Азбука веры Православная библиотека митрополит Антоний (Вадковский) Поучения и речи в Санкт-Петербургской Духовной Академии


митрополит Антоний (Вадковский)

Поучения и речи в Санкт-Петербургской Духовной Академии

Содержание

Речь после молебна пред началом учения в С.-Петербургской Духовной Академии, произнесенная в академической церкви 1 сентября 1888 года. Поучения и речи к оканчивающим курс учения.

 

Речь после молебна пред началом учения в С.-Петербургской Духовной Академии, произнесенная в академической церкви 1 сентября 1888 года.

Мы вознесли, братие, наши усердные молитвы к Богу, испрашивая Его вседетельного благословения на начало трудов наших, на начало нашего учебного новолетия. Куда же теперь должны быть направлены наши мысли, наши чувства, наши желания? Какие цели и какие задачи для деятельности предначертали бы мы себе в эти важные и торжественные минуты нашей жизни?

Указание на это мы можем найти для себя в некоторых чертах праздника новолетия, который совершает ныне же вся православная Церковь, о чем особенно радостно вспомнить нам, братие, и в нашем нынешнем молитвенном собрании. По верованию и преданию церковному, в нынешний именно день, в первый день новолетия, Господь наш Иисус Христос выступил в Назаретской синагоге с проповедью, которая записана у евангелиста Луки и в которой Господь выразил словами пророка Исаии, если можно так сказать, программу и задачи Своей Божественной миссии среди людей. Дух Господень помазал Меня, говорил Он, благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу (Лк. 4:18).

Не думайте, братие мои, чтобы в этих словах Господь предначертал задачи Своего Божественного посланничества только в узких и тесных рамках Своего исторического пребывания на земле. Нет! В них выражена вечная задача Христа, вечные цели Божественной любви в отношении к человечеству. Люди без Бога и Христа всегда жалки, бедны и нищи, они слепы умом и сердцем сокрушенны, они пленники и рабы греха, они бессильны жить по началам истинной свободы. Только во Христе спасение человечества, ибо Он путь, истина и жизнь. Только от Него одного исходят начала истинного света, истинной жизни и воскресения. Только чрез Него люди освобождаются от ига рабства и делаются сынами, словом, в Нем только одном истинный смысл человеческой жизни.

Смысл человеческой жизни! Как жаждут, братие мои, многие именно в наше время отыскать этот смысл жизни! Как многие в слепоте ищут его не там, где он есть, и как мучатся сердцем в этих поисках! Мучатся и не находят, потому что ищут его не во Христе, – мучатся не одни только не верующие, но и те, которые называются верующими.

Вот и мы все, братие, называемся верующими христианами, ибо принадлежим к Церкви христианской и родились в ней. Но христиане ли мы в действительности? Обрели ли мы этот смысл жизни и душевный покой свой во Христе, да и ищем ли его только в Нем одном? Мы называемся, далее, не просто христианами, но христианами православными, ибо принадлежим к единой истинной православной Церкви Христовой. Но не ограничивается ли все наше православие только соблюдением внешних религиозных обрядов и богослужебных форм и исполнением одних только воспитательно-дисциплинарных правил и предписаний церковного устава, с забвением истинных начал христианской жизни, без одушевления и одухотворения ими своего образа поведения? Усвоили ли мы и понимаем ли этот присущий православию дух вечной истины, свободы и любви, который все оживотворяет и без которого мы можем уподобиться только полю, усеянному сухими и мертвыми костями? Не посетуйте на меня, братие мои, что я ставлю такие жесткие вопросы. Не сомнение хочу я выразить в том, что все мы, собравшиеся здесь, преисполнены этого духа истинного православного христианства. Чрез них я хочу найти только ответ на поставленный мною в начале вопрос о том, куда же теперь должны быть направлены наши чувства, наши желания, и какие цели и задачи предначертали бы мы себе в эти важные и торжественные минуты нашей жизни?

Ответ теперь становится ясным. Все мы здесь, в этом нашем святилище науки и в этом святом храме, приготовляемся и воспитываемся к тому, чтобы быть продолжателями дела Христова на земле, то есть чтобы указывать людям этот истинный смысл жизни, чтобы «благовествовать нищим, исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение и отпустить измученных на свободу». Какая возвышенная, какая чудная, какая поистине Божественная миссия! Нет здесь места ни узкому себялюбию, ни своекорыстию, ни мелким житейским расчетам. Все здесь чисто, все светло, все исполнено вечных начал истинной любви. Но чем выше задачи и цели жизни, тем серьезнее должна быть подготовка к ним, тем строже мы должны относиться к себе. Мы обыкновенно любим устремляться своею мыслию вперед и под влиянием временного одушевления начертываем себе план высокой, гуманной деятельности, ограничиваясь часто одними только словами и словами. Для деятельности нужно воспитание воли. Мы должны твердо сказать себе: меньше будем говорить и больше делать. Сосредоточимся всецело на труде и самовоспитании. Постараемся сами прежде для самих себя не в мысли только, не в теории, не в познании, а во всем своем существе, всем своим сердцем, всею мыслию и всеми помышлениями найти этот смысл жизни во Христе, будем неустанно молиться и трудиться для того, чтобы Господь самим нам даровал это прозрение, это исцеление, это освобождение от уз своекорыстия и греховного себялюбия, – этого поистине глухого и немого, и слепого демона, который может быть изгоняем только молитвою и постом.

Вот куда должны быть направлены теперь наши мысли и наши желания! Вот в чем должны полагать мы ныне задачи и цели нашей жизни и деятельности! Закончу речь свою словами слышанного нами здесь церковного песнопения: Якоже посреде учеников Твоих пришел еси, Спасе, мир дая им, прииди и к нам и спаси нас! Аминь.

Поучения и речи к оканчивающим курс учения.

Поучение окончившим курс студентам С.-Петербургской Духовной Академии, сказанное в академической церкви 5 июня 1888 года.

За настоящей литургией мы выслушали, возлюбленные мои братие, в евангельском чтении часть первосвященнической молитвы Господа нашего Иисуса Христа. Это была одна из торжественнейших минут в истории человечества. Господь готовился восприять крест и испить искупительную чашу страданий за грехи людские, Он отходил ко Отцу, оставляя в мире Своих апостолов для продолжения Своего дела, для устроения Царства Божия на земле. Пред Божественным взором Спасителя предносилась, конечно, в эту минуту во всей своей ясности не только ближайшая история жизни и деятельности апостолов, но и вся история постепенного возрастания и утверждения на земле Царства Божия в ее продолжении и окончании. Он созерцал все величие совершаемого Им дела, которым прославлялось имя Отца и Его собственное имя на земле, но вместе с тем Он видел и все те величайшие трудности, с которыми должны были встретиться в своей деятельности ученики Его при исполнении Его Божественных предначертаний. Он отходил ко Отцу, но их не хотел оставить сирыми и беспомощными, Его сердце было с ними, Его нежная заботливость сосредоточивалась на них, они же служили и предметом Его горячей молитвы к Богу Отцу. Отче святый, молился Господь, соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы (Ин. 17:11).

Итак, вот чего хотел для Своих учеников Господь и о чем молился Отцу Своему, оставляя их одних в мире, как агнцев среди волков! Он хотел им Божественного единства, единства веры, единства стремлений и надежды, единства любви и упования, единства в силе и горячности убеждений, единства в направлении деятельности при насаждении среди людей тех начал правды, мира и радости о Дусе Святе, которые составляют истинную основу и содержание Царства Божия. Братие мои! И для нас настоящее наше молитвенное собрание есть прощальное. Большинство из нас, если благословит Бог, снова сойдемся здесь для молитвы и назидания, но с некоторыми участниками нашей молитвы все мы молимся здесь вместе быть может в последний раз в нашей жизни. К ним то и обращается наша мысль и чувство, ими занято наше сердце и об них износится наша усердная и горячая молитва к Богу. Господи! соблюди их, отходящих от нас, во имя Твое, да будут они со всеми нами всегда одно!.. Братие! И на всех нас лежит печать и призвание апостольства. Все мы готовились и готовимся под сению нашего апостольского храма к тому, чтобы стать и быть «светом мира», «солию земли». Для вас, закончивших здесь свое церковное и богословское образование, настал теперь час выступления на подвиг апостольства! Знаменательный и великий час в вашей жизни! Говорю знаменательный, потому что вы исходите на поприще вашей деятельности при особых, можно сказать, исключительных обстоятельствах.

Мы переживаем один из важнейших моментов нашей истории. Народное самосознание развертывается постоянно все шире и шире, религиозные потребности и запросы ростут и крепнут более и более, православная вера наша для народов запада начинает светить ярче и ярче и мы призываемся Богом и историей возвестить мир и спасение людям, «седящим во тьме», и пронести по вселенной те начала истины, любви и свободы, которыя составляют сущность и жизнь православия. Помыслите же, на какое великое дело призываетесь вы! Как же не молиться нам теперь о том, чтобы всем нам в этом высоком и истинном нашем предназначении и в наших стремлениях к своей цели иметь всегдашнее единство? Знаменательно и самое время вашего расставанья с школой и исхождения на дело апостольства, время между Вознесением и Пятидесятницей. Апостолы, по заповеди Господней, должны были пребывать в дни сии в Иерусалиме, пока не облекутся силою свыше, после чего они должны были сделаться свидетелями и провозвестниками Господа в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии, и даже до края земли. Не усматриваете ли вы и в этом особенное знамение Божественного о вас промышления, призывающого именно вас на дело пастырства в столь важный в нашей истории момент всестороннего раскрытия религиозного и национального нашего самосознания? Не призывает ли именно вас Господь быть свидетелями Его и ревностными провозвестниками Его имени даже до края земли?.. Верую, что такова есть воля Божия о вас! Да даст же Господь духу вашему то единство Божественное, которого Он испрашивал для истинных учеников Своих! Теперь при нашей прощальной молитве помолимся усердно, чтобы всем нам дал Бог усердие единым сердцем и едиными устами славить и воспевать всесвятое и великолепое имя Его всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Вам может быть интересно:

1. Речи к новопостриженным инокам митрополит Антоний (Вадковский)

2. Речи по причащении наставников и студентов Академии протоиерей Александр Горский

3. Речь перед молебном по случаю начала учения в Московской Духовной Академии 1 сентября 1899 г. Об образовании характера, как цели воспитания митрополит Арсений (Стадницкий)

4. Речь преосвященного Анастасия, епископа холмского и люблинского, сказанная при встрече Его Императорского Величества Государя Императора 26 октября 1914 г. в Холмском кафедральном соборе митрополит Анастасий (Грибановский)

5. Речи, произнесенные при выпусках воспитанников первого десятилетия Александровского военного училища протоиерей Александр Иванцов-Платонов

6. Речь ректора Казанской духовной академии архимандрита Никанора (Бровковича) по наречении его во епископа архиепископ Никанор (Бровкович)

7. Речь пред панихидой накануне освящения храма, сооруженного в память в Бозе почивающего Государя Императора Александра III епископ Борис (Плотников)

8. Речь, произнесенная на публичном акте московской духовной академии. Критический разбор учения О. Конта о трёх методах философского познания профессор Виктор Дмитриевич Кудрявцев-Платонов

9. Речь, произнесенная перед защитой магистерской диссертации архимандрит Григорий (Борисоглебский)

10. Речь при наречении во епископа епископ Арсений (Жадановский)

Комментарии для сайта Cackle