святитель Амвросий Медиоланский

Книга 9

62 (Maur. 19). Амвросий Вигилию 83

1. Недавно ты был призван к епископскому служению и спросил у меня, что является главным в новом для тебя сане. Ты был сам для себя наставником, и это служит порукой тому, что ты, сумевший назидать себя так, что удостоился высокого звания, не менее успешно будешь назидать и других.

2. Первое, что нужно помнить: тебе вручена Церковь Господня и ты должен прилагать все усилия, чтобы не проникла в ее тело никакая порча и оно оставалось свободным от любого смешения с язычниками. Об этом говорит тебе Писание: Не бери себе жены из дочерей Ханаанских, но пойди в Месопотамию, в дом Вафуила (Быт. 28:1), то есть в дом Премудрости, и с Ней соединись брач­ными узами. Месопотамия – область на Востоке, она окружена двумя величайшими реками тех мест Евфратом и Тигром84, которые вместе берут начало в Армении и порознь текут в Красное море85. Итак, Месопотамия – это Церковь, которая величайшими потоками благоразумия и справедливости86 питает души верных. Она смывает с них грех и орошает благодатью святого крещения, прообразом которого служит Красное море. Учи же народ искать уз супружества не среди иноплеменников, но в домах христиан.

3. Никто да не лишает наемника обещанной платы! Мы все работники у Бога и все ждем награды от Него за свой труд87. Почему же ты, каким бы ни было твое дело, отказываешь своему наемнику в заработке, вознаграждении малом и временном? Смотри, как бы и тебе не было отказано в воздаянии обетованных небесных благ! Не лишай наемника обещанной платы!88 – так написано в законе.

4. Не давай денег в рост! Написано: Кто серебра своего не дал в рост, будет пребывать в доме Божием (Пс. 14:5, 1), – следовательно, преткнется всякий ищущий выгоды от лихоимства. Христианин же, если у него есть деньги, пусть дает их или вовсе не ожидая их возвращения, или рассчитывая на ту сумму, какую одолжил89, и тем самым он стяжает немалую прибыль благодати. Поступая иначе, он обманывает, а не помогает. Не жестокосердно ли дать деньги бедняку, а с него потребовать вдвойне? Если ему и вначале нечем было расплатиться, где он найдет, чтобы вернуть выросший в два раза долг?

5. Примером нам пусть послужит Товит. Он никогда не требовал назад отданных денег90, разве что на исходе своей жизни, и скорее из опасения оставить ни с чем наследника, чем по желанию собрать и возвратить приумноженные богатства91. Нередко ростовщичество сокрушало целые народы и становилось причиной всеобщей гибели. Вот почему нам, священнослужителям, следует проявлять особую заботу в пресечении тех пороков, которым без стеснения служат многие.

6. Учи свою паству оказывать гостеприимство с сердечным расположением, а не как одолжение. Пусть никто не принимает гостя без душевного радушия, не губит благодарности причинением обид, но умножает ее неизменным вниманием и добрым отношением. От тебя требуются не богатые дары, но искренняя забота, наполняющая общим миром и согласием. Лучше блюдо зелени, и при нем дружба и любовь (Притч. 15:17), чем пир, украшенный изысканными яствами92, а не дружескими чувствами. Мы читаем, что целые народы подпали тяжкой каре и были истреблены из-за несоблюдения законов гостеприимства93. К не менее жестоким испытаниям приводит и похоть94.

7. Нет ничего опаснее, чем связать себя узами с иноплеменниками из-за побуждений похоти, которые разжигают раздор и толкают к преступному святотатству. Супружество должно освящаться священническим покровением95 и благословением. Но о каком брачном союзе96 можно говорить, если нет единства в вере? Если общей должна быть молитва, как могут несогласные в вере сохранить взаимную супружескую любовь? Часто многие порабощенные страстью к женщине предавали свою веру, как, например, сыны израильские с Ваал-Фегором97, но Финеес, выхватив меч, убил еврея и мадианитянку98 и смягчил гнев Божий, чтобы не погиб весь народ.

8. Привести еще примеры? Из многих выберу один и на нем покажу, насколько погибельно вступать в связь с женой-чужеземкой. Кто от самой колыбели был сильнее и крепче Духом Божьим, чем назорей Самсон? Из-за женщины он был пленен и не смог удержать благодать. О его рождении и жизни мы расскажем по порядку повествования, изложенного в исторических книгах Священного Писания99, но постараемся постичь его смысл, а не просто следовать букве.

9. Много лет еврейский народ оставался в подчинении и рабстве у филистимлян из-за утраты первенства в вере, которой их отцы одерживали победу. Однако не полностью утратили они печать своего избранничества и надежду на обетованный удел. Во времена спокойной жизни народ часто превозносился, и Бог отдавал его во власть врагов, чтобы спасения от бед он ждал свыше. Мы по свойству человеческого разума обращаемся к Богу, когда на нас обрушиваются несчастья, благополучие же надмевает ум. Эта закономерность подтверждалась много раз, но особенно нагляден пример, когда евреи и филистимляне поменялись участью.

10. Когда от долгого и тяжелого гнета души евреев погрузились в уныние и ни в ком не возникало отважного и мужественного порыва обратить их дух к свободе, родился среди них Самсон. Этот величайший муж был предуказан божественным пророчеством. Он не просто превосходил других, но был лучшим среди лучших, так что без состязания было понятно, что его телесная мощь необорима. Он вызывает величайшее изумление не только потому, что с детских лет не пил вина, свидетельствуя о своем удивительном воздержании и трезвенности, и не потому, что долго хранил священный обет назорея и не стриг волос, и не потому, что уже в отрочестве, которое у других называется нежным возрастом, он явил поразительные, превышающие человеческую меру подвиги совершенной доблести, но потому, что в его деяниях вскоре открылось божественное пророчество. Столь велика была сопутствующая ему благодать, что возвестить его родителям о чудесном рождении у них сына, о его будущем правлении100 и заступничестве за давно томящихся под властью филистимлян соплеменников явился ангел.

11. Отец Самсона происходил из колена Данова и боялся Бога, он не был очень знатен, но обладал другими достоинствами. Мать его была неплодна чревом, но не бесплодна добродетелями души. По благорасположению своего ума она удостоилась видения ангела, соблюла повеление и исполнила пророчество. Она не утаила от мужа божественной тайны и поведала ему, что явился ей прекрасный видом человек Божий и принес весть об их будущем младенце. Она с верой в небесные обетования приобщила к ним своего супруга, а он, узнав об этом, в благочестивой молитве к Богу просил и ему даровать благодать такого видения: Ко мне, Господи, пусть придет ангел Твой (Суд. 13:8).

12. Конечно, его жена была красива, но я не думаю, что дело в ревности и в каких-то подозрениях, как считают некоторые101. Скорее, ревнуя о божественной благодати, он пожелал стать зрителем и причастником священного дара. Вряд ли пороками своей души и лукавством заслужил он у Господа такую благодать, что ангел вновь явился в его дом, изрек пророчества, о которых его просили, и чудесным образом вознесся на небо в мощном пламени жертвенника. Жена дала дерзновенное толкование видению, испугавшему ее мужа, она вернула ему радость и угасила в нем тревогу, объяснив, что видеть Бога – это знамение благое, а не дурное.

13. Когда же возмужал тот, кто был предвозвещен такими знамениями с неба, он устремил свой ум к супружеству. Может быть, он отвращался душой от липкой и тягостной похоти, естественной у юных, а может, в этом ему подавался повод свергнуть власть филистимлян и освободить свои народ οт тягостного угнетения. Отправившись в Фимнафу102 – так назывался один из городов, в котором в те времена жили филистимляне, – он увидел девушку, прекрасную станом и лицом, и стал просить шедших вместе с ним родителей взять ее ему в жены. Вначале они решили, что это желание не следует исполнять, потому что избранница их любимого сына – иноплеменница, но, увидев, что разумные доводы не могут отклонить его от принятого решения, уступили его просьбе. Но родители Самсона не понимали смысла этого поступка. Если бы филистимляне отказали, их сын со всей своей мощью противостал бы им; а если бы они породнились с ним, то появилась бы возможность смягчить их отношение к подданным. Одним словом, счастливый союз естественным образом установил бы равенство и добрые отношения, а нанесенная обида породила бы продолжительное мщение.

14. Когда предложение было принято, Самсон отправился к невесте. В пути он свернул в сторону от дороги. Неожиданно на него из лесных зарослей выскочил свирепый лев, страшный в своей неукротимой свободе. У Самсона же не было ни спутника рядом, ни копья в руке. Отступать – позор; сознание силы придает ему уверенности, и он убивает бросившегося на него зверя, задушив его голыми руками. Когда тот испустил дух в тисках его пальцев, он бросил труп тут же рядом с дорогой и оставил его в густой траве. В этом месте было превосходное пастбище с обильной зеленью и насажденными виноградниками. Самсон решил, что неподходящим даром для его возлюбленной невесты будет шкура дикого зверя, поскольку в такие дни радость доставляют не страшные трофеи, но мирные забавы и праздничные венки. На обратном же пути он нашел во чреве льва сотовый мед и принес его в подарок родителям и девушке, ибо такой дар пристало дарить невесте. Он и сам отведал меда и близких угостил, а где взял его, умолчал.

15. Наконец настал день свадебного торжества, вo время пира молодые люди развлекались, как это обычно бывает, раззадори­вая соседей вольными остротами103, и всё необузданнее становилось это состязание в веселье. И тогда Самсон предложил пирующим вместе с ним юношам загадку: Из идущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое (Суд. 14:14). Условием же спора назначил по числу пирующих мужей тридцать покровов из тонкой ткани и столько же одежд как награду и воздаяние за мудрость тем, кто отгадает, и как штраф с тех, кто не отгадает.

16. Никто не сумел расплести запутанное и отгадать непонятное, все стали требовать от жены Самсона, то пугая угрозами, то просьбами докучая, чтобы она выведала у мужа ответ на вопрос в доказательство супружеской приязни и в награду за любовь. И она, то ли напуганная, то ли по женской податливости начала притворно жаловаться своему супругу, что он под видом любви скрывает горькую ненависть и она, спутница и сопричастница всей его жизни, не посвяшена в тайну и поставлена наравне со всеми остальными, кому нельзя знать секрет ее мужа: Ты ненавидишь меня и не любишь (Суд. 14:16), если до сих пор это скрываешь.

17. И дух Самсона, доселе непобедимый, уступил таким речам. Расслабившись под ласками жены, он на седьмой день – это был последний срок исполнении уговора – открыл возлюбленной ответ на загадку, а она передала его своим соплеменникам. Они же, узнав ответ до захода солнца, ответили так: Что слаще меда? Что сильнее льва? (Суд. 14:18). Самсон же добавил: и что вероломнее женщины104? Ибо, если бы вы не орали на моей телице, никогда не отгадали бы моей загадки (Суд. 14:18). Без промедления он отправился в Аскалон, убил там тридцать мужей, забрал их одежду и одарил отгадавших загадку обещанной наградой.

18. Супружество с уличенной в вероломстве девицей Самсон отверг и вернулся в отеческий дом. Она же в душевном смятении и страхе зa свой обман перед негодованием оскорбленного и яростью сильнейшего, согласилась на брак с другим. Еe новый муж был тем самым человеком, которого Самсон, как верного товарища, выбрал себе другом жениха на свадьбе, когда брал ее в жены. Однако попытка найти защиту в супружестве не избавила ее от наказания. Когда молва о ее поступке распространилась, Самсон захотел вернуться к супруге, но получил отказ. Еe отец, сообщая о новом замужестве своей дочери, предложил взамен ее сестру, если Самсон согласен, но тот, уязвленный жалом обиды, решил покарать весь народ за свое унижение. Он взял триста лисиц – лето было в разгаре и в полях созрел хлеб, – соединил их попарно за хвосты, привязал к ним, затянув тугим узлом, по горящему факелу и, мстя зa обиду, пустил их в поля, на которых филистимляне собирали жатву. Стремглав бросались лисицы во все стороны, спасаясь от пламени, и повсюду они разносили огонь и сжигали хлеб. Филистимляне же, возмущенные огромными убытками и гибелью всего урожая, сообщили о происшедшем своим правителям. И те послали в Фимнафу мужей погубить в οгне и женщину, изменившую Самсону вступлением в новый брак, и ее родителей, и весь их дом за то, что она оскорбила мужа, который смог отомстить зa себя и принести всем беду, и стала для филистимлян причиной утрат и разорения105.

19. Не простил Самсон народу филистимскому обиды, не остановился в своей мести, но устроил великую сечу, погубив многих своим мечом. Потом он удалился в Етам к пустынному потоку. Там была скала – оплот колена Иудина. Филистимляне же, не смея напасть на Самсона и приблизиться к неприступным отвесным скалам ero убежища, объявили войну колену Иудину. Они были уже готовы начать сражение, но поняли, что у их подданных есть основания возражать. Не было пользы в гибели подвластных филистимлянам данников, и было бы несправедливо по отношению к ним, поскольку они невиновны. Посовещавшись между собой, филистимляне потребовали выдать им виновника злодеяния, чтобы за совершенное им преступление не расплачивались его соплеменники.

20. Мужи из колена Иудина, когда им было поставлено это условие, собрали три тысячи человек и поднялись к Самсону. Они объяснили, что они лишь данники филистимлян и вынуждены им повиноваться не по доброй воле, но из страха и боязни, стараясь направить его гнев на тех, кто принудил их к этому поступку. Самсон же воскликнул: «Где же справедливость, о племя потомков Авраама? Отмщение за супругу, сначала обманутую, потом отнятую, навлекло на меня погибель? Я не могу без риска воздать зa свое оскорбление? Неужели вы настолько пали духом и привыкли к постыдной рабской доле, что отдаете себя в полное распоряжение своим гонителям и готовы самих себя поставить под удap? Если предстоит гибель, я добровольно соглашаюсь на страдание, но предпочитаю умереть от рук филистимлян106, посягнувших на мой дом и настроивших против меня жену. Я не смог избежать их обмана, но пусть будет позволено мне не от своих принять смерть. Я отомстил за оскорбление, а не нанес его. Рассудите же, было ли мое возмездие чрезмерным. Они жалуются на убытки в урожае, я – на потерю супруги. Сравните снопы на поле и супругу на ложе! Мою боль они сами признали, за мои обиды отомстили. Смотрите, какой службы они вас удостоили! По их решению вы должны покарать смертью того, кого сами они сочли достойным отмщения за нанесенное ему оскорбление и кому сами сослужили службу возмездия. Если вы настолько преданы душой этим тиранам, то предайте меня в их руки, но сами не убивайте! Не смерть я отвергаю, но не желаю принять ее от вашей руки. Если же вы подчиняетесь этим деспотам из страха, то свяжите мне руки цепями! Пусть не будет оружия, мои руки сами найдут его, когда освобо­дятся от уз. Без сомнения, филистимляне будут довольны, если вы отдадите им меня живым».

21. Услышав это – а на скалу поднялись три тысячи мужей! – они дали клятву, что не причинят ему насилия, если он позволит им связать себя и выдать, чтобы они освободились от выдвинутых против них обвинений.

22. Согласившись на эти условия, связанный двумя веревками Самсон вышел из пещеры, оставив укрепленную скалу. Увидев приближение филистимских воинов, он возмутился духом, растерзал узы и, схватив лежащую на пути ослиную челюсть, поразил ею тысячу мужей, а остальных обратил в бегство107. Это было неопровержимое подтверждение доблести: целые полки вооруженных уступили одному безоружному! Осмелившиеся подойти ближе были им обезглавлены, остальных от гибели спасло бегство. Доныне место то называется Агон108, поскольку здесь Самсон с несравненной доблестью совершил славный подвиг.

23. О если бы он был так же умерен в радости победы, как храбр в сражении с врагом! Однако, превознесшись духом от удачи, он не связал исход битвы с благоволением Божьим, а присвоил его себе, восклицая: Челюстью ослиною убил я тысячу человек (Суд. 15:16). Он не поставил алтаря, не принес жертвы Богу, но, пренебрегши священнодействием и приписав славу себе, нарек то место «Убиение челюстью», чтобы в названии увековечить память о своей победе.

24. Вскоре он почувствовал сильную жажду. Пить же было нечего, и терпеть невыносимо. Тогда он понял, что даже посильное обычному человеку не может быть достигнуто без божественной помощи, и возопил, и стал молить, чтобы Всемогущий Бог не наказывал его за всё присвоенное опрометчивыми речами. И победу свою он отдал Богу, говоря: «Ты соделал рукою раба Твоего великое спасение сие; а теперь помоги, ибо я умираю от жажды (Суд. 15:18). Жажда отдала меня во власть тех, над кем Ты даровал мне полную победу». И вот, по Божьему милосердию, когда Самсон бросил челюсть, открылась трещина и забил из нее источник, и пил он, и воспрянул духом, и нарек место «Призывание источника», потому что здесь он в молитвах получил прощение за свое тщеславие победителя. Быстро произошла в нем перемена. Гордость без промедления была посрамлена, а смирение безо всякого ущерба восстановлено.

25. После этих событий и войны с филистимлянами Самсон, не признавая малодушия своих соплеменников и презирая вражескую силу, отправился в Газу – город в землях филистимских – и поселился там на постоялом дворе. Как только жители Газы узнали об этом, они не захотели пребывать в бездействии, немедленно окружили постоялый двор и перекрыли все входы в дом, чтобы Самсон ночью не сбежал. Он же, узнав, что готовится, упреждая их умысел, в полночь обхватил руками колонны дома и, удерживая на мощных плечах постройку – всю громаду до самой крыши! – он перенес ее на вершину самой высокой горы109 в окрестностях Хеврона, города, в котором жили евреи.

26. Когда же в своей ничем не сдерживаемой свободе Самсон не только оставил пределы отеческих земель, но преступил и нравственную черту, предписанную наказами предков, он сам навлек на себя погибель и будущее несчастье. Хотя он уже изведал вероломство супруги-иноплеменницы и должен был бы научиться осторожности, он не погнушался связи с распутницей по имени Далила. Из-за безрассудной страсти к ней он стал беззащитен перед кознями врагов. Филистимляне пришли к Далиле и пообещали ей в награду по тысяче сто динариев от каждого, если она выдаст им секрет силы Самсона, зная который они смогли бы напасть на него и пленить.

27. А она, уже торговавшая собой за деньги, с коварным притворством среди кубков и плотских утех под предлогом восхищения перед его непомерной силой начала выведывать причину его дарований и превосходства над остальными. Под личиной тревоги и беспокойства за него она умоляла открыть ей, как возлюбленной, какими узами надо его связать, чтобы подчинить чужой власти. Он же, пока сохраняющий трезвенность и крепость духа против чар блудницы, на хитрость ответил хитростью и сказал, что если его связать побегами лозы, еще зелеными и незатвердевшими, то тело его станет таким же сла­бым, как у остальных людей. Филистимляне, услышав это от Далилы, оплели спящего Самсона путами из виноградном лозы, но потом, внезапно разбудив его, убедились, что привычная и свойственная ему мощь ничуть в нем не ослабела. Он разорвал узы, и его храбрость, обретшая свободу, отразила и ниспровергла множество врагов.

28. В скором времени посрамленная Далила захотела еще раз испробовать власть своих чар и испытать силу его любви. Самсон же всё еще неколебимый в мыслях, смеясь над ее уловками, сказал, что его надо связать семью веревками, которые никогда не были в деле, и тогда он окажется во власти врагов. Но и это не принесло успеха. И в третий раз он не выдал тайны, правдa, уже чуть приоткрыл свой секрет: если распустить семь кос на его голове и вплести их в ложе, то отступит от него сила. И eщe раз ему удалось сорвать коварный замысел заговорщиков.

29. Бесстыдная женщина не перестает упрекать Самсона за обман и оплакивать свое недостоинство знать его тайну. Она нужна ей, чтобы помогать своему возлюбленному, и он напрасно подозревает ее в предательстве. Наконец слезами она добивается доверия. Самсон же – раз уж суждено было мужу доселе непобедимой мощи испытать такое поражение! – с тяжелым сердцем открыл ей свой секрет. Действует в нем сила Божья, он посвящен Господу и по обету носит длинные волосы. Если же их остричь, он перестанет быть назореем и потеряет свою силу. Филистимляне, узнав от женщины его уязвимое место, принесли ей плату за предательство, чтобы, связанная деньгами, она помогла довести до конца их коварный замысел110.

30. Далила усыпила Самсона, утомленного продажными соблазнами распутства, и, призвав цирюльника, бритвой срезала у него с головы семь кос. И как только обет был нарушен, его силы ослабели. Пробудившись от сна, Самсон воскликнул: «Поступлю как обычно! Восстану на врагов!» Но не почувствовал он в себе ни бодрости духа, ни силы, не осталось в нем ни крепости, ни благодати. И вот, осознав гибельность доверия вражеским женам, убедившись в обмане и понимая, что бессилие от лишения волос готовит ему новые испытания, он позволил ослепить свои очи, заковать руки и ввести себя в темницу, в которую до сих пор не могли его ввергнуть никакие бури.

31. Время шло, и волосы у Самсона начали отрастать. Однажды во время многолюдного пира вывели его из темницы к филистимлянам и поставили на виду у всего народа. Было там почти три тысячи человек мужского и женского пола, они бросали ему тяжкие оскорбления, осыпали насмешками, терпеть которые для человека благородного и достойного хуже самого плена. Жить и умереть – естественно, а служить посмешищем – постыдно. И вот, решив или смыть мщением это поношение, или остановить его своей смертью, Самсон под предлогом, что ему по немощи телесной тяжелы даже кандалы, попросил своего мальчика-поводыря подвести его к ближайшим колоннам, которые служили опорой для всего дома. Когда его подвели к ним, он обеими руками взялся за подпоры здания. В то время как филистимляне приносили великую жертву богу Дагону в честь победы над врагом, за небесные благодеяния признавая уловки женского вероломства, Самсон воззвал ко Господу: «Господи, вспомни еще раз о рабе Своем и отомсти за глаза мои! Пусть не возносят язычники славу своим богам за победу надо мной! Мне больше не нужна жизнь! Пусть умрет душа моя с филистимлянами (Суд. 16:30) и пусть они узнают, что слабость моя для них еще гибельнее, чем моя сила!»

32. Изо всех сил сотряс он колонны, расшатал и сломал их. Здание тотчас обрушилось, обломки завалили Самсона и всех, кто смотрел с кровли на него. Погибло множество мужчин и женщин. Для него эта достойная и героическая смерть стала желанным торжеством, который затмил все его прежние победы. Ведь, хотя ни до, ни после не было никого, равного ему, и в этом мире не мог с ним сравниться ни один из опытных в войне мужей, однако в смерти он победил самого себя и явил свои неодолимый дух в презрении и пренебрежении к устрашающему всех последнему мгновению жизни.

33. Так, благодаря своей силе Самсон завершил свои дни победой и свой последний час встретил не пленником, а триумфатором. Заставила же его поддаться женскому обману без сомнения, плоть, а не характер, потому что человеческое естество удобопреклонно ко греху, оно уступает и поддается соблазнам пороков. По свидетельству Писания, он в смерти своей погубил больше врагов, чем в жизни111, значит, и в плен он попал, чтобы погубить врагов, а не склониться и сломаться перед ними. В чем потерпел поражение тот, чья смерть превзошла его прижизненную славу?! Не стрелы принесли ему гибель, но трупы врагов, ставшие для него не только могильным холмом, но и памятником его победы. Самсон оставил потомкам память о своей доблести, поскольку тот народ, который он нашел порабощенным и которым он двадцать лет правил, давая в своих поступках образец независимости, после смерти его остался в отеческой земле наследником свободы.

34. Этот пример наглядно убеждает избегать сожительства с иноплеменницами, чтобы вместо супружеской любви не узнать предательство и козни.

Прощай и люби нас, ибо мы тебя любим.

63 (Maur. 73). Амвросий Иринею

1. Прочитанный текст из апостола привел тебя в сильное замешательство, так как сегодня ты услышал: Закон производит гнев, потому что где нет закона, нет и преступления (Рим. 4:15). Поэтому ты решил спросить: для чего же был поставлeн закон, если не было в нем никакой пользы, но только вред, если он является причиной гневливости и приводит к преступлению?

2. И уже из самого твоего вопроса явствует, что в законе, данном через Моисея, необходимости не было112. Если бы люди могли соблюсти тот естественный закон, который Бог Творец вложил в сердце каждого, не было бы нужды в написанном на скрижалях каменных113 законе, который скорее сковал и связал немощь человеческою рода, нежели разрешил его от уз и освободил. Естественный же закон присутствует в наших сердцах, тому и апостол учит. Он пишет, что часто язычники по природе законное делают и, не читав закона, хранят дело закона написанным в сердцах своих (Рим. 2:14–15).

3. Итак, этот закон не написан, но рождается и не из прочитанного воспринимается, но изобильным природным источником изливается на всех и почерпается человеческим разумом. Этот закон мы должны были соблюдать хотя бы в страхе перед будущим Судом, свидетелем которого является наша совесть, сама себя открывающая пред Богом в тайных помышлениях. Этими помышлениями изобличается неправда или оправдывается невинность. Хотя Господу совесть открыта всегда, тем более явно то обнаружится в день Суда, когда начнется испытание тайн сердца, которые казались сокрытыми. И откровение этих тайн не принесло бы никакого вреда, если бы в сердцах человеческих присутствовал естественный закон, ибо он свят, лишен лукавства, лишен коварства, сопричастен правде, непричастен несправедливости.

4. Спросим младенцев: найдем ли мы в них какое преступление, есть ли в них алчность, тщеславие, лукавство, жестокость, заносчивость? Ничего своего они не знают, не ищут для себя почестей, не умеют превозноситься над другими, не ведают лжи, не хотят и не могут мстить за себя. А что такое заносчивость, чистая и простая душа не может и понять.

5. Этот зaкон нарушил Адам, который захотел присвоить себе то, чего не получал, чтобы быть, как Творец и Создатель и получить божественные почести. Своим прослушанием он навлек на себя немилость и, превознесшись, впал в грех. Если бы он не нарушил повеления и пребыл в послушании небесным заповедям, то сохранил бы для своих наследников преимущество природной и врожденной невинности. А когда преслушанием авторитет естественного закона был нарушен и упразднен, признан был необходимым писаный закон, чтобы человек, потеряв данное ему при рождении, с помощыо познания обрел и сохранил хотя бы часть утраченного целого. Так как причиной его изгнания стала гордость – а гордость возникла от сознания невинности, – надлежало ввести закон, который подчинял и возвращал человека Богу. Ибо без закона грех оставался не познан, и вина меньше там, где вина была неизвестна. Потому Господь говорит: Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха, а теперь не имеют извинения во грехе своем (Ин. 15:22).

6. Итак, закон был дан, прежде всего, чтобы уничтожить оправдание, чтобы никто не говорил: «Я не знал, что то грех, потому что не было предписано, от чего беречься», чтобы всех подчинить Богу признанием греха114. Закон подчинил Ему всех, потому что дaн был не только иудеям, но призвал и язычников, ведь к иудеям присоединялись прозелиты из язычников. Не может найти изви­нения тот, кто был призван и не пришел; ибо кого закон призвал, того обязал. Всеобщая вина соделала подчинение, подчинение – смирение, смирение – послушание. И как гордость вызвала грех, тo грех, напротив, породил послушание. Потому писаный закон, который казался излишним, стал необходим, чтобы грехом разрушить грех.

7. Но чтобы опять кто-нибудь не испугался и не сказал, что гpex только умножился οт закона, и не подумал, что закон не только не принес пользы, но принес еще и вред, вот чем он может успокоить себя: хотя через закон преумножился грех, стала преизобиловать благодать (Рим. 5:20). Что это значит, давайте разберем.

8. Закон преумножил гpex, ибо законом познаётся грех (Рим. 3:20), и мне стало мешать знание того, чего я по немощи не мог избежать. Полезно знать заранее, чтобы уберечься, но если я не могу уберечься, то это знание мешает. Итак, закон обратился в свою противоположность, однако самим умножением греха он стал мне полезен, ибо я смирился. Потому и говорит Давид: Благо мне, что я смирился (Пс. 118:71). Смиряя же себя, я разрушил узы прежнего заблуждения, которым Адам и Ева связали всю чреду своего потомства. Потому и Господь пришел в послушании, чтобы разорвать сети человеческого прослушания и вероломства. И как прослушанием грех вошел, так послушанием он был уничтожен. Потому и апостол говорит: Как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие (Рим . 5:19).

9. Вот тебе одно объяснение: закон был лишним, а стал не лишним: лишним, потому что в нем не было бы нужды, если бы мы могли соблюсти естественный закон; но так как его мы не сохранили, то закон, данный чрез Моисея, стал необходим, чтобы научить меня послушанию и разорвать сеть Адамова вероломства, которая опутала всех его потомков. Конечно, законом возрос грех, но также была сокрушена родительница гpexa – гордость, и это было мне на пользу, ибо гордость вызвала гpex, гpex же соделал благодать.

10. Подумай и о другом. В законе Моисея не было нужды. Он незаметно пришел, вошел как тать, потому что пришел на место естественного закона. Если бы тот закон сохранил свое место, Моисеев закон никогда бы и не появился. Вероломство изгнало естественный закон, он чуть было не исчез из человеческих сердец, воцарилась гордость и распространялось преслушание. По той причине пришел писаный закон, чтобы привести нас в соглacиe с установленным и заградить уста всех и весь мир соделать виновным перед Богом115. А виновным мир становится благодаря закону, потому что предписание закона обращено ко всем, делами же закона никто не оправдывается, потому, что законом познаётся грех (Рим. 3:20), но вина не отпускается.

11. Казалось бы, закон, всех соделавший грешниками, вреден, но Господь Иисус, придя, отпустил всем грех, которого никто не мог избегнуть, и долговую расписку нашу уничтожил пролитием Своей крови116. Об этом сказал апостол: законом стал преизобиловать грех, но чрез Иисуса преизобиловала благодать117. Когда весь мир стал ви­новен, Он подъял грех всего мира, как свидетельствует Иоанн: Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира (Ин. 1:29). И потому никто пусть не хвалится трудами, ибо никто не оправдается делами своими, но тот, кто праведен, имеет дар, ибо оправдан чрез купель118. Только вера освобождает кровью Христовой119, блажен тот, кому отпускается грех и даруется милость.

Прощай, сын, и люби нас, ибо мы тебя любим.

64 (Maur. 74). Амвросий Ириною

1. Ты слышал, сын мой, сегодняшнее апостольское чтение: Закон был для нас детоводителем ко Христу, чтобы нам оправдаться верою (Гал. 3:24). Уже одним этим, как я думаю, снимаются вопросы, обычно волнующие многих. Потому что некоторые говорят: Если Бог дал закон Моисею, то зачем же быть под законом множеству людей, которые уже явно освобождены Евангелием? И как может быть один Создатель у обоих Заветов, если то, что позволялось законом, Евангелие уже не позволяет, например, телесное обрезание. Даже если тогда оно было дано в качестве знака, чтобы знаменовать истину обрезания духовного, то зачем нужен был знак? Как расценивать это противоречие: если тогда обрезание считалось признаком благочестия, то сейчас оно осуждается как нечестие? Также день субботний по зaкону должен был соблюдаться как праздничный, и если кто-то нес вязанку дров, то оказался повинен смерти120, а сейчас тот же самый день недели мы считаем вполне пригодным и для того, чтобы носить тяжести, и для того, чтобы заниматься делами. И много есть предписаний закона, которые, как мы видим, со временем утратили силу.

2. Рассмотрим, в чем причина этого, ведь не напрасно апостол говорит, что закон был для нас детоводителем ко Христу (Гал. 3: 24). Чьим он был детоводителем, взрослого или подростка? Конечно, подростка или ребенка, во всяком случае, нежного возраста. Детоводитель, как мы это слово понимаем, тот, кто водит ребенка, который из-за своего возраста не может точно исполнять повеления, потому что это ему не по силам. Бог, давший закон, через пророка говорит: Я дам вам установления недобрые121, то есть несовершенные, ведь что является добрым, то совершенно. Бог сохранил более совершенные установления для Евангелия, ибо говорит: Не нарушить закон пришел Я, но исполнить (Мф. 5:17).

3. Так что же является причиной этого расхождения, как не человеческое непостоянство? Бог знал жестоковыйность, удобопреклонность ко греху, склонность к нечестию народа иудейского, потому что тот слушал и не слышал122, оком смотрел и не видел и в силу детского непостоянства был легкомысленным и не помнил заповедей. И потому Бот приставил к неустойчивому в мыслях и суждениях народу закон как детоводителя и определил сами заповеди закона. Он хотел, чтобы читали одно, а понимали друтое, чтобы неразумный соблюдал хотя бы то, что прочел, и не отступал от буквы закона, а разумный понимал суть божественного замысла, которого не передавала буква; чтобы неразумный хранил повеление закона, мудрый – заключенную в нем тайну. Поэтому закон держит карающий меч, как детоводитель – розгу, чтобы слабость несовершенного народа уврачевать хотя бы страхом, Евангелие же приносит прощение, отпускающее грехи.

4. Потому справедливо говорит Павел: Буква убивает, а дух животворит (2Кор. 3:6)123. Буква повелевает обрезать ничтожную частицу плоти, разумный дух соблюдает обрезание всей души и тела, чтобы, отсекши излишнее – а есть ли что менее нужное, чем порок алчности и грех похоти, которых не было в природе, но лишь греховность их изобрела? – они соблюдали целомудрие, полюбили умеренность. Итак, телесное обрезание – это знак, духовное обрезание – истина: то отсекает часть плоти, это – грех. Природа не создала в человеке ничего несовершенного, и не было заповеди что-то отбросить как лишнее, но обрезание было предписано, чтобы те, кто отсекал часть своей плоти, усвоили: тем более надо отсекать грехи, отсекать тex, кто учит пороку, даже если они связаны с тобой узами плоти, как читаешь в Писании: Если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело было ввержено в геенну (Мф. 5:30). Поэтому как детям, так и иудеям заповеди были даны не в полноте, но частично, и тем, кто не мог соблюсти в чистоте всё свое тело, было заповедано сохранять чистой хотя бы часть его.

5. Также и субботу им было приказано праздновать один раз в неделю, чтобы не чувствовать на себе никакого бремени и, отбросив мирские труды, словно бы удаляться в ту бесконечную субботу будущих веков, не взяв с собой никакого груза греховных проступков. Но Бог, зная нестойкость народа, повелел слабейшим соблюдать лишь часть, лишь один день, а полноту оставил для сильнейших. Синагога почитает день, Церковь – бессмертие. Итак в законе – часть, в Евангелии – совершенство полноты.

6. Народу иудейскому запрещалось носить дрова124, то есть то, что воспламеняется в пожаре. Тени ищет тот, кто избегает солнца. Солнце правды (Мал. 4:2), не позволяя тени служить себе препятствием, изливает на тебя ясный свет Своей благодати со словами: Иди и впредь не греши (Ин. 8:11). Тебе говорит подражатель этого божественного Света: Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы, каждого дело обнаружится. Ибо день покажет, потому что в огне откроется, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть (1Кор. 3:12–13). И потому на этом основании, на Христе, ибо для нас основание – Христос, будем строить то, что не сгорит, но очистится, станет лучше. Золото очищается в огне, очищается серебро.

7. Ты слышал слова: «золото и серебро». Думаешь, оно вещественное, хочешь собрать, но это – напрасный труд! Это золото и серебро лишь обременяют, а плода не приносят. Один ищет, а наследник тратит. Это золото горит, как дерево, оно не вечно; это серебро в судный день принесет тебе убыток, а не выгоду. Иное золото, иное серебро требуется от тебя, а именно – добрые чувства, благое слово, об этом Бог говорит, что Он дает сосуды золотые и серебряные. Вот они, дары Божии: Слова Господни – слова чистые, серебро, очищенное огнем, семь раз переплавленное (Пс. 11:7). От тебя гребуется благодарное чувство, блистание целомудренного слова, сияние веры, не звон серебра. Одно пребывает вечно, другое поги­бает, одно обретает награду и преселяется с нами, другое, остающе­еся здесь, приносит ушерб.

8. Если богач считает, что спрятанное и сохраненное серебро может помочь ему в жизни, напрасно он будет нести свой груз, который сгорит в судном οгне. Богачи, оставьте свои дрова здесь, чтобы ваша ноша не разжигала сильнее будущий пожар. Если ты раздашь часть [богатства], бремя уменьшится, а то, что останется, не будет бременем. Ничего не храни, скупой, чтобы не быть тебе христианином лишь по имени, а на делe – иудеем, чувствуя, что твое богатство стало тебе в наказание. Тебе сказано не прикровенно, но открыто, при солнечном свете: У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду, а у кого дело сгорит, тот потерпит урон (1Кор. 3:14–15).

9. И потому как совершенный, сведущий в законе и утвержденный в Евангелии, прими веру обоих Заветов. Блажен сеюший при всех водах, где бродят вол и осел (Ис. 32:20), как сегодня читали, то есть тот, кто сеет в народах, следующих учению обоих Заветов. Пахотный вол несет бремя закона, о нем закон говорит: Не заграждай рта вола молотящего (Bтоp. 25:4; 1Кор. 9:9; 1Тим. 5:18). потому что у него рога божественных писаний125. А на осленке, прообразующем народ языческий, в Евангелии восседает Господь126.

10. Поскольку слово Божие богато смыслом, я думаю, мы должны понимать и так: у вола есть рога, наводящие ужас, бык свиреп, осел покладист. Это хорошо согласуется с нынешним обсуждением: блажен, кому свойственны и суровость и кротость, первая помогает сохранять порядок, вторая – щадить неповинного, ибо излишняя суровость при помощи страха обычно исторгает лишь ложь. Бог хочет, чтобы Его любили, а не боялись. Господину нужна любовь, слуге страх. Страх в человеке не может быть вечным, и сегодня читали Писание: Будут в страхе перед вами те, кого боялись вы (Ис. 33:7).

Прощай, сын, и люби нас, ибо мы тебя любим.

65 (Maur. 75). Амвросий Клеменциану 127

1. Я знаю, что нет ничего труднее, чем рассуждать об апостольских посланиях, если даже сам Ориген в Новом Завете разбирается хуже, чем в Ветхом. Однако, так как тебе показалось, что в предыдущем письме128, говоря о законе-детоводителе, я был достаточно убедителен, поэтому постараюсь также и сегодня раскрыть самую силу апостольской мысли.

2. В начале говорится, что никто не может оправдаться делами закона, но только верой: Утверждающиеся на делах закона находятся под клятвою. Христос же искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою (Гал. 3:10, 13). Итак, не по закону дано то наследие, но по обетованию. Аврааму даны были обетования и семени его, которое есть Христос (Гал. 3:16). Закон был дан по причине преступления, до времени пришествия семени, которому дано обетование (Гал. 3:19), и потому всё заключено под грехом, чтобы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа... По пришествии же веры мы уже не под законом, то есть не под руководством детоводителя (Гал. 3:22, 25), потому что мы – дети Божии и все во Христе Иисусе. Если же все мы во Христе Иисусе, то мы – семя Авраамово, наследники по обетованию129. К такому заключению приходит апостол.

3. Но может и иудей сказать: «И я наследник, ибо я под законом. Закон называется Ветхим Заветом, а где завет, там и наследие». И хотя сам апостол говорил евреям, что завет имеет силу лишь в случае смерти завещателя130, то есть завет не имеет силы, пока жив завещатель, но вступает в силу лишь с его смертью, у Иеремии Господь говорит об иудеях: Мое наследие свершилось для Меня как лев (Иер. 12:8), – Он не отрицает, что они являются наследниками. Но бывают наследники без права распоряжаться собственностью и бывают наследники с правом распоряжаться собственностью. Те, кто записан в завещании, уже при жизни завещателя называются наследниками, но без права распоряжаться собственностью.

4. Бывают также наследники несовершеннолетние, которые ничем не отличаются от рабов, потому что находятся под властью попечителей и домоправителей131. Так и мы были иудеями и были порабощены вещественным началам мира. Но когда пришла полнота времени (Гал. 4:3–4) и явился Христос, мы уже не рабы, но свободные, если веруем во Христа. Иудеям Он дал лишь видимость наследия, отказав в обладании. У них есть имя наследников, но нет прав, потому что они, как несовершеннолетние наследники, владеют лишь одним пустым звуком наследства, но не обладают правами, не имеют права повелевать и распоряжаться, ожидая совершеннолетия, чтобы освободиться от опекунов.

5. Как малые дети, так и иудеи пребывают под руководством детоводителя (Гал. 3:25). Закон – детоводитель: он ведет к учителю, а Учитель наш один – Христос. Не называйте никого своим господином и наставником, ибо один у вас Господь и Наставник (Мф. 23:10). Детоводителя боятся, а учитель показывает путь ко спасению. Страх ведет к свободе, свобода к вере, вера к любви, любовь приобретает усыновление, усыновление – наследие. Где вера, там свобода, ибо раб – от страха, свободный – от веры. Тот под буквой, этот под благодатью: тот в рабстве, этот в Духе. А где Дух Господень, там свобода (2Кор. 3:17). Итак, если где вера, там свобода: где свобода, там благодать; где благодать, там наследие; но иудей в рабстве по букве, а не по Духу: у кого нет веры, нет свободы духа. А где нет свободы, нет благодати, где нет благодати, нет усыновления; где нет усыновления, нет преемства.

6. Когда напечатаны таблички132, иудей не имеет полномочий прочитать их, он видит наследство, но не владеет им. Как скажет «Отче наш» тот, кто отрицает истинного Сына Божия, через Которого усыновляется? Как объявит о наследстве тот, кто отрицает смерть Завещателя? Как получит свободу тот, кто отрицает Кровь, которой искуплен? Она – цена нашей свободы, как говорит Петр: вы искуплены драгоценной Кровью (1Петр. 1:19), но не агнца, а Того, Кто с кротостью и смирением, словно агнец, пришел и освободил весь мир одной жертвой Своего Тела, как и Сам Он говорит: Как агнец, веден Я был на заклание (Ис. 53:7). Потому и Иоанн говорит: Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира ( Ин. 1:29).

7. Итак, иудей – наследник по букве, не по Духу133, словно несовершеннолетний под властью попечителей и домоправителей134. Христианин же, познавший полноту времен, когда пришел Христос, рожденный от Жены, подвластный закону, чтобы всех, кто был под законом, искупить, христианин, говорю я, единством веры и познанием Сына Божия возрастает в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф. 4:13).

Прощай, сын, и люби нас, ибо мы тебя любим.

66 (Maur. 78). Амвpocий Оронциану

1. Если Авраам поверил Господу, и это вменилось ему в праведность (Гал. 3:6; Быт. 15:6), насколько в праведность вменяется переход от неверия к вере, потому что особенно оправдываемся мы верою, а не делами закона (Гал. 2:16). У Авраама было два сына, Измаил и Исаак, один от служанки, другой от свободной135. И был ему дан такой ответ: чтобы он изгнал с.лужанку и сына служанки, ибо сын служанки не будет наследником, а потому мы – сыны не служанки, но свободной, и ту свободу нам дал Христос. Поэтому сыновья Авраама от веры, так как наследники по вере главнее наследников по рождению. Закон – детоводитель136, вера свободна. Отвегнем дела рабства, будем хранить благодать свободы, оставим тень, последовав за солнцем, оставим иудейские обряды.

2. Никакой пользы нет οт обрезания лишь части тела137. Апостол говорит: Я, Павел, говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа (Гал. 5:2). Не потому что Он бессилен, но потому что Он сочтет недостойными Своих благодеяний тех, кто оставил пути Его.

3. В древности Сепфора, обрезав сына своего, отвела угрожавшую опасность138, но тогдa помогал Христос, и еще не были даны совершенные заповеди. Народ верных младенчествовал, когда пришел не младенец, но во всём совершенный Господь Иисус. Он сначала был обрезан по закону, чтобы не нарушать закон; затем претерпел крест, чтобы закон исполнить139. Прекратилось то, что отчасти (1Кор. 13:10), ибо пришло то, что совершенно. Крест Христов обрезывает не одну часть, но избыточные пожелания всего тела.

4. Возможно, спросят: почему пожелал принять обрезание по плоти Тот, Кто пришел, чтобы явить обрезание совершенное? Не думаю, что тут надо долго размышлять. Ведь если Он соделался грехом, чтобы очистить наши грехи140, если Он стал ради нас клятвою (Гал. 3:13), чтобы избавить от клятвы закона, то за нас Он принял и обрезание, чтобы устранить обрезание закона, дав спасение креста.

5. Апостол утверждает, что нам надо духом ожидать надежды от веры в правду (Гал. 5:5) и нам, призванным к свободе, не следует ставить нашу свободу в зависимость от плоти, ведь не имеет силу ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любов ью (Гал. 5:13, 6). И потому написано: Возлюби Господа Бога твоего (Втор. 6:5; Мф. 22:37). А тот, кто любит, также верует, а веруя, каждый начинает любить. Так Авраам поверил (Гал. 3:6) и так начал любить и уверовал не отчасти, но всецело. А иначе он не мог обрести полноту любви, ибо написано: Любовь... всему верит (1Кор. 13:7). Если не верит всецело, такая любовь несовершенна. Следовательно, совершенная любовь обладает всей верой.

6. Однако я, пожалуй, не скажу, что из этого безусловно следует, что всякая вера обладает совершенной любовью, ибо апостол говорит: Если имею всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, то нет мне никакой пользы (1Кор. 13:2). Ибо эти три добродетели более всего необходимы мужу-христианину: надежда, вера, любовь, но любовь из них больше (1Кор 13:13).

7. Но думаю, апостол сказал это для убедительности. Неужели тот, кто имеет полноту веры, чтобы и горы передвигать, не имел бы любви?! Точно так же, если кто знает все тайны и имеет всякое познание141, как может не иметь любви? Ведь Иоанн говорит: Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден (1Ин. 5:1), а выше он сказал: Всякий, рожденный от Бога, не делает греха (1Ин. 3:9). Отсюда следует: если тот, кто верует, что Иисус есть Христос, рожден от Бога, а тот, кто рожден от Бога, не грешит, значит и тот, кто верует, что Иисус есть Христос, не грешит. А если кто-то грешит, то не верует, а кто не верует, и не любит, a кто не любит, тот находится под властью греха. Итак, не любит тот, кто грешит, ибо любовь покрывает множество грехов (1Петр. 4:8). А если любовь изгоняет стремление грешить, поскольку она также прочь изгоняет страх (1Ин. 4:18), полнота веры имеет и полноту любви.

8. Так, апостолы, которым предстояло стать друзьями, сказали: Умножь в нас веру (Лк. 17:5), – прося у доброго Врача, что­бы Он исцелил их немощную веру. А вера в них была всё еще немощна, если даже Петр услышал: Маловерный, зачем ты усомнился? ( Мф. 14:31). Вера словно предвестница любви наполняет собой душу и уготовляет пути для грядущей любви. Полнота веры там, где совершенство любви.

9. Потому, я думаю, и сказано, что любовь всему верит (1Кор. 13:7), то есть любовь заставляет веру верить всему и заставляет душу иметь полноту веру. Таким образом, где совершенная любовь, там полнота веры, и точно так же, гдe совершенная любовь, там полнота надежды. И подобным образом, как любовь всему верит, так, написано, и всего надеется (1Кор. 13:7), потому любовь больше, что она объемлет надежду и веру.

10. Имеющий эту любовь, ничего не боится, ибо любовь прочь изгоняет страх (1Ин. 4:18), и потому, отложив и совлекши страх, всё терпит, всё переносит (1Кор. 13:7). Тот, кто благодаря любви всё переносит, не может бояться мученичества. И потому апостол, как победитель, говорит в конце: Для меня мир распят, и я для мира (Гал. 6:14).

Прощай, сын, и люби нас, ибо мы тебя любим.

67 (Maur. 80). Амвросий <…> 142

1. Ты услышал, брат, евангельское чтение, в котором рассказывалось, как Господь Иисус, проходя, увидел человека, слепого от рождения (Ин. 9:1). Мимо него счел невозможным пройти Господь, поэтому и мы не должны обойти вниманием того, кто был слепорожденным.

2. Это упомянуто особо – ведь бывает слепота, которая происходит от болезни, помутняюшей зрение, но она проходит со временем; бывает слепота, которая происходит от излияния жидкости, и она также, если устранить ее причину, в основном лечится при помощи искусства медицины. Упомянуто же это, чтобы ты знал, что исцеление того, кто слеп от рождения, совершилось не искусством, но могуществом божьим. Ибо Господь даровал здравие, а не применил лечение; ибо Господь Иисус исцелил тех, кому никто не мог помочь.

3. Насколько глупы иудеи, объясняющие телесные немощи бременем грехов, вопрошая: Кто согрешил, он или родители его? (Ин. 9:2). Потому Господь говорит: Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии (Ин. 9:3). То, чего недоставало по природе, может возместить Творец, Создатель природы. Поэтому Он прибавляет: Доколе Я в мире, Я свет этому миру (Ин. 9:5), – то есть «все слепые могут обрести зрение, если попросят света у Меня». Приступите и вы и просветитесь, чтобы обрести способность видеть143.

4. Он Своею волей даровал жизнь, Своим словом даровал спасение. Он сказал мертвому: Иди вон! (Ин. 11:44), – и вышел Лазарь из гробницы. Он сказал расслабленному: Встань, возьми постель твою (Мк. 2:11), – и встал расслабленный и сам понес свою постель, на которой носили его, неподвижного членами. Что означает Его действие? Он плюнул и сделал брение и помазал очи слепого и сказал ему: Пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошел и умылся, и начал видеть (Ин. 9:7). Какой в этом смысл? Смысл, если не ошибаюсь, великий: больше видит тот, кого касается Христос.

5. Смотри, какова Его божественная природа и каково освящение: словно свет, коснулся Он очей, проник ночи. Словно священник, Он, прообразуя крещение, исполнил таинство духовной благодати. Он плюнул, чтобы ты понял, что свет – внутри Христа. Истинно видит тот, кто очищается благоутробием Христовым! Омывает Его слюна, омывает Его слово, как ты читаешь: Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам (Ин. 15:3).

6. Именно для того Он сделал брение и помазал очи слепому, чтобы ты понял: вернул человеку здравие, помазав очи брением, Тот, Кто из брения создал человека (Быт. 2:7)! И эта плоть нашего брения через таинство крещения должна получить свет вечной жизни. Приступи и ты к Силоамской купели, то есть к Тому, Кто послан Отцом, как читаешь: Мое учение не Мое, но Пославшего Меня (Ин. 7:16). Пусть омоет тебя Христос, чтобы ты видел! Приступи к крещению, настало время! Приступи поспешно, чтобы и ты сказал: Я пошел, умылся и прозрел (Ин. 9:11). Чтобы и ты сказал: Слеп был – и начал видеть144; чтобы и ты сказал, как говорит тот, кому вновь вернулся свет: Ночь прошла, а день приблизился (Рим. 13:12).

7. Ночь – это слепота. Ночь была, когда Иуда принял от Иисуса кусок хлеба, и вошел в него сатана. Ночь была для Иуды, в котором пребывал сатана. Для Иоанна, возлежавшего на груди Христа, был день145. День был и для Петра, когда он увидел свет Христов на горе146. Для других была ночь, для Петра – день. Но и для самого Петра настала ночь, когда он отрекся от Христа. Наконец запел петух, и он заплакал147, чтобы исправить ошибку, ибо уже приближался день148.

8. Иудеи спрашивали слепого: как ты стал видеть149? Beличайшее безумие! Они спрашивали о том, что видели; спрашивали о причине, видя свершившееся. Они же укорили его и сказали: ты ученик Его (Ин. 9:28). Их проклятие – благословение, ибо их благословение – проклятие. Ты, – говорят, – ученик Его. Творят благо, думая повредить.

Прощай, сын, и люби нас, как всегда, ибо мы тебя любим.

68 (Maur. 26). Амвросий Иринею 150

1. Хотя я в предыдущем письме уже ответил на твой небольшой вопрос, но поскольку ты ищешь более полного ответа, тебе, сын мой я не откажу в объяснении и истолковании.

2. Часто обсуждается знаменитое оправдание женщины, которую в книге Евангелия от Иоанна привели к Иисусу по обвинению в прелюбодеянии, и то, как иудеи стремились уловить Его: если бы она была оправдана вопреки закону, то Господа Иисуса можно было бы обвинить в противодействии закону; если бы ее осудили по закону, не было бы места милости Христовой.

3. Однако особую остроту дискуссия приобрела после того, как епископы151 начали вершить суд над обвиняемыми в тяжких преступлениях в гражданских судах. При этом одни требовали жестокой смерти от усекновения мечом, а другие одобряли такой приговор и кровавый триумф епископов. Разве их приговор отличается от иудейского? Карать преступников следует в соответствии с гражданским законом. Разве необходимо, чтобы в гражданских судах в роли обвинителей выступали епископы, карая виновных по закону? Повод тот же, но авторитет меньше, судебный вопрос тот же самый, но ревность о наказании иная. Христос даже одну женщину не позволил наказать по закону, а эти утверждают, что наказаны лишь немногие.

4. Где именно вершит суд Христос? Обычно Он считал необходимым выстраивать Свои беседы в соответствии с тем местом, где Он учил Своих служителей. В притворе мудреца Соломона Он сказал: Я и Отецодно (Ин. 10:30), а в храме Божьем: Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня (Ин. 7:16). И на этот раз Он вершит суд, находясь в храме, как написано далее: Сии слова говорил Иисус у сокровищницы, когда учил в храме; и никто не взял Его (Ин. 8:20). Что такое сокровищница? Пожертвование верных, расходы на бедных, упокоение нуждающихся. Сидя рядом с сокровищницей, Христос, как ты читаешь у Луки, предпочел две лепты жены-вдовицы дарам богатых, божественной волей засвидетельствовал, что искренность усердного доброделания предпочтительна в сравнении со щедрыми пожертвованиями бοгатства.

5. Посмотрим, что сравнивал Он, сидя у сокровищницы и вынося такое суждение. Неслучайно Он указал на пример вдовы, положившей две лепты. Драгоценна эта бедность, богата таинством веры. Это те два медяка, которые самарянин в евангельской притче дал содержателю гостиницы на лечение ран человека, на которого напали разбойники152. Поэтому и здесь вдова – прообраз Церкви – решила положить монеты в священную сокровищницу, чтобы исцелять раны бедняков, утолять голод странников.

6. Потому и ныне тебе следует рассудить духовно, что предлагает Христос. Он раздавал народу, любя его, очищенное в οгне серебро небесного красноречия и отсчитывал монеты с царским изображением. Никто не положил больше, чем Тот, Кто даровал всё. Он насыщал алчущих, помогал неимущим, возвращал свет слепым, освобождал пленных, восставлял οт одра расслабленных, воскрешал мертвых и, что еще больше, отпускал грехи осужденных, даровал прощение. Вот они, два медяка, которые положила в сокровищницу Церковь, приняв οт Христа. Ибо что такое два медяка, как не цена Нового и Ветхого Завета153? Цена Писания – наша вера: ибо воспринимающий по своему благоусмотрению оценивает, что читает. Отпущение наших грехов – цена обоих Заветов, которое прообразовал агнец154, а истинно исполнил Христос.

7. Потому ты читаешь, что очищение семидневное не бывает без очищения трехдневного155. Семидневное очищение по закону под видом субботы мира сего возвестило о субботе духовной; трехдневное очищение156 по благодати запечатлено евангельским свидетельством157, ибо в третий день воскрес Господь. Где назначается наказание, должно быть покаяние грешников, где даруется отпущение, пребывает благодать. Благодать следует за покаянием. Heт ни покаяния без благодати, ни благодати без покаяния; сначала покаяние должно осудить грех, чтобы благодать смогла его уничтожить. Потому Иоанн, по образу закона, крестил в по­каяние, Христос – в благодать158.

8. Итак, седьмой день означает тайну закона, восьмой тайну воскресения, как ты читаешь у Екклесиаста: Давай часть тем семи и тем восьми (Еккл. 11:2). Ты читал, что пророку Осии было сказано: Возьми себе прелюбодейцу за пятнадцать динариев159, – потому что за двойную цену, Ветхого и Нового Завета, то есть за полную цену веры, берется в жены эта женщина, некогда окруженная разгульной и распутной толпой собравшихся вокруг нее племен.

9. И взял я ее, – сказано, – за хомер 160 ячменя и полхомера ячменя и полхомера овса (Ос. 3:2). «Ячмень» означает, что Он призвал к вере несовершенных, чтобы соделать их совершенными; под «хомером» понимается полная мера, «полхомера» означает половинную меру. Полная мера – в Евангелии, половинная – в законе, полнота которого – Новый Завет. Ибо Сам Господь говорит: Не нарушить пришел Я, но исполнить (Мф. 5:17).

10. Неслучайно среди псалмов Давидовых мы насчитываем пятнадцать «песней степеней» и читаем, как солнечный свет прошел по пятнадцати ступеням, когда праведный парь Езекия получил восполнение лет жизни161. Ибо это было предзнаменование о грядущем Солнце правды (Мал. 4:2), Которому предстояло светом Своего пришествия осветить пятнадцать ступеней Ветхого и Нового Завета, по которым наша вера восходит к жизни вечной. Поэтому и сегодняшнее чтение из апостола162, я полагаю, имеет таинственный смысл: потому что пятнадцать дней Павел пробыл у Петра. Мне кажется, когда святые апостолы вели беседы, истолковывая Божественное Писание, свет понимания воссиял во всей полноте и ясности, а тень неведения отступила.

11. Но перейдем к прощению женщины-прелюбодейцы163. Книжники и фарисеи привели ее к Господу Иисусу, обвиняя в прелюбодеянии. Измыслили они такую ложь: если Он отпустит ее, Он окажется нарушителем закона, а если осудит, то отступит от цели Своего пришествия, ибо Он пришел, чтобы всем отпустить грехи. Раньше Он говорит: Я не сужу никого (Ин. 8:15). Приведя ее, они сказали: «Мы уличили эту женщину в прелюбодеянии. А в законе Моисеевом написано всякую прелюбодейцу побивать камнями. Ты что скажешь о ней? (Ин. 8:5).

12. Когда они так говорили, Иисус, опустив голову, пальцем чертил на земле, а они ожидали Его ответа. Он поднял голову и сказал: Кто без греха, пусть первым бросит в нее камень (Ин. 8:7). Что сравнится с этим божественным приговором: пусть покарает грех тот, кто сам непричастен греху?! Как можешь ты призывать мстителя чужого греха и защитника собственного? Не большее ли осуждение навлекает на себя тот, кто осуждает в другом то, что совершает сам?

13. Сказав это, Он продолжал чертить на земле. Что именно? Он как будто говорит: Сучок в глазе брата твоего видишь, а бревна в своем глазе не чувствуешь (Мф. 7:3). Похоть, словно сучок, быстро воспламеняется и скоро сгорает. Святотатственное неверие, с которым иудеи отвергалиТворца их собственного спасения, всем поведало, сколь велик их грех.

14. Он чертил на земле тем перстом, которым написал закон164. На земле записаны грешники165, праведники – на небесах, как, ты читаешь, было сказано ученикам: Радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах (Лк. 10:20). А во второй раз Он написал, чтобы ты знал: иудеи осуждены обоими Заветами.

15. Они же, услышав это слово, вышли вон один за другим, начиная от старших, и сидели, размышляя о себе. И остался один Иисус и женщина, стоящая посреди (Ин. 8:9). Хорошо сказано, что вышли вон те, кто не хотел быть со Христом. Буква – вне, тайны – внутри. Те, кто жил в тени закона и не мог видеть Солнца правды, в божественных чтениях искали листву деревьев, а не плоды.

16. И вот, когда они ушли, остался один Иисус и женщина, стоящая посреди (Ин. 8:9). Перед тем как даровать отпущение, один остается Иисус, как и Сам говорит: Вот, наступает час, и настал уже, что вы рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного (Ин. 16:32). Не посланник и не вестник, но Сам Господь соделал спасение народа Своего (Ис. 63:8). Он остается один, потому что никто из людей не может разделить со Христом прощения грехов. Это – служение одного Христа, понесшего грех мира166. И заслужила прощения женщина, которая одна осталась с Иисусом, когда ушли иудеи.

17. Подняв голову, Иисус сказал женщине: Где твои обвинители? Никто не бросил в тебя камень? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя: иди и впредь не греши (Ин. 8:10–11). Смотри, читатель, каковы божественные тайны и милосердие Христово! Когда женщину обвиняют, Христос опускает голову, когда обвинителей нет, поднимает, Он никому не желает осуждения, но всем – прощения.

18. Немногими словами – никто не бросил в тебя камень? – Он разрешает все вопросы еретиков, по словам которых Христос не знает дня Суда167, или потому что Он говорит: Дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит (Мф. 20:23), и вот здесь Он спрашивает: никто не бросил в тебя камень? Как же так Он спрашивает о том, что видел? Конечно, Он спрашивает для нас, чтобы мы знали: в нее не бросили камня. Есть у людей такое обыкновение: мы очень часто спрашиваем о том, что видим. Женщина ответила: Никто, Господи. Это значит: Кто может бросить камень в ту, которую Ты не осуждаешь? Кто может наказывать другого, когда вынесен такой приговор?

19. Господь ответил ей: И Я не осуждаю тебя (Ин. 8:11). Обрати внимание, как сдержанно Он высказал собственное суждение, чтобы иудеи не могли измыслить никакой клеветы о прощении женщины, но скорее обратили бы эту клевету против самих себя, если бы хотели посетовать. Он отпускает женщину, но не снимает с нее обвинения, потому что не нашлось обвинителя, а не потому, что доказана ее невинность. На что же было жаловаться тем, кто первым отступился от обвинения в преступлении и οт исполнения казни?

20. Он сказал заблудшей: Иди и впредь не греши (Ин. 8:11). Он вразумил виновную, а не преступление простил! Куда более суров приговор, когда человек сам ненавидит свое преступление и начинает в самом себе осуждать проступок. Когда виновного казнят, наказывают скорее человека, а не грех; там же, где вина прощается, прощение человека есть наказание греха. Что же значит: Иди и впредь не греши! Это значит: с того времени, когда Христос искупил тебя, пусть благодать исправляет, так как наказание не исправило бы, но покарало.

Прощай, сын, и люби нас как сын, ибо мы тебя любим родительской любовью.

69 (Maur. 72). Амвросий Констанцию 168

1. Многих смущает вопрос, почему обрезание169 как полезное строго предписывается законом Ветхого Завета и как бесполезное отвергается учением Нового170. Первым повеление совершать обрезание получил Авраам171. Сомнений же в том, что он увидел день Господа Иисуса и возрадовался172, нет, поскольку внимал он божественному закону не по букве, но по духу и в жертвоприношении овна173 прозревал истинные Страдания Тела Господня.

2. Какую цель преследовал праотец Авраам, когда впервые установил этот обычай, которому его наследники не следуют? Зачем телесное обрезание совершать над младенцами и недавно родившихся подвергать опасности? О том ли говорило предсказание, что в тайне благочестия явится опасность для жизни? Такое значение имеет это установление? Истинная причина сокрыта. Это должно или стать явным благодаря очевидному исполнению таинства, или с помощью безопасных предписаний служить напоминанием об обетованиях.

3. Далее, почему знак божественного завета напечатлевается на постыдной для взоров части тела? И ради чего наш Творец, замыслив человеческий род, пожелал, чтобы Его создание было обрезано, уязвлено и пролило кровь и чтобы отторгнута была крайняя плоть, которую Он, всё разумно упорядочивший, счел нужным сотворить вместе с другими частями тела? Если она создана вопреки природе, то зачем дано людям то, что не соответствует их естеству? Если же она создана в соответствии с природой, то почему предписано удалять то, что является частью совершенного естесства? Нельзя не признать, что чуждые Господу Богу нашему особенно часто подвергают осмеянию именно обрезание. Кроме того, Богу угодно, как и Сам Он нередко свидетельствовал, как можно больше людей призвать к соблюдению святого благочестия, но скольких остановило обрезание: одних его небезопасность, а других – постыдность.

4. Необходимо сказать о самом свойстве обрезания. Вернемся же к началу и будем придерживаться предложенного плана. Обрезание нуждается в двойной линии защиты, посколько нападение на него ведут два противника: язычники и те, кто принадлежат народу Божию. Со всей яростью ополчаются на него первые. Они считают, что мужчины, носящие знак обрезания, заслуживают порицаний и насмешек. Но если посмотреть внимательно, то мудрейшие из них настолько одобряют обрезание, что считают необходимым подвергать ему своих избранников для посвящения в мистерии и совершения религиозных обрядов.

5. Так, египтяне, опытные в геометрии и в наблюдении за движением звезд, считают нечестием, если у жреца нет печати обрезания. Они уверены, что без нее невозможно овладеть ни знанием магических заклинаний, ни геометрией, ни астрономией. Для придания чистоты жрецам и действенной силы совершаемому им обряду они обязательно совершают над ними таинство обрезания.

6. В истории древних народов мы находим, что обрезание признавали не только египтяне, но также некоторые из эфиопов, арабов и финикийцев. Они до сих пор считают его необходимым: посвящение через начатки крови и тела с отсечением крайней плоти разрушает козни демонов, злоумышляющих против нашего рода, и когда они пытаются повредить здоровью людей, их действию препятствует закон или вид священного обрезания. Я думаю, что в прошлом князь бесовский действительно предпочитал оставлять свои злоискусные козни против человека, на котором видел знак священного обрезания, служащий доказательством, что намеченная им жертва повинуется божественному закону.

7. Если внимательно рассмотреть назначение каждой части тела, то можно понять, почему именно крайняя плоть отсекается у мальчика и почему обрезание совершается на восьмой день, когда у матери рожденного ребенка очищается кровь, в то время как до восьмого дня считается, что кровь ее нечиста. Эти доводы обращены к тем, кто не связан с нами узами веры, и потому, как и в споре с инакомыслящими, с ними труднее найти нужные доводы.

8. Верующие же в Господа Иисуса получат другой ответ, который мы не хотели давать язычникам. Мы искуплены не тленным серебром или золотом, но драгоценной кровью Господа нашего Иисуса Христа (1Петр. 1:18–19), но у кого, если не у обратившего нас в рабство за медь наследственной греховности? Он же назначил цену за освобождение своих узников из рабства, и ценой нашего освобождения стала Кровь Господа Иисуса. Ее пролития требовал тот, кому мы продались за наши грехи.

9. Но пока эта цена – пролитие Крови Господа ради искупления и спасения всех – не была уплачена за людей, нужна была кровь того, кто по закону и по установленному обряду соблюдал заповеди святого благочестия. Страдания же Господа стали выкупом за всех, и исчезла необходимость проливать кровь человека при обрезании. Кровью Христовой совершилось обрезание всех, на Его кресте мы все распяты с Ним, в Его погребении мы все погребены с Ним, и мы соединены с Ним подобием смерти Его, чтобы нам не быть уже рабами греху, ибо умерший освободился от греха (Рим. 6:4, 5, 6, 7).

10. Если кто-то вместе с Маркионом и Мани174 полагает замысел Божий достойным порицания за то, что необходимыми счел Бог заповедь о совершении обрезания и закон, предписывающий пролитие крови, то неизбежно он вынесет обвинительный приговор и Господу Иисусу, Который ради искупления этого мира Сам пролил не малую, но обильную кровь и ныне нам приказывает подвизаться до крови в неизбежном поединке благочестия, говоря: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф. 16:24) Если же мы считаем несправедливым обвинять того, кто в деле благочестия приносит в жертву себя и омывается своей кровыо, и возвещаем, что Господь Иисус требует подвига до крови и смерти всего тела, то можем ли мы осуждать закон за установление о ничтожной капли крови?

11. Неслучайно был дан и сам знак обрезания. Он служил печатью народа Божьего, отличавшей его οт остальных племен. Ныне же нам даровано имя Христово, мы получили право на божественное звание и больше не нуждаемся в телесном знаке. Почему вызывает негодование благоговейное терпение боли и тяготы, если испытание служит проверкой преданности Богу?! Давать младенцу отличительный знак благочестия, с которым он будет возрастать от самой колыбели, поучительно для зрелых мужей, им было уже стыдно бояться страдания или боли, которые победило нежное младенчество.

12. Для христиан же ненужной стала слабая боль обрезания. Они возвещают смерть Господа, ежечасно надписывают на своем челе175 презрение к смерти и свидетельствуют всем, что без креста Христова невозможно стяжать спасение. Да и кто будет сражаться в бою спицей, имея мощные копья?

13. Каждый может убедиться, как легко опровергается утверждение, что к долгу святого благочестия было бы призвано больше людей, если бы их не удерживали страх перед болью и предстоящей раной. Могло ли зрелого мужа пугать то, что обычно без ущерба выдерживали малые дети? Даже смерть некоторых иудейских младенцев из-за обрезания от боли и жгучей раны не должна была устрашать старших по возрасту и более крепких, но их повиновение небесным заповедям заслуживало еше больших похвал.

14. Если же кто-нибудь упорствует в мысли, что ничтожная боль служит препятствием для исповедания веры, то что он скажет о мученичестве? Осуждающий боль от обрезания осуждает и смерть мучеников, чьим подвигом благочестие умножалось, а не умалялось. Итак, боль от обрезания нисколько не повредила вере, но укрепила ее. Выше подвиг, если человек презирает боль ради благочестия. Он получает бóльшую награду, чем давший согласие на обрезание, лишь для того чтобы прославиться соблюдением закона и стяжать славу от людей, а не от Бога.

15. Подобало, чтобы обрезание совершалось лишь отчасти до пришествия Совершившего обрезание всего человеческого естества, чтобы люди привыкли к частичному и уверовали в совершенное. И если надлежало совершать обрезание, то в какой части, как не в самой, как считается, постыдной, чтобы о тех более прилагалось попечения, которые кажутся менее благородными в теле, и неблагообразные наши более благовидно покрывались (1Кор. 12:23). И какая кровь убедит мужа лучше, чем излившаяся из того органа, который часто ведет его к преткновению?

16. Наконец, настал черед ответа на утверждение, что эта часть тела дана нам природой и ее не надо отсекать, поскольку если она противоестественна, то ее бы просто не было. Пусть же столь проницательные мыслители ответят мне, по природе ли у людей продолжение рода, совершающееся в смене поколений, или против нее? Если оно по природе, то его не следует прерывать. Как в этом случае быть с целомудрием мужей, чистотой дев, воздержанием вдов, верностью супругов? Как упускать хоть одну возможность для получения потомства? Однако Творец природы, став Человеком, и Сам не оставил потомков по плоти, избрав роль Учителя, и Своих учеников призвал к целомудрию, говоря: Есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит (Мф. 19:12).

17. Кроме того, человек состоит из тела и души. Достаточно ли ограничиться рассуждением о первом, о душе же умолчать? Не одинаковы они по природе, но соответствующее природе тела противоречит природе души; а соответствующее природе души противоречит природе тела. Могу сказать и так: то, что по природе для видимого, против природы для невидимого, и наоборот, то, что соответствует природе невидимого, против природы видимого. Следовательно, нет ничего несообразного, когда люди Божьи пренебрегают природой тела в том, что соответствует природе души.

18. Мудрствующие же, что без обрезания уверовало бы больше народа, пусть получат такой ответ: с их точки зрения, больше народа уверовало бы, если бы не было и мученичества? Но прекраснее твердость избранных, чем расслабленность большинства. Как были установлены разные виды очистительных погружений ради единственного и истинного Духом и водой таинства Крещения, в котором совершается спасение всего человека, так совершалось и обрезание многих перед обрезанием Страстей Господних, которые Иисус претерпел как Агнец Божий, чтобы взять на Себя грехи мира176.

19. Нашe рассуждение призвано показать, что внешнее обрезание должно было совершаться до пришествия Господа, но после оно было по праву отменено. Нынешнее обрезание должно быть внутренним и подобно внутреннему иудею, который истинен не по букве, но по духу. В каждом из нас заключены два человека, о которых сказано: Если внешний наш человек и тлеет из-за стремления к греху, то внутренний со дня на день обновляется (2Кор. 4:16) – и в другом месте: По внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием (Рим. 7:22). Наш внутренний человек создан по образу и подобию Божьему, внешний – из глины. В книге Бытия тебе рассказано о творении и того и другого человека177, и именно второй назван подлинным.

20. Как есть два человека, так и образ жизни бывает двоякий. Один свойствен внешнему человеку, другой внутреннему. Большинство свойств внутреннего человека усваиваются внешним. Например, целомудрие души ведет к телесному целомудрию, и не знающий прелюбодеяния сердца не знаком и с телесным прелюбодеянием. Однако из этого не следует, что не прелюбодействовавший телесно не прелюбодействовал в сердце. О таком сказано: Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5:28). Он прелюбодействовал не телом, но помыслом. Итак, существует обрезание внутреннего человека, и претерпевающий его, словно крайнюю плоть, отсекает все телесные удовольствия, чтобы жить духом, а не плотью и чтобы духом умерщвлятьтелесные желания178.

21. Такое обрезание совершается втайне. Как Авраам вначале был в необрезании, а потом совершил обрезание, так в необрезании остается наш внутренний человек, когда он пребывает во плоти; когда же он уже не во плоти, но в духе, то он в обрезании, а не в необрезании179. Претерпевающий внешнее обрезание не всю плоть совлекает, но только крайнюю, как главный источник соблазна, и претерпевающий внутреннее обрезание совлекает только ту плоть, о которой написано: Всякая плоть – трава, и вся сила плоти – как цвет полевой. Засохла трава, увял цвет, а слово Господне пребудет вечно (Ис. 40:68). Остается же плоть, которая увидит спасение Божье, как написано: И узрит всякая плоть спасение Божие (Лк. 3:6). Что это за плоть? Очисти слух и услышь!

22. Внутреннее обрезание должно превосходить внешнее обрезание. И потому превосходит всех иудей сокровенный180, от колена Иудина. Вот поднимается Истинный Иудей, Он от колeнa Иудина181, Eго рука на хребте врагов Его, Он, преклонившись, возлег, как лев или как скимен, Его восхваляют братья Его (Быт. 49:8–9). В Нем Иуда не теряет своего первородства, поскольку слово Его творит таких первородных, которые не уловляются соблазнами века сего и не пленяются удовольствиями мира сего. И как сам Иуда занял свое место в родословной, так и многие из тех, кто рожден после него, будут предпочтены, чтобы радоваться о первенстве добродетелей. Будем же стараться стяжать внутреннее обрезание и внутреннего иудея, который духовен. Духовный же, как первенствующий, судит обо всём, о нем же судить никто не может (1Кор. 2:15)

23. Предписанное законом обрезание было отменено как неполное после пришествия Того, Кто обрезал всего человека, исполнил закон обрезания в совершенстве. Он Тот, Кто сказал: Не нарушить закон пришел Я, но исполнить (Мф. 5:17).

24. Если посмотришь внимательно, найдешь и такой смысл: обрезание крайней плоти должно было прекратиться, потому что к Богу пришли все народы182. Ведь не язычникам было заповедано обрезание, но семени Авраама, как читаешь в первом Завете: И сказал Бог Аврааму: ты же соблюди завет Мой, ты и семя твое после тебя в роды их. Сей есть завет Мой, который ты должен соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя в роды их: да будет у вас обрезан весь мужеский пол; обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас в роды ваши всякий младенец мужеского пола, рожденный в доме и купленный за серебро у сына иного племени,который не от твоего семени, непременно да будет обрезан. И будет завет Мой на плоти вашей заветом вечным. Необрезанный же мужеского пола, который не обрежет крайней плоти своей на восьмой день, истребится душа та из рода своего, ибо он нарушил завет Мой (Быт. 17:9–14). Хотя Аквила183 утверждает, что в еврейском тексте не сказано о восьмом дне, но он, иудей по букве184, не во всём заслуживает доверия, он мог сделать пропуск и не сохранить «восьмой день».

25. Тебе же известно и о восьмом дне, и о том, что обрезание служит знаком и указывает на нечто большее, указывает на будущую истину. Тебе известно, что завет дан Аврааму и семени его, как сказано: В Исааке будем тебе семя (Быт. 21:12). Следовательно, обрезание совершали или над иудеем, или над рожденным в его доме, или над купленным за его деньги. Мы не можем включить сюда ни иноплеменника, ни прозелита, если они не рождены в доме Авраама или не куплены за его деньги или за деньги кого-нибудь из рода его. Тогда Он ничего не говорил о прозелитах, но когда изволил, Он назвал их: И сказал Господь Моисею, говоря: объяви Аарону и сынам его и всем сынам Израилевым и скажи им: человек, человек от сынов Израилевых или из прозелитов, присоединившихся к вам, кто совершит всесожжение (Лев. 17:1–3). Без сомнения, заповедь относится к тем, кто в ней упоминается. Тех же, к кому она не обращена, чем она может связать? Так ты читаешь: Скажи сынам Аарона, – когда повеление относится к священникам, так же когда к левитам.

26. В законе отражено всё необходимое для исполнения по букве, хотя он и не полон без духовного понимания. Итак, обрезание по букве к языческим народам не применялось. Оно было знаком, пока войдет полное число язычников, и так весь Израиль спасется (Рим. 11:25–26), приняв обрезание сердца, а не крайней плоти. Следовательно, для нас ветхозаветное обрезание иудеев остается по сей день ненужным и излишним.

27. Что нам до того, что оно было и будет преткновением для язычников? Прежде всего, им не следует отвергать или осмеивать то, что принимают другие, разделяющие одни с ними верования. Но пусть бы и осмеивали! Какое нам дело до этого? Даже крест Господень иудеям соблазн, грекам безумие, а для нас – Божья сила и премудрость (1Кор. 1:24). Сам Господь учит нас, что мы не должны смущаться никакими насмешками, когда призывает долг благочестия: Кто постыдится Меня и Моих слов пред людьми (Лк. 9:26), того Сын Человеческий постыдится, когда приидет во славе Своей и Отца и святых Ангелов.

* * *

83

Адресат письма – свт. Вигилий, епископ г. Тренто. Был избран епископом в 385 г., следовательно, письмо датируется этим временем. Исследования, посвященные этому письму, см. в «Библиографии».

84

Cм.: epist. 4. 15.

85

В действительности в Персидский залив.

86

Ср. у Филона, leg. alleg. 1. 21. 69: «Третья река – Тигр, он течет в землях ассирийцев. Третья добродетель – благоразумие, противостоящее наслаждению, которое, как кажется, является уступкой человеческой слабости»; 1. 22. 72: «Евфрат символизирует четвертую добродетель, справедливость».

87

См.: Лев 19:13.

90

О милостыне см.: Тов. 4:7–11.

92

Ср.: Abr. 1. 5. 35.

95

Ср.: Abr. 1. 9. 93. Ср. также у Тертуллиана (uirg. uel. 11).

96

Ср. у Тертуллиана (ad uxor. 2. 9).

97

См.: Числ. 25:1–18. Ваал-Фегор – идол, почитавшийся моавитянами и мадианитянами.

99

Историю Самсона см.: Суд. 13–16.

100

Самсон был судьей Израиля в течение 20 лет (см.: Суд. 15:20; 16:31).

101

Ср. у Иосифа Флавия (antiq. iud. 5. 8. 2).

102

Совр. Хирбет-Тибне.

103

Ср. у Иосифа Флавия (antiq. iud. 5. 8. 6).

104

То же добавление про женщину у Иосифа Флавия (antiq. iud 5. 8. 6).

106

Ср. у Вергилия, Аen. 3 606: si pereo, hominum manibus perisse innabit.

108

Такого названия местности в Священном Писании не обнаружено.– Примеч. ред.

109

Ср.: Суд. 16:3. В тексте Писания речь идет о воротах, которые Самсон унес из города.

112

Здесь и далее свт. Амвросий в своих рассуждениях следует Оригену (см. in Rom. 6. 8.) О пользе закона свт. Амвросий пишет в lacob 1. 4, 13–14, 21.– Примеч ред.

113

Ср.:2 Кор. 3:3.

123

Блж. Августин пишет, что свт. Амвросий часто в своих проповедях приводил эту цитату (см. conf. 6. 4).– Примеч. ред.

125

Два рога вола символизируют два Завета.

127

Некоторые издатели называют адресатом Иринея, адресата предыдущего письма.

128

Из этих слов можно предположить, что данное письмо адресовано тому же человеку, что и предыдущее, но исследователи считают эту фразу следствием редактирования (см .: Zelzer. Prolegomenon. P. XXIV).

132

Завещания хранились спечатанными несколькими печатями (по ко­личеству свидетелей).

133

Ср:2 Кор. 3:6.

135

См.: Быт. 4:22 и след.

137

Подробнее об этом cм.: epist. 69.

139

См.: Мф. 5:17.

140

См.:2 Кор. 5:21.

141

См.:1 Кор. 13:2.

142

Возможно, письмо адресовано Беллинию (см: epist. 9), оглашенному, откладывавшему крещение. Данное письмо в рукописях не имеет адресата.

143

Ср.: Пс. 33:6.

144

См.: Ин 9:25.

145

Ср.: Ин. 13:27.

146

Ср.: Мф. 17:2 и след.

147

Ср.: Мф. 26:70 и след.

148

Ср.: hymn. 1. 15–16; Рим. 13:12.

149

Ср.: Ин. 9:10.

150

Письмо датируется 384–385 гг. (см.: Zelzer. Р. 169, not.) Так как в этом письме продолжается обсуждение темы, начатое в epist. 50. в издании мавристов оно адресовано Студию, хотя в рукописях адресатом назван Ириней.

151

Обвинителями против Присциллиана и его сторонников выступили епископы Итаций Оссонобский и Идаций Меридский; см. у Сульпиция Севера, chron. 2. 50 и след.– Примеч. ред.

152

См.: Лк. 10:35.

153

См.: fid. 5. 10.

155

Ср.: Лев. 12:2; 15:13 и др.

156

Имеется и виду промежуток времени между смертью и воскресением Христа.

157

Ср.: Лк. 24:7.

158

См.: Мф. 3:11.

159

Ср.: Ос. 3:1–2. Цена Ветхого и Нового Завета складывается из 7 и 8 (семь дней творения и восьмой день как время будущего века, время Евангелия), см. об этом: epist. 31. 7–9.– Примеч. ред.

160

См. примеч. к epist. 1. 4.

161

См. Ис. 38:8. Езекия был болен и молил Бога об исцелении, которое ему и даровал Бог, прибавив 15 лет жизни.

163

См.: Ин. 8:3 и след. Ср. также: epist. 50. 11–17.

166

См.: Ин. 1:29.

167

Подробнее об этом см. fid. 5. 5. 55 и след. См.: Исх. 31:18. См.: Иер. 17:13. См.: Ин. 1:29. Подробнее об этом см. fid. 5. 5. 55 и след.

168

К Констанцию обращено также epist. 36, однако один это человек или два разных, неясно.

169

В epist. 66. 2–5 (к Оронциану) свт. Амвросий также обсуждает вопрос обрезания.

172

См.: Ин. 8:56.

173

Речь идет об овне, которого явившийся ангел приказал Аврааму принести в жертву вместо его сына Исаака (ср. Быт. 22:1–14) Этот овен, по принятому типологическому толкованию, прообразует спасительные страдания на кресте Иисуса Христа, Который и есть истинный Агнец Божий. По мысли свт. Амвросия, видение Авраамом дня Господа состоит в понимании им смысла совершаемых действий в свете событий уже Нοвого Завета.

174

Маркион и Мани отрицали необходимость иудейского закона и Бога Ветхого Завета считали низшим богом, требующим лишь правосудия и не знающим милосердия.

175

Ср. у Тертуллиана (de corona 3).

176

См.: Ин. 1:29.

183

Аквила (Акила) (II в.) – автор одного из греческих переводов Ветхого Завета; стремился к большему буквализму. Пересмотренный им греческий текст использовался в синагогах до VI в. (см.: Тов Э. Текстология Ветхого Завета. М., 2003. С. 137–139). – Примеч. ред.


Источник: Амвросий Медиоланский, свт. Собрание творений: На латинском и русском языках. Т. IV, Ч. 2. Письма 54‒77. Письма, не вошедшие в собрание (Epistulae extra collectionem) / Святитель Амвросий Медиоланский, М.: Изд-во ΠСТГУ, 2015 ‒ 512 с. ISBN 978–5-7429–0963–7

Комментарии для сайта Cackle