архиепископ Алексий (Лавров-Платонов)

III. УЧЕНИЕ, ИСТОРИЯ И ПРАКТИКА ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ И ПОСТОРОННИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ ЕПИСКОПА

Сколь несомненна и ясна принадлежность епископу судебной власти на основании Слова Божия и церковных правил, столь же очевидно и непререкаемо подтверждается эта мысль и другими свидетельствами непререкаемого авторитета. – 1) Эта мысль принята и ясно выражена в символических книгах Православной церкви и составляет непременный член догматического ее учения; 2) она засвидетельствована целым рядом изречений отеческих и свидетельств исторических; 3) она ясна в законах греко-римских императоров; 4) она выражена в практических источниках нашего русского церковного права; 5) она составляет основу ныне действующего права всех частных Православных церквей, за исключением Церкви Сербского княжества и 6) наконец признана канонистами и учеными, занимавшимися исследованием этого предмета.

По обстоятельствам, изъясненным нами выше (о Слове Божием и церковных правилах) и здесь мы находим себя вынужденными приводить все свидетельства с буквальною точностью.

1) Символические и догматические книги Православной церкви

Послание патриархов Восточно-кафолической церкви о Православной вере к Великобританцам

В послании к Святейшему Синоду, посланном Восточными патриархами в сентябре 1723 года, читаем: „прочетше от Великобританцев к нам паки писанная, и познавше разум их, се, пространнее и преисполпеннее пишуще, посылаем изложение и мудрование Православной веры, яже у нас Христовы Святой Кафолической Восточной церкви, которое изложение есть и ответ известный на вся простираемая к нам стязания, в предложенных ими, и кроме сего ничто же ино имамы рещи и отвещати. Советуем же и вашей братской честности, да якоже изначала приемше содержите и мудрствуете, от всея души и сердца и христианского благоговения, догматы Православной веры сея, яже у нас Восточной Святой Христовы Церкви, тако и отныне и впредь имате пребывати непреложно и непоколеблемо в тех же благочестивых Православия догматех, и пределех, и заповедех, и чиноположениях во правительствующей же, и во всякой Церкви, обретающейся во одержании вашем, во еже бы, сиречь, отнюдь разглагольствий некиих иных не творити никогда, и не предлагати предреченным о Божественных догматех благочестивой нашей веры и Православия: зане сии самые Православные догматы прежде исследованы, и с правым рассмотрением, древле известно определены от Святых и Вселенских соборов и Богоносных Святых Отец, преданы же и непрерывно и неуклонно Святой и Кафолической нашей Церкве служением соблюдаются, якоже учреждены и определены суть: и не лет есть ни приложити к ним ино что, ниже отнюдь отъяти что от них. На сих весь, без изъятия, Собор Святых Отец наших водружены и утверждены бывше, и Богу, яко благочестивы, угодиша, и вечных благ (инако бо мудрствующим, яко не правомудрствующим, невозможно угодити Богу и получити Божие блаженство) царствия небесного сподобишася, прославишася и ублажаются. И вы убо, аще намерение имате, и хощете писати и отвещати оным, тако точно пишите, глаголюще, яко сицево есть нашей Восточной церкве мудрование, яково изъявляет и представляет ныне от нас к ним посланное, якоже речеся, изложение Православия. Сице убо, а не инако соединение будет, и едино будут с нами, аще, си есть, единомудрствующии нам и единославни восхощут быти. Да сотворит же Бог, хотящий всем человеком спастися и в разум истины прийти, да будет и у них рассуждение, и на таяжде единомудренно нам соизволение по Божией воле и благоизволению, к душеполезному и спасительному состоянию”. (Послан. Вост. патр. л. 5, 6).

За сим в самом послании к Великобританцам Восточные патриархи пишут: „по требованию вашему, мы теперь кратко ответствуем вам, что, прочитав внимательно ваше последнее писание, мы поняли смысл написанного и ничего более не имеем сказать на оное, кроме того, что мы сказали уже прежде, изложив свое мнение и учение нашей Восточной церкви; и теперь на все присланные вами к нам предложения мы говорим то же самое, то есть, что наши догматы и учение нашей Восточной церкви еще древле исследованы, правильно и благочестиво определены и утверждены Святыми и Вселенскими соборами: прибавлять к ним или отнимать от них что-либо не позволительно. Посему желающие согласоваться с нами в Божественных догматах Православной веры, должны с простотою, послушанием, без всякого исследования и любопытства, последовать и покориться всему, что определено и постановлено древним преданием отцев, и утверждено святыми и Вселенскими co борами, со времени Апостолов и их преемников, богоносных отцев нашей Церкви. Хотя достаточно и сих ответов на то, о чем вы пишете, впрочем, для более полного и непререкаемого удостоверения, вот мы посылаем вам, в пространнейшем виде, изложение Православной веры Восточной церкви нашей, принятое, по тщательном исследовании, на соборе давно бывшем (в 1672 году по Р. X.), именуемом Иерусалимским, каковое изложение и напечатано было в последствии на греческом и латинском языках в Париже в 1675 г., и может быть в то же время дошло и к вам, и у вас находится. Из него можете познать и несомненно уразуметь благочестивый и православный образ мыслей Восточной церкви: и если согласитесь с нами, удовлетворившись тем учением, которое мы изложили теперь: то будете во всем едино с нами, и никакого не будет между нами разделения. Что же касается до прочих обычаев и чиноположений церковных, до совершения священных обрядов литургии, то и сие, при совершившемся с Божиею помощью единении, можно будет легко и удобно исправить. Ибо из церковных исторических книг известно, что некоторые обычаи и чиноположения в различных местах и Церквах были и бывают изменяемы, но единство веры и единомыслие в догматах остаются неизменными. Вот чему веруем и как мыслим мы Восточные православные христиане», говорят Восточные патриархи и за сим в 10-м члене сих догматических членов (Сравн. приб. к Тв. св. отц. 1871, кн. 3, стр. 619) изъясняют: „веруем, как и научены верить, в так именуемую, и в самой вещи таковую, то есть, святую, Вселенскую, апостольскую Церковь, которая объемлет всех и повсюду, кто бы они ни были, верующих во Христа, которые ныне, находясь в земном странствовании, не водворились еще в отечестве небесном. Но отнюдь не смешиваем Церкви странствующей с Церковью, достигшею отечества потому только, как думают некоторые из еретиков, что та и другая существуют, что обе они составляют как бы два стада одного Архипастыря Бога и освящаются одним Святым Духом. Такое смешение их неуместно и невозможно, поелику одна воинствует, находится еще в пути, а другая торжествует уже победу, достигла отечества и получила награду, что последует и со всею Вселенскою церковью. Так как человек подвержен смерти и не может быть постоянною главою Церкви, то Господь наш Иисус Христос Сам, как Глава, держа кормило правления Церкви, управляет ею посредством святых отцев. Для сего Дух Святой, частным Церквам, законно основанным и законно состоящим из членов, поставил епископов, как правителей, пастырей, глав и начальников, которые суть таковы отнюдь не по злоупотреблению, а законно, указуя в сих пастырях образ Начальника и Совершителя нашего спасения, дабы общества верующих под сим управлением восходили в силу Его. поелику, между прочими нечестивыми мнениями, еретики утверждали и то, что простой священник и архиерей равны между собою, что можно быть и без архиерея, что несколько священников могут управлять Церковью, что рукополагать во священника может не один архиерей, но и священник, и несколько священников могут хиротонисать и архиерея, и разглашают, что Восточная церковь разделяет с ними сие заблуждение: то мы, сообразно с мнением, издревле господствующим в Восточной церкви, подтверждаем, что звание епископа так необходимо в Церкви, что без него ни Церковь Церковью, ни христианин христианином не только бысть, но и называться не может. – Ибо епископ, как преемник Апостольский, возложением рук и призванием Святого Духа, получив преемственно данную ему от Бога власть – решить и вязать, есть живой образ Бога на земле и, по священнодействующей силе Духа Святого, обильный источник всех таинств Вселенской церкви, которыми приобретается спасение. Мы полагаем, что епископ столько же необходим для Церкви, сколько дыхание для человека и солнце для мира. Посему некоторые в похвалу архиерейского сана хорошо говорят: „что Бог в Церкви первородных на небесах и солнце в мире, – то каждый архиерей, в своей частной Церкви: так что им паства освещается, согревается и со- делывается храмом Божиим». Что великое таинство и звание епископства перешло к нам преемственно – сие очевидно. Ибо Господь, обещавший с нами быть до века, хотя находится с нами и под другими образами благодати и Божественных благодеяний: но чрез священнодействие епископское сообщается с нами особенным образом, пребывает и соединяется с нами посредством священных таинств, которых первым совершителем и священнодействователем, по силе Духа, есть епископ и не допускает нас впасть в ересь. Посему святой Иоанн Дамаскин в четвертом письме своем к Африканцам говорит, что Церковь вселенская вообще вверена была епископам, что преемниками Петра признаются: в Риме Климент первый епископ, в Антиохии Еводий, в Александрии Марк: что святой Андрей поставил на престоле Константинопольском Стахия: в великом же святом граде Иерусалиме Господь поставил епископом Иакова, после которого был другой епископ, а после него еще другой, и так даже до нас. Посему то и Тертуллиан, в письме к Папиану, всех епископов называет преемниками Апостолов. О преемстве их, Апостольском достоинстве и власти свидетельствует также Евсевий Памфил и многие из отцев, которых перечислять было бы излишне, равно общее и древнее обыкновение Вселенской церкви. Очевидно также, что епископский сан отличается от сана простого священника, ибо священник рукополагается епископом, а епископ рукополагается не священниками, но, по правилу Апостольскому, двумя или тремя архиереями. Притом священник избирается епископом, а архиерея избирают не священники или пресвитеры и не светская власть, но собор высшей Церкви того края, где находится город, для которого назначается рукополагаемый, или, по крайней мере, собор той области, где должно быть епископу. Иногда, впрочем, избирает и целый город, но не просто, а избрание свое предъявляет собору, и если оно окажется сообразным с правилами, то избранного производят посредством епископского рукоположения, чрез призывание Святого Духа. Кроме сего, священник власть и благодать свящества приемлет только для себя, епископ же передает оную и другим. Первый, приняв от епископа священство, совершает только святое крещение с молитвами, священнодействует Бескровную жертву, раздает народу святое тело и кровь Господа нашего Иисуса Христа, помазывает крещаемых святым миром, венчает благочестиво и законно вступающих в брак, молится о болящих, о спасении и приведении в познание истины всех людей, а преимущественно о прощении и оставлении грехов православным, живым и умершим и, наконец, так как он отличается знанием и добродетелию, то, по власти, данной ему епископом, учит тех из православных, которые приходят к нему, указывая им путь к получению царства небесного, и поставляется проповедником святого Евангелия. Но архиерей, кроме того, что совершает все сие (ибо он, как сказано, есть источник Божественных таинств и дарований по силе Святого Духа) один исключительно совершает святое миро; ему только одному усвоено посвящение во все степени и должности церковные: он особенно и преимущественно имеет власть вязать и решить и творить, по заповеди Господа, суд, приятный Богу; он проповедует святое Евангелие и православных утверждает в вере, а непокорных, как язычников и мытарей, отлучает от Церкви, еретиков же предает извержению и анафеме, и свою душу полагает за овцы. Отвсюду открывается неоспоримое различие епископа от простого священника, а вместе и то, что, кроме него, все в мире священники не могут пасти Церковь Божию и совершенно управлять ею. Но справедливо замечено одним из отцев, что нелегко найти между еретиками человека рассудительного, поелику, оставляя Церковь, они бывают оставляемы Святым Духом, и не остается в них ни знания, ни света, но тьма и ослепление. Ибо, если бы сего не было с ними, то они не отвергали бы самого очевидного, каково, например, великое по истине таинство епископства, о котором говорит писание, упоминают церковная история и писания святых, и которое всегда было признаваемо и исповедуемо всею Вселенскою церковью. Член 11. Веруем, что члены Кафолической церкви суть все, и притом одни верные, то есть несомненно исповедующие чистую веру Спасителя Христа (которую прияли мы от самого Христа, от Апостолов и святых Вселенских соборов), хотя бы некоторые из них и были подвержены различным грехам. Ибо, если бы верные, но согрешившие, не были членами Церкви, то не подлежали бы ее суду. Но она судит их, призывает к покаянию и ведет на путь спасительных заповедей, а потому несмотря на то, что подвергаются грехам, они остаются и признаются членами Кафолической церкви, только бы не сделались отступниками и держались Кафолической и Православной веры». (Послан. Восточн. патриарх. чл. 10, 11, л. 17–22).

Особенная важность приведенных мест из посланий Восточных патриархов к Св. Синоду и к Великобританцам заключается 1) в том, что они содержат догматические, вероопределительные, а не дисциплинарные члены учения Правосл. церкви; 2) что в числе сих членов принадлежность судебной власти в Церкви епархиальному архиерею несомненно находится; 3) что сия принадлежность, как и прочие догматические члены учения Правосл. церкви, относится к числу таких догматических учений неизменных, признание которых необходимо требуется от всякого желающего быть в единении с Православною церковью и отделяется от учреждений изменяемых, каковы обычаи и чиноположения церковные, напр. священные обряды литургии; 4) что Восточные патриархи советуют св. Всероссийскому Синоду содержать сии догматы Православной веры непреложно и непоколебимо: зане сии самые Православные догматы прежде исследованы, и с правым рассмотрением, древле известно определены от святых и Вселенских соборов и богоносных св. отец, преданы же и непрерывно и неуклонно святой и кафолической нашей Церкве служением соблюдаются, якоже учреждены и определены суть: и не лет есть не приложити к ним ино что, ниже отнюдь отъяти что от них, и 5) „истину и чистоту учения содержащегося в сем Послании засвидетельствовали все святейшие патриархи и другие архипастыри Церкви восточной, когда послали его от себя (1723 г.) в ответ христианам Великобританским, как истинное изложение и мудрование Православной веры, и тогда же сообщили для той же самой цели и нашему Св. Синоду; принял и засвидетельствовал и св. Синод Всероссийский, издавши в 1838 г. это исповедание на русском языке под заглавием: послание патриархов православно-кафолической Церкви о православной вере, для руководства всем православным, а в 1845 г. постановивши безмездно раздавать эту книгу всем духовным воспитанникам для всегдашнего употребления не только в семинариях, но и по выходе из семинарий (Преосв. Макария „Введение в правосл. богосл.” 590, 591).

Вследствие сего догматическое учение Православной церкви в этом пункте строго держится учения, изложенного в Послании Восточных патриархов и на нем утверждается. Все догматическое учение о Церкви твердо и строго держится на 10-м члене Послания вост. патриархов, см. „Православно догматическое богословие” преосв. Макария т. III, стр. 249, 255, 256, 275, 293, 294, 295, 296, 297, 299, 301, 303, 319; его же руководство к изучению „Христианского Православно-догматического богословия” стр. 236, 239, 245, 250, 251, 252. Вообще и 10 и 11 члены послания Восточных патриархов в „Догмат. богословии” и руководстве преосв. Макария приведены почти сполна в разных местах, как основание Прав. учения о Церкви и иерархии.

Руководство к изучению христианского „Православно-догматического богословия” преосв. архиепископа Макария, печатаемое по определению св. Правитель cm вующего Синода и служащее учебною книгою в духовных семинариях (изд. 1869).

„Св. Апостолы непосредственно избранным и рукоположенным ими епископам заповедали передавать, чрез таинственное рукоположение, свою Божественную власть и иным, нарочито избранным и приготовленным людям (2Тим. 2:2; Тит. 1:15), подробно описывали те особенные свойства, коими должны отличаться эти призываемые на столь высокое служение люди (1Тим. 3:1–10; Тит. 1:6 и след.) постановляли особые правила суда над ними (1Тим. 6 (5):19) стран. 244. Епископ в своей частной Церкви или епархии есть местоблюститель Христов („Правосл. исповедание” чл. 1, отв. на вопр. 85), и след. главный начальник как над всею подведомственною ему иерархиею, так и над паствою (Посл. Восточ. патриарх. о Прав. вере чл. 10). В частности:

1) „Епископ есть главный учитель в своей Церкви и для простых верующих и для самых пастырей. Это показывают послания св. Апостола Павла к Тимофею епископу, которому Апостол с особенною силою заповедовал: внимай себе и учению (1Тимоф. 4:16; сл. 6:12); проповедуй слово, настой благовременне и безвременне, обличи, запрети, умоли со всяким долготерпением и учением (2Тим. 4:2–5); заповедовал вместе, чтобы он приготовлял и научал вере и будущих учителей (2Тим. 2:2); чтобы он наблюдал за пресвитерами, как проходят они свое учительское служение и с ревностью подвизающихся в слове сподоблял сугубой чести (1Тим. 5:17). – Пресвитеры, получая от епископа всю свою власть чрез таинственное рукоположение, от епископа же приемлют и власть учительства по отношению к своим пасомым, которую и обязываются употреблять со всем тщанием и усердием (1Тим. 5:17; Прав. св. Апост. 58). Впрочем, и после сего, как показывают те же слова св. Апостола (1Тим. 5:17) и 39-е правило Апостольское, пресвитеры, как во всем, так и в преподавании учения постоянно подлежат надзору и суду своего архипастыря.

2) „Епископ есть первый священнодействователь и совершитель св. таинств в своей частной Церкви. Некоторые священнодействия, как в древности, так и ныне исключительно предоставлены ему. Так он один имеет право рукополагать во священника и в прочие чины церковные на основании слова Божия (Тит. 1:5; 1Тим. 5:22), правил св. Апостолов (Прав. 2) и св. Соборов (Антиох. 9). Он один только имеет право освящать миро и жертвенник, или антиминс, чтó также видно из правил соборных (Карф. прав. 6) и вообще учения Прав. церкви („Прав. испов.” ч. 1. отв. на вопр. 105).

Священник имеет власть совершать таинства и вообще священнодействия, кроме исключительно принадлежащих епископу (Иак. 5:14; снес. Апост. правил. 31, 47, 49; соб. Никейск. 18), но получает эту власть от своего архипастыря при своем рукоположении. Затем и в прохождении этой своей обязанности подлежит непрестанному надзору, власти и суду своего архипастыря (Апост. прав. 30 и др.).

3) „Епископ есть главный правитель в своей частной Церкви (Деян. 20:28; Посл. Восточ. патриарх. о пр. вере, чл. 10). Прежде всего он имеет власть над подчиненною ему иерархиею и клиром. Все священно и церковнослужители обязаны повиноваться его постановлениям и без его разрешения ничего в Церкви не совершать; подлежать его надзору и суду (1Тим. 5:19). Кроме клира, духовной власти епископа подлежит и вся вверенная ему паства. Он особенно и преимущественно имеет власть вязать и решить (Посл. Вост. патриарх. о прав. вере чл. 10), по правилам св. Апостолов (– 31) и св. Соборов (Карф. 6). – Пресвитеры имеют власть решить и вязать, и вообще пасти порученное им стадо Божие (1Петр. 5:12); но эту власть они получают уже от своего архипастыря чрез таинственное рукоположение, а некоторые избранные допускаются, по воле епископа, и вообще нести с ним бремя церковного управления; даже образуют при нем с сею целью постоянный собор. (§ 129 стр. 248–250). Но, по древнему выражению, они служат при этом только вместо очей у епископа, и сами по себе, без его согласия, ничего не могут делать“ „ (Правосл. догм. богосл.” т. III, 298).

Средоточие духовной власти над каждою частною Церковью заключается в ее епископе, от которого проистекают для нее и учение, и священнодействия, и управление.

Церковь Христова вообще, обнимающая собою все частные, как Церковь вселенская, вверена вообще всем епископам, как говорит св. Иоанн Дамаскин в четвертом письме своем к Африканцам (см. Посл. Восточ. патриарх. о Пр. вере чл. 10). И, следовательно, средоточие духовной власти для Церкви вселенской – во Вселенских соборах („Простр. Хр. катех. о чл. VIII”, стр. 79 М. 1840). Эту истину ясно выразили сами св. Апостолы, когда, по случаю происшедших между новыми христианами недоумений касательно обрезания и некоторых обрядов, желая постановить правила для всей бывшей в то время Церкви Христовой, решили дело соборне (Деян. 15:28). С тех пор, как только открылась возможность созывать Вселенские соборы, на них решались окончательно все дела, касавшиеся всей Церкви, как свидетельствует история этих соборов; выше власти соборов Вселенских никакая другая власть не признавалась в делах веры, и безусловно покоряться решениям и узаконениям Вселенских соборов почиталось непременным долгом и для всех верующих и для самых пастырей.

Примеч. „Вследствие такого устройства Вселенской церкви Христовой естественно происходит совершенное ее единство, когда все частные паствы, покоряясь своим пастырям, так сказать, сосредоточиваются каждая в своем епископе, а епископы безусловно покоряются одним и тем же узаконениям Вселенских соборов и в своем учении, и в своих священнодействиях, и в своем управлении (§ 130 стр. 250, 251).

Церковь есть Апостольская по своему устройству. Иерархия Церкви ведет свое начало от самых Апостолов чрез непрерывное преемство епископов, истинных преемников Апостольских; учение свое она заимствует из писаний и преданий Апостольских, сохраняемых ею во всей целости и неприкосновенности; совершает Богослужение, последуя во всем этим же самым писаниям и преданиям Апостольским; правит верующими по правилам Апостолов и другим их преданиям, в ней сохраняющимся (§ 132 стр. 258).

Преосвящ. Филарет архиеп. Черниговский („Правосл. догм. богословие” 2, 420, 421):

„Церковной иерархии принадлежит власть судебная. Спаситель повелевал не внимающего частным обличениям представлять на суд имеющих право вязать и разрешать (Матф. 16:15–17). Апостолы на соборе судили о соблюдении обрядового закона (Деян. 15). Учитель языков судил коринфского грешника (1Кор. 5:3), Петр – Ананию и Сапфиру (Деян. 5). Учи, увещавай и обличай со всякою властью писал Апостол епископу Титу (2, 16, 1:13). То же велел делать епископу Тимофею (1Тим. 5:20)... Мздовоздаятельная власть передана и преемникам Апостольским. Еретика-человека по первом и втором наказании отрицайся, писал Апостол епископу Титу“ (3:10).

Греческий православный богослов Мосхонул: „епископ, между прочим, управляет вверенною ему Церковью. Это значит, что он над своею епархиею имеет власть, которою управляет подчиненными, учит, законодательствует, вразумляет бесчинных и наказывает преступников. Итак, епископ, по Божеств. заповеди, выше пресвитера. Обязанности епископа: судить (τὸ κρίνειν), толковать Слово Божие, хиротонисать, благословлять и освящать святое миро, освящать св. Божие церкви, освящать антиминсы Μοσχοπῴλῳ – ἐπιτομὴ τῆς Δογματικῆς Θεολογιας , 1851 κεφαλληνίᾳ , стр. 476).

2) Свидетельства исторические

Постановления Апостольские. Образ еппскопского суда древней Церкви довольно подробно начертан в „Апостольских постановлениях» – памятнике первобытного христианства, хотя не имеющем, по определению VІ Вселенского собора (пр. 2), канониче- ски – обязательной важности, но сохраняющем значение исторического свидетельства о практике древней Церкви. Епископский суд, по начертанию Апост. постановлений, происходил следующим образом: судить епископ должен правильно, как написано: праведный суд судите (Иоан. 7:24).... Сказываемое тебе о других ты (епископ), как человек Божий, не принимай безрассудно, чтобы не погубить невинного и не убить праведного.... Обращай внимание на обвиняющего и с мудростью наблюдай, какая и какова его жизнь, и если найдешь, что он говорит истину, то поступи по иаставлению Господа. Приняв одного обвиненного, обличи его одного наедине с тобою, чтобы раскаялся. Если он убедится, то укажи ему прегрешение его в присутствии двоих или троих.... Если же обвинение в оговоре будет ложно, а вы, пастыри (т. е. епископы) с диаконами, или по лицеприятию, или за условленные подарки, примете ложь за истину и изгоните обвиняемого из Церкви, то воздадите ответ в день Господень.... Итак, ты, епископ, старайся вместе с подчиненным тебе клиром право править слово истины.... А диакон, хотя все пусть возносит к епископу, как Христос ко Отцу, но что может, то пусть исправляет сам, получив власть от епископа, а епископ пусть судит о важнейшем…. Судилища ваши да бывают во 2-й день после субботы.... на судище же пусть присутствуют с вами и диаконы и пресвитеры, судя, как люди Божии, со справедливостью и нелицеприятно. Когда же придет то и другое лпцо, у которых есть тяжба, то каждый пусть станет посреди судебного места, и вы, выслушав их праведно, произнесите приговор, стараясь сделать их обоих друзьями прежде мнения епископа, чтобы суд против согрешившего не сделался гласным, потому что епископ и на судилище имеет одобрителем и свидетелем суда Христа Божия…. Подобным же образом выслушивайте то и другое лицо, как обвиняющего, так и обвиняемого, только не по предубеждению, ни с потворством одной стороне, но по справедливости, как подающие мнение о жизни или смерти вечной.... А мнение произносите не о всяком грехе одинаковое, но каждому сродное, со многим благоразумием обсуживая каждое прегрешение, как малое, так и великое: иначе осуждайте грех делом, и опять иначе – грех словом, иначе – грех намерением.... и одних подвергай только угрозам, других подаяниям нищим, тем назначь строгие посты, а других, по великости преступления их, отлучи.... Сидя на судебном месте, в присутствии того и другого лица, тщательно изведовайте о препирающихся и сначала об обвиняющем, сего ли первого обвиняет он, или и на других взводил он преступления... Но одному ему, хотя бы был добросовестен, не верьте, ибо это противозаконно, а пусть будут у него и другие свидетели.... Несправедливо судить односторонне. Если вы выслушаете одно лицо, а другого не будет притом, и оно не будет защищаться против взносимого на него преступления, а вы вынете жребий осуждения опрометчиво, то у Бога, праведного Судии, окажетесь виновными в убийстве и меряющими одною мерою с клеветником» (Апост. пост. II, 37–51: русск. перев).

Епископ извергает всякого клирика, достойного извержения, кроме епископа, ибо этого один не может (ἐπίσκοπος καϑαρεῖ πάντα κληρικόν ἀξιον ὂντα καϑαιρέσεως πλὴν ἐπισκόπῳς μονος γὰρ ᾠχ οἰος τ L. VIII, C. 28).

Св. Киприан карфагенский: „постановлено для всех нас справедливо и вместе праведно, чтобы дело каждого было слушано там, где совершено преступление, и к каждому пастырю приписана часть стада, которою господствует и управляет каждый, имея отдать Господу отчет в своем действовании. Итак, должно, чтобы те, над которыми мы поставлены (т. е. клирики и миряне) не бегали от нас, и твердое согласие епископов своим коварным и лживым безрассудством не нарушали; но дело свое вели там, где могут иметь и обвинителей, и свидетелей своего преступления (epist. 55 ad Cornel.).

В письме к епископу Рогациану: „ты жалуется на своего диакона за то, что он, забывши о твоем священническом звании и о служебной своей обязанности, огорчил тебя ругательствами и своими неправдами. Между тем ты поступил с ним почтительно в отношении к нам и сообразно с твоим обычным смирением, признав за лучшее пожаловаться нам на него, тогда как по власти епископской ты мог и сам наказать его немедленно…. Если этот диакон будет и впредь огорчать и оскорблять тебя своими бесчинствами, то употреби над ним власть своего сана, низложив его или усмирив (Русск. пер. Т. I, 28, 31). В письме к Флоренцию Пупиану: „кто из нас более далек от смирения: я ли, который ежедневно служу братьям, или ты, который ставишь себя в епископа над епископом, в судьи над судиею (т. е. епископом) данным на время от Бога? (Т. I. 252 русск. перев.).

Св. Златоуст: „судебная часть для епископа имеет множество неприятностей, занятий и такие трудности, каких не несут и мирские судьи. Трудно найти правду и, найдя, не нарушить ее. Но, кроме многоделия и трудности, здесь и опасность немалая. Некоторые из бессильных, впав в дела и не получив защиты, уже потерпели крушение в вере. Многие из обиженных ненавидят не оказывающих им помощи не менее обидевших. („О священстве”, кн. III стр. 66, 58. Перев. Матвеевского).

Блаж. Феодорит: „Александр епископ Александрийский, защитник Апостольских догматов, сперва старался вразумить пресвитера Ария, учившего о Сыне, что было время, когда Его не было, увещаниями и советами; но когда увидел, что тот упорно безумствует и открыто проповедует свое нечестие, исключил его из священнического чина.

Св. Епифаний против Ария: „что епископ не может быть то же, что и пресвитер, об этом свидетельствует божественное слово святого Апостола о том, кто есть епископ и кто есть пресвитер. Тимофею епископу Апостол говорит: старцу (пресвитеру) не твори пакости, но утешай якоже отца (1Тим. 5:1). Что значила бы заповедь, чтобы епископ не творил пресвитеру пакости, если бы епископ не имел власти над пресвитером? И опять говорит: на пресвитера обвинение принимай не скоро и не иначе, как при двух или трех свидетелях. И никому из пресвитеров не сказал: не принимай обвинения на епископа; никому из пресвитеров не написал: не твори пакости епископу.

Деяния Вселенских соборов. Собор Халкидонский: т. IV, русск. пер. стр. 208, 209: „Некто Авраамий былъ диаконом нашего клира. Когда схвачен был некоторый чародей Иоанн, которому Авраамий был друг и сообщник, последний пред почтеннейшим нашим епископом и всем клиром, собранным выслушать его, диакона Авраамия, уличен был и признался, что он соучастник Иоанна, за что и подвергся наказанию отлучения. Деяния того же собора (т. 3, 601). Из прежних исследований сделались известными дерзкие поступки Диоскора, вопреки порядку канонов и церковной дисциплине. Так он единомышленника своего, Евтихия, канонически осужденного собственным его епископом, своевольно, вопреки канонам, принял в общение.

Патриарха Константинопольского Алексия и Синода (1025 – 1043) определение: „следуя Божественным правилам, определяем, чтобы клирики, имеющие дело с клириками, или монахи с монахами, были судимы у своего епископа, а клирики с епископами, или епископы с епископами – у митрополита области соборно (σινοδικῶς. Σ. V, 28).

Симеон Солунский: клирики и миряне судятся от епископа („Литургич. пис.” 3, 161).

3) Законы греко-римских императоров

Имп. Аркадий, Гонорий и Феодосий (408): „всякий клирик, которого его епископ по суду признал недостойным его должности и удалил от служения Церкви, должен принадлежать курии“ (Cod. Theod. ХVІ, 2, 39).

Императ. Гонорий и Феодосий (412): клирики могут быть обвиняемы только пред епископами (ibid 41).

Импер. Феодосий и Валентниан (425): „клирики должны подлежать епископскому суду» (ibid 47).

Импер. Константин и Ираклий: „ни епископ, ни клирик, ни монах в денежном деле, или по обвинению в преступлении, не подлежат суду гражданского или военного начальства, но судятся только у своих епископов или митрополитов, или патриархов» (Σ. I. 165).

Юстиниан: „повелеваем, чтобы никто из благоговейнейших клириков, ни другим клириком, ни кем-либо из мирян прямо и с первого раза не был обвиняем пред блаженнейшими патриархами, но прежде, по священным законоположениям, пред епископом города (juxta sacra instituta apud episcopum civitatis), в котором живет клирик“ (Cod. 1, 4, 29).

Юстиниан: „кто имеет дело, относящееся к достопочтенным подвижникам, или к священным девам, или к женщинам, живущим в монастыре, тот должен обращаться к епископу, который исследует и судит по нашим законам и по священным правилам (539, Nov. 79, 1).

Юстиниан (Nov. 123): „экономы и питатели нищих подлежат суду своего епископа. Но когда почитают приговор для себя обидным, то после суда епископского исследует митрополит ( εἰ μεν ἐπισκοπος ἔςιν ὁ κρίνας , ὁ μητροπολίτης ἐξετάζει) Σ. 1, 174.

Юстиниан (Nov. 123): „когда обвиняется епископ, судит митрополит; если же обвиняется митрополит, рассматривает дело его патриарх; если же клирик, или монах – его епископ. И погрешивший канонически наказывается по суду исследующего» (Σ. I, 177).

Юстиниан (Nov. 123, с. 21): „если о каком-либо клирике, или монахе, или диакониссе, или монахине, возникнет церковное дело, светские судьи в исследовании его не должны иметь никакого участия, но преподобнейшие епископы по свящ. правилам окончат такое дело (Basilic. Lib. III, 1, 37; Ср. Σ. I, 170, 174).

Юстиниан (Nov. 123, с. 29): „если пресвитер, диакон, иподиакон и другой клирик, не имеющий жены, вопреки запрещению правил, будет держать в своем доме женщину, которая может навлекать на него подозрение, и если после первого и второго от епископа, или соклириков увещания, не захочет удалить ее из своего дома, или если явится какой-либо обвинитель, который докажет, что он с этою женщиною нескромно обращался, тогда епископ его по Церковным правилам да извергнет его из клира ( ἐπισκοπος αὐτῷ κατὰ τῲς ἐκκλησιαςικῲς , κανόνας τῷ κλήρῳ αὐτὸν ἐκβαλλέτω). Basilic. Lib. III, 1, 45.

Юстиниан (Nov. 137. 5): „не только на ежегодных соборах должны быть рассматриваемы судебные дела о клириках, но всякий раз, когда бы ни были обвиняемы священники, или клирики, или игумены монахов в отношении ли к вере, или же о зазорной жизни, или в нарушении Божеств. правил. Если обвиняется епископ, упомянутые преступления его должен исследовать митрополит; если митрополит – исследует блаженнейший патриарх, которому он подчинен. А если пресвитер, или диакон, или другой клирик, или игумен, или монах, то исследует обвинения преподобнейший епископ, которому они подчинены и, по дознании и обнаружении истины, каждый за свое преступление подвергается каноническим епитимиям по суду исследующего ( εἰ δε πρεσβύτερος , ὴ διάκονος , ὴ ἄλλος κληρικός, ὴ ἠγῴμενος, ὴ μοναχός , τὸν ὁσιώτατον ἐπισκοπον , ὑφ᾽ ὀν` ᾧτοι τελῷσιν , ἐξετάτζει τὰ προσαγγελλόμενα , καὶ τῆς ἀληϑέιας ἐξεταζομένης και ἀποδεικνυμένης , ἕκαςον πρὸς πταίσμα κανονικοῖς ἐπιτιμίοις ὑποβάλλεσϑαί τῷ κρίματι τῷ ἐζετάζοντος. Basilic. L. III, tit. 1. С. 18, pag. 98, ed Heimbach).

Импер. Алексий Комнин: „если преступление будет совершено священнослужителями, или клириками, они должны быть судимы и наказываемы ( κανωνίζονται και σοφρονίζονται) их архиепископом, или епископом, по священному правилу – или деньгами, или наказанием. Если же преступление совершено клириком и мирянином, то они должны быть судимы ( κρίνωντα) тем и другим судом, и архиереем и местным судьею” (Σ. V, 281).

4) Важнейшие источники Русского церковного законодательства

Славянская кормчая: „всем в причет вочтенным и не имущим жен по правилам отрицаем в своем дому чужую жену имети. Аще же кто, презрев сию заповедь, жену в своем дому начнет имети, яже может нань зазор навести, и единою и дващи воспомя- новен и поучен быв или от своего епископа, или от своих причетник наказан быв о том, яко с таковою женою не жити, и изгнати от своего дому не восхощет, или клеветнику явльшуся, показан будет нечисто с таковою женою житие живы и, тогда епископ его по церковным правилам от причта да извержет” (л. 328, 329).

Славянская кормчая: „аще о церковных вещех будет вина (клирика или монаха) ни единого же общения имети градским властелем, но епископ по священным правилом да судит“ („от свитка новых запов. Юстиниана”, гл. 42, п. 56 л. 325 об.).

Номоканон при большом требнике 146: „аще причетницы, имуще прю между себе, оставляют епископа своего, на мирское судище идут, да отлучатся на время по 9 правилу, еже в Халкидоне Святого собора“ 148. „Священник, от своего епископа отлучен быв и дерзнет литургисати, прежде даже будет испытано прегрешение его, и простит епископ, аще и безвиновен, да извержется по 32 правилу в Карфагене Св. собора. Правило жe 133 и 4 тогожде собора запрещению подлагает епископы, иже отлучают кого без благословные вины“. 149. „Аще кто архиерей – приемлет праздна священника от иного архиерея, или причетника, и простят его служити, да будут извержени по 12 правилу св. Апостол”.

Стоглавый собор (1551): „подтвердив древние правила о не суждении духовных лиц светским судом, предписал „духовных и монашествующих судить святителем самем соборне по священным правилом коемуждо в своей области с великим истязанием и обыском да непорочен будет суд святительской (гл. 66, 67)....

.... А в которое время митрополиту (как епархиальному епископу) не поможется, ино в свое место повелевает судити священнический и иноческий чин Сарскому и Подонскому владыце со всеми архимандриты и игумены соборне по священным правилом. И бояре митрополочи в том суде у святителей ие сидят развее писарей, кому те дела записывали.

....И владыка соборне судив архимандрита, или игумена, или игуменью, или старицу, или протопопа, или священноинока, или инока, или архидиакона, или диакона, или чтеца, или певца, да судив соборне и обыском обыскан достоверными свидетели, да тот судной список кладет вред митрополитом, и обоих исцов за списком ставит с очей на очи. И митрополит, выслушав список на соборе да их испросит: таков ли им в тех духовных делех перед владыкою на соборе суд был. И скажут обои исцы, что им таков был суд. И митрополит соборне тот судной список обговорит по свящ. правилом. Да о том им указ учинити.... Святители в духовных делех и во прочих съ их исцы сами соборне судят и обыском обыскивают и управу им чинят во всем по священным правилом ничтоже претворяюще» (68).

Духовный Регламент: „Всякому архимандриту, игумену, строителю, приходскому священнику, такоже диаконом и прочим причетникам свободно и вольно просить у духовного Коллегиум суда на своего епископа, аще кто от него знатно изобижен будет. Такоже аще кто судом епископа своего не довольствуется, вольно ему чинить провокацию, си есть переносить дело на суд Духовного Коллегиум; и епископ таковым на себе челобитчикам и сам должен сию свободу попускать и не удерживать их, ниже угрожать, ниже по отшествии оных к Духовному Коллегиум печатать, или грабить дома оных. Но, дабы сие не подало многим вины к бесстрашию и презорству своих пастырей, уставит Духовное Коллегиум не малое наказание на тех, которые бы ложным доношением пастырей своих турбовать дерзнули, или всуе от суда епископского на суд Духовного Коллегиум учинили бы провокацию (о еписк. п. 14).

„На суд Духовного Коллегиум относить суды епископов, если кто оными недоволен (ч. III, п. 8).

„Всем ведомо сие, во-первых, да будет, что всяк христианин должен православного учения слушать от своих пастырей. Того ради, если бы кто презирал и ругал, или, что горше, тщался бы не допустить чтении, или проповеди Слова Божия без крайней нужды за едину некую горделивую злобу, тот наказанию церковному подлежит или судом епископским, о котором выше слово было, где о анафеме, или аще силен явится, самого Духовного Коллегиум следованием и декретом» (о мирск. особ. п. 1).

„Епископ не должен быть дерзок и скор, но долготерпелив и рассудителен в употреблении власти своей связательной, то есть, во отлучении и анафеме» (о еписк. п. 16). За сим подробно излагается в Регламенте последование, или процесс предания епископом анафеме и отлучению.

5) Нынешняя практика Православной церкви

В нынешней Православной церкви в Турецких владениях местный архиерей председательствует в епархиальном суде, и вместе с ним заседают ( σινεδριαζῳσιν) честнейшие клирики, благоговейнейшие иереи и честнейшие чиновники (Пидалион, 528): προκαϑιμένης τῆς ἡμῶν ταπεινότητος, συνεδριαζόντων αὐτῇ κὰι τῶν ἐντιμοτάτων κληρικῶν, ἐυλαβεςάτων ἱερέων хаὶ τιμιωτάτων ἀρχόντων πάρεςη ἐνώπιον πάντων .. .. (Пидал. изд. 1841, 459).

Τοιῷτο ха τὸ νῦν εἰσέτι, σωζόμενον παρὰ τῷ Οἰκῳμενικῷ, Πατρἱάρχῃ συνέδριον τῶν κληρικῶν (ὅποιον ὑπῆρχε τὸ παλαιὸν ха εἰς ὀλῳς τὰς ἐπισκοπάς). Κ. Οἰκονόμ. Περὶ τριῶν βαϑμῶν 20.

В Церкви Греческого королевства : συνιστώντας τὸ ἐπισκοπικὸν δικαςήριον ὑπὸ τὴν προεδρείαν τῷ έπισκόπῳ οἱ ἐκ τῶν ἀξιωματικῶν ἑκάςης ἐπισκοπῆς ὁ οἱκονόμος, ὁ σαχελλάριος, ὁ χαρτοφύλαξ χὰι ὁ πρωτέκδικος... πρὸς έκδίκασιν ἐκκλησιαατικῶν παραβάσεων χὰι παρεκτροπῶν (29 янв. 1853. „Опред. Еллин. Синода в следств. королев.”).

Епископскую Дикастерию под председательством архиерея составляют должностные лица каждой епископии: эконом, сакелларий, хартофилакс и протекдик... для суждения церковных преступлений и проступков.

Οὐδεν ἃλλο κ а ϑῆ κον ἔχει ὁ ἀξιωματικός ἐπὶ τοῦ ἐκκλησιατικῷ σικαςηρίῳ ἐι μὴ νὰ δικάζη ὑπὸ τὴν προεδρίαν τῷ ἀρχιερέως, ὁσάκις πρὸς τῷτο προσκληϑῆ παῤ αὐτῷ (15 Αпр. 1854 о пред. Еллин. Синода).

Должностное лицо (член) в церковном судилище не имеет никакой другой обязанности, кроме той, чтобы судить под председательством архиерея, когда к этому будет призван им.

В Православной церкви в Австрии епископы имеют свободное и беспрепятственное управление в их епархиях и производят духовный суд чрез свою консисторию, руководствуясь Регламентом и правилами (Silbernagl-Verfassung d. Kirchen d. Orients, 166). Консистория бывает или обыкновенная, собирающаяся каждую неделю по назначению епископа и состоящая из епископа, консисторского нотария, двух духовных и одного светского асессора, или чрезвычайная, собирающаяся 3 раза в год и состоящая из епископа и большого числа духовных и светских лиц (Helfert Rechte d. Akatholiken in Oesterreich, S. 171) 16.

Регламент имп. Марии Терезии 1777: Конзисториум ординарный, кроме епископа и клятвою обвязанного и решительный глас дати могущего вкупе же и асессора достоинство на себе имущего конзисториального нотариа от двух священнических и единого мирского конзисториального асессора да состоит (§ 53, 5).

По плану реформы Православной Сербской Церкви в Австрии, составленному собором православных австрийских Сербов духовных и мирян в 1870 г.: „одно епархиальное управление есть церковно-духовное, которое есть вместе и духовно-судебное и называется епархиальной консисторией. Во главе консистории стоит епископ, а в его отсутствие, или когда его место вакантно, председателем ее служит подпредседатель ее, назначенный епископом („Православ. обозр.” 1871. июнь. 858).

Органический Церковный устав Православной Румынской церкви в Австрийских владениях, утв. имп. Францом-Иосифом 28 (15) мая 1869.

Епархия есть соединение нескольких приходов, протопресвитеров и монастырей, во главе которого стоит епископ, который, по смыслу канонических постановлений, обязан посредственно и непосредственно содействовать благочестию и просвещению духовенства и народа (§ 85).

Председатель Епархиального синода есть епископ или его наместник (§ 92).

Епархиальная консистория есть постоянный административный и судебный орган в делах церковных, училищных и хозяйственных в целой епархии (§ 110).

Естественный председатель консистории есть епископ, или архиепископ (§ 111).

Епархиальный епископ в качестве обыкновенного (ordentlichen) председателя всей консистории может из числа духовных членов консистории назначить наместника, который, в случае препятствий или отсутствия, заменяет его в должности председателя (§ 118).

В Румынской Православной церкви княжеств каждый епископ имеет при себе коллегию пресвитеров, как духовный совет, для производства церковного суда. В состав этой коллегии входит один архимандрит, один протосинкелл, несколько иеромонахов и один синкелл-иеродиакон (Silbernagl-Verfassung d. Kirchen des Orients 141).

Проект нового устройства Румынской церкви в княжествах Молдавии и Валахии („Христ. чт.” 1873. апрель 773, 774) п. 21: „Каждая епархия имеет одну консисторию для разбирательства чисто церковных дел между духовенством. Она должна состоять по крайней мере из трех членов, назначаемых епископом из среды священников его епархии”. 22: Определения консистории получают силу по утверждении их митрополитами или епархиальными епископами. 23: „Определение консистории, утвержденное митрополитом или епископом, в случаях, предусмотренных Вселенскими канонами, могут быть кассированы Священным синодом по форме и в сроки, которые будут определены особым постановлением Свящ. синода”. 24: Протоиереи и настоятели приходских церквей назначаются и низлагаются исключительно митрополитами или епархиальными епископами.

В проекте устава Болгарской экзархии 1870–1871 г. В престольном городе каждой митрополии, или епископии, существует для заведования духовными делами епархии Священный совет под председательством местного митрополита или епископа. Его составляют, кроме председателя его, четыре из первейших духовных лиц епархии, выбираемые местным духовенство и утверждаемые митрополитом или епископом.

Этот священный совет имеет, по отношению к духовным делам епархии, атрибуты административного и вместе судебного учреждения. Решения его могут быть обжалованы пред советом митрополита или пред Священным синодом („Правосл. обозр.” 1871. февраль, 263).

В Русской церкви: Устав Дух. консисторий: „Духовная консистория есть присутственное место, чрез которое под непосредственным начальством епархиального архиерея производится управление и духовный суд в поместном пределе Православной Российской церкви именуемом епархиею (ст. 1).

Преосвященный утверждает заключения консистории или, в случае несогласия с мнением консистории, полагает собственное решение (ст. 331–333, 337).

К Οικονόμος Περί τριῶν βαϑμῶν 19, 20: νῦν (1835) ἡ ὁρϑόδοξος ἐκκλησία τῶν Ρώσσον ἔχει κατά πάσαν ἐ πισκοπήν ἱερόν σονεδριον πρεσβιτέρων (Consistorium), ὅπῳ προεδοεύει ὁ Αρχιερεύς. Ανακρίνονται δὲ ἐν αὐτῷ τὰ πνευματικά τῷ λαῷ, οἶον τὰ περί συνοικεσίων κὰι γάμων, καὶ κληρικῶν διαφοραὶ κῖλ.

Единственное исключение в Сербской церкви княжества с 1862 г .:

„Епархиальная консистория есть установленная при архиерее церковная власть, которая управляет делами, касающимися Православной церкви, и обсуждает предметы, относящиеся к кругу ее обязанностей.

Она состоит из председателя протоиерея и четырех духовных членов, из коих один может быть из монашествующих.

Епархиальный архиерей в делах о преступлениях священнослужителей против должности, благочиния и благоповедения может сам безапелляционно налагать выговор, 15-тидневную епитимию и запрещение священнослужения на один месяц. Все прочие дела передает на суд епархиальной консистории, которая решает их без его участия.

6) Свидетельства канонистов и других ученых

а) Принадлежащих к Православной церкви

Номоканон Фотия: „Никто с первого раза не должен быть обвиняем пред патриархом, но пред епископом его (Nomoc. IX c.1. Σ.I, 169, 180).

Зонара в толковании на 6 правило II Вс. собора: „Если обвиняется клирик (а не епископ), то обвинитель должен представить обвинение епископу, которому подчинен клирик, и если дело не решено будет у него, тогда поступает на рассмотрение собора (Σ. II, 183).

Вальсамон: Каноны определяют, чтобы приговоры епископов были подчинены собору епископов области (Σ. III, 350).

Властарь в изложении 6 правила II Вселенского собора: обвинения на епископа исследуют соборы, а обвинения на клирика исследует собственный епископ ( τά τῷ κληρικῷ ὁ ἴδιος ἐπίσκοπος ἐξετάσει , Σ. VI 226).

Преосвящ. Иоанн, еп. Смоленский: Суд церковный по праву принадлежит только тем лицам, в которых сохраняется преемство власти священноначальственной, Апостольской. Поэтому судная власть и в церковных правилах постоянно приписывается и в практике всегда принадлежала по преимуществу епископам, как в целой Церкви, так и в каждом поместном ее пределе (Ап. 37; І Всел. 5). Церковный суд так существенно соединен с церковным священноначалием, что вне зависимости от сего последнего не только лица неосвященные, но и освященные низших степеней в делах церковных ни дать другим, ни получить себе законного суда не могут. Каждый епископ имел в своей епархии полномочную власть управления, как духовного пастырского – в учении, священнодействии, так и внешнего, начальственного и судебного по делам церковным. Вообще, он был самостоятелен в своих пределах, только с ответственностью пред митрополитом и собором. Особенная власть предоставлена епископу, разумеется, над своим епархиальным духовенством – власть определять его на церковные места по своему усмотрению, надзирать за его служением и поведением (Антиох. 9, Карф. 6, 25, Вас. Вел. 89), подвергать запрещению, лишать мест и священного сана. Но, во всяком случае, суд епископа ограничен правом апелляции от подсудимых к высшей церковной власти (I Всел. 5; II, 6 и пр.). Для всех клириков первый и непосредственный судия был местный епископ (Ап. 31, 32, I Всел. 5; Антиох. 9 и др.). В случае недоумений на епископа, или нареканий на него от обвиняемых – суд переходил к областному собору (одному из ежегодных, обыкновенно бывших в каждой поместной Церкви и области), или, если не было собора, дело пресвитера разбирали 6 епископов и его местный, диакона – три и свой (Карф. 12, 29). Дела прочих клириков во всяком случае рассматривал и решал один епископ. Жалобы клириков или неудовольствия на решение своих епископов могли выслушивать также соседние епископы, и по сношению с местным епископом клирика, прекращали возникшие неудовольствия. Отселе апелляция допускалась еще к митрополитам (IV, 9; Карф. II, 37, 139; Сард. 14), от них к патриархам (IV, 9). Правосл. собесед. 1858, 2, 336, 337; 3, 272, 273; 1859, 2, 24, 25.

В жизни мирян духовному суду подлежали два рода дел: открытые церковные преступления, или грехопадения, и частные дела совести. Поэтому суд был двоякий: открытый или гласный, официальный и тайный, или частный.... Без точного исследования по церковным и гражданским законам никого не дозволялось подвергать церк. наказанию; напр. запрещению, или отлучению; в противном случае высшая церковная власть могла разрешить связанного и связать связавшего неправильно (Апост. 52; I, 5; VII, 4; Антиох. 6; Сард. 14). „Прав. собесед.” 1858, 2, 336, 337; 3, 272, 273; 1859, 2, 24–26.

Преосвящ. Андрей Шагуна, митрополит православных Румынов в Австрии: О судебной власти епископа, по переводу г. Барсова, напечат. в „Христ. чтении”: епископу, которому вверены драгоценные души христиан и которому принадлежит власть вязать и решить, приличествует (следует: принадлежит – gebührt) и судебная власть над клиром и верным народом епархии в церковных делах, потому, что если ему вверены драгоценные души христиан, и он имеет власть вязать и разрешать грехи, то он должен иметь и власть употреблять средства, потребные для пользы сих драгоценных душ.

В употреблении своей судебной власти епископ должен руководствоваться словами Спасителя, Который сказал: не хощу смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему. Следовательно, суд епископа должен иметь целью обращение грешника и не должен употреблять телесных наказаний, но грешнику должно быть дано время на исправление и покаяние.

Епископ разделяет (след. употребляеть – ausübt) судебную власть с церковным советом (синедрион, консистория) своих епархиальных пресвитеров; для этой цели он должен иметь судебную корпорацию, состоящую из разумнейших и отличнейших членов клира. В первые три века христианства епископы разделяли (след. пользовались – ausübten) свою судебную власть со своим клиром, имея в сем отношении примером образ действия Апостолов.

„Когда пресвитер приговором своего епископа осужден за оставление своего прихода, тогда он не имеет права апелляции (CompendiuH d. Kanonisch. Rechts. § 164, S. 126, 441. Cp. русский перевод „Христ. чт.” 1870 – 1872 Т. В. Барсова, на каждой странице изобличающий в переводчике малое знание немецкого языка и великий произвол).

Протоиерей Скворцов (Записки по церковному законоведению § 101, 102): суд над пресвитером и другими клириками по преступлениям против должности и нравственным принадлежит епископу; притом в древности требовалось, чтоб пресвитера судили 6 епископов, диакона – 3 и дела только низших клириков оканчивал один епископ (Карф. 12, 29). Ныне, сообразно с сим правилом, наблюдается то, что решение епарх. суда о лишении сана священнослужителей, в случае объявления неудовольствия подсудимых, представляется на усмотрение Св. синода, а в противном случае хотя исполняется, но доводится до сведения Св. синода... Если клирики судятся между собою, то должно искать суда у своего епископа; если с епископом – то на соборе у митрополита.... Ныне духовные лица подлежат и общественному суду архиерейскому, но для них бывает еще суд не столь открытый – суд непосредственно архиерейский, домашний (Уст. конс. 165). Кроме преступлений против должности, к суду духовному отнесены ныне все проступки духовных обыкновенные и многие споры их между собою.

Покойный свящ. Морошкин, считавшийся главою так называемых петербургских духовных либералов, признавал, однако же, что „в древней Церкви епископ имел судебную власть.» „По Апостольским постановлениям пресвитеры вместе с епископом и диаконами производили суд... Пресвитерский совет участвовал со своим епископом в делах судных... (Выборное начало 12, 16).

Неволин: с существованием Церкви, как Богоучрежденного общества, неразлучно соединена полученная ею от Бога власть управлять внутренними делами ее, разрешать относящиеся к ним сомнительные случаи на основании ее законов и правил, судить своих членов, если бы они нарушили обязанности веры и свои определения приводить своими средствами в исполнение. Почему, как скоро признано было в Римской империи существование Христ. церкви, признано было и право ее на внутреннее собою управление, признано право епископов судить дела, до веры касающиеся („Полн. собр. соч.” IV, 255).

Повеление, данное Ап. Павлом всем христианам по гражданским делам между собою не искать суда у языческого правительства, имело для лиц дух. звания тем большую силу, что они для прочих христиан должны были служить примером. Но и после того, как христианство сделалось в Римской империи господствующею верою, законы церковные поставляли духовным лицам в обязанность в делах между собою судиться пред своими епископами. Так постановил, между прочим, собор Халкидонский (9). Определения этого собора утверждены императ. Марцианом. Таким образом церковное правило сделалось законом государственным.

„Преступление клириков противъ веры и против обязанностей их звания подлежали суду Церкви по самому существу своему, что и было всегда признаваемо римскими императорами, но духовенство желало, чтобы клирики были судимы епископами во всех преступлениях, на что светский законодатель не согласился. По законам Юстиниана, гражданский судья, признав клирика виновным в уголовном преступлении, должен был все дело сообщить епископу. Когда епископ, по рассмотрении дела, также признавал клирика виновным в преступлении, то лишал его духовнаго чина, и тогда уже мирской судья подвергал его законному наказанию“ („Полн. собр. сочин.” VI, 255–267).

„В России с Иоанна III до Петра при каждом епарх. архиерее учреждены были два суда: один из дух. особ, другой из светских. Первый должен судить монашествующих во всех делах, прочих лиц, как духовных, так и мирян – в дух. делах; второй белое духовенство и мирян во всех прочих делах, подлежавших суду святительскому“ (206).

Неизвестный автор статьи: „Обозрение церковно-судебных решений и постановлений в первые три века по Р. X. („Юридич. журн.” кн. 5, отд. II стр. 241, 242): „по смыслу канонических правил трех первых веков, вся судебная власть Церкви сосредоточивается исклютельно в руках иерархии церковной. Видим в канонических правилах третьего века, что епископам именно, как предстоятелям и архипастырям церквей, вполне принадлежало, в пределах вверенных им епархий, церковное управление, с которым нераздельно и отправление церковно-судебной власти. Это особенно выражено в 39 правиле Апостольском, которое одинаково подчиняет епископу как диаконов, так и пресвитеров, присовокупляя к тому слова: „ибо ему вверены людие Господни». Такую власть епископа могли ограничивать, впрочем, соборы. Что касается до пресвитеров, то если и они по своему пастырскому сану, как показывает история, принимали участие в отправлениях церковно-судебной власти, это, по силе канонических правил, могло быть лишь в зависимости от епископов.

б) Непринадлежащих к Правосл. церкви

Программа, рассмотренная и утвержденная католическим конгрессом в Мюнхене (подписана 9 сентября 1871 г. Деллингером, Рейнкенсом, Шульте, Губером, Масеном, Лангеном, Фридрихом и принята старокатолическим конгрессом, как своего рода вероисповедание. „Христ. чт.” 1871, ноябрь 800): п. II мы твердо держимся древнего устройства Церкви и отвергаем поэтому всякую попытку отнять у епископов право непосредственного и самостоятельного управления частными Церквами („Христ. чт.” 1871, ноябрь 785)... Старокатолики, как верные члены древнекатолической Церкви протестуют против всего искажающего или изменяющего догматические и канонические основы Церкви („Христ. чт.” 1871, ноябрь, 791).

Zhishman – Die Synoden und die Episcopalämter in. d. Morgenländicher Kirche (Wien 1867) S. 220, 83: „епископский совет, под председательством епископа, или его наместника, во всех спорных делах составляет духовный суд первой инстанции».

„По каноническим определениям епископ для всей своей епархии есть непосредственная судебная власть.

„Карфагенский собор (424) предписывает, чтобы никто со своим судебным делом не обращался к чужому епископу. Потом Халкидонский собор в 8 правиле определил: клирики при богадельнях, монастырях и храмах мученических да пребывают, по преданию св. отец, под властью епископов каждого града и да не исторгаются по дерзости из-под управления своего епископа. Этому церковному правилу соответствует постановление Юстиниана 18 октября 530 года, которое, по причине очевидной связи с упомянутым правилом, принято в канонические собрания. Эти определения и служили руководством в церковной практике... Епископский суд судит церковные преступления мирян, клириков и монахов. При этом епископский суд исследует истинность представленных обвинений и по мере преступления назначает наказания, определенные в церковных правилах».

Суд областного собора составляет вторую апелляционную ( ἡ Ἔκκλητος) инстанцию для всех клириков и мирян, которые подвергнуты отлучению их епископом или которые недовольны решением его.

Фесслер (D. Kanonische Process in d. vorjustinianisch. Periode S. 174–178): „церковный суд имеет свой корень частью в собственном внутреннейшем существе единой, истинной Кафолической церкви, Церкви Иисуса Христа, частью в ясных и определенных изречениях Свящ. писания».

„История с древнейшего времени многочисленными и несомнительными свидетельствами дает неоспоримое доказательство, что Христианская церковь всегда пользовалась этим своим собственным судом, и в особенности, что этот суд дан ей не христианскими государями, так как уже при языческих императорах она его имела».

Лицами, которые производили церковный суд, были епископы; причем им своим советом помогали пресвитеры обыкновенно на соборах».

„Апелляция от епископа идет к митрополиту, который во второй инстанции судит на областном соборе».

„Весь процесс был основан частью на Свящ. писании, частью на древнем предании, частью на церковных законах, но не без внимания и к государственным законам“.

Молитор (католик) о церковномъ суде в первые три века: „Апостольская власть, врученная епископам, делала для них возможным производство формального суда над верующими и делала это их обязанностью. Было и другое обстоятельство, вследствие которого епископский суд делался неизбежно необходимым. Это обстоятельство то, что христианам первых веков в языческом римском государстве самою Церковью запрещено было обращаться к светским языческим судам... В епископском суде было судимо все, относящееся к внешней стороне духовной юрисдикции, чего епископ не мог разрешить простым образом ни сам лично, ни чрез своих пресвитеров и диаконов... Из Апостольских постановлений ясно, как составлен был суд епископа. Епископ был судьею, пресвитеры и диаконы имели совещательные голоса. В суде епископа судились не только миряне, но и клирики.

Признание Церкви со стороны светской власти в Римской империи имело и на суд епископов сильное влияние. Уверовавший император не только признал епископскую юрисдикцию в делах чисто церковных, но утвердил законом, что к епископскому посредствующему суду могут обращаться стороны и в гражданских спорах. Епископ выслушивал спорящих сам, окружаемый своим пресвитерством, так, по крайней мере, по правилу. В делах уголовных о клириках он не назначал уголовного наказания им, но виновные клирики были подвергаемы дух. судьею только низложению и предоставляемы затем светскому суду; причем чисто церковное преступление изъято было от разбирательства светского судьи. Епископский суд был совершенно самостоятельный и в определенном ему кругу действия вполне независимый от светских законов, и обеспечение справедливости его лежало в самом духе Церкви, который справедливость и беспристрастие судьи обеспечивает гораздо более, чем сколько может обеспечить законодательство подробными процессуальными формами. Поэтому-то светский законодатель от епископа прежде всего желает, чтобы он судил честно и по священству и выражает при этом убеждение, что пастыри Церкви вполне способны установить правильное действование и иметь надлежащую судейскую осмотрительность (ipse vero (episcopus) cum omni veneratione sacerdotali causam examinet et judicet, et civiles non sint penitus ejus judices, neque confundant eorum honestatem; cum idonei sint. Deo amabiles singularum civitatum episcopi et quae de lite sunt et de cautela judiciorum disponere et judicare honeste atque sacerditaliter et secundum leges nostras et sacratissimas regulas (Justin. Nov. 79). – Kanonisches gerichtsverfahren gegen Kleriker.

Kellner. – Buss-und Strafverfahren gegen Kleriker in sechs ersten christlich. Jarhund. (S. 23–122).

„Когда грех всем известен, то в древней Церкви начинаем был судебный процесс пред епископом с обвинителями и свидетелями и проч. Власть суда и наказания Господь вручил Апостолам, которые и действительно употребляли сию власть. Что и постановленные ими преемники, их т. е. епископы, должны были иметь сию власть и пользоваться ею – это мы видим из наставления Ап. Павла Титу: еретика человека по первом и втором наказании отрицайся. И они действительно пользовались этою властью. Епископ в своей епархии один заведовал церковными наказаниями; он отлучал согрешивших, назначал им епитимии, уменьшал или увеличивал их и принимал опять в Церковь. Разные церковные правила запрещают пресвитерам принимать кающихся... И власть подвергать наказаниям клириков была также в руках епископа. Уже Ап. Павел говорит об обвинениях против пресвитера, которые должны быть рассматриваемы Тимофеем (1Тим. 5:15). Но как епископы и в определении церковного покаяния мирянам действовали не одни, но имели обычай пользоваться советом пресвитеров и диаконов, дабы избежать возможных ошибок и несправедливостей, так поступали они и в суде над клириками. К этому было еще более побуждений, именно в том, что к клирикам ради их высокого положения, нужно было иметь более внимания. Что в первое время в этом отношении исходило, может быть, из доброй воли и из побуждений умеренности, то в последствии сделалось законом».

Епископ был первою судебною инстанциею для пресвитера и прочих клириков. Кто подвергся обвинительному приговору в суде этой первой инстанции, для того приговор тотчас вступал в законную силу и обнаруживал свои действия во всяком случае, даже если он и апеллировал, и продолжал свое действие дотоле, пока вторая инстанция не отменяла приговор первой (Антиох. 6, Сард. 3, 5). Второю инстанциею для клириков и пресвитеров был собор митрополии (Антиох. 16). К нему мог обращаться каждый мирянин и клирик, который почитал себя обиженным от своего епископа, или неправильно отлученным, запрещенным, или изверженным. И епископ должен был дозволять, если бы собор изменил его приговор (Сард. 14).

„Апелляция была хорошим средством для каждого осужденного. Но если осужденный пресвитер или клирик пренебрегал им и не искал освобождения от наказания законным путем апелляции в том случае, когда считал себя невинным, но в гордости заводил раскол против своего епископа, то он должен быть низложен, отлучен и изгнан из города».

Церковь строго запрещала клирикам оставлять этот суд и обвинять друг друга пред светскими судьями, или дозволять обвинять себя пред ними».

Kober – Deposition und Degradation S. 286: – „право подвергать клириков епархии лишению должности с самых первых времен Церкви принадлежало епископам и фактически было осуществляемо ими во все времена. Как полномочие проповедовать языкам Евангелие, раздавать верующим Божественные дары, преподавать таинства, приносить Бескровную жертву – вообще, совершать священные действия Господь дал Апостолам, так сообщил Он им и власть поддерживать внешний порядок в церковном обществе и принимать меры, необходимые для поддержания благоустроенного общественного быта. Господь дал Апостолам и карательную власть, которою они и сами пользовались и своим преемникам передавали; напр. Апостол Павел Тимофею (1Тим. 5:19–21)... Употребление карательной власти было исключительным и общепризнанным правом епископства. Это подтверждается как правилами, так и государственными законами, которые только в лице епископа находят компетентную власть для употребления карательных наказаний в отношении к клирикам”.

„Епископ рукополагает клириков и только от него одного исходят для клириков все даруемые им права. Отсюда самое существо таковых между епископом и его клириками отношений и простая последовательность мысли требует, чтобы ему же исключительно принадлежала власть лишать клириков прав, им преподанных“.

В употреблении своей судебной власти и в особенности в употреблении карательной власти против клириков епископы добровольно пользовались советом своих пресвитерий, и в Восточной церкви эта практика сохранилась без изменения и в последующие времена”.

Kober (Kirchenbann S. 67): „к церковным начальствам, которым принадлежит власть отлучения от Церкви на собственном праве (proprio jure) принадлежат прежде всего епископы, потому что они получили от Христа непосредственно власть вязать и решить; они поставлены управлять Церковью Божиею. Этим правом исключения из церковного общества пользовались они во все времена и неограниченным образом, и никто против этого не спорил. Как в первые века в лице епископа сосредоточивалась вся религиозная жизнь общества и им исполняемы были все богослужебные действия, то и вся дисциплина сосредоточивалась исключительно в его руках: он назначал открытую епитимию, определял ее продолжение и давал разрешение; он и совершенно извергал из Церкви и потом, по раскаянии, опять принимал”.

Зильбернагль о власти епископов Православной церкви в Турецких владениях: „епископ имеет обязанностью заботиться о душевном спасении вверенной ему паствы; он имеет неограниченную власть налагать наказания, определенные канонами, за известные проступки, причем он должен обращать внимание на качество проступка и на лицо согрешившего...

Епископский собор заботится не только о духовных делах епархии, но решает и гражданские споры между православными” (Vеrfassung d. Kirchen d. Orients., 1865, 24, 46).

Шепф (католик) Handbuch d. Kathol. Kirchenrechts, 1865, III, 36: „на пресвитера не принимай обвинения иначе, как при двух или трех свидетелях – вот первое предписание относительно суда над священниками. Вследствие сего в Церкви от начала был собственный суд в церковных делах. Так, во время гонений мы видим у христиан собственный суд, в котором предстоятельствовали христианские пастыри и предстоятели, именно епископы. Процесс в первое время был прост и справедлив. Каждая жалоба против клирика разбираема была в той же Церкви, где он служил, и именно у епископа и его пресвитерии.

Риффель (католик) geschichtliche Darstellung des Verhältnisses zwischen Kirche und Staat bis auf Justinian 1836, S. 181–231: первою инстанциею церковного суда был местный епископ; он слушал и наказывал в особенности клириков.... Антиохийский собор подтвердил издревле существовавший закон, чтобы извержение пресвитера, или диакона, совершаемо было только их епископом (4). Далее постановил, чтобы пресвитер, или диакон, изверженный своим епископом, не обращался с апелляциею к императорской власти, но к собору епископов (12)... Епископы являются судьями во всех церковных делах духовных лиц... Непосредственным судиею над подчиненным клиром во всяком деле был епископ; к нему должно было обращаться со всякою жалобою, и пресвитер, или диакон, обратившийся к светскому судье, подвергаем был не только церковным, но и другим наказаниям... Каждое обвинение против клирика должно быть исследовано епископом. Исследование о клирике епископ производил в присутствии своего пресвитерского совета. “

Вальтер (католик) Lehrbuch d. Kirchenrechts aller christlichen Confessionen. Dreizehnte Ausgabe 1861, S. 403 – 412: „на Востоке епископский суд был сильно поддерживаем законами византийских императоров, так перешел и в Россию, и ныне еще в брачных делах безусловно признается Портою. Обыкновенные спорные дела в древнейшие времена решаемы были епископом при содействии пресвитерии. В Восточной церкви, по древнему установлению, духовный суд в патриархате сосредоточивается у епископов; апелляция от них идет к патриаршему синоду. Патриарх и епископы имеют от дивана привилегию суда в гражданских делах. В России суд принадлежит епископской консистории с апелляциею к св. Синоду».

Бингам: „нет ничего яснее, нет ничего очевиднее, как-то, что во времена Киприана епископы имели власть наказывать тех клириков, которые в чем-либо погрешили. И всякий, кто обратит внимание на соборы следующего века (т. е. ІV-го), всего чаще в их определениях встретит каноны, которые или предполагают эту власть или подтверждают. Когда, напр., Апостольские правила (32) предписывают, чтобы пресвитер, или диакон, отлученные своим епископом, не были приемлемы другим, то это самое предполагает, что все епископы имеют власть суда и наказания над своими клириками. Тоже ясно из канонов собора Никейского (5), который в таком случае допускает отзыв (provocatio) к областному собору. И соборы Сардикийский (13, 14) Антиохийский, (3), Халкидонский (9) и другие многие поставляют то же (Origines Ecclesiastic. L. II, 2 pag. 97, 98; cap. 16 pag. 226–228).

Рихтер (протестант) Lerbuch d. katholich. und Evangel. Kirchenrechts, 5 Aufl. S. 476: „образ первоначального суда епископов был такой, что они собирались со своими пресвитерами, выслушивали обвинителей, обвиняемых и свидетелей и потом на виновных налагали церковные наказания».

Гейб: Geschichte d. römischen Criminalprocesses bis z. Tode Justinians, 498: „по церковным преступлениям христианское духовенство было судимо исключительно в духовных судах и, смотря по тому, шло ли дело о низшем или высшем духовенстве, оно было судимо или пред судом еппскопов или пред областными соборами”.

Пухта – Institutionen 1, 624: „императоры Аркадий и Гонорий постановили, чтобы в гражданских делах епископы судили только при согласии на это сторон, в делах же религии, т. е. в церковных преступлениях – во всяком случае”.

Представив в подлинном виде, без всяких своих объяснений и соображений, свидетельства о судебной власти епископа, мы, по окончании сего, должны сделать немногие относящиеся сюда замечания:

1) Между представленными свидетельствами заключаются такие, которые по своему авторитету всецело неприкосновенны. Это – Слово Божие, каноны, символические книги Православной церкви. – Устроить церковный суд несогласно с сими свидетельствами или вопреки им, будет значить признать необязательность содержащегося в сих источниках учения, и притом не в отношении только к рассматриваемому частному вопросу, а и вообще; ибо кто возьмет на себя власть признать необязательною одну часть учения, заключающегося в сих источниках, тот ничем не может быть удержан от подобного же действия и в отношении к другой части, к третьей, ко всему учению, когда это будет требоваться другими выдвинутыми на очередь вопросами и соображениями: необязательно одно, почему обязательно другое? Поколебленное в этом важнейшем пункте учение Церкви поколеблется и во всех остальных; ибо нельзя вынимать одного из четырех углов здания без того, чтобы не колебать всего здания. Кто тогда укажет предел, где должны остановиться подкапыватели оснований церковного здания?

2) Свидетельства о принадлежности епископу судебной в Церкви власти идут чрез все девятнадцать веков христианства. Отвергнуть силу этих свидетельств и устроить суд Церкви с устранением епархиального архиерея будет значить осудить всю историю Православной церкви. Но кто решится утверждать, что вся Церковь в течение 19 веков заблуждалась, и что свет воссиял только с мартовской книжки „Прав. обозрения” 1871 года?

3) Свидетельства о принадлежности судебной власти епископу епархии предлагаются со всех сторон. Соборы, отцы Церкви, православные писатели, римско-католические, протестанты – все согласно свидетельствуют, что епископу Православной церкви судебная власть принадлежит и всегда принадлежала. Отвергать эту истину значит идти против свидетелей всего христианского мира.

4) Величайший интерес представляет сличение этих подлинных документов и свидетельств с теми ухищрениями, кривотолкованиями, перетолкованиями, лжетолкованиями, какие употребляются сторонниками отнятия судебной власти у епископа. В каком положении должен очутиться кривотолк, этими подлинными и непререкаемыми документами, выведенный наружу и, если можно так сказать, припертый к стене? Он должен или остаться решительно безответным и исповедать свои заблуждения, или же прибегнуть к такому отчаянному маневру, к какому прибегнул один новейший толковник, объявив, что, если бы самые каноны Церкви излагались и составлялись под влиянием начал настоящего, а не давно минувшего времени, то, без сомнения, и они иными бы чертами определили судебные права представителей Церкви. Столь смелому толковнику следовало сделать еще шаг и заявить: „если бы Апостол Павел жил в наши времена и был членом наших комитетов, то и он написал бы не: епископ принимай обвинение на пресвитера, а: пресвитер принимай обвинение на епископа. Подобным образом, если бы и Спаситель телесным образом жил на земле в наши времена, то и Он не Апостолам сказал бы: елика аще свяжете на земли будут связана на небеси, а кому-нибудь другому и, всего вероятнее, пресвитерскому окружному суду. – Уж если de sipere , то desipere и in loco , и sine loco, ubique locorum.

* * *

16

В Православной церкви в Австрии „для удобства управления епархиею, и особенно для решения возникающих в епархии процессов, каждый епископ имеет свою консисторию и обыкновенно занимает в ней место президента“ (Автономов – Прав. церковь в Австро-Венгерской империи. „Христ. чт.” 1871, ноябрь, 763).



Источник: Предполагаемая реформа церковного суда / архиепископ Алексий (Лавров-Платонов) (автор не указан, установлен по ст. П. Щукина "О выборном начале в церкви", напеч. в журн. "Рус. старина". 1906, февр. С. 382) - Санкт-Петербург : тип. Ф.С. Сущинского, 1873. – 458 с.

Вам может быть интересно:

1. Охридский пролог – 1. Святые мученик Хрисанф, мученица Дария, и другие мученики с ними святитель Николай Сербский

2. Алфавитный указатель предметов, содержащихся в Словах святаго Исаака Сирина – Феодор преподобный Исаак Сирин Ниневийский

3. The Stromata – BOOK VII пресвитер Климент Александрийский

4. [Рец. на:] Сочинения Смирнова Петра, прот., настоятеля Санкт-Петербургского Исаакиевского собора. профессор Николай Александрович Заозерский

5. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 179. Астерий Амасийский: жизнь его. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

6. The City of God – The City of God (Book XII) блаженный Аврелий Августин

7. Для клира и народа – II. Указатель Евангельских и Апостольских чтений на все дни года Иван Георгиевич Айвазов

8. Собрание сочинений. Том 3 – Слово произнесенное 21 ноября 1892 года по освящении храма в Харьковском Реальном училище, сооруженного в память события 17-го октября 1888... архиепископ Амвросий (Ключарев)

9. Православие на Западе России в своих ближайших представителях или патерик Волыно-Почаевский – Отделение второе. Святые угодники Волынские и другие святые проживавшие на Волыни и посещавшие ее пределы во времена удельной системы. протоиерей Андрей Хойнацкий

10. Слова и речи. Том II – Слово в день Алексия, человека Божия митрополит Никанор (Клементьевский)

Комментарии для сайта Cackle