Азбука веры Православная библиотека протоиерей Андрей Беляев Столетие одного из памятников просветительной деятельности митрополита Платона


протоиерей Андрей Беляев

Столетие одного из памятников просветительной деятельности митрополита Платона1

6 августа 1800 года, в день Преображения Господня, в храмовой праздник Спасо-Вифанского монастыря, митрополит Платон торжественно совершил открытие семинарии в своей пустынной Вифании. Ныне, в день преставления свидетеля славного Преображения Господня св. Апостола и Евангелиста, Иоанна Богослова в храмовой праздник семинарии торжественно вспоминаем мы совершившееся сто лет тому назад открытие семинарии. Столетний период в жизни не лица, а целого учреждения не велик, и не очень длинный ряд годов отделяет торжество семинарии 6 августа 1800 г. от сходного в некоторых чертах сегодняшнего торжества. Но в этот столетний период много перемен произошло в жизни Платонова рассадника духовного образования, весьма много сменилось в нем деятелей, созидавших духовную жизнь обучавшегося юношества, и длинны ряды этого юношества, которое, по словам приснопамятнаго Платона, «быв упоено здесь от источник Израилевых, широким потоком изливалось на лице церкви».

Вифанская семинария своим бытием обязана самодержавной воле Государя Императора Павла Петровича, явилась царским даром, государевым учреждением. Царственный ученик пожелал отблагодарить своего законоучителя тем, что пустынное его уединение возвысил учреждением при нём нового рассадника духовного образования и чрез этот новый рассадник шире распространил свет духовного учения, который обильно изливался из школ, находившихся под мудрым и опытным руководством знаменитого иерарха. Митрополит Платон, приведший в цветущее состояние древний рассадник в обители преподобного Сергия – Троицкую лаврскую семинарию, не думал основывать новой семинарии вблизи обители Сергия и в том месте, где он приготовил себе место упокоения, в такие годы, когда его сильно стали беспокоит недуги старости, но усмотрев в воле Государя таинственное внушение свыше, с замечательною в его годах энергиею принялся за осуществление высочайшей воли. К 1800 году на красивом берегу Вифанского пруда воздвигнут был замечательной архитектуры семинарский корпус, который отражал характерные черты зиждителя: соединение практического знания и опытности с идеальными стремлениями; корпус был выстроен прочно и экономно, но оригинально и изящно, и более оригинально, чем удобно для жительства. В 1800 году в этот Платонов корпус переселились юные музы из Троицкой лаврской семинарии и с очень скудными пожитками своими принесли сюда богатые дарования, доброе нравственное чувство и дорогие предания славного рассадника в обители преподобного Сергия. Небольшая, состоявшая из 5-ти наставников и 100 учеников, семинарская семья, поселившаяся в Вифанском уединении, нашла в митрополите Платоне заботливого и бережливого хозяина и любящего, попечительного отца. Многочисленные хозяйственные наставления Платона, напр., о семинарской трапезе, о найме поваров и служителей, инструкции о ведении хозяйственной части в семинарии изображают его как замечательного домохозяина, который любил входить во все подробности и даже мелочи семинарского хозяйства, стараясь о том, чтобы все было хорошо и недорого.

Наставлениями о ведении учебного и воспитательного дела в семинарии и постоянным личным наблюдением за этим делом основатель семинарии создал в неё строй жизни, вполне отвечавший тем целям и потребностям духовного образования, какие поставлял для него мудрый святитель. Достаточно обеспеченные в средствах содержания, руководимые в своём образовании отеческими наставлениями Платона и поощряемые в ревностным занятиям его вниманием, счастливо и мирно жили в Вифании питомцы Платоновой школы, не испытывая тех лишений, забот и тревог, которые в то время выпадали на долю многих воспитанников духовных школ. Радовался престарелый святитель, видя благие плоды, приносимые созданным им вертоградом духовной науки и скопив своими хозяйственными сбережениями значительные средства для него на будущее время, не тревожился за его участь. Но в последние годы жизни встревожен был Платон слухами о предстоящей реформе духовно-учебных заведений, и он весьма желал, чтобы этого не было. И не напрасно тревожился старец митрополит. Чрез год с небольшим после его кончины последовало введение новой духовно-учебной реформы в Московской епархии, и замечательные рассадники Платонова образования, Троицкая лаврская и Бифанская семинарии, предназначены были к закрытию; в зданиях лаврской семинарии предположено было открыть новую Московскую Академию, в Вифании вместо семинарии учредить уездное училище, а епархиальную семинарию поместить в Перервинском монастыре.

Преемник Платона на святительской кафедр, его ученик и любимец, преосвященный Августин естественно желал сохранить благоустроенную Вифанскую семинарию, потребность в которой особенно явилась, когда приходилось дать приют и образование многочисленным ученикам, учившимся в дореформенным духовно-учебных заведениях Московской епархии и новою реформою предназначенных к закрытию. Соглашаясь на помещение Академии в Лавре и на устройство епархиальной семинарии в Перервинском монастыре, преосвященный представлял Комиссии Духовных Училищ, что по огромному количеству учеников, долженствующих в Московской епархии получить семинарское образование, ни поместить, ни обучать всех в одной Перервинской семинарии невозможно. Поэтому он просил для Московской епархии, кроме Перервинской семинарии, устроить опять семинарию в Вифании. Комиссия согласилась с представлением преосвященного Августина и постановила, кроме Перервинской семинарии, открыть по новому уставу и Вифанскую семинарию. По указу Св. Синода от 21 сентября 1814 г. было произведено испытание всем воспитанникам, учившимся в духовных школах Московской епархии, и после этого испытания определился и состав воспитанников преобразованной Вифанской семинарии. Из бывших воспитанников Вифанской семинарии признаны способными обучаться в ней по новому уставу 63 человека; в Вифанскую семинарию переведены были 133 воспитанника закрытой Лаврой семинарии, 50 учеников бывшей славяно-греко-латинской Академии и риторы закрытой Дмитровской семинарии около 20 человек. 5 ноября 1814 года последовало торжественное открытие Вифанской семинарии по новому уставу в присутствии членов академической конференции. Новому семинарскому начальству предстояла на первых порах трудная задача устроить быть многочисленных учеников, которые переполнили семинарский корпус, поместились с немалою теснотою в монастырской богадельне, в домах штатных монастырских служителей и даже крестьянских избах соседнего с семинарией села Глинкова. В виду переполнения семинарии воспитанниками семинарское начальство охотно увольняло всех, желавших поступить в епархиальное ведомство и побуждало иноепархиальных учеников к переходу в свои епархии, но иноепархиальные ученики умоляли оставить их в семинарии, несмотря на то, что им приходилось жить в крестьянских избах и буквально нищенствовать на своем коште2. Ревизовавший Вифанскую семинарию в июле №15 года ректор Петербургской Академии архимандрит Филарет в своём отчёте писал: «Дом семинарский для настоящего» числа учащихся тесен. Зала собрания так тесна, что и один Риторический класс не мог поместиться в ней свободно для испытания, а зимою она вовсе не употребительна. Жилые комнаты служат и учебными. Кухня удалена от столовой, и переносимое кушанье простывает. Ректор, инспектор и эконом живут в особом деревянном доме, где теснится и правление, а прочие учителя в монастыре. Почти все они жалуются на неудобство своих жилищ. Епархиальный преосвященный намеревается исправить настоятельские в монастыре комнаты и, что конечно пристойнее нынешнего помещения, поместит в нём ректора, а его нынешние комнаты отдать учителям. Местное начальство находит также нужным построить новый дом, который бы имел на нижнем каменном этаже верхний деревянный, но для жилых ли или для учебных комнат его назначить, ещё не решено. Вероятно, что в нём же нужно будет дать комнаты инспектору. Сумма на сие должна быть испрошена от Коммисси Духовных Училищ и должна быть испрошена по необходимости. Казеннокоштных Правление не находит возможности удовлетворять согласно со всеми требованиями устава; на своекоштных бедных учеников предположенная монастырская сумма ещё не собрана; своекоштные терпят недостаток в квартирах. Одни теснятся в малых домах у монастырских служителей, другие живут в ближнем селе Владимирской епархии, отдалённом от семинарии небольшою рекой. Для уменьшения обременительного числа учеников можно бы отпустить по принадлежности 55 иноепархиальных учеников, но некоторые из них родились неподалёку от Вифанской, вдали от епархиальной семинарии и, будучи даже сиротами, соглашаются нищенствовать на своём коште, только в Вифанской семинарии. Трудные местные обстоятельства Вифанской семинарии могут привести к мысли искать для неё иного места в епархии. Но здесь она имеет ту выгоду для своего благоустройства, что находится под, ближайшим надзором Академии, как Перервинская семинария под надзором епархиального преосвященного».

После ревизии семинарское правление, по предложению преосвященного Августина, представило свои предположения о постройке нового корпуса для семинарии и об исправлении старого, но эти предположения не скоро осуществились. Между тем Платонов семинарский корпус всё более приходил в ветхость. В вакацию 1815 года начальство произвело в нём кое-какие исправления и для более удобного размещения своекоштных учеников испросило у преосвященного дозволение поместить их в монастырском богаделенном дом, а тех, которые жили в монастырской конюшенной, поместить в домах штатных служителей на неводном двор. В таком неблагоустроенном виде Вифанская семинария оставалась до вступления на Московскую кафедру святителя Филарета.

Время святительства Филарета было временем обновления и благоустройства Вифанской семинарии. Давно начатое дело о постройке нового семинарского корпуса в первые же годы святительства Филарета было приведено к окончанию. По ходатайству митрополита пред Св. Синодом 4 сентября 1826 года последовал Высочайший указ, коим повелевалось на построение нового каменного корпуса при Вифанской семинарии отпустить из капиталов Комиссии Духовных Училищ 137,649 р. В том же 1826 году приступлено было к строению нового корпуса по плану архитектора Бове 2-го, под наблюдением строительного комитета, составленного из членов семинарского Правления, лаврского казначея архимандрита Арсения и лаврского иеромонаха Варнавы. В октябре 1829 года двухэтажный каменный корпус был окончен строением, и в следующем году происходило его освящение. При освящении корпуса воспитанники, собравшись в новом обширном актовом зале, пели:

Сниди с высоты надзвёздной

Мудрый иерарх Платон,

Се, в стране, тебе любезной,

Создан новый Геликон.

Вслед за постройкою нового корпуса для классов, помещения начальников, наставников и учеников, семинарским Правлением возбуждён был вопрос об исправлении старого корпуса, новой столовой и кухни. По ходатайству митрополита Филарета Комиссией Духовных Училищ разрешено на исправление старого корпуса и новые постройки употребить сумму, оставшуюся от постройки главного корпуса (19,500 р.) с дополнением её (11,188 р. 10 к.) из экономических остатков, каковых в распоряжении Правления было до 25,500 р. В 1838 году, на экономические семинарские суммы выстроена была деревянная больница, которая с большими неудобствами помещалась в главном семинарском корпусе, а в 1867 году выстроен новый корпус для женатых наставников, на что митрополитом Филаретом было пожертвовано 5000 р. из сбережённых сумм Московской кафедры.

Под кров новых обширных семинарских зданий собрались как казеннокоштные воспитанники, так и проживавшие и нищенствовавшие в служительских домах своекоштные. На содержание 100, а с 1832 года 140 казённокоштных воспитанников отпускалось по 48 р. 50 к. в год на каждого. Но этим незначительным окладом, обеспечивавшим только приличное содержание, пользовались не все назначенные по штату воспитанники, преимущественно сироты, а часть штатной суммы отчислялась на полуказённых и пансионеров. Полуказённые пользовались только казённым помещением и столом и самым бедным из них иногда выдавалось кое-что из одежды и обуви. Число полуказённых определялось числом учеников, нуждающихся в содержании. Пансионеры принимались в семинарское общежитие за плату самую ничтожную, для нашего дорогого времени мало вероятную: 20, 15 и даже 10 р. в год. За эту плату они пользовались казённым помещением и столом. Эта дешевизна содержания в семинарии была причиною того, что бедное сельское духовенство Московской епархии помещало своих детей предпочтительно в Вифанскую семинарию. В Вифансвой семинарии, по выражению одного из бывших питомцев её, ютилась голь со всей епархии. Эта же дешевизна содержания вызвала наплыв в семинарию учеников иноепархиальных. Своекоштные воспитанники ходили в одежд самой разнообразной, не вполне приличной, спали на подстилках без простынь и наволок, под одеялами, сшитыми из разных заплат, но были довольны тем, что имели кров и пропитание за плату, необременительную для самого беднейшего родителя, и хранили глубокую благодарную память о семинарском начальств, сумевшем содержать в течение целого года воспитанника за 10-ти или 15-ти рублёвую плату.

Кончина митрополита Филарета, много сделавшего для благоустроения Вифанской семинарии, совпала с новою реформою духовно-учебных заведений 1867 года. И при введении новой реформы в Московской епархии Вифанская семинария едва не подверглась закрытию, как и при введении реформы 1814 года. В 1867 году товарищ Синодального Обер-Прокурора отношением к митрополиту Филарету от 21 сентября просил доставить сведения, в какой степени здания Вифанской семинарии соответствуют условиям, требуемым правилами нового устава и что потребуется устроить вновь или какие сделать переделки и приспособления к старым зданиям. Вследствие этого отношения Правление семинарии представило преемнику святителя Филарета митрополиту Иннокентию свои соображения о приспособлении семинарских зданий в требованиям нового устава вместе с планами и сметами, составленными архитектором Баевым на сумму 89,187 р. 55 коп. По этим соображениям предположено было сделать каменную двухэтажную пристройку к старому корпусу и в этом корпус и пристройке поместить спальни учеников, надстроить второй этаж над столовым корпусом с двухэтажною к нему пристройкой и здесь поместить комнаты для занятий воспитанников, причём сумму, потребную на пристройку к старому корпусу, и исправление в нём ветхостей в количестве 44,785 р. 32 ½ коп. предполагалось исходатайствовать из духовно-учебных капиталов, а сумму в количестве 44,455 р. 54 ½ коп., потребную на устройство занятных комнат, положено изыскать из местных средств. Свои широкие предположения об устройстве особых занятных комнат для воспитанников Правление мотивировало тем, что при соединении занятных комнат с классными будет ощущаться недостаток чистого воздуха и однообразие классной жизни, при невозможности устроить рекреационные комнаты, может производить тягостное действие на учеников и препятствовать самым занятиям. По распоряжению митрополита Иннокентия соображения семинарского Правления об устройстве зданий для семинарии предложены были съезду духовенства Московской епархии, бывшему 30 августа 1869 года. Съезд духовенства не нашёл обязательным и нужным принимать на себя расходы по проектированным Правлением семинарии постройкам, прежде нежели Правление обратится установленным порядком с ходатайством пред Св. Синодом об ассигновании из оного исчисленной по смете суммы на необходимые постройки. На съезде духовенства возбуждён был вопрос, нужна ли Вифанская семинария для Московской епархии, вопрос, вызвавший горячие статьи в защиту Платоновой семинарии на страницах периодических духовных изданий. В это время сочувствие к Вифанской семинарии обнаружилось среди лиц, не принадлежащих к духовному сословию.

Председатель епархиального съезда духовенства, бывшего 17 Февраля 1870 года, священник А. М. Иванцов-Платонов, препроводил в семинарское Правление 10 рублей, пожертвованные от частного лица, не принадлежащего к духовному сословию, в пользу Вифанской семинарии. Правление семинарии в заседании 27 апреля постановило: «Из известия, напечатанного в Московских епархиальных Ведомостях, видно, что полученное от священника Иванцова-Платонова сделано вследствие возникшего вопроса о том, необходимо ли для Московской епархии существование Вифанской семинарии и не примет ли духовенство содержание оной на свои средства, и назначено в число средств для обеспечения существования семинарии; посему десять рублей, записав на приход по шнуровой книге и внести в хранилище, хранить неприкосновенными впредь до дальнейших распоряжений начальства относительно семинарии». Эта малая, но весьма ценная по своему значению, лепта впоследствии привлекла сотни тысяч.

После отказа духовенства, приняв на себя расходы по приспособлению семинарских зданий к требованиям нового устава, семинарское Правление свои предположения по этому предмету представило в хозяйственное Управление при Св. Синоде. Но эти соображения остались без последствий, так как Директор Хозяйственного Управления при Св. Синоде тайный советник Лавров, осматривавший, по поручению Обер-Прокурора, в июле 1872 года семинарские здания, не согласился с предположениями семинарского Правления и представил свои соображения, которыми признано было необходимым возобновление старого корпуса и ремонт нового, а проектирования новые постройки предоставлено было произвести на местные средства епархии.

В 1876 году семинарское Правление представило в Хозяйственное Управление новый проект перестройки семинарских зданий, составленный архитектором Ивановым на сумму 90,584 р. 43 ¾ коп. Этот проект был возвращён с объяснением, что «в настоящее время не представляется возможным принять на счёт духовно-учебного капитала исчисленную по смете сумму в 90,584 р. 43 ¾ коп. на приспособление зданий Вифанской семинарии к условиям, требуемым уставом, тем более, что самое преобразование означенной семинарии по новому уставу может осуществиться не иначе, как лишь в том случае, если все содержание оной духовенство Московской епархии вполне примет на местные средства».

Семинарские здания не только неприспособленные к требованиям нового устава, но и не ремонтированные, приходили в большее и большее разрушение. Среди присутствующих на этом собрании есть свидетели того печального состояния, в каком находилась здешняя семинария в то время. «Те, кои знали хоть по книгам и слухам славу прежней Вифании, скажем словами одного из бывших воспитанников Вифанской семинарии, готовы были подобно древним Израильтянам, плававшим на реках Вавилонских о запустении Иерусалима и храма, оплакивать то состояние разрушения, в какое год от году приходили сии здания, как все мрачнее и мрачнее становились они от всё сокрушающего времени».

Ревизовавший Вифанскую семинарию в 1879 году статский советник С. И. Миропольский в своём отчёте писал: «Внешняя обстановка семинарии так грязна, здания так запущены и представляют столько неудобств, что полное преобразование семинарии является вполне желательным». В своём отчёте ревизор указал и основания, по которым является желательным преобразование семинарии. «Вифанская семинария, писал он, составляет предмет особенного расположения местного духовенства так как в ней издавна находили приют бедняки и сироты. С другой стороны, Вифанская семинария составляет живой памятник Платоновых преданий, которыми дорожат Москвичи». Из бесед с представителями Московского духовенства ревизор убедился, что оно высоко ценит семинарию в Вифании и горячо желает её сохранения. Ревизор указал и на то, что, по словам людей знающих, в настоящее время свечной доход и вообще приход на семинарии Московскую и Вифанскую из местных средств далеко превышает ту сумму, которая прежде заимствовалась на содержание их от других епархий. «Если это справедливо, то по видимому, не представляется материальных препятствий к полному преобразованию Вифанской семинарии». После этой ревизии Св. Синод указом от 7 апреля 1880 года предложил Его Высокопреосвященству митрополиту Московскому Макарию побудить епархиальное духовенство в изысканию местных средств на ремонтировку семинарских зданий и указанных в отчёте ревизора неудобств в этих зданиях. Предписанные этим указом перестройки и исправления в семинарских зданиях не были произведены, потому что духовенство Московской епархии не нашло потребных для сего местных средств и просило у Его Высокопреосвященства ходатайства пред Св. Синодом о преобразовании Вифанской семинарии с училищами по новому уставу и штату и о даровании средств на приспособление зданий Вифанской семинарии в требованиям нового устава.

По ходатайству митрополита Макария в 1881 году последовало преобразование Вифанской семинарии. Св. Синод, выслушав предложение г. синодального Обер-Прокурора о преобразовании во второй половине 1881 года Вифанской семинарии с принадлежащими ей духовными училищами по новым уставам, указом 7 апреля определил: «Принимая во внимание, что во внутренней организации учебной части Вифанской семинарии и училищ произведены уже такие изменения, которые ставят их близко к преобразованным учебным заведениям, что неотложность полного преобразования Вифанской семинарии уже признана Св. Синодом, назначить к преобразованию с 2-ой половины 1881 года Вифанскую семинарию с принадлежащими ей училищами. В виду заявления митрополита Московского о крайне неудовлетворительном состоянии семинарских зданий указом Св. Синода предоставлено Его Высокопреосвященству сделать распоряжение о составлении проекта и смет как на возобновление старого здания, так и на ремонт нового.

В силу этого указа семинарское Правление представило новые, составленные архитектором Биллингом проекты и сметы на капитальный ремонт семинарских зданий с новыми к ним пристройками на сумму 898,000 р. Но и этот третий архитекторский проект постигла та же участь, как и первые два. Архитектор Хозяйственного Управления Люшин не одобрил проект и сметы Биллинга, и они были возвращены в 1882 году семинарскому Правлению с поручением войти вновь в тщательное обсуждение действительно необходимых исправлений и переделок в семинарских зданиях с соблюдением строгой экономии в исчислении потребных для дела материалов и работ. Вифанская семинария оставалась в запустении до вступления на Московскую кафедру недавно почившего приснопамятного митрополита Иоанникия. Посетив в первый раз семинарию, он, по собственным его словам, «до глубины души был поражён тою крайне неприглядною обстановкой, среди которой проходила жизнь воспитанников семинарии». Долго тянувшееся дело о перестройке семинарских зданий было им быстро приведено к окончанию. По его архипастырскому ходатайству Св. Синод указом 5 декабря 1883 года разрешил Правлению семинарии произвести работы по перестройке и расширению зданий семинарии согласно с проектами и сметами, составленными архитектором Зыковым на сумму 167,041 р. 85 коп. и отпуск денег из духовно-учебного капитала по строительной части определил начать с 1884 года. В мае этого года приступлено было к работам по перестройке семинарии, а к 30 сентября все работы были окончены. 30 сентября приснопамятный святитель Иоанникий совершил освящение обновлённых зданий семинарских и при этом даровал новую милость Вифансвой семинарии устройством безмездного общежития всех своекоштных учеников, принадлежащих к Московской епархии. С устройством епархиального общежития снята была тягота с воспитанников и их родителей, которая препятствовала детям беспрепятственно учиться, а родителям доставлять средства к образованию своих детей. Расширенные и благоустроенные семинарские здания, вмещающие до 300 воспитанников не только прилично, но вполне достаточно обеспеченных в средствах содержания, остались внешними памятниками столетнего исторического роста Вифанской семинарии. Новые обширные семинарские здания заслонили маленький корпус, в котором начала своё бытие небольшая Вифанская семинария в 1800 г., и перемены, происходившие в столетний период в её жизни, изгладили видимые следы жизни, существовавшей в ней во времена митрополита Платона. Но как новые здания тесно примкнули к старому Платонову корпусу и соединились с ним прочными связами, так внутренняя жизнь семинарии во весь столетний период её существования связана крепкою связью. Дух и предания великого иерарха сохранялись в его семинарии, и после его кончины из тесных, маленьких аудиторий четырёхбашенного корпуса вместе с их питомцами и их наставниками перешли и в эти просторные здания.

Духовно-учебные реформы, изменявшие внутренний строй семинарий, мало коснулись Вифанской семинарии. Первая духовно-учебная реформа 1814 г., созданная трудами знаменитого высокими дарованиями и просвещением питомца старых духовных школ, во многом сохранившая начала прежнего духовного образования, произвела в учебной части те улучшения, какие были введены Платоном в школах, находившихся под его руководством. Введённое этою реформою историко-библейское направление в преподавании богословских наук утверждено было ранее в Вифанской семинарии инструкциями митрополита Плафона. Последующая духовно-учебная реформа 1840 года значительно изменила семинарское образование, сообщив ему новое практическое направление вместо прежнего теоретического. В Вифанской семинарии и после введения этой реформы продолжали храниться предания прежнего образования. Реформою 1840 года философия была изъята из состава семинарского курса. Но в Вифанской семинарии удержан был философский элемент в преподавании наук, и учащиеся знакомились с Философией, переводя на уроках латинского языка философские системы, писанные на латинском языке. С введением реформы 1840 года латинский язык перестал быть языком семинарской науки, и знание его в семинариях стало упадать. В Вифанской семинарии знание латинского языка поддерживалось как классными занятиями, так и тем, что темы для сочинений продолжали даваться на латинском языке. И среди воспитанников здешней семинарии, окончивших курс после реформы 1840 года, было не мало таких, которые могли свободно писать сочинения и говорить по латыни. С 1867 года в Вифанской семинарии постепенно стал вводиться новый устав. Введение этого устава было неполное, так как семинария долгое время оставалась непреобразованною. Организовано было Правление по новому уставу, установлено шесть классов с одногодичным курсом, но число уроков было неполное и не было полного состава преподавателей. Как учебная, так и воспитательная часть в семинарии не была вполне приспособлена в требованиям нового устава.

В Вифанской семинарии надзор за учениками долгое время (до 1872 г.) производился чрез старших воспитанников. Полное преобразование Вифанской семинарии последовало уже в 1881 г. почти накануне введения устава 1884 г. в некоторых чертах сходного с уставом 1814 г. Мало испытавшая влияние реформ, находящаяся вдали от городской жизни с её соблазнами и злобами дня, Вифанская семинария хранила некоторые черты, отличавшая духовные школы XVIII века. В питомцах её жил дух любви к церковному служению. Эта черта, отличавшая Вифанскую семинарию в столетний период её существования, засвидетельствована в журнальном докладе семинарского Правления от 31 августа 1872 года, когда Правление входило с ходатайством о преобразовании семинарии. «Вифанская семинария, быв поставлена выгодно в учебном отношении вследствие близости к Московской духовной Академии и благоприятно в нравственном отношении по причине отдалённости от городских соблазнов и необходимости всем воспитанникам жить в общежитии, которое при бдительном надзоре всегда благоприятствует благоустроению и упорядочению нравов воспитывающегося в нём юношества, всегда представляла собою рассадник таких питомцев, которые в большинстве своем, движимые воспитываемою в семинарии привязанностью в своему званию охотно наполняли собою ряды бедного сельского духовенства епархии. Вследствие этого она привлекала и привлекает в свои стены несколько детей даже иноепархиального духовенства, преимущественно детей тех родителей, которые желают сохранить своих детей верными своему званию. На эту черту в жизни Вифанской семинарии указал митрополит Иннокентий в беседе с ревизором статским советником С. И. Миропольским. «Москвичи, говорил владыка, норовят вон, а Вифанцы рады и скудному месту псаломщика и священника». Один из уважаемых представителей Московского столичного духовенства в речи своей, при открытии общежития при Вифанской семинарии в 1884 году, говорил: «Вифания всегда давала сёлам наибольшее количество пастырей. И это понятно. На скучную, нередко уединённую сельскую жизнь, жизнь полную труда и лишений, не легко решится человек, вкусивший от прелести жизни столичной. Да и решившись, он не вдруг и не так сблизится с своими пасомыми, как воспитанный вдали от жизни городской. И кто знает, может быть, наступит время, когда признают полезным последовать примеру основателя Вифании–давать окончательное богословское образование и пастырское воспитание вне столиц».

Вифансная семинария, наследовав вместе с учениками предания знаменитых рассадников духовного образования Троицкой семинарии и бывшей славяно-греко-латинской Академии, наследовала особенность, отличавшую эти духовные школы. Подобно им она не была семинарией епархиальною, а скорее всероссийскою. Она охотно принимала детей духовенства иных епархий, преимущественно соседней Владимирской. Наплыв иноепархиальных учеников в Вифанскую семинарию вызывал не раз ограничительные распоряжения высшего начальства.

В заключение укажу на одну черту, отличавшую здешнюю семинарию и сближавшую её с архиерейскими школами прежнего времени. Она была школою архиерейскою. Созданная заботливыми трудами митрополита Платона, она пользовалась особенным вниманием и попечением его преемников на святительской кафедре. Московские иерархи считали своею священною обязанностью охранять и благоустроять школу своего великого предшественника. Серьёзные экономические и другие соображения иногда ставили вопрос: Почему в Московской епархии нужны две семинарии, когда дети Московского духовенства с удобством, а главное с меньшими затратами церковного капитала, могли обучаться в Москве? Потому, отвечает на это история, что Московские архипастыри личное дело митрополита Платона считали своим делом и основанную знаменитым архипастырем в Вифании семинарию признавали необходимым учреждением в своей епархии, как и другие, подчинённые им епархиальные учреждения. Московское духовенство и многие из лиц светского общества питали и питают расположение к Вифанской семинарии, как замечательному памятнику славного прошлого, которым всегда крепко дорожила и дорожит Москва.

протоиерей Л. Беляев

* * *

1

Речь, произнесённая на торжественном акте 26 сентября, в день столетнего юбилея Вифанской семинарии

2

Таких, живших в крестьянских избах, не близко стоящего от семинарии села Глинкова, в полной нищете, но желавших обучаться, было 54 человека.


Источник: Москва. Университетская типография на Страстном бульваре. 1900.

Вам может быть интересно:

1. Приветствие Казанской общине сестер милосердия Красного Креста, в день 25-летия ее существования, принесенное за литургией, 22 октября 1911 г., архимандритом Анастасием, инспектором Казанской духовной академии епископ Анастасий (Александров)

2. Отзыв на сочинение А.П. Лебедева «Вселенские соборы IV и V веков» протоиерей Андрей Беляев

3. Белогостицкий монастырь Ярославской епархии Андрей Александрович Титов

4. Незабвенной памяти А.С. Павлова и Н.Ф. Красносельцева профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

5. Происхождение старокатоличества и IV Интернациональный старокатолический конгресс в Вене, с приложением материалов, относящихся к вопросу о соединении старокатоликов с православными Михаил Егорович Красножен

6. Амфилохий, епископ Угличский профессор Григорий Александрович Воскресенский

7. Дисциплина древней Церкви в отношении к свободе совести профессор Василий Фёдорович Кипарисов

8. Общественное служение Господа нашего Иисуса Христа, по сказаниям святых Евангелистов: историко-экзегетическое исследование профессор Михаил Иванович Богословский

9. Об отправлении учеников славяно-греко-латинской академии, в том числе и Ломоносова, из Москвы в С.-Петербург (1735 г.) Сергей Алексеевич Белокуров

10. Лихолетье в жизни православия среди приволжских инородцев епископ Андрей (Ухтомский)

Комментарии для сайта Cackle