратил многих греков ко Христу и мирно скончался в сане епископа города Берита.

Память его празднуется 10 ноября.

Св. Евод

Св. апостол Евод был первым преемником св. апостола Петра в Антиохии и предместником св. Игнатия Богоносца. Св. Евод был епископом 27 лет и скончался мученической смертью в гонение Нерона, в 66 году по Рождестве Христовом.

Память его празднуется Церковью 7 сентября.

Св. Онисифор

Об этом святом упоминает св. апостол Павел в Послании к Тимофею, в следующих словах: Да даст Господь милость дому Онисифора за то, что он многократно покоил меня и не стыдился уз моих, но, быв в Риме, с великим тщанием искал меня и нашел. Да даст ему Господь обрести милость у Господа в оный день; а сколько он служил мне в Ефесе, ты лучше знаешь (Тим.1:16–18). Он был епископом в Колофонии и Киринее. По преданию, он принял мученическую кончину на берегу Геллеспонта, в городе Парии, быв привязан к диким коням и влачим ими 14 миль.

Память его празднуется 7 сентября и 8 декабря.

Св. священномученик Климент, папа Римский

Св. Климент родился в Риме в языческой семье. Родители его – Фавст и Матфидия – происходили из знатного рода, и были родственниками императоров Августа и Тиверия. У них родились три сына: сначала близнецы – Фавстин и Фавстиниан и, наконец, Климент. За свои добродетели это семейство пользовалось уважением и почетом среди сограждан. Но покой и счастье семьи неожиданно были нарушены происками недостойного брата Фавста. Несмотря на близкое, кровное родство, этот порочный человек прельстился красотой жены своего брата и склонял Матфидию к нарушению супружеской верности. По своей целомудренности, она всеми силами старалась отклонить его искушения. Она не смела обличить его, ничего не говорила даже мужу, справедливо думая, что об их семействе пройдет дурной слух и в народе обесславится их честный дом, до сей поры пользовавшийся справедливым уважением. Долго Матфидия боролась со своим искусителем, но, наконец, увидела, что не сможет избавиться от его бесстыдных настоятельных требований, если не удалится на время из своего дома. Тяжело ей было оставить родной город, дом, в котором она наслаждалась семейным счастьем, и любимого мужа, но другого выхода она не находила. Наконец, решившись исполнить придуманный ею заранее план, она сказала своему мужу: «Господин мой! В эту ночь я видела дивный сон, – видела одного честного и богоподобного мужа, говорившего мне: ты и двое детей твоих близнецы, если не удалитесь из дому своего на 10 лет, то погибнете». Фавст пришел в ужас, услышав о грозе, собравшейся над его семейством. Обсудив виденный Матфидиею сон, он признал его за предостережение богов и решился отклонить от себя и своего семейства предсказанное бедствие. Он отпустил из Рима свою супругу со старшими сыновьями на 10 лет в Афины, потому что считал гораздо лучшим для себя, если любимая жена и дети, хотя и разлучатся с ним, но будут живы, чем своими глазами видеть их гибель. Снарядивши корабль и все, что было нужно для пути, он отправил свою супругу с двумя сыновьями Фавстином и Фавстинианом в Афины, и приказал по прибытии отдать детей в эллинские школы.

Со слезами расстались супруги и утешались только тем, что разлуку свою считали недолговременной. Но по премудрым судьбам Промысла Божия не суждено было исполниться их расчетам. Прежде, нежели соединилось это добродетельное семейство, оно должно было претерпеть всевозможные бедствия, которые, по Божию усмотрению, привели его на путь истины и спасения.

Через несколько дней по отплытии Матфидии поднялась на море ужасная буря, и корабль, гонимый волнами и ветром, разбился. Все бывшие на корабле утонули, одна Матфидия была выброшена волнами на большой азиатский остров. Но она не могла радоваться своему спасению, сетуя о потере своих детей.

Скорбь ее была так велика, что она снова хотела броситься в море. Но жители острова, увидев Матфидию в таком жалком положении, сжалились над ней и увели в свой город. Здесь некоторые страннолюбивые женщины пришли к ней и, сколько могли, старались утешить ее. Одна из них – бедная вдова, радушно предложила ей пристанище, сказав: «Если ты хочешь, живи со мною в моем доме, вместе будем трудиться и доставать насущное пропитание». Матфидия приняла предложение доброй женщины и поселилась у нее. В этом убогом доме, снискивая насущный хлеб трудами рук своих, ей пришлось прожить около 24 лет.

Дети ее, Фавстин и Фавстиниан, которых она считала погибшими, также по воле Божией были спасены. В то время, когда корабль разбился, их увидели морские разбойники, отвезли в Кесарию Стратонийскую и продали одной женщине, по имени Иуста. Эта добрая женщина научила и воспитала их, как своих детей. Здесь они услышали евангельскую проповедь и, приняв св. крещение, последовали за апостолом Петром.

Фавст, оставшись в Риме, не знал о бедствиях, постигших его супругу и детей. Спустя год по отбытии Матфидии в Афины, он послал туда своих рабов узнать, как живут его супруга и дети. Но рабы никого там не нашли и, возвратившись в Рим, объявили об этом Фавсту. Зная, что слезами горю не поможешь, он деятельно начал разыскивать свою супругу. Сперва расспрашивал о ней во всех пристанях Рима, не видал ли кто ее или, наконец, не нашел ли кто трупа женщины с двумя малютками. Но все поиски были тщетны, поэтому, приготовив судно, Фавст отправился на поиски в чужие страны, а младшего сына Климента оставил в Риме на попечении своих верных рабов. Много лет он провел в поисках своей супруги, обойдя все места, в которых надеялся встретить. Наконец, убедившись, что все усилия отыскать супругу тщетны, он решил не возвращаться домой, думая, что несправедливо одному наслаждаться мирскими благами, отказался от всех почестей и славы и скитался, как нищий, по чужим странам.

Не радостна была жизнь и для Климента, оставшегося в Риме. Он возмужал, природа наделила его прекрасными душевными дарами, он получил отличное образование, был богат и знатен, но все это было лишь в тягость ему. С юных лет Климент не видал родительской ласки, с детства рос под чужим надзором. Постоянно плакал о своих родителях, которых считал погибшими, потому что около 24 лет минуло, как отбыл отец, и после этого он не получал никаких известий. От постоянного горя Климент, несмотря на свою молодость, казался дряхлым.

Однажды ему случилось разговаривать с одним благочестивым человеком, который сказал, что в Иудею пришел Сын Божий, обещающий в жизни будущей вечное спасение и неизреченные блага всем, исполняющим волю Небесного Отца. Внимательно выслушав это благовестие, Климент решил подробнее узнать жизнь и учение Христа. Для этого он оставил дом и отправился морем в Иудею, где благовествование Христово было уже довольно распространено. Буря занесла корабль в Александрию, где Климент, встретившись со св. апостолом Варнавой, с глубоким вниманием слушал его проповедь. Приготовленный таким образом к принятию христианства, Климент отправился в Кесарию, где с радостью принял крещение от св. апостола Петра и последовал за ним с его учениками, между которыми были и старшие братья Климента – Фавстин и Фавстиниан. Ни Климент, ни его братья этого не знали, потому что еще в детстве были разлучены друг с другом.

Отправясь в Сирию, св. апостол Петр послал вперед Фавстина и Фавстиниана, а Климента оставил при себе и вместе с ним плыл по морю. По воле Божией корабль пристал к тому острову, куда была выброшена волнами мать Климента, Матфидия. Св. апостол Петр с некоторыми из своих учеников вышел на берег, чтобы запастись продовольствием, а Климент остался на корабле. При городских воротах апостол увидел Матфидию, просящую милостыню. От старости, и еще более от постоянного горя, она не могла уже своими трудами доставать пропитание и вместе со старушкой, приютившей ее в своем доме, жила подаянием. Из разговора с Матфидией св. Петр узнал, что она мать Климента, который еще до остановки корабля у этого острова рассказал апостолу Петру несчастную историю своего семейства. В утешение Матфидии апостол сказал ей, что она скоро увидит своего сына, взял ее за руку и повел к кораблю. Климент, встретив их, с недоумением смотрел на женщину, следовавшую за апостолом; а Матфидия, в свою очередь, недоумевала, смотря на Климента, начиная признавать его по сходству лица его с лицем отца. Велика была радость, когда св. апостол Петр разъяснил их недоумение. Климент со слезами припал к ногам матери, обнимал и целовал их. Естественно, что Климент не мог оставить свою мать в таком убогом положении: он взял ее и старушку, у которой проживала она в доме, и отправился с ними в Лаодикию. Фавстин и Фавстиниан, ранее туда прибывшие, спрашивали Климента, что это за женщины с ним были. Из его рассказа они узнали, что Климент их брат, а Матфидия – мать. Здесь повторилось то же радостное зрелище, какое было при встрече Климента с матерью. Все плакали от умиления и благодарили Господа, так чудно их соединившего.

По просьбе Матфидии апостол Петр крестил ее в одном прикровенном месте. Теперь одно только омрачало светлую радость этого благочестивого семейства, это память о мнимо погибшем Фавсте, но Промысел Божий не замедлил излить свои милости, и через того же апостола Петра возвратил в среду их Фавста. Апостол Петр, случайно узнав из разговора с Фавстом о его семейных несчастьях, взял его в свое жилище, где уже находились его жена и дети. Несмотря на долгую разлуку, супруги узнали друг друга и долго не могли выговорить слова от радости. Сколько было пролито слез при этом свидании! Как радовался отец при виде сыновей своих! Все прежние горести были забыты; после многоразличных несчастий и бедствий все благочестивое семейство снова соединилось и в теплой молитве возблагодарило всеблагого Бога.

Блаженный Климент был неразлучным учеником апостола Петра, разделял с ним все его путешествия, труды и скорби от гонений за Христа и участвовал в проповедании благовестия Христова. Еще до своей страдальческой кончины от Нерона Петр поставил Климента во епископа. После смерти апостола Петра и епископов Лина и Клита, Климент мужественно и с великодушным терпением управлял Римской Церковью, возмущаемой от мучителей, твердо пас стадо Христово, которое, как хищные волки, хотели расхитить разные лжеучители и гонители. Многих язычников присоединил он к Церкви Христовой не только из простого народа, но и из людей благородных и знатных, даже из рода царского.

Но когда св. Климент так доблестно управлял своей Церковью, диавол, исконный враг всякого добра, внушил нечестивую мысль одному воину по имени Торкутиан вооружить язычников против Климента. Взволнованный народ обратился к градоначальнику Мамертину и говорил ему, что Климент унижает и поносит их богов, потому пусть или принесет жертву богам или погибнет. Напрасно верные защищали своего пастыря, тщетно говорили они, что, кроме добра, он ничего не сделал. Климента позвал градоначальник на суд. В сильных выражениях убеждал его градоначальник, говоря, что он будто бы позорит благородный род свой, отвергая отечественных богов, и советовал ему обратиться к прежнему языческому идолослужению. Святитель мужественно защищал Христово учение и обличал суеверие невежественного народа. Градоначальник, выслушав Климента, не нашел его виновным, но счел за нужное известить об этом императора Траяна. Траян предписал, чтобы Климента, если он не принесет жертвы языческим богам, послать в заточение в пустынное место близ Херсонеса. Градоначальник Мамертин, получив ответ императора, упрашивал св. Климента, чтобы он не подвергал себя добровольному изгнанию и принес жертву богам. Но Климент хотел лучше терпеть заточение, чем изменить своей святой вере. Он много говорил об этом с градоначальником и слова святого так подействовали на последнего, что он со слезами отпустил от себя святителя Божия. Многие из верующих отправились с Климентом, желая лучше терпеть изгнание со своим святителем и учителем, чем свободно жить в родном городе среди язычников.

На месте ссылки Климент нашел более 2000 христиан, в разные времена туда сосланных, осужденных на обтесывание камня в горах. На то же тяжелое дело осужден был и Климент. Благодушно переносил он тяжелые труды и все бедствия и своим примером и учением утешал других несчастных, разделявших с ним горькую участь. Тяжелое положение сосланных христиан усиливалось еще и тем, что не было близко воды. Изнуренные трудами, они еще должны были доставать себе воду издалека. По молитве св. Климента ему было чудное видение, через которое он узнал, где можно найти источник. Св. Климент раскопал на том месте землю, и источник чистой воды полился перед глазами изумленных и вместе с тем обрадованных христиан. Слух об этом чуде святого разнесся по всей стране и привлек к нему множество желающих узнать от него истинный путь ко спасению. Божественная благодать, содействующая его усердию, была причиной того, что каждый день он крестил множество язычников. Под его руководством по всей стране стали строить храмы Божии, а языческие капища с идолами разрушать. Его проповедь была так действенна, что вскоре не осталось ни одного идола и все неверные приняли св. крещение.

Услышав об этом, император Траян послал на место заточения св. Климента игемона Авфидиона, который по прибытии начал истязать христиан разными муками. Но видя их непоколебимость в вере, их ревностное желание пострадать за Христа, он велел утопить виновника этого богоугодного дела – св. Климента. Когда был утоплен этот св. муж, народ, в великом числе собравшийся на берегу моря, горько плакал о кончине своего пастыря и учителя. По молитве его учеников Корнилия и Фива море отступило от берегов на несколько стадий и все верные увидели храмину, где лежали честные мощи мученика. Когда же хотели взять его св. тело, то Господь восхотел чудодейственно прославить своего раба и открыл ученикам святого, что каждый год в память блаженной кончины святого вода морская будет отступать от берега до семи дней, – и верующие в продолжение этого времени будут приходить на поклонение угоднику Божию. И, действительно, со времени царствования Траяна до царствования Никифора, царя Греческого, море отступало от берегов. Много было чудес, когда верующие стекались на поклонение честным мощам св. Климента во время морского отлива. Особенно замечательно одно из них. В один год забыт был отрок в нерукотворной обители св. Климента, и море скрыло его. Горько плакали родители отрока о его погибели, но Господь, по молитвам угодника Своего, сохранил ребенка от погибели. В следующий год, когда снова отступило море и родители мнимо погибшего отрока пришли поклониться мощам св. Климента, нашли своего сына в обители святого живым и здоровым. На вопрос как он сохранился живым под водой, мальчик отвечал, что св. Климент сохранил меня и отгонял всякий страх. Велика была радость родителей отрока и всего народа, собравшегося на поклонение св. угоднику Божию.

Но в один год царствования Никифора, царя Греческого, не было обыкновенного морского отлива и так продолжалось более 50 лет. В IX в. пришли в Херсонес Кирилл и Мефодий, шедшие на проповедь к хозарам. Они побуждали епископа Георгия разыскать честные мощи священномученика Климента. Еп. Георгий отправился в Константинополь и рассказал обо всем царю Михаилу III и патриарху Игнатию. Отсюда был отправлен клир для отыскания мощей св. Климента. По прибытии в Херсонес посланное из Константинополя духовенство с Кириллом и Мефодием отправилось на морской берег с духовными песнопениями, но вода не расступалась. По захождении солнца все сели на корабль; около полуночи показался свет из глубины моря и сначала явилась глава, а потом и все мощи св. священномученика, которые и были честно отнесены в город и положены в св. апостольской церкви. Когда начали совершать литургию, Господь еще раз чудодейственно прославил своего угодника. Многие, одержимые различными болезнями, получали исцеление от мощей священномученика.

О св. священномученике Клименте упоминает в Послании к Филиппийцам апостол Павел, когда говорит: Ей прошу… помогай им, подвизавшимся в благовествовании вместе со мною и с Климентом и с прочими сотрудниками моими, которых имена – в книге жизни (Флп.4:3).

После св. Климента, папы Римского, осталось Послание его к Коринфянам, в подлинности которого никто не сомневается. Имеющийся же отрывок из другого Послания его к Коринфянам некоторые подвергают сомнению. Послание св. Климента было вызвано несогласиями, которые возникли в Церкви Коринфской между ее клиром и народом. Оно исполнено евангельского духа и все проникнуто высоким чувством христианской любви и кротости. Св. Климент представляет коринфянам преимущества мира и бедствия, происходящие от раздора, и убеждает их повиноваться пастырям Церкви. Послание св. Климента к Коринфянам пользовалось в древней Церкви глубоким уважением.

Память св. священномученика Климента Св. Церковь празднует трижды в году: 22 апреля, 10 сентября и 25 ноября.

Св. Сосфен

Об этом святом есть сказание в Деяниях апостолов, где говорится, что все эллины, схватив Сосфена, начальника синагоги, били его пред судилищем (Деян.18:17). Кроме того, апостол Павел, начиная первое Послание к Коринфянам, приветствуя коринфских христиан от себя, также приветствует и от имени Сосфена: Павел, волею Божию призванный апостол Иисуса Христа, и Сосфен брат (1Кор.1:1). Впоследствии св. Сосфен был епископом в Колофонии.

Празднование памяти его совершается Церковью 30 марта и 8 декабря.

Св. Аполлос

Об этом апостоле в Деяниях апостольских говорится, что некто иудей, именем Аполлос, родом из Александрии, муж красноречивый и сведущий в Писаниях, пришел в Еф. Он был наставлен в начатках пути Господня и, горя духом, говорил и учил о Господе правильно, зная только крещение Иоанново. Он начал смело говорить в синагоге. Услышав его, Акила и Прискилла приняли его и точнее объяснили ему путь Господень. А когда он вознамерился идти в Ахаию, то братья послали к тамошним ученикам, располагал их принять его; и он, прибыв туда, много содействовал уверовавшим благодатью. Ибо он сильно опровергал иудеев, всенародно доказывая Писанием, что Иисус есть Христос (Деян.18:24–28). Св. апостол Павел в Послании к Коринфянам упоминает об Аполлосе в следующих словах: Ибо когда один говорит: «я Павлов», а другой: «я Аполлосов», то не плотские ли вы? Кто Павел? Кто Аполлос? Они только служители, чрез которых вы уверовали, и притом поскольку каждому дал Господь. Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог (1Кор.3:4–6). Сей апостол Аполлос был епископом Смирнским еще прежде св. священномученика Поликарпа.

Память его празднуется 30 марта и 8 декабря.

Св. Тихик

Об этом святом упоминается в Деяниях апостольских, что при путешествии апостола Павла в Сирию через Македонию его сопровождали до Ассии и в Троаде ожидали, кроме многих мужей также и Тихик (Деян.20:4). Апостол Павел в Послании к Ефесеям говорит, что об обстоятельствах, в которых находится он – апостол, возвестит вас Тихик, возлюбленный брат и верный в Господе служитель (Еф.6:21–22). Подобно также в Послании к Колоссянам говорит: О мне все скажет вам Тихик, возлюбленный брат и верный служитель, и сотрудник в Господе (Кол.4:7). О нем же упоминает тот же апостол в Посланиях к Тимофею, говоря, что Тихика он послал в Ефес (2Тим.4:12; Слич. Тит.3:12). Св. Тихик был епископом в Колофонии после апостола Сосфена.

Празднуется память его 8 декабря.

Св. Епафродит

О сем свв. апостоле Павел пишет в Послании к Филиппийцам в таких выражениях: Я почел нужным послать к вам Епафродита, брата и сотрудника и сподвижника моего, а вашего посланника и служителя в нужде моей; потому что он сильно желал видеть вас и тяжко скорбел о том, что до вас дошел слух о его болезни. Ибо он был болен при смерти; но Бог помиловал его, и не его только, но и меня, чтобы не прибавилась мне печаль к печали. Посему я скорее послал его, чтобы вы увидели его снова, возрадовались, и я был менее печален. Примите же его в Господе со всякою радостью и таких имейте в уважении, ибо он за дело Христово был близок к смерти, подвергаясь опасности жизни, дабы восполнить недостаток ваших услуг(Флп.2:25–30). Св. Епафродит был епископом в Адриании.

Память его празднуется 30 марта и 8 декабря.

Св. Карп

Он был учеником апостола Павла и о нем в Послании к Тимофею апостол Павел говорит: Когда пойдешь, принеси фелонь, который я оставил в Троаду у Карпа, и книги, особенно кожаные (2Тим.4:13). Св. Карп был епископом г. Берии Фракийской, проповедовал также на острове Крите. О св. Карпе говорит лично знавший его Дионисий Ареопагит, что он не начинал бескровной жертвы до тех пор, пока не видел сошествия Святого Духа на престол. Окончил жизнь в мире.

Память его 26 мая.

Св. Кодрат

Этот святой был проповедником христианства и епископом в Афинах и Магнезии. В царствование императора Адриана он за проповедь Христову потерпел много мучений, был заключен в оковы, побиваем камнями и, наконец, уморен голодом в темнице.

Память его 21 сентября.

Св. Марк, именуемый Иоанном

O св. апостоле Марке, или Иоанне, много раз упоминается в Деяниях апостольских как о спутнике свв. апостолов Павла и Варнавы (Деян.12:25 и др.). Нет никаких оснований отличать св. Марка, или Иоанна, от другого Марка из 70-ти апостолов, который был племянником апостола Варнавы40). И если имя св. апостола Марка повторяется в месяцеслове, то не нужно этим смущаться, потому что в древних месяцесловах часто неоднократно повторяются имена одних и тех же лиц. Есть даже мнение, по которому это одно лицо с евангелистом Марком. Но существуют указания, по которым Иоанна Марка нужно отличать от апостола и евангелиста Марка. Если же, таким образом, исчисленный лик семидесяти апостолов является неполным, то и не нужно недоумевать, потому что, как выше было сказано, апостолов было гораздо более 70-ти и имена многих апостолов остались неизвестны. Кроме того к лику 70-ти апостолов причисляются Церковью еще двое: Дионисий Ареопагит и Симеон Нигер. Известно также, что Церковь празднует 30 марта и 8 декабря память свв. апостолов от семидесяти Кифы и Кесаря, имен которых нет в числе семидесяти апостолов, упоминаемых 4 января.

Что же касается Иоанна Марка, то несомненные указания Деяний апостольских дают основание считать его одним лицом с апостолом Марком, племянником Варнавы. Мать его Мария была женщина благочестивая и имела свой дом в Иерусалиме. Когда Варнава, дядя Марка, последовал за Христом, то, придя в дом Марии, он поведал ей о явившемся Мессии. Услыхав об этом, Мария поспешно пошла увидеть Христа и когда увидела Его, то усердно молила Господа посетить ее дом. Господь не отверг ее просьбы и после этого, бывая в Иерусалиме, останавливался со Своими учениками в ее доме. Впоследствии дом Марии, матери Марка, сделался пристанищем для христиан. После Вознесения Господа ученики Его постоянно находили себе прибежище в доме Марии.

Известно из Деяний апостольских, что когда апостол Петр был изведен Ангелом из темницы, то он пришел прямо в дом Марии. Об этом св. Марке св. апостол Павел упоминает в Послании к Колоссаям, говоря: Приветствует вас Аристарх, заключенный вместе со мною, и Марк, племянник Варнавы, (о котором вы получили приказания: если придет к вам, примите его) (Кол.4:10). Св. Марк был епископом в Аполлониаде.

Память его Церковь празднует особо 30 октября.

Св. Зина

Св. Зина еще называется законником, т. е. учителем Закона Моисеева. Апостол Павел в Послании к Титу в числе других приказаний говорит: Зину законника и Аполлоса позаботиться отправить так, чтобы у них ни в чем не было недостатка (Тит.1:13). Он был епископом в Диосполе.

Свв. Аристарх, Пуд и Трофим

О св. Аристархе упоминается в Деяниях апостольских, в рассказе о том, что когда жители Ефеса исполнились смятения, схватили Македония, Гаия и Аристарха, спутников Павловых (Деян.19:29). Апостол Павел в Послании к Колоссаям, перечисляя лиц, приветствующих Колосскую Церковь, говорит:приветствует вас Аристарх, заключенный вместе со мною (Кол.4:10); и кроме того, перечисляя приветствующих апостола Филимона, говорит, что приветствует и Аристарх (Флп.1:23). Св. Аристарх был епископом в Сирском городе Апатии.

Св. Пуд воспоминается апостолом Павлом в числе приветствующих апостола Тимофея (2Тим.4:21). Св. Пуд был римским сенатором. Он был так благочестив, что дом свой обратил в церковь, названную Пасторской. В этом доме он принимал свв. апостолов Петра и Павла.

Есть даже предание о том, что в церкви св. Пуда священнодействовал апостол Петр.

О св. Трофиме в Деяниях апостольских упоминается дважды: когда перечисляются спутники апостола Павла в его путешествии (Деян.20:4), и в рассказе о том, что израильтяне заподозрили, что апостол Павел ввел бывшего в городе Трофима Терсянина (Деян.21:29); также в Послании к Тимофею апостол Павел извещает последнего, что он оставил Трофима больным в Милите (2Тим.4:20).

Все эти вышеупомянутые свв. апостолы Аристарх, Пуд и Трофим сопутствовали во всех гонениях апостолу Павлу и по кончине его, в царствование императора Нерона, все трое были усечены мечом.

Память их празднуется Св. Церковью 15 апреля.

Св. Артема

Об этом апостоле упоминает св. апостол Павел в Послании к Титу, когда обещает послать к нему кого-либо из двух, Артему или Тихика (Тим.3:12). Св. апостол Артема был епископом в Листрах, где показал себя искусным слугой Христовым, истребляя язычество и распространяя и утверждая христианство.

Память его празднуется 30 октября.

Св. Акила

Он был родом из понтийских евреев и, проживая в Риме вместе с женой своей Прискиллой, был обращен в христианство апостолом Петром. В Деяниях апостольских рассказывается о том, что он пришел вместе с апостолом Павлом в Коринф, потому что император Клавдий повелел всем иудеям удалиться из Рима, и здесь, поселившись вместе с апостолом Павлом, занимался одним ремеслом – деланием палок (Деян.18:1–3). Акила помогал апостолу Павлу в его проповеднической деятельности и даже отправился вместе с апостолом в Еф. Насколько высоко ценил апостол Павел апостольскую деятельность Акилы, видно из Послания к Римлянам, где он говорит: Приветствуйте Прискиллу и Акилу, сотрудников моих во Христе Иисусе (которые голову свою полагали за мою душу, которых не я один благодарю, но и все церкви из язычников) и домашнюю их церковь (Рим.16:3–4). Из приведенных слов видно, что Акила был в Риме. Апостол Акила был епископом в Ираклии, а также проповедовал Слово Божие в Азии и Ахаии и за проповедь свою принял мученический венец. Большая часть мощей Акилы находится в Риме41).

Память его празднуется 14 июля.

Свв. Фортунат и Ахаик

Об этих апостолах есть упоминание в Послании апостола Павла к Коринфянам, где апостол говорит, что он рад прибытию Стефана, Фортуната и Ахаика: они восполнили для меня отсутствие ваше; ибо они мой и ваш дух успокоили. Почитайте таковых (1Кор.16:17–18). Св. апостол Фортунат, неустанно проповедуя Христа, принял блаженную кончину, а об апостоле Ахаике в церковных преданиях никаких сведений не сохранилось.

Св. Дионисии Ареопагит

Св. Дионисий родился в Афинах и благодаря богатству и знатности своего рода получил блестящее образование, превзойдя знаниями всех своих товарищей.

Но не удовлетворяясь образованием, полученным в Афинах, Дионисий удалился в г. Илиополь в Египте, где с усердием занимался астрономией. Как говорит церковное предание, в момент смерти Спасителя, когда омрачилось солнце, Дионисий воскликнул: «Или Бог, Создатель всего мира, страдает, или сей видимый мир кончается».

После возвращения из Египта в Афины св. Дионисий женился. Его происхождение и хорошее образование дали ему возможность сделаться членом верховного совета в Афинах (ареопага).

В это время св. апостол Павел пришел в Афины и, проходя по городу, осматривал памятники и языческие храмы. Между другими надписями на жертвенниках апостол прочитал надпись: «Неведомому Богу». Жители Афин любили проводить время, слушая что-нибудь новое, и охотно выслушивали приходивших в город иностранцев. Апостол Павел, приведенный в ареопаг, начал речь свою с того, что упомянул о жертвеннике, посвященном неведомому Богу, а в дальнейшем своем слове проповедовал о Христе.

Большинство граждан Афин отнеслись к речи апостола недоверчиво, а некоторые уверовали во Христа. Между уверовавшими был и св. Дионисий Ареопагит (Деян.17:19–34).

Перед уходом из Афин апостол Павел исцелил одного слепорожденного, которого послал к св. Дионисию, чтобы этим чудом убедить его к принятию крещения. Увидев исцеленного слепорожденного, св. Дионисий крестился со всей своей семьей от апостола Павла.

После крещения св. Дионисий поставлен был во епископы Афин самим апостолом Павлом. Св. Дионисий много потрудился для проповеди Христовой, устройства и утверждения Церкови Афинской, после чего отправился проповедовать слово Божие в другие страны. Был в Риме, потом отправился в Галлию, нынешнюю Францию, вместе с пресвитером Рустиком и диаконом Елевферием и там многих обратил ко Христу. Первая христианская церковь построена была в Галлии на том месте, где теперь находится город Париж, в ней, по преданию, совершал бескровную жертву сам св. Дионисий.

В царствование императора Дометиана во Францию был послан управитель Сисиний, который по указу императора начал гонение на христиан и приказал схватить и представить на суд Дионисия, Рустика и Елевферия. За твердое исповедание Христа св. Дионисий был предан жестоким мукам: его били веревками, потом положили на раскаленное железо, а затем отдали на съедение зверям, но те не прикоснулись к святому. Еще раз по повелению Сисиния бросили св. Дионисия в сильный огонь, но и из него он вышел невредимым.

После этого святого с другими мучениками заключили в темницу, где св. Дионисий совершал бескровную жертву, как для заключенных, так и для всех приходящих к мученикам христиан. Видя неуспешность мучений, Сисиний хотел склонить св. Дионисия к язычеству прельщениями, но мученики были непреклонны, и Сисиний повелел отсечь им головы.

Есть предание, что св. Дионисий, уже обезглавленный, поднял свою голову и нес некоторое расстояние ее сам; и также есть предание, что он присутствовал при погребении Пресвятой Богородицы.

Св. Дионисию Ареопагиту приписываются сочинения о небесной иерархии, о божественных именах и таинственном богословии. Он же сообщает известия о чудном успении Богоматери42).

Св. Симеон, именуемый Нигер

Повествуя о Деяниях апостольских, св. евангелист Лука говорит: в Антиохии, в тамошней церкви, были некоторые пророки и учители: Варнава, и Симеон, называемый Нигер (Деян.13:1). Об этом же святом упоминает и св. Епифаний, который, исчисляя имена семидесяти апостолов, упоминает между другими именами и Нигра (т. е. Симеон Нигер). Благодаря этому перечислению св. Епифания можно с достоверностью заключить, что лик меньших апостолов состоял из семидесяти двух, и что Симеон Нигер принадлежал к их числу.

III. РАВНОАПОСТОЛЬНЫЕ МУЖИ И ЖЕНЫ, СОВРЕМЕННЫЕ АПОСТОЛАМ

ВВЕДЕНИЕ

Равноапостольные мужи и жены

Кроме двенадцати апостолов Христовых и семидесяти было еще много святых, подвизавшихся на ниве евангельской, просветивших светом учения Христова различные страны, которые поэтому должны быть почитаемы наравне со свв. апостолами. Уже из свидетельства апостола Павла видно, что апостолов было гораздо больше семидесяти. В Послании к Коринфянам он говорит, что Иисус Христос по Воскресении Своем явился Кифе, потом двенадцати; потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили (1Кор.15:5–6). В Послании к Филиппийцам апостол упоминает, что у него много сотрудников, подвизавшихся вместе с ним в благовествовании Христовом, имена которых написаны в книге жизни (Флп.4:3). К числу таковых святых, много трудившихся в благовествовании Христовом в первые времена Церкви вместе с апостолами и, подобно им просветивших святой верой различные страны, относятся и свв. жены, проповедовавшие Евангелие, во главе которых стоит Сама Пресвятая Богоматерь. В послеапостольские времена также многие святые мужи и жены усердно подвизались в благовествовании Христовом и распространении имени Христа в различных странах между различными народами, претерпевая жестокие лишения и гонения, принимая с радостью многие скорби и страдания. Память этих святых мужей и жен, трудившихся вместе с апостолами на ниве евангельской, посвятивших всю свою жизнь высочайшему на земле делу благовествования Христова, Святая Церковь почитает наравне со св. апостолами, именуя их «равноапостольными».

Господь за евангельские труды воздает каждому из них венец правды, но для мира и Святой Церкви на земле имена многих равноапостольных мужей и жен остались неизвестны. В настоящем очерке мы предлагаем вниманию благочестивых христиан описания жизни и подвигов наиболее выдающихся и почитаемых Святой Церковью из свв. равноапостольных жен и мужей как времен апостольских, так и послеапостольских. Об одних из них есть упоминание в Новозаветных Писаниях, о других свидетельствуют свв. отцы в своих творениях и говорит всеобщее Предание Церкви. Но, читая жития их, не должно забывать, что было еще бесчисленное множество подобных им равноапостольных мужей и жен, много потрудившихся на ниве Христовой, возбуждая себя этим благочестивым размышлением к содействию в деле благовествования Христова.

Св. Лазарь четверодневный и сестры его Марфа и Мария

Господь наш Иисус Христос во время Своей земной жизни, нигде не проводил время более спокойно и счастливо, как только в Вифании, в семействе Марфы и Марии и брата их Лазаря, что видно из указания евангелиста Иоанна Богослова, который говорит: Любляше же Иисус Марфу и сестру ея и Лазаря (Ин.11:5). Из сказаний свв. евангелистов вот что нам известно об этом благочестивом семействе. Так, евангелист Лука повествует, что однажды Господь был в Вифании и здесь одна женщина именем Марфа пригласила Его в свой дом. Сестра же Марфы – Мария – села у ног Иисусовых и слушала поучения Его. Между тем Марфа хлопотала как бы получше угостить Господа и, подойдя к Нему, сказала: Господи, или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить! скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отымется от нее (Лк.10:38–40). Кроме того, три евангелиста упоминают в своих Евангелиях о сестре Марии, почти совершенно тождественно передавая рассказ о помазании Иисуса Христа драгоценным миром на вечери в доме Симона прокаженного, которое совершила Мария – сестра воскрешенного Лазаря. Рассказ евангелистов излагается так: За шесть дней до Пасхи, накануне вшествия Христа в Иерусалим на вольную страсть, когда Христос был в Вифании на уготовленной Ему вечери, в доме Симона прокаженного, и воскрешенный Христом Лазарь разделял с Ним трапезу, а Марфа служила Ему, Мария, взяв сосуд с драгоценным миром, помазала им ноги Иисуса, отерла их волосами своими и возлила миро на главу Его. При этом Иуда Искариот выразил свое мнение, что лучше было бы продать это миро, а вырученные деньги отдать нищим; Господь Иисус Христос на это возразил: «Что смущаете эту женщину? Она доброе дело сотворила для Меня, потому что нищих вы всегда имеете у себя и благотворить им можете, когда хотите, но Меня не всегда имеете. Она что могла, то и сделала, излив на Мое тело сие миро, она приготовила Меня к погребению. И вот Я вам истинно говорю, что где бы не проповедалось Евангелие, в целом мире, будет сказано о том, что она сделала» (Мф.26:6–13; Мк.14:3–9; Ин.12:1–8).

Вера этих сестер в Иисуса Христа была настолько пламенна и искренна, что когда захворал брат их Лазарь, то они первым делом известили Иисуса Христа о его болезни, уповая только на Него одного, что Он может дать облегчение брату их. Когда Иисус пришел в Вифанию, то было уже четыре дня, как Лазарь лежал во гробе. Вифания лежала недалеко от Иерусалима и многие из жителей иерусалимских пришли к Марфе и Марии утешить их в горе. Когда Марфа услыхала, что Господь уже близко от их селения, то пошла Ему навстречу и сказала: «Господи! Если бы Ты был здесь, то не умер бы брат мой!» – «Воскреснет брат твой», – сказал ей Иисус Христос. Марфа отвечала: «Знаю, что воскреснет в Воскресение, в последний день». Иисус сказал ей: «Я есмь Воскресение и Жизнь, верующий в Меня, если умрет – оживет. И всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек. Веришь ли ты этому?» – «Так, Господи, верую, что Ты Христос, Сын Божий, пришедший в мир», – сказала Марфа и, оставив Иисуса, пошла домой, тайно вызвала сестру и сказала: «Учитель здесь и зовет тебя». Мария тотчас пошла навстречу Господу, пала в слезах к ногам Его и вскричала: «Господи! Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой!» Иудеи, которые вместе с Марией вышли из дома, чтобы следовать за ней, как они думали, на могилу брата ее, заплакали, глядя на нее. Тогда и Господь воскорбел и возмутился духом. Он спросил: «Где вы положили его?» Ему отвечают: «Господи! Поди и посмотри». Видя слезы на глазах Иисуса, иудеи говорили: «Вот, смотрите, как Он любил Лазаря! Неужели Он, отверзший очи слепому, не мог сделать, чтобы и этот не умер?» Между тем Иисус, скорбя внутренно, подходит к пещере, в которой лежал умерший. Пещера была завалена камнем; Иисус повелел отнять его. Тогда Марфа сказала: «Господи! Он уже четыре дня во гробе, и слышен дурной запах». Иисус на это сказал ей: «Если будешь веровать, то увидишь славу Божию». Когда отняли камень, то Иисус воззрел на небо, сказав: «Отче! Благодарю Тебя, что ты услышал Меня, Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня, но сказал это для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня». Сказав это, Он громким голосом возгласил: «Лазарь! Иди вон!» Умерший тотчас вышел. Он был обвит погребальными пеленами, а лицо закрыто платком. «Развяжите его, пусть идет», – сказал Господь (Ин.11:1–3, 17–44). Кроме того, евангелист упоминает, что воскрешенный Лазарь находился вместе с Иисусом Христом на вечери в доме Симона прокаженного (Ин.12:1).

После убиения св. архидиакона Стефана, когда настало гонение на иерусалимских христиан, св. Лазарь был изгнан из Иудеи и пущен в море на лодке без весел. По Божию Произволению лодка приплыла к о. Кипр, где в городе Кидонии св. Лазарь начал проповедывать Христа, как апостол, и был епископом в этом городе, рукоположенный в сей сан апостолом Варнавой. Проживая на Кипре, св. Лазарь пламенно желал видеть Пресвятую Богородицу, которую он не видал уже долгое время, а сам опасался прибыть в Иерусалим для свидания с Ней. Пресвятая Богородица, уразумев об этом желании св. Лазаря, написала к нему послание, в котором, утешая его, повелевала прислать за Ней корабль, на котором Она могла бы прибыть на остров Кипр, а ему воспрещала приходить в Иерусалим ради Нее. Прочитав это послание, св. Лазарь очень обрадовался, а также и удивился такому смирению Пресвятой Богородицы, и нимало немедля, снарядил и послал за Нею корабль. Пресвятая Богородица вместе с апостолом и евангелистом Иоанном и некоторыми другими спутниками на этом корабле отправилась в плавание к острову Кипр. На пути, вследствие противных ветров, Матери Божией пришлось пристать к Афонской Горе. После недолгого пребывания здесь Пресвятая Богородица прибыла на о. Кипр, где встретилась со св. Лазарем, скорбевшем о Ее долгом путешествии, поведала Ему о Своем пребывании на Афонской Горе и поднесла дары, нарочно для него собственноручно сделанные – омофор и нарукавницы. Недолго пробыв на Кипре, Матерь Божия возвратилась в Иерусалим.

После пребывания Пресвятой Богородицы св. Лазарь четверодневный епископствовал на Кипре около тридцати лет, проповедуя Христа и утверждая в вере обращенных им язычников, в чем ревностно помогали ему сестры Мария и Марфа. Где, когда и как окончили жизнь свою свв. сестры Лазаря из церковных преданий неизвестно, а сам же св. четверодневный Лазарь почил в мире на о. Кипр.

При императоре Льве Философе (886–911 гг.) мощи св. Лазаря четверодневного были перенесены с Кипра в Царьград. Об этом событии говорят историки Кедрин и Зонара.

Память св. Лазаря четверодневного празднуется Святой Церковью 17 октября, когда воспоминается перенесение его мощей с о. Кипр в Царьград, а памяти сестер его Марфы и Марии празднуется в Неделю жен-мироносиц.

Св. Иосиф из Аримафеи

Иосиф Аримафейский, человек высокого ума и безупречной жизни, был богат и являлся членом синедриона. Имея слабую веру, он не решался исповедовать Иисуса Христа Сыном Божиим, однако отклонился от участия в преступном голосовании синедриона, осудившем Христа на казнь. При виде бездыханного Богочеловека, скорбь и негодование объяли его душу и сделали его более мужественным. Он хотел оказать знак преданности Спасителю, павшему жертвой злодейского заговора. Не скрываясь и не остерегаясь более, он пошел к Пилату просить, чтобы тело Иисуса было передано ему. Пилат не отказал в просьбе Иосифу, и он, не теряя времени, купил длинный кусок тонкого полотна и снял тело с креста. Купленное Иосифом полотно было умащено ста литрами смирны и алоя и истерзанное тело Богочеловека было перенесено в гробницу, которая находилась в саду, принадлежавшем Иосифу Аримафейскому, недалеко от места распятия, если даже не в самой этой местности. В этом саду по приказанию Иосифа в скале был высечен гроб, который он приготовил для своего погребения, и в котором еще никто не был погребен. Здесь и было положено тело Иисуса Христа.

Изгнанный завистливыми иудеями из пределов иудейских, Иосиф Аримафейский проповедовал Христа в Англии, где и преставился.

Память его празднуется в Неделю жен-мироносиц.

Св. Никодим

Из рассказов евангелистов видно, что Никодим был крайне робок, даже для решения волновавших его душу вопросов он приходил к Иисусу Христу ночью (Ин.3:1). Но и этот робкий человек посоветовал иудеям не осуждать Христа, не выслушав Его Самого и не рассмотрев Его дел. Потом св. Никодим упоминается евангелистом при снятии тела Иисуса Христа с креста. В течение жизни Иисуса он держался в стороне, но теперь, в день смерти Спасителя, сердце его исполнилось чувством сострадания и угрызениями совести: он пошел ко кресту, неся с собой на погребение истинно царское приношение – состав из смирны и алоя, литр около ста (Ин.19:39), которым и умастили полотно, купленное Иосифом Аримафейским.

Св. Никодим пострадал от иудеев за веру во Христа и апостольскую проповедь и был изгнан из Иудеи. После смерти св. Никодима знаменитый еврейский учитель Гамалиил похоронил его близ гроба св. первомученика архидиакона Стефана. В IV в. при обретении мощей архидиакона Стефана, которые были погребены тоже Гамалиилом в селении Кафаргамом, в двадцати стадиях от Иерусалима, были найдены и мощи св. Никодима.

Память св. Никодима празднуется 2 августа и в Неделю жен-мироносиц.

Свв. Гамалиил и сын его Авив

Знаменитый еврейский законоучитель Гамалиил, а вместе и учитель свв. апостолов Павла и Варнавы, упоминается в книге Деяний апостольских, в главе 5 в стихах 34–40 (Деян.5:34–40), где говорится, что он подал благоразумный совет синедриону относительно апостольской проповеди. Он сказал: если это дело от человеков, то оно разрушится; а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками.

В сказании о мученической кончине архидиакона Стефана говорится, что убийцы бросили тело первомученика на съедение зверям и птицам, и весь день и ночь оно лежало непогребенным. Но на вторую ночь славный законоучитель Гамалиил, который сам с сыном Авивом веровал во Христа и втайне свв. апостолам «друг являяйся», послал верных людей взять мощи св. Стефана и похоронил их у себя в селе недалеко от Иерусалима. В том же селе Гамалиил скрывал св. Никодима, изгнанного иудеями за проповедь Христову, и по кончине похоронил его близ гроба первомученика, где потом был погребен и сам с благочестивым сыном своим Авивом.

Обретены были мощи Гамалиила, Авива, первомученика Стефана и св. Никодима в IV в. священником Лукианом, видевшим троекратно во сне мужа, назвавшегося Гамалиилом и повелевшего Лукиану объявить о видении архиепископу с приказанием, чтобы он открыл пещеру, где погребены тела архидиакона Стефана, свв. Никодима и Гамалиила с Авивом. Лукиан объявил архиепископу, который с радостью приказал отыскать место, где лежат святые и сказать ему. По указанию одного инока, по имени Нугетий, которому являлся сам св. Гамалиил, Лукиан скоро нашел место, где почивали святые, о чем и сообщил архиепископу. Тот вместе с двумя бывшими у него епископами отправились в открытую пещеру, откуда и изнесли с великой радостью нетленные тела святых (Чет.-Мин. августа 2).

Память свв. Гамалиила и Авива празднуется 2 августа, в день перенесения их мощей.

Св. Закхей

Св. Закхей, начальник мытарей, был человек очень богатый. Он проживал в Иерихоне, и когда Иисус Христос проходил этим городом, то Закхей очень желал видеть Его, а так как был очень малого роста, то за толпой, окружавшей Христа, не мог ничего видеть. Для этого Закхей забежал впереди пути Иисуса Христа и взлез на дерево, чтобы с высоты его лучше увидеть Спасителя. Когда Христос поравнялся с деревом, на котором сидел Закхей, то взглянул на него и сказал: «Закхей, сойди скорей, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме». Закхей поспешно сошел и принял Христа с радостью. Во время пребывания Господа в доме Закхея, он сказал Господу: «Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо». На что услышал от Господа: «Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама. Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (см.: Лк.19:1–10).

После вознесения Христова Закхей последовал за апостолом Петром, которым был поставлен епископом Кесарии Палестинской, где и проповедовал Христа.

Воспоминание о св. Закхее Церковь совершает в 32-ю Неделю, перед началом Постной Триоди.

Св. Корнилий сотник

Св. Корнилий был сотником в городе Кесарии. Хотя он был язычник, но, искренно желая обрести истину, он обращался с молитвой к Богу, творил дела милосердия и был человеком благочестивым. Видя духовное томление Корнилия, Бог милостиво воззрел на него. Однажды во время молитвы ему явился Ангел и сказал, что молитвы и милостыни его услышаны Богом, и велел позвать к себе апостола Петра, который укажет ему истинный путь спасения. Петр в то время проживал в городе Иоппии, у некоего Симона, по ремеслу кожевника. Однажды во время молитвы апостол увидел, что отверзлось небо и с него сошло что-то вроде большого сосуда. Петр заглянул в сосуд и увидел в нем всяких четвероногих зверей и пресмыкающихся, и птиц небесных. В то же время он услыхал голос: «Встань, Петр, заколи и ешь». – «Нет, Господи, – отвечал смущенный Петр, – я никогда не ел ничего скверного или нечистого». Тогда в другой раз был голос к нему: «Что Бог очистил, того не почитай нечистым». Это было трижды, и сосуд поднялся на небо. Когда Петр недоумевал, чтобы значило это видение, у ворот послышались голоса, спрашивавшие: «Не здесь ли Симон, называемый Петром?» Дух Божий внушил Петру сойти и идти к спрашивающим его, нисколько не сомневаясь. Сошедши к ним, Петр узнал, что это были посланные от кесарийского сотника Корнилия. Получив перед тем откровение, что не должно считать нечистым то, что Бог признал чистым, Петр беспрекословно последовал за звавшими его. Пришедши к Корнилию, св. апостол возвестил ему, что единственное средство спасения есть вера в Иисуса Христа, и когда Петр проповедовал, Дух Святой сошел на всех слушавших слово. Верующие из обрезанных, пришедшие с Петром, изумились, что дар Святого Духа снизошел и на язычников. Тогда Петр сказал: «Кто может запретить креститься водою тем, которые, как и мы, получили Духа Святаго», и крестил Корнилия со всем домом его (см.: Деян.10).

Обратившись ко Христу, Корнилий оставил дом свой и имение и последовал за Петром, который вскоре рукоположил его в сан епископа. После этого они вместе обходили много городов и селений, и Корнилий везде разделял со св. апостолом проповеднические труды. Встретившись в Ефесе с апостолом Тимофеем, они узнали, что в городе Скепсии особенно много идолопоклонников, и бросили жребий, кому туда следует отправиться для проповеди Евангелия. Выбор пал на Корнилия, который немедленно отправился в путь.

Начальником Скепсии был некто Димитрий, мудрец, усердный почитатель языческих богов, ненавидевший христианское благочестие. Узнав о прибытии в город Корнилия, Димитрий призвал его к себе и стал спрашивать, кто он и зачем пришел. Корнилий отвечал ему, что он по званию своему сотник, по вере христианин и что, слыша о заблуждениях жителей города, пришел обратить их к истинному Богу. Димитрий разгневался, услыхав такие слова, и убеждал Корнилия поклониться идолам, угрожая иначе предать мучениям, не щадя седин его. Как бы соглашаясь на это требование, Корнилий просил отвести его туда, где находятся языческие боги. Когда пришли в храм языческий, Корнилий пал на колени и молился Богу, чтобы посрамил идолов. После этого он вышел из храма, а за ним Димитрий и весь собравшийся там народ, в храме остались только жена начальника – Еванфия и сын его – Димитрий. Вдруг началось землетрясение и от идольского храма остались одни развалины. «Где же боги ваши?» – с кроткой улыбкой спросил Корнилий, когда присутствовавшие несколько успокоились от ужаса. Тогда Димитрий пришел в страшную ярость, называл Корнилия волхвом и осудил его на лютые мучения. Так как солнце уже заходило, то Димитрий отложил казнь до утра, а пока велел связать Корнилию руки и ноги и повесить его связанного таким образом в темнице.

Между тем к князю пришел один из его рабов и сказал, что жена его и сын погибли в храме во время землетрясения. Известие это поразило Димитрия; он горько плакал, наконец, приказал разобрать развалины, чтобы найти хоть кости погибших. В это время пришел к нему начальник жрецов и сказал, что он слышал из развалин голоса жены и сына Димитрия, которые взывали о силе Бога христианского и умоляли привести Корнилия, только по молитвам которого они и могут быть спасены. Тогда Димитрий поспешил к темнице, в которой был заключен Корнилий. Прежде всего он дал приказание развязать Корнилия, но приказание это оказалось излишне, так как Ангел Господень освободил Корнилия от уз. Припав к ногам его, Димитрий взывал, что велик Бог христианский, сохранивший в живых жену его и сына под развалинами, и обещал, если по молитвам Корнилия погребенные под развалинами будут освобождены, уверовать в христианского Бога со всем народом. Корнилий пошел в сопровождении толпы народа к разрушенному капищу. По молитве его внезапно разверзлось место, где были жена и сын начальника, и они вышли из-под развалин здравы и невредимы. Все присутствовавшие воздали хвалу Богу. Тогда Димитрий с женой и сыном и со всем домом своим и еще 277 человек приняли святое крещение. После того Корнилий долго жил в Скепсии, утверждая в вере новообращенных и обращая ко Христу язычников. Наконец, сильно состарившись, Корнилий стал готовиться к кончине. Собрав верующих, он наставлял их в заповедях Закона Божия. Когда он так учил их, раздался голос с неба: «Корнилий, гряди ко Мне, ибо уготован тебе венец правды!» Пав на колени и горячо молясь Богу, чтобы укрепил остающееся сирым стадо Христово, Корнилий предал дух свой Богу. С неутешным плачем и глубокой скорбью христиане погребли честные мощи Корнилия.

Прошло много лет. На месте погребения Корнилия выросли трава и густой кустарник, и жители города забыли то место. Однажды пришел туда из Троады на епископство некто Силуан. И вот в сонном видении явился ему Корнилий и сказал, что в городе живет много христиан и никто не навестит его. Проснувшись, Силуан недоумевал, кто бы мог быть явившийся ему во сне. В следующую ночь опять явившись епископу, Корнилий сказал кто он, указал место своего погребения и повелел создать там храм во имя его. На другой день с клиром и множеством народа Силуан пошел к указанному святым месту и, после долгих поисков, честные мощи Корнилия были обретены нетленными. Теперь не знал только епископ, откуда взять средства на построение храма. Но св. Корнилий в сонном видении указал обратиться к богатому и благочестивому гражданину Евгению, который и сделал щедрое пожертвование. Когда храм был готов, туда перенесли честные мощи Корнилия. При этом, когда христиане хотели взять на руки и нести ковчег с мощами, он поднялся никем не поддерживаемый, и двигался вперед по воздуху. Толпа народа, с изумлением и трепетом взирая на поразительное чудо, благоговейно следовала за ковчегом. Между тем ковчег остановился в новосозданной церкови, справа в алтаре.

Через некоторое время епископ Силуан умер, а на его место был избран Филострогий. Он поручил живописцу Енкратию украсить внутренность церкви, св. Корнилия различивши священными изображениями и написать икону святого. Но сколько ни старался, живописец, ему не удавалось написать икону. Оскорбился Енкратий на святого и стал произносить на него хульные слова. Как-то он шел по лестнице, вдруг оступился и, упав, страшно разбился. Только лежа на одре, близкий к смерти, понял Енкратий, что это было наказание Божие за хулу на святого. Но вот во сне явился ему сам Корнилий, взял его за руку и исцелил. Почувствовав себя здоровым, Енкратий поспешил в церковь и, припав к мощам св. Корнилия, молил его простить ему содеянный грех. Теперь он уже без особого труда написал изображение угодника Божия, так как запомнил его образ в видении.

Память св. Корнилия совершается 13 сентября.

Св. Лонгин сотник

Св. евангелист Матфей повествует, что во время крестной смерти Господа нашего Иисуса Христа сотник, стоявший на страже, видя страшное содрогание всей природы после последнего вздоха Спасителя, в ужасе воскликнул: «Воистину, Сей был Сын Божий!» Имя этого сотника было Лонгин. Существует предание, что капля крови из прободенного ребра Спасителя упала на его больные глаза и исцелила их.

После погребения Спасителя Лонгин опять стоял на страже у гроба Господня. Когда же Господь воскрес от гроба и Своим чудесным восстанием навел на стражу ужас, тогда Лонгин совершенно уверовал в Иисуса Христа вместе с двумя другими воинами; а когда иудеи и старейшины предложили воинам деньги, чтобы они рассказывали, будто тело Иисуса было похищено Его учениками, то Лонгин не взял их и свидетельствовал о Воскресении Христа. Пилат и начальники иудейские негодовали потому, что Лонгин был старший из воинов и даже известен кесарю. Они всячески старались погубить его, но он Заслонился от них и оставил военную службу. Приняв крещение вместе с двумя товарищами он поселился в Каппадокии, где успешно проповедовал слово Божие. Впоследствии Лонгин поселился в поместье своего отца и там пребывал в посте и молитве.

Слух об успешной проповеди Лонгина дошел до начальников иудейских. Они уговорили Пилата написать донос кесарю и обвинить Лонгина в том, что он, своевольно оставив воинское звание, возбуждает народ против кесаря. Озлобленные враги христиан всячески старались, чтобы кесарь Тиверский осудил на смерть Лонгина и его товарищей, в чем, наконец, и преуспели.

Из Иерусалима в Каппадокию тотчас были посланы воины для исполнения приговора. Им было велено не открывать никому цели своего путешествия для того, чтобы Лонгин, узнав о том, не мог укрыться от грозившей ему казни. Но святому была уже открыта его близкая смерть, и он, не боясь ее, радушно встретил посланных, пригласил к себе в дом, угощал их; но до времени скрыл свое имя и обещал им на другой день указать жилище Лонгина. Воины, упившись вином, рассказали радушному хозяину о повелении кесаря казнить Лонгина и двух его товарищей. Когда Лонгин узнал, что он не один осужден на смерть, то послал за своими товарищами, а сам провел всю ночь в молитве. Утром, он вышел навстречу своим друзьям и, обняв их, сказал: «Пришел час нашего освобождения, мы вместе предстанем перед Господом Иисусом Христом, Которого видели во время страдания, смерти и погребения. Мы были свидетелями Его Воскресения, а теперь увидим Его во всей славе Его». Потом они пошли к воинам и просили их скорее исполнить то, что им было приказано. Воины изумились и сначала не верили, потом не хотели предать смерти того, кто так радушно принял и угощал их, но Лонгин уговаривал их не медлить. Он простился со всеми домашними. Надев погребальное платье, указал где похоронить его тело, и потом, обняв своих товарищей и помолившись с ними, преклонил голову под меч. Голова Лонгина по приказанию Пилата была привезена в Иерусалим и брошена вне города.

Некоторое время спустя одна вдова христианка, жившая в Каппадокии, вдруг ослепла. Долго, но напрасно она лечилась и, наконец, пожелала съездить в Иерусалим поклониться тамошней святыне. Когда она приехала в Иерусалим, единственный сын ее, бывший с ней, занемог и умер. В страшной печали своей она была утешена явлением св. Лонгина: он обещал показать ей во сне блаженство ее сына и возвратить зрение. Бедная женщина нашла то место, где хранилась голова св. страдальца, и как только прикоснулась к ней, прозрела. Она благоговейно похоронила эти нетленные останки вместе с телом сына и опять была утешена чудесным видением. Ей казалось, что св. мученик обнимает ее сына, как любящий отец, и говорит ей: «Не плачь, утешься: посмотри, как он радостен!» С тех пор бедная мать перестала плакать. Она возвратилась в свое отечество, хваля Бога, и говорила: «Я не только обрела телесные, но и душевные очи, я уже не скорблю и не плачу о сыне, я видела, как он радуется в Царствии Небесном вместе с пророками и мучениками. Он с Лонгином у Господа, как ученик его, он с ним вместе воспевает: «Воистину это был Сын Божий, и есть и будет, и Царствию Его нет конца, отныне и до века».

Честная рука св. Лонгина сотника находится в Риме, в ватиканском соборе апостола Петра.

Память св. Лонгина сотника празднуется Церковью 16 октября.

Св. священномученик Игнатий Богоносец

Св. Игнатий родился в Антиохии, главном городе Сирии. Предание говорит, что он был тем ребенком, которого принимал на Свои пречистые руки Иисус Христос и на которого указывая Своим ученикам, сказал: Аминь глаголю вам, аще не обратитеся и будете, яко дети, не внидите в Царство Небесное и:Аще приимет отроча таково во имя Мое, Мене приемлет (Мф.18:2–5;Мк.9:37). Св. Игнатий назван Богоносцем потому, что он был носим руками Бога воплощенного, и более потому, что он, как и сам объясняет в своей беседе с императором Траяном, всегда носил Бога в сердце своем по вере и любви своей к Иисусу Христу и по благодати Духа Святого, которой исполнено было его сердце.

Св. Игнатий долгое время был учеником апп. Петра и Иоанна, к которым в особенности питал пламенную любовь и уважение. Как неразлучный спутник свв. апостолов, св. Игнатий, без всякого сомнения, принимал участие в распространении Церкви Христовой на земле и в проповедании Евангелия между язычниками и иудеями.

Около 67 г. по Рождестве Христовом в Антиохии скончался первый епископ Антиохийской Церкви Евдокий. Советом апостолов на епископскую кафедру был избран Игнатий, которого потом рукоположил сам апостол Петр, как о том свидетельствует св. Златоуст. Поставленный во епископа, Игнатий всецело предался делу пастырского служения. Он с неутомимой ревностью и усердием исполнял все лежащие на нем обязанности, не щадил ни сил, ни трудов, явив в своем лице все достоинства епископа.

Но успех, каким Господь благословил труды Своего верного служителя в обращении язычников, не раз подвергал его паству сильным гонениям, особенно при Домициане (в 81 г.). Несмотря на все свои достоинства, Игнатий почитал себя недостойным даже имени ученика Христова. Главное достоинство последователя Иисуса Христа и высшее совершенство любви к Нему он полагал в мученической кончине за имя Спасителя. Когда прекратилось гонение на христиан при Домициане, Игнатий радовался миру, обретенному Церковью, сам же скорбел о том, что не удостоился пролить кровь свою за имя Христово, печалился, что не достиг еще совершенной любви ко Христу и пламенно желал мученически умереть за Него. Господь услышал молитву Своего верного раба, и св. Игнатий украсился славой не только проповедника, но и мученика за имя Христово.

Недолго Церковь Христова наслаждалась покоем. Император Траян в 104 и 105 гг., ослепленный победами над скифами, даками и другими народами, думал, что теперь ему недостает только победы над христианами. Траян отыскивал только повод к их преследованию. Повод этот представился скоро. Желая выразить благодарность мнимым богам за свои победы, он повелел всем своим подданным без исключения приносить жертвы идолам, грозя в противном случае лютой смертью. Опасаясь, чтобы кто-либо из антиохийской паствы ввиду открывшегося гонения не отрекся от Христа, Игнатий неутомимым учением противостал волнению среди христиан.

Он обходил темницы, укреплял в вере страждущих, ободрял мучимых, убеждая твердо стоять в вере и, несмотря на мучения и самую смерть, не отрекаться от Господа и не поклоняться идолам. Святитель представлял все невыгоды земной жизни в сравнении с небесной; говорил, что никакие страдания не могут побороть истинно верующего во Христа, что все эти пытки, терзания и мучения ничтожны в сравнении с той жизнью, которая ожидает мученика за Христа на небе.

Слух о такой деятельности Антиохийского епископа скоро дошел до Траяна. Он сильно вознегодовал на Игнатия и в начале 107 г. прибыл в Антиохию, где велел призвать святителя к себе на суд.

— Ты ли, – спросил у него Траян, – называешься Богоносцем и, противясь нашим повелениям, стараешься всю Антиохию вести вослед Христа?

— Я, – твердо ответил епископ.

— Да что это за название – Богоносец? – спросил царь.

— Богоносец – тот, – отвечал Игнатий, – кто носит Христа Бога в душе своей.

— Так ты носишь своего Христа в себе самом? – опять спросил Траян.

— Поистине, ношу, – сказал святой Богоносец, – ибо во Слове Божием написано: вселюся в них и похожду (2Кор.6:16).

Траян долго старался склонить Игнатия к отречению от Христа, осмеивая его веру и обещая за отречение почести и богатства; но на все его увещания Богоносец отвечал, что ему лучше страдать за Христа, умершего на кресте, нежели, отрекшись от Него, жить в величии и славе. Судья, думая обличить его собственными словами, сказал ему:

— Ты сам говоришь, что Бог твой умер: может ли мертвый спасти и даровать жизнь? Наших богов мы считаем бессмертными.

— Господь мой и Бог мой для нас сделался человеком, – ответил Игнатий, – и для нашего спасения, по собственному благоизволению, принял крест, смерть и погребение, потом воскрес в третий день, низложив силу вражию, и взошел опять на небеса, откуда сходил восстановить нас от падения и вновь ввести в рай, из которого мы так злополучно были извержены, и даровал нам больше благ, нежели сколько мы имели прежде. Который же из ваших богов сотворил подобное?

Далее св. Игнатий стал раскрывать из самой языческой мифологии о богах всю нелепость язычества. Тогда Траян осудил его на смерть. Епископа отвезли в темницу с тем, чтобы потом предать его на съедение зверям, но, рассуждая, что часто твердость мучеников среди тяжких страданий приводила язычников к вере во Христа, решили послать Игнатия на казнь в Рим, где народ, не зная, что он умирает за веру, увидит в нем обыкновенного преступника, осужденного на смерть за свои преступления.

Так и было сделано. Траян отправился в поход, а Игнатия, связанного узами, повели в Рим на казнь, но ни утомление от дальнего пути, ни близость смерти не могли победить в нем твердости духа. Он шел радостно на казнь за имя возлюбленного Христа, утешая и увещевая христиан, которые с плачем сходились к нему из городов, через которые он шел: из Селевкии, Смирны и других городов Малой Азии. В Смирне он провел некоторое время со св. Поликарпом, тоже учеником св. Иоанна Богослова, и оттуда написал послания к Церквам: Ефесской, Магнезийской, Траллийской и Римской. Эти письма, дошедшие до нас, заключают в себе истинно христианское учение: в них выражается пламенная любовь к Богу и ближним.

Видя, какое участие христиане принимают в его судьбе и как они огорчены смертным приговором, Игнатий стал опасаться, как бы римские христиане не попытались спасти его, потому из Смирны он написал письмо, в котором старался убедить их, что умирает охотно, и умолял их ничем не препятствовать его казни.

«Исполняя молитву мою, – пишет он между прочим, – Господь дарует мне увидеть вас, чего я давно желаю. Узник за Иисуса Христа, я надеюсь приветствовать вас, если угодно будет Богу, чтобы исполнилось до конца намерение мое. Начало доброе положено, да подаст мне Божия милость восприять и до конца жребий мой, но боюсь любви вашей, боюсь, как бы она не обидела меня… Мне удобно пройти к Богу, не мешайте мне любовью вашей. Теперь представляется мне возможность пройти к Богу, и если вы не помешаете тому, то лучшего дела сделать не можете: я тогда соединюсь с Господом, если же пожалеете о теле моем, то вновь предстоит мне труд. Лучше дайте мне быть жертвою Богу, когда жертвенник уже готов, и воспойте хвалу Господу… О том только молитесь, да даст мне Господь силы внутренние и внешние, да не только назовусь христианином, но и окажусь таковым на деле… Я пишу ко всем церквам и всем говорю, что добровольно умираю за Христа, если только не воспрепятствуете мне. Умоляю вас не удерживайте меня безвременною любовию: оставьте меня быть снедию зверей: через то я достигну Бога. Я пшеница Божия, да измолот буду зубами зверей, чтобы мне быть чистым хлебом для Бога… Я ныне раб, но если пострадаю, буду свободным человеком Иисуса Христа и воскресну в Нем свободным… Ныне начинаю быть Христовым учеником, ныне, когда не желаю ничего ни из видимого, ни из невидимого, а чтобы только достигнуть Христа. Огнь, крест, собрание зверей, рассечение, раздирание, сокрушение костей, раздробление членов, сотрясение всего тела и все диавольские мучения пусть придут на меня – только бы мне получить Иисуса Христа… Господа желаю, Сына истинного Бога и Отца, Того ищу, Кто за нас умер и воскрес… Простите мне, братия, и не мешайте мне получить жизнь, ибо Иисус есть Жизнь вечная, не желайте мне смерти, ибо жизнь без Христа есть смерть… Дайте мне увидеть чистый свет, дайте мне быть подражателем страданий Христа Бога моего… Кто здесь имеет Христа, тот должен знать, чего я хочу, и тот да помилосердует обо мне, зная сам, чем я одержим. Князь мира сего хочет меня растерзать, и мою душу и желание мое к Богу растлить. Не помогайте ему, но со мною будьте Божьими… Не