профессор Александр Дмитриевич Беляев

Мерзость запустения, стоящая на святом месте

В речи Иисуса Христа о разрушении Иерусалима и о последних временах мира очень многие изречения, по свойству библейских пророчеств зараз указывать на разновременные, но сходные в каком-либо отношении события, содержат предсказание как о  времени разрушения Иерусалима Римлянами, так и о последних временах. К таким изречениям относятся и слова о мерзости запустения.

Что мерзость запустения, стоящая на святом месте, означает прежде всего опустошение Иерусалимского храма, произведенное Римлянами в 70-м году по Рождестве Христовом, это обнаруживается из сравнения предсказаний Иисуса Христа о разрушении Иерусалима и о злосчастном состоянии всей Иудеи в то время, когда будет стоять мерзость запустения на святом месте, с рассказом о так называемой Иудейской войне иудейского историка Иосифа Флавия.

Иисус Христос сказал: Когда увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте, тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего; и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои. Горе же беременным и питающим сосцами в те дни. Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу. Ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира до ныне и не будет (Мф.24:15–21). Эта речь имеет некоторые важные дополнения в Евангелии от Луки. Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками: тогда знайте, что приблизилось запустение его. Тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто в городе, выходи из него; и кто в окрестностях, не входи в него. Потому что это дни отмщения: да исполнится все написанное. Горе же беременным и питающим сосцами в те дни; ибо великое будет бедствие на земле и гнев на народ сей. И падут от острия меча, и отведутся в плен во все народы, и Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников (Лк.21:20–24). В другой раз, при торжественном входе своем в Иерусалим, Иисус Христос заплакал о нем и сказал: придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне (Лк.19:41–44). Оба предсказания в точности исполнились во время Иудейской войны, которая, вследствие возмущения Иудеи против Римлян, начата была последними под предводительством Веспасиана в 66 г., а, по избрании последнего в 68 г. на императорский престол, продолжена сыном Веспасиана Титом и окончена в 70 г. по Рождестве Христовом. Ужасы этой войны подробно описаны Иосифом Флавием в сочинении: De bello judaico (Об Иудейской войне). Иосиф Флавий не мог намеренно согласовывать свой рассказ с предсказаниями Иисуса Христа о злосчастной участи Иерусалима и всей Иудеи: он был не христианин, а иудей по вере, строгий иудей; он был даже иудейским священнником1. Кроме того он вообще считается историком достоверным.

В чем же согласно его описание Иудейской войны с пророчествами Иисуса Христа, и оправдались ли последние самыми событиям этой войны?

Предсказания Иисуса Христа вполне подтвердились рассказом Иосифа Флавия об Иудейской войне и оправдались событиями во время войны и в последующее время.

Прежде всего, уже то одно, что иудеи не переставали бунтовать против своих могущественных победителей2 и втянули себя в безрассудную войну с ними, оправдало предостережение Иисуса Христа Иерусалиму и вместе предсказание, что он не примет предостережения и в слепоте своей устремится на погибель: О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит  к миру твоему! Но это скрыто ныне от глаз твоих (Лк.19:42). Как при жизни Иисуса Христа Иерусалим вместе со всей Иудеей не узнал, что служит к миру его, потому что отверг и распял своего Избавителя и тем обрек себя на погибель, так и теперь, много лет спустя после смерти Иисуса Христа, сокрыто было от глаз его средство спасения. Иудеи своими глазами видели чудеса при распространении христианства и все-таки продолжили коснеть в неверии во Христа, даже теснили и преследовали христиан и самих Апостолов, как это видно из книги Деяний Апостолов и из Посланий Апостола Павла. Не обладая светом истиной веры, иудеи того времени не имели и политического смысла. Вожаками их  национального  движения были не мудрые и осторожные радетели о пользах отечества, а ничтожные честолюбцы, дерзкие, но неспособные бунтари, искатели приключений. Что Иудея, ничтожная по пространству и количеству населения, не защищенная природою, обессиленная войнами и внутренними распрями и беспорядками, не подготовленная к войне, не имевшая ни одного союзника, осмелилась поднять знамя бунта против такого могущественного врага, как всемирная Римская империя, достигшая около этого времени высоты своего величия, это нельзя объяснить только вспышкой патриотизма, и еще менее ненавистью к иноземному игу, потому что иго было не особенно тяжко. И любовь к отечеству, и оскорбленная национальная гордость, и память о славном прошлом своей родины, и ненависть к языческому завоевателю и чужеземному игу не ввергли бы Иудеи в войну, которая ни в каком случае не могла окончиться для них счастливо и была войной безумной, если бы иудеи не были заражены недугом самомнения.  Здравый патриотизм заставил бы их подождать более благоприятного времени для свержения ига; но самомнение ослепило их глаза, так что они видя не видели, и слыша не слышали, и не уразумели3. Они сами неверием, нравственною испорченностью и умственною слепотой ускорили свою гибель, вместо того, чтобы предотвратить ее. Но хотя они и были достойны своей участи, Бог, по своему милосердию, и их предостерегал, побуждал исправиться, и угрожал бедствиями. Еще живы были некоторые из тех, которым Иоанн Креститель говорил: Порождения ехиднины! Кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния; и не думайте говорить в себе: отец у нас Авраам, ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь (Мф.3:7–10Лк.3:7–10). Быть может оставались в живых и некоторые из тех, которым Иисус Христос говорил: Думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам: но если не покаетесь, все также погибнете (Лк.13:5). Действительно, иудеи, неуверовавшие во Христа, погибли. Во время Иудейской войны на иудеях исполнилось проклятие, которым они безрассудно заклеймили самих себя, когда сказали: Кровь Его на нас и на детях наших (Мф.27:25).

Напротив, иудеи, принявшие христианство, спаслись. По свидетельству историка Евсевия Кесарийского4, находившиеся в Иерусалиме и Иудее христиане, помня предсказание Господне о разгроме Иерусалима, воспользовались Его советом поспешно бежать из Иудеи в горы. Хотя раньше взятия Иерусалима Римлянами не было еще мерзости запустения на святом месте, но сопоставляя предсказания Иисуса Христа с совершавшимися событиями, они догадались, что время это наступает и что поэтому нужно, ни мало не медля, бежать из Иерусалима и Иудеи в безопасное место, а иначе гибель неизбежна. Они вспомнили слова Иисуса Христа:  Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками: тогда знайте, что приблизилось запустение его. Тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы (Лк.21:20,21). Приближение римских войск к Иерусалиму убедило их, что время запустения наступает: и они бежали в город Пеллу, находившийся на границе Иудеи с Сирией, и спаслись от тех нестерпимых бедствий и ужасной смерти, которые выпали на долю оставшихся в Иерусалиме.

Не оправдались ли на них во всей точности слова Иисуса Христа, что из Иудеи нужно было бежать с величайшей поспешностью, чтобы спастись? Спасение этих благоразумных беглецов не указывает ли на то, что именно в это время совершились те ужасные бедствия, одним из которых было и осквернение святыни, поставление мерзости запустения на святом месте?

Вполне исполнилось в это время предсказание Иисуса Христа и относительно тех несчастных, которые или не могли бежать вовремя из Иудеи, каковы беременные и питающие сосцами женщины, или и не желали и не думали бежать, ни принять других действительных мер к спасению5. Поистине было горе им! О безмерной, превышающей всякое описание, силе этого горя совершенно согласно говорят Евангелия и Иосиф Флавий, который не верил в Евангелие, а быть может даже и не знал о предсказаниях Иисуса Христа о страшной участи Иерусалима, и во всяком случае, как иудей, не мог верить им. Различия между предсказанием Иисуса Христа и рассказом Флавия только те, что Иисус Христос в немногих словах говорит то самое, о чем Флавий повествует в подробностях в целом сочинении, что Иисус Христос предсказал об этих событиях за тридцать слишком лет до их наступления, а Иосиф Флавий описывает их, как уже совершившиеся. Иосиф Флавий начинает свое сочинение словами: «Война, которую Иудеи вели с народом Римским, была величайшею из всех, какие видел наш век, или о каких мы знаем по слуху»6. Описание войны представляет подробное раскрытие этого положения. Иерусалим был со всех сторон окружен римскими войсками, так что бывшим в Иерусалиме нельзя было ни выйти из него, ни получить съестные припасы извне, и притом, город был обложен кругом очень скоро. Случилось это во время праздника Пасхи, на который собиралось огромное число иудеев из ближних и дальних мест. От тесноты в городе развились заразные болезни, а вскоре оказался недостаток съестных припасов7. «От голода умирало неисчислимое множество людей» (infinita multitado moriobatur); была гибель неописуемая. Лишь только находили где-нибудь какую ни на есть пищу, начиналась борьба; и самые близкие между собою люди дрались, вырывая друг у друга кусок. Люди ели то, от чего отвращались самые неразборчивые в пище животные; растерзывали животы умерших. Тогда случилось, по словам Флавия, деяние «неслыханное ни у Греков, ни у варваров, о котором страшно и говорить, и слуху о котором трудно верить»: одна женщина, знатного и богатого рода, умертвила и сварила своего сына и ела его мясо8. Проявилась в Иерусалиме и междуусобная война9. Между тем, римские легионы все более и более теснили город. Постепенно овладевая сначала внешними частями города, а потом и внутренними (город был окружен тройною стеной), они, наконец, овладели всем городом. При этом римские солдаты резали всех, кого только встречали, не разбирая ни возраста, ни пола. Иных они предварительно мучили, а потом убивали. Множество иудеев было распято на крестах и сожжено; а другие, запершись в домах, погибли в пламени пожара, охватившего город. Кровь текла в таком обилии, что во многих местах от нее потухало пламя горевших домов10. Беспощадная резня происходила и вне Иерусалима, во всей Иудее; беглецов настигали и убивали конные воины. Не избегли гибели даже многие из тех иудеев, которые бежали в окрестные страны11. Иерусалим был сожжен, опустошен, разорен до основания. Храм был сожжен, не смотря на повеление Тита сохранить его в целости, и священники перебиты.  Римляне внесли знамена во святилище и поставили их против Восточных врат: принесли пред знаменами торжественные жертвы и громкими кликами провозгласили Тита самодержцем12. Так стала мерзость запустения в священном граде и в святыне этого града и всего иудейского народа, в храме Иерусалимском. В этом храме теперь принесена была жертва языческим богам руками язычников; отселе жертвы и молитвы истинному Богу в нем прекратились навсегда. Хотя в этот раз храм был только опустошен и сильно поврежден, но не разрушен окончательно,  но скоро и стены его превратились в развалины, а при Юлиане Отступнике землетрясением выворочены были и самые основания храма13. Чтобы понять, как велик и ужасен был разгром Иудеи и Иерусалима, достаточно припомнить свидетельство Флавия, что во время войны иудеев отведено в плен 97.000, а погибло их от голода, болезней, междуусобицы, от казней, огня и неприятельского оружия в одном только Иерусалиме во время осады и по взятии города 1.100.00014. А сколько их погибло еще во всей Иудее в течение всей войны! Вся Иудея была опустошена почти столько же, как и столица ее. Многие из иудеев, оставшихся в живых, рассеялись по разным странам или были насильственно переселены, преимущественно в Испанию, а иные проданы в рабство.

В царствование Адриана иудеи опять возмутились против римлян под предводительством лжемессии Варкохава (132–135 г).  В этот раз Иерусалим был разрушен окончательно и утратил даже свое имя, потому что построенному на его месте городу дано было языческое название: Элия Капитолина. Иудеям было запрещено проживать в этом городе. Не только политическое, но и гражданское существование Иудеи в качестве страны или отечества Еврейского народа прекратилось, иудеи рассеялись по всему свету, живут среди других народов и доселе не имеют своего отечества. Настала окончательная политическая смерть этого народа. Не смотря на несметные богатства, которыми почти всегда обладали евреи, как народ бережливый, деятельный, промышленный и торговый, мечты их восстановить храм в Иерусалиме, сделать Палестину своею землей, а Иерусалим столицей ее, и доселе остаются мечтами. Хотя с течением времени Иерусалим опять получил свое имя и хотя по населению своему это город полуеврейский, но иудеи не имеют в нем никакой святыни, тогда как он совмещает в себе величайшие христианские святыни и есть священный город христиан. Так, едва прошло столетие, как во всей точности исполнилось пророчество Иисуса Христа об Иерусалиме и его храме: Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне: все будет разрушено (Мф.24,2 ср. Лк.19,44).

Что Иисус Христос в словах о мерзости запустения предсказал об опустошении и осквернении Иерусалимского храма, бывшем в 70 г., мнение это высказано было еще св. Иоанном Златоустом. Хотя и нельзя согласиться с общим положение его, что в первой половине речи, – по Евангелию от Матфея до слов: тогда если кто скажет вам: вот, здесь Христос, т.е. до 23-го стиха, – Иисус Христос предсказал исключительно об Иерусалиме, а в остальной части речи, начиная с 23-го стиха по Евангелию от Матфея, исключительно говорил о Своем пришествии15; но можно допустить, что в начальной части своей речи Иисус Христос действительно предсказывал об опустошении Иерусалима и Иудеи римлянами, но только предсказывал в ней не одно это, а предуказал в ней и события, имеющие быть пред кончиной мира. К числу таких предсказаний, содержащихся в первой части речи Иисуса Христа, относится и предсказание о мерзости запустения. Правильно мнение Златоуста, что это предсказание относится к осквернению храма Иерусалимского при завоевании Иерусалима Титом; но в то же время это мнение не полно, так как предсказание о мерзости запустения указывает еще и на другое время. Вот слова Златоуста: «Иисус Христос мерзостью называет статую завоевавшего»16, которую он по опустошении города и храма, поставил внутри храма, почему и называет мерзостью запустения. Потом, чтобы дать знать, что это случится еще при жизни некоторых из них, сказал: когда увидите мерзость запустения17.

Такое же объяснение изречения о мерзости запустения дает и блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский, который в своих толкованиях на св. книги Нового Завета вообще следовал Златоусту. «Мерзостью запустения, говорит он, называет изображение повелителя, овладевшего Иерусалимом; ибо он поставил свою статую в неприступном святилище храма. Запустения – говорит потому, что град был опустошен; а мерзость – потому, что иудеи, гнушаясь идолопоклонством, считали статуи и изображения человеческие мерзостию»18.

Самый факт, положенный в основу такого толкования, действительно имел место. Иудейский историк Иосиф Флавий рассказывает, что римляне, по взятии Иерусалима, поместили изображения, бывшие на знаменах легионов, в храме, против Восточных врат, принесли торжественные жертвы и громкими кликами прославляли Тита19.

Но пророчество о мерзости запустения, предрекая разрушение Иерусалима и осквернение величайшей святыни  его –  храма, указывает еще на другую эпоху, когда будут осквернены все храмы на земле и вместе с тем произойдет опустошение и осквернение Нового Сиона, Церкви Христовой, и совершится не в какой-нибудь маленькой стране, подобной Иудее, а распространится по всей земле. Это будет пред кончиной мира, при антихристе. Мерзостью запустения и называется сам антихрист и его разрушительная, безбожная и кощунственная деятельность.

Прежде всего, в самом грамматическом складе евангельского речения о мерзости запустения, мерзость запустения определяется и как безличное состояние и как действие какого-то лица, указывается зараз лицо действующее и само действие. По-гречески это изречение читается так: τὸ βδέλυγμα τῆς ἐρμηώσεως, τὸ ῥηθίν διὰ Δανιὴλ τοῦ προφήτου ἑστὼς ἐν τόπω αγίω. Грамматическая особенность этого изречения в том, что причастие ἑστὼς, не смотря на то, что оно относится к существительному среднего рода, к βδέλυγμα, поставлено в мужском роде, а не в среднем, не ἑστὸς, а ἑστὼς. Ἑστὼς указывает на лицо, в котором сосредоточится и из которого будет исходить мерзость запустения, так что для обозначения ее можно ссылаться на главного виновника ее. Хотя пока еще и не видно, кто этот «стоящий» на святом месте и воплощающий в себе мерзость запустения; но невольно припоминаешь подобный рассмотренному грамматический оборот речи из Апокалипсиса, где к наименованию «зверя» прилагаются определения в мужском роде: αὐτὸς ὄγδοος, он восьмой, не смотря на средний род названия зверя в греческом языке – τὸ θιρίον (Апок.17:11) А этот апокалипсический зверь есть антихрист (Апок.13,17,8–12).

Далее Иисус Христос в своих словах о мерзости запустения ссылается на предсказание о ней Даниила. В книге пророка Даниила предсказание о мерзости запустения повторено три раза: в пророчестве о седьминах (Дан.9:27), в предсказании о действии некоего «презренного» царя (Дан.11:31) и в конце пророчества о последних временах (Дан.12:11). Сопоставляя изречение о мерзости запустения, которое содержится в пророчестве о седьминах и на которое преимущественно  и указал Иисус Христос, с описанием видения Даниила, изложенным в 11 и 12-й ггл. его книги и заключающим в себе двукратное упоминание о мерзости запустения, мы получаем твердые доказательства, что Данииловы пророчества о мерзости запустения относятся к антихристу и что мерзость запустения, поставленная или стоящая на святом месте, есть или сам антихрист или какой-то определенный предмет, который антихрист поставит в святилище, или какое-то его действие, которым святилище будет ужасно опустошено и отвратительно осквернено. Для подтверждения нашей мысли выпишем буквально из 11 и 12 ггл. изречения, наиболее относящиеся к делу.

В 11-й гл., с 21 стиха до конца, изображается некто презренный (Дан.11:21). Он лестью овладеет царством, и всепотоплящие полчища будут потоплены и сокрушены им, даже и сам вождь завета (Дан.11:21,22); он озлобится на святой завет (Дан.11:30); и поставлена будет им часть войска, которая осквернит святилище могущества, и прекратит ежедневную жертву, и поставит мерзость запустения (Дан.11:30); поступающих нечестиво против завета он привлечет к себе лестью (Дан.11:32); пострадают некоторые из разумных для испытания их, очищения и для убеления к последнему времени, ибо еще есть время до срока (Дан.11:35); и будет поступать царь тот по своему произволу, и вознесется, и возвеличится выше всякого божества, и о Боге богов станет говорить хульное, и будет иметь успех, доколе не совершится гнев (Дан.11:36); и о богах отцов своих он не помыслит, и ни желания жен, ни даже божества никакого не уважит, ибо возвеличит себя выше всех (Дан.11:37); но богу крепостей на месте его будет он воздавать честь, и этого бога, которого не знали отцы его, он будет чествовать золотом, и серебром, и дорогими камнями, и разными драгоценностями (Дан.11:38); и устроит твердую крепость с чужим богом: которые признают его, тем увеличит почести и даст власть над многими и землю раздаст в награду (Дан.11:39);  но придет к своему концу, и никто не поможет ему (Дан.11:45).

Некоторые черты из двенадцатой главы показывают, что этот презренный, этот льстивый, коварный, лживый, могущественный, покровительствующий нечестивым и угнетающий благочестивых, надменный, своевольный, безбожный, богохульный и самого себя обоготворяющий царь будет действовать в последние времена. И восстанет в то время Михаил, князь великий, сказано было Даниилу в видении, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге (Дан.12:1). И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление (Дан.12:2). На вопрос: «когда будет конец этих чудных происшествий»? (Дан.12:6) муж в льняной одежде сказал, что к концу времени, и времен, и полувремени, и по совершенном низложении силы народа святого все это совершится (Дан.12:7). Когда же Даниил не понял этих слов, то ему, кроме прочего, было сказано: сокрыты и запечатлены  слова сии до последнего времени (Дан.12:9)...   Со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения пройдет тысяча двести девяносто дней (Дан.12:11). Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трехсот тридцати пяти дней (Дан.12:12).

Даже и без сравнения этих пророчеств с параллельными местами Нового Завета ясно обнаруживается, что указываемое у Даниила поставление мерзости запустения вместе с прекращением ежедневной жертвы есть не та мерзость запустения, которая была в Иерусалимском храме после завоевания Иерусалима Титом в 70 г. по Р.Х.: пророчество Даниила, указывая как бы мимоходом на годину мерзости запустения в Иерусалиме после завоевания Иерусалима римлянами при Тите, изображает другую, более страшную годину мерзости запустения. Это видно из того, что многие черты пророчества Даниила осуществились только отчасти, или и совсем не исполнились при Иудейской войне и в ближайшее после нее время.

Так, ни Тит, который вел Иудейскую войну со всеми ее страшными последствиями для Иудейского царства и народа, для Иерусалима и храма, ни отец его Веспасиан, бывший в это время императором, по характеру совершенно не походят на царя, изображенного в 11 гл. Даниила, с 21 по 45 ст., и в 12 гл. Как Веспасиан, так и царствовавший после него Тит были императоры не воинственные, а миролюбивые, просвещенные, добрые и попечительные о благе подданных. В особенности Тит столько любил своих подданных и был так добр сердцем, что считал тот день потерянным, когда не находил случая оказать добро подданным; римляне прозвали его «отрадой человечества». Жестокости во время Иудейской войны были вызваны упорством самих иудеев, которых Тит раньше осады Иерусалима убеждал добровольно покориться и не бунтовать. Ни Веспасиан, ни Тит безбожниками не были, богов отцов своих не покидали, не воздавали чести богу, которого не знали отцы их. Не возносились выше всякого божества. Веспасиан не был «презренным» и, бывши полководцем, сделался императором не через лесть и обман, а был избран войсками; сын же его Тит стал императором по праву престолонаследия. Кроме того, после прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения в Иерусалимском храме при Тите, через 1290 дней «последнего времени» не наступило и вообще ничего особенного не случилось. Равным образом нет никакой причины называть блаженными тех, которые дождались 1335-го дня после завоевания Иерусалима. Хотя в царствование Тита в Риме был страшный пожар, в Италии – моровая язва, и четыре города погибли от извержения Везувия, но это были частные бедствия, подобные которым, или даже и более тяжкие, бывали на земле и прежде, и после. Частным же, хотя и ужасным бедствием была Иудейская война, когда, по свидетельству Иосифа Флавия, погибло иудеев больше миллиона. Все эти бедствия не могут идти в сравнение  с тем тяжким временем, какого не было с тех пор, как существуют люди. А предсказание о пробуждении  святых в прахе земли и совсем не может быть отнесено к годам, следовавшим за разрушением Иерусалима Титом.

Некоторые не только предсказание о мерзости запустения, но и все вообще пророчество, заключающееся во второй половине 11-й и во всех 12-й гл. книги Даниила, относят к Антиоху Епифану20. Действительно, Антиох Епифан был назван: корень греха (1Мак.1:10). Он вошел во святилище с надменностью и обобрал все священные дорогие вещи храма, сокровища его и все драгоценные украшения его, и совершил убийства, так что был великий плач в Израиле…; вострепетала земля за обитающих на ней, и весь дом Иакова облекся стыдом (1Мак.1:20–29). Для угнетения народа были оставлены приставники – в Иерусалиме жестокосердый Филипп, а в Гаризине Андроник и злобный Менелай (2Мак.5:22,23). Затем Антиох послал виновника нечестия Аполлония с двадцатью двумя тысячами войска, повелев всех взрослых избить, а женщин и детей продавать.  Аполлоний, коварно показавши вид дружелюбия, дождался покоя субботы и, вторгшись с войском в город, избил множество народа (2Мак.5:24–26); взял добычи из города и сжег его огнем, и разрушил домы его и стены его кругом. И увели в плен жен и детей… И поместили там народ нечестивый… Проливали невинную кровь вокруг святилища и оскверняли святилище… Святилище его (Иерусалима) запустело, как пустыня, праздники его обратились в плач, субботы его – в поношение, честь его – в уничижение (1Мак.1:29–40). Антиох повелел, чтобы в его царстве все были одним народом и чтобы каждый оставил свой закон (1Мак.1:41–42). Иудеям запретил совершать их жертвы и возлияния в святилище; повелел, чтобы ругались над субботами и праздниками, и оскверняя святилище и святых, чтобы строили жертвенники, храмы и капища идольские, и приносили в жертву свиные мяса и скотов нечистых, и оставляли сыновей своих необрезанными, и оскверняли души их всякою нечистотою и мерзостью, для того, чтобы забыли закон и изменили все постановления. А если кто не сделает по слову царя, да будет предан смерти… И поставил надзирателей над  всем народом, и повелел городам иудейским приносить жертвы во всяком городе. И собрались к ним многие из народа, все, которые оставили закон и совершили зло в земле.  В пятнадцатый день Хаслева21, сто сорок пятого года22, «устроили на жертвеннике мерзость запустения», и в городах иудейских вокруг построили жертвенники, и пред дверями домов и на улицах совершали курения, и книги закона, какие находили, разрывали и сожигали огнем; у кого находили книгу завета, и кто держался закона, того, по повелению царя, предавали смерти…; убивали жен, обрезавших детей своих, а младенцев вешали за шеи их, домы их расхищали… Но многие в Израиле остались твердыми…, и предпочли умереть, чтобы не оскверниться пищею и не поругать святого завета, – и умирали (1Мак.1:45–64).

Эта страшная картина безрассудного кровопролития, беспощадного гонения за веру и богохульного осквернения святыни дополняется подробностями из Второй Маккавейской книги. По свидетельству этой книги Антиох повелел наименовать Иерусалимский храм храмом Юпитера Олимпийского, а храм в Гаризине – храмом Юпитера Странноприимного. Храм наполнился любодейством и бесчинием от язычников, которые обращаясь с блудницами, смешивались с женщинами в самых священных притворах, и вносили внутрь вещи недозволенные. И жертвенник наполнился непотребными запрещенными законом вещами. Нельзя было даже называться иудеем. С тяжким принуждением водили их каждый месяц в день рождения царя на идольские жертвы, и на праздник Диониса принуждали иудеев в плющевых венках идти в торжественном ходе в честь Диониса. Такое повеление вышло и соседним еллинским городам, чтобы они так же действовали против иудеев и заставляли их приносить идольские жертвы, а не соглашавшихся переходить к еллинским обычаям убивали (2Мак.6:1–9 и дал.). Тяжело и невыносимо было для народа наступившее бедствие23. Тогда-то мужественно претерпели смертные муки девяностолетний старец Елеазар и семь братьев Маккавеев с матерою своей Саломией (2Мак.6:18–31 и 2Мак.7).

Ровно три года, с 25 числа Хаслева 168 г. до 25 дня Хаслева 165 г. до Р.Х., продолжалось идольское осквернение жертвенника24, и столько же времени продолжались насильственное обращение иудеев в язычество, поругание их веры и кровавое преследование за исповедание ее, а с двумя предыдущими, сравнительно менее тяжкими годами, бедствия народа продолжались пять лет.

Не довольствуясь ни тем, что Иерусалим стал необитаем, как пустыня –  не было ни входящего в него, ни выходящего из него из природных жителей; святилище было попрано, и сыновья инородных были в крепости его; он стал жилищем язычников; и отъято веселье у Иакова, и не слышно стало свирели и цитры (1Мак.3:45); ни тем, что многие из Израиля приняли идолослужение (1Мак.1:43), не насытившись кровью убитых и сожженных, Антиох замыслил произвести поголовное истребление иудеев и довершить разрушение Иерусалима. Он повелел своему соправителю и военачальнику Лисию, чтобы он послал против них войско – сокрушить и уничтожить могущество Израиля и остаток Иерусалима, и истребить память их от места того, и поселить  во всех пределах их сынов иноплеменных, и раздать по жребию землю их (1Мак.3:32–36). Но этот безумный план не удался: сорокасемитысячное войско посланных Лисием военачальников Птоломея, Никанора и Горгия было разбито малочисленным, но положившимся на помощь Божию войском иудеев, предводительствуемых мужественным Иудой Маккавеем, а в следующем году Иуда разбил шестидесятитысячное войско самого Лисия (1Мак.3,4).

Когда после этого Иуда и его сподвижники взошли на гору Сион, то они увидели, что святилище опустошено, жертвенник осквернен, ворота сожжены, и в притворах, как в лесу или на какой либо горе, поросли растения, и хранилища разрушены. И раздрали они одежды свои, плакали горьким плачем, и сыпали пепел на свои головы, и падали лицом на землю, и трубили вестовыми трубами, и вопили к небу (1Мак.3:32 и сл.; 1Мак.4:28–40). Как иные чувства и могло вызвать в поклонниках истинного Бога и чтителях отеческого закона и сынах отечества это поистине ужасающее зрелище мерзости запустения, стоящей на святом месте! Очистивши святилище, они вынуждены были разрушить оскверненный жертвенник, чтобы он не послужил им в поношение, камни его сложили на горе храма в приличном месте, построили новый жертвенник, устроили по-прежнему и прочие части и принадлежности храма, обновили и освятили жертвенник жертвой, праздновали обновление с веселием восемь дней и установили ежегодно праздновать обновление жертвенника в течении восьми дней (1Мак.4:42–59).

Должно присовокупить, что Антиох Епифан назван «презренным» не только в книге пророка Даниила (Дан.11,12), но и языческим писателем Диодором, а Полибий прозвание Антиоха Ἐπιφανὴς, что значит «славный», переиначил в ἐπιμανὴς «безумный», «женонеистовый». О безумной кровожадности его и вместе о распутстве свидетельствуют как Маккавейские книги, так и классические писатели. Тарсяне и Маллеты взбунтовались против него за то, что они были отданы в дар Антиохиде, его наложнице (2Мак.4:30). Иероним говорит о нем: «Говорят, что он был до крайности сладострастен и в разврате дошел до такого поругания царского достоинства, что публично смешивался с блудницами и другими непотребными людьми, в присутствии народа предаваясь любострастию»25. Теперешняя медицина, без сомнения, признала бы его психопатом, полусумасшедшим и резким выразителем вырождающегося рода. В лице его оправдывается мнение, что необузданность сладострастия и кровожадность – родные сестры.

Смерть Антиоха была достойна его жизни. Раздосадованный  неудачным походом в Персию, он вздумал выместить свое поражение на иудеях и сказал с высокомерием: «Кладбищем для иудеев сделаю Иерусалим, когда приду туда». Но Всевидящий Госопдь Бог Израилев поразил его неисцельным и невидимым ударом: как только кончил он эти слова, схватила его нестерпимая болезнь живота и жестокие внутренние муки: и совершенно правильно, ибо он многими и необычайными муками терзал утробы других. Но он нисколько не оставлял своей гордости и еще более исполнялся высокомерия, дыша огнем ярости на иудеев и приказывая ускорять путешествие. Тогда случилось, что он упал с колесницы, которая неслась быстро, и тяжким падением повредил все члены тела. И тот, который только что мнил по гордости более, нежели человеческой, повелевать волнам моря, и думал на весах взвесить высоты гор, повержен был на землю и несен был на носилках, показуя всем явную силу Божию, так что из тела нечестивца во множестве выползали черви, и еще у живого выпадали части тела от болезней и страданий; смрад же зловония от него невыносим был в целом войске. И того, который незадолго перед тем мечтал касаться звезд небесных, никто не мог носить по причине невыносимого зловония. Теперь-то, будучи сокрушен, начал он оставлять свое великое высокомерие и приходить в познание, когда по наказанию Божию страдания его усиливались с каждою минутой. Сам не могши сносить своего зловония, он так говорил: «праведно покоряться Богу, и смертному не должно думать высокомерно быть равным Богу». Нечестивец молил Господа, уже не миловавшего его (2Мак.9:1–3). Не смотря на свои обещания оказать всевозможные милости иудеям и даже принять иудейскую веру (2Мак.9:14–27), этот человекоубийца и богохульник, претерпев тяжкие страдания, какие причинял другим, кончил жизнь на чужой стороне, в горах, самою жалкою смертью26.

Мы не без намерения пространно описали №мерзость запустения», бывшую в Иерусалиме и Иудее при Антиохе Епифане, и охарактеризовали личность виновника ее; потому что едва ли когда-нибудь она проявлялась с такою ужасающей гнусностью, как при Антиохе Епифане, и нигде нельзя найти более ярких подробностей в описании ее, как в книгах Маккавейских. Во время последней Иудейской войны при Тите, быть может, иудеев погибло больше, страдания их были ужаснее, храм и Иерусалим подверглись несравненно большему разрушению, множество иудеев было рассеяно и самое существование Иудейского царства прекратилось, т.е., сделано было то, что Антиох только домогался, но не успел сделать; но даже и тогда святыня едва ли подверглась столь злобному и гнусному поруганию, как при Антиохе Епифане. Кроме того, по кровожадности, «презренности» и гнусному сладострастию Антиох Епифан в своем собственном лице и в своей жизни был «мерзостью запустения», чего отнюдь нельзя сказать о Тите и Веспасиане. Вот почему, между тем как никто никогда не называл прообразами или предшественниками антихриста ни Веспасиана, ни Тита, не смотря на то, что ими был разрушен Иерусалим и осквернен храм Иерусалимский27. (Веспасиан участвовал в этом не непосредственно, а только как верховный повелитель Римских войск и Римской империи), Антиох Епифан у христианских богословов всегда признавался самым типическим прообразом антихриста, самым ярым из его предшественников. В этом отношении он превзошел даже Нерона, которого Златоуст и другие считали предшественником антихриста, а иные самим антихристом.

Но Антиох Епифан был именно только прообразом и одним из предшественников антихриста28, и поставленная им в Иерусалимском храме и вообще в Иудее «мерзость запустения» есть только предизображение и малый предначаток той «мерзости запустения», которая при антихристе водворится на всей земле. Вот почему и предсказание в 11-й и 12-й главах книги Даниила о «мерзости запустения» только отчасти относится к злодействам Антиоха Епифана. Во всех своих частях и подробностях и в полной силе это пророчество исполнится в лице и действиях антихриста.

Доказательства того, что пророчество во второй половине 11 и в 12 гл. книги Даниила относится не исключительно и даже не главным образом к Антиоху Епифану, а относится к антихристу, есть самые  твердые и даже бесспорные.

Во 1-ых, если бы это пророчество относилось только к Антиоху, то в таком случае Иисус Христос о мерзости запустения, реченной чрез пророка Даниила, не мог бы говорить как о событии, имеющем совершиться, так как для Его времени времена Антиоха Епифана уже давно миновали.

Во 2-ых, многие святые отцы и учители Церкви пророчество второй половины 11-й и всей 12-й гл. книги Даниила относили к антихристу, хотя находили в нем также указания и на Антиоха Епифана.

Так, блаженный Феодорит, епископ Киррский, кратко, но здравомысленно изъяснивший многие книги Св.Писания, в Толковании на книгу пророка Даниила относит к Антиоху Епифану только часть предсказания, именно содержание стихов с 20 до 36-го 11-й гл., а конец 11-й гл. и 12-й относит к антихристу29. Он порицает и опровергает тех «некоторых», которые все пророчество относили к Антиоху Епифану. Такое мнение он называет «неразумием» и даже «бабьими баснями»30.  Изъясняя пророчество, сообщенное Даниилу Архангелом31 в видении, он находит многие слова его совершенно неприменимыми к Антиоху, так как они на нем не исполнились; они предуказывают антихриста и при нем и в нем осуществятся. Он признает нужным «разуметь пророчество Даниилово возводящим от Антиоха к антихристу, как от прообраза к первообразу, и ясно предизвещающим нас об антихристе». По учению его, Архангел, «сказав сначала об Антиохе Епифане, переходит наконец от образа к первообразу. Первообраз же Антиоха есть антихрист; и образ антихриста – Антиох. Как Антиох принуждал иудеев нечествовать и вести жизнь противозаконную: так и человек беззакония будет все делать к обольщению благочестивых, то пытаясь обольстить и обмануть ложными чудесами, то действуя насильственно, подвергая питомцев благочестия всякого рода наказаниям»32. «Быв предизображением и прообразованием антихриста, Антиох усиливался превзойти нечестием всех прежде него бывших царей»33.

Но хотя Феодорит некоторые черты пророчества относит и к Антиоху и к антихристу, как к прообразу и первообразу, только к первому в меньшей, ко второму в большей мере; однако, он не находит и не усиливается находить между ними полное подобие, а напротив, на основании слов пророчества и исторических сведений об Антиохе, указывает между ними несходство, даже противоположность, и поэтому некоторые черты относит исключительно к Антиоху, другие – только к антихристу. Что касается в частности «до мерзости запустения», о которой в этом пророческом видении говорится два раза, то изречение о ней в 31 ст. 11-й гл. Феодорит относит к Антиоху, именно разумеет «жертвенник, который злочестивый царь воздвиг Зевсу и принес на нем в жертву свинью»34, а «мерзостью запустения», о которой говорится в 11 ст. 12-й гл., по его учению, Архангел назвал самого антихриста.

Кстати и для ясности скажем, что предвозвещенную Даниилу в другом видении, в пророчестве о седьминах, «мерзость запустения» Феодорит не относит ни к Антиоху Епифану, ни к антихристу, ни даже ко времени опустошения Иерусалима Титом, а к событию, имевшему место вскоре же после смерти Иисуса Христа. При буквальном способе понимания слов Писания, который свойствен  этому учителю, Феодорит был склонен и седьмину единую понимать буквально, как семилетие, следовавшее непосредственно за шестидесятью девятью седьминами и потому относил ее ко времени смерти Иисуса Христа и следовавшим за нею первым годом. «Ради жертвы крестной, говорит он, не только прекратится жертва подзаконная, но и мерзость запустения дана будет святилищу, то есть, быв прежде чтимым и приводя в трепет, соделается оно запустевшим. Признаком же запустения будут некоторые изображения, запрещенные законом и внесенные в святилище. А это сделал Пилат, вопреки Божию закону, внесши ночью в храм Божий царские изображения35. Однако и Феодорит, не смотря на свою склонность к буквализму в изъяснении Писания, состояние «мерзости запустения» в Иерусалиме не ограничивает временем, следовавшим за смертью Иисуса Христа, а представляет его существующим неопределенное время, даже до конца времен. Поэтому для изъяснения своей мысли он ссылается и на слова Иисуса Христа «о мерзости запустения», не смотря на то, что в них не легко найти указание на упомянутое действие Пилата. Относить же предсказание «о мерзости запустения», имевшей осуществиться в семидесятую седьмину, к Антиоху, по его словам, не позволяет расчет времени: «от Кира до Антиоха Епифана, при котором Маккавеи, возревновав, вступили в дела правления, около 372 лет»36.

Другой знаменитый учитель Церкви, переводчик Св.Писания на латинский язык и ученый истолкователь его, блаженный Иероним, пресвитер Стридонский, все вообще пророчество, содержащееся во второй половине 11-й и в 12-й гл. книги Даниила относит к антихристу и только некоторые черты его находит возможным отнести вместе с тем и к Антиоху Епифану. В то же время он доказывает несостоятельность изъяснений Порфирия и его последователей, которые все рассматриваемое пророчество относили исключительно к Антиоху. Сказавши о том, что в изъяснении исторических событий, о которых говорится в книге Даниила до 21-го ст. 11-й гл., между Порфирием и нашими нет разногласия, Иероним далее говорит: «остальное до самого конца книги он истолковывает, как относящееся к Антиоху, прозванному Епифаном, а наши думают, что все это предсказано об антихристе, который будет в последнее время. А когда им возражают, почему пророческое слово опускает события, начиная от Селевка37, до самого конца мира, то отвечают, что оно и в предыдущей истории, где говорится о царях Персидских, указывает после Кира Персидского только четырех царей и, опустивши многих других, бывших в этом промежутке времени, прямо переходит к Александру, царю Македонскому; признается это свойством Св. Писания, что оно рассказывает не обо всем, а только о важнейшем. А так как многое из того, что дальше читается и что мы изъясняем, соответствует личности Антиоха, то признают его типом (образом) антихриста; и что в нем совершилось отчасти, то в антихристе должно исполниться в полном виде. Это – обычай Св. Писания, что оно истину будущего предполагает в типах, как например, в псалме 71-м, который надписывается: «о Соломоне», говорится о Господе Спасителе, и все, что о Нем говорится, не применимо к Соломону…  Но отчасти и как бы в тени, как бы в образе вещи, и в Соломоне предварительно совершилось то, что в Господе Спасителе исполнилось совершеннее.  И так как Спаситель имеет и в Соломоне, и в прочих святых образ своего пришествия: так и об антихристе должно думать, что он своим образом имеет гнуснейшего царя Антиоха, который преследовал святых и осквернил храм»38.

Из такого взгляда блаженного Иеронима на отношение Антиоха Епифана к антихристу уже сам собой вытекает и способ понимания им предсказания о «мерзости запустения». Изъясняя 31-й ст. 11-й гл. Даниила, он говорит: «Иные думают, что в этом месте указываются те, которые были посланы Антиохом спустя два года после того, как он обокрал храм, чтобы требовать от иудеев податей, уничтожить служение Богу и в храме Иерусалимском поставить идола Юпитера Олимпийского и статуи Антиоха, которые тут и называются «мерзостью запустения», когда были изгнаны всесожжение и всегдашние жертвы. Наши же утверждают, что все это предварительно совершилось в образе антихриста, который сядет в храме Божием и будет выдавать себя за Бога»39.

Учение двух знаменитых древне-христианских представителей экзегетической учености и таланта христианского Востока и христианского Запада, без сомнения, и само в себе имеет для нас большое значение. Но их толкование Даниилова пророчества «о мерзости запустения» имеет тем более силы, что оно и тогда было и доселе остается общепринятым в православной Церкви. Блаженный Иероним не раз выражает мысль, что Порфирий относит к Антиоху, то наши толкуют об антихристе и об Антиохе, как образе антихриста. Действительно, многие отцы Церкви пророчество Даниила «о мерзости запустения» относили именно к антихристу.

Мы приведем свидетельства некоторых из них для полноты и для подкрепления учения Феодорита и Иеронима, авторитет которых, как только учителей Церкви, иным может показаться и не достаточным.

Так, св. Ипполит, епископ Римский и мученик, в своем сочинении: Сказание о Христе и антихристе, изъясняя пророчество книги Даниила о единой седьмине, говорит: «Он означил одну седьмину лет, последнюю, имеющую быть в последних временах, при конце всего мира40. А в течение этой одной седьмины, по пророчеству, и будет поставлена мерзость запустения на крыле святилища (Дан.9:27). Несколько ниже, приведи слова Апокалипсиса (Откр.12:14), что даны были жене41 два крыла большого орла, чтобы она летела в пустыню от лица змия, и там питалась бы в продолжении времени, времен и полвремени.  Св.Ипполит говорит, что «это суть тысяча двести и шестьдесят дней, в которые будет царствовать тиран, преследуя Церковь, бегущую от города в город, и в пустыне скрывающуюся в горах"…42. И на такое бедственное положение Церкви при антихристе Ипполит находит указание в словах Иисуса Христа: когда увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте…, тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы (Мф.24:15–16), и в словах пророка Даниила: и дадут мерзость запустения на тысяча двести девяносто дней43. « Когда одна седьмина разделится на две половины и явится мерзость запустения, и когда два пророка и предтечи Господня совершат свое течение, и весь мир будет уже приходить к концу: что останется, как не явление с небес Господа и Спаса нашего Иисуса Христа – Бога?»44. Св. Ипполит находит также подобие между Антиохом Епифаном и антихристом, хотя и не называет первого образом последнего. «Он, говорит Ипполит об антихристе, коварный и надменный в отношении к рабам Божиим, желая истребить и изгнать их из мира за то, что они не воздают ему славы, велит всем везде класть курильницы с фимиамом, дабы никто из святых не мог ни купить, ни продать, если предварительно не принесет жертвы. Это и есть та печать антихристова, которая дается на правой руке. А печать на челе значит то, что все будут увенчаны, нося на себе огненный венец, но венец не жизни, а смерти45. Так умыслил сделать с иудеями и Антиох Епифан, бывший Сирийский царь, потомок Александра Македонского. И он, в те времена вознесшись сердцем, издал повеление, чтобы все, поставив жертвенники пред дверьми, приносили жертвы и, увенчавшись плющом, совершали торжество в честь Диониса, а тех, которые не захотят этому повиноваться, после мучений и пыток велел умерщвлять»46.

Раньше Ипполита, учитель его св. Ириней, епископ Лионский, в сочинении: Пять книг против ересей, также относил предсказание книги пророка Даниила о «мерзости запустения», имеющей быть в седьмину едину, к времени антихриста. Приведя два места из восьмой главы этой книги, в которых изображается коварная надменная и могущественная личность, а также разрушительное и нечестивое действование антихриста, св.Ириней добавляет: «Затем означает (т.е. Даниил) и время его тиранства, в которое призваны будут святые, приносящие Богу чистую жертву: И в полседьмицы, говорит, уничтожится жертва, и возлияние, и будет в храме мерзость запустения, и до окончания времени будет полное запустение (Дан.9:27); полседьмица же означает три года и шесть месяцев»47.

Хотя Ириней и Ипполит относят к антихристу собственно то изречение о мерзости запустения, которое находится в пророчестве о седьминах, в 9-й гл., а не в 11 и 12-й ггл., но Ипполит ссылается и на изречение о мерзости запустения в 12-й гл., очевидно, не полагая различия между ним и изречением в 9-й гл., а вообще для нас важно то, что отцы Церкви применяют к антихристу изречение о мерзости запустения из книги Даниила.

Григорий Богослов сообщает относительно мерзости запустения, стоящей на святом месте, что говорят, что опять будет выстроен Иерусалимский храм, и антихрист будет принят иудеями за Христа, сядет в храме и будет царем на всей земле. Затем дойдет до опустошения мира, потому что он – мерзость запустения мира»48. Хотя Григорий Богослов передает слова других, но он не высказывает ни малейшего сомнения в их истинности, принимает их.

В 3-их, многие места рассматриваемого пророчества, сообщенного Даниилу в видении, решительно не применимы к Антиоху Епифану, но вполне применимы к антихристу. Например, по пророчеству изображаемый в нем «презренный» о богах отцов своих не помыслит (Дан.11:37). Но Антиох был хотя и суеверным, но ревностным поклонником своих отеческих, т.е. греческих, богов, к вере в них насильственно и коварством обращал иудеев и по всей Иудее распространил служение им.

Ни желания жен, ни даже божества никакого не уважит (Дан.11:37). То и другое было не свойственно Антиоху: он был очень пристрастен к женщинам и столько угодлив пред ними, что одной из своих наложниц подарил города (2Мак.4:30)49. Правда, богов чужих народов он не уважал, но так поступали и все вообще язычники, а своих богов он почитал. Но антихрист именно отвергнет всех богов: не признает и не уважит он Бога истинного, не потерпит и языческих богов (2Фес.2:4).

Воскресения мертвых (Дан.12:2) при Антиохе не было. Но оно совершится при втором пришествии Иисуса Христа на землю, которое последует непосредственно после антихриста.

Говоривший Даниилу в видении возвестил ему, что слова пророчества сокрыты и запечатаны до последнего времени (Дан.12:4,9) и что предсказанные события исполнятся по совершенном низложении силы народа святого (Дан.12,7). Но времена Антиоха ни в каком смысле нельзя назвать последними, и при нем не произошло окончательного низложения силы святого народа.

Хотя при Антиохе Епифане иудеям жить было очень тяжело, но только им одним, а не всем людям, и во всяком случае о его времени нельзя было предсказывать так, как у Даниила: наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени (Дан.12,1). Но такое время наступит именно при антихристе (Мф.24:21,22).

В 4-х, сравнение нескольких мест из 11-й и 12-й ггл. книги Даниила с соответственными изречениями Нового Завета не оставляет никакого сомнения, что в этих главах именем «презренного» означается антихрист, и это именно он поставит мерзость запустения.

Так, презренный царь, по книге Даниила, вознесется и возвысится выше всякого божества (Дан.11:36): и антихрист, по учению Апостола, будет человек, противящийся выше всего, называемого Богом (2Фес.2:4). «Презренный», по книге Даниила, о Боге богов станет говорить хульное (Дан.11:36): и зверь из моря, в видении Иоанна Богослова, отверз уста свои для хулы на Бога (Апок.13:6). По книге Даниила, разумные люди будут страдать для испытания их, очищения и для убеления к последнему времени (Дан.11:35): по предсказанию Иисуса Христа претерпевший до конца спасется (Мф.24:13), а это предсказание относится преимущественно к последним временам. По пророчеству Даниила, которые признают его («презренного» царя), тем он увеличит почести и даст власть над многими, и землю раздаст в награду (Дан.11:39); напротив, чтущие Бога будут страдать (Дан.11:30–35): по Откровению Иоанна Богослова, никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет начертание, или имя зверя, или число имени его (Откр.13:17), и чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя (Откр.13:15).

Всего приведенного более чем достаточно для обоснования положения, что пророчественное видение, изложенное во второй половине 11-й и во всей 12-й гл. книги Даниила, относится к последним временам мира, именно – ко времени антихриста, что описываемый здесь «презренный» есть антихрист и что «мерзость запустения», о которой здесь  двукратно упоминается, есть сам антихрист, т.е. его богохульные и богопротивные учения и действия, его самообоготворение и отрицание Бога, опустошение им  и уничтожение всего святого на земле, его,  частью льстивая, частью насильственно-кровавая брань против религий и поклонников их; видимым знаком «мерзости запустения» будут, можно думать, статуи, изображения антихриста, или же начертания его имени и его числа, которые будут помещены не только во всех и всяких храмах, но будут отпечатлены и на живых храмах, на храмах Божиих, т.е. на людях (1Кор.3:16). Поставивши трон свой в Иерусалимском храме и распространивши повсюду изображения свои и знаки своего имени, он потребует себе божеского поклонения, под угрозою смерти не соглашающимся на это. Это и есть «мерзость запустения». Кроме антихриста и его времени, пророчество Даниила относится также и к другим эпохам и лицам, но исполняется в них только частью, в малой мере, прообразовательно, насколько такие лица являются прообразами антихриста и такие эпохи отчасти подобны эпохе антихриста. Таким прообразом антихриста был в особенности Антиох Епифан, и прообразом страшной борьбы, которую антихрист будет вести по всей земле против поклонников Бога и против всякой религии и святыни, была ожесточенная борьба Антиоха Епифана против веры в Иегову в Иудее.

* * *

1

Flavii Iosephi vita per ipsum conseripta. Opera omnia Ed. Weidmanni 1691 an I’ 998.

2

Иудея была покорена римлянами, их полководцем Помпеем, в 64 г. до нашей эры. Но иго римское в Иудее отнюдь не было тяжким. Римляне оставили в полной неприкосновенности веру иудеев и вообще не вмешивались во внутренние дела Иудеи. Иудея была слишком ничтожна в политическом отношении страна, чтобы всемирный город мог много заниматься ею. Рим только назначал в Иудею своих правителей или прокураторов и взимал дань. Эти правители, хотя они были чужеземцы и язычники, и хотя большею частью были корыстолюбивы и жестоки, едва ли были хуже туземных владык, в роде Каиафы. Некоторые тяжести чужеземного ига уравновешивались той выгодой, что Иудея, вошедшая в состав всемирной монархии, тем самым была обезопашена от нападений внешних врагов. Для маленькой страны – это очень важная выгода.

3

Правда, Иосиф Флавий признает то время благоприятным для свержения Римского владычества, так как будто бы в Римской империи тогда были беспорядки, Иудея же была сильна и богата, и другие народы будто тоже думали в это время, что настанет конец могуществу и власти римлян (De bello judaico. Prologus). Но такой взгляд Иосифа Флавия именно и есть выражение узко-национальной точки зрения и национального самомнения, не имеет политической прозорливости: неверность его доказана событиями.

4

Церковная история, кн. 3, гл. 5.

5

Разумеем то, что полководец римских войск и сын императора Тит, подступивши к Иерусалиму, предлагал иудеям добровольно сдаться. Если бы они приняли это предложение, то, конечно, победители обошлись бы с побежденными несравненно мягче, нежели как они поступили с ними.

6

Opera omnia. Ed. Weimanni. An/ MDCXCI. Colonia. Prologus. P. 705. Ср.Мф.24,21; Мк.13,19, Лук.21,23.

7

Ibid. Lib. XVII, cap. 17.

8

Ibid. Lib. VII, cap. 7, 8, ср. Lib. VI, cap. 14.

9

Ibid. Lib. VI, cap. 4.

10

Ibid. Lib. VI, cap. 12, 15; Lib, VII, cap. 26, 29–31.

11

Ibid. Lib. VII, cap 12 et 14.

12

Ibid. Lib. VII, cap. 9 et 13.

13

Этот греческий император (361–363) сделал попытку вновь построить Иерусалимский храм на прежнем месте и восстановить в нем иудейское богослужение. По его призыву в Иерусалим собрались со всех стран евреи, заготовили множество строительного материала и приступили к работам. Но землетрясение и вырвавшийся из земли огонь неоднократно уничтожали все труды их и окончательно разрушили остатки прежнего храма. В настоящее время на вершине горы Мориа, где стоял величественный Иерусалимский храм, высится мечеть Харам-аль-Шериф. Самое место храма известно только потому, что вершина Мориа занимает очень малое пространство; но точного знания о том, где стояли стены храма и его притворов и пристроек, ученые и доселе не имеют.

14

Ibid. Lib. VII, cap. 17.

15

Беседы на Евангелиста Матфея. Беседа LXXVI, 2.

16

Разумеет завоевателя Иерусалима Тита.

17

Беседы на Евангелиста Матфея. Беседа LXXV, 2.

18

Благовестник или толкование на Святое Евангелие. Ч.1. Евангелие от Матфея. Гл. 24, стр. 413, 414. Феофилакт хотя и не причислен к лику святых, но творения его пользуются уважением наравне со святоотеческими. Перевод их сделан при Казанской Духовной Академии. Время жизни Феофилакта падает на ХI-й и первые годы XII в.

19

De bello judaico. Lib. VII, cap. 32.

20

Антиох Епифан, или IV-й, царь Сирийский, сын Антиоха III-го или Великого и преемник своего брата Селевка IV-го, Филопатора, царствовал, по свидетельству Иеронима, 11 лет. Мygne Patrol. Curs. Comp., ser. Lat., t. XXV, col 565. Он воцарился в 137 году царства Еллинского (1Мак.1,10), т.е. царства Селевкидов, которое было продолжением Греческого царства Александра Великого. Селевкидова эра началась с 30 октября 312 г. до Р.Х., со времени разделения Александровой монархии на два царства: Египетское и Сирийское, и с воцарения в последнем первого царя его Селевка I, Никатора. 137-й год эры Севевкидовой есть 176-й до Р.Х.

21

Хаслев – девятый месяц в году у евреев; он соответствует нашему ноябрю.

22

В Первой и Второй Маккавейских книгах правит Селевкидова эра летоисчисления. Она вошла в употребление среди иудеев с того времени, как они подпали под власть Сирийского царства. 145-й год этой эры есть 168-й год до Р.Х.

23

Ср. Josephi Flavii Antiquitates Judaicae. Lib. XII, cap. 6 et 7; De bello judaico. Lib. 1, cap. 1.

24

Превращение храма в капище и осквернение жертвенника началось с 15 числа Хаслева, но впервые идольская жертва на жертвеннике была принесена 25-го числа и 25-го же числа того же месяца, через три года, Иуда в первый раз на новом жертвеннике принес жертву истинному Богу (1Мак.1,54 и 1Мак.4,52,54).

25

Mygne Patrologiae Curs. Comp., ser.lat, XXXV., col. 571. Comment. In Danielem. Cap 11, vers. 37.

26

Cnfr. Josephi Flavii Antiquitates Judaicae. Lib. XII, cap. 13.

27

Должно заметить, что храм был сожжен вопреки воле и распоряжениям Тита, – сожжен потому, что собравшиеся в нем иудеи продолжали борьбу против римских воинов.

28

Прообразом антихриста в Ветхом Завете был еще Валаам в качестве лжепророка и противника Моисея (Числ.22). Моисей есть прообраз Иисуса Христа, а потому и противник его есть прообраз противника Христа. Прообразом антихриста в Ветхом Завете был еще Голиаф, как противник Давида (1Цар.17), прообразовавшего Иисуса Христа. Голиаф предизображает мирское могущество антихриста, его воинскую силу и кровожадную свирепость, а также хвастливое красноречие и самодовольную гордыню демагога. Но Валаам и Голиаф суть, так сказать, косвенные прообразы антихриста, как враги прообразов Христа – Моисея и Давида, и притом в них характер антихриста предизображен тускло и не полно. Антиох же Епифан с ожесточением гнал веру и истинного Бога и стремился совсем уничтожить истинную религию, был злейшим врагом народа Божия и самого Бога, гнал и попирал святое, он наиболее полный и яркий прообраз антихриста.

29

Феодорит в этом подражает иудеям, которые также стихи с 20-го до 360го относят только к Антиоху, с 36-го до конца книги – к антихристу. Об этом см. S. Hieronymi Commentarius in Danielem. Cap. 11, vrs. 36.

30

Толкование на видения пророка Даниила (Дан.11:36 и Дан.12:2). В творениях его, переведенных при Московской Духовной Академии, ч. 4, стр. 225–235.

31

Пророчества о последних временах были открыты Даниилу в видении явившимся ему, который по виду был похож на сынов человеческих (Дан.10,16). Феодорит называет его то Архангелом, то Ангелом.

32

Гл. 11, ст. 35.

33

Дан.11:27. «Даниил, говорит Андрей архиепископ Кесарийский, пророчествовал об Антиохе, имеющем быть образом пришествия антихристова». Толкование на Апокалипсис (Откр.33).

34

Толкование на видения пророка Даниила. (Дан.12:11).

35

Там же. Дан.9:27.

36

Там же. Дан.9:27.

37

Селевк, прозванный Филопатором, брат и предшественник Антиоха Епифана на престол Сирийского царства. О нем предсказано в книги Даниила (Дан.11:20).

38

Мygne Patr. Curs. Compl., t. 25, col 565–566.

39

Мygne Patr. Curs. Compl., t. XXV, col. 570. Тут же Иероним говорит, что иудеи предсказание «о мерзости запустения» не относят ни к Антиоху Епифану, а к антихристу, а к римлянам, именно к Веспасиану и Титу, которые с войском осквернят святилище, прекратят жертвоприношения и храм предадут на вечное запустение.

40

Параграф 43; ср. параграф 47.

41

Жена – Церковь.

42

Там же. Параграф 61.

43

Параграф 62. Буква этого текста показывает, что св.Ипполит брал места из Ветхого Завета по переводу Семидесяти, а не по еврейскому подлиннику.

44

Там же. Параграф 64.

45

Огненный – πύρινος употреблено здесь в соответствие с вышепоставленным словом πυρεῖον – курильница, в которой воскуривали фимиам богам к жертвенному уставу. Это был как бы простейший вид жертвы, совершение которой иудеем или христианином уверяло язычников в принятии ими язычества.

46

Параграф 49.

47

Книга V, гл. 25, параграф 4.

48

Opera grace-lat, ed. Eduard Weidmanni, 1690 an. Orat.47: Σημασία εἰς τὸν Ἰεζεκιὴλ.

49

Впрочем, в подлинном тексте мысль о желании жен выражена не ясно, обоюдно. Поэтому Акила перевел место так, что он будет предан желанию жен. См. S. Hieronymi Commentarius in Danielem. Cap. XV, ver.37.


Источник: Беляев А. Д. Мерзость запустения, стоящая на святом месте // Богословский вестник 1893. Т. 4. № 12. С. 401-431 (2-я пагин.)

Комментарии для сайта Cackle