Александр Иванович Алмазов

Глава XI. Историческое обозрение собственно крещального акта. Вопрос о веществе крещения.

Заповедь Спасителя в этом случае. Свидетельства апостольских писаний и отцов церкви. Отступление некоторых еретиков в данном случае от практики церкви. Заметка касательно вещества крещения в отношении к практике русской церкви. Освящение воды для крещения. Указания на совершение этого акта во II веке. История его совершения в III, IV и V вв. Акт освящения воды, и предшествующая ему великая ектиниия в VIII-X веках. Историческое обозрение состава великой ектинии и совершения освящения воды в практике греческой церкви с ХIII века. Освящение воды в практике русской церкви XII в. и историческое обозрение этого освящения в ее практике.

Изложив историю приготовительной части крещального акта, мы перейдем теперь к историческому обозрению самой главной его части, – части совершительной, иначе говоря, перейдем к изложению истории крещального чинопоследования в тесном смысле слова.

Хотя эта часть крещального чина и представляет из себя один цельный акт, но в то же время еще из глубокой древности и она распадается на несколько цельных составых актов; поэтому-то и при ее историческом обозрении мы считаем более удобным следовать тому же самому порядку, которому следовали и прежде, т. е. будем, излагать историю каждого из составных актов крещального чина (в собственпом смысле) в их отдельности. Согласно этому, очевидно, в данном случае первым предметом нащей речи должна быть история освящения воды для крещения, так как этот акт в чине крещения по времени eго совершения занимает первое место. Но прeжде, чем говорит об освящении вещества для крещения, кажется, необходимо сказать несколько слов об этом самом веществе. Веществом, или материею для таинства крещения, как говорится в Православном Исповедании, должна быть вода чистая, естественная739. Так должно быть и по ясной заповеди Спасителя: «Аще кто не родится водою и духом, не может внити в царствие Божие»740; так, действительно, всегда учила и церковь. Нам нет нужды приводить в подтверждение этого подробные свидетельства; такое отношение к делу повело бы нас к напрасной трате труда и времени; достаточно здесь обратить внимание на главные эпохи, и то лишь в общих чертах, представляя только самые важные свидетельства.

В век апостолов, по ясному свидетельству их писаний, крещение совершалось именно таким образом, т.е. водою. Автор Деяний апостольских, рассказывая, например, о крещении евнуха царицы Эфиопской, замечает: «якоже идяху путем, приидоша на некую воду: и рече каженик: се вода: что возбраняет ми креститися?.. И повеле стати колеснице: и снидоста оба на воду, Филипп же и каженик: и крести его»741.

Апостол Петр, когда на слушавших слово его язычников внезапно излился Дух Святый, сказал всему собранию: «еда воду возбранити может кто, еже не креститися сим, иже Дух Святый прияша, якоже и мы? повеле-же им креститися во имя Иисус Христово»742.

В, последующее время св. церковь свято следовала примеру св. апостолов. «Кто убедится, говорит Св. Иycmuн, свидетель II века, что учение наше и слова истинны, те приводятся туда, где есть вода и они возрождаются тем же самым образом, каким сами мы родились, т. е. омываются водою»743. Святый Кирилл Иерусалимский также говорит: «так как человек состоит из двух частей, дуиз ши и тела. очищние двоякое, бестелесное для бестелесного, а телесное для тела; вода, т. е., очищает тело, а дух душу запечатлевает, чтобы нам приступить к Богу с сердцем окрыленным и телом, омытым водою чистою744». «Что есть крещение Христово? – спрашивает блаженный Августин. Купель воды с произнесением слов (in verbo); отними воду, – нет крещения; отними слова, – нет крещения»745. «Он (Господь), говорит Иоанн Дамаскин, заповедал нам возрождать водою и духом при наитии на воду Свтого Духа, по молитве и призыванию. Ибо, как человек состоит из двух частей, из души и тела, то Господь дал нам и двоякое очищение, т. е. водою и Духом. Духом, чтобы обновить в нас образ и подобие (Божие), водою, чтобы благодатью Духа очистить тело от греха и избавить от тления. И вода здесь представляет образ смерти, а Дух подает закон, жизни746».

Не смотря, однако, на такое ясное учение церкви о веществе, которым совершается таинство крещения, еще из самой глубокой христианской древности рядом с ним нередко, появились учения, касавшиеся того же самого предмета, но почти, совершенно противоположные истинно-хритианскому воззрению. Понятно, что церковь в лице своих пастырей, следуя в данном случае ясной заповеди Спасителя, смотрела, на подобные, учения не иначе, как на еретические, и лиц, проповедовавших это, причисляла к, сонму еретиков. А таких заблудившихся членов, нужно заметить, было не мало. Таковы, например, в самое древнее время были Аскодруты (особого рода гностики), которые сообразно с основным своим учением, что религия есть познание747, по свидетельству блаженного Феодорита, утверждали, что таинства не должно совершать видимым образом, а потому и крещение не считали нужным совершать, видимо – водою748. Тому же самому, выходя из одного и того же начала, следовали и некоторые из последователей Маркиона, как свидетельствуют Ириней749 и Епифаний750. Кроме этих, только по другим различным побуждениям, крещение водою отвергалось еще: Архонтиками751, Селевкианами, Ерминианами752, Манихеями753 и многими другими.

В новейшее время, некоторые, хотя не отрицают воду, как вещество для таинства крещения, тем не менее, совершенно, против христианского учения, признают годным для этого и всякую другую жидкость754.

Русская церковь в этом случае всегда держалась православного, учения, признавая, что веществом крещения должна быть единственно вода, – вода естественная, как то: ключевая, ручная, также морская, или получаемая из снега, льду, дождя, росы и т.п.755. Поэтому совершать крещение, кроме воды, в другой, какой-либо жидкости как это допускается у лютеран, у нас решительно не позволяется756. При этом, на случай крещения в зимнее время, когда вода бывает настолько холодна, что погружение в ней младенца может грозить опасностью его жизни, у нас издавна дозволялось согревать ее в это время до соответственной теплоты. В ХVII веке, как видно из требников того времени, это позволение было даже положительным правилом в случае крещаемого больного. В служебниках Иовлевском и междупатриаршем находится следующее приказание священнику: «аще ли болен (т. е. младенец), то надобно быти в купели воде теплой»757. Буквально такое же постановление или в подобном роде в данном случае находится и в других изданиях крещального чина этого века и даже не только этого758, но и более раннего времени759. В требнике Петра Могилы также говорится: «зиме сущей беды ради, в чистом сосуде да согреется вода и влеяна бывши в крестильницу да освятится и теплою, обычно да крещено будет отроча». В книге « Λιθος» возражает Кассиану Соновичу: «говоришь, что на Руси при крещении обливают холодною :водою; не знаю, Кассиан, в каких служебниках русских ты вычитал это, ибо касательно этого действия они гласят так: приемлет священник воду теплую, слико мощно есть стерпети телу купаемому, и вливает в купель»760.

В ХVIII веке на этот раз мы читаем такое постановление: «крестить же младенцев во время особливо зимнее в воде не зело холодной и льдом смешанной, дабы таковою здравию младенца вреда не причинилось»761.

По всей вероятности, появление такого определенного постановления на первый раз было вызвано тем фактом, что русские, как, видно из свидетельств иностранцев XVI века762, имели обыкновение крестить в совершенно холодной воде, не смотря ни на какую стужу. При таком объяснении нельзя однако забывать того, что еще в глубокой древности, за отсутствием холодной воды, позволялось крестить и в теплой; именно в памятнике II в. «ή διδαχή τῶν άποστόλων» говорится: «΄Εάν δέ μή χης δωρ ζων, είς, ἂλλο δωρ βάπτισον, εί δ΄ ού δύνασαι έν ψυχρῶ έν θερμῶ"763. В греческой церкви также бывали постановления против крещения в холодной воде. Так, например, на соборе Кипрском, бывшем в 1260 году, было определено такое правило: «In aqua frigida baptizare non oprtet, sed in calida, manifestante nempe calido gratiae baptismatis fervorem; si vero necessitas urgeat, fiat et in frigida»764.

В настоящее время, добавим, в случае несчастия, позволяется крестить младенца и переваренною водою, также и водою нечистою из лужи и т.п.765. Итак, веществом для крещения должна быть вода.

Но в каждом религиозном культе всякий предмет, назначаемый для богослужения, прежде чем получает самое употребление, приготовляется еще к этому через совершение над ним тех или других очистительных религиозных действий. Тоже в данном случае должно быть и по отношению к воде. И действительно, приготовляя имеющиего креститься к принятию таинства наставлением и различными священнодействиями, церковь в то же время издревле приготовляла и самое вещество таинства – воду – особым священнодействием – освящением.

Это освящение воды для крещения, которым ныне начинается собственно крещальный чин, есть одно из древних христианских священнодействий. Первый намек на него мы находим у св. Игнатия Антиохийского, который в послании к Ефесеям, между прочим, пишет: «Христос родился и крестился для того, чтобы своим страданием очистить и воду766». Более определенным указанем на существование этого акта в древней практике и именно во II веке может служить изложение Иринеем Лионским обряда крещения у Маркионитов. Здесь он, между прочим, говорит: «некоторые из них (Маркионитов) говорят, что водить на воду излишне, а смешав в одно елей – и воду, с произношением слов… вливают на голову, посвящаемых и это почитают исцелением»767.

Обряд, на который намекает здесь Ириней, по всей вероятности, выражал, собою еретическое освящение воды. Если же освящение воды было у еретиков, то, вероятно оно существовало и у православных. За такое предположение говорит тот факт, что еретики всегда многое, заимствовали из практики православной церкви. Кроме того, это тем более вероятно и потому, что у того же самого Иринея мы находим прямое и довольно ясное указание на освящение воды и в православной практике. «Мы, говорит он, прокаженные во грехах, чрез святую воду и призывание Господа, очищаемся от прежних грехов, и как новорожденные дети, духовно возрождаемся»768.

На основании этих соображений и последнего свидетельства можно смело утверждать, что освящение воды существовало в церкви уже в половине II века и можно утверждать тем с большею силою, что святый Василий Великий считает этот, именно обряд основывающимся на Апостольском предании769.

Но каким образом совершалось в это время самое освящение воды, – нам неизвестно. По всей вероятности, если принять во внимание составные элементы этого акта в последующей богослужебной практике церкви, то нужно думать; что оно состояло из крестного знамения и молитвы. Последняя, вероятно, не имела единства, согласно с общим характером богослужения этого времени. За третий век как доказательство существования акта освящения воды при крещении, мы прежде всего находим такое же отрицательное свидетельство в творениях Киприана, какое имели и относительно, II века. Около 250 года главными еретиками в церкви были те же гностики и, Киприан, оспаривавший действительность гностического и, особенно, маркиопитского крещения, по отношению к ним говорит: «каким же образом может очищать и освящать воду, кто сам нечисть, в ком, нет Святого Духа»?770 Но кроме этого в творениях же Киприана мы имеем другое, положительное весьма важное и определенное свидетельство по этому предмету. – «Вода, пишет он, к Януарию, должна быть прежде очищена священником, чтобы при крещении она могла омыть грехи человека крещаемого»771.

Эти слова не только указывают на важность освящения воды для крещения, но и определяют даже самое содержание освящения. Выражение «очищена и освящена» намечает два момента в освящении: отрицательный – очищение, относящееся к влиянию нечистых духов и указывающее на заклинательный его характер, – и положительный – сообщение освящения; сверх этого, отсюда же видно, что освящение воды должно было совершаться священником.

Ближайшим поводом к освящению, как можно думать на основании этих слов, послужило, кажется, общее верование, которого не отвергала и церковь, – то верование, что в воде имеют свое местопребывание злые духи. По крайней мере так можно, думать из следующих слов другого писателя этого века – Тертуллиана: «Не общее ли в народе мнение, говорит он, что известные нечистые духи, носятся над водами, как бы в подражание тому, что в начале миpa Дух Божий носился вверху воды? Много слышно, рассказов о мрачных источниках, об ужасных ручьях, о купальнях и банях, о чанах в домах, о заколдованных колодезях, которые, судя по рассказам, глотают или душат людей силою, конечно, злого духа»772. Такое воззрение на воду, как на жилище злых духов естественно, должно было вести к тому, что вода, как орудие очищения, должна очищаться и освящаться. Тертуллиан, как-бы подтверждает такой взгляд, когда отвечая на вопрос: «Разве мы крестимся тою же самою водою, которая была при начале мира? – говорить:» «вода может быть не совсем та самая, но она одного с нею рода... Всякий род воды по тому преимуществу, что вверху ее носился Дух Святый, имеет силу и способность обратиться в таинство освящения, когда призван будет Бог для совершения сего действия. Дух Святый немедленно нисходит и, остановясь вверху воды, освящает ее присутствием своим. Вода, освященная таким образом, облекается такою силою, что сама себя может освящать. Впрочем, она имеет особенное отношение к намерениям Божиим при совершении крещения: мы осквернены грехами, вода способна нас от них очищать»773. Такое свидетельство, очевидно, также ясно говорит об освящении воды в III веке, как и свидетельство Киприана. Впрочем, свидетельство последнего более категорично, притом из него видно, что освящение воды в III веке уже ставилось первым условием ее действительности при крещении.

Каким образом совершалось самое освящение, понятие об этом подробно дают нам Апостольские Постановления. «Потом, (после помазания елеем) говорит их автор, приходит крещаемый к воде. Священник благословляет и прославляет Владыку Бога – Вседержителя, Отца Единородного Бога, благодаря, что послал Сына Своего вочеловечиться для нас, чтобы спасти нас, что потерпел, чтобы Он в вочеловечении был послушлив во всем, проповедал царство небесное, прощение грехов, воскресение мертвых. Сверх сего он молится Самому Единородному Богу после Него и чрез, Него благодарит Его, что подъял за всех смерть на кресте, в образе которой, дал крещение пакибытия, прославляет также, что во имя Христа Бог Господь всего, во Святом Духе не отринул рода человеческого, но в различные времена являл о нем различное, промьшление, как то: о самом Адаме в раю, сначала дав ему в жилище, для наслаждения, рай, потом промыслительно преподав заповедь; когда же он согрешил, то по правосудию изгнав его оттуда, а по благости не отринув его совершенно, но и потомков его преемственно наставил различным образом, ради его в конец века послал Сына Своего сделаться ради человеков человеком и воспринять все немощи человеческие, кроме греха. Его и теперь пусть призывает священник при крещении и говорит: «призри с небесе и освяти воду сию, даждь ми благодать и силу, яко да крещающийся, по заповеди Христа Твоего, Ему сраспнется и соумрет, и спогребется, и совостанет во усыновление, еже о Нем, умрет убо греху, живет же правде»774. Из этого общего описания ясно, что молитва при освящении, по преимуществу, носила благодарственно-хвалебный характер, почему вероятно и получила название περί τοῦ μυστικοῦ δατος εύχαριστία775. и только yжe в конце ее присоединялось прощение об освящении воды.

Употреблялись ли при крещении в этом случае, кроме ;молитвы еще какие-либо внешние действия, мы не имеем свидетельств. Однако здесь нельзя никак отрицать употребления крестного знамения, если припомнить свидетельство Тертуллиана о повсюдном его употреблении. Можно также предполагать в данном случае и употребление дуновения, как это делается теперь. Ручательством за такое предположение служит тот факт, что при заклинаньях, назначавшихся к отогнанию злых духов, уже в это время употреблялось и дуновенье. А освящение воды в это время как мы видели выше, имело целью тоже самое, то есть отогнание из, воды злых духов, для которых вода, еще: по. древнему. верованию, служила, местом жительства.

Какое местo в крещальном акте занимало освящение воды, нам не сохранилось указаний. Однако, согласно свидетельству Апостольских Постановлений, можно предполагать, что совершение этого акта следовало за помазанием елеем.

В IV и V веках об освящении воды, предназначенной для совершения крсщения свидетельствуют: святый Кирилл Иерусалимаский, Василий Великий776 и другие. Первый из них говорить: «внимательно взирай на сию купель, не как на простую воду, по как на духовную благодать, подаваемую: вместе с водою..., простая вода, по призвании на нее Святого Духа, Христа и Отца, приобретает силу святости»777. Самое совершение акта получило в это время более широкое развитие. Освящение совершалось посредством особых, «священных призываний», соединенных с троекратным крестовидным возлиянием в нее «всеосвященного мира» и с пением священной песни вдохновения богодухвовенных пророков, как говорится в творении: De Ecclesiast. Hierarchia»778.

Под последнею, по изъяснению свят. Максима Исповедника, нужно разуметь «ХХVIII"-й псалом Давида: «Глас Господень на водах» – и «аллилуиа»779. Сверх этого, здесь же употреблялось и крестное знамение. «Крещение, говорит Aвгустин, то есть вода спасения, не бывает водою спасения если вода не освятится во имя Христа, пролиявшего за нас кровь свою и не запечатлеется знамением креста»780. В подобном же роде мы в данном случае находим свидетельства и у других писателей IV и V веков, – как то Виктора Утического781, Григория Нисского, Златоуста и т. д.782.

Что касается до VI и VII веков, то за это время мы не имеем свидетельств. Но что и в этот период существовало освящение воды, назначенной для крещения, этот факт, конечно, не может полежать никакому сомнению. Все элементы, которые, входили в крещальный чин в IV и V веках, мы находим в нем и в VIII веке. Тоже самое нужно сказать и относительно освящения воды. Естественно отсюда, что и в VI и VII веках этот акт существовал в крещальном чине наряду с другими актами. Но в каком виде он существовал в это время, как совершалось освящение воды, были ли в этом случае какие-либо изменения до VIII века, или же нет, – это другой вопрос, вопрос, в ответ на который ничего нельзя сказать определенного. Известно только, что молитва, которая теперь читается при освящении воды, по времени своего происхождешн относится к этим векам и приписывается Софронию, патриарху Иерусалимскому 783 .

В VIII веке, как и прежде, освящение воды составляло один из самых необходимых актов цельного крещального чина и уже настолько тесно было соединено с последним, что представляло собою лишь часть крещального чина в собственном смысле слова. Как в последующее время, так и в этом веке, по месту, занимаемому в целом крещальном чине, освящение воды предшествовало всем остальным составным его актам и, так сказать, открывало собою совершение крещения. Имея в виду последний факт и приступая к изложению освящения воды в VIII веке, мы будем рассматривать этот акт не сам в себе, а как первую составную часть крещального чина VIII века. В каком же виде совершалась эта часть в данное время?

В настоящее время пред началом этой части крещального чина говорится, что священник надевает белые, священные одежды, становится пред купелью и «прием кадильницу» кадить около первой.

В чине VIII в. мы не видим указания ни на то ни на другое; тем не менее отрицать существование того и другого в практике VIII в. нет никаких оснований. Правда с какого именно времени стал практиковаться при крещении обычай каждения окрест купели, – нам неизвестно. Однако принимая во внимание тот факт, что уже Амвросий Медиоланский и Златоуст распространяют курение фимиама и употребление кадильницы на все христианское богослужение784, с полною вероятностью можно предполагать, что он получил свое начало в самой глубокой древности и это тем более несомненно, что курение фимиама есть одно из естественных символических богослужебных действий, всегда употреблявшееся не только в богослужении христианском, но и в языческих богослужебных обрядах. Равным образом нельзя отрицать здесь за это время и употребление другого обычая – совершать крешение в облачении белыми одеждами. За древность его упртребления при крещении с одной стороны говорить важность самого акта крещения, а с другой – связь его совершения в древности с общественным богослужением. Начальных возгласов: «благослови владыко» и «благословенно царство» – мы также, не видим в чине VIII века, но они, особенно последний, естественно, предполагаются сами собою. Затем как и теперь, произносилась ектиния, (Diaconica S. Sabbae pro Baptismo) далеко, впрочем, отличная от, употребляемой теперь. Сравнительно с употребляющеюся ныне, она заключала в себе только следующие прощения и в таком порядке. «Миром Господу помолимся». «О свышнем мире» «О святом храме (οκον) сем»... «О еже освятитиса»... «О еже ниспослати, на них (воды) Господу благодать избавления» и пр... «О еже благословитися водам сим наитием Святого Духа»... «О еже прийти» и проч.... «О еже благословитися им, яко водам Иорданским»... «О еже уничтожитися в них всякому, действу враждебного душегубителя».... «О еже быти в очищение души и тела черпающим и принимающим от них»... «О еже показатися крестившемуся в них яко светилом неба без нечистоты и порока»... «О еже, избавиться ему» и проч.785. Таким образом ектиния VIII в., будучи отлична по своему составу, была при этом короче употребляющейся ныне.

Во время пронзношения диаконом ектинии священник, как и теперь, читал молитву: «Благоутробный и милостивый. Боже», в которой молит Бога даровать ему силу на совершение таинства786, причем и конец этой молитвы, то есть, «аминь», как и теперь, произносил про себя. По окончании же ектинии, в услышание всех произносил молитву: «Велий еси Господи», совершение которой до самаго назнаменования было одиноково, как и теперь787. После этого совершал дуновение на воду и знаменование ее. Дуновение в VIII веке предшествовало знаменованию, то есть, в этом случае действия совершались наоборот, сравнительно с современною практикою. Дуновение совершалось трижды788; что же касается до знаменования воды, то и оно совершалось также трижды и, кажется, одним перстом, потому, что в манускриптах VIII века мы читаем: καί σφραγίζει τῷ δακτύλω τρίς789. При совершении последних действий, священник трижды произносил, слова: «Да сокрушатся под знамением креста Твоего вся сопротивные силы», и за тем читал молитву: «молимся Тебе, Господи, да отступят от нас, вся воpдушные» и проч: Заключение рассматриваемой части было тоже, что и теперь, то есть, по ответе на молитву: «аминь», – Священник произносил: «мир всем, а диакон – «главы, ваша Господеви приклоните»790.

Чин Х-в по отношению его рассматриваемой части дает нам сведения несколько полнее, но вместе с тем укзывает новые особенности в ее совершении. На этот раз уже ясно говорится, что совершающий таинство крещения должен облачаться в белые священные одежды и самое совершение его начинать каждением окрест купели, тотчас за последним действием здесь еще рекомендуется благословение воды свечею, чего мы теперь не видим, но каковое действие практиковалось и после. Про начальные возгласы как прежде, так и здесь не упоминается791. Великая ектиния излагается здесь также, как и в предыдущем списке, она короче настоящей, но отлична от нее, как от первой перестановкою некоторых прошений, причем одно прошение изложено в другом виде, нежели теперь. Состав ее таков именно: «Миром Господу помолимся», «О свышнем мире» «Об архиепископе нашем»... «О еже возродитися»... (Прошение неоконченное у Гоара, но кажется; несмеющееся в современном чине). «О еже ниспослатися»... «О ныне приходящем ко св. крещению и о спасение его"… «О еже быти ему воде сей банею пакибытия»... «О еже избавитися ему». «Пресвятую»... Все остальное в рассматриваемой части совершалось буквально также, как и в практике VIII в.792.

В ХIII веке рассматриваемая часть крещального чина по своему совершению гораздо ближе, стоит к современной практике. За это время мы уже не видим знаменования воды свечею793. Дуновение и назнаменование воды совершалось так: священник дул на воду трижды и знаменовал ее чрез погружение перстов794.

Но в XIV веке мы снова, встречаемся, с особеностями в совершении этой части крещального чина. Как и в VIII-X веках, чин, начинался произнесением ектинии. Но эта ектиния произносилась не одинаково. По одному чину она, кроме обычных прошений, заключала в себе еще пять прошений в форме, близкой к настоящей (за исключением двух прошений)795. Между тем по другому чину в этой ектинии заключается только три прошения (кроме обычных) и притом в такой форме, ύπέρτοῦ καταφοιτῆσαι τοῖς δασι τούτοις τήν καθαρτινήν τῆς ύπερουσίου τρίαδος. ΄Yπέρ τού τέκνου φωτός άναδεχθῆναι τόν έν αύτῷ βαπτιζάμενον. ΄Yπερ τοῦ σκευος γενέσθαι πρός ύποδόχην τοῦ θεοδότου μύρου796. Таким образом в данном случае практика греческой церкви XIV века отличалась от практики и предидущего и последующего времени.

После ектинии следовало произношение про себя молитвы «Благоутробный и милостивый Боже», и затем священник возглашал «Велий еси Господи». Но этот возглас, а равным образом и дальнейший «Сам убо человеколюбче», – произносились однажды797. Слова: «Да сокрушатся под знамением»... также произносились однажды. Но действия при этом возгласе совершались не одинаково. По одному чину при этом совершалось троекратное дуновение798, а по другому, троекратное дуновение и затем троекратное назнаменование перстом в воде799. Заключение рассматриваемой части в одном требнике такое же, как и теперь то есть, произносились возгласы: «Мир всем».., «Главы ваша», а по другому эти возгласы произносились позднее800.

Что касается до устава пред крещением, то в одном случае говорится только о каждении вокруг купели, а в другом – и о поклонении совершителя таинства и о назнаменовании (троекратном) свечею801.

В следующее затем время мы снова встречаем эту часть крещального чина с некоторыми отличиями от совершения ее и в предыдущее, и в позднейшее время. Так по изложению у Симеона Солунского, она совершалась так: «купель наполняется водою и зажигаются свечи... Архиерей кадить вокруг купели... потом благословляет царство святой Троицы. Потом, когда диакон читает мирные молитвы :и прошения (ектинии), а народ взывает – «Господи помилуй» – архиерей молится втайне за себя... (указывается, на молитву, – «Благоутробный и милостивый Боже»). Когда исполнятся прошения, архиерей, окончив молитву, возглашает: «велий еси, Господи, и чудны дела Твоя». И восклицает это три раза. Потом, вознося молитву к.. Сыну Божпо... и умоляет Его прийти и наитием Святого Духа освятить воду... молить и соделать ее источником нетления и проч. Потом, спустя немного, опять троекратно дует на воду и опять знаменует ее рукою, изображая крест и говорит: «да сокрушатся под знамением образа креста Твоего вся сопротивные силы, – и прочее также возглашает... чтобы не таилось в ней ничто лукавое»802. – Анализируя этот отрывок, мы видим в, что особенности того времени в совершении начинательной части крещального чина группируются главным образом в объективном элементе и заключаются в следующем. Назиаменование води было двоякое – троекратное и однократное. Первое совершалось пред произнесением слов: «и даждь ей благодать избавления» и пр., где в настоящее время мы не видим ничего подобного. При этом, кажется, слова: «ты убо человеколюбче Царю прийди и ныне наитием Святого Духа, и освяти воду сию» едва ли произносились трижды, как теперь. Другое зиаменование по своему месту вообще соответствует нынешнему но было однократным, а не троекратным, как теперь и совершалось не прежде, а после дуновения. Последнее совершалось не однажды, как в настоящее время, а трижды. Вместе с особенностями в совершении этих действий – что также отлично от практики настоящего времени – слова: «да сокрушатся под знамением креста» и проч. произносились однажды и произношение их сливалось с чтением молитвы: «Молимся Тебе, Господи» и пр.

Между тем, по имеющемуся у нас под рукими крещальному чину ХV века, эта часть изложена гораздо короче. Устава перед самым чином положительно никакого нет; великая ектиния излагается буквально в таком же виде, как мы видели в одном чине XIV века803; возгласы: «Велий еси Господи»..., «Сам убо человеколюбче» произносились трижды, а «Да сокрушатся под знамением»... однажды. При произнесении последних слов совершалось только одно троекратное дуновение804.

В XVI веке наряду с современным изложением рассматриваемого отдела чина крещения, мы встречаем и существование его еще с особенностями. Так в одном евхологии этого времени, как и прежде, мы не находим никакого устава пред крещением. Великая ектиния, кроме общих прошений, по одному чину, заключала в себе все уже 12-ти прошений, а по другому (кроме только обычных) 4 прошения и притом в таком виде: «΄Yπερ τν δούλων τοῦ Θεοῦ τν νεοφωτίστων καί τῆς σωτηρίας αύτν. Yπέρ τοῦ άγιασθῆναι τό δωρ τοῦτο τδύναμει καί έπιλυτήσει καί ένεργει αύτοῦ άγίου Πνεύματος ΄Yπέρ τοῦ άναδείξαι αύτῷ πηγήν δατος άλλόμενον είς ζωήν αίώνιον. ΄Yπέρ τοῦ καταπεμπθῆαι… ΄Yπέρ πάντων τῶν χρηζόντων τῆς παρά τοῦ Κυρίου βοηθείας«805.

В дальнейшем изложении последний чин не представляет особенностей; только в заклключении мы не находим возгласов: «Мир всем»... «Главы наша». Что касаегся до действий пред возгласом: «да сокрушатся под знамением...», то они изложены в таком роде: «καί έμφυστῶ δατι καί σταυρῶν έν άυτῷ (?) Ἐνχαράξας τρεις λέγει: Συντριβήτωσανλεγει γ΄ χαράττων καί σταυρῶν τῷ δατι»806. По другому чину рекомендуется прежде, делать троекратное дуновение, потом троекратное назнаменование807.

Начиная с XVII века и до последнего времени изложение предмета настоящего чина мы находим в греческих евхологиях совершенно без измениения и без отличия от современной практики греческой церкви.

В русской церкви, в современной ее практике, рассматриваемая часть крещального чина совершается почти буквально тожественно с греческою практикою в этом случае. Отличая заключаются только в следующем. В ектинии, произносимой диаконом, в греческом крещальном чине мы не находим прошения о Государе, а прошение о Синоде заменено прошением об архиепископе808. Далее, в нашем требнике говорится: «и знаменает воду трижды, погружая персты в воде, и дунув на ню глаголет»; в греческом же евхологии809 читаем: «и дунув на воду, знаменает трижды»810.

Относительно совершения этого акта в практике русской церкви самого раннего периода мало сохранилось сведений. Такт, за XII веке известно только то, что вода крещения трижды осенялась крестным знамением – и более ничего811.

За ХIII век в данном случае неизвестно ничего. Что касается до ХIV века, то, судя по крещальным чинопоследваниям этого времени, мы имеем право сказать, что акт освящения воды для крещения совершался тогда сходно с позднейшею практикою. Главные особенности заключаются только в произношении великой ектинии, которая в то время, исключая общих вступительных и заключительных прошений, содержала в себе только два прошения об освящении воды и два о крещаемом812.

Таким образом в XIV веке великая ектения, произносимая при крещальном чине, была короче. В таком же виде мы находим ее и в XV веке813, то есть и в это время всех прошений, кроме общих, в ектинии было только 4-ре814. Вместе с этою особенностью, мы замечаем и другую, именно, при начале крещального акта, кроме каждения окрест купели, последняя еще благословлялась свечею трижды815. По всей вероятности, подобная практика перешла к нам из практики греческой церкви, где хотя и однократно, в древности, при освящении крещальной воды употреблялось и это действие. В русской практике этому знаменованию свечею придавалось большее значение. Так, можно судить потому, что этот акт иногда совершался среди ектинии, при произношении прошений, имеющих отношение к освящению воды, и священник только уж при этом произносил возглас: «Благословенно царство»816. Благодаря тому, что практику подобного рода мы находим, еще в богослужебных памятниках церкви сербской817, ее едва ли можно назвать самобытною в русской церкви.

Возглас «Велий еси Господи»... иногда произносился однократно818, а иногда троекратно819; в последнем случае священник трижды благословлял воду820. Возглас: «Ты убо человеколюбие»... произносился однажды821, а иногда трижды, вместе с последующими словами822.

Что касается до действий при последнем возгласе, то в этом случае повелевается делать различное; по одному чину только нужно дуть трижды823, по другому нужно делать так, как и теперь824, а по иным нужно трижды дуть на воду крестообразно и перекрестить (благословить) рукою, не погружая в воду перстов825.

В XVI веке, как и в предыдущем, прежде произнесения великой ектении священник, покадив вокруг купели, благословляет, воду свечею трижды826. Свечи эти; при том, иногда гасились в воде после благословения ими последней827.

Великая ектения по своему составу и теперь была короче настоящей и заключала в себе только два прошения об освящении воды и два о крещаемом, исключая, конечно, общих прошений828. После молитвы: «Благоутробиый и милостивый Боже» трижды произносился возглас: «Велий еси Господи», но возглас «Сам убо человыколюбче» произносился однажды829. Возглас: «Да сокрушатся под знамением» по одним требникам произносился однажды830, другим, нераздельно с дальнейшими словами произносился трижды831. Что касается до действий при этом, то по одному требнику они совершались также, как теперь832, а по другим священник дул на воду трижды и трижды благословлял ее, не погружая при этом перстов своих в воде833, по третьим, наконец совершалось только дуновение, но благословения не было834. При троекратном дуновении в одном требнике повелевается еще трижды благословлять воду свечею835. В последнем случае акт благословения свечею перенесен сюда из начала чина крещeния. Соединение его с главными словами освятительной молитвы еще более подтверждает наше мнение о воззрении древней русской практики на рассматриваемый акт. Возгласы при заключении акта освящения воды: «Мир всем и Главы ваша».. по одним требникам полагались836, а по другим нет837.

Практика прежнего времени – благословлять воду свечами и погружать их долго держалась и в XVII веке и в большинстве изданий требников первой его половины устав пред крещением излагался обыкновенно в таком виде: «приходит (священник) к купели на воду... Прежде же принесене воде быти и свечам возженным четырем и поставленным окрест ей (купели)... и по сем (по каждении) знаменает воду свечами трижды и погружает их»838. Но уже в потребнике 1635 года мы встречаем повеление только знаменовать воду свечею трижды839. Собор 1666 – 1667 годов еще яснее запрещает это делать: «такожде» повелеваем, говорят отцы этого собора, чтобы не погружати в купели свещи в начале действа святого крещения, зане сие предание и чин не есть во святей восточной церкви и таинства никакого являет, токмо суемудpиe и бесчиние но да творят по чину святые восточные церкве: быти окрест купели трием свечам на свещницах возженным до совершения действа, зане сие являет и таинство; а еже погружати и действовати без возжения свещ (окрест купели), не есть таинство, токмо безчиние и безумствование840.

Великая ектиния в различных изданиях имеет различный состав. В потребнике 1636 года и предшествовавших изданий она имеет всего только 12 прошений841. В чинопоследовании крещения приходящих от ересей, напечатанном в потребниках Иосафофском 1639 года и Иосифофском таже великая ектиния имеет шестнадцать прошений842. Наконец в том же потребнике Иоасафа 1639 года и последующих изданий она состоит уже из двадцати прошений, при чем, сравнительно с ектиниею до 1636 года, состоявшею из двенадцати прошений, прибавлены следующие прошения: «О святом храме сем»... «О еже приити на воду сию»... «О еже просветитися нам просвещением»... «О еже показатися ей отгнаний»... «О еже достойну бытии»... «О еже быти ему срослену»... «О еже сохранити ему одежду крещения»... «О еже услышати Богу»..843. Возглас «Велий еси Господи» всегда произносился трижды, но вместе с тем иногда трижды же произносился и возглас: «Ты убо человеколюбче»844.

Дальнейшее изложение рассматриваемой нами части, крещального чина в требниках XVII века одинаково с настоящим. Только этого нельзя сказать относительно действий при возгласе; «да сокрушатся»... В это время почти во всех требниках, изданных до исправления, относительно этих действий говорится; «и дунет на воду трижды, погружая персты крестообразно»845.

Вообще же из только что сказанного в данном случае относительно русской практики XVII века, очевидно, что характер рассматриваемых действий еще за первую половину его приблизился к современному их совершению, и даже бывала в данном случае и практика одинаковая с современною846.

* * *

739

Правосл. Исп. ч. I, вопр. 102. СПб. 1840, стр. 77.

741

VIII, 36, 38.

742

X, 47, 49.

743

Иустин. «Apolog. I», n. 61. Curs.Compl. Patrolog. Ser. Graec. Tom. VI, col. 420; в русск. пер. «Памяти древ. хр. письм.» Том I, стр. 101.

744

Кирилл Иерус. «Catech. III», n.4, Curs. Compl. Patrol. Graec. Tom. XXXIII, col. 429; по русск. пер. М. 1855. стр. 40–41. Ср. Григорий Богосл. «Orat. XL in sanct. Bapt.», n. VIII. Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. XXXVI, col. 368; по рус. пер. «Твор. св. Ор.». Т. III. стр. 277. Василий Вел. Lib. «De Sanct. Spirit». Cap. XV. Curs. Compl. Patrol. Tom. XXXII, col. 132–133».

745

Августин. «In Ioan. Tract. XV», n. 4; Curs. Compl. Patrol. Ser. Lat. Tom. XXXV, col. 1512.

746

Иоанн Дамаск. «Точн. Излож. Прав. Веры», кн. 4, гл. 9. стр. 236. Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. XCIV, col. 1121.

747

Bingham «Antiquit. Eccles» Vol. IV, Lib. XI, cap. II, pag. 153.

748

Феодорит. «Haeret. fabul.», lib. cap. X. « Οτοι δέ φασι, μή χρῆναι τά θεῖα μυστήρια, άοράτων ντα σὐμβολα δί όρωμένων έπιτελεῖσθαι πραγμάτωνΛιά τοῦτο, οτε βαπτίξουσι τούς προςώντας, ούδέ έπιτελεῖται πάρ αυτοῖς τοῦ βαπτίσματος μυστήριον». Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. LXXXIII, col. 360.

749

Иреней Лионский. «Contra Haeres». Lib I, cap. XXI, n. 1–2. Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. VII, col. 657–660. В русск. Пер. (Преображ.) М. 1871, стр. 81–89.

750

Bingham «Antiquit. Eccles» Tom. IV, lib. XI, cap. II, pag. 154.

751

Епифаний Кипрский, «Haers. XL», de Archonticis. Cursus. Compl. Patrol. ser. Graec. Tom. XLI. col. 680: в русск. пер. «Твор.» гл. II, М. 1864 г., стр. 111.

752

Они не считали крещение установленным Иисусом Христом, руководясь словами Иоанна: «аз крещаю вы водою, грядый же по мне, той вы крестить Духом святым и огнем» (Philostr. «De haeres», cap. LVg 1721, pag 112), и сообразно с этим признавали крещение огнем, о каком крещении упоминается у Климента Александрийского. "Bingham Antiquit. Eccles» Tom. IV, lib XI, cap. II, pag. 155.

753

Августин. «De haeres», cap. XLVI: «Baptismum in aqua nihil cuiquam pergibent salutis adferre: Nec quemquam eorum quos decipiunt baptisandum putant». Curs. Compl. Patrol. Ser. Lat. T. XLII, col. 38.

754

Нужно, однако, заметить, что и в древней церкви дозволилось иногда совершать крещение не посредством воды, а и другою какою-либо жидкостью, но дозволялось только в самых исключительных случаях, – когда грозила явная опасность кому-либо умереть без крещения, а воды между тем нельзя достать. «Presbyter, говорит напр. папа Сирицый, qui in vino baptizal proximo necessitate, ut aeger non periclitetur, protali re nulla ei culpa adscribitur. Si vero aqua aderat, et necessitas talis non urgebat, bic communione privetur. Instans vero ille, si in sancto Trinitate baptizatus est, et in baptismo permaneat. Augusti. Denkwürdigkeiten. Band VII, S. 205.

755

См. выше, стр. 242, цит.I.

756

Макарий. Догматич. Богосл. Том IV, стр. 108.

757

Филарет (иером.) «Опыт слич. Церк. чинов. по кн. изд. при перв. пяти патр. М. 1825, стр. 28.

758

Требн. ркп. Сол. Библ. №1112, л. 126.

759

Служебн. XV в ркп. Библ. Мос. Дух. ак. №85, л. 163. (Филар. иером.) «Опыт слич. чинов. по кн. изд. При перв. пяти патр., (стр. 25) Ср. Треб. ркп. Волокол. Библ. №88, л. 143 об.–144, ркп. М. Синод. библ. №358 л. 174; №378, л. 493; ркп. Троиц.-Серг. лавры №224, л.128 об.–129 (Дмитриевский. Богослуж. в русск. цер. в XVI в ч. I. стр. 284); ркк. сол. биб. №1085. д. 180; №1090, л. 215; №1099.

760

Руков. для сельс. паст. 1860, кн. III, стр. 8.

761

«Инструкц. благоч. церк.», пункт 20. Изд, СПб. 1820 г. л. 5 и об.

762

Starczewski. «Histor. Rutlien Scriptor.» Vol. I, Berol. et Petropol. 1841 г., I. Gerberst. «Comment. Ser. Moscovit». Pag. 26, XV. Ioan. Lasic, «De russorum religion. Et rilibus narratio» pag. 39; в русск. перев. Орловск. Епарх. Вед. 1866 г. №12, стр. 688.

763

Swainson. The greek Liturgies, Lond. 1884, postseripl pag. XLVI.

764

Binterim. «Denkwurdigkeiten». Band. I, Theil. I, s. 109.

765

Хойнацкий. Практич. Руков. Черниг. 1879 г., стр. 11. В этом случае, если принять во внимание представленное выше место их « ή διδαχτῷν άποστόλων», – русская практика имеет за себя древнее церковное постановление.

766

Игнатий. «ad Ephes.» cap. XXIII Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. V, col. 660; в русск. перев. (Преображ.) «Послания Игнатия» стр. 384.

767

Ириней «Contra Haeres». Lib. I, cap. XXI, n. VI, Curs. Compl. Patrol; Ser:Grace. Tom. VII,! col. 664–665; Cp. ibid. n. V. Curs. Compl. Patrol. ibid. col 665; в русск. пер. (Преображ) M. 1871, стр. 90–91.

768

Ириней Лионский. Fragm. XXV, Curs. Compl Patrol. ibid. col. 1248;по русск. пер. (oтp. 32.) Преобр. M. 1871. стр. 707;

769

Василий Bеликий. «De sanclo Spirita», cap. XXVII. Curs. Complet. Patrol, Ser. Graec. Tom. XXXII, col. 188; «Твор. Васил. Вел». рyсск. пер. ч. III. M. 1846. стр. 332.

770

Киприан. «Episl; LVII ad Ianuar», cap. I Curs. Compl. Patrol Ser. Lat. Tom. III. col. 1039. Quomodo autem mundaro et sanctificare aquam potest, qui ipse immundus est. et apud quem sanctus spiritus non esl.. ? «Твоp. Кипр» в русск. пер Том I. Киев. 1860, стр. 273.

771

Киприан Ibid. Curs. Comp. ibid. Oportet ergo mundare et sanctificare.aquqm prius a sacerdole, ul, possit baptismo, sno peccata bominis, qui baptizatur. abluere... Cp. в русск. пер. ibid.

772

Тертуллиан. «De Bapt.» cap. V, Curs. Compl. Patrol. Ser. Lat. Tom I, col. 1205; в русск. Перев. Карнеева. Спб. 1847. ч. II, стр. 9–10.

773

Тертуллиан. Ibid. cap. IV, Curs. Compl. Patrolog. Ibid. col. 1203–1204; в русск. пер. Карнеева. ч. II, СПб. 1847 г., стр. 7–8.

774

«Constitul. Apostol». Lib. VII, cap. XLIII. Curs. Compl. Patrolog. Ser. Graec. Tom. I, col. 1044–1045; в русск. пер. стр. 241–242.

775

«Constitul. Apostol». Ibid. Curs. Compl. Patrolog. Ibid. col. 1044.

776

Василий Великий. «De Spirit. Sanct. Cap. XVII. Curs. Complet. Patrol. Ser. Graec. Tom. XXXII, col.–148. По русск. пер. «Твор. Вас. Вел.» Т, III, стр. 332.

777

Кирилл Иерусалимский. «Catech III», n. 3. Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. XXXIII, col 428–429. Ср. «Твор. Кирил. Иерусалим.», в русск. пер. стр. 40.

778

«De Ecccles Hierarch», cap. 11, II, n. 7.; Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. III, col. 396. «… ερχεται (иерарх) καί τό ταύταις δωρ ταῖς έπικλήσεσι καθαγόσας, καί τρισί τοῦ παναγεστάτον μύρου σταυροειδέσι χύσεσι τελειωσας αύτό, καί ταῖς τοῦ μύρου πανιέροις έπιβολαῖς ίσαρθμῶς τό ίερόν τῆς τῶν θεολήπτων προφητῶν έπιπνοίας μελώδημα συνεπιφθαγξάμενος, κελεύει τόν νδρα προςκομισθῆναι». Ср. «Писания Отц. И учител. Относящ. к богосл.». ч. I. СПб. 1855, стр. 35.

779

Максим Исповедник. Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom IV, col. 125; в русск. пер. ibid. стр. 47–48.

780

Августин. «Serm., CCCLII», Cap. 1. n, 4. Curs. Compl. Patrol. Ser., Lat. Tom. XXXIX, col. 1551... Baptismus, id est, salatis aqua non est salutis;nisi Christi nomine consecrafa; quj pro nobis sangninem fudit, cruce ipsius! aqua signatur.

781

Виктор Утический. «De persecution. Vandalica» Lit. II, cap. XVII. Curs. Compl. Patrol. Ser. Lat. Tom. LVIII, col. 216.

782

Turnelius. «De Baptismo». Curs. Compl. Tom. XXI, col. 310–311.

783

Goar. » Ευχολογ», pag. 370.

784

Иннокентий. «Начерт. Церк. Истор.» отд. I. СПб., 1837 г. стр. 186.

785

Goar. » Ευχολογ«, MS. Barberinum S. Marci, pag. 292–294.

786

Ibid. pag. 294.

787

Ibid. pag. 294.

788

Goar. » Ευχολογ», pag.

789

Ibid.

790

Ibid.

791

Ibid., pag. 291.

792

Ibid.

793

Ibid. pag. 291–2; cp. Pag. 294.

794

Ibid. pag. 291. not. 1.

795

Τακτικον, ркп. М. Синод, библ. № 279, л. 323–4.

796

Ευχ. ркп. Рум. Муз. Сев. собр. № 472, л. 211 об.

797

Τακτικον, ркп. Моск. Синод. библ. № 279, л. 224–29. ркп. Румян. Муз. Сев. собр. № 472, л 211 об-216.

798

Ευχ. ркп. Румян: Муз. Сев. собр. № 472 ibid.

799

Τακτικον, ркп. Моск. Синод. библ. № 279, л. 224–29.

800

Ευχ. ркп. Румян: Муз. Сев. собр. № 472, л. 211 об.–216; ср. Τακτικ. Ркп. Син. Библ. №279, ibid.

801

Ευχ. ркп. Румян: Муз. Сев. собр. № 472, л. 211 об.; ср. Τακτικ. ibid.

802

Симеон Солунский. «De Sacramentis», cap. LXII; Curs. Compl. Palrol. Ser. Graec. Tom. CLV, col. 224–225; ср. в pycск. пер. «Писан, отц. и учит, относящ. к истол. бoгосл.» Том II, стр. 62–64.

803

. Ευχολ. ркп. Москов. Синод, библ № 280, л. 91 об.–92; ср. Ευχ. ркп. Румянц, Муз. Сев. собр. № 472, л. 211 о6.–212. Между прочим у Гоара по Барбериновскому списку №88 приводится другая ектиния более пространная и заключающая в себе 9 прошений, кроме общих.

804

Ευχολ. ркп. Москов. Синод. библ. № 280, л. 92–95. В том же помянутом МS, по-прежнему рекомендуется деать сперва троекратное дуновение на воду, а затем троекратное знаменование ее перстом.

805

Ευχολ. ркп. муз. Сев. собр. № 473, л. 13–14; ср. Ευχολ. ркп. М. Синод, библ № 343, л. 8.

806

Ευχολ. ркп. М. Синод. библ. № 343, л. 8–12.

807

Ευχολ. ркп. Румянц, Муз. Сев. собр. № 473, л. 14–17.

808

Нужно впрочем иметь в виду, что у нас под руками имеется только евхологий 1839 г.; очень естественно, что в позднейших изданиях евхология данном случае сделаны изменения согласные с русскою практикою.

809

См. Ευχ. Ed. Benet. 1839, pag. 141.

810

Ср. Goar. Ευχ. pag. 289; ср. «Отлич. В богосл. Обрядах и обычаях греч. и русск. церк.» Христ. Чт. 1871 г. Окт. стр. 567.

811

Русск. Истор. Библ. Т. VI, СПб. 1880, стр. 33, прав. 41.

812

Служ. ркп. Софийск. Библ. №256, л. 100 (Душев. Чтение 1877, кн. II, стр. 265); ркп. Моск. Синод.. б. №347 (Опис. III 1, 32).

813

Служ. ркп. Софийск. Библ. №836, л. 164 об.; №837, л. 129, №839. Л. 71 об. (Душев. Чт. 1877, кн. III, стр. 268); ркп. Моск. Синод.. библ. №373, №371, №375 (Опис. III 1, стр. 158, 164, 201).

814

Ркп. Сол. Библ. Требн. №1085 л. 146 об.; №1086, л. 231 об-235.

815

Служ. ркп. Соф. библ. №837, л. 129 (Душев. Чт. 1877, III, 268; Требн. ркп. Сол. библ. № 1085, л. 176.

816

Требн. ркп. Сол. библ. №1086, л 234. об.–235,

817

Сербск. треб. ркп. собр. Гильфердинга № 22, л. 10, 20. Дмитриевский, «Богослуж. в русск. цер. в XVI в.» ч. 1, стр. 285.

818

Требн. ркп. Сол, библ. № 1107, л. 54.

819

Треб., ркп. Солов, библ. №1085, л. 177; №1086, л. 236.

820

Служ. и треб. ркп. Соф. библ. №839, л. 73. (Душев. Чт. 1877, III, стр. 268).

821

Треб. ркп. Сол. библ. №1107. л. 57.

822

Треб ркп. Солов. библ. № 1085, л. 178 об.

823

Треб. ркп. Сол. библ, №1086, л. 237 об.

824

Треб. ркп. Сол. библ. №1085. л. 178.

825

Треб. ркп. Сол. библ. №1107, л. 56 об.–57; Служ. с требн, ркп. Соч. библ. №839, д. 75. (Душев. Чт. 1877, III, 269).

826

Треб. ркп. Соф. библ. №1062, л. 56 об.; 1063, л. 400 об.. (Странн. 1880, Апр. стр. 558); ркп. М. Синод, библ. №310, л. 52 об.; №358, л. 172; ркп. Волокол. библ. №88 л 188 об.–189; ркп. Троиц. Сергиев. Лавры №224, л. 13 об. (Дмитриевский. «Богосл. в русск. церк. в XVI в.», ч, 1, стр. 284); ркп. Сол. библ. № 1090. л. 212; №1091, л. 138; №1092, л. 7 об.; №1099, л. 27 об.

При этом нужно заметить то, что в данное время священники приступали к совершению крещения нередко в одной епитрахили без риз (Стогл. гл. V, вопр. 23. Каз. 1864, стр. 66), благодаря чему отцы Стоглавого собора нашли нужным постановить, чтобы «детей крестили… во всем священническом сану сполна», (Ibid. гл. XIV, стр. 274]. Благословению свечей, как и прежде, продолжали придавать большое значение; поэтому, наряду с обычною практикою совершать его в самом начале, и теперь существовала практика совершать это действие после слов диакона: «О еже освятитися воде сей»... (Треб. ркп. Синод, библ. №310, л. 52 об.; ркп. Троиц. Сергиев. Лавры №227, л. 259 об. (Дмитриевский. Богосл. в русск. цер в XVI в. ч. 1, стр. 285); ркп. Солов, библ. №1105, д., 203 об.

827

Треб.ркп. Соф. библ. №1085, л. 33 об.; №1086, л. 35, Странн. 1880. г. Апр. стр. 558).

828

Треб. ркп. Солов. библ. №1090, л. 12; №1091, л. 138 об.; №1092, л. 7 об.–8; №1099, л. 27 об,–28: №1105, л. 263; Ркп. Соф. библ. №1061, л 173; №1062, л. 57. (Странн. Ibid). Ср. ркп. М. Синод, библ. №347, л. 123 об. (Опис III, 1, 32); 310, л. 52 об.; №358 л. 172; ркп. Волокол. библ. № 88. л. 188 об.–189; ркп. Троиц. Сергиев. лав. №224, л 124 об. (Дтриевский Ibid); Служ. ркп. Соф. библ. №836, л. 164 об., 837 л 129; №839, л. 71 об. (Странн. Ibid.); ркп. М. С, библ. №373, №374, №375 (Опис. III, 1, 158, 164, 201).

829

Треб. ркп. Сол. библ. №1190, л. 212 об.–213. №1091. л. 139 об.–141, об.; №1092, л. 9 об.–10 об.; №1099, л.29–30; ркп. Син. Библ. №310, л. 53 об.; №378, л. 482 об.; ркп. Волокол. Библ. №88, л. 191 (Дмитриевский. «Богосл. в Русск. цер. в XVI в ч. 1», стр. 286.

830

Треб. ркп. Сол. библ. №1099, л. 29 об.–31 об.

831

Треб. ркп. Сол. библ. №1090, л. 213; №1091, л. 141 об.; №1092, л. 11 об.

832

Треб. ркп. Сол. библ. №1099, л. 30 об.

833

Треб. ркп. Сол. библ. №1090, л. 213; №1091, л. 141 об.; №1092, л. 11 ркп. Син. Библ. №358, л. 176; ркп. Волокол. Библ. №88, л. 191 об.; ркп. Троиц. Сергиев. Лавры №224, л. 127 об.–128; №227, л. 262. (Дмитриевский. «Богосл. в Русск. цер. в XVI в ч. 1», стр. 285).

834

Треб. ркп. Сол. библ. №1105, л. 265 об.

835

Треб. ркп. Соф. библ. №1061, л. 175 об. (Странн. 1880, Апр. 558).

836

Треб. ркп. Сол. библ. №1090, л. 214; №1031, л. 141 об.; №1099, л. 31 об.

837

Требн. ркп. Сол. библ. №1092, л. 12.

838

Треб. ркп. Сол. б. №1098, л, 15 об. 19; №1115, л. 92. №1112, л. 114; №1100; Служ. 1622 г., л. 442; 1635 г. 448 об.–448; треб. 1623 г. л. 168 об.

839

Требн. 1635 г. л. 285 об.

840

Дополн. к акт. историч. Том V, №102, стр. 469.

841

Филарет. (иеромонах). «Опыт слич. чинов по кн. изд. при перв. пяти патр.» М 1875, стр. 22.

842

Ibid., 23.

843

Понятно, конечно, что большею частью эти прошения имели другое слововыражение (Ibid 22–23).

844

Требн. рукоп. Солов. библ. №1098, л. 17 об.–18 об.; №1115, л. 95–96; №1112, л. 118–20; №1100; Служ. 1623 г., л. 444 об.–446; 1635 г. л. 451 об.–3 об.; Требн. 1623 г. л. 171–2 об. и пр.

845

Треб. ркп. Солов. библ. №1115, л. 96 об.; №1112; л. 121 об; №1109; Служ. 1623 г. л. 446 об.; 1635 г. л. 454, Треб. 1623 г. л. 173, 1635 г. №288.

846

Требн. ркп. Солов. библ. №1098, л. 19.


Источник: История чинопоследований крещения и миропомазания : Исслед. Александра Алмазова. - Казань : тип. Имп. ун-та, 1884. - [784] с.

Комментарии для сайта Cackle