Сед­ми­ца Ваий

Суб­бо­та свя­то­го и пра­вед­но­го Лазаря

• Пят­ни­ца на 6‑м часе
• Ве­чер­ня
• Ве­ли­кое повечерие
• Утре­ня
• Ли­тур­гия

СЕД­МИ­ЦА ШЕ­СТАЯ ВЕ­ЛИ­КО­ГО ПОСТА
СУБ­БО­ТА СВЯ­ТО­ГО И ПРА­ВЕД­НО­ГО ЛАЗАРЯ

Цер­ков­но­сла­вян­ский Рус­ский

В ПЯ­ТОК ВАИЙ
НА 6‑М ЧАСЕ

ПЯТ­НИ­ЦА
НА ШЕ­СТОМ ЧАСЕ

Тро­парь про­ро­че­ства. Глас 3:

Тро­парь про­ро­че­ства, глас 3

Нестер­пи­мый есть Гос­по­ди, гнев на греш­ни­ки пре­ще­ния Тво­е­го, / и несмы до­стой­ни воз­зре­ти, и про­си­ти от Те­бе ми­ло­сти: / да не яро­стию Тво­ею, ни гне­вом Тво­им по­гу­би­ши нас, / их­же от зем­ли ру­кою Тво­ею со­здал еси. Нестер­пим гроз­ный гнев Твой на греш­ни­ков, Гос­по­ди, и не до­стой­ны мы взи­рать, и про­сить у Те­бя ми­ло­сти: дабы не по­гу­бил Ты ни яро­стью Тво­ей, ни гне­вом Тво­им нас, тех, ко­го от зем­ли ру­кою Тво­ею создал.
Сла­ва, и ныне: и по­вто­ря­ем то же.

Про­ки­мен, пса­лом 121. Глас 4:

Про­ки­мен, глас 4

До­му ра­ди Гос­по­да Бо­га на­ше­го / взыс­ках бла­гая те­бе. Стих: Воз­ве­се­лих­ся о рек­ших мне: в дом Гос­по­день пойдем. Ра­ди до­ма Гос­по­да, Бо­га на­ше­го, / взыс­кал я бла­га те­бе. Стих: Воз­ве­се­лил­ся я о ска­зав­ших мне: “В дом Гос­по­да мы пой­дём”. Пс 121:9, 1

Про­ро­че­ства Ис­а­и­и­на чте­ние: [Гла­ва 66, ст. 10 – 24.]

Про­ро­че­ства Ис­а­ии чтение

Ве­се­ли­ся Иеру­са­ли­ме, и тор­же­ствуй­те в нем вси лю­бя­щии его, и жи­ву­щии в нем ра­дуй­те­ся вку­пе с ним ра­до­стию, вси ели­цы пла­ка­сте о нем. Да ссе­те и на­сы­ти­те­ся от сос­ца уте­ше­ния его, да ссав­ше на­сла­ди­те­ся от вхо­да сла­вы его. Яко сия гла­го­лет Гос­подь: се Аз укло­няю на ня, аки ре­ку ми­ра, и аки по­ток на­вод­ня­е­мый, сла­ву язы­ков: де­ти их на ра­ме­на взя­ты бу­дут, и на ко­ле­ну уте­шат­ся. Яко­же аще ко­го ма­ти уте­ша­ет, та­ко и Аз уте­шу вы, и во Иеру­са­ли­ме уте­ши­те­ся. И узри­те, и воз­ра­ду­ет­ся серд­це ва­ше, и ко­сти ва­ша яко тра­ва про­зяб­нут: и по­зна­ет­ся ру­ка Гос­под­ня бо­я­щим­ся Его, и за­пре­тит непо­ка­ря­ю­щим­ся. Се бо Гос­подь, яко ог­нь при­и­дет, и яко бу­ря ко­лес­ни­цы Его, воз­да­ти яро­стию от­мще­ние Свое, и пре­ще­ние во пла­ме­ни ог­ненне. Ог­нем бо Гос­под­ним су­ди­ти­ся бу­дет вся зем­ля, и ме­чем Его вся­ка плоть: мно­зи яз­ве­ни бу­дут от Гос­по­да. Очи­ща­ю­щи­и­ся и освя­ща­ю­щи­и­ся в вер­то­гра­дех, и в пред­две­ри­их яду­щии мя­со сви­ное, и мер­зо­сти, и мы­ши, вку­пе по­гиб­нут, ре­че Гос­подь. И Аз де­ла их и по­мыш­ле­ния их вем, и гря­ду со­бра­ти вся на­ро­ды и язы­ки, и при­и­дут, и узрят сла­ву Мою. И остав­лю на них зна­ме­ние, и по­слю от них спа­се­ных во язы­ки, в Фар­сис, и в Фуд, и в Луд, и в Мо­сох, и в Фо­вель, и во Ел­ла­ду, и во ост­ро­вы даль­ныя, иже не слы­ша­ша имене Мо­е­го, ни­же ви­де­ша сла­ву Мою, и воз­ве­стят сла­ву Мою во язы­цех. И при­ве­дут бра­тию ва­шу от всех язык дар Гос­по­де­ви, с конь­ми и ко­лес­ни­ца­ми и с но­си­ла­ми мсков, под сень­ми во свя­тый град Иеру­са­лим, ре­че Гос­подь: аки бы при­нес­ли сы­но­ве Из­ра­и­ле­вы жерт­вы своя Мне со псал­мы в дом Гос­по­день. И от тех пой­му Се­бе жер­цы и ле­ви­ты, ре­че Гос­подь. Яко­же бо небо но­во, и зем­ля но­ва, яже Аз тво­рю, пре­бы­ва­ют пре­до Мною, гла­го­лет Гос­подь: та­ко ста­нет се­мя ва­ше, и имя ва­ше. И бу­дет ме­сяц от ме­ся­ца, и суб­бо­та от суб­бо­ты, при­и­дет вся­ка плоть по­кло­ни­ти­ся пре­до Мною во Иеру­са­лим, ре­че Гос­подь. И изы­дут, и узрят тру­пы че­ло­ве­ков пре­сту­пив­ших Мне, червь бо их не скон­ча­ет­ся, и ог­нь их не угас­нет, и бу­дут в по­зор вся­кой плоти. Воз­ве­се­лись, Иеру­са­лим, и вос­тор­же­ствуй­те в нём, все лю­бя­щие его и оби­та­ю­щие в нем; воз­ра­дуй­тесь вме­сте с ним ра­до­стью, все, кто се­то­вал о нём, что­бы вам на­пи­тать­ся и на­сы­тить­ся от сос­цов уте­ше­ния его, и что­бы вы, на­пив­шись, на­сла­ди­лись от при­хо­да сла­вы его. Ибо так го­во­рит Гос­подь: Вот, Я по­вер­ну к ним, как бы ре­ку ми­ра, и как по­ток за­топ­ля­ю­щий – сла­ву пле­мен. Де­тей их на пле­чах бу­дут но­сить и на ко­ле­нях уте­шать; как ес­ли бы ко­го уте­ша­ла мать, так и Я уте­шу вас, и вы бу­де­те в Иеру­са­ли­ме уте­ше­ны. И уви­ди­те, и воз­ра­ду­ет­ся серд­це ва­ше, и ко­сти ва­ши, как тра­ва, про­рас­тут: и из­вест­на бу­дет ру­ка Гос­по­да бо­я­щим­ся Его, и гро­зить бу­дет непо­кор­ным. Ибо вот, Гос­подь, как огонь, при­дет, и как бу­ря – ко­лес­ни­цы Его, что­бы воз­дать в яро­сти от­мще­ние (Свое) и гнев­ную от­по­ведь Свою – в пла­ме­ни ог­ня. Ибо ог­нем Гос­под­ним су­ди­ма бу­дет вся зем­ля, и ме­чом Его – вся­кая плоть: мно­го бу­дет ра­не­ных Гос­по­дом. Освя­ща­ю­щи­е­ся и очи­ща­ю­щи­е­ся в са­дах, и в пред­две­ри­ях вку­ша­ю­щие мя­со сви­ное, и мер­зо­сти, и мы­шей, – вме­сте бу­дут ис­треб­ле­ны, ска­зал Гос­подь. И Я де­ла их и рас­суж­де­ние их знаю; и Я иду со­брать все пле­ме­на и язы­ки, и они при­дут и уви­дят сла­ву Мою. И остав­лю на них зна­ме­ние, и по­шлю из них спа­сен­ных к пле­ме­нам: в Фар­сис, и в Фуд, и в Луд, и в Мо­сох, и в Фо­вел, и в Эл­ла­ду, и на ост­ро­ва даль­ние, ко­то­рые не слы­ша­ли Мо­е­го име­ни и не ви­де­ли сла­вы Мо­ей: и воз­ве­стят они сла­ву Мою сре­ди пле­мен, и при­ве­дут бра­тьев на­ших из всех пле­мен в дар Гос­по­ду с ко­ня­ми и ко­лес­ни­ца­ми, на му­лах в по­воз­ках с на­ве­са­ми, в свя­той го­род Иеру­са­лим, ска­зал Гос­подь, – как при­нес­ли бы Мне сы­ны Из­ра­и­ле­вы жерт­вы свои с [ве­се­ли­ем и] псал­ма­ми в дом Гос­по­день. И из них бу­ду брать (Се­бе) свя­щен­ни­ков и ле­ви­тов, – ска­зал Гос­подь. Ибо так же, как небо но­вое и зем­ля но­вая, ко­то­рые Я тво­рю, оста­ют­ся пре­до Мною, – го­во­рит Гос­подь, – так пре­бу­дут и се­мя ва­ше и имя ва­ше. И бу­дет из ме­ся­ца в ме­сяц и из суб­бо­ты в суб­бо­ту: [и] при­дет вся­кая плоть по­кло­нить­ся пре­до Мною, – ска­зал Гос­подь. И вый­дут, и уви­дят тру­пы лю­дей, пре­сту­пив­ших про­тив Ме­ня: ибо червь их не скон­ча­ет­ся, и огонь их не угас­нет; и бу­дут они зре­ли­щем для вся­кой пло­ти. Ис 66:10–24

Про­ки­мен, пса­лом 122, глас 6:

Про­ки­мен, глас 6

По­ми­луй нас Гос­по­ди, / по­ми­луй нас. Стих: К Те­бе воз­ведох очи мои жи­ву­ще­му на небеси. По­ми­луй нас, Гос­по­ди, / по­ми­луй нас. Стих: К Те­бе воз­вёл я очи мои, жи­ву­ще­му на небе­сах. Пс 122:3А, 1

В ПЯ­ТОК ВА­ИЙ ВЕЧЕРА

В ПЯТ­НИ­ЦУ НА ВЕЧЕРНЕ

Во све­тиль­нич­ное обыч­ное сти­хо­сло­вие. На Гос­по­ди воз­звах, по­ста­вим сти­хов, 10. И по­ем са­мо­гла­сен дне два­жды, и му­че­ни­чен: и пра­вед­на­го Ла­за­ря са­мо­глас­ных 5, тво­ря­ще я седмь. Сти­хо­сло­вим ка­физ­му 18. На Гос­по­ди воз­звах: сти­хи­ры на 10: са­мо­гла­сен дня два­жды, му­че­ни­чен, и са­мо­глас­ны пра­вед­но­го Ла­за­ря на семь.

Са­мо­гла­сен, глас 8, дважды:

Душе­по­лез­ную со­вер­шив­ше Че­ты­ре­де­сят­ни­цу, / и свя­тую сед­ми­цу стра­сти Тво­ея, / про­сим ви­де­ти Че­ло­ве­ко­люб­че, / еже про­сла­ви­ти в ней ве­ли­чия Твоя, / и неиз­ре­чен­ное нас ра­ди смот­ре­ние Твое, / еди­но­муд­рен­но вос­пе­ва­ю­ще: / Гос­по­ди сла­ва Тебе.

Са­мо­гла­сен, глас 8

Душе­по­лез­ную за­вер­шив Че­ты­ре­де­сят­ни­цу, / и свя­тую сед­ми­цу стра­да­ния Тво­е­го узреть / про­сим, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / что­бы про­сла­вить в дни ее ве­ли­чие Твое, / и неиз­ре­чен­ный Твой за­мы­сел о нас, / еди­но­мыс­лен­но вос­пе­вая: / “Гос­по­ди, сла­ва Те­бе!” (2)

Му­че­ни­чен: Му­че­ни­цы Гос­под­ни мо­ли­те Бо­га на­ше­го, / и ис­про­си­те ду­шам на­шим мно­же­ство щед­рот, / и очи­ще­ние мно­гих пре­гре­ше­ний, молимся. Му­че­ни­кам: Му­че­ни­ки Гос­под­ни! / Умо­ли­те Бо­га на­ше­го / и упро­си­те Его явить / со­стра­да­ние мно­гое ду­шам на­шим / и уми­ло­сти­ве­ние о со­гре­ше­ни­ях на­ших, молимся.
Та­же по­ем свя­та­го Ла­за­ря, са­мо­глас­ны 5. Тво­ре­ние бла­го­че­сти­ва­го ца­ря, гос­по­ди­на Льва Пре­мудра­го. Глас 6: Так­же по­ем са­мо­глас­ны свя­то­му Ла­за­рю, тво­ре­ние бла­го­че­сти­во­го ца­ря Льва Пре­муд­ро­го. Глас 6.
Гос­по­ди, Ла­за­рев хо­тя гроб ви­де­ти, / во­лею хо­тяй во гроб все­ли­ти­ся во­про­шал еси: / где по­ло­жи­сте его? / Уве­дев же, еже не неве­дал еси, / и воз­гла­шал, его­же лю­бил еси: / Ла­за­ре гря­ди вон. / И по­слу­ша без­ды­хан­ный, / ды­ха­ние да­ю­ща­го ему, / Те­бе Спа­са ду­шам на­шим. [Два­жды.] Гос­по­ди, же­лая гроб Ла­за­ря узреть, / Ты, Сам на­ме­ре­ва­ясь доб­ро­воль­но во гроб все­лить­ся, / во­про­сил: “Где вы по­ло­жи­ли его?” / Услы­шав же то, что не бы­ло Те­бе неве­до­мо, / воз­гла­шал Ты то­му, ко­го лю­бил: “Ла­зарь, вы­хо­ди!” / И по­слу­шал­ся без­ды­хан­ный, да­ю­ще­го ему ды­ха­ние, / Те­бя, Спа­си­те­ля душ на­ших. (2)
Гос­по­ди, на гроб чет­ве­ро­днев­на­го при­шел еси Ла­за­ря, / и над гро­бом сле­зы про­ли­яв, / мерт­ве­ца чет­ве­ро­днев­на воз­ста­вил еси, кла­се жи­во­та. / Тем­же смерть свя­за­на бысть гла­сом: / пе­ле­ны раз­ре­ши­ша­ся ру­ка­ми. / То­гда ра­до­сти ис­пол­ни­ся мно­же­ство уче­ник, / и еди­но от всех слу­жа­ше­ся со­гла­сие: / бла­го­сло­вен еси Спа­се, по­ми­луй нас. [Два­жды.] Гос­по­ди, Ты при­шел к мо­ги­ле / че­ты­ре дня на­зад умер­ше­го, / – ко гро­бу Ла­за­ря, / – и над дру­гом Сво­им сле­зы про­лив, / мерт­во­го уже чет­вер­тый день воз­двиг Ты, Ко­лос жиз­ни. / По­то­му смерть свя­за­на бы­ла гла­сом, / пе­ле­ны же раз­вя­за­ны ру­ка­ми. / То­гда ра­до­сти ис­пол­нял­ся сонм уче­ни­ков, / и все­ми со­вер­ша­лось од­но со­глас­ное слу­же­ние: / “Бла­го­сло­вен Ты, Спа­си­тель, по­ми­луй нас!” (2)
Гос­по­ди, глас Твой раз­ру­ши адо­во цар­ствие, / и сло­во вла­сти Тво­ея воз­ста­ви из гро­ба чет­ве­ро­днев­на­го, / и бысть Ла­зарь па­ки­бы­тия про­об­ра­же­ние спа­си­тель­ное. / Вся воз­мож­на Те­бе Вла­ды­ко всех Ца­рю, / да­руй ра­бом Тво­им очи­ще­ние, и ве­лию ми­лость. [Еди­но­жды.] Гос­по­ди, глас Твой раз­ру­шил цар­ские чер­то­ги ада, / и сло­во Тво­ей вла­сти воз­двиг­ло из гро­ба мерт­во­го уже че­ты­ре дня, / и стал Ла­зарь на­ча­лом воз­рож­де­ния спа­си­тель­ным. / Все воз­мож­но Те­бе, Вла­ды­ка, всех Ца­рю! / Да­руй ра­бам Тво­им уми­ло­стив­ле­ние / и ве­ли­кую милость.
Гос­по­ди, уве­ри­ти хо­тя / уче­ни­ком Тво­им из мерт­вых Твое Вос­кре­се­ние, / на гроб Ла­за­рев при­шел еси, / и воз­гла­сив­шу Ти се­го, ад пле­ни­ся, / и от­пу­сти чет­ве­ро­днев­на, во­пи­ю­ща Те­бе: / бла­го­сло­вен­ный Гос­по­ди сла­ва Те­бе. [Еди­но­жды.] Гос­по­ди, же­лая вну­шить уве­рен­ность Тво­им уче­ни­кам / в Тво­ем из мерт­вых Вос­кре­се­нии, / Ты ко гро­бу Ла­за­ря при­шел. / И ко­гда Ты по­звал его, / ад был ограб­лен и от­пу­стил умер­ше­го че­ты­ре дня на­зад, / взы­вав­ше­го Те­бе: / “Бла­го­сло­вен­ный Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Гос­по­ди, по­емь уче­ни­ки Твоя, / в Вифа­нию при­шел еси, / да воз­ста­ви­ши Ла­за­ря: / и про­сле­зи­вся над ним за­ко­ном есте­ства че­ло­ве­ча, / яко Бог то­го чет­ве­ро­днев­на воз­двигл еси, / и во­пи­я­ше Ти Спа­се: / бла­го­сло­вен­ный Гос­по­ди сла­ва Те­бе. [Еди­но­жды.] Гос­по­ди, взяв Сво­их уче­ни­ков, / Ты в Вифа­нию при­шел, что­бы воз­двиг­нуть Ла­за­ря; / и про­сле­зив­шись над ним / по за­ко­ну есте­ства че­ло­ве­че­ско­го, / как Бог его на чет­вер­тый день по смер­ти воз­двиг, / и он взы­вал Те­бе Спа­си­тель: / “Бла­го­сло­вен­ный Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Сла­ва, глас 8: Пред­став гро­бу Ла­за­ре­ву Спа­се наш, / и воз­гла­сив мерт­ва­го, яко от сна вос­кре­сил еси: / от­тря­се тле­ние нетле­ния ма­ни­ем, / и изы­де сло­вом, свя­зан­ный укрой­ми. / Вся мо­же­ши, вся Те­бе ра­бо­та­ют Че­ло­ве­ко­люб­че, / вся по­ви­ну­ют­ся Ти, Спа­се наш сла­ва Тебе. Сла­ва, глас 8: Пред­став гроб­ни­це Ла­за­ря, Спа­си­тель наш, / и по­звав мерт­во­го, Ты как от сна вос­кре­сил его: / сбро­сил он с се­бя тле­ние ду­хом нетле­ния, / и вы­шел по Тво­е­му сло­ву, по­гре­баль­ны­ми пе­ре­вя­зя­ми свя­зан­ный. / Все Ты мо­жешь, все Те­бе слу­жит, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / все под­чи­не­но Те­бе. / Спа­си­тель наш, сла­ва Тебе!
И ныне, глас той­же: Ду­ше­по­лез­ную со­вер­шив­ше Че­ты­ре­де­сят­ни­цу, возо­пи­им: / ра­дуй­ся гра­де Вифа­ние, оте­че­ство Ла­за­ре­во. / Ра­дуй­те­ся Мар­фа и Ма­риа, то­го сестры,/ за­ут­ра бо Хри­стос при­хо­дит, / ожи­ви­ти гла­го­лом умер­ша­го бра­та. / Его­же глас услы­шав, горь­кий и несы­тый ад, / стра­хом востре­пе­тав, и вель­ми воз­сте­нав, / от­пу­стит Ла­за­ря укрой­ми обя­за­на. / Его­же чу­де­си со­бор ев­рей­ский уди­ви­вся, / с ва­и­ем и ветвь­ми То­го сря­щут, / и явят­ся по­хва­ля­ю­щии де­ти, / Ему­же за­ви­дят от­цы. / Бла­го­сло­вен гря­дый во имя Гос­подне Царь Израилев. И ныне, глас тот же: За­вер­шив ду­ше­по­лез­ную Че­ты­ре­де­сят­ни­цу, воз­зо­вем: / “Ра­дуй­ся, град Вифа­ния, оте­че­ство Ла­за­ря! / Ра­дуй­тесь, Мар­фа и Ма­рия, сест­ры его! / Зав­тра Хри­стос при­хо­дит, / что­бы ожи­вить Сво­им сло­вом умер­ше­го бра­та ва­ше­го. / Услы­шав глас Его, же­сто­кий и нена­сыт­ный ад, / в стра­хе за­тре­пе­тав и силь­но вос­сте­нав, / от­пу­стит Ла­за­ря, по­гре­баль­ны­ми пе­ре­вя­зя­ми стя­ну­то­го. / По­ра­жен­ный Его чу­дом, ев­рей­ский на­род, / с по­бе­га­ми пальм и вет­вя­ми встре­тит Его, / и явят­ся де­ти, вос­хва­ля­ю­щие / То­го, Ко­му за­ви­ду­ют от­цы. / Бла­го­сло­вен Гря­ду­щий во имя Гос­подне, Царь Израилев!
Вход. Све­те тихий: Вход с Еван­ге­ли­ем. Свет отрадный:

Про­ки­мен, пса­лом 123, глас 6:

Про­ки­мен, глас 6

По­мощь на­ша во имя Гос­по­да, / со­твор­ша­го небо и зем­лю. Стих: Яко аще не Гос­подь бы был в нас, да ре­чет убо Израиль. По­мощь на­ша в име­ни Гос­по­да, / Со­тво­рив­ше­го небо и зем­лю. Стих: Ес­ли бы не был Гос­подь сре­ди нас, пусть же ска­жет Из­ра­иль. Пс 123:8, 1

Бы­тия чтение:

1. Бы­тия чтение

Пре­ста Иа­ков за­ве­щая сы­ном сво­им: и воз­ло­жив Иа­ков но­зе свои на одр, ум­ре, и при­ло­жи­ся к лю­дем сво­им. И при­пад Иосиф на ли­це от­ца сво­е­го, пла­ка­ся [горь­ко] о нем, и об­ло­бы­за его. И по­ве­ле Иосиф ра­бом сво­им по­гре­ба­те­лем по­греб­сти от­ца сво­е­го: и по­гре­бо­ша по­гре­ба­те­ли Из­ра­и­ля. И ис­пол­ни­ша­ся ему че­ты­ре­де­сять дней, та­ко бо ис­чис­ля­ют­ся дние по­гре­бе­ния: и пла­ка­ся его Еги­пет сед­мь­де­сят дней. Егда же пре­идо­ша дние пла­ча, гла­го­ла Иосиф к вель­мо­жам фа­ра­о­но­вым, гла­го­ля: аще об­ре­тох бла­го­дать пред ва­ми, рцы­те о мне во уши фа­ра­о­ну, гла­го­лю­ще: отец мой зак­ля мя преж­де скон­ча­ния [сво­е­го], гла­го­ля: во гро­бе, его­же ис­ко­пах се­бе в зем­ли Ха­на­а­ни, та­мо мя по­гре­би ныне убо воз­шед по­гре­бу от­ца мо­е­го, и воз­вра­щу­ся. И ре­ко­ша фа­ра­о­ну по сло­ве­си Иоси­фо­ву. И ре­че фа­ра­он к Иоси­фу: взы­ди, по­гре­би от­ца тво­е­го, яко­же зак­ля тя. И взы­де Иосиф по­греб­сти от­ца сво­е­го: и со­взы­до­ша с ним вси ра­би фа­ра­о­ни, и ста­рей­ши­ны до­му его, и вси ста­рей­ши­ны зем­ли Еги­пет­ския. И весь дом Иоси­фов, и бра­тия его, и весь дом от­ца его, и срод­ни­цы его: ов­цы же и во­лы оста­ви­ша в зем­ли Ге­сем. И со­взы­до­ша с ним и ко­лес­ни­цы и кон­ни­цы, и бысть полк ве­лик зе­ло. И при­и­до­ша на гум­но Ата­до­во, еже есть об он пол Иор­да­на, и ры­да­ша его ры­да­ни­ем ве­ли­им и креп­ким зе­ло: и со­тво­ри плачь от­цу сво­е­му сед­мь дней. И ви­де­ша жи­те­ли зем­ли Ха­на­ан­ския плач на гумне Ата­до­ве, и ре­ша: плач ве­лик сей есть егип­тя­ном: се­го ра­ди на­ре­че­ся имя ме­сту то­му, Плачь Еги­петск, еже есть об он пол Иор­да­на. И со­тво­ри­ша ему та­ко сы­но­ве его, яко­же за­по­ве­да им. И взя­ша его сы­но­ве его, в зем­лю Ха­на­а­ню: и по­гре­бо­ша его в пе­ще­ре су­гу­бей, юже стя­жа Ав­ра­ам, пе­ще­ру в стя­жа­ние гро­ба от Ефро­на Хет­те­а­ни­на, пря­мо Мам­врии. И воз­вра­ти­ся Иосиф во Еги­пет, сам и бра­тия его, и вси со­воз­шед­шии по­греб­сти от­ца его. Ви­дев­ше же бра­тия Иоси­фо­вы, яко ум­ре отец их, ре­ша: да не ко­гда вос­по­мя­нет зло­бу на­шу Иосиф, и воз­да­я­ни­ем воз­даст нам за вся злая, яже по­ка­за­хом ему. И при­шед­ше ко Иоси­фу, ре­ко­ша: отец твой зак­ля преж­де кон­чи­ны сво­ея, гла­го­ля: Та­ко рцы­те Иоси­фу: оста­ви им неправ­ду и грех их, яко лу­ка­вая те­бе по­ка­заша, и ныне при­и­ми неправ­ду ра­бов Бо­га от­ца тво­е­го. И пла­ка­ся Иосиф, гла­го­лю­щим им к нему. И при­шед­ше к нему ре­ко­ша: се мы те­бе ра­би. И ре­че к ним Иосиф: не бой­те­ся, Бо­жий бо есмь аз. Вы со­ве­ща­сте на мя злая, Бог же со­ве­ща о мне во бла­гая, дабы бы­ло яко­же днесь, и пре­пи­та­ли­ся бы лю­дие мно­зи. И ре­че им: не бой­те­ся, аз пре­пи­таю вас, и до­мы ва­ши. И уте­ши их, и гла­го­ла им по серд­цу их. И все­ли­ся Иосиф во Егип­те сам и бра­тия его, и весь дом от­ца его: и по­жи­ве Иосиф лет сто де­сять. И ви­де Иосиф Еф­рем­ли де­ти до тре­ти­я­го ро­да: и сы­но­ве Ма­хи­ра сы­на Ма­нас­си­и­на ро­ди­ша­ся при бед­рех Иоси­фо­вых. И ре­че Иосиф бра­тии сво­ей, гла­го­ля: аз уми­раю, по­се­ще­ни­ем же по­се­тит вас Бог, и из­ве­дет вас от зем­ли сея в зем­лю, о ней­же клят­ся Бог от­цем на­шим, Ав­ра­аму, Иса­а­ку, и Иа­ко­ву. И зак­ля Иосиф сы­ны Из­ра­и­ле­вы, гла­го­ля: в по­се­ще­нии, им­же по­се­тит вас Бог, со­воз­не­си­те и ко­сти моя от­сю­ду с ва­ми. И скон­ча­ся Иосиф сый лет ста де­ся­ти, и по­гре­бо­ша его, и по­ло­жи­ша в ра­це во Египте. Пре­кра­тил Иа­ков да­вать ука­за­ния сы­но­вьям сво­им и, под­няв но­ги свои на по­стель, (Иа­ков) умер и при­ло­жил­ся к на­ро­ду сво­е­му. И Иосиф, пав на ли­цо от­ца сво­е­го, за­пла­кал горь­ко о нем, и це­ло­вал его. И при­ка­зал Иосиф ра­бам сво­им – баль­за­ми­ров­щи­кам, на­баль­за­ми­ро­вать от­ца сво­е­го; и на­баль­за­ми­ро­ва­ли баль­за­ми­ров­щи­ки Из­ра­и­ля. И ис­пол­ни­лось ему со­рок дней, ибо так ис­чис­ля­ют­ся дни по­гре­бе­ния. И опла­ки­вал его Еги­пет семь­де­сят дней. Ко­гда же про­шли дни скор­би, ска­зал Иосиф вель­мо­жам фа­ра­о­но­вым, го­во­ря: “Ес­ли я об­рел бла­го­во­ле­ние пред ва­ми, ска­жи­те обо мне в уши фа­ра­о­ну, го­во­ря: “Отец мой за­клял ме­ня преж­де кон­чи­ны сво­ей, ска­зав: В гроб­ни­це мо­ей, ко­то­рую я вы­ко­пал се­бе в зем­ле Ха­на­ан­ской, там ме­ня по­хо­ро­нишь. И вот, ныне, от­пра­вив­шись, по­хо­ро­ню я от­ца мо­е­го и воз­вра­щусь”. Итак, со­об­щи­ли фа­ра­о­ну по ска­зан­но­му Иоси­фом. И ска­зал фа­ра­он Иоси­фу: “От­правь­ся, по­хо­ро­ни от­ца тво­е­го, как он за­клял те­бя”. И от­пра­вил­ся Иосиф по­гре­бать от­ца сво­е­го. И от­пра­ви­лись вме­сте с ним все ра­бы фа­ра­о­но­вы, и ста­рей­ши­ны до­ма его, и все ста­рей­ши­ны зем­ли Еги­пет­ской, и все по­се­лив­ши­е­ся при Иоси­фе, и бра­тья его, и весь оте­че­ский дом его. А род­ню свою, и овец, и во­лов оста­ви­ли в зем­ле Ге­сем. И от­пра­ви­лись вме­сте с ни­ми (и) ко­лес­ни­цы и всад­ни­ки, и был стан весь­ма ве­лик. И при­бы­ли на Гум­но Атад, ко­то­рое по ту сто­ро­ну Иор­да­на, и го­ре­ва­ли о нем, с би­тьем се­бя в грудь ве­ли­ким и весь­ма силь­ным; и сде­лал он плач по от­це сво­ем семь дней. И уви­де­ли оби­та­те­ли зем­ли Ха­на­ан­ской плач на Гумне Атад, и ска­за­ли: “Ве­лик этот плач у Егип­тян!” По­то­му на­рек­ли имя ме­сту то­му: “Плач Егип­та”, что по ту сто­ро­ну Иор­да­на. И сде­ла­ли ему так сы­но­вья его, как он за­по­ве­дал им; и взя­ли его сы­но­вья его в зем­лю Ха­на­ан­скую и по­хо­ро­ни­ли его в пе­ще­ре двой­ной, пе­ще­ре, ко­то­рую при­об­рел Ав­ра­ам в соб­ствен­ность, как гроб­ни­цу у Ефро­на Хет­те­я­ни­на, на­про­тив Мам­ври. И воз­вра­тил­ся Иосиф в Еги­пет, сам и бра­тья его, и все, хо­див­шие с ним хо­ро­нить от­ца его. Уви­дев же бра­тья Иоси­фа, что умер отец их, ска­за­ли: “Не про­явил бы ко­гда-ни­будь Иосиф зло­па­мят­но­сти к нам и не воз­дал бы нам воз­мез­дие за всё зло, что мы при­чи­ни­ли ему”. И, явив­шись к Иоси­фу, они ска­за­ли: “Отец твой за­клял нас пред кон­чи­ной сво­ей, го­во­ря: Так ска­жи­те Иоси­фу: От­пу­сти им неправ­ду и грех их, так как они дур­но с то­бой по­сту­пи­ли. И ныне при­ми снис­хо­ди­тель­но неправ­ду слу­жи­те­лей Бо­га от­ца тво­е­го”. И за­пла­кал Иосиф, ко­гда они го­во­ри­ли ему. И при­дя к нему, они ска­за­ли: “Вот, мы ра­бы те­бе”. И ска­зал Иосиф: “Не бой­тесь, ибо я – Бо­жий; вы за­мыс­ли­ли про­тив ме­ня зло; но Бог за­мыс­лил обо мне во бла­го, что­бы бы­ло все, как се­го­дня, и что­бы про­кор­мил­ся на­род ве­ли­кий”. И ска­зал им: “Не бой­тесь: я бу­ду пи­тать вас и се­мей­ства ва­ши”. И уте­шил их, и по­го­во­рил с ни­ми по серд­цу (их). И по­се­лил­ся Иосиф в Егип­те, сам, и бра­тья его, и все по­се­лен­цы при от­це его. И про­жил Иосиф сто де­сять лет. И уви­дел Иосиф де­тей у Еф­ре­ма до тре­тье­го ро­да, и сы­но­вья Ма­хи­ра, сы­на Ма­нас­си­и­на, ро­ди­лись при бед­рах Иоси­фа. И ска­зал Иосиф бра­тьям сво­им, го­во­ря: “Я уми­раю, но Бог непре­мен­но по­се­тит вас и вы­ве­дет вас из зем­ли сей в зем­лю, о ко­то­рой по­клял­ся (Бог) от­цам ва­шим, Ав­ра­аму, Иса­а­ку и Иа­ко­ву”. И за­клял Иосиф сы­нов Из­ра­и­ле­вых, го­во­ря: “При по­се­ще­нии, ко­то­рым по­се­тит вас Бог, вы­не­си­те так­же и ко­сти мои от­сю­да с ва­ми”. И скон­чал­ся Иосиф ста де­ся­ти лет. И по­греб­ли его, (и по­ло­жи­ли) в ков­чег в Егип­те. Быт 49:33 – 50:26

Про­ки­мен, пса­лом 124, глас 4:

На­де­ю­щи­и­ся на Гос­по­да, яко го­ра Си­он / не по­дви­жит­ся во век. Стих: Яко не оста­вит Гос­подь жез­ла греш­ных на жре­бий праведных.

Про­ки­мен, глас 4

На­де­ю­щи­е­ся на Гос­по­да, как го­ра Си­он: / не по­ко­леб­лет­ся во­век. Стих: Ибо не от­пу­стит Гос­подь жез­ла греш­ни­ков на жре­бий пра­вед­ных. Пс 124:1А, 3А

Прит­чей чтение:

2. Прит­чей чтение

Сыне, от­вер­зай уста твоя сло­ву Бо­жию, и су­ди вся здра­во. От­вер­зай уста твоя, и су­ди пра­вед­но, раз­суж­дай же убо­га и немощ­на. Же­ну доб­лю кто об­ря­щет, дра­жай­ши есть ка­ме­ния мно­го­цен­на­го та­ко­вая. Дер­за­ет на ню серд­це му­жа ея: та­ко­вая доб­рых ко­ры­стей не ли­шит­ся. Де­ла­ет бо му­жу сво­е­му бла­гая во все жи­тие. Об­рет­ши вол­ну и лен, со­тво­ри бла­го­по­треб­ное ру­ка­ма сво­има. Бысть яко ко­рабль куп­лю де­ю­щий, из­да­ле­ча со­би­ра­ет се­бе бо­гат­ство. И во­ста­ет из но­щи, и да­де браш­на до­му, и де­ла ра­бы­ням. Узрев­ши се­ло ку­пи: от пло­дов же рук сво­их на­са­ди стя­жа­ние. Пре­по­я­сав­ши креп­ко чрес­ла своя, утвер­дит мыш­цы своя на де­ло. И вку­си, яко доб­ро есть де­ла­ти, и не уга­са­ет све­тиль­ник ея всю нощь. Лак­ти своя про­сти­ра­ет на по­лез­ная, ру­це же свои утвер­жда­ет на вре­те­но. И ру­це свои от­вер­за­ет убо­го­му, длань же про­ст­ре ни­щу. Не пе­чет­ся о су­щих в до­му муж ея, егда где за­мед­лит: вси бо у нея оде­я­ни суть. Су­гу­ба оде­я­ния со­тво­ри му­жу сво­е­му, от вис­со­на же и пор­фи­ры се­бе оде­я­ния. Сла­вен бы­ва­ет во вра­тех муж ея, вне­гда аще ся­дет в сон­ми­щи со ста­рей­ши­ны жи­тель­ми зем­ли. Пла­ща­ни­цы со­тво­ри, и про­да­де фи­ни­ки­а­ном, опо­я­са­ния же ха­на­неом. Уста своя от­вер­зе вни­ма­тель­но и за­кон­но, и чин за­по­ве­да язы­ку сво­е­му. Кре­по­стию и ле­по­тою об­ле­че­ся, и воз­ве­се­ли­ся во дни по­след­ния. Тес­ны сте­зи до­му ея: браш­на же ле­ност­на­го не яде. Уста своя от­вер­зе муд­ро и за­кон­но. Ми­ло­сты­ня же ея воз­ста­ви ча­да ея, и обо­га­ти­ша­ся: и муж ея по­хва­ли ю. Мно­ги дще­ри стя­жа­ша бо­гат­ство, мно­ги со­тво­ри­ша си­лу: ты же предуспе­ла и пре­воз­нес­ла­ся еси над все­ми. Лож­на­го уго­жде­ния, и су­ет­ныя доб­ро­ты жен­ския несть в те­бе: же­на бо ра­зум­ная бла­го­сло­ве­на есть. Страх же Гос­по­день сия да хва­лит. Да­ди­те ей от пло­дов устен ея, и да хва­лимь бу­дет во вра­тех муж ея. Сын, от­кры­вай уста твои сло­ву Бо­жию и су­ди всех здра­во. От­кры­вай уста твои и су­ди пра­вед­но, раз­би­рай же де­ла бед­но­го и немощ­но­го. Же­ну му­же­ствен­ную кто най­дет? И та­кая – до­ро­же кам­ней мно­го­цен­ных. Уве­ре­но в ней серд­це му­жа её: та­кая не оста­нет­ся без пре­крас­ной до­бы­чи, ибо она дей­ству­ет во бла­го му­жу сво­е­му всю жизнь. При­об­ре­тя шерсть и лен, она сде­ла­ла по­лез­ное сво­и­ми ру­ка­ми. Ста­ла как ко­рабль, при­во­зя­щий то­вар из­да­ле­ка, и со­би­ра­ет се­бе бо­гат­ство. И вста­ет она с но­чи и да­ет пи­щу все­му до­му, и де­ла – слу­жан­кам. Уви­дев по­ле, она ку­пи­ла его, а от пло­дов рук сво­их на­са­ди­ла уча­сток. Пре­по­я­сав креп­ко чрес­ла свои, укре­пи­ла мыш­цы свои для де­ла. (И) по­зна­ла она, что хо­ро­шо ра­бо­тать, и не уга­са­ет све­тиль­ник её всю ночь. Лок­ти свои про­сти­ра­ет к де­лам по­лез­ным, а ру­ка­ми сво­и­ми креп­ко бе­рет­ся за ве­ре­те­но. (И) ру­ки свои она от­кры­ла бед­но­му, плод же их про­тя­ну­ла ни­ще­му. Не бес­по­ко­ит­ся о том, что в до­ме, муж ее, ко­гда где-то за­мед­лит: ибо все, кто во­круг нее – оде­ты. Двой­ные оде­я­ния она сде­ла­ла му­жу сво­е­му, а из вис­со­на и пур­пу­ра – се­бе одеж­ды. За­ме­тен же бы­ва­ет муж её во вра­тах, ко­гда ся­дет в со­бра­нии со ста­рей­ши­на­ми [и] жи­те­ля­ми зем­ли. По­лот­на она сде­ла­ла – и про­да­ла Фи­ни­кий­цам, и по­я­са – Ха­на­не­ям. Кре­по­стью и бла­го­ле­пи­ем она об­лек­лась и воз­ве­се­ли­лась во дни по­след­ние. Уста свои от­кры­ва­ет осмот­ри­тель­но и за­кон­но, и по­ря­док уста­но­ви­ла язы­ку сво­е­му. Уз­ки тро­пы к до­му ее, и не вку­си­ла она хле­ба ле­но­сти. (Уста свои от­кры­ла муд­ро и за­кон­но, ми­ло­сты­ня же ее) под­ня­ла де­тей ее, и обо­га­ти­лись, и муж ее по­хва­лил её. Мно­гие до­че­ри про­яви­ли си­лу, мно­гие при­об­ре­ли бо­гат­ство, но ты пре­взо­шла и пре­вы­си­ла всех. Лож­ной угод­ли­во­сти и су­ет­ной кра­со­ты жен­ской нет в те­бе, – ибо же­на бла­го­ра­зум­ная бла­го­слов­ля­ет­ся, и страх Гос­по­день она да хва­лит. Дай­те ей от пло­да уст её, и да вос­хва­ля­ет­ся во вра­тах муж её! Притч 31:8–31
И про­чее по­сле­до­ва­ние Пре­ждео­свя­щен­ных яко обычно. И про­чее по­сле­до­ва­ние Ли­тур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров как обычно.
Ве­до­мо бу­ди, яко от днесь ни­же му­че­ни­чен, ни­же Бо­го­ро­ди­чен, ни­же Осмо­глас­ник по­ет­ся, да­же до суб­бо­ты свя­та­го Фомы. Да бу­дет из­вест­но, что с это­го дня ни му­че­ни­чен, ни Бо­го­ро­ди­чен, ни Ок­то­их не по­ет­ся до суб­бо­ты свя­то­го Фомы.

В ПЯ­ТОК ВАИЙ
НА ВЕ­ЛИ­КОМ ПОВЕЧЕРИИ

В ПЯТ­НИ­ЦУ
НА ВЕ­ЛИ­КОМ ПОВЕЧЕРИИ

На По­ве­че­рии по­ем на­сто­я­щий ка­нон, тво­ре­ние свя­та­го от­ца гос­по­ди­на Ан­дреа Крит­ска­го, Иеру­са­ли­ми­ты. Глас 1. На По­ве­че­рии по­ем сле­ду­ю­щий ка­нон, тво­ре­ние пре­по­доб­но­го Ан­дрея Крит­ско­го, глас 1.

Песнь 1.

Ир­мос: Песнь по­бед­ную по­им вси Бо­гу, / со­твор­ше­му див­ная чу­де­са, мыш­цею вы­со­кою, / и спас­ше­му Из­ра­и­ля, / яко прославися.

Песнь 1

Ир­мос: Песнь по­бед­ную / все вос­по­ем Бо­гу, / со­тво­рив­ше­му див­ные чу­де­са / мыш­цею вы­со­кою / и спас­ше­му Из­ра­и­ля: / ибо Он прославился.

При­пев: Сла­ва Те­бе Бо­же наш, сла­ва Тебе. При­пев: Сла­ва Те­бе Бо­же наш, сла­ва Тебе.
Мерт­ва чет­ве­ро­днев­на вос­кре­сив Спа­се мой Ла­за­ря, / тли из­ме­нил еси мыш­цею вы­со­кою, / и по­ка­зал еси яко силь­ный власть Твою. Воскре­сив, Спа­си­тель мой, / че­ты­ре дня быв­ше­го мерт­вым Ла­за­ря, / Ты от тле­ния осво­бо­дил его мыш­цею вы­со­кою, / и по­ка­зал, как силь­ный, власть Твою.
Воз­гла­сив Ла­за­ря из гро­ба, абие вос­кре­сил еси, / но ад до­ле гор­це ры­да­ше, / и сте­ня тре­пе­та­ше, Спа­се, вла­сти Твоея. По­звав Ла­за­ря из гро­ба, / Ты его тот­час вос­кре­сил; / но ад сни­зу горь­ко ры­дал / и, сте­ная, тре­пе­тал, Спа­си­тель, / пред вла­стью Твоей.
Про­сле­зил­ся еси Гос­по­ди, над Ла­за­рем, / по­ка­зуя во­пло­ще­ние смот­ре­ния Тво­е­го, / и яко есте­ством Бог сый, / есте­ством по нам был еси Человек. Про­сле­зил­ся Ты, Гос­по­ди, над Ла­за­рем, / по­ка­зы­вая во­пло­ще­ние по про­мыс­лу Тво­е­му, / и, что Ты, Бог по есте­ству, / стал по есте­ству нам по­доб­ным Человеком.
Мар­фи­ны сле­зы и Ма­ри­и­ны уто­лил еси Гос­по­ди, / из мерт­вых Ла­за­ря вос­кре­сив Спа­се, / и по­ка­зав одух­нов­лен­на мерт­ва­го вла­стию Твоею. Сле­зы Мар­фы и Ма­рии / пре­кра­тил Ты, Гос­по­ди, / вос­кре­сив из мерт­вых Ла­за­ря, Спа­си­тель, / и мерт­во­го ды­ша­щим по­ка­зав / вла­стию Твоею.
За­ко­ном есте­ства че­ло­ве­ча во­про­сил еси Вла­ды­ко: / где по­ло­жен бысть Ла­зарь? / По­ка­зуя всем Спа­се, ис­тин­ное еже к нам смот­ре­ние Твое. По за­ко­ну есте­ства че­ло­ве­че­ско­го / во­про­сил Ты, Вла­ды­ка: “Где по­ло­жен Ла­зарь?” / по­ка­зуя всем Спа­си­тель, / под­лин­ное о нас про­мыш­ле­ние Твое.
За­кле­пы со­кру­шил еси то­гда адо­вы, воз­гла­сив Ла­за­ря, / и дер­жа­ву стрясл еси бор­ца, / и по­ко­рил еси преж­де Кре­ста, / тре­пе­та­ти Те­бе едине Спасе. Со­кру­шил Ты то­гда за­со­вы ада, / по­звав Ла­за­ря, / и по­ко­ле­бал мо­гу­ще­ство про­тив­ни­ка, / и при­ну­дил его преж­де Кре­ста / тре­пе­тать пред То­бою, еди­ный Спаситель.
Связ­ня Ла­за­ря, от ада дер­жи­ма­го Владыко,/ яко Бог пред­ва­рил еси, и раз­ре­шил еси от уз: / к Тво­е­му бо вся Сильне, идут повелению. Уз­ни­ка Ла­за­ря, удер­жи­ва­е­мо­го адом, / Ты, Вла­ды­ка, как Бог до сро­ка по­се­тил и раз­ре­шил от уз: / ибо все про­ис­хо­дит, Силь­ный, / по Тво­е­му велению.
Сла­ва: От­ца про­сла­вим, Сы­на, и Ду­ха, / Тро­и­цу нераз­дель­ную, во Еди­ни­це Есте­ства, / и со ан­ге­лы Ю, яко еди­на­го несо­здан­на­го Бо­га славословим. Сла­ва: От­ца про­сла­вим, Сы­на, и Ду­ха, / Тро­и­цу нераз­дель­ную в един­стве есте­ства, / и со Ан­ге­ла­ми Ее, / как еди­но­го несо­тво­рен­но­го Бо­га / бу­дем славословить.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Непре­лож­но ро­ди­ла еси Де­во Ма­ти Со­зда­те­ля есте­ства, / от Свя­та­го Ду­ха по бла­го­во­ле­нию От­чу быв­ша еже есмы, / кро­ме из­ме­не­ния и смешения. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Неиз­мен­но но­си­ла Ты во чре­ве, Де­ва-Ма­терь / Со­зда­те­ля есте­ства / от Свя­то­го Ду­ха по бла­го­во­ле­нию От­ца / став­ше­го тем же, чем и мы, / без из­ме­не­ния и смешения.

Песнь 2.

Ир­мос: Вон­ми Небо, и воз­гла­го­лю, / и вос­пою Хри­ста, / еди­на­го Человеколюбца.

Песнь 2

Ир­мос: Вни­май, небо, – и воз­ве­щу, / и вос­пою Хри­ста, / Спа­си­те­ля ми­ра, / еди­но­го Человеколюбца.

Сла­ва Те­бе воз­гла­сив­ше­му ток­мо, / и из гро­ба мерт­ва чет­ве­ро­днев­на дру­га воз­двиг­ше­му Лазаря. Сла­ва Те­бе, толь­ко по­звав­ше­му, / и тем из гро­ба дру­га Сво­е­го воз­двиг­ше­му, / уже че­ты­ре дня быв­ше­го мерт­вым Лазаря.
Услы­ша гла­са Тво­е­го без­душ­ный, / и оду­шев­лен от мерт­вых во­ста абие, / сла­вя Тя Господи. Услы­шал глас Тво­ей без­ды­хан­ный / и, ожив­лен­ный, вос­стал из мерт­вых тот­час, / сла­вя Те­бя, Господи.
По­ве­ле­ние жи­во­нос­на­го гла­са Тво­е­го при­им, / смер­дя­щий во­ста от гро­ба, Спа­се мой, Лазарь. По­ве­ле­ние жи­во­нос­но­го гла­са Тво­е­го Спа­си­тель мой, при­няв, / вос­стал из гро­ба смер­дя­щий Лазарь.
Про­сле­зил­ся еси над дру­гом Спа­се мой, / уве­ряя на­ше, яко­же но­сил еси, есте­ство, / и се­го вос­кре­сил еси. Про­сле­зил­ся Ты над дру­гом Сво­им, Спа­си­тель мой, / удо­сто­ве­ряя, что по­нес Ты на­ше есте­ство, / – и его же воскресил.
Востре­пе­та яко­же ви­де ад, / па­ки те­ку­ща абие свя­за­на укрой­ми, / гла­сом к здеш­не­му животу. Устра­шил­ся ад, ко­гда уви­дел / свя­зан­но­го пе­ре­вя­зя­ми по­гре­баль­ны­ми, / тот­час по од­но­му воз­гла­су спе­ша­ще­го / к здеш­ней жизни.
Ужа­со­ша­ся ев­рей­стии на­ро­ди / егда воз­гла­сив Спа­се, / вос­кре­сил еси сло­вом смер­дя­ща­го Лазаря. Сла­ва: По­ра­зи­лись ев­ре­ев тол­пы, / ко­гда, воз­звав, Ты вос­кре­сил, Спа­си­тель, сло­вом / смер­дя­ще­го Лазаря.
Со­тря­со­ша­ся со­кро­ви­ща адо­ва, / яко оду­шев­лен бысть абие ни­зу Ла­зарь, / то­гда гла­сом Оживившаго. И ныне: По­тряс­лись то­гда со­кро­вищ­ни­цы ада, / ко­гда оду­шев­лял­ся в пре­ис­под­ней Ла­зарь, / тот­час по гла­су Оживившего.

Песнь 3.

Ир­мос: Ка­мень, его­же небре­го­ша зи­жду­щии, / сей бысть во гла­ву уг­ла. / Той есть Ка­мень, / на нем­же утвер­ди Цер­ковь Хри­стос, / юже от язык искупи.

Песнь 3

Ир­мос: Ка­мень, ко­то­рый от­верг­ли стро­и­те­ли, / он ока­зал­ся во гла­ве уг­ла. / Это – ска­ла, на ко­то­рой Хри­стос утвер­дил / ту Цер­ковь, что из всех пле­мен искупил.

Чу­до стран­ное и пре­слав­ное, / ка­ко Со­зда­тель всех, еже не неве­дя­ше, / яко не ве­дый во­про­ша­ше: / где ле­жит, его­же ры­да­е­те; / где по­гре­бе­ся Ла­зарь, / его­же по­ма­ле из мерт­вых жи­ва / вам вос­кре­шу Аз? Чу­до стран­ное и необы­чай­ное: / как все­го Со­зда­тель, / о том, что не бы­ло Ему неиз­вест­но, / как не зна­ю­щий во­про­шал: / “Где ле­жит, тот, о ком ры­да­е­те? / Где по­гре­бен Ла­зарь, / ко­то­ро­го спу­стя немно­го / жи­вым из мерт­вых вам воз­двиг­ну Я?”
Ка­мень, его­же те­бе при­ва­ли­ша по­греб­шии тя, / се­го взя­ти Иисус по­ве­лев, / абие вос­кре­си тя, воз­гла­сив те­бе: / Ла­за­ре во­ста­ни, гря­ди ко Мне, / да тво­е­го ад устра­шит­ся гласа. Тот ка­мень, ко­то­рый над то­бою / при­ва­ли­ли по­хо­ро­нив­шие те­бя, / по­ве­лев сдви­нуть, Иисус / тот­час вос­кре­сил те­бя, воз­звав те­бе: / “Ла­зарь, вос­стань, иди ко Мне”, / что­бы устра­шил­ся ад / об­ра­щен­но­го к те­бе гласа.
Мар­фа и Ма­риа Гос­по­ди, ры­да­нь­ми во­пи­я­сте: / се его­же лю­бил еси чет­ве­род­не­вен смер­дит: / аще бы еси был зде, то­гда не бы умерл Ла­зарь. / Но яко нераз­лу­чен вез­де, / се­го абие воз­гла­сив воз­двигл еси. Мар­фа и Ма­рия, Гос­по­ди, / с ры­да­ни­я­ми взы­ва­ли: / “Вот, то­му, ко­го лю­бил Ты, / чет­вер­тый день и он смер­дит; / ес­ли бы Ты был здесь, / то­гда бы не умер Ла­зарь!” / Но, как неот­луч­но пре­бы­ва­ю­щий вез­де, / Ты тот­час по­звав его, воздвиг.
Про­ли­яв над дру­гом сле­зы смот­ре­ния ра­ди, / по­ка­зал еси плоть от нас взем­ле­мую, / су­ще­ством не мне­ни­ем Спа­се, со­еди­нив­шу­ю­ся Те­бе, / и яко Че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, / се­го абие воз­гла­сив воз­двигл еси. Про­лив над дру­гом сле­зы / по до­мо­стро­и­тель­ству, / Ты по­ка­зал плоть, при­ня­тую от нас / по су­ще­ству, не мни­мо / со­еди­нив­шу­ю­ся с То­бой, Спа­си­тель, / – и, как че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, / тот­час, по­звав его, воздвиг.
Увы мне во­ис­тин­ну, ныне по­ги­бох, во­пи­я­ше ад, / си­це воз­гла­ша­ше смер­ти гла­го­ля: / се На­зо­ря­нин доль­няя под­ви­за, / и утро­бу мою по­се­кая, / без­ды­хан­на мерт­ва воз­гла­сив воздвиже. “Увы мне! Во­ис­ти­ну по­гиб я ныне!” / – взы­вая так, ад об­ра­щал­ся к смер­ти, го­во­ря: / – “Вот, На­за­ря­нин пре­ис­под­нюю со­тряс, / и рас­сек­ши мое чре­во, / без­ды­хан­но­го мерт­во­го по­звав, воздвиг!”
Где ев­рей­ское безу­мие; где неве­рие? / До­ко­ле чуждии, до­ко­ле лест­цы, / зри­те умер­ша­го гла­сом ис­хо­дя­ща, и не ве­ру­е­те Хри­сту, / во­ис­тин­ну сы­но­ве тьмы вси вы. Где нера­зу­мие ев­ре­ев? Где их неве­рие? / До­ко­ле вы в за­блуж­де­нии, до­ко­ле от­чуж­де­ны? / Взи­ра­е­те на умер­ше­го, по од­но­му воз­гла­су вско­чив­ше­го, / и не ве­ру­е­те Хри­сту! / Во­ис­тин­ну сы­ны тьмы вы все!
Сла­ва: Еди­на­го от Тро­и­цы вем Тя, аще и во­пло­тил­ся еси, / еди­на­го и слав­лю, Сы­на во­пло­щен­на, / от Бо­го­ро­ди­цы без­се­мен­но про­зяб­ша­го, / и со От­цем и Ду­хом еди­на­го Сы­на славословима. Сла­ва: Од­но­го из Тро­и­цы я знаю Те­бя, / хо­тя Ты и во­пло­тил­ся; / од­но­го и слав­лю – Сы­на во­пло­щен­но­го, / от Бо­го­ро­ди­цы без се­ме­ни про­ис­шед­ша­го, / и еди­но­го Сы­на, со От­цом и Ду­хом славословимого.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Стран­ное и страш­ное ви­де­ние смот­ре­ния, / еже пред­зре­ша нелож­нии про­ро­цы Де­ву Бо­го­ро­ди­цу: / без­се­мен­но убо за­чен­шую, и нетлен­но рожд­шую Бо­га, / пре­бы­ва­ю­щую же по рож­де­стве Чистую. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Необы­чай­но и по­вер­га­ет в тре­пет / ви­де­ние до­мо­стро­и­тель­ства, / ко­то­рое пред­ви­де­ли чуж­дые лжи про­ро­ки: / Де­ва Бо­го­ро­ди­ца, без се­ме­ни за­чав­шая, / непо­роч­но рож­да­ю­щая Бо­га, / и по­сле ро­дов пре­бы­ва­ю­щая чистой.

Песнь 4.

Ир­мос: Взят­ся солн­це, и лу­на ста в чине сво­ем, / воз­несл­ся еси, Дол­го­тер­пе­ли­ве, на Дре­во, / и во­дру­зил еси на нем Цер­ковь Твою.

Песнь 4

Ир­мос: Под­ня­лось солн­це / – и лу­на ста­ла на ме­сте сво­ем: / Ты воз­не­сен был, Дол­го­тер­пе­ли­вый на Дре­во / и во­дру­зил на нем Цер­ковь Твою.

Про­сле­зил­ся еси Гос­по­ди над Ла­за­рем, / по­ка­зав яко Че­ло­век еси, / и воз­двигл еси Вла­ды­ко умер­ша­го, / и по­ка­зал еси лю­дем, яко Сын еси Божий. Про­сле­зил­ся Ты, Гос­по­ди, над Ла­за­рем, / по­ка­зав что Ты – Че­ло­век, / и воз­двиг умер­ше­го, Вла­ды­ка / и лю­дям по­ка­зал, что Ты – Сын Божий.
Без­ды­хан­ный услы­ша по­ве­ле­ние Твое, / гря­ди вон Ла­за­ре, / те­кий во­ста­ше с пе­ле­на­ми, и ска­ка­ше, Бла­же, / по­ка­зуя дер­жа­ву Твою. Ко­гда услы­шал без­ды­хан­ный / по­ве­ле­ние Твое: “Вы­хо­ди, Ла­зарь!” / он, вста­вал про­вор­но с пе­ле­на­ми, и ска­кал, / по­ка­зы­вая мо­гу­ще­ство Твое, Благой.
Мар­фи­ны сле­зы и Ма­ри­и­ны уто­лил еси Хри­сте Бо­же, / воз­гла­сив Ла­за­ря са­мо­власт­но, / воз­двигл еси гла­сом, и по­кло­ни­ся Тебе. Сле­зы Мар­фы и Ма­рии / пре­кра­тил Ты, Хри­сте Бо­же: / по­звав Ла­за­ря Сво­ею вла­стью, / Ты тем воз­гла­сом его воз­двиг, / и он по­кло­нил­ся Тебе.
Про­сле­зи­вся яко Че­ло­век над Ла­за­рем, / воз­двигл еси его яко Бог. / Во­про­сил еси: где по­гре­бе­ся чет­ве­ро­днев­ный? / Уве­ряя Бла­же, во­че­ло­ве­че­ние Твое. Про­сле­зив­шись как че­ло­век над Ла­за­рем, / Ты воз­двиг его как Бог. / Ты спра­ши­вал: “Где по­гре­бен чет­ве­ро­днев­ный?” / удо­сто­ве­ряя во­че­ло­ве­че­ние Твое, Благой.
Стра­сти зна­ме­ния и Кре­ста Тво­е­го, уве­ря­ти хо­тя Бла­же, / адо­во несыт­ное чре­во рас­тер­зав, / воз­ста­вил еси яко Бог четверодневнаго. Об­ра­зы стра­да­ния и Кре­ста Тво­е­го, / вос­хо­тев явить, Бла­гой, / Ты, рас­торг­нув нена­сыт­ное чре­во ада, / вос­кре­сил как Бог че­ты­ре дня на­зад умершего.
Кто ви­де, кто слы­ша, яко во­ста че­ло­век мерт­вый смер­дя­щий? / Илиа убо воз­дви­же и Елис­сей, / но не от гро­ба, но ни­же четверодневна. Кто ви­дел, кто слы­шал, / что вос­стал че­ло­век мерт­вый смер­дя­щий? / Илия воз­двиг умер­ше­го, и Елис­сей, но не из гро­ба, / но не на чет­вер­тый день.
По­ем Твое Гос­по­ди, мо­гут­ство, / по­ем и стра­сти Хри­сте: / онем бо яко бла­го­у­тро­бен чу­до­дей­ство­вал еси, / си­ми же смот­ри­тель­но ят еси яко Человек. Вос­пе­ва­ем Твое Гос­по­ди, мо­гу­ще­ство, / вос­пе­ва­ем и стра­да­ния Твои, Хри­сте: / ибо пер­вым Ты, как ми­ло­серд­ный чу­де­са тво­рил, / а вто­рые по Сво­е­му про­мыс­лу / при­нял, как Человек.
Бог еси и Че­ло­век, ис­тин­ству­яй ве­щь­ми и име­ны, / пред­стал еси гро­бу пло­тию Сло­ве, / и воз­двигл еси яко Бог четверодневнаго. Ты – Бог и Че­ло­век, / и под­твер­жда­ешь ис­ти­ну этих имен де­ла­ми: / пло­тию пред­стал Ты гро­бу, Сло­во, / и как Бог воз­двиг четверодневного.
Ужа­со­ша­ся Вла­ды­ко, ев­рей­стии на­ро­ди, / яко ви­де­ша во­став­ша мерт­ва из гро­ба Ла­за­ря со гла­сом Тво­им, / и пре­бы­ша непо­кор­ли­ви чу­де­сем Твоим. По­ра­зи­лись, Вла­ды­ка, ев­ре­ев тол­пы, / ко­гда уви­де­ли мерт­во­го Ла­за­ря вос­став­шим / из гро­ба по воз­гла­су Тво­е­му, / и все же оста­лись непо­кор­ны­ми / при всех чу­де­сах Твоих.
Сла­ва: Без­на­чаль­но воз­си­ял еси от От­ца Тво­е­го, / яко един сый от Тро­и­цы Спа­се, / в ле­то в Ду­се из дев­ствен­ных Ты про­шел еси кро­вей, / плоть взем Пресущественный. Сла­ва: Без­на­чаль­но вос­си­ял Ты от От­ца Тво­е­го, / как один от Тро­и­цы, Спа­си­тель; / во вре­ме­ни же Ду­хом от кро­ви дев­ствен­ной про­изо­шел, / плоть при­няв, Сверх-существенный.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: За­ча­тие без­се­мен­ное Бо­го­ро­ди­цы, / рож­де­ство кро­ме стра­сти тле­ния: / Бог бо обоя чу­до­дей­ство­ва­вый ис­то­щи Се­бе, / да нам соединится. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: За­ча­тие Бо­го­ро­ди­цы – без се­ме­ни, / ро­ды – без пе­ре­не­се­ния вре­да: / ведь Бог, оба эти чу­да со­тво­рив, / Се­бя ума­лил, что­бы с на­ми соединиться.

Песнь 5.

Ир­мос: Твой мир даждь нам, / Сыне Бо­жий, / ино­го бо раз­ве Те­бе бо­га не зна­ем, / Имя Твое име­ну­ем, / яко Бог жи­вых и мерт­вых еси.

Песнь 5

Ир­мос: Твой мир да­руй нам, Сын Бо­жий, / ведь ино­го, кро­ме Те­бя бо­га не зна­ем, / имя Твое име­ну­ем, / ибо Ты – Бог жи­вых и мертвых.

Жизнь сый Гос­по­ди, и свет ис­тин­ный, / Ла­за­ря воз­гла­сив вос­кре­сил еси: / яко си­лен бо всем по­ка­зал еси, / яко Бог жи­вых и мерт­вых еси. Ты, Гос­по­ди, бу­дучи жиз­нью / и све­том ис­тин­ным, / Ла­за­ря мерт­во­го по­звав, вос­кре­сил его: / ведь Ты, как силь­ный, всем по­ка­зал, / что Ты – Бог жи­вых и мертвых.
Нестер­пи­мое Твое по­ве­ле­ние Иису­се, / не тер­пя ад мно­гих при­е­мый убо­я­ся, / и чет­ве­ро­днев­на су­ща Ла­за­ря, со гла­сом жи­ва, а не мерт­ва даяше. Невы­но­си­мо­го для него ве­ле­ния / Тво­е­го, Иису­се, не тер­пя, / ад, мно­гих по­гло­тив­ший, убо­ял­ся, / и быв­ше­го че­ты­ре дня во гро­бе Ла­за­ря / с Тво­им воз­гла­сом жи­вым, а не мерт­вым отдавал.
Персть со­во­купль ду­ху, древ­ле бре­ние Ду­хом жиз­ни, / оду­ши­вый Сло­ве сло­вом Тво­им: / и ныне же сло­вом вос­кре­сил еси от тли дру­га из преисподних. Прах со­че­тав с ду­хом, / в древ­но­сти гли­ну Ду­хом жиз­ни оду­ше­вив, / сло­вом Тво­им и ныне вос­кре­сил Сво­е­го дру­га, / осво­бо­див его от тле­ния и мест подземных.
Ма­нию Тво­е­му Гос­по­ди, со­про­ти­ви­ся ник­то­же: / егда бо мерт­ва­го гла­сил еси Ла­за­ря, / абие без­ды­хан­ный во­ста­ва­ше, / и узы но­ся, но­га­ма хождаше. Ма­но­ве­нию Тво­е­му, Гос­по­ди, / не вос­про­ти­вил­ся ни­кто: / ибо ко­гда Ты по­звал мерт­во­го Ла­за­ря, / вос­ста­вал тот­час без­ды­хан­ный / и, но­ся узы, но­га­ми ступал.
О иудей­ское безу­мие! О омра­че­ние вра­гов! / Кто ви­де мерт­ве­ца из гро­ба во­ста­ю­ща? / Илия древ­ле вос­кре­си, / но не от гро­ба, но ни­же четверодневна. О без­рас­суд­ство иуде­ев! / О бес­чув­ствие вра­гов! / Кто ви­дел мерт­во­го, вос­став­ше­го из мо­ги­лы? / Илия в древн­но­сти от­ро­ка вос­кре­сил, / но не из гро­ба, но не на чет­вер­тый день.
Непо­бе­ди­ме, дол­го­тер­пе­ли­ве, / вся нас ра­ди тво­ряй яко Бог, и тер­пяй яко Че­ло­век, / при­част­ни­ки вся ны со­тво­ри Цар­ствия Тво­е­го, / мо­лит­ва­ми Лазаревыми. Непо­сти­жи­мый, дол­го­тер­пе­ли­вый, / все ра­ди нас со­вер­ша­ю­щий, как Бог, / и стра­да­ю­щий как Че­ло­век! / Всех нас со­де­лай общ­ни­ка­ми Цар­ствия Тво­е­го / по хо­да­тай­ствам Лазаря.
Сла­ва: Пре­без­на­чаль­ная, со­без­на­чаль­ная, еди­но­чест­ная Тро­и­це, / От­че Все­дер­жи­те­лю, и Сыне, и Ду­ше Свя­тый, / Еди­ни­це Свя­тая трии­по­стас­ная, / су­щия от Ада­ма спа­сай, вер­но Тя воспевающия. Сла­ва: Пред­веч­ная, рав­но без­на­чаль­ная, / еди­ная че­стью Тро­и­ца: / От­че Все­дер­жи­тель, Сын, и Дух Свя­той, / Еди­ни­ца Свя­тая в трех Ипо­ста­сях! / Тех, кто от Ада­ма спа­сай, / с ве­рою Те­бя воспевающих.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стое чре­во Твое освя­ти Чи­стая, / плоть из него при­е­мый / Пре­бо­же­ствен­ный, в Тро­и­це по­кла­ня­е­мый, / из От­ца Сло­во, и с Ду­хом Бог. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Непо­роч­ное чре­во Твое, Чи­стая, / освя­тил плоть из него При­няв­ший – Пре­бо­же­ствен­ный, / в Тро­и­це при­ни­ма­ю­щий по­кло­не­ние: / Бог-Сло­во, рож­ден­ный от От­ца / и с Ду­хом единосущный.

Песнь 6.

Ир­мос: От­вергл мя еси во глу­би­ны серд­ца мор­ска­го, / и спасл еси мя Спа­се от ра­бо­ты смерт­ныя, / и раз­ре­шил еси узы без­за­ко­ний моих.

Песнь 6

Ир­мос: Ты от­ри­нул ме­ня в глу­би­ны, в серд­це мо­ря, / и спас ме­ня, Спа­си­тель, от раб­ства смер­ти, / и раз­вя­зал узы без­за­ко­ний моих.

Во­про­сил еси: где есть? вся ве­дый, / про­сле­зил­ся же еси Спа­се, яко Че­ло­век есте­ством, / воз­двигл мя еси мерт­ва по­ве­ле­ни­ем Твоим. Во­про­сил Ты, где я, все зная; / про­сле­зил­ся же обо мне, Спа­си­тель, / как че­ло­век по есте­ству; / – и воз­двиг ме­ня, мерт­во­го, по­ве­ле­ни­ем Твоим!
Воз­гла­сил мя еси Спа­се, из ада пре­ис­под­ня­го, / во­пи­ет Ла­зарь к Те­бе раз­ру­ши­те­лю ада, / и воз­двигл мя еси мерт­ва по­ве­ле­ни­ем Твоим. “При­звал Ты ме­ня, Спа­си­тель, / из ада глу­бо­чай­ше­го”, / – взы­ва­ет Ла­зарь к Те­бе, раз­ру­ши­те­лю ада, / – “и воз­двиг ме­ня, мерт­во­го, / по­ве­ле­ни­ем Твоим!”
Оде­ял мя еси Спа­се, в брен­ное те­ло, / и вдох­нул ми еси жизнь, / и ви­дех свет Твой, / и воз­двигл мя еси мерт­ва по­ве­ле­ни­ем Твоим. Одел Ты ме­ня, Спа­си­тель, / в брен­ное те­ло, / и вдох­нул в ме­ня жизнь, / и уви­дел я свет Твой, / и мерт­во­го Ты воз­двиг ме­ня / по­ве­ле­ни­ем Твоим.
Оду­шил еси Ты, без­ды­хан­ный об­раз пло­ти мо­ея Спа­се, / стяг­нул мя еси ко­стьми и жи­ла­ми, / и воз­двигл мя еси мерт­ва по­ве­ле­ни­ем Твоим. Оду­ше­вил Ты, Спа­си­тель, / без­ды­хан­ный об­раз пло­ти мо­ей, / скре­пил ме­ня ко­стя­ми и жи­ла­ми, / и воз­двиг ме­ня, мерт­во­го, / по­ве­ле­ни­ем Твоим.
Все­с­нед­ное рас­тер­зав чре­во адо­во, / ис­торг­нул мя еси Спа­се, Тво­ею вла­стию, / и воз­двигл мя еси мерт­ва по­ве­ле­ни­ем Твоим. Рас­торг­нув все­по­жи­ра­ю­щее чре­во ада, / Ты вы­хва­тил ме­ня, Спа­си­тель, Тво­ею вла­стью, / и воз­двиг ме­ня, мерт­во­го, / по­ве­ле­ни­ем Твоим.
Но­сил еси Спа­се, сме­ше­ние мое все­це­ло, / со­хра­нил же еси чи­сту пре­чи­стую утро­бу, / из неяже про­шел еси во­пло­ти­вся, един сый Троицы. По­нес Ты, Спа­си­тель, / со­став мой все­це­ло, / но со­хра­нил чи­стым непо­ро­чое чре­во, / из ко­то­ро­го про­изо­шел, во­пло­тив­шись, / бу­дучи од­ним из Троицы.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це Свя­тая, про­слав­ляю Твое бла­го­у­тро­бие, / и со ан­ге­лы пою три­свя­тую песнь: / по­ми­луй ду­ши нас вос­пе­ва­ю­щих Тя. Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца Свя­тая, / про­слав­ляю Твое бла­го­сер­дие, / и со Ан­ге­ла­ми пою три­свя­тую песнь. / По­ми­луй ду­ши нас, вос­пе­ва­ю­щих Тебя!
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: В пре­чи­стую Твою утро­бу вни­де Сло­во, / со­блю­де же па­ки по рож­де­стве сию чи­стую, Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / чу­до во­ис­тин­ну преславное. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: В непо­роч­ные Твои нед­ра за­шло Сло­во, / но со­хра­ни­ло их по­сле ро­дов по преж­не­му чи­сты­ми, / Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / – чу­до во­ис­ти­ну дивное!

Песнь 7.

Ир­мос: Су­щим в пе­щи от­ро­ком Тво­им, Спа­се, / не при­кос­ну­ся, ни­же сту­жи ог­нь. / То­гда трие, яко еди­не­ми усты по­я­ху, / и бла­го­слов­ля­ху, гла­го­лю­ще: / бла­го­сло­вен Бог отец наших.

Песнь 7

Ир­мос: На­хо­див­ших­ся в пе­чи / от­ро­ков Тво­их, Спа­си­тель, / не кос­нул­ся и не по­тре­во­жил огонь. / То­гда трое, как бы еди­ны­ми уста­ми / вос­пе­ва­ли и бла­го­слов­ля­ли, воз­гла­шая: / “Бла­го­сло­вен Бог от­цов наших!”

Над мерт­ве­цем про­сле­зил­ся еси Спа­се Че­ло­ве­ко­люб­че: / да по­ка­же­ши всем лю­дем, / яко Бог сый, нас ра­ди Че­ло­век явил­ся еси, / и во­лею про­сле­зил­ся еси, / об­ра­зы нам пред­ла­гая сер­деч­ныя любве. Над мерт­вым про­сле­зил­ся Ты, / Спа­си­тель че­ло­ве­ко­лю­би­вый, / что­бы по­ка­зать всем лю­дям, / что Ты, бу­дучи Бо­гом, / нас ра­ди че­ло­ве­ком явил­ся; / и сле­зы про­лил доб­ро­воль­но, / об­ра­зы нам пред­ла­гая / сер­деч­ной любви.
Чет­ве­ро­днев­ный Ла­зарь Спа­се, / яко услы­ша ни­зу глас Твой, во­став вос­пе Тя, / и ра­ду­я­ся си­це во­пи­я­ше: / Ты Бог и Со­зда­тель мой, / Те­бе по­кла­ня­ю­ся, и пою вос­кре­сив­ша­го мя. Чет­ве­ро­днев­ный Ла­зарь / ко­гда услы­шал в пре­ис­под­ней / глас Твой, Спа­си­тель, / вос­став, вос­пел Те­бя / и, ра­ду­ясь, так воз­гла­шал: / “Ты – Бог и Со­зда­тель мой, Те­бе по­кло­ня­юсь, / и в пес­нях слав­лю вос­кре­сив­ше­го меня!”
Аще и уза­ми об­ло­жен есмь, / Ла­зарь ни­зу во­пи­я­ше Сво­бо­ди­те­лю, / но ни­ка­ко­же во чре­ве пре­бу­ду адо­ве, / аще ток­мо воз­зо­ве­ши мя, Ла­за­ре, гря­ди вон. / Ты бо свет мой и живот. “Хо­тя и узы ме­ня об­ле­га­ют, Спа­си­тель”, / – Ла­зарь сни­зу взы­вал, / – “но во чре­ве ада ни­как не оста­нусь, / ес­ли толь­ко Ты мне, Ис­ку­пи­тель, вос­клик­нешь: / Ла­зарь, вы­хо­ди! / Ибо Ты – свет мой и жизнь”.
Мо­лю тя Ла­за­ре, ад ре­че, во­ста­ни, / изы­ди от за­кле­пов мо­их ско­ро, оты­ди убо: / доб­ро бо мне еди­на­го ры­да­ти гор­це отъ­ем­ле­ма, / неже­ли всех, их­же преж­де ал­ча поглотих. “Умо­ляю те­бя, Ла­зарь, вос­стань, / – ад ска­зал, – “вый­ди из-за за­со­вов мо­их ско­ро, / уй­ди же: ибо луч­ше мне по­скор­беть об од­ном, / же­сто­ко у ме­ня от­ни­ма­е­мом, / чем обо всех, ко­го я преж­де / алч­но поглотил!”
О что кос­ни­ши Ла­за­ре, гла­го­лет, / гря­ди вон, зо­вет стоя Друг твой: / изы­ди убо, да и аз осла­бу при­и­му, / от­не­ле­же бо тя снедох, на бле­ва­ние пи­ща устро­ися ми. “И что же ты мед­лишь, Ла­зарь”, – ска­зал он; / – “Иди на­ру­жу! – вос­кли­ца­ет стоя твой Друг. / Вый­ди же, что­бы и мне по­лу­чить об­лег­че­ние, / – ведь с тех пор, как те­бя я по­жрал, / в тош­но­ту пи­ща для ме­ня обратилась!”
Что не во­ста­не­ши Ла­за­ре ско­ро, воз­з­ва из до­лу ад ры­дая? / Что не абие вос­крес те­че­ши от­сю­ду? / Да не и дру­гих ми пле­нит Хри­стос, вос­кре­сив тя. “Что ты, Ла­зарь, не про­буж­да­ешь­ся ско­ро?” / – из пре­ис­под­ней вос­клик­нул жа­лоб­но ад. / “По­че­му ты, вос­крес­нув, не бе­жишь тот­час от­сю­да, / что­бы и дру­гих у ме­ня не пле­нил / Хри­стос, вос­кре­сив­ший тебя?”
Удив­ля­емь был еси Вла­ды­ко Хри­сте, чуд­ная то­гда со­де­лав мно­гая, / свет бо сле­пым, глу­хим же уши от­верзл еси сло­вом, / и дру­га Ла­за­ря из мерт­вых, яко Бог воз­гла­сив воз­двигл еси. Див­но был Ты про­слав­лен, Вла­ды­ка Хри­сте, / со­де­лав то­гда мно­го дел изу­ми­тель­ных: / ибо свет дал сле­пым, / глу­хим же уши от­крыл сло­вом, / и Ла­за­ря, Сво­е­го дру­га, как Бог, / по­звав, из мерт­вых воздвиг.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­че­скую вос­по­им песнь, / сла­вя­ще без­на­чаль­на­го От­ца, и Сы­на, и Ду­ха Пра­ва­го, / един­ствен­ное еди­но Су­ще­ство, / еже Тро­и­че­ски вос­по­им: / Свят, Свят, Свят еси Троице. Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­ич­ную песнь вос­по­ем, / сла­вя От­ца без­на­чаль­но­го, / и Сы­на, и Ду­ха Пра­во­го, / – од­но еди­ное Су­ще­ство, / ко­то­рое вос­по­ем трое­крат­но: / “Свят, Свят, Свят Ты, Троица!”
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Яко еди­на­го от Тро­и­цы Тя Хри­сте сла­вим, / яко от Де­вы во­пло­щь­ся, / кро­ме пре­ло­же­ния че­ло­ве­че­ски вся пре­тер­пел еси, / не от­ступль есте­ства оте­чес­ка Иису­се, аще и со­еди­нил­ся еси нам. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Как од­но­го из Тро­и­цы / Те­бя, Хри­сте, мы сла­вим, / ибо от Де­вы во­пло­тив­шись без из­ме­не­ния, / Ты по-че­ло­ве­че­ски все пре­тер­пел, / не от­лу­чив­шись от есте­ства оте­че­ско­го, Иису­се, / хо­тя и со­еди­нил­ся с нами.

Песнь 8.

Ир­мос: Небе­са небес и во­да, яже пре­вы­ше небес, / бла­го­сло­ви­те, пой­те Гос­по­да, / и пре­воз­но­си­те Его во веки.

Песнь 8

Ир­мос: Небе­са небес, / и во­да, что пре­вы­ше небес, / бла­го­слов­ляй­те, вос­пе­вай­те Господа!

Тво­рец и Со­дер­жи­тель всех, / за ми­ло­сер­дие во Вифа­нию при­и­де, воз­двиг­ну­ти Лазаря. Тво­рец все­го и Удер­жи­ва­ю­щий все, / Ты по ми­ло­сер­дию в Вифа­нию при­шел / воз­двиг­нуть Лазаря.
Чет­ве­ро­днев­ный смер­дя, и по­вой­ми обя­зан, / из­ме­ни­ся ды­ха­ни­ем без­ды­хан­ный, / воз­гла­сив­шу Ти Господи. Чет­ве­ро­днев­ный мерт­вец смер­дя­щий / и по­гре­баль­ны­ми пе­ре­вя­зя­ми об­вя­зан­ный, / ожив, вска­ки­вал, без­ды­хан­ный, / ко­гда Ты при­зы­вал его Господи.
Иудей­стии лю­дие, яко ви­де­ша умер­ша­го, / Тво­им гла­сом во­став­ша Хри­сте, распыхахуся. Иудей­ский на­род, / ко­гда уви­дел умер­ше­го, / по Тво­е­му воз­гла­су вос­крес­шим, Хри­сте, / скре­же­тал зубами.
Омра­чен­нии о све­те иудее, / что не ве­ру­е­те Ла­за­ре­ву во­ста­нию, Хри­сто­ву начинанию? Омра­чен­ные, не ви­дя­щие све­та Иудеи! / Что не ве­ру­е­те вос­ста­нию Ла­за­ря, / Хри­сто­ву слав­но­му деянию?
Да ра­ду­ет­ся Си­он, и да по­ет Жиз­но­дав­ца, / вос­кре­сив­ша­го сло­вом от гро­ба Лазаря. Да ра­ду­ет­ся Си­он, / и да вос­пе­ва­ет жиз­ни По­да­те­ля, / сло­вом вос­кре­сив­ше­го из гро­ба Лазаря.
Вои небес­нии, и род зем­ных вос­пе­ша Тя, / егда Спа­се мой Ла­за­ря воз­двигл еси. Во­ин­ства небес­ные и род зем­ных / вос­пе­ли Те­бя, Спа­си­тель мой, за то, / что воз­двиг Ты Лазаря.
Сла­ва: Со От­цем и Сы­ном Ду­ха славословлю/ и поя немолч­но взы­ваю: / Три­свя­тый, сла­ва Тебе. Сла­ва: Со От­цом и Сы­ном / и Ду­ха сла­во­слов­лю / и в пес­нях взы­ваю не умол­кая: / “Три­свя­той, сла­ва Тебе!”.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Те­бе бла­го­слов­лю и по­кла­ня­ю­ся Рожд­ше­му­ся из Де­вы, / не раз­луч­шу­ся пре­сто­ла свя­тыя сла­вы Твоея. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Те­бя бла­го­слов­ляю и по­кло­ня­юсь / Те­бе, Ро­див­ше­му­ся от Де­вы, / не от­лу­чив­шись от пре­сто­ла / свя­той сла­вы Твоей.

Песнь 9.

Ир­мос: Со­тво­ри дер­жа­ву мыш­цею Сво­ею, / низ­ло­жи бо силь­ныя со пре­стол, / и воз­не­се сми­рен­ныя Бог Из­ра­и­лев. / В ни­х­же по­се­ти нас Во­сток с вы­со­ты, / и на­пра­вил ны есть на путь мира.

Песнь 9

Ир­мос: Со­де­лал силь­ное ру­кою Сво­ею: / ибо низ­ло­жил вла­сти­те­лей с пре­сто­лов / и воз­нес сми­рен­ных Бог Из­ра­и­лев. / Так по­се­ти­ло нас Све­ти­ло, вос­хо­дя­щее с вы­со­ты, / и на­пра­ви­ло и нас на путь мира.

Да по­ет чу­до Вифа­ния с на­ми: / в ней бо про­сле­зи­ся Со­зда­тель, за­ко­ном есте­ства пло­ти, / Ла­за­ря вос­кре­шая, / и Мар­фи­ны сле­зы про­чее, и плач Ма­ри­ин в ра­дость пре­ла­гая, / мерт­ве­ца воз­двигл есть. Да вос­пе­ва­ет с на­ми чу­до Вифа­ния: / ибо в ней Со­зда­тель, вос­кре­шая Ла­за­ря, / про­сле­зил­ся по за­ко­ну есте­ства пло­ти, / и за­тем, сле­зы Мар­фы и плач Ма­рии / в ра­дость пре­тво­ряя, / мерт­во­го воздвиг.
Уве­ряя Сло­ве, Вос­кре­се­ние Твое, / при­звал еси Ла­за­ря из гро­ба, и воз­двигл еси яко Бог, / да по­ка­же­ши лю­дем Бо­га же и Че­ло­ве­ка вку­пе во­ис­тинне су­ща, / и воз­двиг­ша храм те­ле­се Твоего. Удо­сто­ве­ряя Вос­кре­се­ние Твое, Сло­во, / Ты из гро­ба Ла­за­ря при­звал, / и воз­двиг его как Бог, / что­бы лю­дям по­ка­зать, / что Ты Бо­гом и вме­сте че­ло­ве­ком / по­ис­ти­не яв­ля­ешь­ся, / и Сам храм те­ла Сво­е­го воздвиг.
Стрясл еси вра­та и ве­реи же­лез­ныя, / устра­шил еси ад гла­сом Тво­им, / ужа­се­ся же с ним и смерть абие, / яко ви­де­ша Ла­за­ря Спа­се, су­ща в них уз­ни­ка, / оду­шев­лен­на гла­сом и воскресша. По­тряс Ты вра­та и же­лез­ные за­со­вы, / устра­шил ад гла­сом Сво­им, / убо­я­лась же с ним и смерть тот­час, / ко­гда уви­де­ла Ла­за­ря, Спа­си­тель, / быв­ше­го уз­ни­ком у них, / оду­шев­лен­но­го Тво­им гла­сом и воскресшего.
Ужа­со­ша­ся вси, / яко ви­де­ша Тя Спа­се сле­зя­ща, Ла­за­ря умер­ша, / и гла­го­ла­ху на­ро­ди: / виждь, ка­ко его люб­ля­ше. / Абие убо воз­гла­сил еси его, и во­став без­ды­хан­ный, / от­ло­жи тле­ние по­ве­ле­ни­ем Твоим. По­ра­зи­лись все, / ко­гда уви­де­ли Те­бя, Спа­си­тель / опла­ки­ва­ю­щим Ла­за­ря умер­ше­го, / и го­во­ри­ли дерз­кие: / “Смот­ри, как Он его лю­бил!” / Ты же тот­час по­звал его, / и осво­бож­дал­ся от тле­ния без­ды­хан­ный, / вос­став по ве­ле­нию Твоему.
По­тря­со­ша­ся вра­та, со­кру­ши­ша­ся ве­реи, / раз­ре­ши­ша­ся узы мерт­ва­го гла­сом си­лы Хри­сто­вы, / и ад горь­ко воз­ды­ха­ше ры­дая, и сво­им во­пи­я­ше: / увы мне, кий и от­ку­ду глас ожив­ля­яй мертвыя? По­тря­се­ны бы­ли вра­та, со­кру­ше­ны за­со­вы, / раз­вя­за­ны узы умер­ше­го, / ад же от мо­гу­ще­ствен­но­го гла­са Хри­ста / с горь­ким ры­да­ни­ем вос­сте­нал и взы­вал: / “Увы мне! Что это за глас / и от­ку­да он, / ожив­ля­ю­щий мертвых?”
Во­ста­ни от­сю­ду по­слу­шав гла­са, / Друг бо твой вон при­гла­ша­ет тя: / Сей есть преж­де вос­кре­си­вый мерт­выя. / Илия убо воз­дви­же мерт­ва, и Елис­сей куп­но, / но Сей бе оне­ми и гла­го­ляй и действуяй. Вос­стань от­сю­да, по­слу­шав­шись гла­са: / ибо Друг твой вый­ти при­зы­ва­ет те­бя. / Он – вос­кре­сив­ший мерт­вых и преж­де. / Илия дей­стви­тель­но воз­двиг мерт­во­го, / и Ели­сей так­же: / но Тот был че­рез них / и го­во­рив­шим и действовавшим.
По­ем Твою Сло­ве непо­бе­ди­мую кре­пость: / ко­стьми бо и жи­ла­ми умер­ша / воз­двигл еси сло­вом Тво­им, яко всех Со­зда­тель, / и се­го вос­кре­сил еси Спа­се, от пре­ис­под­них, / яко­же вдо­выя сы­на су­ща на одре. Вос­пе­ва­ем Твою, Сло­во, непо­бе­ди­мую си­лу: / ибо то­го, чьи ко­сти и жи­лы мерт­вы, / воз­двиг Ты сло­вом Сво­им, / как все­го Со­зда­тель, / и вос­кре­сил его, Спа­си­тель, из мест под­зем­ных, / как сы­на вдо­вы, но­си­мо­го на одре.
Сла­ва: Тро­и­це Все­свя­тая, / От­че без­на­чаль­ный Бо­же, / со­без­на­чаль­ный Сыне и Бо­же­ствен­ный Сло­ве, / Уте­ши­те­лю Бла­гий, Ду­ше Свя­тый Бо­жий: / еди­ный и три­сол­неч­ный Све­те, со­есте­ствен­ное Су­ще­ство, / едине Бо­же и Гос­по­ди, ущед­ри мир. Сла­ва: Тро­и­ца Все­свя­тая! / От­че, Бог без­на­чаль­ный, / рав­но без­на­чаль­ный Сын и Сло­во Бо­же­ствен­ное, / Уте­ши­тель Бла­гой, Дух Свя­той Бо­жий: / еди­ный и три­сол­неч­ный Свет, / со­еди­нен­ное есте­ство, / еди­ный Бог и Гос­подь, по­ми­луй мiр!
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Вся со­тво­ри­вый в пре­муд­ро­сти Иису­се, / и во все­го мя обол­кий­ся из Де­вы, / и весь пре­бы­ва­яй прис­но в нед­рех От­ца: / Свя­тый Дух Твой Хри­сте, на ста­до Твое низ­по­слав / яко Бог, осе­ни нас. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Все со­тво­рив­ший пре­муд­ро­стию, Иису­се, / и от Де­вы об­лек­ший­ся все­це­ло в ме­ня, / и весь все­гда в нед­рах От­ца пре­бы­ва­ю­щий! / Свя­то­го Тво­е­го Ду­ха, Хри­сте, / на ста­до Твое как Бог нис­по­слав, / осе­ни нас.
Вме­сто До­стой­но, ир­мос: Со­тво­ри державу: Вме­сто До­стой­но есть: ир­мос: Со­де­лал сильное:
На По­лу­нощ­ни­це, на пер­вом Три­свя­том, по От­че наш: Тро­парь: Об­щее вос­кре­се­ние: На по­след­нем Три­свя­том, по От­че наш: Кондак: Всех ра­дость Хри­стос: Гос­по­ди по­ми­луй, 12. И от­пуст. Мо­лит­вы же: По­мя­ни Гос­по­ди, не гла­го­лем. На По­лу­нощ­ни­це по­сле пер­во­го Три­свя­то­го тро­парь: В об­щем вос­кре­се­нии: По­сле за­клю­чи­тель­но­го Три­свя­то­го кондак: Хри­стос, всем ра­дость: Гос­по­ди по­ми­луй (12) и от­пуст. Мо­лит­вы же По­мя­ни Гос­по­ди: не произносим.

НА УТРЕ­НИ

НА УТРЕ­НИ

На Бог Гос­подь, тро­парь, глас 1:

На “Бог Гос­подь:” тро­парь, глас 1

Общее вос­кре­се­ние / преж­де Тво­ея Стра­сти уве­ряя, / из мерт­вых воз­двигл еси Ла­за­ря, Хри­сте Бо­же. / Тем­же и мы, яко от­ро­цы по­бе­ды зна­ме­ния но­ся­ще, / Те­бе по­бе­ди­те­лю смер­ти во­пи­ем: / осан­на в выш­них, / бла­го­сло­вен Гря­дый во имя Гос­подне. [Три­жды.] Воб­щем вос­кре­се­нии / преж­де Тво­е­го стра­да­ния удо­сто­ве­ряя, / из мерт­вых воз­двиг Ты Ла­за­ря, Хри­сте Бо­же. / По­то­му и мы, как де­ти, дер­жа сим­во­лы по­бе­ды, / Те­бе – По­бе­ди­те­лю смер­ти воз­зо­вем: / “Осан­на в выш­них, / бла­го­сло­вен Гря­ду­щий во имя Гос­подне!” (3)
Та­же, сти­хо­сло­вие: Ре­че Гос­подь Гос­по­де­ви моему: За­тем сти­хо­сло­вим ка­физ­му 16: Ска­зал Гос­подь Гос­по­ду моему:

По 1‑м сти­хо­сло­вии се­да­лен, глас 1:
По­до­бен: Ка­ме­ни запечатану:

По­сле 1 сти­хо­сло­вия седален,
глас 1

Ущед­рив Мар­фи­ны и Ма­ри­и­ны сле­зы, / от­ва­ли­ти ка­мень от гро­ба по­ве­лел еси Хри­сте Бо­же, / вос­кре­сил еси воз­гла­сив мерт­ва­го, ми­ра Жиз­но­да­вче, / Со­бою уве­ряя вос­кре­се­ние. / Сла­ва си­ле Тво­ей Спа­се: / сла­ва вла­сти Тво­ей: / сла­ва сло­вом вся Составившему. Сжа­лив­шись над сле­за­ми Мар­фы и Ма­рии, / от­ва­лить от гро­ба ка­мень по­ве­лел Ты, Хри­сте Бо­же; / вос­кре­сил мерт­во­го, по­звав его, жизнь По­да­ю­щий мi­ру, / чрез него удо­сто­ве­ряя вос­кре­се­ние. / Сла­ва мо­гу­ще­ству Тво­е­му, Спа­си­тель; / сла­ва вла­сти Тво­ей; / сла­ва сло­вом все Создавшему!
Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Та­же сти­хо­сло­вим Непорочны. Так­же сти­хо­сло­вим Непорочны.
И по­ем тро­па­ри вос­крес­ны: Бла­го­сло­вен еси Гос­по­ди: Ан­гель­ский со­бор: И про­чая, яко обы­чай есть в Неделю. И по­ем тро­па­ри вос­крес­ные: Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди: Ан­гель­ский сонм изу­мил­ся: По­сле них

По­том се­да­лен, глас 5.
По­до­бен: Со­без­на­чаль­ное Слово:

Се­да­лен, глас 5.
По­до­бен: “Сло­во, безначальное:”

Ис­точ­ник пре­муд­ро­сти и пред­ве­де­ния, во Вифа­нию при­шед, / с Мар­фою су­щих во­про­шал еси: / где по­ло­жи­сте, рек, дру­га, Ла­за­ря? / Его­же ра­ди про­сле­зив Бла­го­у­тробне, / чет­ве­ро­днев­на мерт­ва вос­кре­сил еси гла­сом Тво­им / Че­ло­ве­ко­люб­че и Щед­рый, / яко Жиз­но­да­вец и Господь. Ис­точ­ник муд­ро­сти и пред­ве­де­ния, в Вифа­нию при­быв, / Ты быв­ших с Мар­фою во­про­шал, взы­вая: / “Где по­ло­жи­ли вы дру­га Мо­е­го Ла­за­ря?” / Про­сле­зив­шись над ним из со­стра­да­ния, / мерт­во­го уже чет­вер­тый день / вос­кре­сил гла­сом Сво­им, че­ло­ве­ко­лю­би­вый и ми­ло­серд­ный, / как жиз­ни По­да­тель и Господь.
Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Та­же гла­го­лем: Вос­кре­се­ние Хри­сто­во: и пса­лом 50. Еван­ге­лие же не чтем, ток­мо во хра­ме свя­та­го Ла­за­ря. Чте­ние же тво­рим, тол­ко­ва­ние еже от Иоан­на Еван­ге­лиа то­го дне, сло­во 63, и 64. Так­же по­ем: “Вос­кре­се­ние Хри­сто­во:” и чи­та­ем пса­лом 50. Еван­ге­лие же чи­та­ет­ся толь­ко в хра­ме свя­то­го Ла­за­ря. За­тем чте­ние тол­ко­ва­ния днев­но­го Еван­ге­лия от Иоан­на: сло­во 63 и 64.
Ка­но­на два, до ше­стыя пес­ни, тво­ре­ние гос­по­ди­на Фе­о­фа­на: ото­ну­ду­же на­чи­на­ем чет­ве­ро­пес­нец. Пер­вый ка­нон со ир­мо­сом на 8: дру­гий на 6. Глас 8. Ка­но­на два: до ше­стой пес­ни – тво­ре­ние пре­по­доб­но­го Фе­о­фа­на, а за­тем на­чи­на­ем чет­ве­ро­пес­нец. Пер­вый ка­нон с ир­мо­сом на 8, дру­гой же – на 6. Глас 8.

Песнь 1.

Ир­мос: По­им Гос­по­де­ви, / про­вед­ше­му лю­ди Своя скво­зе Черм­ное мо­ре, / яко един слав­но прославися.

Песнь 1

Ир­мос: Вос­по­ем Гос­по­ду, / про­вед­ше­му на­род свой че­рез Крас­ное мо­ре, / ибо Он один слав­но прославился.

Ла­за­ря умер­ша­го, / ма­ни­ем Бо­же­ствен­ным вос­кре­сил еси, / яко Со­зда­тель сый, / и жи­во­та со­кро­ви­ще Человеколюбче. Ла­за­ря умер­ше­го / ма­но­ве­ни­ем Бо­же­ствен­ным Ты вос­кре­сил, / как по­ис­ти­не Со­зда­тель, / и вла­де­ю­щий со­кро­вищ­ни­цей жиз­ни, Человеколюбец.
Сло­вом чет­ве­ро­днев­на­го Ла­за­ря / воз­гла­сил еси без­смертне, / тем­но­об­раз­ное адо­во раз­ру­шив кре­по­стию царство. Сло­вом чет­ве­ро­днев­но­го Ла­за­ря / Ты вос­кре­сил, бес­смерт­ный, / раз­ру­шив Сво­ею мо­щью / тем­но­вид­ное цар­ство ада.
Всем Пре­бо­же­ствен­на­го по­зна­ние Бо­же­ства по­ка­зал еси, / из мерт­вых воз­ста­вив / чет­ве­ро­днев­на­го Ла­за­ря Владыко. Всем явил Ты по­зна­ние / пре­бо­же­ствен­на­го Бо­же­ства, / из мерт­вых воз­двиг­нув / чет­ве­ро­днев­но­го Ла­за­ря, Владыка.
Днесь Вифа­ния пред­воз­ве­ща­ет / Вос­кре­се­ние Хри­ста Жиз­но­дав­ца, / во­ста­ни­ем Ла­за­ре­вым ликовствующи. В сей день Вифа­ния пред­воз­ве­ща­ет / Вос­кре­се­ние жиз­ни По­да­те­ля Хри­ста, / о вос­кре­ше­нии Ла­за­ря ликуя.

Дру­гий ка­нон, тво­ре­ние Иоан­на мо­на­ха. Глас 8:

Иной ка­нон, тво­ре­ние Иоан­на мо­на­ха, глас 8

Ир­мос: Во­ду прошед: Ир­мос: По во­де пройдя:
Преж­де от не су­щих при­вед вся­че­скую тварь, / и ве­дый сер­деч­ная со­кро­ви­ща / пред­гла­го­ле­ши яко Вла­ды­ка уче­ни­ком Ла­за­ре­во успение. Преж­де из небы­тия / при­вед­ший все Свое тво­ре­ние, / и зна­ю­щий со­кро­вищ­ни­цы сер­дец, / Ты уче­ни­кам пред­ска­зы­ва­ешь, как Вла­ды­ка, / Ла­за­ря успение.
Че­ло­ве­ка есте­ством осу­ще­ство­ва­вый­ся Хри­сте от Де­вы, / Ла­за­ре­во Ты по­гре­бе­ние на­вык­ну­ти во­про­шал еси яко Че­ло­век, / не неве­дый яко Бог, иде­же лежаше. Под­лин­но об­лек­шись от Де­вы / в есте­ство че­ло­ве­че­ское, Хри­сте, / во­про­шал Ты, узнать же­лая / о ме­сте по­гре­бе­ния Ла­за­ря, как Че­ло­век, / как Бог в неве­де­нии не пре­бы­вая, / о том, где он лежал.
Сла­ва: Уве­ряя Сло­ве Твое Вос­кре­се­ние, / во­ис­тин­ну яко от сна, лю­би­ма­го вос­кре­сил еси уже смер­дя­ща, / чет­ве­ро­днев­на мерт­ве­ца от гроба. Сла­ва: Удо­сто­ве­ряя вос­кре­се­ние Свое, Сло­во, / Ты во­ис­ти­ну как от сна лю­би­мо­го То­бою вос­кре­сил / – уже смер­дя­ще­го, чет­ве­ро­днев­но­го мерт­ве­ца из гроба.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Чи­ни Тя ан­гел и че­ло­век, без­не­вест­ная Ма­ти, хва­лят непре­стан­но, / Со­зда­те­ля бо сих яко­же Мла­ден­ца, / во объ­я­ти­их Тво­их но­си­ла еси. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Пол­ки Ан­ге­лов и смерт­ных / Те­бя, не по­знав­шая бра­ка Ма­терь, / вос­хва­ля­ют непре­стан­но: / ибо Ты их Со­зда­те­ля, как Мла­ден­ца, / во объ­я­ти­ях Сво­их носила.
Ка­та­ва­сия: Во­ду про­шед яко су­шу, / и еги­пет­ска­го зла из­бе­жав, / из­ра­иль­тя­нин во­пи­я­ше: / Из­ба­ви­те­лю и Бо­гу на­ше­му поим. Ка­та­ва­сия: По во­де прой­дя, как по су­ше, / и еги­пет­ско­го раз­вра­ще­ния из­бе­жав, / из­ра­иль­тя­нин взы­вал: / “Из­ба­ви­те­лю и Бо­гу на­ше­му воспоем!”

Песнь 3.

Ир­мос: Ты еси утвер­жде­ние / при­те­ка­ю­щих к Те­бе Гос­по­ди, / Ты еси свет омра­чен­ных, / и по­ет Тя дух мой.

Песнь 3

Ир­мос: Ты – утвер­жде­ние / при­бе­га­ю­щих к Те­бе, Гос­по­ди, / Ты – свет омра­чен­ным, / и Те­бя вос­пе­ва­ет дух мой.

Два пред­ла­гая дей­ства Твоя, / по­ка­зал еси су­ществ Спа­се су­губ­ство: / Бог бо еси и Человек. Про­яв­ляя два дей­ствия Тво­их, / по­ка­зал Ты, Спа­си­тель, двой­ствен­ность естеств в Те­бе: / ибо Ты – Бог и Человек.
Без­дна сый ра­зу­ма, Ты во­про­ша­е­ши: / где по­ло­жи­ся мерт­вый; / хо­тя вос­кре­си­ти Жи­во­то­да­вче лежащаго. Ты, по­ис­ти­не Без­дна ра­зу­ма, / спра­ши­ва­ешь: “Где по­ло­жен мерт­вый?” / на­ме­ре­ва­ясь вос­кре­сить ле­жа­ще­го, По­да­тель жизни.
Ме­ста пре­хо­дяй яко быв Че­ло­век, / явил­ся еси опи­сан, / ис­пол­няя вся­че­ская, яко Бог неописанный. Ме­няя ме­ста, как сде­лав­ший­ся че­ло­ве­ком, / Ты явил­ся огра­ни­чен­ным пло­тию, / – на­пол­няя все, как Бог беспредельный!
Ла­за­ря воз­двигл еси / Бо­же­ствен­ным Хри­сте гла­го­лом, / и мене мно­ги­ми пре­гре­шень­ми умер­ша / воз­ста­ви, молюся. Как Ты Ла­за­ря воз­двиг, Хри­сте, / Бо­же­ствен­ным Сво­им сло­вом, / так и ме­ня во мно­гих со­гре­ше­ни­ях умер­ше­го / вос­кре­си, молю.
Иный. Ир­мос: Небес­на­го круга: Иной. Ир­мос: Небес­но­го свода:
Пред­став Ты гро­бу чу­до­твор­че Гос­по­ди, / в Вифа­нии над Ла­за­рем про­сле­зил­ся еси, за­ко­ном есте­ства, / плоть Твою уве­ряя, Иису­се Бо­же мой, / юже вос­при­ял еси. Пред­став в Вифа­нии гро­бу Ла­за­ря, / Ты чу­до­тво­рец Гос­по­ди, / над ним про­сле­зил­ся по за­ко­ну есте­ства, / удо­сто­ве­ряя плоть Твою, Иису­се Бо­же мой, / ко­то­рую Ты принял.
Ма­ри­ин плач Ты абие уто­лил еси Спа­се, / и Мар­фе по­ка­зуя са­мо­власт­ное. / Ты бо вос­кре­се­ние, Ты и жи­вот, яко­же ре­кл еси: / ис­ти­на бо еси, и всех Господь. Скорбь Ма­рии и Мар­фы / Ты тот­час пре­кра­тил, Спа­си­тель, / по­ка­зы­вая Свою пол­ную сво­бо­ду. / Ибо Ты – вос­кре­се­ние, / Ты и жиз­нью ис­тин­ной яв­ля­ешь­ся, как Сам ска­зал, / и Гос­по­дом всех.
Сла­ва: Об­ви­та­го укрой­ми лю­би­ма­го Ла­за­ря Гос­по­ди, / от ада тем­на­го ис­хи­тил еси Ты, / сло­вом Тво­им все­мощ­ным / смер­ти раз­верг за­кле­пы же и царствия. Сла­ва: Об­ви­то­го по­гре­баль­ны­ми пе­ре­вя­зя­ми / лю­би­мо­го То­бою, Гос­по­ди, / из гру­ды мерт­ве­цов и тьмы по­хи­тил его: / Ты рас­торг все­силь­ным Тво­им сло­вом / и за­со­вы и цар­ские чер­то­ги смерти.
И ныне: Все­лил­ся еси в Де­ву плот­ски Гос­по­ди, / явил­ся еси че­ло­ве­ком, яко­же леть бе ви­де­ну Те­бе бы­ти, / Юже и по­ка­зал еси яко ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу, и вер­ных по­мощ­ни­цу, / едине Человеколюбче. И ныне: Все­лил­ся Ты в Де­ву те­лес­но, Гос­по­ди, / явил­ся лю­дям, на­сколь­ко по­до­ба­ло быть ви­ди­мым Те­бе. / Ее Ты и по­ка­зал, как ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу / и вер­ным по­мощь, еди­ный Человеколюбец.
Ка­та­ва­сия: Небес­на­го кру­га Вер­хо­твор­че, Гос­по­ди, / и Церкве Зи­жди­те­лю, / Ты мене утвер­ди в люб­ви Тво­ей, / желa­ний крaю, вер­ных утвер­жде­ние, / Едине Человеколюбче. Ка­та­ва­сия: Небес­но­го сво­да Со­зда­тель, Гос­по­ди, / и Церк­ви Стро­и­тель, / Ты ме­ня утвер­ди в люб­ви к Те­бе, / пре­дел же­ла­ний, вер­ных утвер­жде­ние, / еди­ный Человеколюбец.

Се­да­лен, глас 4. По­до­бен: Уди­ви­ся Иосиф:

Се­да­лен, глас 4

Вку­пе пред­ста­сте Хри­сту Ла­за­ре­ве сест­ре, / и сле­зя­ще гор­це, и пла­чу­ще его, ре­ша Ему: / Гос­по­ди, ум­ре Ла­зарь. / Он же яко Бог не неве­дый по­гре­ба­ния, / во­про­ша­ше яко Че­ло­век: / где по­ло­жи­сте его? / И при­сту­пив ко гро­бу, воз­гла­ша­ше чет­ве­ро­днев­на­го Ла­за­ря. / Он же абие во­ста, / и по­кла­ня­ше­ся Воскресившему. Вме­сте Хри­сту пред­ста­ли сест­ры Ла­за­ря, / и с горь­ки­ми сле­за­ми и ры­да­ни­ем ска­за­ли Ему: / “Гос­по­ди, умер Ла­зарь!” / Он же, как Бог, не пре­бы­вая в неве­де­нии о ме­сте по­гре­бе­ния, / спра­ши­вал [у них] (как Че­ло­век): “Где вы по­ло­жи­ли его?” / И по­дой­дя ко гро­бу, при­зы­вал чет­ве­ро­днев­но­го Ла­за­ря. / Тот же (тот­час) вос­стал / и по­кло­нял­ся его Воскресившему.

Сла­ва, и ныне, глас 8. По­до­бен: Премудрости:

Сла­ва, и ныне, глас 8

Про­ве­дый вся­че­ская яко Тво­рец / в Вифа­нии про­ре­кл еси уче­ни­ком Тво­им: друг наш Ла­зарь успе днесь. / И ве­дый во­про­сил еси, ре­кл: где по­ло­жи­сте его? / И От­цу по­мо­лил­ся еси, про­сле­зи­вся яко Че­ло­век: / тем­же и воз­гла­сив, его­же лю­бил еси, / от ада воз­ста­вил еси Гос­по­ди чет­ве­ро­днев­на­го Ла­за­ря. / Се­го ра­ди во­пи­ем Те­бе: / при­и­ми Хри­сте Бо­же, дер­за­ю­щих при­но­си­ти хва­ле­ние Те­бе, / и спо­до­би всех сла­вы Твоея. Пред­ви­дя все, как Тво­рец, / Ты быв­шее в Вифа­нии пред­рек уче­ни­кам Тво­им: / “Друг наш Ла­зарь уснул в сей день”. / И все зная, Ты спра­ши­вал и ска­зал: / “Где вы по­ло­жи­ли его?” / И От­цу по­мо­лил­ся, про­сле­зив­шись, как Че­ло­век, / от­то­го и по­звав, то­го, ко­го лю­бил, / Ты, Гос­по­ди, на чет­вер­тый день вос­кре­сил из ада Ла­за­ря. / По­то­му мы взы­ва­ем Те­бе: / “При­ми, Хри­сте Бо­же, дер­за­ю­щих при­но­сить хва­лу (Те­бе), / и удо­стой всех сла­вы Твоей!”

Песнь 4.

Ир­мос: Услы­шах, Гос­по­ди, / смот­ре­ния Тво­е­го та­ин­ство, / ра­зу­мех де­ла Твоя, / и про­сла­вих Твое Божество.

Песнь 4

Ир­мос: Услы­шал я, Гос­по­ди, / о та­ин­стве Тво­е­го про­мыс­ла, / ура­зу­мел де­ла Твои, / и про­сла­вил Твоё Божество.

Не по­соб­ни­ка тре­бу­яй, / но смот­ре­ния со­вер­ша­яй неиз­ре­чен­ное, / мо­ля­ся воз­ста­вил еси мерт­ва, / чет­ве­ро­днев­на­го Всесильне. Не в по­мощ­ни­ке нуж­да­ясь, / но ис­пол­няя за­мы­сел неиз­ре­чен­ный, / Ты, мо­лясь, вос­кре­сил мерт­ве­ца чет­ве­ро­днев­но­го, Всесильный.
От­цу со­прис­но­сущ­ное Сло­во, / и Бог преж­де зри­мый, / ныне яко Че­ло­век мо­лит­ся, / мо­лит­вы всех Приемляй. Преж­де со­зер­ца­е­мый как Сло­во / веч­но со От­цом пре­бы­ва­ю­щее и Бог, / как че­ло­век ныне мо­лит­ся, / При­ни­ма­ю­щий мо­лит­вы всех!
Глас Твой раз­ру­ши Спа­се смерт­ную всю си­лу, / ос­но­ва­ния же адо­ва / Бо­же­ствен­ною Тво­ею си­лою поколебашася. Глас Твой, Спа­си­тель, / раз­ру­шил всю смер­ти си­лу, / ос­но­ва­ния же ада / Бо­же­ствен­ная Твоя си­ла поколебашала.
Бо­го­ро­ди­чен: Де­ву вос­по­им, яко по рож­де­стве Де­ву пре­быв­шую, / и рожд­шую Хри­ста Бо­га, / от пре­ле­сти мир избавльшаго. Бо­го­ро­ди­чен: Де­ву вос­по­ем, / как по­сле ро­дов дев­ствен­ной пре­быв­шую, / и но­сив­шую во чре­ве Хри­ста Бо­га, / мiр от за­блуж­де­ния избавившего.
Иный. Ир­мос: Ты моя кре­пость Господи: Иной. Ир­мос: Ты – моя кре­пость, Господи:
Ты яко пас­тырь ис­хи­тил еси Хри­сте че­ло­ве­ка, / рас­тлев­ша уже чет­ве­ро­днев­на, Зи­жди­те­лю, / от вол­ка лю­та­го во­ис­тин­ну и все­яд­ца, / яко все­си­лен же и Гос­подь, / сим про­яв­ляя все­мир­ную сла­ву, / Тво­е­го ныне три­днев­на­го востания. Ты, Хри­сте, как пас­тырь по­хи­тил че­ло­ве­ка, / уже ис­тле­вав­ше­го, чет­ве­ро­днев­но­го, Со­зда­тель, / у вол­ка, по­ис­ти­не страш­но­го и все­по­жи­ра­ю­ще­го, / как все­мо­гу­щий и Гос­подь, / тем за­ра­нее по­ка­зы­вая все­мир­ную сла­ву / ныне яв­лен­но­го Тво­е­го вос­ста­ния на тре­тий день.
Тя жизнь ви­дя­ще су­щии с Мар­фою Хри­сте, во­пи­я­ху: / аще бы был еси зде Гос­по­ди, про­све­ще­ние всех и жизнь, / от­нюд не бы умерл, мертв не явил­ся бы Ла­зарь. / Жизнь же умер­ших, Ты Че­ло­ве­ко­люб­че сый, / в ра­дость плач их прелагаеши. Ви­дя Те­бя, жизнь, Хри­сте, / быв­шие с Мар­фою взы­ва­ли: / “Ес­ли бы здесь был Ты, Гос­по­ди, / про­све­ще­ние всех и жизнь, / со­всем не умер бы, не явил­ся мерт­вым Ла­зарь. / Ты же, че­ло­ве­ко­лю­бец, Жизнь умер­ших, / скорбь их в ра­дость обращаешь.
Сла­ва: Тя ис­точ­ни­ка бо­ят­ся Гос­по­ди без­дны, / Те­бе ра­бо­та­ют во­ды вся­че­ския: / Те­бе тре­пе­щут Хри­сте ве­реи адо­вы, / и за­кле­пы дер­жа­вою Тво­ею раз­ру­ша­ют­ся, / Ла­за­рю вос­крес­шу из мерт­вых гла­сом Тво­им, / все­сильне Спа­се Человеколюбче. Сла­ва: Пред То­бою, ис­точ­ни­ком, / тре­пе­щут без­дны, Гос­по­ди; / Те­бе вся­кая вла­га раб­ски слу­жит; / пред То­бой, Хри­сте, при­врат­ни­ки ада со­дро­га­ют­ся / и его за­со­вы Тво­ею мо­щью раз­ру­ша­ют­ся, / ко­гда Ла­зарь вос­крес из мерт­вых по гла­су Тво­е­му, / все­силь­ный Спа­ситль, Человеколюбец.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ты вер­ным по­хва­ла еси Без­не­вест­ная, Ты пред­ста­тель­ство, / Ты и при­бе­жи­ще хри­сти­а­ном, сте­на и при­ста­ни­ще, / к Сы­ну бо Тво­е­му мо­ле­ния при­но­си­ши Все­не­по­роч­ная, и спа­са­е­ши от бед, / ве­рою и лю­бо­вию Бо­го­ро­ди­цу Чи­стую Тя ведущия. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ты – вер­ным по­хва­ла, бра­ка не по­знав­шая, / Ты – За­ступ­ни­ца, Ты и при­бе­жи­ще хри­сти­ан, сте­на и при­стань; / ибо к Сы­ну Сво­е­му, Все­не­по­роч­ная, / при­но­сишь про­ше­ния / и спа­са­ешь от бед / с ве­рою и лю­бо­вью при­зна­ю­щих Те­бя / чи­стою Богородицей.
Ка­та­ва­сия: Ты моя кре­пость, Гос­по­ди, / Ты моя и си­ла, / Ты мой Бог, Ты мое ра­до­ва­ние, / не оставль нед­ра От­ча / и на­шу ни­ще­ту по­се­тив. / Тем с про­ро­ком Ав­ва­ку­мом зо­ву Ти: / си­ле Тво­ей сла­ва, Человеколюбче. Ка­та­ва­сия: Ты – моя кре­пость, Гос­по­ди, / Ты – и моя си­ла, / Ты – мой Бог, Ты – моя ра­дость, / не оста­вив­ший недр Оте­че­ских / и на­шу ни­ще­ту по­се­тив­ший. / По­то­му с про­ро­ком Ав­ва­ку­мом воз­гла­шаю Те­бе: / “Сла­ва си­ле Тво­ей, Человеколюбец!”

Песнь 5.

Ир­мос: Вскую мя от­ри­нул еси:

Песнь 5

Ир­мос: Для че­го Ты от­верг меня:

Пред­став Ла­за­ре­ву гро­бу Че­ло­ве­ко­люб­че, / се­го при­звал еси, и жизнь по­дал еси: / яко жизнь сый без­смерт­ная че­ло­ве­ком всем, / яко Бог бу­ду­щее про­об­ра­зуя яве воскресение. Пред­став гро­бу Ла­за­ря, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / Ты при­звал его и по­дал жизнь, / как жизнь по­ис­ти­не бес­смерт­ная для всех смерт­ных, / пред­ве­щая яв­ствен­но как Бог бу­ду­щее воскресение.
Свя­зан но­га­ма Ла­зарь хож­да­ше, чу­до в чу­де­сех, / ибо бо­лий яви­ся воз­бра­ня­ю­ща­го укреп­ля­яй и Хри­стос, / Его­же сло­ву вся ра­бо­леп­но слу­жат, / яко Бо­гу и Вла­ды­це работающа. Хо­дил со свя­зан­ны­ми но­га­ми Ла­зарь / – чу­до сре­ди чу­дес! / И, дей­стви­тель­но, силь­нее про­ти­во­дей­ствия / явил­ся укреп­ляв­ший его Хри­стос: / Его сло­ву все раб­ски по­ви­ну­ют­ся, / как Бо­гу и Вла­ды­ке служа.
Мерт­ва смер­дя­ща Ла­за­ря воз­двиг­ну­вый Хри­сте чет­ве­ро­днев­на, / воз­ста­ви мя умер­ша ныне гре­хи мо­и­ми, / и по­ло­же­на в ро­ве, и тем­ней се­ни смерт­ней, / и яко бла­го­у­тро­бен из­ба­ви и спа­си мя. Мерт­во­го, смер­дя­ще­го Ла­за­ря / воз­двиг­нув­ший на чет­вер­тый день, Хри­сте! / Вос­кре­си ме­ня, умерщ­влен­но­го ныне со­гре­ше­ни­я­ми, / и по­ло­жен­но­го во рве и мрач­ной те­ни смерт­ной; / но, как ми­ло­серд­ный, из­бавь и спа­си меня.
Иный, ир­мос тойже. Иной, ир­мос тот же
От­цу сла­ву по­дая, / яко не бо­го­про­тив­ный был еси мо­ля­ся, / пред­сто­я­щий уве­ряя на­род Дол­го­тер­пе­ли­ве, / и бла­го­да­ре­ние Тво­е­му От­цу при­но­ся, / по­ве­ле­ни­ем воздви­за­е­ши Лазаря. Ко­гда мо­лил­ся Ты, От­цу при­пи­сы­вая сла­ву, / Ты удо­сто­ве­рял тол­пу, сто­яв­шую во­круг, / что дей­ству­ешь, не как про­тив­ник Бо­гу, Дол­го­тер­пе­ли­вый: / бла­го­да­ре­ние воз­да­вая Тво­е­му От­цу, / Ты по­ве­ле­ни­ем Сво­им воз­дви­га­ешь Лазаря.
О гла­са Бо­го­ве­щан­на­го, и Бо­же­ствен­ныя си­лы, Спа­се дер­жа­вы Тво­ея! / Ею­же адо­ва вра­та все­яд­ныя смер­ти со­кру­шил еси, / но ис­хи­ти мя от стра­стей мо­их, / яко­же преж­де чет­ве­ро­днев­на Тво­е­го дру­га Лазаря. О воз­глас Бо­го­звуч­ный и Бо­же­ствен­ная си­ла / вла­ды­че­ства Тво­е­го, Спа­си­тель! / Ею Ты смерт­ные вра­та / все­по­жи­ра­ю­ще­го ада со­кру­шил; / но от стра­стей мо­их ме­ня ис­торг­ни, / как преж­де дру­га Тво­е­го, / чет­ве­ро­днев­но­го Лазаря.
Сла­ва: Мо­лит­ва­ми Ла­за­ря, Мар­фы же и Ма­рии, / нас спо­до­би зри­те­лей бы­ти Кре­ста и стра­стей Тво­их Гос­по­ди, / и све­то­но­си­цы дней и ца­ри­цы Вос­кре­се­ния Тво­е­го Человеколюбче. Сла­ва: Моль­ба­ми Ла­за­ря, Мар­фы и Ма­рии / удо­стой нас зри­те­ля­ми стать / Кре­ста и стра­да­ния Тво­е­го, Гос­по­ди, / и све­то­нос­но­го и цар­ствен­но­го дня / Вос­кре­се­ния Тво­е­го, Человеколюбец.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ма­тер­нее дерз­но­ве­ние к Сы­ну Тво­е­му иму­щи Пре­чи­стая, / срод­на­го про­мыш­ле­ния о нас не пре­зри, мо­лим­ся, / яко Тя еди­ну хри­сти­ане ко Вла­ды­це / уми­ло­стив­ле­ние бла­го­при­ят­ное предлагаем. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ма­те­рин­ское дерз­но­ве­ние / имея к Сы­ну Сво­е­му, Все­чи­стая, / род­ствен­ным по­пе­че­ни­ем не обой­ди нас, мо­лим; / ибо мы, хри­сти­ане, Те­бя и од­ну Те­бя, / в уми­ло­стив­ле­ние бла­го­при­ят­ное к Вла­ды­ке направляем.
Ка­та­ва­сия: Вскую мя от­ри­нул еси / от ли­ца Тво­е­го, Све­те Неза­хо­ди­мый, / и по­кры­ла мя есть чуж­дая тьма, ока­ян­но­го, / но об­ра­ти мя и к све­ту за­по­ве­дей Тво­их / пу­ти моя на­пра­ви, молюся. Ка­та­ва­сия: Для че­го Ты от­верг ме­ня / от ли­ца Тво­е­го, Свет неуга­си­мый, / и по­кры­ла чуж­дая тьма ме­ня, несчаст­но­го? / Но об­ра­ти ме­ня и к све­ту за­по­ве­дей Тво­их / пу­ти мои на­правь, молю.
От­се­ле на­чи­на­ет­ся чет­ве­ро­пес­нец гос­по­ди­на Кос­мы. Ир­мо­сы по два­жды, тро­па­ри на 12. От­сю­да на­чи­на­ет­ся чет­ве­ро­пес­нец пре­по­доб­но­го Кос­мы. Ир­мо­сы два­жды, тро­па­ри на 12.

Песнь 6.

Ир­мос: Иону в ки­те, Гос­по­ди, / еди­на­го все­лил еси, / мене же, свя­зан­на­го мре­жа­ми вра­жи­я­ми, / яко от тли она­го, спаси.

Песнь 6

Ир­мос: Иону внутрь ки­та / Ты, Гос­по­ди, од­но­го все­лил; / ме­ня же, свя­зан­но­го се­тя­ми вра­га, / как его от ги­бе­ли спаси.

Лю­бовь Те­бе в Вифа­нию Гос­по­ди от­ве­де к Ла­за­рю, / и се­го уже смер­дя­ща вос­кре­сил еси яко Бог, / и от уз адо­вых спасл еси. Лю­бовь Те­бя, Гос­по­ди, / при­ве­ла в Вифа­нию к Ла­за­рю, / и его, уже смер­дя­ще­го, Ты вос­кре­сил, как Бог / и спас из уз ада.
Мар­фа убо от­ча­я­ше­ся Ла­за­ря, яко ви­де чет­ве­ро­днев­на, / Хри­стос же ис­тлев­ша­го вос­кре­си яко Бог, / и к жиз­ни пре­ста­ви глаголом. Мар­фа от­ча­я­лась о Ла­за­ре, / как уже мерт­вом че­ты­ре дня, / Хри­стос же тро­ну­то­го тле­ни­ем / вос­кре­сил, как Бог / и к жиз­ни пре­нес Сво­им словом.
Иный, Иоан­на мо­на­ха. Глас тойже. Иной, Иоан­на мо­на­ха. Глас тот же
Ир­мос: Очи­сти мя, Спасе: Ир­мос: Сми­луй­ся на­до мной, Спаситель:
Бог сый ис­тин­ный, Ла­за­ре­во ве­дал еси успе­ние, / и сие уче­ни­ком Тво­им про­воз­ве­стил еси, / уве­ряя Вла­ды­ко Бо­же­ства Сво­е­го неопре­дель­ное действо. Бу­дучи Бо­гом ис­тин­ным, / Ты знал о успе­нии Ла­за­ря, / и его уче­ни­кам Тво­им пред­воз­ве­стил, / удо­сто­ве­ряя Бо­же­ства Сво­е­го, Вла­ды­ка, / без­гра­нич­ное действие.
Пло­тию опи­сан сый Неопи­сан­ный, в Вифа­нию при­шед, / яко Че­ло­век Вла­ды­ко сле­зи­ши над Ла­за­рем, / яко Бог же хо­тя вос­кре­ша­е­ши четверодневнаго. Бу­дучи огра­ни­чен пло­тию, / Ты, Бес­пре­дель­ный, в Вифа­нию при­дя, / как че­ло­век, Вла­ды­ка, пла­чешь над Ла­за­рем, / но как Бог Сво­ею во­лею / вос­кре­ша­ешь четверодневного.
Ка­та­ва­сия: Очи­сти мя, Спа­се, / мно­га бо без­за­ко­ния моя, / и из глу­би­ны зол воз­ве­ди, мо­лю­ся, / к Те­бе бо возо­пих, / и услы­ши мя, / Бо­же спа­се­ния моего. Ка­та­ва­сия: Сми­луй­ся на­до мной, Спа­си­тель, – / ибо мно­го­чис­лен­ны без­за­ко­ния мои, – / и из глу­би­ны зол из­ве­ди, мо­лю; / ибо к Те­бе я воз­звал, всем по­да­вая Бо­же­ствен­ное про­ще­ние и Ты услышь ме­ня, / Бо­же спа­се­ния моего!

Кондак, глас 2. По­до­бен: Выш­них ища:

Кондак, глас 2

Всех ра­дость Хри­стос, / Ис­ти­на, Свет, Жи­вот и ми­ра Вос­кре­се­ние, / су­щим на зем­ли яви­ся Сво­ею бла­го­стию, / и бысть об­раз Вос­кре­се­ния, / всем по­дая Бо­же­ствен­ное оставление. Хри­стос, всем ра­дость, ис­ти­на, свет, / жизнь ми­ру, вос­кре­се­ние, / на зем­ле жи­ву­щим явил­ся по Сво­ей бла­го­сти / и стал об­ра­зом вос­кре­се­ния, / всем по­да­вая Бо­же­ствен­ное прощение.
Икос: Уче­ни­ком Со­зда­тель всех пред­ве­ща, гла­го­ля: / бра­тия и зна­е­мии, наш друг успе, / си­ми пред­гла­го­ля и уча, яко вся ве­си, яко Со­зда­тель всех. / Идем убо, и уви­дим стран­ное по­гре­бе­ние, / и ры­да­ние Ма­ри­и­но, и Ла­за­рев гроб узрим, / та­мо бо хо­щу чу­до­дей­ство­ва­ти, / со­вер­шая Кре­ста пред­на­чи­на­ние, / и всем по­дая Бо­же­ствен­ное оставление. Икос: Уче­ни­кам Со­зда­тель все­го / пред­ска­зал, го­во­ря: / “Бра­тья и ближ­ние, наш друг уснул”, / сло­ва­ми эти­ми объ­яв­ляя и на­учая, / что Ты все зна­ешь, как Со­зда­тель все­го. / – “Да­вай­те же пой­дем, и узрим по­гре­бе­ние необы­чай­ное / и ры­да­ние Ма­рии, и уви­дим Ла­за­рев гроб: / ибо там Я на­ме­рен чу­до­дей­ство­вать, / со­вер­шая Кре­ста пред­на­ча­тие, / и всем по­да­вая Бо­же­ствен­ное прощение!”
Си­нак­са­рий. Си­нак­са­рий.

Песнь 7.

Ир­мос: От­ро­цы ев­рей­стии в пе­щи / по­пра­ша пла­мень дерз­но­вен­но, / и на ро­су ог­нь пре­ло­жи­ша, во­пи­ю­ще: / бла­го­сло­вен еси Гос­по­ди Бо­же во веки.

Песнь 7

Ир­мос: От­ро­ки Ев­рей­ские в пе­чи / по­пра­ли пла­мя дерз­но­вен­но, / и огонь пре­вра­ти­ли в ро­су, взы­вая: / “Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди Бо­же, вовеки!”

Про­сле­зи­вся яко че­ло­век Щед­ре, / вос­кре­сил еси яко Бог су­ща­го во гро­бе, / и раз­реш­ся от ада Ла­зарь взы­ва­ше: / бла­го­сло­вен еси Гос­по­ди Бо­же во веки. Про­сле­зив­шись как че­ло­век, Ты, Ми­ло­серд­ный, / вос­кре­сил как Бог быв­ше­го в мо­ги­ле; / и осво­бож­ден­ный из ада Ла­зарь взы­вал: / “Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди Бо­же, вовеки!”
Изы­де по­вой­ми об­вя­зан, / про­па­сти ада же и тьмы убег Вла­дыч­ним сло­вом, Ла­зарь взы­вая: / бла­го­сло­вен еси Гос­по­ди Бо­же во веки. По сло­ву Вла­ды­ки из­бе­жав­ший / ад­ской про­па­сти и тьмы, / вы­шел свя­зан­ный по­гре­баль­ны­ми пе­ре­вя­зя­ми Ла­зарь, вос­кли­цая: / “Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди Бо­же, вовеки!”
Иный. Ир­мос: От Иудеи дошедше: Иной. Ир­мос: Из Иудеи пришедшие:
Над дру­гом про­сле­зи­вся, Мар­фи­ны Щед­ре сле­зы уто­лил еси, / и стра­стию воль­ною отъ­ял еси от ли­ца лю­дей Тво­их вся­кую сле­зу: / отец на­ших Бо­же бла­го­сло­вен еси. Над Сво­им дру­гом про­сле­зив­шись, / Ты, Ми­ло­серд­ный, сле­зы Мар­фы пре­кра­тил, / и стра­да­ни­ем доб­ро­воль­ным / снял с ли­ца на­ро­да Тво­е­го вся­кую сле­зу: / “Бо­же от­цов на­ших, бла­го­сло­вен Ты!”
Жи­во­та со­кро­ви­ще, мерт­ва­го яко от сна Спа­се воз­двигл еси, / и сло­вом адо­ву утро­бу рас­торг­нув, вос­кре­сил еси по­ю­ща: / отец на­ших Бо­же бла­го­сло­вен еси. Жиз­ни Вла­сте­лин, / Ты мерт­во­го как спя­ще­го при­звал, Спа­си­тель, / и, сло­вом рас­торг­нув чре­во ада, / вос­кре­сил по­ю­ще­го: / “Бо­же от­цов на­ших, бла­го­сло­вен Ты!”
Мерт­ве­ца смер­дя­ща, свя­за­на по­вой­ми, Вла­ды­ко, воз­двиг­нул еси, / и мене свя­за­на­го пле­ни­ца­ми пре­гре­ше­ний, воз­ста­ви по­ю­ща: / отец на­ших Бо­же бла­го­сло­вен еси. Ты мерт­ве­ца смер­дя­ще­го, / по­гре­баль­ны­ми пе­ре­вя­зя­ми свя­зан­но­го, воз­двиг, Вла­ды­ка, / и ме­ня, со­гре­ше­ний уза­ми опу­тан­но­го, / воз­двиг­ни, по­ю­ще­го: / “Бо­же от­цов на­ших, бла­го­сло­вен Ты!”
Ка­та­ва­сия: От Иудеи до­шед­ше, от­ро­цы / в Ва­ви­лоне ино­гда, / ве­рою Тро­и­че­скою пла­мень пещ­ный по­пра­ша, по­ю­ще: / от­цев Бо­же, бла­го­сло­вен еси. Ка­та­ва­сия: Из Иудеи при­шед­шие юно­ши / в Ва­ви­лоне неко­гда / ве­рою в Тро­и­цу по­пра­ли пла­мя пе­чи, вос­пе­вая: / “Бо­же от­цов на­ших, бла­го­сло­вен Ты!”

Песнь 8.

Ир­мос: Му­си­кий­ским ор­га­ном со­гла­су­ю­щим, / и лю­дем без­чис­лен­ным, по­кла­ня­ю­щим­ся об­ра­зу в Де­и­ре, / три от­ро­цы не по­ви­нув­ше­ся, / Гос­по­да вос­пе­ва­ху, / и сла­во­слов­ля­ху во вся веки.

Песнь 8

Ир­мос: Ко­гда со­глас­но му­зы­каль­ные ору­дия зву­ча­ли, / и на­ро­ды бес­чис­лен­ные по­кло­ня­лись идо­лу в Де­и­ре, / три от­ро­ка, не под­чи­нив­шись, Гос­по­да вос­пе­ва­ли, / и сла­во­сло­ви­ли во все века.

Яко Пас­тырь агн­ца взыс­кал еси, / от вол­ка лю­та­го гу­би­те­ля вос­хи­тив, / рас­тлев­ша об­но­вил еси, по­ю­ща Те­бе: / пой­те и пре­воз­но­си­те во вся веки. Как Пас­тырь агн­ца отыс­кав / и у вол­ка, лю­то­го гу­би­те­ля, по­хи­тив, / Ты об­но­вил по­гиб­ше­го, по­ю­ще­го Те­бе: / “Вос­пе­вай­те и пре­воз­но­си­те во все века!”
Яко Че­ло­век гро­ба взыс­кал еси, / мерт­ва­го яко Со­де­тель вос­кре­сил еси, / по­ве­ле­ни­ем Тво­им Вла­дыч­ним, Его­же ад ужа­се­ся, / во­пи­ю­ща Те­бе: пой­те и пре­воз­но­си­те во вся веки. Как Че­ло­век Ты гроб ис­кал, / но мерт­во­го как Со­зда­тель вос­кре­сил / по­ве­ле­ни­ем Вла­ды­че­ствен­ным; / ад изу­мил­ся о нем, взы­вав­шем Те­бе: / “Вос­пе­вай­те и пре­воз­но­си­те во все века!”
Иный. Ир­мос: Ца­ря Небеснаго: Иной. Ир­мос: Ца­ря Небесного:
Во­про­ша­е­ши убо яко Че­ло­век, / яко Бог же вос­кре­ша­е­ши сло­вом чет­ве­ро­днев­на­го. / Тем­же Тя по­ем и пре­воз­но­сим во вся веки. Во­про­ша­ешь Ты как смерт­ный, / но как Бог сло­вом вос­кре­ша­ешь чет­ве­ро­днев­но­го. / По­то­му мы вос­пе­вам Те­бя во все века.
Те­бе бла­го­ра­зум­но Вла­ды­ко, яко­же долж­ное / Ма­рия при­но­ша­ет ми­ро, / вос­пе­ва­ю­щи во вся веки. Те­бе, Вла­ды­ка, Ма­рия бла­го­дар­но / как долг за род­ствен­ни­ка при­но­сит мv­ро, / вос­пе­вая во все века.
При­зы­ва­е­ши убо яко Че­ло­век От­ца, / яко Бог же Ла­за­ря воздви­за­е­ши. / Тем­же Тя по­ем Хри­сте во веки. При­зы­ва­ешь Ты От­ца как смерт­ный, / но как Бог Ла­за­ря воз­дви­га­ешь. / По­то­му мы вос­пе­ва­ем Те­бя, Хри­сте, вовеки.
Хва­лим, бла­го­сло­вим, по­кла­ня­ем­ся Гос­по­де­ви, по­ю­ще, и пре­воз­но­ся­ще во вся веки. Хва­лим, бла­го­слов­ля­ем, по­кло­ня­ем­ся Гос­по­ду, вос­пе­вая и пре­воз­но­ся Его во все века.
Ка­та­ва­сия: Ца­ря Небес­на­го, / Его­же по­ют вои Aн­ге­льстии, / хва­ли­те и пре­воз­но­си­те во вся веки. Ка­та­ва­сия: Ца­ря небес­но­го, / Ко­то­ро­го вос­пе­ва­ют во­ин­ства Ан­ге­лов, / вос­пе­вай­те и пре­воз­но­си­те / во все века.
Чест­ней­шая не стихословится. Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов: не поем.

Песнь 9.

Ир­мос: Чи­стую слав­но по­чтим, лю­дие, Бо­го­ро­ди­цу, / ог­нь Бо­же­ства при­им­шую во чре­ве неопаль­но, / пес­нь­ми величаем.

Песнь 9

Ир­мос: Слав­но по­чтим лю­ди, / чи­стую Бо­го­ро­ди­цу: / Огонь Бо­же­ствен­ный во чре­во при­няв­шую, не опа­лив­шись, / пес­ня­ми неумол­ка­ю­щи­ми возвеличим.

Лю­дие ви­дев­ше хо­дя­ща мерт­ве­ца чет­ве­ро­днев­на, / уди­вив­ше­ся чу­де­си, во­пи­я­ху Из­ба­ви­те­лю, / Бо­га Тя в пес­нех величающе. Лю­ди, уви­дев­шие хо­дя­щим / мерт­ве­ца чет­ве­ро­днев­но­го, / по­ра­жен­ные чу­дом, взы­ва­ли Ис­ку­пи­те­лю: / “Те­бя, Бо­га, в пес­нях величаем!”
Предуве­ряя слав­ное во­ста­ние Твое, о Спа­се мой, / мерт­ва чет­ве­ро­днев­на, из ада сво­бож­да­е­ши Ла­за­ря, / пес­нь­ми Тя величающа. За­ра­нее удо­сто­ве­ряя / слав­ное вос­кре­се­ние Твое, / Ты, о Спа­си­тель мой, из ада осво­бож­да­ешь / мерт­во­го чет­ве­ро­днев­но­го Ла­за­ря, / пес­ня­ми Те­бя величающего.
Иный. Ир­мос: Во­ис­тин­ну Богородицу: Иной. Ир­мос: Ис­тин­но Богородицей:
По­чи­тая Тво­е­го От­ца, и по­ка­зуя, яко не бо­го­про­ти­вен еси, / мо­лит­ву де­е­ши Хри­сте, / са­мо­власт­но воз­двиг четверодневнаго. По­чи­тая Тво­е­го От­ца, Хри­сте, / и по­ка­зы­вая, что Ты не про­тив­ник Бо­гу, / Ты са­мо­власт­но мо­лит­вою воз­двиг / че­ты­ре дня на­зад умершего.
Из гро­ба чет­ве­ро­днев­на­го Ла­за­ря воздви­за­е­ши, / три­днев­на­го Хри­сте Тво­е­го во­ста­ния, / все­и­стин­на­го всем по­ка­зуя сведетеля. Из гро­ба Ты чет­ве­ро­днев­но­го Ла­за­ря воз­двиг, / всем по­ка­зы­вая, Хри­сте мой, / вос­кре­се­ния Тво­е­го на тре­тий день / до­сто­вер­ней­ше­го свидетеля.
Хо­ди­ши, и сле­зи­ши, ве­ща­е­ши же Спа­се мой, / че­ло­ве­че­ское по­ка­зуя Твое дей­ство, / Бо­же­ствен­ное же яв­ляя, воздви­за­е­ши Лазаря. Хо­дишь Ты, и пла­чешь, и го­во­ришь, Спа­си­тель мой, / по­ка­зы­вая че­ло­ве­че­ское Твое дей­ствие; / бо­же­ствен­ное же от­кры­вая, / Ты воз­дви­га­ешь Лазаря.
Соде­ял еси неиз­ре­чен­но, Вла­ды­ко Спа­се мой, / по обою двою Тво­ею есте­ству, / са­мо­власт­ною во­лею спа­се­ние мое. Со­вер­шил Ты неиз­ре­чен­но, / Вла­ды­ка, Спа­си­тель мой, / дей­ствуя каж­дым из двух Тво­их естеств, / са­мо­власт­ною во­лею спа­се­ние мое.
Ка­та­ва­сия: Во­ис­тин­ну Бо­го­ро­ди­цу, / Тя ис­по­ве­ду­ем, / спа­сен­нии То­бою, Де­во Чи­стая, / с Без­п­лот­ны­ми ли­ки Тя величающе. Ка­та­ва­сия: Ис­тин­но Бо­го­ро­ди­цей Те­бя ис­по­ве­ду­ем / мы, спа­сен­ные То­бою, Де­ва чи­стая, / с сон­ма­ми бес­плот­ных Те­бя величая.
Та­же на глас 1: Свят Гос­подь Бог наш. Три­жды. Так­же на глас 1: Свят Гос­подь Бог наш: три­жды.

Ек­са­по­сти­ла­рий са­мо­гла­сен, дважды:

Ек­са­по­сти­ла­рий

Сло­вом Тво­им, Сло­ве Бо­жий, / Ла­зарь ныне воз­ска­чет к жи­тию па­ки по­тек, / и с ветвь­ми лю­дие Тя дер­жавне по­чи­та­ют, / яко в ко­нец по­гу­би­ши ад смер­тию Твоею. Сло­вом Тво­им, Сло­во Бо­жие, / Ла­зарь ныне вска­ки­ва­ет, вновь к жиз­ни спе­ша; / и лю­ди с вет­вя­ми Те­бя, Мо­гу­ще­ствен­ный, про­слав­ля­ют, / ибо Ты до кон­ца уни­что­жишь ад / смер­тию Сво­ею. (2)

Сла­ва, и ныне, ин. По­до­бен, единожды:

Сла­ва, и ныне

Ла­за­рем тя Хри­стос уже раз­ру­ша­ет смер­те, / и где твоя аде по­бе­да? / Вифа­нии плач ныне на те­бе пре­став­ля­ет­ся, / вси вет­ви по­бе­ды То­му принесем. Ла­за­ря у те­бя Хри­стос / уже от­ни­ма­ет, смерть, / и где, ад, твоя по­бе­да? / Плач Вифа­нии на те­бе ныне пре­кра­ща­ет­ся. / Бу­дем все вет­вя­ми / в честь Его по­бе­ды потрясать.

На хва­ли­тех по­ста­вим сти­хов 8, и по­ем сти­хи­и­ры са­мо­глас­ны, глас 1:

На “Хва­ли­те:” сти­хи­ры на 8, глас 1

Стих: Со­тво­ри­ти в них суд на­пи­сан: / сла­ва сия бу­дет всем пре­по­доб­ным Его. Стих: Со­вер­шить сре­ди них суд пред­пи­сан­ный; / сла­ва сия – всем свя­тым Его.
Вос­кре­се­ние и жизнь че­ло­ве­ком сый Христе,/ гро­бу Ла­за­ре­ву пред­стал еси, / уве­ряя нам два су­ще­ства Твоя Дол­го­тер­пе­ли­ве, / яко Бог и Че­ло­век / от Чи­стыя Де­вы при­шел еси. / Яко­же бо Че­ло­век во­про­шал еси: где по­гре­бе­ся? / И яко­же Бог вос­кре­сил еси / жи­во­нос­ным ма­но­ве­ни­ем четверодневнаго. Вос­кре­се­ние и жизнь для лю­дей, / Ты, Хри­сте, гро­бу Ла­за­ря пред­стал, / удо­сто­ве­ряя нам два есте­ства Тво­их, Дол­го­тер­пе­ли­вый, / что Ты, Бог и Че­ло­век, от Чи­стой Де­вы про­изо­шел. Ибо как смерт­ный Ты спра­ши­вал: “Где он по­гре­бен?” / И как Бог жи­во­нос­ным ма­но­ве­ни­ем / вос­кре­сил четверодневнаго.
Ла­за­ря умер­ша чет­ве­ро­днев­на­го / вос­кре­сил еси из ада Хри­сте, преж­де Тво­ея смер­ти, / по­тряс смерт­ную дер­жа­ву, / и еди­нем лю­би­мым, всех че­ло­век про­воз­ве­ща­яй из тли сво­бож­де­ние. / Тем­же по­кла­ня­ю­ще­ся Тво­ей все­силь­ней вла­сти во­пи­ем: / бла­го­сло­вен еси Спа­се, по­ми­луй нас. Ла­за­ря умер­ше­го Ты на чет­вер­тый день / вос­кре­сил из ада, Хри­сте; / преж­де смер­ти Тво­ей смер­ти вла­ды­че­ство по­тряс, / и в ли­це од­но­го, То­бой лю­би­мо­го, / пред­воз­ве­щая осво­бож­де­ние всех лю­дей от тле­ния. / По­то­му, по­кло­ня­ясь Тво­ей все­силь­ной вла­сти, мы взы­ва­ем: / “Бла­го­сло­вен Ты, Спа­си­тель, по­ми­луй нас!”
Мар­фа и Ма­рия Спа­су гла­го­ла­сте: / аще бы зде был еси Гос­по­ди, / не бы умерл Ла­зарь: / Хри­стос же вос­кре­се­ние усоп­ших, / се­го уже чет­ве­ро­днев­на­го из мерт­вых вос­кре­си. / При­и­ди­те вси вер­нии, / Се­му по­кло­ним­ся гря­ду­ще­му во сла­ве, / спа­сти ду­ши наша. Мар­фа и Ма­рия Спа­си­те­лю го­во­ри­ли: / “Ес­ли бы Ты здесь был, Гос­по­ди, / не умер бы Ла­зарь!” / Хри­стос же, вос­кре­се­ние усоп­ших, / его уже на чет­вер­тый день из мерт­вых вос­кре­сил. / При­ди­те, все вер­ные, по­кло­ним­ся Ему, / гря­ду­ще­му во сла­ве спа­сти ду­ши наши.
Бо­же­ства Тво­е­го Хри­сте, по­да­вая уче­ни­ком Тво­им об­раз, / в на­ро­дех сми­рял еси Се­бе, ута­и­ти­ся хо­тя. / Тем­же апо­сто­лом яко про­ве­дец Бог, / Ла­за­ре­ву смерть пред­ре­кл еси. / В Вифа­нии же при­сут­ству­яй лю­дем, / дру­га Тво­е­го гро­ба не неве­дый, / уве­де­ти во­про­шал еси яко Че­ло­век. / Но То­бою чет­ве­род­не­вен вос­кре­сый, / Бо­же­ствен­ную Твою дер­жа­ву яви, / все­сильне Гос­по­ди сла­ва Тебе. Бо­же­ства Тво­е­го, Хри­сте, при­зна­ки / пред­ла­гая Тво­им уче­ни­кам, / сре­ди толп Ты Са­мо­го Се­бя сми­рял, / со­крыть его же­лая. / По­то­му Апо­сто­лам Ты, как все пред­ви­дя­щий Бог, / смерть Ла­за­ря пред­рек; / в Вифа­нии, же на­хо­дясь с на­ро­дом, / хо­тя не пре­бы­вал неве­де­нии о гро­бе дру­га Тво­е­го, / узнать о том ста­рал­ся, как Че­ло­век. / Но мерт­вец чет­ве­ро­днев­ный То­бою вос­кре­шен­ный, / Бо­же­ствен­ную Твою си­лу явил. / Все­силь­ный Гос­по­ди, сла­ва Тебе!
Глас 4: Чет­ве­ро­днев­на воз­двигл еси дру­га Тво­е­го Хри­сте, / и Мар­фи­но и Ма­ри­и­но ры­да­ние уто­лил еси: / по­ка­зуя всем, яко Ты еси вся со­вер­ша­яй Бо­же­ствен­ною си­лою, / са­мо­власт­ным хо­те­ни­ем. / Ему­же хе­ру­ви­ми во­пи­ют непре­стан­но: / осан­на в выш­них, / бла­го­сло­вен еси над все­ми Бо­же, сла­ва Тебе. Глас 4: На чет­вер­тый день воз­двиг Ты дру­га Тво­е­го Хри­сте, / и ры­да­ние Мар­фы и Ма­рии пре­кра­тил, / по­ка­зы­вая всем, что Ты – Сам все со­вер­ша­ю­щий Бо­же­ствен­ною си­лою, / са­мо­власт­ным из­во­ле­ни­ем, / Тот, Ко­му Хе­ру­ви­мы взы­ва­ют непре­стан­но: / “Осан­на в выш­них! бла­го­сло­вен Ты, над все­ми цар­ству­ю­щий Бо­же, сла­ва Тебе!”
Мар­фа Ма­рии во­пи­я­ше: / Учи­тель пред­сто­ит, и гла­ша­ет тя, при­сту­пи. / Она же ско­ро при­шед­ши, иде­же бе стоя Гос­подь, / и ви­дев­ши возо­пи, пад­ши по­кло­ни­ся, / пре­чи­стеи но­зе Твои об­ло­бы­за­ю­щи, гла­го­ла­ше: / Гос­по­ди, аще бы еси зде был, / не бы убо умерл брат наш. Мар­фа Ма­рии взы­ва­ла: / “Учи­тель здесь и зо­вет те­бя, при­хо­ди!” / Она же ско­ро при­дя ту­да, где сто­ял Гос­подь, / уви­дев Его, вос­клик­ну­ла, упав, по­кло­ни­лась, / и пре­чи­стые но­ги Твои це­луя, го­во­ри­ла: / “Гос­по­ди, ес­ли бы Ты был здесь, / не умер бы брат наш!”
Глас 8. Стих: Вос­крес­ни Гос­по­ди Бо­же мой, да воз­не­сет­ся ру­ка Твоя, не за­бу­ди убо­гих Тво­их до конца. Глас 8. Стих: Вос­стань, Гос­по­ди Бо­же мой, да воз­вы­сит­ся ру­ка Твоя, / не за­будь бед­ных Тво­их до кон­ца! Пс 9:33
Ла­за­ря умер­ша в Вифа­нии, / воз­двигл еси чет­ве­ро­днев­на: / ток­мо бо пре­стал еси гро­бу, / глас жи­вот умер­ше­му бысть, / и воз­дох­нув ад от­ре­ши стра­хом. / Ве­лие чу­до, мно­го­мило­сти­ве / Гос­по­ди сла­ва Тебе. Ла­за­ря умер­ше­го в Вифа­нии / воз­двиг Ты на чет­вер­тый день: / ведь как толь­ко пред­стал Ты его гро­бу, / глас Твой жиз­нью умер­ше­му стал, / и ад, вос­сте­нав, от­пу­стил его со стра­хом. / Ве­ли­кое чу­до! / Мно­го­мило­сти­вый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!
Стих: Ис­по­вем­ся Те­бе Гос­по­ди, всем серд­цем мо­им, по­вем вся чу­де­са Твоя. Стих: Бу­ду сла­вить Те­бя, Гос­по­ди, всем серд­цем мо­им, / воз­ве­щу все чу­де­са Твои. Пс 9:2
Яко­же ре­кл еси Гос­по­ди Мар­фе: / Аз есмь Вос­кре­се­ние, / де­лом сло­во ис­пол­нил еси, / из ада воз­звав Ла­за­ря. / И мене Че­ло­ве­ко­люб­че мерт­ва страстьми, / яко со­стра­да­те­лен вос­кре­си, молюся. Как ска­зал Ты, Гос­по­ди Мар­фе: / “Я – Вос­кре­се­ние!” / – так де­лом ис­пол­нил сло­во, / при­звав из ада Ла­за­ря. / И ме­ня, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / мерт­во­го от стра­стей, / вос­кре­си, как со­стра­да­тель­ный, молю.
Сла­ва, глас 2: Ве­лие и пре­слав­ное чу­до со­вер­ши­ся днесь, / яко мерт­ве­ца чет­ве­ро­днев­на­го, / из гро­ба Хри­стос воз­гла­сив воз­дви­же, и дру­га приз­ва: / сла­во­сло­вим Его яко пре­слав­на, / да мо­лит­ва­ми пра­вед­на­го Ла­за­ря / спа­сет ду­ши наша. Сла­ва, глас 2: Ве­ли­кое и неслы­хан­ное чу­до / со­вер­ши­лось в сей день, / ибо мерт­во­го уже че­ты­ре дня, / Хри­стос, по­звав, из гро­ба воз­двиг, / и дру­га Сво­е­го к жиз­ни при­звал: / сла­во­сло­вить Его бу­дем, как пре­слав­но­го, / дабы Он, хо­да­тай­ства­ми пра­вед­но­го Ла­за­ря / спас ду­ши наши!
И ныне: Пре­бла­го­сло­вен­на еси, Бо­го­ро­ди­це Дево: И ныне: Пре­бла­го­сло­вен­на Ты, Бо­го­ро­ди­ца Дева:
Та­же, Сла­во­сло­вие ве­ли­кое и отпуст. За­тем Сла­во­сло­вие ве­ли­кое, ек­те­нии и отпуст.

НА ЛИ­ТУР­ГИИ

Бла­жен­на, песнь 3‑я и 6‑я, на 8. По входе:

НА ЛИ­ТУР­ГИИ

Бла­жен­ны, пес­ни 3‑я и 6‑я на 8. По­сле входа:

Тро­парь празд­ни­ку, глас 1:

Тро­парь празд­ни­ку, глас 1

Общее вос­кре­се­ние / преж­де Тво­ея Стра­сти уве­ряя, / из мерт­вых воз­двигл еси Ла­за­ря, Хри­сте Бо­же. / Тем­же и мы, яко от­ро­цы по­бе­ды зна­ме­ния но­ся­ще, / Те­бе по­бе­ди­те­лю смер­ти во­пи­ем: / осан­на в выш­них, / бла­го­сло­вен Гря­дый во имя Господне.

Воб­щем вос­кре­се­нии / преж­де Тво­е­го стра­да­ния удо­сто­ве­ряя, / из мерт­вых воз­двиг Ты Ла­за­ря, Хри­сте Бо­же. / По­то­му и мы, как де­ти, дер­жа сим­во­лы по­бе­ды, / Те­бе – По­бе­ди­те­лю смер­ти воз­зо­вем: / “Осан­на в выш­них, / бла­го­сло­вен Гря­ду­щий во имя Господне!”

Сла­ва, и ныне, кондак, глас 2. По­до­бен: Выш­них ища:

Сла­ва, и ныне, кондак, глас 2

Всех ра­дость Хри­стос, / Ис­ти­на, Свет, Жи­вот и ми­ра Вос­кре­се­ние, / су­щим на зем­ли яви­ся Сво­ею бла­го­стию, / и бысть об­раз Вос­кре­се­ния, / всем по­дая Бо­же­ствен­ное оставление. Хри­стос, всем ра­дость, ис­ти­на, свет, / жизнь ми­ру, вос­кре­се­ние, / на зем­ле жи­ву­щим явил­ся по Сво­ей бла­го­сти / и стал об­ра­зом вос­кре­се­ния, / всем по­да­вая Бо­же­ствен­ное прощение.
Вме­сто Три­свя­та­го по­ем: Ели­цы во Хри­ста кре­сти­сте­ся, / во Хри­ста об­ле­ко­сте­ся, ал­ли­лу­ия. (3) Вме­сто Три­свя­то­го по­ем: Сколь­ко вас во Хри­ста ни кре­сти­лось, / во Хри­ста вы все об­лек­лись. Ал­ли­лу­ия. (3)

Про­ки­мен, глас 3:

Про­ки­мен, глас 3

Гос­подь про­све­ще­ние мое, и Спа­си­тель мой, / ко­го убо­ю­ся? Стих: Гос­подь за­щи­ти­тель жи­во­та мо­е­го, от ко­го устрашуся? Гос­подь – про­све­ще­ние моё и Спа­си­тель мой: / ко­го убо­юсь? Стих: Гос­подь – за­щит­ник жиз­ни мо­ей: от ко­го устра­шусь? Пс 26:1

Апо­стол
ко Евреом, за­ча­ло 333, от полу:

Апо­стол
По­сла­ние к Ев­ре­ям, за­ча­ло 333Б

Бра­тие, цар­ство непо­ко­ле­би­мо при­ем­лю­ще, да има­мы бла­го­дать, eю­же слу­жим бла­го­угод­но Бо­гу с бла­го­го­ве­ни­ем и стра­хом, ибо Бог наш oгнь по­яда­яй eсть. Бра­тья, при­ни­мая Цар­ство непо­ко­ле­би­мое, бу­дем дер­жать­ся бла­го­да­ти, и ею да слу­жим бла­го­угод­но Бо­гу с бла­го­го­ве­ни­ем и стра­хом, по­то­му что Бог наш есть так­же огонь поедающий.
Бра­то­лю­бие да пре­бы­ва­ет. Стран­но­лю­бия не за­бы­вай­те, тем бо не ве­дя­ще нецыи стран­но­при­я­ша ан­ге­лы. По­ми­най­те юз­ни­ки, аки с ни­ми свя­за­ни: озлоб­ляe­мыя, аки и са­ми су­ще в те­ле. Чест­на же­нит­ва во всех, и ло­же несквер­но: блуд­ни­ком же и пре­лю­бо­деeм су­дит Бог. Не среб­ро­люб­цы нра­вом, до­воль­ни су­щи­ми. Той бо ре­че: не имам те­бе оста­ви­ти, ни­же имам от тебe от­сту­пи­ти. Яко дер­за­ю­щим нам гла­го­ла­ти: Гос­подь мне по­мощ­ник, и не убо­ю­ся, что со­тво­рит мне человек? Бра­то­лю­бие да пре­бы­ва­ет. Го­сте­при­им­ства не за­бы­вай­те, ибо чрез него неко­то­рые, не зная, ока­за­ли го­сте­при­им­ство ан­ге­лам. Вспо­ми­най­те об уз­ни­ках, как бы с ни­ми вме­сте за­клю­чен­ные, о страж­ду­щих, как бы и са­ми на­хо­дя­щи­е­ся в те­ле. Брак да бу­дет че­стен во всем, и ло­же непо­роч­но; ибо блуд­ни­ков и пре­лю­бо­де­ев бу­дет су­дить Бог. Имей­те нрав несреб­ро­лю­би­вый, до­воль­ству­ясь тем, что есть; ибо Он Сам ска­зал: “Я те­бя не остав­лю и те­бя не по­ки­ну”, так что мы сме­ло го­во­рим: “Гос­подь мне по­мощ­ник, и не убо­юсь; что сде­ла­ет мне человек?”.
По­ми­най­те на­став­ни­ки ва­ша, иже гла­го­ла­ша вам сло­во Бо­жие, их­же взи­ра­ю­ще на скон­ча­ние жи­тел­ства, под­ра­жай­те ве­ре их. Иисус Хри­стос вче­ра и днесь, Той­же и во веки. Помни­те на­чаль­ни­ков ва­ших, ко­то­рые го­во­ри­ли вам сло­во Бо­жие: взи­рая на ис­ход их жиз­ни, под­ра­жай­те их ве­ре. Иисус Хри­стос вче­ра и се­го­дня и во­ве­ки – Тот же. Евр 12:28–13:8

Ал­ли­лу­иа, глас 5:

Ал­ли­лу­ия, глас 5

Стих: Гос­подь во­ца­ри­ся, в ле­по­ту об­ле­че­ся. Стих: Ибо утвер­ди все­лен­ную, яже не подвижится. Стих: Гос­подь во­ца­рил­ся, бла­го­ле­пи­ем об­лек­ся. Стих: Ибо Он утвер­дил все­лен­ную, и она не по­ко­леб­лет­ся. Пс 92:1А, 1В

Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 39:

Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 39

Во вре­мя оно, бе некто бо­ля Ла­зарь от Вифа­нии, от ве­си Ма­ри­и­ны и Мар­фы сест­ры eя. Бе же Ма­рия по­ма­зав­шая Гос­по­да ми­ром и отер­ши но­зе Eго вла­сы сво­и­ми, eя­же брат Ла­зарь бо­ля­ше. По­сла­сте убо сeст­ре к Нему, гла­го­лю­ще: Гос­по­ди, се, eго­же лю­би­ши, бо­лит. Слы­шав же Иисус ре­че: сия бо­лезнь несть к смер­ти, но о сла­ве Бо­жии, да про­сла­вит­ся Сын Бо­жий eя ра­ди. Люб­ля­ше же Иисус Мар­фу, и сест­ру eя, и Ла­за­ря. Егда же услы­ша, яко бо­лит, то­гда пре­бысть на нем­же бе ме­сте два дни. По­том же гла­го­ла уче­ни­ком: идем во Иудею па­ки. Гла­го­ла­ша Eму уче­ни­цы: Рав­ви, ныне ис­ка­ху Те­бе ка­ме­ни­ем по­би­ти Иудеe, и па­ки ли иде­ши та­мо? От­ве­ща Иисус: не два ли на­де­ся­те ча­са eста во дне? Аще кто хо­дит во дне, не по­ткнет­ся, яко свет ми­ра се­го ви­дитъ: Аще кто хо­дит в но­щи, по­ткнет­ся, яко несть све­та в нем. Сия ре­че, и по­сем гла­го­ла им: Ла­зарь друг наш успе, но иду, да воз­бу­жу eго. Ре­ша же уче­ни­цы Eго: Гос­по­ди, аще успе, спа­сен бу­дет. Ре­че же Иисус о смер­ти eго, oни же мне­ша, яко о успе­нии сна гла­го­лет. То­гда ре­че им Иисус не оби­ну­я­ся: Ла­зарь ум­ре: И ра­ду­ю­ся вас ра­ди, да ве­ру­е­те, яко не бех та­мо, но идем к нему. Ре­че же Фо­ма, гла­го­ле­мый Близ­нец, уче­ни­ком: идем и мы, да умрем с Ним. При­шед же Иисус, об­ре­те eго че­ты­ре дни уже иму­ща во гро­бе. Бе же Вифа­ния близ Иеру­са­ли­ма яко ста­дий пять­на­де­сять, И мно­зи от Иудeй бя­ху при­шли к Мар­фе и Ма­рии, да уте­шат их о бра­те eю. Мар­фа же eг­да услы­ша, яко Иисус гря­дет, сре­те Eго, Ма­рия же до­ма се­дя­ше. Ре­че же Мар­фа ко Иису­су: Гос­по­ди, аще бы зде был, не бы брат мой умерл. Но и ныне вем, яко eли­ка аще про­си­ши от Бо­га, даст Те­бе Бог. Гла­го­ла eй Иисус: вос­крес­нет брат твой. Гла­го­ла Eму Мар­фа: вем, яко вос­крес­нет в вос­кре­ше­ние, в по­след­ний день. Ре­че же eй Иисус: Аз eсмь вос­кре­ше­ние и жи­вот, ве­ру­яй в Мя, аще и умрет, ожи­вет. И всяк жи­вый, и ве­ру­яй в Мя, не умрет во ве­ки. Ем­ле­ши ли ве­ру се­му? Гла­го­ла Eму: eй, Гос­по­ди, аз ве­ро­вах, яко Ты eси Хри­стос Сын Бо­жий, иже в мир гря­дый. И сия рек­ши, иде и при­гла­си Ма­рию сест­ру свою, тай, рек­ши: Учи­тель при­шел eсть, и гла­ша­ет тя. Oна же яко услы­ша, во­ста ско­ро, и иде к Нему. Не уже бо бе при­шел Иисус в весь, но бе на ме­сте, иде­же сре­те Eго Мар­фа. Иудеe же убо су­щии с нею в до­му, и уте­ша­ю­ще ю, ви­дев­ше Ма­рию, яко ско­ро во­ста и изы­де, по ней идо­ша, гла­го­лю­ще, яко идет на гроб, да пла­чет та­мо. Ма­рия же яко при­и­де, иде­же бе Иисус, ви­дев­ши Eго, па­де Eму на но­гу, гла­го­лю­щи Eму: Гос­по­ди, аще бы eси был зде, не бы умерл мой брат. Иисус же, яко ви­де ю пла­чу­щу­ся, и при­шед­шия с нею Иудeи пла­чу­ща, за­пре­ти ду­ху, и воз­му­ти­ся Сам. И ре­че: где по­ло­жи­сте eго? Гла­го­ла­ша Eму: Гос­по­ди, при­и­ди и виждь. Про­сле­зи­ся Иисус. Гла­го­ла­ху убо жи­до­ве: виждь, ка­ко люб­ля­ше eго. Нецыи же от них ре­ша: не мо­жа­ше ли Сей, от­вер­зый oчи сле­по­му, со­тво­ри­ти, да и сей не умрет? Иисус же па­ки пре­тя в Се­бе, при­и­де ко гро­бу. Бе же пе­ще­ра, и ка­мень ле­жа­ше на ней. Гла­го­ла Иисус: возь­ми­те ка­мень. Гла­го­ла Eму сест­ра умер­ша­го Мар­фа: Гос­по­ди, уже смер­дит, чет­ве­род­не­вен бо eсть. Гла­го­ла eй Иисус: не рех ли ти, яко аще ве­ру­е­ши, узри­ши сла­ву Бо­жию? Взя­ша убо ка­мень, иде­же бе уме­рый ле­жа. Иисус же воз­вед oчи го­ре, и ре­че: Oт­че, хва­лу Те­бе воз­даю, яко услы­шал eси Мя. Аз же ве­дех, яко все­гда Мя по­слу­ша­е­ши, но на­ро­да ра­ди сто­я­ща­го окрест рех, да ве­ру имут, яко Ты Мя по­слал eси. И сия рек, гла­сом ве­ли­ким воз­з­ва: Ла­за­ре, гря­ди вон. И изы­де уме­рый, обя­зан ру­ка­ма и но­га­ма укро­ем, и ли­це eго убру­сом обя­за­но. Гла­го­ла им Иисус: раз­ре­ши­те eго, и оста­ви­те ити. Мно­зи убо от Иудeй при­шед­шии к Ма­рии и ви­дев­ше, яже со­тво­ри Иисус, ве­ро­ва­ша в Него. В то вре­мя был бо­лен один че­ло­век, Ла­зарь из Вифа­нии, из се­ле­ния Ма­рии и Мар­фы, сест­ры ее. Ма­рия же бы­ла та, ко­то­рая по­ма­за­ла Гос­по­да ми­ром и отер­ла но­ги Его во­ло­са­ми сво­и­ми; ее брат Ла­зарь был бо­лен. По­сла­ли сест­ры ска­зать Ему: Гос­по­ди, вот тот, ко­го Ты лю­бишь, бо­лен. Услы­шав это, Иисус ска­зал: бо­лезнь эта не к смер­ти, но во сла­ву Бо­жию, что­бы про­слав­лен был Сын Бо­жий чрез нее. Лю­бил Иисус Мар­фу и сест­ру ее и Ла­за­ря. А ко­гда услы­шал, что Ла­зарь бо­лен, то­гда остал­ся Он два дня на том ме­сте, где был. За­тем, по­сле это­го, Он го­во­рит уче­ни­кам: идем сно­ва в Иудею. Го­во­рят Ему уче­ни­ки: Рав­ви, толь­ко что ис­ка­ли Иудеи по­бить Те­бя кам­ня­ми, и Ты сно­ва идешь ту­да? От­ве­тил Иисус: не две­на­дцать ли ча­сов в дне? Кто хо­дит днем, не спо­ты­ка­ет­ся, по­то­му что ви­дит свет ми­ра се­го. А кто хо­дит но­чью, спо­ты­ка­ет­ся, по­то­му что нет све­та в нем. Ска­зал Он это, и го­во­рит им по­том: Ла­зарь, друг наш, уснул; но Я иду раз­бу­дить его. Ска­за­ли Ему уче­ни­ки: Гос­по­ди, ес­ли уснул, бу­дет спа­сен. Но ска­зал Иисус о смер­ти его, а они по­ду­ма­ли, что го­во­рит Он о про­стом сне. То­гда и ска­зал им Иисус пря­мо: Ла­зарь умер. И Я ра­ду­юсь за вас, что Я не был там, дабы вы уве­ро­ва­ли. Но идем к нему. То­гда Фо­ма, на­зы­ва­е­мый Близ­нец, ска­зал дру­гим уче­ни­кам: идем и мы, что­бы уме­реть с Ним. При­дя, Иисус на­шел, что он уже че­ты­ре дня в гроб­ни­це. Бы­ла же Вифа­ния близ Иеру­са­ли­ма, ста­ди­ях в пят­на­дца­ти. И мно­гие из Иуде­ев при­шли к Мар­фе и Ма­рии уте­шить их в го­ре о бра­те. Мар­фа, ко­гда услы­ша­ла, что Иисус идет, вы­шла к Нему на­встре­чу; Ма­рия же си­де­ла у се­бя в до­ме. Ска­за­ла то­гда Мар­фа Иису­су: Гос­по­ди, ес­ли бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Я и те­перь знаю, что о чем бы Ты ни по­про­сил Бо­га, даст Те­бе Бог. Го­во­рит ей Иисус: вос­крес­нет брат твой. Го­во­рит Ему Мар­фа: знаю, что вос­крес­нет в вос­кре­се­ние, в по­след­ний день. Ска­зал ей Иисус: Я – вос­кре­се­ние и жизнь; ве­ру­ю­щий в Ме­ня, ес­ли и умрет, ожи­вет; и вся­кий жи­ву­щий и ве­ру­ю­щий в Ме­ня не умрет во­век. Ве­ришь ли ты в это? Го­во­рит она Ему: да, Гос­по­ди, я уве­ро­ва­ла и ве­рую, что Ты – Хри­стос, Сын Бо­жий, гря­ду­щий в мир. И ска­зав это, она по­шла и по­зва­ла Ма­рию, сест­ру свою, ска­зав тай­но: Учи­тель здесь и зо­вет те­бя. Она же, ко­гда услы­ша­ла, вста­ла по­спеш­но и по­шла к Нему. Еще не во­шел Иисус в се­ле­ние, но все еще был на том ме­сте, где встре­ти­ла Его Мар­фа. То­гда Иудеи, быв­шие с ней в до­ме и уте­шав­шие ее, уви­дев, как Ма­рия по­спеш­но вста­ла и вы­шла, по­сле­до­ва­ли за ней, ду­мая, что она идет к гроб­ни­це, что­бы пла­кать там. А Ма­рия, ко­гда при­шла ту­да, где был Иисус, уви­дев Его, па­ла к Его но­гам и ска­за­ла Ему: Гос­по­ди, ес­ли бы Ты был здесь, не умер бы мой брат. Иисус, ко­гда уви­дел ее пла­чу­щую и при­шед­ших с ней Иуде­ев пла­чу­щих, воз­му­тил­ся ду­хом и при­шел в вол­не­ние, и ска­зал где вы по­ло­жи­ли его? Го­во­рят Ему: Гос­по­ди, иди и по­смот­ри. Про­сле­зил­ся Иисус. Го­во­ри­ли то­гда Иудеи: вот, как Он лю­бил его. А неко­то­рые из них ска­за­ли: не мог ли Он, от­крыв­ший гла­за сле­по­му, сде­лать, что­бы и этот не умер? Иисус, сно­ва воз­му­ща­ясь в Се­бе, при­хо­дит к гроб­ни­це: это бы­ла пе­ще­ра, и ка­мень за­кры­вал ее. Го­во­рит Иисус: возь­ми­те ка­мень. Го­во­рит Ему сест­ра умер­ше­го, Мар­фа: Гос­по­ди, уже смер­дит: ведь ему чет­вер­тый день. Го­во­рит ей Иисус: не ска­зал ли Я те­бе, что, ес­ли уве­ру­ешь, уви­дишь сла­ву Бо­жию? То­гда взя­ли ка­мень. Иисус же под­нял гла­за ввысь и ска­зал: От­че, бла­го­да­рю Те­бя, что Ты услы­шал Ме­ня. Я знал, что Ты все­гда Ме­ня слы­шишь, но ска­зал ра­ди на­ро­да, сто­я­ще­го кру­гом, что­бы они уве­ро­ва­ли, что Ты Ме­ня по­слал. И ска­зав это, воз­звал гром­ким го­ло­сом: Ла­зарь, вы­хо­ди. И вы­шел умер­ший, свя­зан­ный по ру­кам и но­гам по­гре­баль­ны­ми пе­ре­вя­зя­ми, и ли­цо его бы­ло обер­ну­то плат­ком. Го­во­рит им Иисус: раз­вя­жи­те его и пу­сти­те его ид­ти. То­гда мно­гие из Иуде­ев, при­шед­шие к Ма­рии и уви­дев­шие, что Он со­тво­рил, уве­ро­ва­ли в Него. Ин 11:1–45

При­ча­стен:

При­ча­стен

Из уст мла­де­нец, и ссу­щих со­вер­шил еси хва­лу. Ал­ли­лу­иа, три­жды. Из уст мла­ден­цев и груд­ных де­тей Ты устро­ил хва­лу. Ал­ли­лу­ия, три­жды. Пс 8:3
На тра­пе­зе учре­жда­ем­ся ва­ре­ни­ем со еле­ем, аще же и ик­ру има­мы, да даст­ся кое­муж­до бра­ту по три он­гии, и ви­но пием. На тра­пе­зе вку­ша­ем ва­ре­ную пи­щу с еле­ем, ес­ли же име­ет­ся ик­ра, да­ет­ся каж­дом бра­ту по три ун­ции, и ви­но пьем.
По­до­ба­ет ве­да­ти: Аще храм пра­вед­на­го Ла­за­ря: по обыч­ной ка­фис­ме по­ли­е­лей: Ве­ли­ча­ние свя­ти­тель­ское, и пса­лом: Услы­ши­те сия вси язы­цы: Та­же се­да­лен иже по 3‑й пес­ни. И жи­тие свя­та­го Ла­за­ря, от Ни­ки­фо­ра Ксан­фо­пу­ла на­пи­сан­но. Сте­пен­на, ан­ти­фон 1‑й, 4‑го гла­са. Про­ки­мен: Чест­на пред Гос­по­дем: Стих: Что воз­дам Гос­по­де­ви: Вся­кое ды­ха­ние: Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 36: Аз есмь дверь: пса­лом 50. Сти­хи­ра, глас 6: Гос­по­ди, глас Твой раз­ру­ши: Ка­но­ны два, на 14: и ка­та­ва­сия 2‑го ка­но­на. По 3‑й пес­ни се­да­лен празд­ни­ка. По 6‑й пес­ни кондак: Всех ра­дость: И икос. И про­чее по­сле­до­ва­ние яко­же указася. Сле­ду­ет знать: Ес­ли храм в честь пра­вед­но­го Ла­за­ря, по­сле обыч­ных ка­физм по­ет­ся По­ли­е­лей, ве­ли­ча­ние свя­ти­те­лю и из­бран­ный пса­лом: Услышь­те это, все на­ро­ды: Так­же се­да­лен, тот же, что по­сле 3‑й пес­ни ка­но­на. И жи­тие свя­то­го Ла­за­ря, на­пи­сан­ное Ни­ки­фо­ром Ксан­фо­пу­лом. Сте­пен­на: 1‑й ан­ти­фон 4‑го гла­са. Про­ки­мен: До­ро­га пред Гос­по­дом: Стих: Что воз­дам Гос­по­ду: Все, что ды­шит: Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 36: и пса­лом 50. Сти­хи­ра, глас 6: Гос­по­ди, глас Твой раз­ру­шил: Ка­но­ны два, на 14: и ка­та­ва­сия 2‑го ка­но­на. По­сле 3‑й пес­ни се­да­лен празд­ни­ка. По­сле 6‑й пес­ни – кондак: Хри­стос, всем ра­дость: и икос. И про­чее по­сле­до­ва­ние, как указано.
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки