Библиотеке требуются волонтёры

Начальство

Совсем без скорбей и простые люди, и простые послушники и послушницы не пребывают, кольми паче послушание настоятельское сопряжено со многими скорбными неудобствами. Ты хочешь сделать так, а выходит попущением Божиим иначе. А Господь все попускает к пользе нашей душевной, к испытанию нашего терпения, и смирения, и покорности воле Божией, потому что без сих трех ничего мы полезного и душеспасительного не приобретем. Правда, что тяжело бороться с немощами человеческими и терпеть недостатки окружающих нас, но зато понесением такой тяготы доказывается исполнение закона Божия, как свидетельствует апостол: Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6, 2) (2, ч. 2, с. 162).

3наю, сестра, что тебе очень трудно и от обстоятельств, и от резких и неуместных выходок, которые сильно влияют на слабые твои нервы, и потому ты все хочешь подражать пророку Ионе, который от лица Божия побежал в Фарсис, да попал во чрево китово. Так же помни, что и на берегу безмолвия ранний червь может подтачивать тыкву твою и зной огненных стрел вражиих опалять главу. От лица Божия никуда не можем уйти. Всякому христианину назначается свой крест и указуется свой путь, и в евангельском учении проповедуется, что послушание есть главная добродетель христианская. И настоятельство есть также послушание. Святой апостол Павел пишет и о Самом Спасителе, что Он был послушным даже до смерти, и смерти крестной (Флп. 2, 8). А вообще ко всем нам святой апостол Петр глаголет: Возлюбленные, препоясав чресла ума вашего, бодрствуя, совершенно уповайте на подаваемую вам благодать в явлении Иисуса Христа. Как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашем (1Пет. 1, 13–14). И Сам Господь во Евангелии глаголет: пришел не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца (см. Ин. 6, 38); и к верховному апостолу рек: Петр! любишь ли ты Меня больше, нежели они? ...паси агнцев Моих (Ин. 21, 15). Из этих слов сама ты, сестра, можешь понимать, чем более может выражаться любовь ко Христу. Поэтому не уклоняйся от возложенной на тебя трудной обязанности заботиться о юных сестрах, об их устроении и спасении, поминая слово сказанное: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 13). И апостол пишет: Каждый получит свою награду по своему труду (1Кор. 3, 8). Силен Господь укрепить слабые твои нервы, а за резкие и неуместные выходки смирить виновного в свое время. Также если воля Божия будет, то и безмолвие в свое время подастся желающим. Выше воли Божией нет ничего, и послушание паче64 жертвы, послушание паче поста и молитвы. Всем назначено послушание: и младшим, и старшим. Послушание для всех полезно и спасительно... (2, ч. 2, с. 159).

Всякое дело хорошо в свое время и в своем месте. Так и начальнице обители следует поступать: более нужно надеяться на молитвенное ограждение, но совсем не оставлять и присмотра за сестрами и благовременного наставления и вразумления, чтобы не закрался как-нибудь хищный волк и не похитил хотя бы одну из дремлющих овец. А гласа пастырской свирели и волки боятся (2, ч. 2, с. 176–177).

Знаю, что ты давно желаешь и ретишься на безмолвие и уединение. Но потерпи еще и потрудись… в окормлении и наставлении сестер общины. Правда, что безмолвие и уединение дают большое удобство к молитве жаждущей того душе. Но, по святоотеческому слову, молитва есть добродетель частная, а любовь есть добродетель всеобщая. Любовью и Бог именуется по сказанному: Бог есть любовь, пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем пребывает (1Ин. 4, 16). Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 13). И паки: Любящий другого исполнил весь закон (см. Рим. 13, 8). Любовь есть исполнение закона (Рим. 13, 10). И паки: Никто не ищи своего, но каждый пользы другого (1Кор. 10, 24).

Поэтому потрудись еще с сестрами, живя в общине, а там, после, когда воля Божия будет, поживешь в безмолвии и уединении (2, ч. 2, с. 131–132).

Подвигнемся и мы с помощью Божией насколько возможно исправлять порученное нам дело обители, а исправление это без болезни и скорби и без труда быть не может. Когда в теле человеческом заведутся испорченные соки, то они не иначе изгоняются, как лихорадкой или горячкой. А сама знаешь, что болезни эти нелегки, а только после бывает хорошо, когда кто себя достодолжно выдержит. Вот и в вашей обители дурные соки изгоняются, и нужно выдержать или лихорадку, или горячку, пока они изгнаны будут. А ты, как главный член обители, вот тебе и приходится более других ощущать болезненную страдательность. Не без причины сказано в Евангелии: Терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19) и Претерпевший же до конца спасется (Мф. 10, 22). Понудимся и мы потерпеть и получим милость Божию и спасение вечное и бесконечное со всеми терпящими и претерпевшими скорби (2, ч. 2, с. 194–195).

Касательно нездоровья скажу, как и сам я постоянно нездоров и нахожусь всегда в каком-то расслаблении с ревматическими болями во всем теле и слабости в желудке и кишках. Находясь в таком положении, отраду нахожу в том, когда размышляю, что... святой Иоанн Златоуст находился всегда в болезненном положении. Несмотря на это, занимался делами Церкви и написал толкование на Евангелия и на все апостольские послания и, наконец, терпел великие гонения со всех сторон. И в самих гонениях не оставлял попечения о Церкви. Других больных исцелял, а сам умер в лихорадочном положении. Правда, что больному настоятелю неудобно заниматься делами обители. Поэтому при неудобствах и полезно поминать святого Златоуста, как он и в болезненном положении не оставлял заниматься делами Церкви (2, ч. 2, с. 182).

N. писала мне, что одна сестра, долго жившая в обители, по искушению вражию вышла из обители. А при выходе ты, убеждая ее остаться, сказала: «Истину тебе говорю, евангельское слово, что если будешь опять проситься – не приму». Теперь эта сестра, опомнившись и увидев свою ошибку, усердно просится опять в обитель. А ты, опираясь на свое слово, не принимаешь ее, несмотря на ее раскаяние и обещание все терпеть. Евангельская заповедь Самого Господа седмижды семьдесят раз прощать согрешившему против нас (см. Мф. 18, 22) выше твоего евангельского слова. На Усекновение главы Предтечи поется в стихирах об Ироде, что лучше было бы ему, «солгавшу65, жизнь получити, нежели истинствовавшу66 главу Предтечи усекнути». Так и нам не следует отсекать жизни монашеской этой сестры. Себя же укорим за неосмотрительное слово и при исповеди покаемся в этом (2, ч. 2, с. 179).

Жив Господь Бог мой, и жива будет душа моя; а ты знай, что над всеми владыками есть Вышний Владыка (1, ч. 2, с. 118).

Если дело искупления рода человеческого совершено было послушанием до смерти Отцу воплотившегося Сына Божия, то и всякая поручаемая должность есть не что иное, как послушание Богу, потому что различные роды правлений разделяются от Духа Святого, как свидетельствует апостол (см. 1Кор. 12, 28) (2, ч. 2, с. 13).

Послушание и земному высшему начальству важно, так как через него назначаются различные должности; послушание это начальническое, хотя, по-видимому, дается не до смерти, но если кто возмалодушествует при каких-либо столкновениях, то нередко некоторых почти приближает к смерти (2, ч. 2, с. 13).

Ты стужаешь67 и отягощаешься от начальнической должности и часто принимаешь помыслы, нельзя ли как избыть тяготы сей. То же самое чувствует и так же думает наш о. С. Но ему и тебе говорю, что эти помыслы двоедушия для обоих вас весьма вредны. Они не только не облегчают вас, но более усугубляют тяготу начальства, расслабляя дух и как бы отнимая руки от предлежащих дел. Хорошо и полезно потрудиться для ближнего, хотя бы после и пришлось быть в заштате по воле всеблагого и всепремудрого Промысла Божия. Опытнейший из начальников монастырских преподобный Авва Дорофей, описывая причины успокоения душевного, выставил главную причину так: «Хощу, якоже будет» (2, ч. 2, с. 110).

Ты боишься в начальстве потерять молитву, к которой было стала прилепляться. Но были примеры, что некоторые и в патриаршеском звании обучились молитве Иисусовой, потому что начальство может дать большую свободу в этом занятии, если только человек сумеет поставить себя как следует в начальническом звании и не будет по человеческим расчетам вдаваться в житейские попечения, а прежде всего будет заботиться о едином на потребу, остальное же ему пошлется, по неложному обещанию Господа: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6, 33). А смиренный Никита в «Добротолюбии» пишет, что начальство даже избавляет от неправильного прохождения молитвы Иисусовой и не попущает впасть в прелесть вражию (2, ч. 3, с. 118).

Если кто и спутается в молитвенном подвиге, то для избежания конечного вреда Промысл Божий устрояет их на начальство, а не немощная и велехвалящаяся68 по-пустому сила вражия. Их дело и занятие: только смущать и путать и вредить тому, кто от малодушия или возношения поддастся на их злокозненные внушения (2, ч. 3, с. 24–25).

Тебе все толкуют о начальстве, но думай, что это может случиться только по двум причинам: или по особенной воле Божией, или потому, если правильно не устроишься и не удержишься на молитвенной стези, как пишет о последней причине смиренный Никита Стифат в «Добротолюбии». По духовному же твоему настроению тебе прилична более безмолвная жизнь... Но всеблагий Промысл Божий лучше нашего знает, что для нас полезнее, полезное и устрояет (2, ч. 3, с. 62).

Да будет о нас по воле Божией, которая блага и совершенна. Начальства искать не должно, а если против желания изберут, упорно отказываться не следует, а только предварительно должна объяснить свою немощь телесную и душевную и конец дела предоставить воле всеблагого Промысла Господа, хотящего всем спастись и в разум истины прийти. Преподобный Петр Дамаскин пишет, что как в начальстве есть спасающиеся и погибающие, так равно и в подчинении есть спасающиеся и погибающие, а причины сему следующие. Если человек оставит свои хотения и разумения и постарается сотворить Божии хотения и разумения, то во всяком звании может получить спасение: и в подчинении, и в начальстве. Если же кто будет противное творить, то противное с ним и случится, в каком бы он звании и месте ни был (2, ч. 3, с. 118).

...Чтобы достодолжно руководить других, следует самим руководиться правилами закона духовного. Выписываю вам главное из этих правил, написанное преподобным Марком Подвижником, который говорит: «Когда хочешь разрешить непонятную вещь, ищи о ней, что угодно Богу, и обретешь решение полезное»...

По этому правилу должно проверить все опытные сведения человеческие, которые нисколько не опровергаются, если согласны будут с волей Божией. Правило это относится более к тому случаю, когда будет нам нужно действовать в отношении других. Собственно же для нас самих преподобный Марк предписывает другое, более глубокое правило: «Не покушайся разрешить дело темное и запутанное посредством любопрения, но тем, чем повелевает духовный закон: терпением, молитвою и непоколебимою надеждою», и паки: «Да начальствует над всяким начинанием твоим Начальствующий над всяким благом, чтобы по Богу было начинание твое» («Двести глав о законе духовном», главы 12, 5) (2, ч. 1, с. 191).

Касательно же N. скажу, что она обращается с тобой не поучительно, а снисходительно и приблизительно к немощи человеческой, потому что к другому обращению ты еще не готова, и она старается тебя привлечь к добру любовью и благорасположением, а не способами принуждения и насилия. Да и самые лета твои и другие обстоятельства заставляют обращаться с тобою так, а не иначе. Привлекать любовью и снисхождением прочнее других средств, по сказанному: Любовь никогда не перестает (1Кор. 13, 8). Только это не всем пригодно, а для некоторых, и многих, более пригодны меры строгие, а иначе заленятся, предадутся расслаблению и испортятся.

Не только тебе кажется, что ты не на месте, но и самой N. кажется, что и она не на месте. Ей желалось и желается быть в безмолвии, уединении, а Промысл Божий устрояет ей быть начальницей и заботиться об устроении других сестер. Иной суд человеческий и иной суд Божий (2, ч. 1, с. 30).

Восхищающие незаконно царскую или другую какую-либо власть, по слову святого Иоанна Златоуста, боятся являться перед подчиненными просто и в смиренном виде, а всячески стараются поддержать свое могущество властительским и гордым и жестоким обращением, опасаясь потерять свое владычество. А законно и правильно получившие начальство и власть нисколько не боятся обращаться с подчиненными просто, и кротко, и смиренно, потому что и великих людей простота и смирение не только не унижают, но, напротив, очень возвышают и возвеличивают (2, ч. 2, с. 12).

Давно старинные люди решили, что искушения ходят не по лесу, а по людям. Впрочем, унывать и малодушествовать паче меры не должно. Силен Господь исправить и наше дело, как исправил царя пророка Давида, когда восставал на него естественный сын его. Будем подражать святому Давиду в смирении, не только во внутреннем, но и во внешнем. Он не отверг несправедливых обвинений и укоризн от Семея, до проклятия, и за то возвратил ему Господь и милость Свою, и царство. Не будем и мы себя оправдывать совершенно по человеческому чувству, а будем судить себя по слову Божию. Святой Исаак Сирин говорит, что самооправдание в евангельском законе не означено. И апостол пишет: Чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом (1Кор. 1, 29). Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя (1Ин. 1, 8). Положим, что в действиях наших были предположения добрые и благие касательно управления вверенных нам душ. Но никак не можем сказать о себе с уверенностью, что мы всегда поступали так, как должно было и как требовала телесная и душевная нужда ближних наших. Господь говорит в Евангелии: Милости хочу, а не жертвы (Мф. 12, 7) и заповедал прощать согрешающего против нас до седмьдесят крат седмерицею. Мы же по немощи человеческой бываем иногда и настойчивы в своих распоряжениях или предположениях, и думаю, что эта-то настойчивость не всегда была и бывает благовременна и уместна и по большей части причиняет скорбь как нам самим, так и другим. Если ты совершенно права, то я ублажаю тебя, потому что хотя и много скорбей у праведных, но сказано в утешение, что от всех их Господь избавит их (Пс. 33, 20). Но сомневаться в этом заставляет слово Писания: никто не чист перед Богом даже один день жизни (см. Иов 14, 4–5). Поэтому основательнее смириться перед Богом и людьми и должно молить с благопокорностью Всеблагого Господа, чтобы Сам Он, имиже весть судьбами, направил и привел неустроенные обстоятельства к полезному концу. Сверх того, не должно забывать, что мы имеем исконного врага рода человеческого, который всеми мерами старается путать людей через их собственные немощи. Не забудем примера, как поступил Господь, когда привели к Нему жену грешную злые иудеи. Но бесы еще злее таких людей. Иудеи постыдились, будучи обличаемы, и уходили один за другим. Но о демонах святые отцы пишут, что они бесстыдны и, будучи отгоняемы и отвергаемы, опять возвращаются.

Все это пишу тебе, желая преклонить на милость к согрешающим, да и сама получишь милость от Господа. Сказано: милосердый помилован будет (Притч. 17, 5). И паки слово Господне через пророка: Если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста (Иер. 15, 19). Если же сестры со своей стороны будут непреклонны и непокорны, то они и пожнут, что сеют. Ты же можешь получить мзду свою от Господа за труд свой, и за прискорбное скорбение, и за искреннее о них попечение, аще вся сия потщишися творити и сотворити о Господе (2, ч. 2, с. 106–107).

В одном письме пишешь мне, что ты очень довольна тем, что оставила казначейскую должность, а в другом письме пишешь, что тебя очень беспокоит помысел и до изнеможения стужает, что будто бы ты смертно согрешила, что отказалась от казначейской должности перед Владыкой милостивым и незлобивым. Не явно ли противоречие в твоих письмах и в твоих словах? Не открывается ли из этого, что иное ты мне писала, а иное думала? На словах была покойна, а на самом деле беспокоилась, что лишилась казначейской чести и сопряженного с ней значения в монастыре. А кто сам захочет искать чести, тот будет получать одно только бесчестие и с этим сопряженную скорбь. Впрочем, чувство это очень тонкое, которое может укрываться и от нас самих, обнаруживается же только высказывающимся противоречием: не хочу и скорблю, не согрешила ли смертно уклонением от казначейской должности? Если Григорий Богослов и святитель Тихон Задонский не согрешили смертно, что оставили святительские кафедры, то нам, малейшим, никак не может вмениться в грех, что отказались от должности среди великой неурядицы и мятежа, когда угрожала явная опасность попасть в подначальное заточение... Впрочем, и тут еще не конец, а настоящий конец будет на Страшном Суде Божием, когда должно отдать отчет Богу за те души, которые начальствующие должны пасти, руководить и спасать. Если бы угодно было Богу и тебя вывести на это поприще, то не должно забывать сказанных слов об ответственности других. А пока нужно позаботиться о спасении собственной души своей (2, ч. 2, с. 107–108).

Сказано в старчестве: «От ближнего живот и смерть», т.е. через ближнего только может быть жизнь наша истинная и наследуем жизнь блаженную и вечную, а если будут отношения наши к ближнему неправильные и презорливые, то мудрено убежать смерти душевной, а потом и второй, вечной, от нее же да избавит Господь всех понуждающихся на исполнение Его божественных и живо творных заповедей и всех, аще и храмлющих69 от немощи, но ищущих Его великой милости покаянием и смирением. Апостол Иоанн пишет: Любящий Бога должен любить и ближнего (см. 1Ин. 4, 21), а апостол Павел говорит: Вы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать (см. Рим. 15, 1) и Исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным (Гал. 6, 1) (2, ч. 2, с. 129).

Что делать, хотя начальственному лицу неудобно быть больным ради неудобства к управлению, но Господь лучше нашего знает, что для нас полезнее. Он вся премудростью сотворил и творит. Попустил Господь первоверховным апостолам одному – отречение, а другому – неосмотрительную ревность гонения, чтобы после они снисходительны были к немощным духом. Так, думаю, и теперь по пущает Господь болезнь начальственным лицам, чтобы снисходили к подчиненным немощствующим и болезненным. А то здоровые телом начальники часто не верят подчиненным, когда они ему объясняют какую-либо немощь телесную или болезнь. Не вотще святой Давид глаголет в псалмах: Прошли мы через огонь и воду, и вывел нас в покой (Пс. 65, 12). Кроме известных обстоятельств мученических, и болезнь телесная часто, как огнем, жжет болезнующее тело и, как водой, поливает обильной испариной.

Но еще тяжелее больному бывает, когда болезнь его телесная происходит не от одних телесных причин, но и от внутренних скорбей, а в таком случае болящему бывает сугубое томление. Но святой Давид, все скорбное испытав, взывал ко Господу: При умножении страданий моих в сердце моем утешения Твои веселили душу мою (Пс. 93, 19). И апостол Павел пишет: Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает (Евр. 12, 6). И паки, получив много ран телесных, несправедливо ему нанесенных, святой апостол написал: Если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется (2Кор. 4, 16) (2, ч. 2, с. 142–143).

Хотя начальникам и недосужно читать святоотеческие книги, а следует их почитывать, среди недосугов улучая и уделяя на то хоть несколько времени. Чтение это может укреплять нас душевно и умирять внутреннее наше расположение, возмущае мое встречающимися неприятными обстоятельствами... (2, ч. 2, с. 190–191).

...Прочитал, что старшее лицо обращается с тобой нехорошо... что положение твое очень затруднительное, а помочь этому не знаю как, разве только предложить тебе совет Марка Подвижника, который в своем «Законе духовном» в главе 12-й говорит так: «Не покушайся разрешить дело темное и запутанное посредством любопрения, но тем, чем повелевает духовный закон – терпением, молитвою и непоколебимою надеждою». В запутанных обстоятельствах неудобно сказать что-либо определенное, а только скажу: ничем не нужно спешить, ограждая себя смирением и терпением, как заповедует Сам Господь: Терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19) и Претерпевший же до конца спасется (Мф. 10, 22). В делах своих, особенно серьезных и важных, потребна осмотрительность, и осмотрительность немалая, растворяемая прилежной молитвой к Богу и Пресвятой Богородице, святителю Николаю, великомученице Варваре и священномученику Фоке. Такая молитва может укреплять твой дух и придавать тебе бодрость и мужество (2, ч. 2, с. 191).

Сообразно с твоим устроением душевным и настроением духовным писано было тебе, что начальство, добровольно принятое, может помешать твоему безмолвному настроению и старанию удержать неослабную молитву. Также и сказано тебе в видении, чтобы не увлекаться земными и суетными попечениями. А ты в своем письме просто-запросто выразилась, что начальство мешает делу спасения, тогда как сама знаешь, что многое множество лиц начальственных получили не только спасение, но и славу Божию. Да и писано было тебе, что если кто спутается на молитвенном подвиге, то Промыслом Божиим устрояется на начальство, чтобы не подвергся совершенной прелести вражией. Исправь свою ошибку и вперед разумевай, что говорится кому-либо в частности и что говорится вообще ко всем. Также иное есть, что творится по воле Божией, и совсем другое, что творится по избранию собственной нашей воли (2, ч. 3, с. 50).

Ты преждевременно заботишься избавиться от Б... Есть старинная русская пословица: «Поспешишь людей насмешишь». Вдруг отстранять ее нет никакой надобности и потребности, да и будет очень неловко и душеприказчикам не понравится. А самое дело лучше укажет, как нужно будет поступить. Взять тебе вдруг все дело на себя одну будет тяжело, и многое попечение будет мешать молитвенному настроению. Во всяком деле нужна постепенность и последование примеру святых отцов. В монастыре казначей, благочинный, келлиарх, эконом назначены преподобным Феодором Студитом. Мы не можем быть премудрее сего святого отца, который сумел управлять тысячью братии. Повторяю, придержимся лучше постепенности и рассмотрению на самом деле. Самое же дело таково: Каин родился прежде Авеля, и Исав прежде Иакова, и Хам не оставлен, а перевезен через потопные воды. И евангельское слово Самого Господа: Оставите расти вместе то и другое до жатвы (Мф. 13, 30) (2, ч. 3, с. 63–64).

...Я всегда советую настоятельницам являться к духовным лицам вдвоем с какой-либо старшей сестрой скромной, которая бы не передавала разговоров начальнических (2, ч. 3, с. 64).

Ты, между прочим, еще поучишься, что начальнице не следует всякому слуху верить, и особенно тем лицам, в которых заметна зависть, и ревность, и недоброжелательство или искательство, или искание своего. Прежде всего должно начальнице иметь чистое намерение во всем действовать по Богу и по Божьему и молить прилежно Господа и Царицу Небесную, чтобы вразумили и помогли в этом. Также нужно помнить и не забывать, что в монастырь приходят не только неопытные, но и немощные и с прежними привычками, для исправления которых и поступают в монастырь. Все это нужно начальнице рассматривать, и знать, и помнить, и, соображаясь, действовать по потребности (2, ч. 3, с. 64).

На земле людей бесстрастных очень мало, а где страсти человеческие действуют, и особенно в главных лицах, там правильного порядка видеть невозможно. Впрочем, где главные лица по-возможному исправны и действуют по Богу, там и в подчиненных, хотя бы и страстных, может быть порядок (2, ч. 3, с. 64).

Пишешь, что у тебя будет много старших. Какие бы ни были старшие, а начальница выше всех. Приличный почет кому нужно отдавай, а должного порядка требуй и бразды правления из рук не выпускай, как и сама писала прежде мне, чтобы без ведома и без благословения начальницы ничто не делалось. Разумеется, сперва нужно спросить о всяком деле, как оно тут делалось и делается, и хорошее утверждать, а нехорошее изменять, если ты разумеешь лучше. На самом деле все будет виднее (2, ч. 3, с. 65).

Смотри, Мелитона, держись среднего тона; возьмешь высоко – будет нелегко, возьмешь низко – будет склизко; а ты, Мелитона, держись среднего тона» (3, с. 238).

Держись более среднего тона, так будет благонадежнее и вернее. Письмо твое получил, в котором описываешь борьбу твою с помыслами, тебя огорчающими. Ты более всех трудишься, а другие этого не хотят ценить, и первая мать игуменья, которая со своей стороны мне пишет, что готова всячески тебя успокоить и сочувствует тебе в твоей борьбе, но не имеет возможности заставить других, чтобы ценили твои труды и хлопоты по обители.

Предлагаю тебе два средства к твоему успокоению.

Мать N. по болезни своей никак не согласилась бы принять настоятельство, а решилась принять его лишь ради того, чтобы вывести тебя из затруднительного положения, в котором ты находилась в N. монастыре, как сама ты все это мне объяснила. Помни это и не забывай. Когда это будешь помнить, то менее будешь претендовать на игуменью, когда она по должности своей и обязанности подает свой голос, так как и невозможно всегда молчать игуменье. А матери казначее следует иногда при других и промолчать до времени, когда делаются матушкой игуменьей о чем-нибудь вопросы, хотя бы после эти дела пришлось заканчивать матери казначее.

Так требует порядок духовный.

Наедине матушке игуменье все можно говорить, а при других с осторожностью нужно заявлять свое ведение и значение, чтобы не соблазнять посторонних, которые могут говорить, что казначея берет верх над игуменьей. Есть мудрая пословица: «Тише едешь – дальше будешь» (10, с. 75).

Мать N. – чадце двоедушное и храмлющее70 на обе плесне71! Презри вражие внушение касательно представляющегося начальства. Ты ведь добровольно избрала благую часть Марии, одобренную Самим Господом, зачем же озираешься вспять? Если владыки архиереи в этом образе слагают с себя иго начальства, то будет ли сообразно в оном принять начальство, хотя бы стали и предлагать оное? Притом и без сего образа решиться на такое страшное дело весьма опасно, как говорит о сем святой Симеон Новый Богослов в книге «12 Слов» в Слове 8-м. Немедленно прочти это Слово... Наконец, подумай, что ты ведь и больна, и слаба. По всем этим причинам презри вражие это искушение и старайся внимать своему спасению: может быть, и смерть от нас недалеко (2, ч. 2, с. 83–84).

Пишешь, что у тебя опять возродилось желание перейти в Арзамас. Считай это желание за искушение вражие, так как оно внушается тебе как бы с насилием. Если бы на это была или будет воля Божия, то это может устроиться само собой. У Господа Бога всяких средств много. По воле же вражией ни в каком случае действовать не должно ни под какими благовидными предлогами. Враг тебя устрашает тем, что будто тебя в К. могут сделать начальницей. На подобные внушения старинные люди отвечали так: «Бабушка сказала надвое: либо сделают, либо нет». И скорее последнее, потому что у нас с тобой нет начальнических достоинств. И это внушение просто вражие наругание, которым он вместе с этим и смущает тебя. Хотя и бывают такие случаи, что людей, путающихся на молитве или в молитвенном подвиге, Промысл Божий иногда устрояет на начальство для того, чтобы привести их в правильное и непрелестное положение, но делом Промысла Божия, Который все устрояет к благу и к пользе нашей духовной, не должно устрашать себя, а оставлять это на всеблагую волю Господню, с верой и преданностью покоряясь мановению божественного о нас провидения, и между прочим строго исследуя свой помысл и ухищрения вражии, не скрывается ли тут тонкий какой-либо тщеславный помысл, который должно всячески отвергать, потому что тщеславие грубое и тонкое всячески приносит вред человеку. Враг, по-видимому, устрашает тебя начальством, но если как должно рассмотреть это и устрашение, то и окажется явно вражие ухищрение, которым тонко он путает тебя, чтобы породить в душе твоей желание к начальству. Так и считай это устрашение и старайся презреть его (2, ч. 3, с. 7–8).

Тебя обдержит боязнь, как бы не сделали тебя начальницей по смерти матушки игумении. Если будешь так же больна, как теперь, то не сделают, а изберут какую-нибудь другую. Если же здоровье твое до некоторой степени поправится и будут тебя назначать, то не скоро отделаешься, тем более что и в молитве ежедневно говорим: «Отче наш, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли». Кроме того, будет ли хорошо, если бы и пришлось тебе уклониться от начальства? Ну-ка новая начальница ваша будет вводить новые порядки, а сестры, смущенные, будут к тебе приходить с объяснениями. Как ты тогда будешь поступать и что делать? Поэтому лучше молись: «Господи, устрой о мне полезное по воле Твоей святой; точию помилуй мя и спаси мя» (2, ч. 3, с. 117–118).

Сан игумена и игуменьи произведен от слова «игемон» – простой правитель, а для отличия от простых правителей духовные начальники названы игуменами и игуменьями. Потому и правление их должно быть не простое, а духовное, согласное со словами апостола Павла, глаголющего: Если мы живем духом, то по духу и поступать должны (Гал. 5, 25). Не будем тщеславиться, друг друга раздражать, друг другу завидовать (Гал. 5, 26). И паки: Вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным (Гал. 6, 1) (2, ч. 2, с. 190).

Благословляю тебя быть игуменьей... над самой собой и над своими дурными привычками. А остального благословить тебе не могу, потому что это начинание <для тебя> не только не может быть полезно, но и опасно (2, ч. 2, с. 65).

Касательно игуменства, о чем предрекал Иванушка, положись на волю Божию и веруй, что Господь никому не посылает искушений выше сил и если кого определяет на какое-либо служение, то в то же время готов бывает подавать и Свою всесильную помощь обращающимся к Нему с верой и усердием (2, ч. 3, с. 122).

И ты, сестра и мать, иди предлежащим тебе путем, не озираясь, хотя бы предстояли скорби и встречались препятствия и различные затруднения. В затруднительном положении для своего утверждения всегда повторяй слово Самого Господа: Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня (Мф. 10, 38); Претерпевший же до конца спасется (Мф. 10, 22). Евангельский крест твой – Промыслом Божиим возложенная на тебя обязанность заботиться об устроении N. общины и живущих в ней сестрах. И так как дело сие сопряжено со многим трудом и не может исправляться без болезнования телесного и душевного, то и пишу к тебе послание в этом роде, чтобы ободрить дух твой и возбудить к ревностному занятию своим делом. Не раз тебе писал и теперь повторю апостольское слово, что каждый получит свою награду по своему труду (1Кор. 3, 8). Большего же труда уже нет, как положить душу свою за ближних, чем доказывается и большая любовь к ним, без которой, если бы человек предал тело свое на сожжение, не получит никакой пользы. Любовь же покрывает множество грехов, и своих, и чужих (2, ч. 2, с. 137).

Пишешь, что... в угодность матушке игуменье и как бы в утешение ей судишь и осуждаешь тех, с кем она имела неудовольствие. Но в Евангелии сказано: Не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1). И опять: Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить (Мф. 7, 2). Поэтому остерегайся судить или осуждать кого бы то ни было и в разговорах с м. игуменьей будь осторожна: изъявляй ей свое участие, что сожалеете о скорбной ее жизни, а о других иной раз можете промолчать или отвечать так: «Об этом не знаю, что и сказать» или выразиться так, чтобы для всех было безобидно, а для тебя безвредно. Умудряйся сама и придумывай себе, как в каком случае отвечать матушке игуменье, чтобы ее не оскорбить и самой не грешить... (2, ч. 3, с. 99–100).

...Уединяться не спеши, а прежде позаботься об обители и сестрах, которых совсем оставить немалый страх, и усердно позаботиться о них показывает знамение истинной любви, о которой апостол пишет так: Если я отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, не ищет своего (см. 1Кор. 13, 3–5). Аще Сын Божий послушлив был до смерти крестной, то что скажем мы о себе, егда приидет помысл, смущающий нас уединением и оставлением забот об обители и о сестрах? Повторяю, что оставить все это – немалый страх (2, ч. 2, с. 152).

Тебя удивляет неровность матушки игуменьи. По-видимому, она тебя очень жалеет, а если услышит, что жалеют тебя другие, недовольна этим. Жалеет она тебя потому, что ты ей нужна по казначейской должности, недовольна же бывает по немощи человеческой, по немощи старейшинства, особенно по немощи предпочтения. Немощь эта так тонка и глубока, что только она не может совсем тревожить бесстрастных и совершенных и предавшихся искреннему смирению, а остальных в большей или меньшей мере тревожит, когда представится случай или вина предпочтения. Разумеется, когда смерть на носу, тут уже не до предпочтения (2, ч. 3, с. 114).

Спрашиваешь, принимать ли тебе сестер от пострига. Скажи им, что если вы не боитесь скорби, то я не отказываюсь, но только вперед говорю, что вас будут подозревать в наговорах мне и будут ненавидеть; вот вам и пример: одну я взяла с охотой, и теперь все ее гонят (2, ч. 3, с. 87).

…То, что тебе кажется, что начальница тебя вышлет из обители и что ты пленяешься этим помыслом, – и это обольщение вражие, потому что тебя еще никто не гонит, а только эта мысль тебя отводит от настоящего монашеского дела. Когда погонят, тогда видно будет (2, ч. 3, с. 4).

Ты пишешь, что не можешь равнодушно смотреть на м. игуменью и потому удаляешься всячески, чтобы не являться ей на глаза. Это нехорошо и не полезно тебе, лучше с усердием и с верой помолиться Господу Богу о ней, как умеешь: тогда, может быть, и изменит в ней Господь неправое понятие о тебе, если это нужно будет, потому что, по слову апостола: Все, желающие жить благочестиво… будут гонимы (2Тим. 3, 12) (2, ч. 3, с. 17).

* * *

64

Выше.

65

Солгав.

66

Поступив по истине, т.е. исполнив обещание, данное Соломии.

67

Скорбишь.

68

Многохвалящаяся.

69

Хромающих.

70

Хромающее.

71

Ступни.


Источник: Симфония по творениям преподобного Амвросия, старца Оптинского. – Изд. 2-е. - Москва : ДАРЪ, 2007. - 352 с. ISBN 978-5-485-00137-7.

Комментарии для сайта Cackle