протоиерей Александр Лебедев

Глава 5

Дела милости телесной. – Раздача милостыни просящим. – Помощь крестьянам. – Помощь, оказанная сиротам. – Скрытная благотворительность. – Наказанный обман. – Посылка милостыни на родину. – Христианское странноприимство. – Посещение больных и попечение о них. – Заступничество за неправедно обвиненных. – Посещение заключенных в темнице. – Средства Святителя для благотворительности. – Собственные лишения и упование на промысел Божий.

Определив себя на служение ближним в делах благотворительности, святитель Тихон предался этому роду служения с тем же усердием и с той же ревностью, с какими он проходил свое архипастырское служение. Благотворительность ближним сделалась для него такой обязанностью, в которой открылся для него источник скорби и печали, утешения и радости.

Чтобы в порядке и полноте изобразить ее, мы сперва скажем о делах милости телесной, а потом – о делах милости духовной.

Дела милосердия и сострадания свт. Тихона к бедным и несчастным были весьма разнообразны. Он, как справедливо замечает его келейник, по-евангельски творил дела милосердия: алчущего напитал, жаждущего напоил, странного привел в дом свой, нагого одел, больного посетил, к заключенным в темнице не переставал ходить до самой кончины, для неправедно обиженных был заступником и ходатаем, сиротам – покровитель и кормитель, угнетенных защитник.

По сочувствию ли к простому народу или потому, что хорошо знал бедственное положение многих крестьян, особенно господских, Тихон больше благотворил простому народу – крестьянам, хотя в то же время не отказывался помогать бедным и из других сословий.42 То он сам выведывал о нуждах крестьян в разговорах с ними и, смотря по тому, помогал им. То сами нуждающиеся крестьяне, слыша о его милосердии, стекались к нему со всех сторон и, изъясняя перед ним свои нужды, просили у него помощи, которую непременно и получали. «Лишился ли, например, кто дома от пожара, Тихон давал деньги на обзаведение нового. Болезнью ли и немощью или какими другими случаями доведен ли был кто до нищенства – он давал ему пособия, и не только для пропитания, но и для основания будущего безбедного состояния. Многим бедным крестьянам для обзаведения хозяйством и для работ давал скотину, земледельческие орудия, а для посева – хлеб. Один раз во время неурожая хлеба в Задонске помощь его была особенно заметна и спасительна для бедного народа. Каждый раз при вратах монастыря и при его кельи являлись алчущие, которым каждый день раздавал он деньги и хлеб, за что и был осыпаем сердечными благословениями народа. В другой раз в Ельце сделался пожар, и он, чтобы помочь погоревшим, сам ездил в Воронеж и Острогожск для сбора подаяний».43

Доступ к свт. Тихону был у всех. Сначала он сам являлся к бедным и сам раздавал подаяния, но потом, когда многие стали приходить ко времени раздачи милостыни из одного любопытства посмотреть Святителя, он стал реже показываться, чтобы избежать любопытных взоров приезжих, и принужден был благотворить не лично, а через своих келейных. Привыкнув видеть лицо самого Святителя и лично ему объяснять свои нужды, многие бедные нередко оставались недовольными заочной подачей и роптали на него за скудость милостыни. Тогда он опять являлся сам, терпеливо, с кротостью выслушивал жалобы, а иногда и бранные слова, и иной раз прибавит, а иной раз откажет таким назойливым и дерзким просителям. Но случалось, что вскоре или на другой день, жалея о том, что отказал, велит келейнику отнести деньги к бедняку, отпущенному без прибавки, чтобы утешить его.

Особенно живо Тихон сочувствовал положению бедных сирот и несчастных семейств. Приведем здесь один случай. Однажды, в бытность Святителя в Ельце, у Ростовцевых, является к нему бедная мещанка – вдова с 5 малолетними детьми. «У меня нет ни куска хлеба, ни одежды, ни копейки денег, – говорит она Святителю. – Помоги, владыко, чем можешь». Тихон немедленно принял участие в исправлении положения ее семейства. Двух мальчиков взял к себе на воспитание, а остальным стал помогать деньгами. Впоследствии, во время своих приездов в Елец, он заходил к бедной вдове и, не застав ее, оставлял деньги на столе, что возбуждало в бедной матери искреннее благодарение не только милосердному Святителю, но, ради него, и Господу, который являет на земле таких благодетелей.44

Зная, впрочем, что истинная бедность не всегда стоит у дверей щедродаровитых и просит подаяния, но большей частью скрывается и тихо от людей терпит нужды, перебивается с одной крайности на другую, скорбит и плачет, Святитель не довольствовался собственным выведыванием о нуждающихся и личной подачей милостыни, а нередко поручал это дело другим и разнообразил способ своих благотворений. Так, у него был какой-то любимый человек в городе Ельце, душевные свойства которого были ему вполне известны. Этому-то другу он поручал помогать бедным тайным образом. Этот доверенный человек во время базарного съезда в городе ходил по ярмарке, подходил к мужичкам, приехавшим из соседних деревень и сел с хлебом для продажи, заводил с ними разговоры, в которых выведывал о положении и нуждах продавца, начинал продавать хлеб. Сторговавшись по надлежащей цене, он оставлял у крестьянина или только один задаток, или всю цену за хлеб, смотря по собранным сведениям, и затем уходил прочь будто бы для покупки и еще чего. Чтобы оценить эту помощь, стоит только вспомнить, что на этих базарах, особенно осенью или зимой, отягченные оброками, крестьяне продают весь свой хлеб, так что не остается у них или на зиму хлеба, или на весну семян.

Слыша о щедрости Святителя, особенно к несчастным, двое из жителей Ельца вздумали обманом выпросить у него подаяние. Явившись к нему, они со слезами рассказали ему о мнимом своем несчастье – пожаре, говорили, что от огня потеряли все свое состояние. Святитель по обыкновению дал им денег. Довольные обманом, мнимо-погорелые возвращаются в свой город, но, приблизившись к своим домам, увидели их в пламени. Пораженные близостью карающей руки Божией, они поспешили к свт. Тихону и теперь уже с искренними слезами умоляли его, чтобы он испросил им помилование у Господа за их грех и сам бы простил их. Святитель, выслушав в чем дело, в изумлении повергся на колени перед изображением распятия Христова, произнес молитву и, встав, с кротостью сказал: «Просите у Господа всем сердцем и всей душей прощения и помилования. Вы уже наказаны за грех ваш. Молитесь, чтобы не остался праздным сей урок, посланный вам от самого Промысла: отселе вы должны начать новую жизнь». Сказав это, он дал им еще денег и благословил их. Урок действительно не остался для них без пользы. При помощи и руководстве Святителя они изменились к лучшему и своей примерной честностью и трудолюбием заслужили себе общее уважение своих соседей.45

Да образумит этот пример и ныне подобных людей, вымогающих милостыню под разными вымышленными предлогами!

В подаянии милостыни свт. Тихон не ограничивался тем кругом людей, в котором сам жил и действовал, но посылал свою помощь и в другие места. Так, три раза он посылал со своим келейником деньги на свою родину, в Новгород, Валдай и Короцк, для раздачи тамошним беднякам. «В деяниях апостольских написано, – говорил он своему келейнику, когда отпускал его на родину, – что в Антиохии первенствующие христиане собрали милостыню и отправили ее в Иерусалим к бедным христианам. И я хочу послать тебя пешком в село Короцк, к брату моему Ефиму, с деньгами, ибо там, в нашей стороне, есть очень бедные люди. Вместе с братом вы там раздайте, а тебе за послушание мзда от Господа будет». Братьям, которые оставались, вероятно, такими же бедными причетниками, как и прежде, он приказал дать Ефиму (в Короцке) пять рублей, а Петру (в Новгороде) – десять рублей. «Пусть братья сами трудятся, – говорил он, – а на меня не надеются».46 В другой раз, посылая полтораста рублей священнику села, соседнего с его родиной, он написал ему правила, которые тот должен был соблюдать при раздаче этих денег и которые полезно помнить всякому, кто хочет истинно благотворить бедным. «Поступать при раздаче, – писал он, – прошу именно таким образом:

1) как в нашем селе, так и в окольных деревнях проведай самых бедных вдовиц и прочих, которые платят подушнину или оброки или которых держат под караулом за подушнину или оброки;

2) проведав бедность каждого и их число, смекни посланные деньги, сколько кому достанется, и на бумажке напиши у себя в доме...;

3) так сделав, раздавай каждому, смотря по нужде;

4) раздавая же, не говори, что от меня присланы, когда спрашивать будут, потому что деньги – не мои, и родственники мои, узнав, будут на меня гневаться и браниться, что им не прислал. Ты только говори, что прислано от человека убогих ради. Об этом прошу тебя именем Христовым;

5) людям, хотя они и бедны будут, но запивают или ленятся работать, – таким ни копейки не давай. Нищим, которые ходят по улице и под окно со шалгунами, отложи рублей десять и, собрав их, раздай им, смотря по бедности;

6) что кому отдашь, то напиши на сей тетради и с сим письмовручителем пришли ко мне, как он из Петербурга будет ехать обратно сюда;

7) себе за труды – три рубля, а ежели мало покажется, пять рублей возьми из сих денег, когда хочешь. Прошу покорно потрудиться ради Христа, который за труды твои воздаст тебе Своей милостью».

Из этих правил видно, что Святитель, во-первых, на деньги, данные ему на раздачу бедным, смотрел как на принадлежащее единственно и исключительно одним бедным, находящимся в крайних нуждах, и потому не распоряжался ими по личным расчетам, по видам родства. Во-вторых, делал самый осторожный выбор в нуждающихся, и в-третьих, не лишал мзды и помогающих ему в этом деле, а ценил их труды.

Милосердию свт. Тихона обязана своим существованием и бывшая деревянная, ныне – каменная, богадельня в городе Ливны Орловской губернии, устроенная на Георгиевской площади при церкви Св. Георгия. Строение деревянной богадельни было поручено протоиерею ливенского собора, о. Стефану, которого и просил извещать о ходе дела. В этом деле, как впрочем и во всяком деле милосердия, Святитель принимал горячее участие. Он входил в мельчайшие подробности этого учреждения и с нетерпением ожидал его окончания. Когда о. Стефан донес ему, что «за распутицей, дело это нынешним осенним временем исправиться не может, и не благоволено ли будет перевозку материалов отложить до пути», Святитель отвечал ему письмом, в котором умолял его «ради Христа постараться, не можно ли ныне построить, чтобы было где бедным покоиться, на пристойном месте». Так спешил он в делах милосердия!

Питая алчущих и жаждущих, одевая нагих, свт. Тихон принимал странствующих, посещал больных и успокаивал их. Малая келия его по временам становилась то странноприимной для бедных, то больницей для больных. «Как бедным сиротам и старичкам, так и всем странникам его келии были прибежищем и прокормлением, – говорит один его келейник, – ибо странноприимство у него было невозбранное».

Творя дела милосердия телесного, Святитель при этом не оставлял и дел милосердия духовного. Так, если ему приходилось услышать из уст своих гостей «осудительные речи», он тотчас, кто бы ни был его гость, останавливал его, делал ему выговор, говорил приличное наставление и, вообще, от предосудительных речей отвращал, затворяя таковым уста и требуя от них, чтобы впредь никогда он того от них не слышал.47

«Если кто из крестьян, идущих на работу или на богомолье, заболеет дорогой, то у него все таковые больные находили спокойное пристанище и отеческое попечение. Он сам ходил за ними, сам успокаивал их. Он приносил им свою подушку и колпак, приказывал повару получше готовить для них пищу, сам поил их чаем раза по два или по три на день, держал крепкие напитки с лекарственными настоями на случай больных и пользовал оными. По часу и более просиживал возле них, утешал и ободрял их своими приятными и успокоительными разговорами. Иные из больных выздоравливали и отходили от него с наградительным напутствием на дорогу, а иные умирали. В таком случае Святитель заботился, чтобы они были напутствованы по обряду православной Церкви, причем присутствовал лично, приказывал келейнику с поваром выкопать могилу и сам бывал при погребении».48

Таким же утешителем и врачом бывал Святитель и для монашествующей братии. Если он слышал, что кто-нибудь из братии заболевал, то являлся к больному, утешал его своей беседой, высказывая притом те успокоительные мысли, которыми и сам утешал себя: «Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого..., которого принимает» (Евр. 12:6), что «наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью» (Евр. 12:11), что Господь искушает наше сердце и хочет обличить перед нами наши внутренние расположения – или любовь к Нему и преданность, когда терпеливо переносим болезнь или малодушие и маловерие, если ропщем на Него – что терпение в болезни делает нас участниками в язвах и страданиях Христовых и приносит богатый плод и т. д. К духовному утешению Святитель прилагал чай и пищу, приспособленную к природе и желанию больного.49

Прибегали к Святителю и обиженные, и он был верным заступником и ходатаем. Главным образом он заступался за крестьян перед их господами. Слыша жалобы о жестоком обращении последних с первыми, он иногда сам являлся к господам и своим личным предстательством, силой своей кротости, своего смирения и действенного слова успевал склонять их к кроткому обращению с крестьянами и даже у самых суровых испрашивал милости, снисхождения и прощения.

Но были, впрочем, и другие случаи его ходатайства за несчастных. Вот один из таких случаев, увенчавшийся необыкновенным успехом. Однажды, прохаживаясь около монастыря и зайдя в бывшую за оным небольшую рощицу на горе, он увидел бедных детей и с ними – трех женщин, горько о чем-то плачущих. Сострадательный Святитель пожелал узнать о причине их слез. По распросе оказалось, что это члены семейства – из соседнего дома, осиротевшего вследствие того, что их отцы, два родных брата, по клеветам и наветам, отданы в военную службу. На руках их престарелой матери и жен осталось девять малолетних детей.

Живо тронулся Святитель несчастным положением семейства и, взяв его на свое попечение, стал присылать им на пропитание хлеб и деньги. Но кто может заменить для матери сына, для жены – мужа, для детей – отца? Святитель хорошо чувствовал это, и потому, разузнав все дело обстоятельнее и уверившись в невинности обвиненных, решился во что бы то ни стало возвратить семейству их полное счастье. Несмотря на то, что дело, по-видимому, было уже потеряно, ибо оба брата уже давно были разосланы в разные пограничные полки, он написал от имени сирот просьбу в Св. Синод и, при письме к петербургскому митрополиту Гавриилу, отправил ее с нарочным из своих келейников. Дело подвергнули новому рассмотрению. Оказалось, что суд действительно был неправый, и оба брата, к несказанной радости их семейств и утешению Святителя, возвращены были в свои дома.50

Таким же другом-утешителем был свт. Тихон и для заключенных в темнице. Посещать их для него было особенным наслаждением, для которого он жертвовал своим спокойствием, решаясь всякий раз на довольно далекий путь. Пока Задонск еще не был уездным городом и ближайшие темницы были в Ельце, за 40 верст от Задонского монастыря, Тихон нарочито ездил туда, чтобы посетить тюремных узников. Отправляясь в Елец под предлогом посещения друзей или каких-либо покупок, он строго запрещал сопровождавшему его слуге разглашать о тайне его поездки, а чтобы не быть замеченным в городе, приезжал обыкновенно вечером и, оставив свой экипаж за городом, сам приходил в тюрьму пешком. Входя сюда, он приветствовал узников, как братьев, садился с ними, дружески расспрашивал каждого о причине его заключения и каждому, смотря по нужде, предлагал слово участия и любви. Невинно страждущих ободрял к благодушному несению креста, виновным указывал на Распятого, чтобы в Нем одном имели они исцеление от ран душевных в деле исправления, выкупал заключенных за долги. Выходя из темницы и прощаясь с заключенными, он просил принять от любви его то, что Бог послал и что он принес с собой. После этого он немедленно удалялся из темницы, заходил в богадельню с такими же приношениями, затем, нисколько не отдохнув от поездки, отправлялся назад из города, сопровождаемый сердечной благодарностью тех, которых он утешил своим посещением. А когда знакомые граждане города узнавали о прибытии и искали его, свт. Тихон немедленно оставлял город и удалялся так поспешно и тайно, что искавшие и следов его не находили.

Таковы были милосердные деяния этого нищелюбивого Святителя! Он так любил благотворить, что в тот день, когда приходящих бедных бывало у него более и когда он больше раздавал денег и прочего, он в тот вечер бывал радостнее и веселее. А если в какой день было мало просителей или и вовсе никого не было, в тот вечер он прискорбнее бывал.51 Оттого дела благотворения нередко служили для него врачевством от уныния, как и выразился об этих случаях отечественный учитель Церкви, что эту душевную рану (т. е. уныние) он излечивал тем, что тотчас делал кому-либо новое добро.52

Описывая дела милосердия свт. Тихона, один келейник в заключение пишет: «Смело скажу, что он, по Иову святому, был око слепым и нога хромым; двери у него всегда отворены для всех приходящих, и все (кто ни приходил) находили у него готовыми пищу, питие и спокойствие». 53

На дела милосердия, как мы и видели выше, святитель Тихон определил всю свою пенсию – 500 рублей ассигнациями в год. Без сомнения, для столь обильных, разнообразных и великих дел милосердия было весьма недостаточно такой суммы, особенно когда вдруг приходилось помогать большими суммами. В таких случаях Святитель с делом милосердия соединял и подвиг смирения. Когда оказывалось нужным подать кому-нибудь помощь, а собственных средств у него к тому недоставало, он или продавал имеющиеся у него не совсем нужные вещи, или ездил к знакомым и собирал подаяния, как мы и видели, например, в том случае, когда нужно было помочь погоревшим в городе Ельце. Главным же и постоянным источником средств для милостыни были приношения его друзей, которые, будучи расположены Святителем к благотворительности, или лично ему оказывали дела благотворения, или же в его распоряжение отдавали свои приношения, назначаемые для бедных.

Назначив всю свою пенсию для бедных, он не считал ее уже своей и никогда не тратил из нее ни копейки для себя. Он иногда терпел немалые лишения, но пенсию все-таки употреблял по назначению. «Случалось, – говорит его келейник Иоанн, – выходил у него весь чай и сахар, которые употреблять он находил для себя полезным, или чувствовался недостаток в пище, так что приходилось, как ему самому, так и его келейным, терпеть недостаток по несколько дней. Несмотря на это решение свт. Тихона раздавать пенсию бедным оставалось неизменным. Келейные начинали роптать на него, но он, имея твердо упование на благой Промысел Божий, внушал это же чувство и это же упование на Бога и келейным, обнадеживая их скорой помощью. И, действительно, дня через два или три кто-нибудь из его друзей присылал к Тихону все нужное для него самого и для его келейных».

Если ты хочешь почтить Жертву, то принеси в жертву душу свою, за которую принесена Жертва: душу свою сделай золотой. Если же она хуже свинца и глины, а ты приносишь золотой сосуд, какая из того польза? Мы требуем в дар Богу ваши души, ведь ради душ принимает Бог и прочие дары. Хочешь почтить Тело Христово – не испытывай презрения, когда видишь Христа нагим. Сначала напитай Его, алчущего в лице нуждающегося, и тогда уже употреби остальное на украшение трапезы Его (храма). Итак, украшая дом Божий, не презирай скорбящего брата: этот храм превосходнее первого. Те украшения могут похитить, а что сделаешь для брата, алчущего, бездомного и нагого, того и сам диавол не может похитить: оно сберегается в неприступном хранилище.

Укрась и язык кротостью и смирением, сделай его достойным призываемого тобою Бога, наполни благословением и многою милостью; можно ведь и словами творить милостыню.

Святитель Иоанн Златоуст

* * *

42

Например, он снабжал бедных девиц благородного происхождения приданным, чтобы они могли прилично выйти замуж.

43

Из жизнеописания при его сочинениях.

44

Жизнь св. Тихона. СПб., 2 изд., стр. 157–159. 130

45

Москвитянин. 1843 г., кн. 4, стр. 473. 132

46

Да не подумает кто-нибудь, что святитель Тихон мало благотворил своим братьям, которые с такой самоотверженной любовью заботились об его образовании. Описатели его жития – келейники, – обращая главным образом внимание на общехристианские дела милосердия Святителя, упускали из вида его отношение к родным, потому и мало говорят об этом. Впрочем, несмотря на скудность сведений в этом отношении, все-таки, сохранились некоторые из них, которые дают нам возможность оценить эти отношения. Так, без сомнения, по его ходатайству и распоряжению, еще в бытность его в Новгородской епархии, старшего своего брата, дьячка Ефима Савельева, он возвел в сан диакона, а при отъезде в Воронеж взял его сына, мальчика Филиппа, с собой, дал ему воспитание в своей семинарии. После ее окончания сделал его диаконом в селе Липовка. Была у него еще племянница, о которой он также заботился, но она скоро умерла. В этой смерти Святитель видел особенное действие промысла Божия, которым разрешалась его исключительная привязанность и давалась ему свобода быть полезным для всех. Притом его собственное благочестие, его милосердие ко всем гораздо благодетельнее действовали на его родственников, чем исключительная привязанность к ним или благотворение. Важнее всего было то, что он возбуждал в них довольство своим жребием, а это при благочестии составляет основание нашего благополучия. Все это мы можем видеть и из того обстоятельства, что Святитель отказал в просьбе Липовскому помещику рукоположить его племянника, диакона Филиппа, во священники. «Филипп священнической должности не понесет», – сказал Святитель, и Филипп остался диаконом. Его сын Димитрий теперь – заштатным причетником в Липовке. Он сдал свое место сыну своему Иоанну, старший брат которого, Александр, – дьячком в селе Пушкарское. В такой скромной доле остались его родственники. Это весьма поучительно для нас. «Жизнь св. Тихона». СПб., 2 изд.

47

Из записок Иоанна келейника. 136

48

Записки Чеботарева.

49

Из записок Иоанна келейника. 138

50

Из записок Иоанна келейника.

51

Записки Чеботарева.

52

Там же.

53

Филарет Митрополит Московский в беседе на 1 ноября 1855 г.


Источник: Собрание творений : в 5 томах / Святитель Тихон Задонский. – Москва : Изд-во Сестричества во имя свт. Игнатия Ставропольского, 2003-. (Святоотеческое наследие). / Т. 1. Житие, слова. Наставления пастве, родителям и детям, священникам. «Плоть и дух». – 800 с. / Прот. А. Лебедев. Святитель Тихон Задонский и всея России чудотворец. Его жизнь, писания и прославление. 4-346 с.

Комментарии для сайта Cackle