профессор Александр Дмитриевич Беляев

Любовь Божественная

Содержание

Предисловие ко 2-му изданию

Введение I. Сущность и свойства Любви Божественной II. Любовь Божественная как внутренняя жизнедеятельность триединого Бога III. Любовь Божественная творящая или всесозидающая IV. Любовь Божественная спасающая или воссоздающая человечество V. Любовь Божественная освящающая или воссоздающая человека  

 

Бог есть любовь.

1Ин. 4:16.

Любовь от Бога.

1Ин. 4:7.

Предисловие ко 2-му изданию

Предлагаемая книга, писанная на ученую степень магистра богословие, первым изданием вышла в 1880 году. Требование на книгу от книгопродавцов и частных лиц многократно поступали к автору и после того, как все экземпляры её были распроданы. По требованием на книгу можно было приблизительно судить и о составе читателей её. Как и следовало ожидать, прежде всего это были ученые богословы, и в особенности те из них, которые по самым служебным своим обязанностям нуждаются в разъяснении христианских догматов, т. е. приходские священники, законоучители светских учебных заведений и преподаватели догматики в семинариях. Но, кроме этого, книга оказалась занимательной и доступной для понимания людей, не получивших систематического богословского образования, а просто только начитанных, охотно уделяющих свой досуг чтению религиозных книг. Мы говорим это со слов самих читателей такого рода. Таким образом круг читателей книги оказался шире маленького кружка собственно ученых богословов.

Как для ученых богословов, так и для простых начетчиков мы считаем полезным сказать несколько слов об отношении нашей книги к систематическим догматикам. Наша книга не может заменить полной системы догматического богословия, потому что в ней изложены и разъяснены не все догматы христианской веры, a только главнейшие; но она может служить дополнением к систематическим догматикам. Прочитавший или изучивший систему догматики или, вообще, знающий христианские догматы найдет в предлагаемой книге разъяснение многих пунктов уже известного ему учение; при внимательном чтении книги ему откроются, надеемся, многие новые стороны в предметах, которые ему знакомы только с внешней стороны. Самое отсутствие в нашей книге дробных делений и подразделений, всего этого ученого формализма и школьного педантизма, столь свойственных системам, может подействовать на ум и сердце читателя её освежающим образом. – Но, служа дополнением к систематическим руководствам по догматике, книга чрез это не лишается самостоятельного значения. Очень многие не имеют ни охоты, ни даже возможности читать и тем более изучать полные системы богословия, а между тем желают читать богословские книги. Для таковых читателей наша книга может быть особенно полезна; потому что в ней, с одной стороны, устранена сухость учебника, изгнаны по возможности непонятные научные термины и изложена она общедоступно, а с другой стороны в ней нет односторонности и узкости, свойственных так называемым монографиям, в которых исследуется какой-нибудь один частный предмет или вопрос: наша книга раскрывает не один, а многие догматы христианской веры, – все главнейшие и некоторые второстепенные. В этом отношении для упомянутого разряда читателей книга наша может с пользой заменять полные системы догматики.

Высказывая эти мысли, мы желаем показать, какое значение может иметь наша книга для тех или иных читателей и как нужно ею пользоваться, чтобы чтение её было наиболее целесообразно и плодотворно. Но мы отнюдь не предрешаем и даже не касаемся вопроса об её научном достоинстве. Судить об этом дело не автора, а достопочтенных критиков, от которых мы и будем ждать разумной и беспристрастной оценки нашего труда.

Вышеизложенные мысли о положении, которое занимает наша книга в ряду других догматических сочинений, и о значении, какое она может иметь для ученых и малоученых, а равно и не прекращающиеся требования на книгу дали автору уверенность в том, что книга его не бесполезна для русского читающего общества, и побудили его приступить ко второму изданию книги. Было бы, по меньшей мере, невниманием к авторскому долгу не давать христиански-полезного чтения, когда на него существует запрос, – невниманием, тем более предосудительным, что, между тем как светские книги читают все, кто только умеет читать, религиозные книги читают немногие; поэтому нужно с поспешностью удовлетворять религиозную любознательность, особенно если она направляется к изучению христианских догматов – предмета величайшей важности. Сообщить сведение и правильные понятия об этом предмете желающим тем необходимее, что с истинами христианской веры даже многие и образованные светски люди знакомы мало и поверхностно, а иные почти и совсем их не знают, или и знают, но не понимают, или, что еще хуже, понимают превратно.

Нам, однако же, привелось помедлить с выпуском второго издания книги. Причина та, что служебные обязанности и текущие дела позволяли нам уделять пересмотру книги только часть времени, а между тем в общей сложности потребовалось много времени и труда для того, чтобы сделать необходимые исправления и дополнения в книге. Благосклонное внимание общества к книге и в особенности священная важность предмета её обязывали автора тщательно и не однократно пересмотреть всю книгу и отнестись к ней строго-критически. Кстати сказать, при критической проверке и пересмотре книги мы воспользовались теми замечаниями, заявленными печатно или изустно, которые мы признали справедливыми, и выражаем авторам их благодарность.

После внимательного и всестороннего пересмотра книги мы сделали в ней исправления и дополнения.

Что касается до исправлений, то они не коснулись ни общего взгляда на исследуемый предмет, ни способов его обработки, ни распорядка материала (кроме одной главы о Св. Троице, которая во втором издании занимает иное место, нежели в первом), ни фактической стороны содержания книги: взгляды автора на предмет, на задачу исследования и на способ осуществления её остались те же. В книге исправлена только литературная сторона её, а именно, изложению в некоторых местах придано больше стройности и раздельности, и устранены многочисленные опечатки, которые в первом издании книги явились не по вине автора. Кроме того исправление касалось употребления ученых терминов: хотя и в первом издании книги мы не употребляли без нужды иностранных слов, которых там вовсе не так много, как показалось одному критику; однако мы нашли возможным устранить из книги некоторые ученые термины, которые были необходимы и уместны в сочинении, писанном на ученую степень, и которые в книге, предназначаемой не для одних ученых, можно с пользой заменить описательными выражениями. Таким образом все исправления не касались существа дела и были не важны.

Гораздо важнее сделанные в книге дополнения. Так, в первом издании совсем не было Введения: во втором издании мы снабдили книгу довольно обширным Введением, в котором мы изложили общий взгляд на предмет книги, на принцип (начало) и способ исследование, а также сообщили и другие предварительные понятия. Цель Введения – помочь читателям обнять содержание книги одним взглядом, облегчить им понимание и усвоение её в целом и частях. Для этой же цели приложено подробное оглавление, которого в первом издании не было. В первом издании было раскрыто учение только о проявлениях любви Божией, a о сущности и свойствах любви было сказано кратко и мимоходом: во втором издании, напротив, этому предмету посвящена целая глава. Наконец, по местам был дополнен самый текст книги вставочными пояснениями, хотя и не обширными. Все это, вместе с предисловием значительно увеличило объем книги.

Нам осталось сделать одно замечание о заглавии книги. Знатоки русского языка советовали нам озаглавить книгу «Любовь Божия», a не «Любовь Божественная». Действительно, слово «Божия» преимуществует пред словом «Божественная» в том, что оно всегда означает принадлежащее или свойственное только одному Богу, тогда как слово «божественный» употребляется и не в собственном смысле, когда им обозначают, напр., какое-нибудь земное совершенство. Таким образом предложенное нам заглавие было бы точнее и определеннее нашего. Но мы предпочли последнее первому по следующей причине. Задача нашей книги – изобразить проявление любви не Бога вообще, при чем бы лица Св. Троицы не различались, и не одного какого-либо Лица Св. Троицы, но всех Лиц её или триипостасного Божества, – изобразить проявление любви Его во всей доступной нашему взору полноте её. A полнота сущности и жизни триединого Бога, по нашему мнению, лучше всего обозначается словом «Божество», которое в этом отношении имеет предпочтение пред словом «Бог». Но имя прилагательное, происходящее от имени существительного «Божество», есть «Божественный», а не «Божий». И так заглавие книги «Любовь Божественная» означает то же, что любовь триединого Бога или Пресвятой Троицы и в этом отношении оно вполне соответствует содержанию книги. Заглавие «Любовь триединого Бога», пожалуй, всего лучше бы определяло содержание книги; но за то могло бы показаться, что это совсем не та книга, которая в певом издании носила заглавие «Любовь Божественная», а нам не желательно вводить читателей в это заблуждение.

Автор.


Источник: Любовь божественная : Опыт раскрытия главнейших христиан. догматов из начала любви божественной / [Соч.] Александра Беляева. - 305, III с. Москва, типография М.Н. Лаврова и К°, 1884. Учебным Комитетом Св. Синода книга эта одобрена для приобретения в семинарских библиотеках. От Московского Комитета для цензуры духовных книг печатать дозволяется. Москва, февраля 6-го дня 1884 года. Цензор Протоиерей Симеон Вишняков.

Комментарии для сайта Cackle