профессор Александр Васильевич Иванов

Руководство к изучению Нового Завета. Апостол

Послание к Филиппийцам.

Церковь в Филиппах.

Филиппы, первый город в Македонии, на границе с Фракией, при реке Стримоне, в древности был известен своими золотоносными рудниками и назывался Кринидами. Филипп Македонский, отец Александра Великаго, расширил и укрепил его за 358 лет до Рождества Христова, переимено­вав в Филиппы. По своему положению вблизи Эгейского моря этот город сделался значительным городом Македонии. Великий Император Август воз­высил Филиппы на степень Римской колонии и дал им Италийское право (jus italicus).

Апостол Павел во время своего Второго Апостольского путешествия, проповедуя в Троаде, по особенному откровению был призван проповедо­вать в Македонии (Деян. 16:9→) и, переправившись через Эгейское море, впервые огласил Европу Христианским учением в Филиппах. Павла сопровождали Сила (Деян. 15:40; 16:19), Тимофей (16:1) и Лука (16:10).

Проповедь свою Апостол Павел начал между Иудеями в молитвенном доме, находившемся за городом при реке, и в числе первых верующих приобрел для Церкви одну богатую женщину, по имени Лидия, которая сей­час по крещении приняла проповедников в свой дом и доставляла им всё необходимое. В несколько дней слово Божие было проповедано многим в Филиппах; но исцеление Павлом одной бесноватой служанки, доставляв­шей своими прорицаниями большой доход своим господам, возбудило про­тив Апостолов негодование жителей, преимущественно Римлян.

Павел и Сила были схвачены, представлены воеводам, наказаны палка­ми и заключены в темницу. Однако темничный страж, устрашённый чудом землетрясения (что послужило поводом его обращения ко Христу), в ту же ночь облегчил узы заключённых, а на утро и воеводы, узнавшие, что Павел был Римским гражданином, с честью освободили узников из темницы, но просили удалиться в другое место (Деян. 16:12-40). Павел отправился в Фессалонику, а в Филиппах его дело, по всей вероятности, продолжал Лука.

В другия свои посещения Апостол Павел укрепил веру Филиппийцев и успел так расположить их к себе, что они постоянно заботились о доставлении ему всего необходимого и посылали ему подаяние и в Фессалонику (Флп. 4:16), и в Коринф (2Кор. 11:8,9), и даже в Рим, когда Апостол находился там в узах (Флп. 4:18).

Повод к написанию и характер Послания.

Опечаленные тяжёлым положением Апостола в Римской темнице, всегда расположенные к нему, Филиппийцы отправили к нему в Рим с бога­тым подаянием и для слуг Апостолу своего верного служителя и возлюбленного Павлом сотрудника, Епафродита (4:18). Тронутый таким вниманием, Апостол считал долгом благодарить Филиппийцев за их усердие и внимание к нему. К тому же, Епафродит сам заболел в Риме и по выздоровлении пожелал скорее возвратиться на родину, чему и Павел не препятствовал, и, отпуская от себя Епафродита, вручил ему благодарственное письмо для филиппийцев, в котором, кроме благодарности, успокаивает их на счёт своего положения, утверждает в вере и предохраняет от несогласия и от лже­учителей.

По характеру своему это Послание отличается особенной нежностью и теплотою чувства, что и понятно само собою по тем прекрасным отношениям, в которых находился Апостол к Филиппийцам. Но и кроме того, Филиппийцы, по замечанию святого Иоанна Златоустаго, преуспевали во всякой добро­детели. И потому в Послании нельзя встретить ни одного замечания, ни од­ного упрёка в недобром поведении, ни даже жалобы Апостола на своё тяжё­лое положение.

Место и время написания Послания.

Место и время написания определяется узами Апостола и пребыванием при нём Тимофея (Флп. 1:1). Узы эти, без сомнения, Римския. Говоря о них, Апостол хвалится, что те сделались известными всей претории (1:13) и дали силы Христианам смелее проповедывать своё учение. В самом дворце Кесарей уже находились уверовавшие во Христа; но Павел, имевший случай свиде­тельствовать о своей невинности перед Римским судом, ещё не знал, какая участь ожидает его (1:23). И потому время написания Послания падает на период двухлетняго пребывания Апостола в Риме (Деян. 21:27-26:32), когда и Евангелие уже достаточно было распространено в столице мировой Империи, и участь Апостола ещё не была решена, то есть на конец 63-го или начало 64-го года.

Очерк содержания.

Апостол не развивает в Послании одной какой-нибудь догматической или нравственной истины; но представляет ряд увещаний, похвал, благо­дарных воспоминаний. В начале Послания он извещает Филиппийцев о своём положении и об успехах благовествования Христова (1:1-26); потом увещавает к единодушию и смирению примером Иисуса Христа (1:27-2:18); намере­вался послать им Тимофея и возвратить Епафродита (2:19-30); предостере­гает от лжеучения Иудействующих и показывает, что оправдание достигается верою (3:1-31); наконец, именно просит сохранять то, чеему научились от него, снова благодарит за их заботы о нём и завершает Послание благопожеланиями и приветствиями (4:1-23).

ИЗЛОЖЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ В ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ.

Благодарность Апостола Филиппийцам и извещение их о своём положении (1:1-26).

После приветствия от своего имени и от Тимофея к Филиппийским Христианам с епископами и диаконами (1:1-2) Апостол благодарит Господа за их усердие к благовествованию, представляя таким образом и их участни­ками своей проповеди (3-7), и молится, чтобы они более и более усовершались в любви и познании (8-11). Затем, сообщая Филиппийцам о том, как через его появление перед судом Евангелие сделалось известным даже в претории кесарей, и многие стали проповедывать оное - кто по ревности, а кто и по зависти и любопрению. Апостол радуется такому положению дел и высказывает уверенность, что всё, что ни случилось бы с ним, есть лишь к славе Евангелия (12-20). И он в этом случае предпочёл бы смерть, чтобы быть со Христом, но так как он знает, что его жизнь полезнее для их усовершенствования, то он уверен, что останется с ними (21-26).

Стих 1. Па в ел и Тимо ф ей, раби Иисус Христовы. Рядом с собою Апостол по­ставляет и Тимофея, потому что и он первоначально трудился в основании Цер­кви Филиппийской и пользовался очень большою любовью их. Замечательно, что Павел не называет здесь себя Апостолом, как в других Посланиях, потому, - как утверждает Феофилакт, - что в Филиппах никто не сомневался в его Апостольстве, и название раба Христова обнимало все достоинства и все роды служения служителя Христова.

[С епископы и диаконы. Все толкователи согласны в том, что здесь под епископа­ми разумеются пресвитеры, так как в первенствующей Церкви не строго различа­лись эти названия (Сравните: Деян. 20:17-28; Тит. 1:5:7), а часто принимались в их первоначальном значении: епископ - блюститель (Деян. 20:28), пресвитер - старец (1Пет. 5:1; 2 и 3Ин. 1:1), диакон - служитель (2Тим. 4:5), и приписывались лицам не по иерархическому их положению, а по обстоятельствам дела. Причину же, почему только в одном этом Послании Апостол посылает приветствие епис­копам и диаконам, Златоустый видит в том, что в Филиппах клир писал, благо­творил и посылал к нему Епафродита].

Стих 5. О общении вашем в благовествование. Златоустый, Феофилакт и другие признают общение Филиппийцев в благовествовании в том, что они помогали Апостолу в его нуждах, посылали ему мужей для служения, участвовали в его скорбях. Короче, здесь общение ­­ милостыня (Рим. 15:26).

Стих 6. Даже до дне Иисус Христова, то есть до Второго Пришествия Христова. В мысли своей Апостол обнимает не только современных себе Филиппийцев, но и потомков их (Златоустый). В приложении же к тем, кому он пишет, день Хрис­тов есть конец их жизни, за которою последует для них общение со Христом.

[Стих 7. За еже имети ми в сердце вас - διὰ τὸ ε̉'χειν μὲ ε̉ν τη καρδία υμάς. Обоюд­ное выражение, которое по свойству Греческого языка можно переводить: по­тому что я имею вас в сердце, как передают все переводы; и потому что вы имеете меня в сердце, как позволительно предположить на основании благодарности Апостола за усердие Филиппийцев. Последнему предположению про­тивополагают выражение ε̉ν τη καρδία, вместо которого стояло бы ε̉ν ταϊς καρδ᾿ιαις, и потому удерживают первый перевод, хотя καρδία можно понимать и как собирательное (Ин. 14и другие).

Во узах моих и во ответе и извещении благовестия. Воспоминание о любви и расположенности Филиппийцев сохранял Апостол не только в темнице, но и во время защиты своей перед судом и при распространении проповеди.

Внешним побуждением к такому непрестанному воспоминанию о Филиппийцах могло быть значительное облегчение уз Апостола, зависевшее от подарков, ко­торые сделаны были Епафродитом темничным стражам, и ускорение суда над Апостолом по той же причине (Деян. 24:26); а возможность раздавать щедрую милостыню и благотворить нуждающимся, при помощи посланного теми же Филиппийцами, способствовала распространению Евангелия].

[Стих 9. В разуме и во всяком чувствии. Различают знание и чувство как теоре­тическую и практическую способность познания. Первую можно назвать познанием, вторую - блаторазумием (Сравните Притч. 1:2-4)].

Стих 11. Исполнени плодов правды Иисус Христом. Плодами правды называет добрыя дела, как следствия оправдания, дарованного Иисусом Христом. Таким образом, благодать не только насаждает в нас древо спасения и возращает его, но сама приносит и плоды, которые между тем вменяются в заслугу человеку.

[Стих 13. Во всем судищи - ε̉ν ο᾿ λω τω πραιτωρίω. Обыкновенно преторием считают дворец кесаря, так как сам Апостол говорит, что простёр свою проповедь до дома Кесарева (4:22). Но строго говоря, название praetorium не может быть при­писано дворцу Императоров; а назывался так дворец или судебная палата пре­торов, то есть главных областных или городских начальников и судей; а также и преторская команда, отряд телохранителей при преторах (praetoriani milites) и само место их жительства, составлявшее в Риме особый квартал (castra praetoriana). Думают, что Апостол Павел по приезде в Рим был поручен под надзор начальника преторианцев и имел стражей из этого отряда, через что проповедь о Христе очень легко могла стать известною всему отряду. Нельзя не согласиться с таким объяснением; но все древние толкователи относят слово преторий к палатам Нерона].

Стих 15. Нецыи по зависти и ревности, друзии же за благоволение Христа проповедают. И в Риме не оставила Апостола злоба Иудействующих, преследовавшая его всюду, где он появлялся. Так как Павел находился под стражею и мог проповедывать только приходившим к нему, то успехи Евангелия могли быть не очень обширными. Усердие учеников помогало в сем случае Апостолу; они об­ходили площади и улицы обширного города, распространяя Евангелие и заме­няя Апостола, на котором лежала обязанность проповедывать всем. В то же время и ненависть иудействующих, пользуясь нерасположением Кесаря и патрициев к новому учению, чтобы возбудить их еще более против Христиан и в особенности против Павла, начала открыто проповедовать о Христе среди Рима. От этого увеличивалось раздражение против Христиан и угрожало опасно­стью Павлу, как главному виновнику проповеди. Апостол не даёт права предпо­ложить, что сама проповедь лжеучителей была искажена в содержании, но только открывает тайную цель этой проповеди. Если бы проповедь лжеучителей была противна истине, Апостол не преминул бы присоединить и это к обличению их. Но он ещё радуется, что хоть с нечистою целью слово Божие распространяется.

Стих 18. Аще виною (лицемерием), аще истиною, Христос проповедаем есть. Было бы противно чистоте Евангелия смешивать истину его с ложью ересей и заблуждений; и если человеческия мнения и учреждения не свободны от недо­статков и в своём развитии часто идут путём ошибок, то это не имеет приложения к Христианству в чистом его виде. И потому, по замечанию отцов, в этом месте Апостол говорит только о лицемерии и недоброй цели означенных проповед­ников, а не о том, что их проповедь заключала ереси.

Стих 20. Возвеличится Христос в теле моем, аще животом, аще ли смертию. По Феодориту, обстоятельства, сопровождавшия Апостола, должны были по­служить только к прославлению Христа. Он как бы говорит: избегну ли я опас­ности, все удивятся исхитившему меня из столь многих сетей; а если буду предан смерти, всех изумит сила проповеди, заставляющая проповедников презирать смерть.

Стих 21. Мне бо еже жити, Христос: и еже умрети приобретение. Для Апостола в жизни не было другой цели, другого высшого блага, как Христос, и потому он смело мог сказать, что уже не ктому аз живу, но живет во мне Христос (Гал. 2:20), и когда угрожала ему смерть, то она не отнимала у него ничего, а напротив составляла для него приобретение, потому что давала возможность разрешиться от уз плоти и от земной суеты, и быть со Христом.

Стих 23. Желание имый разрешитися и со Христом быти. Это было естественное желание того, кто давно уже отрешился от своей воли и от всех земных удовольствий, и кто давно был проникнут жизнью Христовою. Тем не менее, польза других, польза самого того дела, которое лежало на ответственности Апостола, заставляют его желать продолжения своей жизни во плоти.

А еже пребывати во плоти, - говорит он, - нужднейше (есть) вас ради (24). Да­леко, поэтому, от мысли Апостола то воззрение, что настоящая жизнь есть ссылка духа в темницу плоти за какия-то преждеземныя преступления и что, поэтому, нужно стараться об освобождении себя из этой темницы, хотя бы даже насильственным способом.

[Стих 26. Моим пришествием паки к вам. Апостол был несколько раз в Фи­липпах, и предполагаемый им приход туда будет не первым. И в ожидаемый приход, как в предшествующие, Апостол надеется ещё более ободрить Филиппийцев и вызвать их на большие подвиги, за которыми последует и боль­шая слава].

Увещания к единодушию и смирению (1:27-2:18).

Как ни полезен был для Филиппийцев будущий приход Апостола к ним, он не мог иметь только временнаго, мимоходного влияния на их нравствен­ное усовершенствование и успехи в вере. И потому Апостол указывает им в них самих залог будущого преуспеяния: это - единодушие в вере и смиренномудрие.

Первое, то есть единодушие, даст им силу перенести все страдания за Христа, как он сам переносит их (1:27-30), потому Апостол и просит их из любви к нему быть единодушными (2:1-2).

Второе, как естественное следствие перваго, побудит их уступать друг другу и заботиться о других, а не о себе, и находить себе образец в примере Самого Иисуса Христа, Который, будучи равен Богу, уничижил Себя до сте­пени раба и, приняв образ человека, в этом состоянии смирил Себя до того, что умер на кресте, как последний преступник, за что и Бог превознёс Его выше всего, что пользуется какою-нибудь славою на Земле и на Небе (3-11). Поэтому Апостол просит их не в его только присутствии быть послуш­ными к нему, но всегда быть такими, чтобы явиться истинными чадами Божиими и не посрамить самого Павла. Тогда и сами страдания его будут для него отрадными, а вместе не опечалят и их (12-18).

Стих 28. Не клеблющеся ни о едином от сопротивных. Внушается мужество, с которым Христиане должны встречать все страдания и опасности за веру. Одно это мужество даст им уверенность в победе, а для врагов спасения послужет предзнаменованием поражения.

И сие от Бога. Не только вера во Христа, но и страдания за Него есть дары Божии, которые не всякому даются.

Глава 2:3. Смиренномудрием друг друга честию больша себе творяще. Большая часть споров и неудовольствий между близкими людьми происходит от того, что один думает о себе очень много и не признаёт преимуществ другого. Нужно много смирения, чтобы в своём сознании поставить кого-нибудь выше себя. Между тем такое смиренномудрие составляет одно из необходимых условий взаимной Христианской любви. Апостол настаивает на нём.

Стихи 5-11. Сие да мудрствуется в вас, еже и во Христе Иисусе. Высокий при­мер смиренномудрия святой Павел указывает Филиппийцам в Иисусе Христе. Чтобы понять значение этого примера, нужно обратить внимание на действи­тельное достоинство Иисуса Христа, как изображает Его Апостол, и на проти­воположное состояние, которое Он добровольно принял на Себя для спасения людей.

И прежде всего Иисус Христос, во образе Божии сый (ε̉ν μορφή Θεοΰ), не восхищением непщева быти равен Богу (τὸ είναι ι̉'δα Θεώ). Будучи Богом и по суще­ству и по вечным свойствам, Он вовсе не считал похищением называться Бо­гом и не видел в этом оскорбления Божественной чести, как обвиняли Его в этом Иудеи (Ин. 5:18; 10:33; Мф. 26:65); но называл Себя равным Богу - конечно, в том же смысле, в каком Апостол называет Его в другом месте сиянием славы и образом Ипостаси Отчей (Евр. 1:3).

В таком смысле и мы называем сына образом отца не по внешнему только сходству в чертах лица, а по внутреннему единству свойств и способностей у отца и сына.

[В этом отчасти подтверждается и значение слова μορφὴ, которое указывает на внутреннее и полное сходство между предметами, а не внешнее или случай­ное, заключающееся, например, в положении, действиях и так далее]. Так человек, созданный по образу и по подобию Божию (και̉ ει̉κόνα και καθ᾿ όμοίωσιν), хотя и называется образом (ει̉κὼν) Бога на Земле по своему положению, как царь Земли, и по господским отношениям к другим земным тварям, но не имеет свойств и сущности Божества. Если бы и Христос был образом Божиим только в таком смысле, как человек, то Он не мог бы называться равным Богу, как не считается равным Богу и человек. Затем, Этот Сын Божий, не изменяясь в своём существе, в Своих действиях и свойствах, вочеловечивается, становит­ся Сыном Человеческим. Понятно, что этот Человек - Бог, и есть высший из людей, совершеннейшее существо, с Которым не может сравниться никто, потому что Бог мог соединиться только с таким человеком, который обладал всеми совершенствами, свойственными Его природе. Но вот Этот совершеннейший из людей, достойный всякой славы и превозношения, унижает себя до того, что принимает рабский вид, состояние раба: Себе умалил (истощил - ε̉κένωσε), зрак раба приим (μορφὴν δούλου). Такое уничижение, или лучше истощение (1Кор. 15:10), как несвойственное Божеству, по его неизменяемос­ти, относится к человеческому естеству Иисуса Христа; то есть Иисус Христос уничижил Своё Человеческое Достоинство до того, что явился в образе раба [Не в принятии только плоти человеческой было уничижение Иисуса Христа, потому что тогда оно относилось бы к Божеству и оставалось бы вечным, так как Сын Божий навечно соединился с Человечеством; но именно в уничижен­ном состоянии самого человечества, потому что по совершении спасения это рабское состояние заменилось превозношением].

Апостол объясняет уничижение Иисуса Христа тем, что Он, став человеком, сделавшись во всём подобным нам, несмотря на Свои высокия достоинства и на совершенство Своей человеческой природы, до того смирил Себя, явился столь покорным, что допустил казнить Себя самым позорным видом смерти как величайшого преступника: в подобии (ε̉ν όμοιώματι) человечестем быв, и образом обретеся яко человек (σχήματι ευρεθείς ως ανθρωπος), смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя. Здесь-то и мы видим, что вид Его умалён паче всех сынов человеческих, что Он по человечеству дошёл до такого уничижения, далее которого уже нельзя указать ни одного состояния. И это в Человеке, Который при других обстоятельствах и условиях мог бы явиться славнейшим из людей, у Которого не было недостатка даже во внешних преимуществах, потому что Он был потомком славнейшого царского рода, не говоря уже о Его внутренних качествах и ещё более о Его соединении с Божеством.

[Здесь заметим, что принятый Иисусом Христом зрак раба означает столь же действительное рабство, как и образ Божий означает действительное достоин­ство. (У Апостола в обоих случаях μορφὴ). А отсюда прямо выходит, что и подобие человеческое (ο᾿ μοίωμα) и образ человека (σχήμα) означает такое же действи­тельное человечество Иисуса Христа, как и наше, потому что Богу не свойствен ни зрак раба, ни уподобление твари.

Правда, Апостол не доказывает в этом месте того, что Сын Божий действительно воплотился и стал человеком, как не доказывает и Его Божественности, но он касается того и другого].

Уничижение Иисуса Христа, глубочайшее смирение Его не остаётся без награды. Бог превознесе Его и дарова Ему имя, еже паче всякого имене. В Его человеческом достоинстве, с Его человеческими свойствами, Бог поставил Его превыше всех и всего, посадив в Его лице нашу немощную плоть на Престоле Славы Своея, одесную Себя. И как уничижение Иисуса Христа было по-человечеству, так и превознесение Его было в том же человеческом естестве. Его человечеству Он даровал такия свойства и силы, которыя соделали Его высшим всех тварей, и через это доставили Ему имя, и честь, и славу, лучшия всех имён небесных и земных. И перед этим именем, перед Его властью и силою преклоняется всё существующее на Небе, на Земле и даже в преисподней: о имени Иисусове всяко колено поклонится небесных (то есть безплотных духов), земных (то есть лю­дей) и преисподних (душ умерших). Ему должны были поклониться все роды существ - небесных и земных. И даже ад не мог отказать Ему в этой славе, не мог воспротивиться Его силе, отдав Ему всех праведников, от века хранимых в его твердынях. Тем более должны признать эту славу Иисуса Христа люди, чью плоть Он принял на Себя.

И действительно, всяк язык исповеда и исповесть, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца, что совершённое Им спасение служит к наибольшей славе Бога Отца.

[Итак, разбираемое место можно представить в таком виде: вы должны забо­титься, говорит Апостол Павел Филиппийцам, чтобы и у вас высказывалось такое же смирение, какое мы видим в Иисусе Христе; потому что Он, как образ Божий, как Сам Бог, соединившись с совершенным человеком, хотя и мог явить Себя на Земле - как равный Богу, что вовсе не было бы похищением Божеской чести, или, как совершеннейший из людей, мог бы явиться окру­жённый величайшею славою земною; но Он сокрыл эти человеческия преиму­щества, унизил их, приняв на Себя человеческое естество и действительно став подобным нам человеком, смирил Себя до того, что был распят и умер на Кресте. За такое смирение и Бог воскресил и превознёс Его по-человечеству, дав Ему славу, какой не имеет ни одно сотворённое существо. Вот почему все прославляют Его как Господа, а вместе с Ним прославляют и Бога Отца].

Стих 13. Бог есть действуяй в вас и еже хотети и еже деяти. Апостол гово­рит здесь, что благодать Божия совершает спасение человека не без участия са­мого человека, который не должен лишь противиться действию всеблагой воли Божией.

Стих 14. Вся творите без роптания и размышления. Ропот, или в сильнейшей степени - гнев и сомнение суть признаки слабой воли и малой веры, с которыми невозможен успех и в обыкновенных делах, а тем более в деле спасения.

[Стих 15. Посреде рода строптива и развращена. Так называл евреев уже Моисей (Втор. 32:5), и Апостол, без сомнения, имел в виду это сходство современного Моисею Израиля со своими современниками].

[Стих 17. Аще и жрен бываю о жертве и службе веры вашея. Апостол приносит­ся в жертву за то самое, что составляет предмет веры, служения и жертв для Филиппийцев. Поэтому он желал бы, чтобы они не роптали в страданиях (14), а напротив радовались, чтобы не потерять своей награды, и на его страдания смотрели бы с такою же радостью, как на жертвоприношение, угодное Богу].

Извещение об учениках (2:19-30).

Увещавая Филиппийцев с радостью принимать известия о его страданиях, Апостол обещает послать к ним Тимофея, чтобы он, узнав об их обстоя­тельствах, утешил его добрыми вестями. Других столь расположенных к ним лиц, как Тимофей, он не имеет при себе, и потому пошлёт его, как скоро разъяснится положение Апостола (2:19-24), а до того времени он посылает присланного ими Епафродита, который был сильно болен и теперь желает воротиться на родину, чтобы успокоить Филиппийцев относительно себя (25-28). Апостол надеется, что они с радостью и уважением встретят челове­ка, который подвергался большой опасности ради того только, чтобы заме­нить их услуги у Апостола (29-30).

[Стих 20. Ни единого имам равнодушна, иже приснее о вас попечется. При Апо­столе в то время почти не было учеников, сотрудников его проповеди. Упоми­наемые в конце Послания братия и святые из дому Кесаря, во всей вероятнос­ти, были просто Христианами, принимавшими участие в Апостоле; большая часть из них могла быть новообращёнными из заключённых с Апостолом в темницу].

[Стих 21. Вси бо своих си ищут. С прискорбием Апостол открывает Филиппийцам, что окружающие его по большей части своекорыстны и не показывают такого расположения к делу Божию, какое он видит в Тимофее].

[Стих 23. Повнегда увем, яже о мне. Ясное указание на то, что судебное дело Павла подходило к концу, потому что он сопровождает его уверенностью, что скоро и сам придёт к ним. Это могло быть к концу двухлетняго пребывания Апостола в Риме].

[Стих 25. Епафродита, брата и споспешника и своинника моего, вашего же По­сланника, α̉πόστολον. Из даваемых Апостолом Епафродиту названий заключают (Феодорит и другие), что он был епископом в Филиппах, и отчасти утвержда­ются в этом данным ему именем Апостола. Но святой Иоанн Златоустый почи­тает его только учителем. Название же Апостола соответствует Русскому - по­сланника].

Стих 30. За дело Христово даже до смерти приближися. Некоторые считают при­чиной тяжкой болезни Епафродита само посольство его в Рим от Филиппийцев, соединённое с трудностями пути и, может быть, с опасностью преследования от евреев и язычников.

Хотя отправление Епафродита в Рим могло казаться делом личным, частным, как имевшее целью доставить Апостолу посланное ему Филиппийцами вспомоществование; но Апостол мог и это дело считать Христовым, как совер­шаемое во имя Христа и по Его заповеди и притом дававшее Апостолу возмож­ность с большею свободою совершать дело своей проповеди.

Да исполнет ваше лишение, службы яже ко мне. Филиппийцы очень сожалели, что лишены возможности лично служить Апостолу, и потому послали от себя Епафродита к нему. Указывая на служение Епафродита, Павел тем самым хва­лит и Филиппийцев.

Предостережение от лжеучителей (3:1-21).

Уже готовясь окончить своё Послание, Апостол обращает внимание и на те опасности, которыя угрожали Филиппийскому обществу со стороны Иудействующих лжеучителей. Если они ещё не вторглись в Церковь Филиппийскую, то благодаря только особенной привязанности Филиппийцев к Апостолу, против которого главным образом и были направлены действия лжеучителей. Предвидя между прочим, что они не оставят своих попыток и против этой Церкви, Апостол распределяет сущность их заблуждения и ис­тинное учение об оправдании верою, под которое подкапывались лжеучителя.

Здесь мы слышим опять строгий голос Апостола как обличителя, кото­рый остерегает своё стадо от псов обрезания и доказывает, что обрезанием должны называться хвалящиеся Иисусом Христом, а не плотью (3:1-3). Так, он мог бы хвалиться плотью, потому что он по рождению еврей, по учению фарисей, доходивший в своей ревности до того, что гнал Церковь Божию, но ради Христа отказавшийся от всех этих преимуществ, как не имееющих никакого значения, чтобы приобрести оправдание, которое даётся в силу заслуг Иисуса Христа, и через оправдание достигнуть и воскресения (4-11).

Апостол ещё не достиг этой цели, но стремится к ней и советует и другим поступать так, подражая ему и удаляясь от тех, которые поставляют свою цель в объядении и разврате, потому что Христиане предназначены для жизни на Небесах, и само тело их должно преобразиться в славное и нетленное (12-21).

[Глава 3:1. Таяжде писати вам, мне убо неленостно, вам же твердо. Святой Поликарп Смирнский в своём Послании к Филиппийцам (глава 3-я) даёт повод предполагать, что он знал несколько Посланий Апостола Павла к Филиппийцам. На основании такого указания, обыкновенно полагают, что выражение: таяжде писати, τὰ αυ̉τά γράφειν нужно понимать в значении указания самого Апостола Павла на несколько своих Посланий к Филиппийцам. Но как свидетельство свя­того Поликарпа очень неопределённо, так и выражение Апостола Павла спра­ведливее относить к устному учению, чем к предшествующим Посланиям. Апо­стол как бы так говорит: мне не тяжело говорить и писать вам одно и то же несколько раз, потому что это служит для вашего утверждения.

Твердо - α̉σφαλές. Сирский перевод: чтобы вы были осторожнее].

Стих 2. Блюдитеся от псов. Евреи называли язычников псами (Мф. 15:26). Апостол обращает это название против них самих, потому что они, отвергая духовное обрезание, были сами язычниками в отношении Царства Божия (Блю­дитеся от сечения, κατατομὴν, то же, что и περιτομήν - обрезания). Апостол нео­днократно указывает на внутреннее или духовное обрезание, которое даётся в возрождении и делает излишним обрезание плотское (Рим. 2:29).

Стих 3. Мы бо есмы обрезание, иже духом Богу служим. На основании преждесказаннаго, Апостол мог уже прямо назвать обрезанными только Христиан, всех тех, которые служат Богу духом.

Стих 4. Аще кто ин мнит надеятися во плоти, аз паче. Чтобы лучше показать ничтожество преимуществ, указываемых Иудействующими и обличить их, Апо­стол выставляет их в своём лице. Он был Иудеем, не прозелитом, происходил из колена Вениаминова, которое осталось верным дому Давидову и, стало быть, обетованию, соединённому с этим домом; наконец, он был фарисеем, а фари­сеи считали себя лучшими в народе Израильском. При всём том Апостол отка­зывается от этих лучших преимуществ и ищет других - в вере в Иисуса Христа.

Стих 8. Превосходящее разумение (γνῶσις) Христа Иисуса. Все преимущества, даваемыя человеку рождением, или приобретаемыя собственными его усилиями, Апо­стол считает ничтожными (тщетою) и поставляет их ниже познания Христа.

Под познанием же разумеется такое состояние человека, когда он, отрешившись от всего земного и плотскаго, без всякого самолюбия и самомнения, возвыша­ется умом и сердцем к созерцанию духовных предметов, преимущественно же свойств и действий Божиих, открывающихся в делах творения, Промышления и Искупления человека, когда старается уразуметь многоразличную премудрость Божию и проникает в тайны Божественного домостроительства, и когда, возвышая и расширяя свои познания о Боге и о Христе, Спасителе человеков, он начинает лучше понимать и самого себя и предметы мира внешняго и вместе употребляет усилия не только к познанию, но и усвоению совершённого Иисусом Христом Искупления: познать Его, как и сам он познан был от Христа (1Кор. 13:12). [Употреблённое здесь Апостолом слово γνῶσις подавало в древности многим еретикам, а в новейшее время многим критикам, привязывать к нему целыя теории и навязывать их Апостолу. Первые пользовались этим словом для прикрытия своих религиозных заблуждений, а последние для оправдания своих философских вымыслов. Церковь давно разоблачила и осудила еретиков, а безпристрастное изследование обличает новейших толкователей и указывает, что между гносисом еретиков и учением Апостола Павла нет ничего общаго, кроме имени].

Стих 10. Еже разумети Его и силу воскресения Его, του γνῶναι. Святые Златоустый и Феодорит тесно соединяют этот стих с предыдущим и утверждают, что толь­ко верою приобретается познание о Боге, узнаётся сила Воскресения, и эта вера составляет правду. От веры же зависит и общение в страданиях, которое ведёт Христианина к воскресению во Христе.

Стих 11. Аще како достигну в воскресение мертвых. Участие в страданиях Иисуса Христа достигается верою и подражанием, когда Христианин верит, что только Христовы страдания спасли его от проклятия и смерти, и когда самоотверженно отрекается от своей воли, распинает свою плоть со страстьми и похотьми (Гал. 5:24) и безропотно переносит все страдания и даже смерть за Христа. Тогда он умирает во Христе; тогда же он и воскресает вместе с Ним или в Нём. Апостол говорит не о том воскресении, которое будет общее для всех, а именно о воскресении во Христе, так как через него достигается будущее блаженство (Рим. 6:5).

Стих 12. Гоню же аще и постигну. И великий подвижник истины, каким был Апостол Павел, не мог с полной уверенностью сказать, что он достиг совер­шенства, достиг той степени святости, которая делала бы его наследником будущого блаженства. Он должен был гнать, то есть, неослабно и безостановочно стремиться вперёд, подобно состязающимся на ристалище, чтобы достигнуть выс­шей цели.

О немже и постижен бых от Христа Иисуса. Свою жизнь до обращения Апос­тол сравнивает с тем, как будто он уходил от Христа, но был настигнут и пойман в сеть Христову; теперь и он должен гнать вослед Христа, чтобы получить обе­щанную награду.

Стих 13. Задняя забывая, в передняя же простираяся. Основиться, оглянуться назад, окинуть одним взглядом своё прошлое, подвести итог своей деятельно­сти поставляется почти непременным правилом всякого благоразумного чело­века, условием всякого важного действия. Но при этом всегда забывается то опасное действие подобного обзора, что несомненные успехи в достижении за­данной цели, ведут к гордости и самомнению. Особенно же это замечается в деле умственного и нравственного развития, а, стало быть, и в деле достижения спасения.

Понимая очень хорошо эту опасность, Апостол, неуклонно и безостановочно стремившийся к почести высшого звания, старался забывать задняя, то есть свои успехи, и простираться в передняя, то есть к преодолению тех трудностей, которыя предлежали ему. Мы видели, с какою неохотою, с каким самоосуждением принимался он за изчисление своих подвигов (2Кор. 11).

Стих 15. Елицы убо совершенни, сие да мудрствуим. Совершенство здесь разуме­ется Апостольское, в противоположность младенческому состоянию веры (1Кор. 3:1). Этим-то совершенным в вере и прилично задняя забывать, а в предняя простираться; тогда как младенцев лучше поощрять указанием сделанного ими и возбуждением к большим и большим подвигам.

Аще ино что мыслите, и сие Бог вам открыет. Этими словами Апостол предо­стерегает, чтобы Филиппийцы не мыслили иначе, или лучше, требует, чтобы только те думали иначе, которым открыл Господь, чего, конечно, не мог бы сказать ни один противоречащий Апостолу.

Стих 16. То же да мудрствуем и тем же правилом жительствуем. Христианския истины не есть только плоды размышления, но и жизни, а потому и должны быть не только предметами разсуждения, но и правилами жизни.

Стихи 18-19. Плачя глаголю, враги креста Христова. Призывая Филиппийцев к подражанию себе, и побуждая их следовать только таким учителям, которые сходны были с Апостолом, Павел со скорбью указывает на появлявшихся между Христианами лжеучителей, которые, проповедуя крест Христов, своею жизнью изобличали в себе врагов этого Креста. По изображению Апостола Павла и других Апостолов (2Пет. 2:12-14; Иуд. 10-12), эти лица предавались крайнему разврату и чревоугодию. Посему Апостол и говорит, что у них бог чрево и слава их в студе: они даже величаются своими постыдными делами. О несении креста, о распятии на нём своей плоти не могло быть и помину у этих проповедников креста.

Стих 20. Наше житие на небесех есть. Противополагая поведению лжеучителей истинно-Христианское поведение, Апостол доказывает, что они не правы уже потому, что цель Христианина на Небе, что он живёт для Неба и готовится к Небесной жизни. Было бы большой ошибкой приготовляться к какому-нибудь новому состоянию или роду деятельности способами, совершенно противопо­ложными тем, какие требуются тем состоянием. Ко всякому состоянию приго­товляются постепенно совершением таких именно дел, какия приличны тому состоянию. Из поведения же лжеучителей можно увидеть, что они и о Царстве Божием думают такия же непотребства, какия сами совершают здесь. Но думать так крайне нечестиво.

Стих 21. Преобразит тело смирения нашего. Развивая свою обличительную мысль, Апостол говорит, что не только разврат и чревоугодие не свойственны будущей Небесной жизни, но даже и обычная жизнь тела с его потребностями не сообраз­на с нею. Посему как тело, так и условия его существования, всё, что составляет принадлежность и отличительный характер жизни человека на Земле, должно измениться коренным образом. Иисус Христос указал нам пример такого изменения в Своём теле по Воскресении.

В других местах Апостол называет будущее наше тело духовным, нетленным, не­бесным, славным (1Кор. 15:44,53). Здесь он называет его сообразным славному телу Христа. В приведённых словах лежит глубокое основание и вместе и объяснение того, почему мы умираем и после того, как смерть уничтожена победоносным воскресением Иисуса Христа.

Заключительныя увещания и благопожелания (4:1-23).

В конце Послания Апостол увещавает Филиппийцев стоять в предписан­ных правилах благочестия, особенно же призывает к этому некоторых из­вестных в Филиппах лиц (4:1-3). Возбуждая затем в них радость о Господе, Апостол просит быть кроткими, не заботиться ни о чём, но всё испрашивать молитвою у Бога и для пребывания в мире с Богом соблюдать всё, чему они научились у него (4-9).

Наконец, высказывает свою радость по тому поводу, что они заботятся о нём, хотя он ради Господа переносит все недостатки, и ещё раз благодарит за присланную ему Филиппийцами милостыню, как в прежние разы, так и теперь - с Епафродитом, а вместе возсылает благодарность и Богу (10-20). К Посланию присоединены приветствия от находившихся с Апостолом братий, особенно же из дома Кесарева, и обычное благожелание Павла (21-23).

[Стих 2. Еводию молю и Синтихию молю. Много высказано догадок о значении и даже о поле этих лиц; но дальнейшая просьба Апостола споспешествовать им (αύταΐς), яже (αι᾿ τινες) во благовествовании сподвизашася со мною, кажется, не оставляет никакого сомнения, что это были женщины, сотрудницы Апостола Павла, вроде той, о которой упоминает Евангелист Лука, говоря о первой проповеди Апостола в Филиппах (Деян. 16:14-15). Некоторые считают их диакониссами].

[Стих 3. Супружниче присный, σύζυγε. Греческий текст даёт понятие о супружес­кой чете, почему эти слова и относятся некоторыми к именам предыдущего стиха. Другие же принимают их за указание новых лиц, но в таком случае нужно допустить, что под таким определённым названием в Филиппах была известна какая-нибудь чета. Вероятнее то мнение, что здесь Апостол обращается к епископу Церкви Филиппийской и просто называет его своим сотрудником, союзником в деле проповеди.

С Климентом. Этого Климента предание Римской Церкви почитает третьим преемником Римского престола по святом Петре.

Их же имена в книгах животнех. Вместо перечисления имён и трудом различных лиц, Апостол выражается общим образом, что Бог не забудет всех их при даровании вечной жизни. А для большей уверенности в этом представляет Бога записывающим в особую книгу имена всех трудившихся в благочестии].

Стих 5. Господь близ. Возбуждение к радости Апостол сопровождает напоминанием о близости Его. Для страдальцев за Христа эта близость была признаком скорого окончания их страданий.

Стих 11. Аз навыкох, в них же есмь, доволен быти. Довольство своим состоянием и наличными средствами к жизни признаётся правилом высокой мудрости и лучшим средством для того, чтобы быть счастливым. Как истинный мудрец, Апостол лучше многих сознавал важность этого правила и осуществлял его в жизни.

[Стих 22. Целуют вы святии вси. Это все Римские Христиане, посещавшие Павла в темнице и знавшие о том, что он пишет Послание к Филиппийцам.

Иже от Кесарева дому. Трудно допустить, чтобы в числе последователей Христовых был кто-нибудь из членов семейства самого Нерона. Это были разве какие-нибудь придворные или слуги. Предание полагает в числе слушателей Павла философа Сенеку, воспитателя Нерона, и поэта Лукана, племянника философа Сенеки. Есть, впрочем, мнение, что Кесарь здесь собственное имя какого-нибудь Христианина, и в числе 70-ти Апостолов находится один с таким именем].


Комментарии для сайта Cackle

Требуются волонтёры