профессор Александр Васильевич Иванов

Руководство к изучению Нового Завета. Апостол

Послание к Титу

Сведения о Тите

Историческия сведения о лице Тита очень скудны; они разсеяны отрывочно в Посланиях Апостола Павла. Книга Деяний о нем не упоминает. В первый раз его имя мы встречаем в Послании к Галатам (2:1→), откуда узнаем, что он – Эллин, язычник, и по всей вероятности, Антиохиец, а по мнению святого Иоанна Златоустого – Коринфянин. В свою бытность на Соборе Апостольском Апостол привел его в Иерусалим (Галл.2:1) и, вероятно, воротился с ним в Антиохию; но в свое Апостольское путешествие с Тимофеем и Силою не брал его, так как он не упоминается ни в книге Деяний, ни в Посланиях к Солуняном. И только, кажется, в третье свое путешествие (Деян. 18:23), в бытность свою в Антиохии, Павел взял его и был с ним во Фригии и Галатии, потому что в Послании к Галатам упоминает о нем, как о лице, известном им (Гал. 2:1–3).

Оставался ли Тит при Апостоле во время трехлетняго пребывания его в Ефесе, неизвестно; но, отправив туда свое первое Послание в Коринф, Апостол вслед за ним отправил туда же и Тита для собирания от Коринфян милостыни (2Кор. 8:16), и для разузнания о том, какое впечатление произведет на Коринфян первое Послание. Тит принес Апостолу утешительныя известия о Коринфянах (2Кор. 7:13) и, как можно догадываться из подписей под Посланием, снова отправился в Коринф со вторым Посланием Апостола. Дальше мы не встречаем его ни в путешествиях Апостола, ни в заключении и только из Послания к самому Титу видим, что Апостол, проходя по Криту, по освобождении своем из первых уз, оставил его епископом Крита для довершения того, чего не мог окончить сам Павел, и для рукоположения пресвитеров (Тит 1:5). Продолжая это же малоизвестное путешествие, святой Павел из какого-либо города Малой Азии написал ему свое Послание и приглашал его в Никополь Киликийский (3:12), откуда, по всей вероятности, Тит сопровождал его и через Македонию, Далматию, до самого Рима. Последнее известие о Тите мы находим во втором Послании к Тимофею (4:10), где Апостол говорит об отправлении его в Далматию по делам проповеди. Из предания (Euseb. 3:4. Constit. ap. 7:36) только известно, что он был епископом Крита и умер в глубокой старости на 94-м году, будучи девственником подобно своему учителю (Память его 25 августа).

Время и место написания.

Из сведений о жизни Апостола Тита видно, что Послание не могло быть написано раньше пребывания Апостола в Ефесе и раньше прибытия туда Аполлоса (1Кор. 16:12), так как из Послания (Тит 3:13) видно, что Аполлос был уже известен Титу, и во время написания этого Послания находился на острове Крите. Но со времени выхода Апостола Павла из Ефеса и до прибытия в Рим мы не можем указать ни одного промежутка времени, в который можно бы было поместить его путешествие в Крит с Титом. Допускать же, что Апостол посетил Крит в перерыв трёхлетняго пребывания в Ефесе, или мог проповедовать на этом острове во время морского путешествия мимо Крита, когда везён был в оковах в Рим (Деян. 27:7–13), допустить это·- значит основать свои суждения на недоказанных предположениях. Остаётся одно только время для посещения Крита, а значит и для написания Послания к Титу, это – освобождение из первых Римских уз. Из очерка жизни Апостола Павла знаем, что Апостол по освобождении из темницы в 64-м году отправился на Восток и тогда-то был на острове Крит. Потом он поспешил в Палестину и проходил по Малой Азии. Здесь в каком-нибудь городе он в 64-м году отправил Послание к Титу с поручением прийти к нему в Никополь, где он предполагал провести зиму (3:12). Сходство содержания и образа выражения с другими пастырскими Посланиями подтверждает это предположение о времени происхождения Послания к Титу.

Церковь Критская.

Остров Крит, или Кандия, по своей обширности и плодородию названный царицей островов Средиземного моря, в глубокой древности славился многолюдством, торговыми сношениями и устройством государственного порядка, так что лучшие законодатели Греции и Рима считали долгом путешествовать по Криту для изучения тамошних законов.

С упадком Греческих республик и Крит начал приходить в упадок. Римский консул Метелл в 69-м году до Рождества Христова обратил этот остров в Римскую провинцию. Нравственная порча была естественным следствием сброда и столкновения лиц различных национальностей и различных убеждений, привлекаемых сюда жаждою корысти, и проявлялась, как обыкновенно, в разврате и ещё, у Критян, в склонности к обману, так что у Греков говорить по-Критски (κρητίζειν) сделалось синонимом лгать (ψεύδεσθαι). Ещё древний поэт Эпименид, уроженец Крита, отметил это свойство своих соплеменников, и другие поэты (Каллимах, Леонид Тарентский) только подтверждали это замечание Эпименида; но что для нас особенно важно, сам Апостол Павел утвердил истину его слов в своём Послании к Титу.

Кроме природных жителей Крита, родом Эллинов, остров населён был выходцами из различных стран и между ними большим числом Иудеев, которых привлекала сюда торговля и которые, быстро осваиваясь с обычаями и духом островитян, действовали на них разлагающе.

Впрочем, как и везде в это время, они предавались гностическим умозрениям и искали высшого знания в определении различных степеней существ духовного мира; наконец, отличались религиозным и политическим фанатизмом в пользу своего ожидаемого мессианского царства.

Когда началось здесь Христианство, мы не знаем. В числе свидетелей чуда Пятидесятницы были и Критяне (Деян. 2:11), но трудно предположить, чтобы Христианство распространилось здесь прежде прихода Апостола Павла, который вообще не любил утверждать своих Церквей на чужом основании (Рим. 15:20). И о просвещении Критян святою верою от Павла также не осталось сведений; видно только, что Евангелие быстро распространилось по многим городам острова (Тит. 1:5), так что Апостол не успел поставить достаточного количества пресвитеров для Церкви Критской и оставил: с той целью Тита.

Повод к написанию Послания и цель.

Состояние новообращённых Христиан острова Крита требовало усиленной заботы и во многом исправления. Иудеи, вступая в Христианство, вносили в него и свои заблуждения. Многие привлекаемы были к святой вере чудесами и чрезвычайными дарованиями и искали в Христианстве удовлетворения своим гностическим стремлением и грубым мессианским ожиданиям.

Безпокойный дух Иудеев, жаждавший и искавший свободы, особенно пробуждался в рабах и располагал их к возмущениям. Христианство, проповедавшее истинную духовную свободу, казалось знаменем политической свободы. Отсюда у язычников являлось подозрение против Христианства в том, что оно проповедует мятеж и ниспровержение существующого гражданского порядка.

Дух лжи и низкой корысти вторгался в действия и слова Критских Христиан. Апостол чувствовал нужду противопоставить этим Иудейским стремлениям и понятиям здравое учение Христово, и кроме того дать Титу руководство, как вести себя при исполнении своих высших обязанностей в отношении к пастырям и в противоборстве лжеучению.

Предметы содержания.

Послание к Титу почти всё состоит из мыслей и наставлений, которыя встречаются в Посланиях к Тимофею. Сообразно со своею целью, Апостол даёт Титу наставление касательно избрания пастырей Церкви (1-я гл.), и затем научает достойному прохождению пастырского служения (2–3 главы).

ИЗЛОЖЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ПОСЛАНИЯ ДЛЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ.

Наставления касательно избрания пастырей Церкви (1:1–16).

После довольно обширного приветствия, в котором Апостол определяет и предмет и цель своего Апостольского призвания, он прямо показывает, что Тит оставлен в Крите с целью рукоположения пресвитеров для всех городов (1:1–5) и указывает, какими качествами должен обладать епископ и каких не иметь (6–9). Это необходимо Титу иметь в виду по причине умножения лжеучителей, которые своим безстыдством и корыстолюбием только развращают Христиан и своими действиями подтверждают справедливое изречение о Критянах поэта Эпименида (10–12). Долг Тита обличать их и удаляться от их учения, скверного и лживаго, как нечиста сама жизнь их (13–16).

Глава 1:1. Павел раб Божий. Приветствие Апостола Павла к Титу имеет много сходства с приветствием в Послании к Римляном, что указывает на важность наставлений, предложенных в этом Послании Титу. Здесь Павел называет себя рабом Божиим и Апостолом Иисуса Христа, утверждая этим, что дело спасения и избрания людей есть дело Бога Отца; Апостольское же служение – дело Иисуса Христа.

Стих 2. Юже обетова неложный Бог. Не без намерения Апостол называет Бога нелживым, обличая этим общий недуг Критян.

Стих 3. Яви же во времена своя слово Свое. Устроенное от вечности Богом и предсказанное издревле пророками, спасение людей только в определённое время могло быть совершено, что зависело как от воли Бога Отца, так и от возмож­ности людей достойно принять оное.

Стих 5. Да неоконченная исправиши и устроиши по всем градом пресвитеры, якоже тебе аз повелех. Это место чрезвычайно важно, во-первых, в том отношении, что показывает значение предания, которым руководились пастыри Церкви и во времена Апостолов, как и в последующия времена. Апостол Павел не просто повелевает Титу поставить по всем городам Крита пресвитеров, но недоконченное довершить и поставить пресвитеров так, как он ему повелел при отходе из Крита.

Так как в последствии времени мы видим, что во всех древних, так называемых, Апостольских Церквах обряды и практика, соблюдаемые при посвящении в священныя должности, были одинаковы, хотя на них нет прямых, а часто и никаких, указаний в писаниях Апостольских, то естественно предположить, что эта практика основана на устном предании, ведущем своё начало от самих Апо­столов. В данном случае мы видим, что письменному наставлению Апостола предшествовало устное поручение. Если же Павел затем пишет особое Послание Титу, то не столько для него самого, сколько для Критских Христиан, которые должны были из Послания Апостола убедиться в правах Тита, как это можно видеть из заключительного приветствия Апостола, которое обращено не к од­ному Титу, а ко всем верующим.

Во-вторых, Апостол здесь упоминает о пресвитерах, которых, очевидно, отли­чает от епископов, и хотя под именем пресвитеров большая часть толкователей (Златоустый, Феодорит, Феофилакт, Иероним и другие) разумеют здесь епископов, как их дальше называет сам Апостол (7), и как их называли в Церкви Апостольской; но здесь достойно внимания то, что пастырей Церкви (пресви­теров или епископов) должен поставлять Тит – не по избранию низших чинов Церкви, как утверждают лютеране, а по силе преданной ему от Апостола вла­сти; так что, как сами Апостолы получили от Господа власть поставлять епис­копов и пресвитеров, так передали эту власть и своим преемникам.

Относительно епископов только известно, что хотя Апостолы сами единолично поставляли епископов, но своим преемникам заповедали, чтобы епископа по­ставляли два или три епископа, как это соблюдается в Восточной Церкви и доныне (1-е Правило Святых Апостол).

Стих 6. Чада имый верна. В числе качеств, потребных для пресвитера (или епис­копа), представляется, чтобы он имел детей верных, то есть Христиан и неуко­ряемых в распутстве и непокорности, потому что, как замечает Апостол в дру­гом Послании (1Тим. 3:5): аще кто своего дому не умеет правити, како о Церкви Божией прилежати возможно.

[Стих 7. Не себе угождающу (не дерзу, не напрасливу), не гневливу. Блаженный Феодорит замечает, что слова не себе угождающу означают: дерзкаго. Таким об­разом разность значений одного и того же слова была причиной, что в Славянском переводе вместе с самоугождением запрещаются дерзость и с гневливос­тью – напрасный гнев].

[Стих 9. Держащемуся верного словесе по учению. Если для кого, то особенно для пастыря необходимо держаться верного слова или образца здравого учения, потому что он строит спасение не своё, но и многих].

Стих 10. Наипаче же сущии от обрезания. Предостерегая Тита от поставления недостойных людей во пресвитеров, Апостол указывает на множество обман­щиков и пустословов, особенно среди Иудеев, которые, вероятно, держались каб­балистических измышлений и толкований, и притом страдали другим недугом – ко­рыстью. Нужно думать, что и в Церковь они вступали побуждаемые этою же страстью. По крайней мере, многие из них стремились предвосхитить себе Церковныя должности с корыстным расчётом.

Стих 12. Рече некто от них свой им пророк. [По мнению Феодорита, Апостол здесь цитирует поэта Каллимаха, который в своём гимне к Юпитеру (7) действи­тельно называет Критян лжецами за то, что они построили у себя гробницу Зевса, который безсмертен. Но Каллимах был родом из Киринеи в Африке, а не из Крита, как называет здесь Апостол, и приводит не весь стих, который находится у Апостола, а только начало. И потому гораздо справедливее со Златоустым и Епифанием считать, что] этот стих Павел взял из Эпименида, древнейшого стихотворца, родом из Крита, жившого за 658-мь лет до Рождества Христова. По свидетельству Платона, Плутарха, Цицерона и других, Эпименид действи­тельно обладал даром прорицания, почему, думают, Павел не без основашя назвал его здесь пророком. Впрочем, в этом случае Апостол мог применяться к обык­новенному словоупотреблению своих современников, которые называли поэтов пророками. Ссылаясь на свидетельство языческого писателя, Апостол, конеч­но, не придавал особенной важности их мнениям, относительно религиозных истин, а только отрывочно брал приведённое выражение, показывая, что и в творениях языческих писателей можно найти истину.

Что касается содержания приведённого стиха, то оно вполне соответствовало характеру Критян: они были не только лжецами, но и злыми зверьми по своим нравам и действиям, они предавались обжорству и лености, почему и названы утробами праздными, или, как некоторые разделяют, утробами и ленивыми. Апостол применяет это выражение к тем обманщикам и пустословам, кото­рые, обходя дома Христиан, предавались объядению и празднословию.

Стих 13. Обличай их нещадно, да здрави будут в вере. «Итак, здравие состоит в том, чтобы не вводить ничего ложнаго, ничего чуждаго» (Златоустый). Не­щадное же обличение равняется здесь сильному лекарству, которое необходимо для уврачевания недуга.

Стих 14. Не внимающе Иудейским баснем. Так названы у Апостола Иудейския толкования Закона, которыя и у Спасителя названы преступными преданиями (Мф. 15:3).

Стих 15. Вся убо чиста чистым. Иудейския предания главным образом относи­лись к различению чистых и нечистых животных, к соблюдению и осквернению Суббот и праздничных дней. Уже Спаситель высказал ту глубокую и многозна­менательную истину, что не входящее во уста сквернит человека, но исходящее из уст (Мф. 15:11); что скверна исходит от сердца (18). Теперь Апостол повто­ряет и доказывает то же самое.

Стих 16. Бога исповедуют ведети, а делы отмещутся Его. Это особенно можно было сказать об Иудеях, которые хвалились, что они знают Бога, и нарушали Его заповеди (Ин. 8:54–55). Можно было впоследствии то же сказать и о гности­ках, которые хвалились таким знанием природы и свойств Божиих, каким чело­век не обладает и относительно себя и окружающих вещей. Истинное Богопознание состоит в любви к Богу, а любовь проявляется исполнением запо­ведей Божиих.

Не любяй, не позна Бога (1Ин. 4:8), егда же Бога любим и заповеди Его соблюдаем (1Ин. 5:2). Итак, чьи дела несообразны с требованием Закона Божия, тот не знает Бога, или хуже – тот отвергся от Него.

Наставление к должному прохождению своего служения; завершение Послания (2:1–3:15).

Научая Тита избирать достойных руководителей стада Христова и обе­регая здравое учение от повреждений лжесловесников, Апостол даёт прави­ла поведения для разных возрастов и состояний: чтобы старики были степен­ны и здравы в вере, старицы одевались прилично и удерживались от клеве­ты и пьянства, наставляли бы молодых жён любить мужей и быть целомуд­ренными (2:1–5); чтобы эти же качества – целомудия и степенности – обна­руживали в своих делах и юноши, стараясь ими посрамить противников Христианства (6–8). Особенно же Апостол просит увещавать рабов к повиновению и к чистой жизни, согласно с учением Спасителя, потому что, прибавляет он, спасительная благодать Божия явилась для того, чтобы научить Христиан благочестивой жизни здесь и ожиданию блаженства в будущем от Христа, Ко­торый и пострадал для избавления нас от нечистоты (9–14). Так должен был учить и Тит со всякою властью (15), напоминая Критянам о повиновении и кротости (3:1–2), потому что и все люди некогда были рабами греха, но спасены человеколюбием Божиим, в таинстве Крещения и излияния Святого Духа, дабы предназначены быть наследниками жизни вечной (3–7). Желая, чтобы Тит подтверждал это верное слово и отрицался глупых состязаний с лжеучителями, Апостол советует отвращаться от еретиков после двукратного вразумления (8–11).

Наконец, приглашает Тита, по приходе посланного от него, прийти в Никополь; просит позаботиться об отправлении Зины и Аполлоса, выстав­ляя эту заботу как средство упражняться в добрых делах, и посылает ему приветствия от других и от себя (12–15).

Глава 2:2. Старцем трезвенным быти.

[Некоторые под старцами, πρεσβύτοι, разумеют здесь пресвитеров или еписко­пов, о которых Апостол говорит выше, что они не должны быть пьяницами; но так как далее Апостол говорит о старцах, о молодых жёнах и юношах, то отсю­да должно заключить, что его] наставление относится не к должностям, а к возрастам. На пастыре Церкви лежит обязанность руководить всеми, начиная от старейших и оканчивая младшими. Старцам он внушает бдительность, трез­венность, или ту духовную осторожность, которая позволяет человеку яснее видеть и обсуждать свои действия и отношения и не допускать его увлекаться обольщениями, засыпать под влиянием страсти. Другое качество стариков – чес­тность, или степенность, не только во внешнем виде и положении, но и в делах, в словах и даже в мыслях, третье – целомудрие, или, как изъясняет святой Иоанн Златоустый, разсудительность, то есть здравое состояние ума. Наконец, здравие в вере, в любви и терпении, ибо можно веровать не здраво, любить же не целомудренно и терпеть с унынием.

[Стих 3. От стариц требуется приличие в словах, приличие в обращении – и указывается их долг быть примером и наставлять юных супружеской любви].

Стих 5. Целомудренным, чистым. Первое относится к внутреннему состоянию души, почему и называется мудростию, второе – к внешнему и, так сказать, телесному поведению жены.

Да не слово Божие хулится. Везде и во всем Христиане должны прославлять Бога и все свои дела располагать так, чтобы через них не поносилось святое имя Божие.

Стих 7. Во учении независтное (целость). Проповедуя другим, сам Тит должен служить образцом в делах и в учении. От учения его требуется целостность или чистота: не должно быть ни уклонений, ни двусмысленностей, ни потворства страстям, ни противоречий, ни лести и заискиваний у сильных и непокорных; и все чтобы сопровождалось собственным примером.

[Стих 9. Рабы (в Русском прибавлено: увещавай) своим господем повиноватися. Это наставление было особенно важно для Христиан Критских, так как в их среде рабы, под влиянием учения о принесении свободы Мессиею, земным царем и завоевателем, доходили до прекословий господам и неповиновений, а под влиянием корысти позволяли себе воровство].

Стих 10. Да учение Спасителя, нашего Бога, украшают во всем. Как учение Христово может служить украшением для всех людей, так и люди своим поведением могут служить украшением для учения Христова.

Стих 11. Явися благодать Божия, спасительная всем человеком. Благодать здесь в самом общем смысле, как совокупность всех благодатных даров или даже в смысле Подателя всякия благодати, Христа.

Стих 12. Наказующи нас, да отвергшеся нечестия. Цель явления благодати, чтобы научить нас отвергать нечестие, избегать всего того, чем увлекается мир ко греху, сделаться благочестивыми.

Стих 13. Ждуще блаженного упования и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Явление благодати научило людей ждать явления славы. Оба явления так связаны между собою, что для кого наступило первое, тот видит духом и последнее. Выражения: Бога и Спаса нашего оба относятся к Иисусу Христу, и потому это место представляет одно из важнейших доказательств Божества Иисуса Христа (Рим. 9:5, 2:9).

[Стих 14. Люди избранны. Выражение взято из Ветхого Завета (Исх.19:5; Втор. 7и другия), где оно прилагалось к избранному народу и показывало как его особенную близость к Богу, так и особенныя обязанности в отношении к Нему. И здесь Апостол говорит, что Христиане должны быть ревнителями добрых дел].

Глава 3:1. Воспоминаний тем начальствующим и владеющим повиноватися. Такое напоминание было тем необходимее для Критян, что они, будучи свободолюбивыми по своей природе, очень не расположены были покоряться чужеземной власти. Иудеи же всегда чувствовали тяжесть чужого ига. Отсюда и частыя возмущения на острове Крит, поднимаемыя не только туземцами, но и евреями.

На всякое доброе дело. Этими словами Апостол, с одной стороны, ограничивает предел повиновения гражданской власти: повиноваться власти нужно, стало быть, только в добрых делах, когда власть не идет прямо против Божественных повелений. С другой стороны, призывая Христан участвовать во всяком добром деле, Апостол этим самым побуждает нас участвовать во всех благих общественных предприятиях и, в частности, благословляет нас на занятия всякими добрыми и полезными искусствами и науками (Флп. 4:8).

Стих 3. Бехом бо иногда и мы несмысленни. Апостол изображает состояние людей до обращения к Христианству и разумеет преимущественно язычников, хотя сам таковым не был. На первом месте полагает неразумие, то есть неведение Бога, потом непокорность заповедям Божиим; далее заблуждение, уклонение от прямого пути истины и добродетели, и, наконец, рабство похотям и удовольствиям. Апостол с намерением упоминает о рабстве, чтобы показать, что и при внешней свободе можно находиться под тяжёлым игом.

Стих 5. Не от дел праведных. Явление благодати совершенно не зависело от наших заслуг, а было делом великой милости Божией.

Спасе нас банею покибытия и обновления Духа Святаго. Ближайшим образом человек сподобляется получить себе спасительную благодать Божию в таинстве Крещения. Так как оно требует прежде всего умерщвления ветхого человека или очищения грехов, и похотей его, то и называется банею, омывающею и очища­ющею; и как затем следует возрождение человека к жизни святой, а возрождение далее называется банею пакибытия. Частнее в обновлении Духом Святым можно видеть указание на таинство сошествия Святого Духа, ныне миропомазания.

Стих 7. Наследницы будем по упованию жизни вечныя. Иудей, исполнивший За­кон, оказавший почтение родителям, мог надеяться, что он получит наследие в земле Обетованной и будет на ней долголетен. Христианин надеется высшого и большаго: он делается наследником в Царстве Божием и получит жизнь вечную.

Стих 9. Буих стязаний. Гностики, как и Греческие софисты, любили состязания, споры о предметах религии, стараясь ложными софизмами доказать свои умствования или запутать малоопытных. Но слово Божие не в препретелъных человеческия премудрости словесех (1Кор. 2:4); Христианский учитель должен избегать родословий, то есть исчислений имен, порядка и происхождения эонов; рвений и сваров законных, о Законе и его требованиях, особенно же об Иудейских толкованиях на законы.

Стих 10. Еретика человека по первом и втором наказании отрицайся. Еретик и ересь в первоначальном значении прилагались ко всякому религиозному и даже политическому отделению или возмущению. В таком случае – возмутителя, производящого разделение во внешнем устройстве общества, уклоняющагося от законного и правильного понимания религиозных истин, слово еретик могло быть приложено к лжеучителям Критским. Наказание же, а затем из-за непокорнос­ти и отрицание от еретика заповедано было и Иисусом Христом (Мф. 18:17).

[Стих 12. Егда послю Артему. Кто был Артема, неизвестно, так как о нём нигде больше не упоминается.

Потщися приити ко мне в Никополь. С именем Никополя было известно не­сколько городов: один в Эпире, построенный Августом в память своей победы при Акциуме; другой Никополь был во Фракии; третий – в Киликии близ Тарса. Подписи на Послании полагают Никополь Македонский, то есть в Эпире; но с большею вероятностью можно признать Киликийский, так как Апостол нахо­дился в Малой Азии].

[Стих 13. Зину законника. Вероятно, вместе с Титом в Крите были оставлены Зина и Аполлос. Их теперь Апостол требует к себе. Зина называется законни­ком, вероятно, как сведущий в Законе Моисеевом. О нём больше нет сведений].

Стих 14. Да учатся и наши добрым делом прилежати. Забота о странниках и о нуждающихся есть одно из прекрасных средств упражнения в добрых делах. Иудеи и даже язычники знали эту добродетель. Апостол предписывает в ней упражнения и Христианам.

Стих 15. Благодать со всеми вами. Указывается назначение Послания не к одно­му Титу, но и к другим верующим.


Комментарии для сайта Cackle