Павлин Медиоланский
Житие свт. Амвросия

Предисловие переводчика

Житие свт. Амвросия, епископа Медиоланского, написанное его секретарем диаконом Павлином, относится к самым известным памятникам латинской агиографической литературы V в., несомненно, благодаря той исключительной роли, которую сам святитель сыграл как в формировании богословия Западной Церкви, так и в выстраивании отношений между Церковью и государством не только на западе, но и на востоке империи. Уже из «Церковной истории» Руфина Аквилейского (403 г.) подробный рассказ о том, как свт. Амвросий отлучил императора Феодосия от Церкви за резню в Фессалонике, попал в весьма популярную в Византии хронику Георгия Монаха (Амартола), а оттуда – в декабрьский том Четьих Миней (под 7-м числом), который был переведен на церковнославянский язык и получил широкое хождение на Руси1. Публикуемое здесь в русском переводе Житие было переведено на греческий язык (Bibliotheca Hagiographica Graeca 67)2, вероятно, не позже X в.

Произведение было создано в Северной Африке, по всей видимости ок. 422 г. Несомненный terminus ante quimсмерть епископа Флорентийского Зиновия ок. 429 г. (см. гл. 50). Точная датировка зависит от хронологии префекта претория Италии Иоанна (гл. 31), упомянутого в Кодексе Феодосия. Если указанная там дата, 11 июля 422 г., верна, то написание Жития следует приурочить именно к этому году, но если принять предлагавшееся исправление на 412 г., то более вероятной будет датировка 411 г.3 Павлин был нотарием (стенографом) и секретарем свт. Амвросия в последние три года его жизни (394–397) и был рукоположен им в диаконы, а через несколько лет отправился в Северную Африку по делам расположенных там земельных владений Медиоланской Церкви. Там он принял активное участие в борьбе против пелагианской ереси и на этой почве сблизился с блж. Августином, по инициативе которого он и взялся описать жизнь свт. Амвросия (сам Августин был крещен свт. Амвросием в Милане в 387 г.). Именно к антипелагианской деятельности Павлина относится единственное его известное сочинение помимо Жития – краткий доклад папе Зосиме с оправданием своего поведения по отношению к некому Целестину, которого Павлин обвинял в пелагианстве.4 Совершенно очевидно, что писательство не было призванием нашего автора.

Это очень хорошо видно и по стилю его сочинения. То, что сказано во вступлении (гл. 1) относительно «безыскусного слога», полностью соответствует действительности. Примечательно, например, постоянное использование перфектных причастий positus и constitutus в значении «находящийся» (о лицах). Как раз в таких позициях, между прочим, употребляются греческие причастия настоящего времени от глаголов είναι (быть), τυγχάνειν (случаться, по случаю находиться) и некоторых других. Это вовсе не означает, что родным языком Павлина был греческий (вряд ли он даже владел им), однако подобные конструкции могут восходить к некоему специфическому канцелярскому стилю, который был в ходу, в частности, вдвуязычной императорской канцелярии.

Не вызывает никаких сомнений и заявленное в том же вступлении и в следующей главе стремление к правдивости. Павлин проявляет исключительную щепетильность в указании своих источников. Лишь в редких случаях (гл. 10) он расплывчато ссылается на «рассказы святых мужей», как правило же стремится точно обозначить человека, который рассказал ему о том или ином происшествии. О многих событиях (по меньшей мере восьми) автор свидетельствует как очевидец. В качестве модели для своего повествования автор называет Жития прп. Антония свт. Афанасия Александрийского, прп. Павла Пустынника блж. Иеронима и св. Мартина Турского Сульпиция Севера. Тем не менее Житие св. Амвросия сильно отличается от этих произведений – и прежде всего тем, что в центре внимания здесь находится не личный аскетический подвиг святого и его борьба с бесовскими искушениями, но святительское служение Амвросия, его усилия по укреплению позиций кафолической Церкви не только в противостоянии с еретиками и язычниками, но и во взаимоотношениях с государственной властью. Помимо случаев с беспорядками в крепости Каллиник (гл. 22–23), с фессалоникийской резней (гл. 24, изложено гораздо менее подробно, чем у Руфина), а также истории с алтарем Победы (гл. 26–27) необходимо обратить внимание и на такую важную сторону деятельности Амвросия, нашедшую довольно детальное отражение в труде Павлина, как обретение и перенесение (inventio et translatio) мощей свв. мучеников Протасия и Гервасия (гл. 14,29,32). Дело в том, что 26 февраля 386 г. император Феодосий издал эдикт, в котором специально запретил кому бы то ни было трогать захороненные тела мучеников5. Таким образом, осуществленное Амвросием четыре месяца спустя очередное translatio было очевидной демонстрацией независимости Церкви от государства.

Павлин не претендует на полное и доскональное изложение биографии Амвросия – об очень многих событиях и деталях мы знаем из других источников, – но создает цельное, правдивое и неравнодушное повествование, в котором образ великого учителя Церкви предстает чрезвычайно живо и рельефно.

Публикуемый ниже перевод Жития свт. Амвросия выполнен по изданию: Paolino. Vita di Ambrogio / Ed. e trad. A. A. R. Bastiaensen // Vite di santi. Roma, 1975. Vol. 3. Р. 54–125.

Д. Е. Афиногенов

* * *

1. 1. Ты побуждаешь, достопочтенный отец Августин, чтобы, как блаженные мужи Афанасий епископ и Иероним пресвитер изложили на письме жизнь святых Павла и Антония, насельников пустыни, а также как раб Божий Север блестящим слогом сочинил житие Мартина, почтенного епископа Турской Церкви, [так] и я своим писанием рассказал о блаженнейшем Амвросии, епископе Медиоланской Церкви. 2. Но я знаю, что как я сам, так и речь моя не соответствуют заслугам таких мужей, которые суть стены Церкви6 и источники красноречия. 3. Однако поскольку я полагаю неуместным отказаться от твоего повеления, я с помощью твоих молитв и заслуг столь великого мужа пусть и безыскусным языком кратко и сжато опишу то, что выспросил у испытаннейших людей, которые находились подле него до меня, и особенно у его сестры достопочтенной Марцеллины, или то, что видел сам, когда был при нем, или что узнал от рассказавших, что видели его в разных областях после его кончины, или то, что было написано к нему, пока еще не было известно, что он умер. Так что если даже речь придется читателю не по душе, краткость тем не менее побудит его к чтению, и я не стану облекать истину в словесные прикрасы, чтобы, пока писатель гонится за пышностью и изяществом, читатель не упустил знания о столь многочисленных чудесах7: ведь ему следует обращать внимание скорее на благородство дел и благодать Святого Духа, чем на словесные украшения и пышность. 4. Ибо мы знаем, что путникам, если на них вдруг напала жажда, милее вода, текущая тонкой струйкой, нежели потоки полноводного источника, чьего изобилия они не могут найти во время жажды. И ячменный хлеб обычно вкусен даже для тех, кто привык на ежедневных пирах поглощать по сто смен блюд. Но и восхищающимся прелестью садов обыкновенно нравятся полевые травы.

2. 1. Поэтому молю вас всех, в чьих руках окажется эта книга, считать правдой то, что мы говорим, и пусть никто не считает, что и из-за пристрастия любви поместил [здесь] что-либо недостоверное, потому что лучше вообще ничего не говорить, чем рассказывать нечто ложное, ведь мы знаем, что дадим ответ за всякое наше слово8. И я не сомневаюсь, что если не всем всё, то разным людям известно разное, и некоторым ведомо то, что и сам я никак не мог услышать или увидеть. 2. Посему я положу началом рассказа день его рождения, чтобы стало ясно, какова была благодать этого мужа [уже] с колыбели.

3. 1. Итак, Амвросий родился, когда его отец Амвросий занимал пост начальника префектуры Галлии. 2. Когда он, младенец, лежал в колыбели в помещении претория и спал с открытым ртом, внезапно появившийся рой пчел наполнил его лицо и уста, так что они часто то влетали в рот, то вылетали оттуда. 3. Прогуливавшийся поблизости вместе с матерью или дочерью отец запретил служанке, которой была поручена забота о кормлении младенца, отгонять их. Ибо та была обеспокоена, как бы они не повредили ребенку, но родитель с отеческой любовью следил, каким концом завершится это чудо. 4. Пчелы же по прошествии некоторого времени, взлетев, поднялись в воздух на такую высоту, что их совсем не видел человеческий глаз. Устрашенный этим происшествием отец сказал: «Если этот ребеночек выживет, из него выйдет нечто великое». 5. Ибо уже тогда Господь действовал в детстве своего раба, дабы исполнилось сказанное: Добрая речь – сотовый мед (Притч. 16. 24), ведь тот пчелиный рой создал для нас соты его писаний, которые являют небесные дары и подъемлют умы людей от земного к небу.

4. 1. Затем же, когда он подрос и поселился в городе Риме со вдовой матерью и сестрой, которая уже дала обет девства, сопутствуемая другой девой, чья сестра Кандида, давшая такой же обет, сейчас, уже старушка, живет в Карфагене, когда видел, что домохозяйка, сестра или мать, целуют руки священникам, то и сам, играя, протягивал десницу, говоря, что они и с ним должны поступать так же, потому что, как он утверждал, он будет епископом. 2. Ибо в нем говорил Дух Господень, Который воспитывал его для священства: а та отмахивалась от него как от отрока, который не знает, что говорит.

5. 1. Но после того как, изучив свободные науки, он покинул Город9 и стал стряпчим в судебном присутствии префектуры претория, он так великолепно вел судебные дела, что светлейший муж Проб, тогда префект претория, избрал его в советники. 2. После этого он получил знаки отличия консуляра, чтобы управлять провинциями Лигурия и Эмилия, и прибыл в Медиолан.

6. 1. В то же самое время, когда умер Авксентий, епископ арианского зловерия (он завладел Церковью, после того как блаженной памяти исповедник Дионисий был приговорен к ссылке10, поскольку народ поднял волнения, требуя епископа, и заботой Амвросия было успокоение мятежа, чтобы жители города не навлекли на себя опасность, он отправился в церковь. И когда он там обращался к толпе, внезапно раздался глас младенца: «Амвросия в епископы!» 2. На звук этого голоса обратились взоры всего парода, провозгласившего: «Амвросия в епископы!», – так что те, между кем раньше были самые бурные распри, потому что и ариане, и кафолики стремились одолеть друг друга, чтобы поставить своего епископа, внезапно с удивительным и невероятным согласием сошлись на этом [муже].

7. 1. Когда это стало известно, Амвросий, выйдя из церкви, велел приготовить себе возвышение – поскольку ему вскоре предстояло стать епископом, он восходит выше, – и тогда, против своего обыкновения, приказывает применить пытки к некоторым людям. Пока он это делал, народ тем не менее возглашал: «Грех твой на нас!» 2. Но этот народ восклицал тогда не так, как народ иудейский, ибо те своими голосами пролили кровь Господню, говоря: Кровь его на нас (Мф. 27. 25), а эти, зная, что он оглашенный, уверенным гласом обещали ему отпущение всех грехов посредством благодати крещения. 3. Тогда он, в смятении вернувшись домой, захотел предаться занятию философией, но ему предстояло стать истинным философом Христовым, который, презрев мирскую роскошь, следует по стопам рыбарей, собравших людей ко Христу не словесными прикрасами, но простою речью и смыслом истинной веры, посланных без сумы и без посоха11, но обративших и самих философов. 4. Когда ему отсоветовали делать это, тогда он велел публичным женщинам входить к нему принародно для того только, чтобы, увидев их, народ переменил свое намерение. Но парод все громче и громче кричал: «Грех твой на нас!»

8. 1. Он же, видя, что его замысел никак не может осуществиться, приготовился к бегству и, выйдя из города посреди ночи, хотя думал, что направляется в Тицин12, утром оказался у ворот города Медиолана, называемых Римскими. Ибо Бог, Который готовил «стену» для Своей кафолической Церкви против ее врагов и воздвигал «башню Давидову» пред лицом Дамаска13, то есть против еретического зловерия, воспрепятствовал его бегству. 2. Когда его нашли, и народ охранял его, тогдашнему всемилостивейшему императору Валентиниану14 был послан доклад, и тот с величайшей радостью принял, что назначенные им судьи будут востребованы на священство. 3. Радовался и префект Проб, потому что его слово исполнилось на Амвросии: ведь он, передавая предписания, когда тот отправлялся, сказал ему как заведено: «Иди, поступай не как судья, но как епископ».

9. 1. И вот, пока рассматривался доклад, он снова приготовился к бегству и некоторое время скрывался в имении некоего Леонтия, сиятельного мужа. Но когда на доклад был получен ответ, тот же Леонтий его выдал, потому что викарию было велено настоять на завершении дела. Желая исполнить предписанное ему, тот издал эдикт, что всем, если они хотят добра себе и своим делам, надлежит выдать этого мужа. 2. Итак, будучи выдан и отведен в Медиолан, он, когда уразумел, что нельзя дальше сопротивляться воле Божией о себе, потребовал, чтобы его крестил только кафолический епископ – ибо с подозрением относился к арианскому зловерию. 3. Итак, после крещения его приводят к исполнению всех церковных должностей, и на восьмой день он был посвящен в епископы, к величайшему удовольствию и радости всех. 4. И вот через несколько лет после посвящения он отправился в город Рим, то есть на собственную землю, и там нашел упомянутую выше святую деву, которой он имел обыкновение предлагать руку [для поцелуя], в собственном доме, как оставил ее вместе с сестрой (а мать его уже скончалась). И когда она целовала его десницу, он, улыбаясь, сказал ей: «Вот, как я тебе говорил, ты целуешь руку священника».

10.1. В то же время когда он, приглашенный за Тибр к некой сиятельной даме, совершал священнодействие в доме, некая банщица, лежавшая парализованной на постели, узнав, что там находится святитель Господень, попросила отнести себя на сиденье в тот дом, куда он пришел по приглашению, и коснулась его одежд, когда он молился и возлагал руки. 2. Поцеловав одежды, она сразу же, вновь обретя здравие, начала ходить, дабы исполнилось то речение Господне к апостолам: Верующий в Меня и больше сих сотворит (Ин. 14. 12). 3. Сие же чудо исцеления (Деян. 4. 22) как было удивительно, так же и не утаилось, ибо я узнал о нем, пребывая через очень много лет в том же квартале Города, из рассказов святых мужей.

11.1. Когда же Амвросий отправился в Сирмий для посвящения епископа Анемия, и там власть тогдашней царицы Юстины и собравшаяся толпа хотела вытолкать его из церкви, чтобы в ней же был посвящен не им, но еретиками арианский епископ, и он стоял на амвоне, нисколько не обеспокоенный тем, что затевала женщина15, одна из арианских дев, более бесстыдная, чем другие, забравшись на амвон, схватилась за ризу святителя, желая оттащить его на женскую половину, чтобы там его побили и вытолкали из церкви. Он же говорит ей, как сам имел обыкновение рассказывать: «Хоть я и не достоин такого священства, однако тебе и твоему званию не подобает налагать руки на какого бы то ни было священника, так что ты должна была бы опасаться Божьего суда, чтобы с тобой чего-нибудь не случилось». 2. Эти слова подтвердил исход дела, потому что на следующий день он проводил ее, умершую, до могилы, воздавая благодарностью за оскорбление. Но это происшествие внушило противникам немалый страх и даровало Церкви великий мир при посвящении епископа.

12.1. Итак, после посвящения кафолического архиерея он вернулся в Медиолан и там претерпел неисчислимые козни вышеупомянутой женщины Юстины, которая почестями и дарами возбуждала народ против святого мужа. 2. Но такими обещаниями обманывались слабые души: ведь она обещала должности трибунов и разные другие чины тем, кто исторг бы его из Церкви и увел в ссылку 3. Хотя сделать это пытались многие, но по покровительству Божию не смогли довести до конца. Один же, несчастнее других, по имени Евфимий, распалился таким неистовством, что купил себе дом рядом с церковью и там поместил телегу, чтобы легче вывезти его в ссылку, схватив и положив на повозку. 4. Но злодейство его упало на его темя (Пс 7. 17), потому что через год в тот же день, когда он думал схватить его, он сам из того же дома, посаженный в ту же повозку, был отправлен в ссылку, полагая, что это обратилось на него праведным судом Божиим, чтобы его отвезли в изгнание на той же повозке, которую он сам готовил святителю. Ему святитель уделил немало утешения, предоставляя деньги на расходы или прочие необходимые веши.

13.1. Но такое признание этого человека не угасило ни ярости женщины, ни сумасшествия безрассудных ариан, но, распалившись еще большим безумием, они пытались ворваться в Порцианскую базилику16; для охраны церковных врат послали даже вооруженное войско, чтобы никто не осмелился войти в кафолическую церковь. 2. Но Господь, Который обычно дарует Своей Церкви победы над ее противниками, обратил сердца воинов на укрепление ее, так что, повернув щиты, они не позволяли выходить, но входить в церковь кафолическому народу нисколько не препятствовали. Но и этим не удовлетворились посланные воины, вместе с толпой равным образом провозгласив приверженность кафолической вере. 3. В это время в Медиоланской Церкви впервые стали воспевать антифоны, гимны и бдения. Это благочестивое воспевание до сего дня совершается не только в той же церкви, но и почти во всех западных областях.

14.1. В то самое время открыли себя святителю святые мученики Протасий и Гервасий. Ибо они были похоронены в той базилике, где сейчас находятся мощи мучеников Набория и Феликса. Но святым мученикам Наборию и Феликсу воздавались частые почести, а мучеников Протасия и Гервасия как имена, так и могилы были неизвестны, так что по их гробницам ходили все, кто хотел подойти к ограде, которая защищала от повреждений могилы мучеников Набория и Феликса. 2. Но где тела святых мучеников подняли и положили на носилки, там, как рассказывают, были исцелены болезни многих людей. Например, слепец по имени Север, который до сих пор благоговейно служит в той самой базилике, называемой Амвросиева, в которую перенесли тела мучеников, как только прикоснулся к одежде мучеников, сразу прозрел. 3. Также и люди, одержимые нечистыми духами, излечившись, возвращались домой с великой благодарностью. И насколько благодаря этим благодеяниям мучеников возрастала вера кафолической Церкви, настолько же умалялось арианское зловерие.

15.1. Наконец, с этого времени стало утихать преследование, разжигаемое яростью Юстины, целью которого было изгнать святителя из Церкви. Однако угнездившееся во дворце множество ариан вместе с Юстиной высмеивали столь великую благодать Божию, которую Господь Иисус удостоил даровать кафолической Церкви по заслугам мучеников Его. Они рассказывали, что достопочтенный муж Амвросий нанял за деньги людей, которые солгали бы, будто одержимы нечистыми духами, и сказали бы, что поэтому он, как и мученики, их терзает. 2. Но это ариане произносили иудейскими устами, как равные иудеям: ведь те говорили о Господе, что Он изгоняет бесов силою вельзевула, князя бесовского (Лк. 11. 15), а эти рассказывали о мучениках или о Господнем святителе, что нечистые духи изгонялись не благодатью Божией, через них действовавшей, но, получив деньги, [люди] лгали, будто их терзают. 3. Ведь бесы кричали: «Мы знаем, что вы мученики», а ариане говорили: «Мы не знаем, что это мученики». Мы читаем это уже в Евангелии, где бесы сказали Господу Иисусу: Знаем Тебя, что Ты Сын Божий (Мк. 1. 24), а иудеи говорили: Сего же не знаем, откуда Он (Ин. 9. 29). Но здесь принимается не свидетельство бесов, а признание, так что ариане или иудеи еще более жалки, потому что отрицают даже то, что признают бесы.

16.1. Однако Бог, Который, по обыкновению, умножает благодать Своей Церкви, не потерпел, чтобы святые Его долго подвергались поруганию от зловерных. Итак, один из этого множества, внезапно схваченный нечистым духом, начал кричать, что как терзается он сам, так же терзаются и те, кто отрицает мучеников или не верит в единство Троицы, о котором учит Амвросий. 2. Они же, смущенные этим гласом, хотя должны были бы обратиться и принести достойное такого признания покаяние, убили того человека, утопив его в бассейне, присоединив убийство к зловерию; ибо к такому концу привела их крайняя необходимость. 3. А святой Амвросий, сделавшись еще более смиренным, сохранил дарованную ему Господом благодать и ежедневно возрастал в вере и любви у Бога и человеков (Лк. 2. 52).

17.1. В это же время был некий муж, принадлежавший к арианской ереси, чрезвычайно искусный спорщик, упрямый и не поддающийся обращению в кафолическую веру. Он, находясь в церкви, когда проповедовал епископ, увидел (как он сам потом рассказывал) ангела, говорившего на ухо проповедующему епископу, так что казалось, что епископ пересказывает народу слова ангела. Увидев это, он обратился и стал защищать ту веру, на которую нападал.

18.1. Были также тогда во времена императора Грациапа два кувикулария17, [также] принадлежавшие к арианской ереси, которые, когда епископ проповедовал, предложили вопрос, пообещав прийти на следующий день к Порцианской базилике, чтобы услышать ответ, а этот вопрос был о Воплощении Господа. 2. Но на следующий день эти несчастные люди, преисполненные заносчивой гордыни, не вспомнив об обещанном, презирая Бога в Его святителе и не думая об оскорблении ожидавшего народа, забыв также о Господнем речении, что кто соблазнит одного из малых сих, надлежит, чтобы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской (Мф 18. 6), сев на повозку, выехали за город как бы на прогулку, пока святитель и находившийся в церкви народ ожидали [их]. 3. Но каков был конец такой строптивости, мне страшно и сообщать; ибо они, внезапно свалившись с повозки, испустили дух, и тела их были преданы погребению. 4. Святой же Амвросий, поскольку не знал, что произошло, и не мог дольше задерживать народ, взойдя на амвон, начал речь о том самом вопросе, который был предложен, говоря: «Я, братия, желаю отдать долг, но не нахожу моих вчерашних заимодавцев», – и остальное, что написано в книге, озаглавленной «О Воплощении Господа»18.

19.1. После убийства императора Грациана19 он предпринял второе: посольство к Максиму, чтобы забрать его тело. Кто хочет узнать. с какой твердостью он вел эти переговоры, удостоверится, прочитав письмо20 о том посольстве, написанное к Валентиниану Младшему21; нам же показалось не соответствующим замыслу вставлять его, чтобы пространность приложенного письма не утомила читателя. 2. Самого же Максима он отлучил от общности причастия, увещевая, чтобы тот покаялся в пролитии крови своего господина, притом, что еще тяжелее, невиновного, если хочет расположить к себе Бога. 3. Но тот, горделивым духом отказавшись от покаяния, лишился не только будущего, но и здешнего спасения и неким женским страхом сложил с себя царство, которое злым образом захватил, так что объявлял себя не императором, а попечителем государства.

20.1. По смерти же Юстины некий гаруспик22 Иннокентий по имени, но не по делам23, когда его пытал судья по делу о колдовстве, начал признаваться не в том, о чем его допрашивали; ибо он кричал, что большие муки испытывает от ангела, который охраняет Амвросия, потому что во времена Юстины ради возбуждения народной ненависти к епископу он, восходя посреди ночи на вершину церковной кровли, приносил там жертвы. 2. Но чем настойчивее и тщательнее он совершал злые дела, тем больше укреплялась любовь народа к кафолической вере и Господню святителю. 3. Он признавался, что посылал и бесов, чтобы те его умертвили; но бесы отказывались, [говоря], что не только к епископу никак не могут приблизиться, но даже к дверям дома, где тот жил, потому что все то здание ограждал неодолимый огонь, который жег их даже издалека; и что так иссякло его искусство, которым он считал, будто может что-то сделать против святителя Господня. 4. А другой с мечом дошел до самой спальни, чтобы убить святителя; но как только он поднял руку с обнаженным мечом, так и остался с застывшей в воздухе воздетой десницей. Тогда, после того как он признался, что был послан Юстиной, рука, которая застыла, когда он ее неправедно простер, была исцелена признанием.

21. 1. В это же время, когда светлейший муж Проб направил к епископу своего слугу нотария24, которого тяжко удручал нечистый дух, как только тот вышел из Города, дьявол оставил его, боясь быть приведенным к святому мужу. 2. И таким образом, пока слуга был в Медиолане с епископом, в нем не являлось никакого диявольского господства, но когда он вышел из Медиолана и подошел близко к Городу, тот же дух, что владел им раньше, начал удручать его. 3. Когда же его спросили экзорцисты, почему тот не являлся в нем, пока он был в Медиолане, дьявол признался, что боялся Амвросия, и поэтому на время отступил и ожидал в том месте, где вышел из него, пока он вернется, а при его возвращении вновь вошел в покинутый им сосуд.

22.1. После гибели Максима25, когда император Феодосий находился в Медиолане, а Амвросий был в Аквилее, в Восточных областях в некой крепости26 христианские мужи предали сожжению иудейскую синагогу и священную рощу валентиниан, потому что иудеи и валентиниане оскорбляли христианских монахов: ведь ересь валентиниан почитает тридцать два бога. 2. Но комит Востока27 о таком деянии направил донесение императору, получив которое тот приказал, чтобы синагога была отстроена местным епископом, а монахи понесли наказание. 3. Но когда содержание этого предписания дошло до слуха достопочтенного мужа Амвросия, он отправил императору письмо28 (поскольку сам в то время не мог выехать), в котором призвал того отозвать свое постановление и предоставить ему аудиенцию, потому что если он не достоин быть выслушанным императором, то не достоин и того, чтобы Господь услышал его [ходатайство] за императора и чтобы тот вверял ему свои молитвы или обеты. Он даже готов претерпеть смерть ради такого дела, чтобы своим притворством не выставить нарушителем закона [Божия] императора, издавшего столь неправедное предписание против Церкви.

23.1. После же возвращения в Медиолан, когда император находился в церкви, Амвросий проповедовал об этом же деле народу. В этой проповеди оп представил Господа говорящим императору: «Я из последних сделал тебя императором, Я предал тебе войско твоего врага, Я предоставил тебе припасы, которые тот заготовил против тебя для своего войска, Я отдал твоего врага в твою власть, Я утвердил твое потомство на престоле царства, Я позволил тебе восторжествовать без труда, а ты даешь врагам Моим торжествовать надо Мною?» 2. Когда он сходил с кафедры, император сказал ему: «Ты сегодня выступил против нас, епископ». А тот ответил, что говорил не против, а за него. Тогда император говорит: «Действительно, я сурово повелел против епископа относительно восстановления синагоги, но монахи должны быть наказаны». Так говорили и присутствовавшие тогда комиты29. Им епископ сказал: «Я сейчас беседую с императором, а с вами мне нужно беседовать по-другому». 3. И таким образом он добился, чтобы изданные постановления были отозваны, и не хотел подойти к алтарю, прежде чем император не засвидетельствовал, что он может служить, полагаясь на его слово. Говорит ему епископ: «Итак, я служу, полагаясь на твое слово». Отвечает император: «Служи, полагаясь на мое слово». После повторения этого обещания святитель, уже уверенный, совершил Божественные Тайны. 4. А написано это в письме, которое он направил своей сестре30, куда он вставил проповедь, произнесенную им в тот же день о миндальном жезле, который видел пророк Иеремия, как у него описано31.

24.1. В это же время немалое беспокойство доставило святителю дело города Фессалоники, когда он узнал, что город едва ли не был уничтожен: ведь император обещал ему, что даст прощение гражданам названного города; но комиты тайно снеслись с императором, о чем святитель не знал, и город был предан мечу до третьего часа, и было убито множество невинных. 2. Когда об этом деянии стало известно святителю, он запретил императору входить в церковь и рассудил, что тот будет достоин церковного собрания или причастия Св. Таин не прежде, чем принесет принародное покаяние. На это император возражал ему, что Давид совершил вместе и прелюбодеяние, и убийство. Но ответ был незамедлительным: «Раз ты последовал согрешающему, последуй и исправляющему». 3. Когда всемилостивый император услышал эго, он так воспринял это душою, что не побоялся принародного покаяния: и преуспеяние от этого исправления принесло ему вторую победу.

25.1. В это же время два могущественнейших и мудрейших мужа из персов пришли в Медиолан, привлеченные славой святителя, неся с собою множество вопросов, чтобы с их помощью испытать мудрость этого мужа, с которым они беседовали через переводчика с первого часа дня до третьего часа ночи, и ушли от него восхищенные. 2. И чтобы удостоверить, что они пришли не по какой другой причине, но дабы досконально познакомиться с мужем, о котором знали понаслышке, на следующий день, попрощавшись с императором, они отправились в город Рим, желая там изведать могущество светлейшего мужа Проба, познав которое, возвратились восвояси.

26.1. Но когда Феодосий удалился из Италии и обосновался в Константинополе, а Валентиниан Август находился в Галлии, Симмах, тогда префект Города, направил посольство от имени сената о возобновлении алтаря Победы и расходов на обряды. 2. Однако когда об этом узнал святитель, он, послав прошение к императору32, потребовал, чтобы ему направили копию донесения, на которое он бы со своей стороны дал ответ. Получив это донесение, он написал превосходное сочинение33, против которого Симмах, красноречивейший муж, никогда ничего не осмелился возразить. 3. Но после того как августейшей памяти Валентиниан окончил жизнь34 в Вьенне (это город в Галлии), власть над империей принял Евгений, который когда начал править, немного спустя по просьбе тогдашнего префекта Флавиана и комита Арбогаста, забыв свою веру, дозволил [восстановить] алтарь Победы и расходы на обряды, в которых августейшей памяти Валентиниан, будучи еще юношей, отказал просившим.

27.1. Когда об этом узнал святитель, он, покинув город Медиолан, в который спешил прибыть Евгений, удалился в город Бононию35, а оттуда направился в Фавентию36. Проведя там несколько дней, он по приглашению флорентийнев ушел в Тоскану, скорее избегая лицезрения мужа-святотатца, нежели страшась обиды от правителя. 2. Ведь он и письмо ему написал37, в котором взывает к его совести, из которого я счел нужным привести немногое из многого: «Хотя императорская власть велика, тем не менее подумай, император, сколь велик Бог. Сердца человеческие видит, внутреннюю совесть вопрошает, знает все [вещи] прежде их возникновения, знает, что внутри твоего сердца. Вы сами не терпите, чтобы вас обманывали, а от Бога хотите укрыться? Разве не запало нечто тебе в душу? Если они уговаривали столь настойчиво, разве не в твоих силах было, император, еще настойчивее противиться ради почитания высочайшего, истинного и живого Бога и отказать в том, что было нарушением священного закона?» 3. И еще: «Итак, поскольку я связан моими словами и перед Богом и перед всеми людьми, я понял, что мне не дозволено иного и не подобает иного, чем позаботиться о себе, потому что о тебе я не смог».

28. 1. Итак, в вышеназванном городе флорентийцев, когда он однажды пребывал в доме одного сиятельнейшего мужа и, что важнее, христианина, Децентия, сын того, по имени Пансофий, совсем маленький, страдавший от нечистого духа, был исцелен усердной молитвой и возложением рук самого святителя. Но через несколько дней малыш, пораженный внезапной болезнью, испустил дух. 2. Его мать, очень благочестивая и исполненная веры и страха Божия, взяв его с верхней части дома, спустилась вниз и положила на ложе святителя в его отсутствие. Когда святитель, вернувшись (ибо в то время он находился вне дома), нашел его на ложе, он, сжалившись над матерью и видя ее веру, подобно Елисею38 сам лег сверху на тело младенца и молитвой был сподоблен вернуть матери живым того, кого нашел мертвым. 3. Для этого малыша он также написал сочиненьице, чтобы тот узнал благодаря чтению то, что не мог знать по младенчеству возраста. Однако об этом случае он не упомянул в своих писаниях; но по каким соображениям он отказался от упоминания, не нам судить.

29. 1. В этом же городе он также основал базилику, в которой положил мощи мучеников Виталия и Агриколы, чьи тела он забрал в городе Бонония. Ибо тела мучеников были похоронены среди тел иудеев, и христианскому народу это не стало бы известно, если бы святые мученики не открыли себя епископу той церкви. 2. Когда их помещали под алтарем, установленным в той же базилике, велика была там радость и ликование всего народа и мучение бесов, признававших заслуги мучеников.

30. 1. В то же время комит Арбогаст затеял войну против своего племени, то есть франков, и в сражениях немалое множество рассеял силой, а с оставшимися заключил мир. Но когда на пиру вожди его племени спросили его, знает ли он Амвросия, и он ответил, что знает этого мужа, и возлюблен им, и часто имеет обыкновение пировать с ним, то услышал [в ответ]: «Ты потому побеждаешь, комит, что возлюблен мужем, который говорит солнцу: “Стой!” – и оно останавливается»39. 2. Я для того привел это, чтобы читатели узнали, какой славой пользовался святой муж даже у варварских племен. Ведь и мы узнали это из рассказа одного весьма благочестивого прислужника Арбогаста, присутствовавшего тогда: потому что в то время, когда это говорилось, он был виночерпием.

31. 1. Итак, святитель, отправившись из тосканских областей, возвращается в Медиолан, когда Евгений уже вышел оттуда против Феодосия. Там он ожидал прихода христианского императора, уверенный в силе Божией, что Он не предаст верующего в Него человекам неправедным и не оставит жезла нечестивых над жребием праведных, дабы праведные не простерли рук своих к беззаконию (Пс. 124. 3). 2. Ибо тогда комит Арбогаст и префект Флавиан, выходя из Медиолана, обещали, вернувшись с победой, устроить конюшню в базилике Медиоланской Церкви и призвать клириков в войско. Но несчастные люди, на беду легковерные по отношению к своим бесам, открывая уста свои на хулу против Бога, отняли у себя надежду на победу. 3. Причиной же такого раздражения было то, что Церковь отвергала дары императора, замешавшего себя в святотатстве, и ему было отказано в молитвенном общении с Церковью. Но Господь, у Которого в обычае оберегать Свою Церковь, ниспослал с неба приговор и даровал полную победу благоверному императору Феодосию. 4. Итак, после гибели Евгения и его приспешников40, когда Амвросий получил указы императора, у него не было большей заботы, чем заступничество за тех, кому грозило наказание. 5. Сначала он умолял императора письменно, послав диакона41, затем же, после того как Иоанн, тогда трибун и нотарий, который сейчас префект, был направлен для охраны тех, кто нашел убежище в церкви, он и сам отправился в Аквилею просить за них и легко добился для них прощения, потому что сам христианский император, пав в ноги святителю, свидетельствовал, что был спасен его заслугами и молитвами.

32. 1. Итак, возвращаясь из города Аквилеи, Амвросий на один день опередил императора; и недолго всемилостивейшей памяти император Феодосий оставался в этой жизни, после того как его сыновья были приняты в Церковь и вверены святителю. Тот прожил после его кончины около трех лет. 2. В это время он забрал и перенес в базилику Апостолов, что у Римских ворот, тело святого мученика Назария, похороненного в загородном саду. 3. Мы же видели в гробнице, где лежало тело мученика (когда он пострадал, мы до сего дня не можем узнать), его кровь настолько свежую, как будто она была пролита в тот же день. Также и глава его, отсеченная нечестивыми, была настолько цела и нетленна, с волосами и бородой, что нам показалось, будто она была омыта и положена в гробницу в то самое время, когда ее извлекали. 4. И что удивительного, если Господь прежде обещал в Евангелии, что и волос с головы вашей не пропадет (Лк. 21. 18)? Также и благоухания такого мы исполнились, что оно было лучше сладости любых благовоний.

33. 1. Когда тело мученика было извлечено и положено на носилки, мы сразу вместе со святым святителем отправились на молитву к святому мученику Цельсу, который похоронен в том же саду. Однако нам известно, что он никогда раньше не молился в том месте, но это было знаком открытия тела мучсника, если святой святитель пошел помолиться в то место, где никогда раньше не был. 2. Однако мы узнали от сторожей того же места, что им было заповедано их родителями не уходить оттуда во всяком поколении и потомстве их, потому что там лежат великие сокровиша. И действительно, великие сокровища, которые ни моль, ни ржа не истребляют, и воры не подкапывают и не крадут (Мф. 6. 20), потому что страж их – Христос, и место их – небесная обитель, для которых жизнью был Христос, а смерть – приобретением42. 3. Итак, когда тело мученика было перенесено в базилику Апостолов, где днем раньше с величайшим всеобшим благоговением были положены мощи святых апостолов во время проповеди епископа некто из народа, исполнившись нечистого духа, начал кричать, что Амвросий его терзает. 4. А тот, обратившись к нему, сказал: «Замолчи, дьявол: не Амвросий тебя терзает, а вера святых и твоя зависть, потому что ты видишь, как люди восходят туда, откуда ты был низвержен; ибо Амвросию неведомо превозношение». После этих слов кричавший замолчал и простерся на земле и больше не издал ни звука, который мог бы прерывать [проповедь].

34. 1. В это же время, когда император Гонорий устраивал в городе Медиолане консульские игры43 своего срока с ливийскими хищниками и народ сбежался туда, комиту Стилихону44 по наушению префекта Евсевия представилась возможность, послав воинов, вытащить из церкви некоего Крескония, которого, прибегшего к алтарю Господню, святой епископ с присутствовавшими клириками окружили, чтобы защитить. 2. Но множество воинов, начальники которых принадлежали к арианскому зловерию, взяли верх над немногими, и, уведя Крескония, они, радуясь, вернулись в амфитеатр, оставив Церкви немалую скорбь; ибо святитель, простершись перед Господним алтарем, долго оплакивал содеянное. 3. Но в то время когда воины вернулись и доложили тем, кем были посланы, выпущенные леопарды, быстрыми прыжками взобравшись до того места, где сидели торжествовавшие над Церковью, оставили их с тяжелыми ранениями. 4. Когда комит Стилихон увидел это, он глубоко раскаялся, так что много дней извинялся перед святителем и [отпустил] невредимым того, кто был уведен. Но поскольку тот был повинен в тягчайших преступлениях и иначе не мог быть исправлен, отправил его в ссылку, а немного спустя последовало и прощение.

35. 1. В это же время, когда Амвросий шел во дворец, а мы следовали за ним во исполнение наших обязанностей и кто-то случайно, споткнувшись, упал и лежал ничком на земле, святой, обратившись к Феодулу, тогда нотарию, который потом с величайшей благостью правил Мутинской45 Церковью, смеявшемуся над происшествием, сказал: «А ты, кто стоишь, берегись, чтобы не упасть»46. При этих словах тот, кто смеялся над чужим падением, сразу же опечалился о своем.

36. 1. В это же время некая Фритигиль, царица маркомапов, когда услышала из рассказа некоего христианского мужа, которому случилось прийти к ней из италийских областей, о славе Амвросия, уверовала во Христа, Чьего раба она в нем распознала, и, послав в Медиолан дары для Церкви, попросила через послов, чтобы он своими писаниями известил ее, как ей должно веровать. 2. Он составил для нее превосходное послание в виде оглашения, в котором также увещевал, чтобы она убедила мужа хранить мир с римлянами. Получив это послание, женщина убедила мужа передаться со своим народом римлянам. И когда она прибыла в Медиолан, то очень опечалилась, что не застала святого святителя, к которому спешила, ибо он уже преставился из этой жизни.

37. 1. А во времена Грациана – возвращаясь назад, – когда Амвросий пошел в преторий Македония, тогда магистра оффиций, чтобы вступиться за кого-то, и нашел двери запертыми по приказу названного мужа, и не получил возможности войти, то сказал: «И ты придешь в церковь и не найдешь, как войти, хотя двери не будут закрыты». Что и произошло: ибо после смерти Грациана Македоний, ища убежища в церкви, не смог найти входа, хотя двери были распахнуты.

38. 1. Сам же достопочтенный муж епископ отличался многим воздержанием и многими бдениями и трудами, каждодневным постом изнуряя тело. У него никогда не было заведено завтракать, кроме субботних и воскресных дней, или если были праздники славнейших мучеников. 2. Также [было у него] усердие в молитве днем и ночью; и от труда собственноручного написания книг он не отвращался, если только тело его не было затронуто каким-либо недугом. Была у него также забота о всех Церквах (2Кор. 11. 28), и большая настойчивость и постоянство в заступничестве. 3. При исполнении священнодействий он был столь крепок, что с тем, что он обычно в одиночку исполнял относительно крещаемых, потом, после его смерти, едва справлялись пять епископов. 4. Он очень заботился о бедных и пленных; ведь и то время, когда он был рукоположен во епископы, все золото и серебро, какое могло у него быть, он внес на нужды Церкви или бедных. 5. Также и [все] имения, которыми владел, он подарил Церкви, при сохранении за его сестрой права пользования, не оставив за собой ничего, что он здесь называл бы своим, чтобы, как свободный от поклажи воин47, последовать за Господом Христом, Который, будучи богат, обнищал ради нас, дабы мы обогатились Его нищетою (2Кор. 8. 9).

39. 1. Он и радовался с радующимися, и плакал с плачущими48, потому что всякий раз, когда кто-либо исповедовал ему свои прегрешения, чтобы обрести покаяние, он плакал так же, как и того побуждал плакать; ибо он видел себя павшим вместе с павшими. 2. О преступных же делах, в которых ему исповедовались, он не рассказывал никому, кроме только Бога, перед Которым он заступался, оставив добрый пример последующим священникам, чтобы они были скорее заступниками перед Богом, нежели обвинителями перед людьми. 3. Ведь и согласно апостолу49, следует оказать любовь такому человеку, потому что он сам для себя есть обвинитель и не ожидает обвинителя, но предваряет [его], чтобы исповедью облегчить свое преступление и чтобы супостат не имел что поставить ему в вину. 4. Поэтому Писание говорит: Праведный обвиняет себя в начале речи (Притч. 18. 17). Ибо он перехватывает речь у супостата и исповеданием своих грехов, воздав честь Богу, пред Которым все обнажено (Евр. 4. 13) и Который более хочет жизни грешника, а не смерти его50, как бы ломает некие клыки, готовые схватить добычу злобного навета. 5. Ибо и самому кающемуся недостаточно одной исповеди, если не воспоследует исправления содеянного, чтобы кающийся не творил того, в чем кается, а также смирил свою душу, как святой Давид, который, после того как услышал от пророка: «Отпущен грех твой»51, стал смиреннее в исправлении греха, так что ел пепел, как хлеб, и питие свое растворял слезами (Пс. 101. 10).

40. 1. Он очень горько плакал также и всякий раз, когда ему сообщали о смерти какого-либо святого епископа, настолько, что нам случалось утешать его, не зная благочестивого настроя этого мужа и не понимая, по какой причине он так плачет. 2. На это он давал такого рода ответ, что плачет не потому, что ушел тот, о чьей смерти сообщили, но потому, что он опередил [его] или потому, что трудно найти человека, который считался бы достойным высшего священства. Сам же он о своей смерти предсказал заранее, что будет с нами до Пасхи – чего и заслужил, умоляя Господа, чтобы поскорее освободиться [отсюда].

41. 1. Ибо он тяжело вздыхал, когда видел, как прорастает корень всех зол – жадность52, которую не может умалить ни изобилие, ни недостаток, и все больше и больше растет в людях, а особенно в тех, которые находились у власти, так что ему было чрезвычайно трудно ходатайствовать перед ними, потому что все распродавалось за деньги. Это положение принесло Италии всяческое зло, и отсюда все повернулось к худшему. 2. И что говорить о том, что жадность являет свое неистовство в таких людях, которые обычно делают вид, будто выступают за своих детей или родственников, для извинения дел греховных (Пс. 140.4), в то время как она захватила также и многих безбрачных священников и левитов, чей удел – Бог53, так что и они домогаются того же? И горе мне, несчастному! Потому что даже конец мира не побуждает нас желать освободиться от столь тяжкого рабского ярма, которое погружает во глубины ада, чтобы приобретать себе друзей богатством неправедным, дабы они приняли нас в вечные селения (Лк. 16.9). 3. Но блажен тот, кто, хоть когда-нибудь обратившись, расторгнув узы и сбросив ярмо такого господства, возьмет и разобьет младенцев его о камень (Пс. 136. 9), то есть все устремления жадности разобьет о Христа, Который, согласно апостолу, есть камень54, истребляющий всех, кто разбивается об него55, сам оставаясь невредим, не обвиняемым делая того, кто разобьет об него худшие порождения негоднейшего чрева, но невиновным, так что он уверенно смог бы сказать: Удел мой Господь (Пс. 118. 57). Потому что у кого ничего нет в веке [сем], того удел поистине есть Христос, и кто пренебрежет малым, получит много, а сверх того и будет иметь жизнь вечную.

42. 1. А за несколько дней до того, как он оказался прикован к постели, когда он диктовал [толкование на] сорок третий псалом, я записывал и видел, внезапно огонь, похожий на небольшой щит, покрыл его голову и постепенно вошел через его уста, словно житель в свой дом. После этого лицо его стало как будто снег, а потом его лицо вернулось к своему облику. 2. Когда это происходило, я замер, охваченный оцепенением, и не мог записать то, что он диктовал, – только после того как прошло это видение; ведь он приводил в это время свидетельство Божественного Писания, которое я отлично помнил. Ибо в тот самый день он закончил писать или диктовать и не мог даже завершить тот же псалом. 3. Я же сразу рассказал о том, что видел, почтенному мужу диакону Касту, под чьим попечением пребывал, а он, исполнившись Божией благодати, объяснил из речений Деяний Апостольских, что я видел схождение на него Святого Духа56.

43. 1. В предыдущие же дни раб тогдашнего комита Стилихона, страдавший от беса, пребывал в Амвросиевой базилике уже здоровым, будучи представлен [туда] своим господином, – ибо поговаривали, что тот к нему благоволил, – и изготовлял поддельные судебные письма, так что [из-за этого] задерживали [невинных] людей, отправлявшихся для исполнения должностных обязанностей. Но когда комит Стилихон установил виновность своего раба, он не захотел его наказывать. 2. А людей, которые стали жертвой обмана, он по ходатайству святителя отпустил, а о самом рабе осведомился у святителя. Святой муж приказал найти его, когда он выйдет из базилики, и привести к себе. Допросив его и уличив в совершении столь бесчестного поступка, он сказал: «Надлежит предать его сатане во измождение плоти (1Кор. 5. 5), чтобы он в будущем не осмелился содеять такое». 3. И в то же самое мгновение, пока речь еще была на устах святителя, нечистый дух, схватив его, начал истязать. Увидев это, мы исполнились немалого страха и удивления. Мы также видели, как многие в те дни очистились от нечистых духов возложением рук святителя и его повелением.

44. 1. В это же время некий Ниценций, бывший трибун и нотарий, которого так одолевала болезнь ног, что он редко показывался на людях, приступил к алтарю, чтобы принять Таинства, и, когда святитель случайно наступил ему на ногу, вскричал и услышал [от него]: «Иди, и отныне будешь здоров». И в то время когда святой епископ преставился с этого света, он со слезами свидельствовал, что больше у нею ноги не болели.

45. 1. Но после этих дней он, рукоположив епископа Тицинской Церкви, впал в немощь, и, пока из-за нее он многие дни был прикован к постели, комит Стилихон, по слухам, сказал, что, если такой муж покинет тело, Италии грозит гибель. 2. Поэтому, созвав к себе знатнейших мужей того города, которых, как он знал, святитель любил, он отчасти угрозами, отчасти ласковыми речами убедил их, чтобы они шли к святому епископу и уговорили его просить для себя у Господа продления жизни. Тот, когда услышал это от них, ответил: «Не так я жил среди вас, чтобы мне было стыдно жить, и смерти я не боюсь, потому что у нас добрый Господь».

46. 1. В это же время в дальнем конце портика, где он лежал, стоявшие рядом Каст, Полемий, Венерий и Феликс, тогда диаконы, разговаривали между собой таким тихим голосом, что едва слышали друг друга, о том, кого следует поставить епископом после его кончины, и упомянули имя святого Симплициана, он, как будто участвовал в беседе, хотя лежал далеко от них, одобрительно воскликнул трижды: «Старец, но добрый». Ибо Симплициан был пожилого возраста. 2. Услышав этот глас, они в страхе убежали; однако после его смерти некто иной стал его преемником в священстве, как тот, кого он троекратным возглашением объявил добрым старцем. Преемником этого Симплициана стал Венерий, которого мы упомянули выше, а Феликс доныне правит Бононской Церковью; Каст же и Полемий, воспитанные Амвросием, доброго древа добрые плоды, исполняют диаконскую должность в Медиоланской Церкви.

47. 1. Однако в том же месте, где он лежал (как мы узнали из рассказа святого Вассиана, епископа Лавдийской57 Церкви, который слышал от него самого), когда он молился вместе с названным святителем, то увидел Господа Иисуса пришедшим к нему и улыбающимся ему; и немного дней спустя он был взят от нас. 2. Но в то же самое время, когда он преставился от нас ко Господу, примерно с одиннадцатого часа дня до того часа, когда испустил дух. Амвросий молился, простерши руки крестообразно; а мы видели, как движутся его губы, но голоса не слышали. 3. Гонорат же, святитель Верчелльской58 Церкви, когда лег отдыхать в верхней части здания, услышал глас, трижды призывавший его, говоря ему: «Встань, поспеши, ибо он сейчас отойдет». Спустившись, он преподал Амвросию Святое Тело Господне; и, приняв его, тот, как только проглотил, тотчас испустил дух59, неся с собой добрый припас в дорогу, чтобы, подкрепив душу свойством снеди, радоваться уже общению с ангелами, чьей жизнью он жил на земле, и сообществом с Илией, потому что как Илия, так и он никогда не опасались говорить с царями или какими-либо властями ради страха Божия.

48. 1. И оттуда тело его в предрассветный час, когда он скончался, было перенесено в большую церковь, и там пребывало в ту самую ночь, когда мы совершали пасхальное бдение. Многие новокрещеные дети, идя от купели, видели его, некоторые, по их словам, сидящим на кафедре на амвоне, а другие показывали родителям пальцем на восходящего по ступеням. Но те смотрели, но не могли видеть, потому что очи у них не были столь чисты. Очень многие же рассказывали, что видели звезду над его телом. 2. Но когда рассвело в воскресный день и его тело по совершении божественных Таинств выносили из церкви, чтобы нести в Амвросиеву базилику, в которой он покоился, толпа бесов так кричала там, что он их терзает, что невозможно было вынести их завывания. Эта благодать святителя доныне пребывает не только в том месте, но и во многих областях. 3. Толпы мужчин и женщин также бросали свои платки или пояса, чтобы хоть в какой-то степени прикоснуться к телу святого. Ибо толпа провожавших была неисчислима: [люди] всякого достоинства, обоего пола, всех почти возрастов, не только христиан, но и иудеев и язычников; но с большей благодатью предшествовал чин тех, кто был крещен.

49. 1. А в тот же день, когда он скончался (как рассказывается в послании, которое его преемник достопочтенный муж Симплициан получил из Восточных областей, направленное к Амвросию, как если бы он еще жил с нами, и до сих пор хранящееся в Медиолане), он явился в монастыре неким святым мужам, молясь с ними и возлагая на них руки; ибо в послании обозначен день, в который оно было отправлено, и, прочитав его, мы обнаружили, что это был тот самый день, в который он скончался.

50. 1. Также и в Тоскане, в городе Флоренции, где сейчас епископом святой муж Зиновий60, поскольку Амвросий в ответ на просьбы горожан обещал часто их посещать, его часто видели молящимся у алтаря в Амвросиевой базилике, которую он сам там основал, как мы узнали из рассказов самого святого мужа святителя Зиновия. 2. Также и в том доме, где жил Амвросий, скрываясь от Евгения, в то время когда Радагасий61 осаждал названный город, и люди в городе уже совершенно отчаялись, он явился кому-то в видении и обещал, что на следующий день им придет спасение. Рассказ об этом поднял дух горожан: а на следующий день по прибытии тогдашнего комита Стилихона над врагами была одержана победа. Это мы узнали из рассказа благочестивой женщины Пансофии, матери мальчика Пансофия.

51. 1. Он также явился ночью в видении Масцезелу62, отчаявшемуся в спасении и своем, и войска, которое он вел против Гильдона, держащим в руке посох, и когда Масцезел пал в ноги святому мужу, старец, трижды ударив о землю посохом, на который опирался (ибо в таком виде он ему явился), сказал: «Здесь, здесь, здесь», обозначая место; и дал понять мужу, которого он счел достойным посещения, чтобы тот узнал, что в том самом месте, где увидел святого епископа Господня, на третий день одержит победу. И так, уверившись, он начал и завершил сражение. 2. Мы узнали это, находясь в Медиолане, со слов самого Масцезела; ибо и в той области, находясь в которой, мы сейчас это пишем, он поведал это многим епископам, и поскольку они тоже рассказывают [об этом], мы, узнав с большей уверенностью, решили присоединить это к нашему сочинению.

52. 1. Также и когда мы в Медиолане принимали с величайшим благоговением мощи мучеников Сисинния, Мартирия и Александра, которые в наше время, то есть после кончины святого Амвросия, стяжали венец мученичества в области Анавния от гонителей-язычников, мы узнали от некоего слепца, который пришел и рассказал (в тот же день, коснувшись носилок, на которых несли мощи святых, он обрел зрение), что в ночном видении он узрел корабль, приближающийся к берегу, в котором было множество людей в белых одеждах. И когда они сходили на землю, он спросил одного из толпы, чтобы узнать, кто эти люди, и услышал, что это Амвросий и его сотоварищи. Когда, услышав это имя, он стал молить, чтобы к нему вернулось зрение, то услышал от него: «Иди в Медиолан и встречай моих братьев, которые туда придут», указав день, «и обретешь зрение». 2. А этот [слепой] человек, как он сам утверждал, был с Далматинского побережья, и заверял, что раньше не был в городе, пока на правильном пути не встретил мощи святых, еще незрячий; но, прикоснувшись к носилкам, стал видеть.

53. 1. Итак, после этого описания, я думаю, не покажется обременительным, если я немного выйду за пределы нашего предмета, чтобы показать, как исполнилось Господне речение, провозглашенное Им устами святых пророков: «Сидящего против брата своего и клевещущего втайне я изгонял» (Пс. 100. 5); и в другом месте: Не люби клеветать, да не искоренены будете63, так что если кто вдруг предан такому обыкновению, прочитав, как были наказаны те, кто осмелился клеветать на святого мужа, сам тоже исправится в других вещах.

54. 1. Итак, когда некий Донат, по происхождению африканец, но пресвитер Медиоланской Церкви, находясь на пиру, где были некоторые благочестивые военные мужи, очернял память святителя, причем они отвращались и пренебрегали его негодным языком, его внезапно поразил тяжкий удар, и чужие руки подняли его с того места, где он лежал, положили на носилки и оттуда отнесли прямо в могилу. 2. Также и в городе Карфагене, когда я пришел на пир к диакону Фортунату, брату достопочтенного епископа Аврелия, вместе с Винценцием, епископом Колузитанским, и Мураном, епископом Болитанским, и с другими епископами и диаконами, я тогда рассказал епископу Мурану, клеветавшему на святого мужа, о конце вышеупомянутого пресвитера: каковое слово, сказанное о другом, он подтвердил как предвещание о себе припадком, вскоре его постигшим. 3. Ибо с того же места, где он лежал, внезапно пораженный сильнейшим ударом, он был чужими руками донесен до ложа, а будучи перенесен оттуда в дом, где остановился, завершил свой последний день. Таков был конец людей, клеветавших на Амвросия, увидев который, присутствовавшие подивились.

55. 1. Посему я призываю и заклинаю всякого человека, который прочтет эту книгу, подражать жизни этого мужа, восхвалять благодать Божию и отвергать язык клеветников, если он хочет скорее иметь общение с Амвросием в воскресении жизни, чем понести кару вместе с теми клеветниками, чего никакой разумный человек не допустит.

56. 1. Я также молю твое блаженство, отче Августин, удостоить молиться за меня, смиреннейшего грешника Павлина, со всеми святыми, которые вместе с тобой призывают имя Господа нашего Иисуса Христа во истине, чтобы, поскольку в стяжании благодати я не достоин иметь общность с таким мужем, наградой мне было избежать кары, получив прощение моих грехов.

Перевод с латинского Д. Е. Афиногенова

* * *

1

См.: Афиногенов Д.Е. К происхождению легенды о св. Арсении – воспитателе императоров Аркадия и Гонория // Вестник древней истории I, 2004. С. 52.

2

Изданне теста: ΠαπαδόπουλοςΚεραμεύς Α. A­νάεнτα Ίοσλυμιτιнής οταχυολογίας. СПб., 1891. Т. I. С. 27–88.

3

См. Jones A. H. M., Martindale J., Morris J. The Prosopography of the Later Roman Empire. Cambridge, 1971. Vol. I. P. 459 (loannes 2).

4

Epistolae Imperatorum Pontificum Aliorum inde ab a. CCCLXVII usque DLIII datae Avellana quae dicitur Collectio / Ed. by O. Gunther. Prague; Vienna; Leipzig, 1895 (Corpus Scriptorum Ecclesiasticorum Latinorum; 35). Р. 108–109

5

Codex Theodosianus, 9. 17.7.

6

Ср.: Песн. 8. 9.

7

Tantarum viriutum. Данное выражение может означать как многочисленность чудес, совершенных свт. Амвросием при жизни и после смерти, так и совершенство его добродетелей. – Прим. ред.

8

Ср.: Мф. 12. 36.

9

Здесь и далее «Город» (urbs) – г. Рим.

10

Епископ Миланский Дионисий был сослан после Миланского собора 355 г. , когда он отказался осудить свт. Афанасия Александрийского.

11

Ср. Лк. 9 3.

12

Совр. г. Павия.

13

Ср.: Песн. 4.4; 2Цар 8. 5–6.

14

Император Валентиниан I (февраль 364 г. – ноябрь 375 г.).

15

Императрица Юстина, вдова Валентиниана I, поддерживала арианскую партию.

16

Basilica Portiana находилась за городскими стенами. В настоящее время известна как церковь Сан-Лоренцо Маджоре в Милане. – Прим. ред.

17

Кувикуларий – постельничий, высокая должность при императорском дворе.

18

De incarnationis dominicae sacramento.

19

Император Грациан (367 г. – август 383 г.).

20

Epist. 24.

21

Сын императора Валентиниана I, император Валентиниан II (род. 371). г стал августом после смерти отца в ноябре 375 г.

22

Гаруспик – в Древнем Риме гадатель по внутренностям жертвенных животных.

23

Лат. Innocentius от innocens – невинный.

24

Нотарий – секретарь.

25

Магн Максим был казнен в Аквилее и августе 388 г.

26

Крепость Каллиник в Осроене.

27

Комит Востока – чиновник, в чьем ведении находился диоцез Востока (Исаврия, Киликия, обе Палестины, Кипр, Фипикия, Сирия, Осроена, Месопотамия, Аравия).

28

Epist. 40.

29

Комиты – чиновники, как гражданские, так и военные.

30

Epist. 41.

31

Ср.: Иер. 1. 11.

32

Epist. 17.

33

Epist. 18.

34

Император Валентиниан II скончался в 392 г.

35

Совр. г. Болонья.

36

Совр. г. Фаэнца.

37

Epist. 57.

38

Ср.: 4Цар. 4. 33.

39

Ср.: Иис. Нав. 10. 12–13

40

Осень 394 г.

41

Epist. 61 и 62.

42

См.: Флп. 1. 21.

43

В 396 г., когда император Гонорий вместе со своим братом, императором Аркадием, были выбраны консулами (этот институт древнеримской государственной системы номинально сохранялся). Выборы консулов сопровождались играми (гладиаторские бои, соревнования на колесницах и т.д.).

44

Стилихон был назначен императором Феодосием опекуном десятилетнего императора Гонория.

45

Совр. г Модена.

46

См I Кор. 10. 12.

47

Ср.: 2Тим. 2. 3–4.

48

См.: Рим. 12. 15.

49

Ср.: 2Кор. 2. 8.

50

Ср.: Иез. 33. 11.

51

Ср.: 2Цар. 12. 13.

52

Ср.: I Тим. 6. 10.

53

Ср.: Втор. 18. 2.

54

Ср.: 1Кор. 10. 4.

55

Ср.: Мф. 21. 44.

56

Ср.: Деян. 2. 3–4.

57

Совр. г. Лоди.

58

Совр. г. Верчелли.

59

На рассвете дня Великой Субботы, 4 апреля 397 г.

60

Свт. Зиновий (Зенобий), епископ Флоренции в 398–429 гг., один из святых покровителей города.

61

Вторжение в Италию варваров под предводительством Радагасия было в 105 г., решительная битва против варваров произошла в 406 г. под Тицином (совр. Павия).

62

В 398 г. Масцезел возглавил римское войско, посланное в Африку для подавления восстания Гильдона, комита Африки, брата Масцезела.

63

См.: Притч. 20. 13.