архиепископ Амвросий (Ключарев)

Слово произнесенное в Спасовом скиту, 17 октября 1892 года.

О христианском терпении.

В терпении вашем стяжите души ваша. (Лук. 21, 19).

Слово о терпении прилично в обители иноков, отказавшихся от мирских удовольствий и обрекших себя на особые труды и подвиги самоотвержения. Но приведенное нами наставление Спаситель сказал слушателям, между которыми не было иноков. Многочисленные и настоятельные увещания к терпению, встречаемые нами в писаниях ветхого завета и в посланиях апостольских, так же обращаемы были к верующим всех времен, когда еще не был учреждаем особый род отшельнической жизни и чин монашества, каким мы ныне его знаем. Итак, терпение было признано необходимою добродетелью для всех призываемых ко спасению: в терпении вашем стяжите души ваша.

Но можно ли и нужно ли учиться тернению? Иначе сказать: есть ли терпение – добродетель, т. е. свободное и деятельное движение духа к совершенству, и составляет ли оно само по себе достоинство человека? Большею частью под терпением мы разумеем не произвольное и угнетенное состояние духа, поражаемого неизбежными для нас в этой жизни затруднениями, лишениями и страданиями. Во всех таких состояниях, когда прекращение страданий не зависит от нашей воли, мы находимся в положении человека связанного, лишенного свободы действий и поражаемого ударами со стороны ему наносимыми. Так и понимали терпение древние философы, не знавшие того взгляда на жизнь человеческую, какой сообщает нам Божественное Откровение; так понимают его и новые мыслители, отрицающие этот взгляд. Поэтому жизнь человеческая представляется им безотрадною, а неизбежное претерпевание лишений – унизительным для свободного духа человеческого; потому они и не видят другого конца бесплодному терпению, как только освобождение от самой жизни путем самоубийства. Последнее направление умов, даже в виде особенных учений (пессимистов), значительно распространено в наше время.

Не таково терпение христнское, внушаемое нам Словом Божиим. Оно есть сознательное и свободное отношение к бедствиям жизни, и вместе с тем безропотное перенесение страданий, соединенное с несомненным убеждением в счастливом их окончании. Оно есть, говоря современным языком, нравственная выдержка духа в трудном положении, деятельная борьба с собственными тягостными ощущениями в виду победы не только над самим собою, но и над гнетущими обстоятельствами. Это, по Слову Божию, есть выносливость воина, переносящего лишения, труды и раны в борьбе с врагами, одушевляемого желанием и надеждою победы. Для христианина жизнь ясна: она освещается для него верою в Бога-Промыслителя. Источник всех лишений и страданий, его постигающих, для него понятен, это – воля Божия, наказующая его за грехи, испытующая его ревность и любовь, закаляющая его твердость и мужество в нравственной борьбе и уготовляющая ему славную победу и вечное торжество в будущей жизни. Ты убо злопостражди, говорит Апостол Павел ученику своему Тимофею, яко добр воин Ииус Христов. Верно слово : аще бо с Ним умрохом, то с Ним и оживем: аще терпим, с Ним и воцаримся: аще отвержемся, и той отвержется нас (2Тим. 2, 3. 11, 12). Вот наука о терпении, которую проходили во все времена подвижники веры и мученики.

Слово Божие указывает нам с подробностью нравственные состояния, в которых требуется терпение. Иисус Христос в притче о сеятеле, указав, – что между слушателями Слова Божия есть – рассеянные, потом -подавленные страстями и заботами житейскими, и наконец – добрые, или внимательные и усердные, – сказал о последних, что они, „услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении“ (Лук. 8, 15). Этим указанием Господь дает нам понять, что насаждаемые Им в сердцах наших семена добродетелей и совершенства возрастают не вдруг и не скоро, как и всякое растение, а плод приносят тем медленнее, чем растение больше и совершеннее. Поэтому, подобно растению, и всякая наша способность и нравственная сила, пробужденная к деятельности, требует ухода, наблюдения, труда и продолжительного ожидания успеха. Это мы постоянно видим и в нашей обыденной жизни, – в образовании ума и приобретении познаний, в обучении искусствам, ремеслам, в приготовлении ко всякой общественной деятельности – служебной, военной, промышленной и т. под. Везде мы встречаемся с затруднениями, которые надобно преодолевать, – с тоскливостью и утомлением, а иногда с изнеможением и болезненными ощущениями, которые надобно переносить. Везде в самом основании и глубине всей нашей земной деятельности лежит эта скромная и малозамечаемая добродетель – терпение. Она же составляет основание успеха и в нашей духовной деятельности. Апостол Павел говорит, что „наши внутренние чувства для различения добра и зла, а следовательно и для преуспеяния в добре, приучаются долгим учением (Евр.5, 14). И как для изучения мира видимого и законов общежития человеческого требуется время и прилежание: так и для познания предметов мира духовного и законов духовной жизни нужны те же условия. Слово Божие, падающее на нашу душу подобно семени, надобно углублять в почве нашего сердца, чтобы оно пустило в нем корни, утвердилось в нем и дало крепкие ростки, способные устоять против всякой непогоды. Отсюда происходит необходимость в усердном изучении Св. Писания и творений св. мужей, руководителей в деле богопознания, охраняющих нас от всяких уклонений ума от истины Божией и поощряющих ко всякой добродетели. Вот труд, для которого у нас в наше время наименее оказывается терпения и усердия. Далее, при изучении Слова Божия открывается нам новый мир – светлый и радостный, – в который порывается наше сердце, но в который можно входить только молитвою, требующею напряжения ума, отвлечения его от земных помыслов, труда телесного и бдения, тяжелого для нашей плоти. Потому Апостол и говорит: „в скорби будьте терпеливы, в молитве постоянны“ (Рим. 12, 12). Но именно в молитве мы особенно и нетерпеливы: богослужение нам кажется слишком продолжительным стояние в храме – тяжким, домашняя молитва, при множестве дел житейских и утомлении от мирской суеты, – особенно обременительною. Наконец, всякое движение нашего ума и сердца в мир духовный должно быть сопровождаемо исполнением заповедей Божиих, или благими делами, составляющими как бы твердые шаги в восхождении к Богу, без которых все наши мысли и сердечные желания окажутся бесплодными мечтами. Это – труд наблюдения за собою, хранения сердца в чистоте, – безукоризненного исполнения обязанностей своего звания, – соблюдения мира с ближними и упражнения в делах милосердия и любви, – есть труд ежедневный, ежеминутный и пожизненный. Обозревая весь круг этой деятельности, вводящей в жизнь вечную, Апостол говорит верующим: тертения имате потребу, да волю Божию сотворше, приимите обетование (Евр. 10, 36).

Нет нужды подробно объяснять все обстоятельства и

случаи в жизни нравственной, где требуется от нас терпение.Они называются в учении христианском общим именем скорбей и искушений. Они внутри и вне нас. Внутри, – это немощи, препятствующие нам исполнять христианские обязанности, как требует закон и как бы нам хотелось по убеждению ума и влечениям сердца, – непрестанные падения, нарушения обещаний, какие мы даем в минуты духовной ревности, или несчастий, – плотские страсти, своею обольстительностью представляющие более трудности в борьбе с ними, чем самые страдания, наконец – незаметно подкрадывающиеся порочные навыки, от которых отставать так трудно и пр. Вне нас: различные ложные и оскорбительные суждения мира о нашем поведении, когда оно становится строго-христианским, клеветы, притеснения, алчные посягательства своекорыстных людей на наше благосостояние, ссоры и тяжбы, – наконец – непредвиденные несчастия, каковы: болезни, разорение и т. под. Все такие тяжкие положения Апостол Павел подробно изображает в своих посланиях, растворяя наставления о них утешениями (2Кор. 6, 4; 11, 19, 27). Высшею мерою терпения злоключений он полагает пролитие крови в борьбе с грехом во всех его видах: „вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха“, говорить он вступающим в подвиг духовный. „Помыслите о Претерпевшем крест и такое над Собою поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими“ (Евр. 12, 3–4).

Великую важность и значение терпения в нашей нравственной жизни, и особенно в скорбях, так изображает Апостол: хвалимся в скорбях, ведяще, яко скорбь терпите соделовает, терпите же искусство, искусство же упование: упование же не посрамит, яко любы Божия излеяся в сердца наша Духом Святым данным нам (Рим. 5,3–5). Что в борьбе с грехом и в перенесении скорбей христианину нужно терпение-это ясно, но что это за искусство, которое приобретается терпением? О, это такое великое искусство, без которого невозможен никакой нравственный успех! Труд нравственный без терпения скоро становится тягостным и невыносимым, и потому оставляется. Оттого нетерпеливые люди начинают и никогда не продолжают труда сколько нужно, и тем более никогда его не оканчивают. От этого они не успевают узнать ни истинного значения начатого ими труда и предстоящей скорби, ни собственных сил, ни великого духовного наслаждения в этом торжестве, которое испытывает дух наш, укрепляясь в борьбе и преодолевая препятствия. Что же касается до нравственного преуспеяния в развитии своих духовных сил, в распознавании свойств различных искушений, в умении приготовиться к борьбе, приспособиться к ней, предусмотреть возможность победы и выждать ее, – то все это нетерпеливому совершенно недоступно. Представляется ли ему соблазн уклониться от строгого исполнения заповедей молитвы, воздержания, целомудрия, кротости, смирения, – не обучившись терпению, он легко поддается искушению, расслабевает, падает и вместо того, чтобы порадоваться внутренне тому, что он победил и впредь может быть победителем греха и будет наслаждаться миром сердца и совести, – вместо всего этого, он, пристыженный и внутренне больной и разбитый, с трудом, как расслабленный, возвращается на путь добродетели и робко принимается за новый труд. Приходится ли ему встретиться с нуждою и лишениями, – он, не приученный к ним, – унывает, ропщет и, забывая о Боге – Промыслителе, считает себя погибшим. Изменяют ли ему друзья, являются ли враги, начинаются ли гонения и притеснения, – он, не вооруженный терпением, – не выждет перемены в отношениях к людям, которые вообще изменчивы, не попытается умиротворить врагов, распутать интригу, обнаружить несправедливость, обличить неправду своею правотою, – а падает духом, или ожесточается и становится человеконенавистником. Для нетерпеливого всякий продолжительный труд тяжел, всякая опасность страшна, увеличиваясь в глазах его от его робости; между тем как христианин, искушенный в терпении, тем больше воодушевляется к подвигу, чем больше собирается пред ним препятствий и опасностей; он тем больше возвышается внутренно, растет и укрепляется, чем выше цель, к которой он стремится, чем славнее победа, которой он домогается. Он говорит с Апостолом Павлом: вся могу о укртгляющем мя Иисусе Христе (Филип. 4, 13).

Мы живем в нетерпеливый век. Ныне все хотят делать и достигать всякого успеха скорее; всякий телесный труд хотят облегчить машинами, всякую науку-искусственными средствами и приемами. Но нет искусственных средств для облегчения труда нравственного, для достижения совершенства духовного, как нет средств для скорейшего разведения сада, для восстановления порубленных лесов. Мы ныне большею частью ограничиваем веру религиозными мыслями и познаниями, любовь-приятными и нежными чувствованиями; но не многие решаются на деятельные подвиги веры и любви. Правда, в последнее время, особенно при развитии губительной болезни, мы видели многие подвиги самоотвержения, но отдавая им справедливость, мы не можем не пожалеть, что они были совершаемы, по большей части, во имя науки, которая похвальна сама по себе, а не во имя Христово, которое одно спасительно: от того эти подвиги и в самых деятелях и в окружавшем их народе не оставляли прочных нравственных плодов; они кончались с окончанием опасности, а совершавшие их лица снова смешались с обществом ученых, чуждым искренней веры и благочестия. Христианское совершенство, как в отдельных лицах, так и в целых народах достигается не благородными вспышками и порывами, не кратковременным напряжением, а постоянным деланием для очищения ума и сердца, для приобретения всякой добродетели – и в благополучное и в бедственное время. Возбуждение и напряжение духа в одном каком-либо роде деятельности делает человека и в нравственной жизни, как и во всякой другой -односторонним.Один, или несколько цветов не составляют сада: так и несколько добрых чувствований и даже героических подвигов не составляют полного воплощения в человеческой личности совершенств, требуемых для нашего вечного спасения. На ниве души нашей должны восходить дружно и одновременно все семена, посеянные на ней Христом Спа- сителем, и вся эта нива, по слову Его, до времени созревания плодов должна быть возделываема и охраняема в терпении.

Терпению, как и всякой добродетели, нужно учиться. Чтобы приобрести его, нужно не оставлять никакого труда малого и большого неоконченным, никакого трудного положения, требуемого нашим долгом, – не выдержанным до конца. Тягостныя ощущения – утомления и болезненности нужно подавлять силою воли и не прислушиваться к ним, а отвлекать от них сознание, обращая все силы ума на совершаемое дело. В искушениях соблазнительных и обольстительных чтобы не пасть, – необходимо направлять ум на достойные христианина предметы и пробуждать в сердце благочестивые чувствования молитвою к Богу. При внешних бедствиях надобно становиться в уровень с ними ограничением своих потребностей, упрощением жизни, сознательным причислением себя, с покорностью воле Божией, к бедствующим и страждущим, к которым особенно милостив Господь,– искать утешения в уповании на Бога, которое, по слову Апостола, не посрамит искусного подвижника терпения и укрепит сладостным ощущением любви Божией, которая излияся в сердца наша Духом Святым. Затем нужно повторять себе чаще, что Бог, по слову Апостола, „не попустит нам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы мы могли перенести“ (1Кор. 10, 13), что в нашей земной жизни, по выражению Святителя Тихона Воронежского, „все с преходящим временем преходит“, что страшно то невольное терпение с скрежетом зубов, которое ожидает грешника в вечных мучениях и что, по непреложному обетованию Христову, в трудах и скорбях, при исполнении Его заповедей, претерпевый до конца той спасен будет (Матф. 10, 22).

Заключим увещанием Апостола Павла, относящимся ко всем верующим: ,,с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на Начальника и Совершителя веры, Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление и возсел одесную престола Божия“ (Евр. 12, 1. 2). – Аминь.



Источник: Полное собрание проповедей высокопреосвященнейшего архиепископа Амвросия, бывшего Харьковского : С прил. Т. 1-5. - Харьков : Совет Харьк. епарх. жен. уч-ща, 1902-1903. / Т. 3. - 1902. - [2], VI, 558 с.

Вам может быть интересно:

1. Собрание сочинений. Том 4 – СЛОВО по освящении храма во имя Христа Спасителя в Харьковском Коммерческом Училище, 14 января 1896 года. архиепископ Амвросий (Ключарев)

2. Охридский пролог – 1. Священномученик Зиновий и сестра его мученица Зиновия святитель Николай Сербский

3. Споры об Апостольском символе – Разбор попыток некоторых ученых доказать, что Константин Великий не был христианином профессор Алексей Петрович Лебедев

4. Из Румелии – Афины. 4 июля 1865. Воскресение. архимандрит Антонин (Капустин)

5. Предполагаемая реформа церковного суда – III. УЧЕНИЕ, ИСТОРИЯ И ПРАКТИКА ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ И ПОСТОРОННИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ ЕПИСКОПА архиепископ Алексий (Лавров-Платонов)

6. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 153. Св. Григорий в своих сочинениях: 1) как оратор; 9) как догматист: его Катехизис. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

7. Из истории уяснения древне-латинского и Иеронимова текста Библии профессор Александр Иванович Садов

8. The City of God – The City of God (Book XIII) блаженный Аврелий Августин

9. Духовные рассуждения и нравственные уроки схиархимандрита Иоанна (Маслова) – Плач схиархимандрит Иоанн (Маслов)

10. Разбор и опровержение догматических заблуждений пашковцев протоиерей Александр Мартынов

Комментарии для сайта Cackle