Авраам Сергеевич Норов

Путешествие по Святой Земле в 1835 году

Глава I. Дорога из Иерусалима чрез Гаваон в Вефиль

«Сице глаголет Господь: Обращуся ко Иерусалиму щедротами и храм Мой Созиждется в нем, глаголет Господь Вседержитель, и мера протягнется во Иерусалиме еще… Еще прелиятися имут гради благими и помилует Господь еще Иерусалима».

(Зах 8:21–22)

«Точно, Иегова на месте сем! а я не знал… Как страшно сие место!»

(Быт 28:16–17)

Таинственное событие в Вефиле – прообразовательный сон Иакова, означающий соединение неба с землею, – пленяло мое воображение с младенчества. В бытность мою в Иерусалиме я долго искал указаний на это место. Ни один из читанных мною путешественников не посещал Вефиля; сам Кварезмий, столь подробный в своих описаниях, не определил его местоположения. Один только неизвестный поклонник XIII века указал слегка, но правильно, на Вефиль в своем путеводителе 73. Маундрель хотя говорит о Вефиле, однако ошибочно. Я не нашел сведений об этом предмете в Латинском монастыре, но достопочтенный отец Анфимос удовлетворил мое любопытство; он исследовал все святые места Палестины и, по редкой доброте своей, сам хотел быть моим спутником, но расстроенное здоровье не дозволяло ему долгих поездок. Он дал полное наставление моему Иакубу, которому все здешние пути были хорошо известны; – ему даже известен был Вефиль, но под другим именем. Получив все сведения от отца Анфимоса, я выехал рано поутру из Иерусалима чрез Дамасские ворота, по пути в Дамаск.

Мы проехали мимо пещеры Иеремии, гробниц Царей и Судей Израилевых, сквозь масличные рощи. Спускаясь с холмов, прилежащих к Иерусалиму с северной стороны, в лощину, я заметил Сантонскую молельню, называемую Шейхуллах; в этой лощине я полагаю границу древнего Иерусалима.

Отсюда местоположение идет возвышаясь к горам; с первого подъема я снял вид Иерусалима, чтоб пояснить сказанное мною о границе Иерусалима с этой стороны 74. За три четверти часа от Иерусалима, на горе Шерафат, видны следы развалин и падшая колонна; влево – селенье того же имени или Шафат; оно, кажется, построено из древних камней; близ него много развалин; оно стоит на холме, обшитом каменною одеждою. Вероятно, это Гавая Саулова, где он воззвал на ополчение противу Аммонитов (1Цар 11:4) 75. Гора Самуилова, одна из высочайших в окрестности Иерусалима, возвышается насупротив, увенчанная развалинами, которые называют гробницею Самуила; на скате этой горы, возле долины, расположено селенье Бетханина, за четверть часа от Шафата. Почти напротив Бетханины существуют возле дороги, направо, едва заметные развалины, называемые Акбет или Нафак; рассказывают, что земледельцы находят здесь часто древние еврейские монеты. Это место заметно тем, что отсюда отделяется дорога в Лиду, налево. Здесь или около этого места можно полагать древний Махмас (1Цар 14:5) 76, откуда, по преданиям палестинским, Пресвятая Богородица возвратилась в Иерусалим искать двенадцатилетнего отрока Иисуса, которого обрела во храме, поучающего народ. Махмас отстоял от Иерусалима, по свидетельству Евсевия, на 9 римских миль (около 6 верст) возле Рамы. В 1 Книге Царств сказано: «Камень един стояше от севера противу Махмаса и камень вторый от юга противу Гаваи» – в том дефилее, чрез который Ионафан хотел пройти в стан неприятельский. Это совершенно согласно с нашим определением Гаваи и Махмаса.

За сим, почти тотчас, въехав на возвышение, видно селение Рама, на горе, над обширною долиною; луга были покрыты пасущимися стадами. Подымаясь на гору Рамы, я заметил в ребрах скал глубокие пещеры. Теперешнее арабское селение основано на древних и новых развалинах, которые рассеяны даже по долине. Мой вожатый говорил мне, что в его время три раза переменялись жители в Раме, от местного угнетения. Мы остановились возле остатков монастыря и церкви, которые были заменены мечетью. Стены церкви построены из больших тесаных камней; там видел я в стене иудейский надгробный памятник, который носит на себе отпечаток глубочайшей древности и походит на царские гробницы близ Иерусалима. Я его срисовал.

Можно полагать, что эта Рама есть Армафа-Сифа, упоминаемая в Библии (Ramathaim Tzophim), – место рождения великого Самуила, и эта гробница едва ли не принадлежит дому Самуилову. Следуя Книге Царств, Армафа принадлежала уже горам Ефраимским (1Цар 1:1); но по разделению Иисуса Навина она была в колене Вениаминовом. Она построена Соломоном 77. Это место ясно определено в Книге Судей Израилевых: «И Деввора, жена пророчица… судяше Исраилю в то время. И сия живяше под фиником… между Рамою и между Вефилем в горе Ефремли» (Суд 4:4–5).

По кратком отдохновении я продолжал путь далее. Следуя по широкой долине, через 20 минут отсюда, находится деревня Атор, где также видны древние развалины; это, вероятно, Адар или Атароф-Адар Иисуса Навина (Нав 16:5; 18:13). От Атора дорога идет лощиною между гор и выходит в обширную круглую долину, обнесенную горами, – это знаменитое поле битвы Иисуса Навина пред Гаваоном. Сам Гаваон открывается за передовою высотою. Я невольно взглянул на ослепительное солнце, которое над этою точкою земли замедлило закат свой. В этой долине совершилось поражение пяти союзных царей противу Гаваона, который был осажден ими. Иисус Навин пришел на помощь к Гаваону от Гилгала, с берегов Иордана; он опрокинул враждебное войско в этот горный бассейн и гнал чрез ущелья на Вифорон до Азика и до Макида. Склоняющемуся дню «рече Иисус: да станет солнце прямо Гаваону и луна прямо дебри Элон, – и ста солнце и луна в стоянии, дóндеже отмсти Бог врагом их; не сие ли есть писано в книгах праведного; и ста солнце посреде небесе и не идяше на запад в совершение дня единого. И не бысть день таковый ниже прежде, ниже последи, еже послушати Богу тако гласа человеча яко Господь споборствова Исраилю» (Нав 10:12–15).

Фрагмент рукописи А. С. Норова с рисунком иудейского надгробия близ Рамы

Гаваон, ныне Эль-Бир, стоит на скате нагорного холма; внизу построен водоем, где всегда большое стечение народа и стад. Источник Гаваонский обозначен у Пророка Иеремии: «обретоша его (Исмаила) при воде мнозе в Гаваоне» (Иер 41:12). Нынешнее название Гаваона происходит от этого прекрасного источника. Эль-Бир, на арабском языке значит колодезь.

На высоте Гаваона, сверх других древних развалин, обращают на себя внимание прекрасные остатки христианского храма. Он принадлежал Византийскому построению. Алтарь, образующий полукруг, обращен на восток, – с каждой стороны по одному нишу, для придельных престолов. Северная стена хорошо сбереглась, она состояла из трех глухих аркад, поддержанных пилястрами и колоннами. Стены этого великолепного храма охраняют теперь разведенный внутри бедный фруктовый сад, куда мы с трудом пробрались чрез закладенные досками двери. Собственно Гаваон находился на этом месте; он не определен ни Кварезмием, ни Маундрелем, ни Реландом. Но Блаженный Иероним обозначает его на этом месте; он полагает, что находящееся у подошвы Гаваона селение Эль-Бир есть Вирот, упоминаемый у Иисуса Навина (Нав 9:17); а Маундрель и Реланд говорят, что это Вир, или Бир, названный в Книге Судей (Суд 9:21), основываясь также на том, что еврейское имя Вира или Бира значит, так же как и арабское эль-бир, колодезь. Города гаваонитские Кефира, Вирот и Иарим находились все в малом расстоянии один от другого. – Но ученый Реланд был введен в ошибку Маундрелем в определении Гаваона и Вефиля, как мы увидим далее. Мнение Котовика, будто Эль-Бир есть древний Махмас, совершенно неосновательно. Мы сказали уже, что Махмас отстоял от Иерусалима, по свидетельству Евсевия, только на 9 римских миль (около 6 верст), между тем как ель Бир или Гаваон отстоит от Иерусалима на 3 часа езды.

Гаваон по изречению Библии был одним из великих городов, и вси мужие иже в нем крепцы (Нав 10:2). Воинственный народ гаваонский был в союзе с Иисусом Навином. Караваны, проходящие мимо Эль-Бира в Дамаск, оживляют его.

Здесь поворачивают с Дамасской дороги направо, к Вефилю, который называется ныне Бетен; он отстоит отсюда на расстоянии получаса. Эта дорога ведет также чрез горный хребет к пустыне Иорданской, откуда пришел с воинством Иисус Навин. Поле битвы Гаваонской, конечно, простиралось и сюда, по длинным отлогостям гор. Почти на половине пути от Гаваона до Вефиля видны в скале возле дороги, налево, две пещеры с родниками: одна из них полна воды и украшена двумя пилястрами. Арабы называют эти пещеры: Уюнуль-Харамие, т. е. разбойничьи очи. Дорога идет вдоль двух долин, смежных между собою; тут паслись стада; они сбивались в кучи, ища укрыться от полуденного зноя; мы сами очень терпели от жара; два пастуха с большим дружелюбием надоили нам молока от своих коз. Вскоре открылась мне таинственная дебрь древнего мира – Вефиль.

Развалины Вефиля разбросаны на горной оконечности, как на мысе, – промежду двух горных долин. У подошвы виден большой каменный бассейн. На востоке, на противоположном хребте, за лощиною, возвышается груда развалин, образующая фантастическую фигуру сидящего исполина. Это место необыкновенно дико!

Подымаясь к развалинам Вефиля, я припоминал торжественную картину этого места, описанную в Книге Бытия. Вефиль теперь есть ни что иное как пастушеское кочевье на грудах развалин; тут нет ни одной хижины. Самая заметная развалина есть остаток Христианской церкви, от которой существует только полукруглый ниш алтаря; там приют арабских пастухов, которые называют это место Бетен. Поруча им наших лошадей, я расположился под сенью заглохшего алтаря и раскрыл Библию:

«Иаков же вышедши из Беэр-шавы, чтоб идти в Харран, пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. Он взял один из бывших на том месте камней, и положил себе в головы, и лег на том месте. И видит во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается небес; и се, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И се, Иегова стоит на ней, и говорит: Я Иегова, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака. Не бойся. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему. И будет потомство твое, как прах земный; и распространится к западу, и к востоку, и к северу, и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земныя… Тут Иаков пробудился от сна своего, и сказал: точно Иегова на месте сем! а я не знал! И убоялся и сказал: Как страшно сие место! Это не иное что, как дом Божий; это врата небесные. Встав по утру, Иаков взял камень, который был у него в головах, и поставил его памятником; и возлил елей на верх его. И нарек имя месту тому: Вефиль; а прежнее имя близлежащего города было: Луза» (Быт 28:10–19) 78.

Величественная простота этого рассказа преисполнила сердце мое тем же страхом, который чувствовал Иаков, воспрянув от таинственного сна. Страшное место, врата небесные, Дом Божий было это пустынное место, на котором я находился! Здесь Иаков получил название Исраиля. Вефиль, или Луза было еще при Аврааме местом освящения.

Спустясь с высоты, где был Вефиль, в долину, я осмотрел находящийся тут каменный водоем; он подобен нижнему водоему Гигонскому у стен Иерусалима и принадлежит векам отдаленным; он образован четыресторонником; длина его 115 шагов, а ширина 80; он теперь заглох, однако я видел в нем воду, и она достаточна для кочующих здесь со стадами пастухов. Несколько из этих пастухов собрались вокруг меня, они были христиане; узнав, что я Москов (так называют арабы русских), они стали рассказывать мне с большим жаром о притеснениях, ими терпимых, и говорили, что они давно ожидают избавителей.

Я направился отсюда к тем большим развалинам, которые находятся по ту сторону лощины на восточном хребте гор; там Авраам разлучился с Лотом. Исполненный недавним чтением Библии, я был поражен удивительною точностью библейских описаний, открыв с высот этого хребта гор всю пустыню Иорданскую: «Оттуда двигнулся он (Авраам) к горе, лежащей на восток от Вефиля; и поставил шатер свой так, что у него Вефиль был от моря (Средиземного), а Гай от востока. Он создал и тут жертвенник Иегове, и призвал имя Иеговы… Авраам сказал Лоту: да не будет раздора между мною и тобою, и между пастухами моими и твоими; ибо мы родственники. Не вся ли земля пред тобою? Пожалуй, отделись от меня. Если ты налево, то я направо; а если ты направо, то я налево. Лот возвел очи свои, и увидел равнину Иорданскую, которая, прежде нежели истребил Иегова Содом и Гоморр, вся, как сад Иеговы, как земля Египетская, орошалась водою, даже до Цоара» (Быт 12:8; 13:8–10).

Кочевье теперешних арабских пастухов по горным лощинам Вефиля переносило меня в первобытный Библейский мир. Читая Библию на Востоке, нельзя не узнать подлинника в природе и людях, вас окружающих; даже обычаи и нравы остались здесь те же как были.

Развалины восточного хребта гор занимают то место, где были раскинуты шатры Авраама и Лота; – они значительны по своему объему и построению. Тут еще видно похожее на башню, четырехстороннее здание из больших тесаных камней желтого цвета; оно обрушилось на две стороны; оно обнесено было оградою или крытою галереею, в передовой стене, противу Вефиля, было четыре входа; двери и крыльца частью существуют. Зодчество этого здания походит на римское.

Вид отсюда на Иорданскую пустыню обширен и прекрасен. Эта гора, находившаяся между Вефилем и Гаием, называлась, в особенности, – Ефраимскою. Гай, которого малые остатки существовали еще во времена Иеронима, находился по дороге отсюда к Иерихону. В Вефиле погребена была Иаковом Девора, кормилица Ревекки; он соорудил ей у подошвы горы Вефиля памятник, под дубом, который был прозван: дуб плача. Здесь ежегодно судил Самуил, который, конечно, может быть признан за образец теократического правителя. «И судяше Самуил Исраилю во вся дни живота своего. И хождаше от года до года и окрест Вефиля и Галгалы и Массифа; и суждаше Исраиля во всех священных сих» (1Цар 8:15–16). Вручая правление Саулу, он всенародно воззвал: обидел ли он кого? сотворил ли пред кем неправду? – Народ ответствовал ему благословениями и скорбным плачем расставания!

При Иеровоаме Вефиль омрачился поклонением золотому тельцу – и от этого Вефиль навлек на себя, чрез Амоса, грозный глагол Божий: « и Вефиль будет аки не быв!» (Ам 5:5) Пророчество это совершилось!.. Оставляя эту забвенную, великую дебрь, я снял с нее вид, которого еще не было в описаниях святых мест. Я рисовал с Гаваонской дороги.

Тем же днем, но поздно, мы возвратились в Иерусалим. Расстояние от Иерусалима до Вефиля – три с половиною часа езды.

* * *

73

Itinerarium Burdigalense / Palaestinae descriptiones ex saeculo IV, V et VI / Hrsg. T. Tobler. St. Gallen, 1869 (рус. пер.: Бордосский путник 333 г. / ППС. 1882. Т. 1, вып. 2. (Вып. 2)).

74

См. Ч. I, с. 282–283.

75

Иосиф Флавий означает Гаваю в 30 стадиях от Иерусалима (около 2 1/2 верст), что согласуется с нашим мнением.

76

См. также о Махмасе: Прор. Ис. X. 28; Кн. Ездры II. 27; Неем. XI. 31; Кн. Маккав. 1. IX. 73.

77

Hieronymus Stridonensis. Commentarium in Prophetas minores / PL. 25. Col. 815–1086 (рус. пер.: Иероним Стридонский, блж. [Толкования на книги младших Пророков: Осии, Иоиля; Амоса, Авдия, Ионы, Наума; Аввакума, Софонии; Захарии, Малахии] / Творения. К., 1913(2). Ч. 12. С. 135–268, 333–395; Ч. 13. С. 2–162, 163–192, 193–243, 244–307; 1898. Ч. 14. С. 13–235, 236–360; 1900. Ч. 15: С. 1–195, 196–252).

78

В цитатах из Книги Бытия мы пользуемся переводом этой Священной Книги на русское наречие из превосходного творения: Записки, руководствующие к основательному разумению Книги Бытия, заключающие в себе и перевод сей книги на русское наречие. Часть 1–3. СПб., 1835.



Источник: Путешествие по святой земле в 1835 г. В двух частях. / А.С. Норов, Санкт-Петербург, типография А. Смердина, 1838 г.

Комментарии для сайта Cackle