В.И. Протопопов

Сотворение мира

Творение из ничего

По учению Слова Божия, весь мир Бог сотворил из ничего. Божественная «власть единым движением воли создала всякую сущность, всякое естество, всё умопредставляемое и видимое в твари» 1. «Ибо ... небеса – Его дело, земля – Его творение, море –Его создание, человек – Его произведение и подобие, солнце, луна и звёзды – Его стихии, сотворённые в знамения, во времена, дни и годы, на службу и пользу людей, и всё Бог создал из небытия в бытие, дабы из дел Его было познаваемо и разумеемо Его величие» 2. Таким образом, лежащая в основе всех видимых вещей, «материя не безначальна, как Бог, и не имеет власти равной с Богом, как безначальная; но она получила начало, и не от кого-либо другого произошла, а произведена Единым Творцом всего» 3. «Но защитники противного (антибиблейского) учения усиливаются доказать, что (это) вещество (т, е. материя) совечно Богу, пользуясь следующими доводами в подтверждение своего учения. Если Бог, по естеству, прост, не веществен, не качествен, не количествен, не сложен и чужд очертания по наружному виду..., то какая возможность из невещественного произойти веществу, из не имеющего протяжённости естеству протяжённому?... Посему разум понуждает, по необходимости, признать, что или Бог вещественен, потому что от Него произошло вещество, или, если кто не согласится на это, необходимо предположить, что для устроения вселенной вещество произошло к Нему отвне; то, конечно, кроме Бога, было нечто и иное, относительно к вечности, умопредставляемое вместе с Сущим нерожденно. Посему постигаются разумом одно с другим вместе безначальные и нерождённые существа, из которых Одно художественно действует, а другое приемлет на себя искусное это действование» 4. Но «говорить (так, т.е.) будто всё произошло из готового уже вещества и не признавать, что Творец вселенной произвёл всё из ничего, есть точно знак крайнего безумия» 5. Не только соображения чисто богословского характера, – даже простой здравый смысл не могут допустить того, чтобы материя была совечна Творцу. Прежде всего, в этом нет ни малейшей необходимости. Тот же св. Григорий Нисский, который приводит у себя в сочинениях только что изложенное соображение противников библейского учения о материи, непосредственно затем пишет: «Не вне того, до чего последовательно доходит разум, кажется, и это предположение о веществе, утверждающее, что происходит оно (вещество) от умопредставляемого и невещественного. Ибо найдём, что всякое вещество состоит из каких-либо качеств, и, если бы лишено было оных, никак не могло бы постигаемо быть разумом. Но каждый вид качества отделяется в понятии разума от подлежащего. Понятие же есть нечто умопредставляемое, а не телесное воззрение. Например, если подлежит воззрению какое-либо животное, или дерево, или что-либо другое из имеющего вещественный состав; то многое в предмете сем представлявляем мыслию отдельно, и понятие отдельного не смешивается с подлежащим воззрению. Ибо иное понятие о цвете, иное о тяжести, иное опять о количестве и иное о каком-либо осязательном свойстве, потому что мягкость, длина и прочие упомянутые качества, ни одно с другим, ни с самым телом не смешиваются по понятию. Если умопредставляем цвет, умопредставляем также упорность, количественность и прочие подобные сим свойства, если с отъятием каждого из сих у подлежащего уничтожается всякое понятие о тем, то (т.о.) следует предположить, что в отсутствии чего находим причину уничтожения тела, совокупное стечение того производит вещественное естество. Как не тело то, в чём нет цвета, наружного вида, упорства, протяжения, тяжести и прочих свойств, да и каждое из этих свойств также не тело, а, напротив того, взятое отдельно есть нечто отличное от тела; – так и наоборот: где стеклись вместе сказанные свойства, там производится телесное существо. Но если представление сих свойств принадлежит уму, а умопредставляемо также и Божество по естеству, то нет никакой несообразности в том, что бестелесным Естеством произведены сии умопредставляемые начала бытию тел, потому-то умопредставляемое естество производит умопредставляемые силы, а взаимное соединение сих последних приводит в бытие естество вещественное. Но сего пусть мимоходом только коснётся наше исследование, а нам опять должно обратить слово к вере, которою приемлем, что вселенная и сотворена из ничего» 6. Ещё яснее обнаруживается несостоятельность материалистического учения о вечности материи тогда, когда Святые Отцы переходят в своих опровержениях на чисто богословскую почву. – Признание вечной и самобытной материи, учат они, находится в прямом противоречии идее Бога, как Существа Всесовершенного и, следовательно, Единого; ослабляет наше представление о Его всемогуществе, и низводит, наконец, Творца и Создателя всяческих в ряд обыкновенных художников, творящих свои произведения из готового материала. Кроме всего этого, присвоение материи не принадлежащих ей атрибутов производит целый ряд недоумений и даже просто нелепостей. Усвояя, напр., материи вечность и самобытность, мы должны будем приписать ей и неизменяемость, и независимость. А если так, то как же объяснить воздействие на неё, и, следовательно, подчинение Себе, Творца и её изменение при образовании мира и мн. др.? «Если Бог не один вечен», говорить Тертуллиан, «...в таком случае Он и не Бог; и если мир совечен Богу, следовательно равен Ему по бытию, то он равен Богу и по неизменяемости, и по бесконечности, и по всему, и, значит,– есть другой Бог. Но два вечные и совместные начала не могут быть допущены по представлениям здравого разума» 7. С другой стороны, «допустить эту мысль,– значит подчинить Бога материи, в которой Он якобы нуждался для творения»; значит, – признать Бога слабосильным8. В самом деле, «что великого, если Бог создал мир из подлежащей материи? И человек– художник, если получит от кого вещество, делает из него, что захочет. Могущество же Бога обнаруживается в том, что Он из ничего творит что хочет» 9. «В Божеском естестве изволению сопутственно могущество, и мерою Божия могущества служит воля. Воля же есть премудрость; и премудрости свойственно не незнать, как может произойти каждая вещь. А с ведением неразрывно и могущество; почему совокупно с тем, как познал Бог, чему должно произойти, воздействовала и творящая существа сила, приводя в действо умопредставленное, и, вследствие ведения, ни в чём не обманываясь, так что, согласно и нераздельно с решением воли оказалось и дело. Ибо решение воли в Боге есть вместе и могущество наперёд предъизволяющее, чтобы существа пришли в бытие...... Посему в деле творения никто да не затрудняет сам себя, доискиваясь и спрашивая о веществе: как и откуда оно?.....» 10. Затем, «если (мы скажем вместе с ложными учителями, что) материя не сотворена, то, во-первых, она равночестна Богу, как удостоенная тех же преимуществ. Но что может быть сего нечестивее? Бескачественное, не имеющее вида, крайнее безобразие, не получившую никакого образования гнусность удостоить одинакового предпочтения с премудрым, всемогущим и прекраснейшим Создателем и Творцом всяческих! Во-вторых, если материя так вместительна, что может принять в себя всё ведомое Богу, то через это сущность материи уравнивают они некоторым образом с неисследимым Божиим могуществом, как скоро материя достаточна к тому, чтобы измерить собою весь разум Божий. А если материя мала для Божия действования, то и в таком случае учение их обратится в нелепую хулу, потому что недостаточностью материи заставят они Бога остаться в бездействии и не довершить дел своих. – Но их ввела в заблуждение скудость естества человеческого. поелику у нас каждое искусство трудится над одним каким-нибудь веществом отдельно, например: кузнечное над железом, плотничное над деревом; поелику в сих искусствам иное есть материя, иное форма, а иное производимое по форме, и вещество берется совне, форма же прилаживается искусством, а произведением бывает нечто сложенное из того и другого, из формы и из материи: то они рассуждают таким же образом и о Божием создании, – что форма дана миру премудростью Творца, а вещество имел Создатель совне» 11. Но такое рассуждение «еллинских мудрецов о материи и форме, – будто-де они собезначальны, – .... (есть) ни на чём не основанная басня..... Кто отделял друг от друга то, чего не отделила природа, но свела воедино? Но отделим форму от материи. Рассуди же: если бы они были вовсе не соединимы, то как бы сошлись вместе, или как бы образовался мир, когда они совершенно отдельны? А если соединимы, то как соединились? Кто, кроме Бога, слил их между собой? Но если Бог соединитель; то Его же признай и Творцом всего» 12.

Таким образом, нужно различать двоякого рода творение. Первоначально волею Всемогущего был вызван из небытия в бытие мировой хаос, первобытная материя13, а затем уже из этого хаоса, в продолжении шести дней сотворён был весь видимый мир14. «Сначала создано вещество, смешанное и неустроенное, из которого произошло всё, что явилось потом разделённым и устроенным. Сие-то вещество, думаю, греки называют хаосом, как и в другом месте читаем: Ты сотворил мир «от безобразного вещества» (Прем. Сол. XI, 18)» 15.

По учению Св. Епифания Кипрского и Татиана, Деятельною Силою, произведшею из первобытного хаоса космос, было Второе Лицо Святой Троицы, Сын Божий, Слово Божие. «Оно (т. е. Слово Божие), говорит Татиан, как мы знаем, есть начаток мира». Оно, «не отсекаясь от сущности Отца, а пребывая Ему совечно», произвело стройный порядок в первобытном хаосе. «Вот и я говорю, продолжает свою речь Татиан, а вы слушаете: но от передачи слова я, беседующий, не лишаюсь слова, но, произнося звуки, я хочу привести в порядок ту материю (т. е. хаос мыслей), которая прежде была без порядка. И как Слово, в начале рождённое, в Свою очередь произвело наш мир, создавши Сам Себе вещество, так и я, по подражанию Слову, будучи возрождён и просвещён познанием истины, благоустрояю смешение сродной материи (т. е. ваших мыслей)» 16.

Шесть дней миротворения

Результат первого рода творений, – первобытный мировой хаос, – представлял из себя «безобразное вещество»17, над которым, носился Дух Божий18, вливая в него живоносную силу. «Дух Божий ношашеся верху воды». Слово «ношашеся» в переводе употреблено вместо слова: согревал и оживотворял водное естество, наподобие птицы, насиживающей яйца и сообщающей нагреваемому какую-то живительную силу.... Дух носился, т.е. приуготовлял водное естество к рождению живых тварей» 19 . Так рассуждают Св. Василий Великий, Св. Ефрем Сирин, Св. Иоанн Златоуст и многие другие Отцы и Учители церкви: Блаженный же Феодорит «более справедливым почитает (то) мнение, что Писатель здесь «Духом» именует воздух.... Словом «ношашеся» выражается удободвижная сущность воздуха» 20 . Впрочем, это последнее мнение является лишь личным мнением Бл. Феодорита; общепринятым же учением касательно данного вопроса в святоотеческой литературе является первое. – В шесть дней волею Всемогущего Творца возник из первозданного хаоса весь видимый мир.

В первый день

Бог сотворил свет21. «Начало творения есть свет, потому что свет делает видимым то, что созидается» 22. «Посему повеление Бога, т. е. Слова Его, являющееся как свеча в заключённой комнате, осветило поднебесную, сотворив свет отдельно от мира» 23 . На вопрос, что такое свет первого дня: – есть ли это особое творение, или же сконцентрирование только светоносных атомов, рассеянных в первобытном хаосе, Святые Отцы отвечали различно. Одни из них держались первого предположения. «Божиим словом, учит Св. Василий Великий, всё изменилось в приятнейший и чистейший вид. Как пускающие в глубину масло производят на том месте блеск, так и Творец всяческих, изрекши слово Своё, мгновенно вложил в мир благодать света» 24. – Другие учили согласно второму предположению. «Когда приходила в бытие вселенная, говорит Св. Григорий Нисский, прежде нежели каждое из наполняющих вселенную существ оказалось само по себе, над всем разлит был мрак. Ибо не появлялось ещё блистание огня, сокровенного в частицах вещества.... Ибо когда по единому мановению Божией воли вдруг нераздельно составилась вселенная, и все стихии были ещё одна с другой смешаны, тогда рассеянный повсюду огонь оставался потемнённым, омрачаемый преизбытком вещества. Но поелику в нём есть некая всепроницающая и удободвижная сила, то вместе с тем, как естеству существ дано было Богом повеление привести в бытие мир, – и огонь проторгся из всякого тяжёлого естества и вдруг озарил всё светом.......» 25 – «Первобытный оный свет» 26, эта «светоносная сущность, рассеянная во вселенной» 27 , «в определённой Богом мере то разливалась, то опять сжималась: происходил день и следовала ночь» 28. «Так свет производил и три последующее дня» 29. Впрочем, этим одним не ограничивалась ещё роль первозданного света: он имел в системе мироздания и иное, весьма важное, значение. «Он, как говорят, содействовал зачатию и порождению всего, что земля должна была произвести в третий день; солнцу же, утверждённому на тверди, надлежало привести в зрелость то, что произошло уже при содействии первоначального света. Говорят же, что из сего, рассеянного всюду, света и из огня, сотворённых в первый день, устроено солнце, которое на тверди, и что луна и звёзды – из того же первоначального света, чтобы, как солнце, владеющее днями, освещая землю, вместе с тем приводило в зрелость её произведения, так и луна, владеющая ночами, не только светом своим умеряла ночью жар, но и содействовала земле производить свойственные ей, по первоначальной природе, плоды и произведения» 30. – В деле домостроительства спасения рода человеческого первый свет, рассеявший тьму, как бы предвозвестил собою тот день, когда умерший за наши грехи и воскресший Свет истины рассеял мрак ада. «В день же солнца, говорит Св. Иустин Философ, мы все вообще делаем собрание, потому что это есть первый день, в который Бог, изменивши мрак и вещество, сотворил мир, и Иисус Христос, Спаситель наш, в тот же день воскрес из мёртвых» 31. И «как здесь этот чувственный свет, произведенный повелением Господа, прогнал видимую тьму, так и духовный свет (Иоан, I, 1. 9.), (с пришествием на землю Христа Спасителя), прогнал тьму заблуждения и заблуждающих привёл к истине» 32. – Иудейское предание касательно первого дня творения, написанное Св. Епифанием Кипрским, гласит, что в первый день «сотворены высшие небеса, земля, воды. Из этих стихий образуются: лёд, град, иней и роса. Затем, из служебных духов пред лицом Его (Бога) следуют: ангелы, предстоящие лицу Его, ангелы славы, ангелы ветров дующих, ангелы облаков и мрака, снега, града и мороза; ангелы шума, громов, молний, холода, жара, зимы, осени, весны и лета, и все духи, присущие творениям Его, находящимся на небесах и на земле. Далее – бездны: бездна подземная и бездна хаоса, и мрак. Потом следуют: вечер и ночь, свет дня и утра. Эти семь величайших дел сотворил Бог в первый день» 33.

Во второй день

Бог сотворил твердь, сказав: «да будет твердь посреди вод, и да отделяет она воды от вод»34. «Но спросит кто-нибудь, что же такое эта твердь? Отвердевшая вода, или сгустившийся воздух, или какое-нибудь другое вещество? Никто из благоразумных прямо решать это не станет. Надобно с великой благодарностью принимать слова (Писания), но не переходить за пределы нашей природы и не испытывать то, что выше нас, а только знать и держать у себя (в уме), что по повелению Господа произошла твердь, которая разделяет воды, и одну часть их содержит под собою, а другую может носить наверху себя» 35. Тем не менее, несколько предположений касательно данного предмета, в виде частных мнений, было сделано. Так, Бл. Феодорит под твердью разумеет видимое небо. «Поелику, говорит он, составилась из текучей сущности вод, и жидкое вещество стало непроницаемым и твёрдым, то наименовано твердью. А потом, поелику оно вверху и заменяет для нас первое небо, то наименовано небом» 36. Св. Феофил Антиохийский, для определения тверди, устремляет свой взор далее, за это видимое небо. «В самом начале повествования о сотворении мира, говорит он, Священное Писание говорит не об этой тверди, которую мы видим, но о другом небе, для нас невидимом, по которому это видимое нами небо названо твердью, и на котором хранится половина вод, чтобы служить человечеству для дождей, ливней и рос» 37. Наконец, Св. Григорий Нисский видит в тверди не что иное, как предел чувственного мира, за которым следует мир сверхчувственный. «Твердь, которая названа небом, учит Св. Отец, есть предел чувственной твари, и за сим пределом следует некая умопредставляемая тварь, в которой нет ни образа, ни величины, ни ограничения местом, ни меры протяжений, ни цвета, ни очертания, ни количества, ни чего-либо иного, усматриваемого под небом» 38. – Когда создана была твердь, «Творец медлил изречь (по отношению к ней) слово одобрения «се добра зело», пока не произошли светила, чтобы, когда твердь украсится солнцем, луною и звёздами, и светила сии, возсияв на тверди, рассеют на ней глубокую тьму, тогда и о ней изречь то же, что изречено Им о других тварях, а именно, что они добры зело» 39.

В третий день

Бог отделил воду от земли, создал сушу и повелел этой суше произнести из себя растительность 40. – Воды, послушные гласу Творца, отделяются от земли, собираются в собрание едино, – и этим как бы «снимаются завесы, чтобы открылась земля, дотоле невидимая» 41. До сих пор «земляная качественность была ещё смешана с естеством влажным». Теперь же она до того «огущается собственными её качествами, что, по приведении всех её частей в однородное, при сжатом и сгнетённом её состоянии, выжата из неё заключающаяся влажность, вода же отделена от земляной примеси и собралась вокруг себя самой, заключённая в земляных впадинах»42. Собравшись в земляных впадинах и образовав огромные водяные бассейны или моря, вода приобретает солёность, дабы, от совокупления в одно место, не подвергнуться гниению. «Воды, покрывавшие землю в первый день, были не солёные. Хотя над землёю была бездна вод, но не было ещё морей. Воды сделались солёными в морях, до собрания же их в моря не были солоны. Когда воды разлиты были по лицу земли для её орошения, тогда были они сладки. Когда же в третий день собраны в моря, тогда сделались солёными, чтобы, от совокупления в одно место, не подверглись гниению, и чтобы, принимая в себя вливающиеся в них реки, не переполнялись. Чтобы не иссохло море от солнечного зноя, – вливаются в него реки; а чтобы не возрастало море, не выходило из пределов и не потопляло землю, принимая в себя воды рек, воды их поглощаются солёностью» 43. – Вид этих необъятных волнующихся морей, усеянных внизу опасными подводными камнями, а на поверхности украшенных недоступными никакой буре островами, невольно обращал на себя внимание Святых Отцов и давал им повод сравнивать их с многомятежным бушующим миром людей, среди которого, как тихие пристанища, красуются Церкви Божии, преисполненные неоскудевающей благодати Божией. «Море, говорит Св. Феофил Антиохийский, представляет нам некоторое подобие мира. Ибо, как море, если бы не было поддерживаемо приливом рек и источников, давно высохло бы по причине своей солёности; так и мир, если бы не имел закона Божия и пророков, из которых истекают сладость, милосердие, правда и учение святых заповедей Божиих, давно погиб бы вследствие злобы и умножающихся в нём грехов. И как на море есть обитаемые острова, обильные хорошими водами и плодоносные, имеющие спокойные места и пристани, в которых могут найти прибежище подвергшиеся буре; так Бог дал миру, волнуемому и обуреваемому грехами, собрания, называемый Святыми церквами, в которых, как в благоустроенных пристанях, сохраняется учение истины, к которым прибегают желающее спастись, как скоро они делаются любителями истины и захотят избежать гнева и суда Божия. И как есть иные острова – каменистые, безводные, бесплодные, полные диких зверей и необитаемые, опасные для плавающих и подвергающихся буре, об которые сокрушаются корабли и погибают к ним пристающие; так есть учения ложные: это – ереси, погубляющие тех, которые пристают к ним. Ибо они не руководствуются словом истины, но, как пираты, наполнив корабли, нарочно удаляются в выше названные места, чтобы погубить их; так бывает и с теми, которые уклоняются от истины, – они гибнут от своего заблуждения» 44.

«После того, как земля, сложив с себя бремя воды, успокоилась, весьма прилично ей дано повеление произращать сперва траву, потом деревья, что, как видим, совершается ещё и ныне. Ибо тогдашний глагол и первое оное повеление сделались как бы естественным некоторым законом и остались в земле и на последующие времена, сообщая ей силу рождать и приносить плоды» 45. Не без причины Всеблагим и Премудрым Богом было устроено и то, что растения появились на земли ранее солнца. «Поелику некоторые думают, что причина произрастающего из земли в солнце, которое притяжением теплоты извлекает на поверхность земли таящуюся в глубине силу, то земля украшается прежде солнца, чтобы заблуждающиеся перестали поклоняться солнцу и признавать, будто оно даёт причину жизни. Посему, если убедятся, что вся земля украшена до сотворения солнца, то уменьшать безмерное к нему удивление, рассудив, что оно, по бытию, позднее травы и зелени» 46. По той же причине и самая суша явилась прежде солнца – «дабы причину осушения земли не приписали мы солнцу» 47.

В четвёртый день

созданы Богом светила небесные: солнце, луна и звёзды48. «Тогда (т.е. в первый день) произведено было самое естество света, а теперь приуготовляется это солнечное тело, чтобы оно служило колесницею тому первобытному свету. Иное есть огонь, а иное светильник; один имеет силу издавать свет, а другой устроен светить кому нужно. Так и оному чистейшему, ясному и невещественному свету устрояется теперь колесница, т.е. светила» 49. «Посему, поясняет Св. Григорий Нисский, совершается это в четвёртый день не потому, что тогда создан свет, но потому, что светоносное свойство совокупилось вокруг естественного и свойственного ему, и явились как прочие звёзды, так и видимые в большем пред прочими объёме – солнце и луна, бытие которых в первоначальном основании заимствовало начало от света, но состав каждого светила приведён в совершенство в три дня» 50. В самом деле, «вся в совокупности полнота твари пришла в бытие (ещё) по первому Божию изволению («В начале сотвори Бог небо и землю»)....... «В первобытном хаосе находились элементы всего того, что произошло потом постепенно, в течении шести дней. «Посему, вместе со всем произошёл и свет, но не явился вдруг во всём, пока темные части твари оставались преграждающими путь светоносной силе....» 51 И вот, только теперь, «по взаимном стечении всех частиц52, сколько их было всеяно в светоносной сущности солнечного естества, произошло великое светило; а также и на луне, и на каждой из прочих движущихся и неподвижных звёзд, соединение частиц каждой с однородным произвело которое-либо одно из видимых светил. Таким образом пришло всё в бытие» 53. – Такое раздробление света на солнце, луну и звёзды было вызвано особою благопромыслительностью Божьею о тварях, имевших появиться вскоре затем. «Как твердью (Бог) разделил водное естество, – часть поместил над твердью, а часть оставил под твердью; так по воле Своей, разделив и оный (первозданный) свет, устроил (в день четвёртый) великие и малые светила........ (Ибо) животные имеют глаза и не вынесли бы преизбытка света; свет же, разделённый на малые и большие светила, издает сияние, соразмерное зрению животных» 54. – Что же касается того положения, какое светила занимали на небосклоне в самый момент своего создания, то Св. Ефрем Сирин рассуждает об этом так: «Если же, говорит он, светила в то самое время, когда сотворены, были велики и сотворены они утром; то следует, что солнце стояло тогда на востоке, а луна против него – на западе; солнце было низко и частью погружено, потому что сотворено на месте восхождения его над землёю, а луна была выше, потому что сотворена там, где бывает в пятнадцатый день. Посему в то время, как солнце стало видимо на земле, оба светила увидели друг друга, и потом луна как бы погрузилась........ Луна была вместе и стара и молода: молода – потому что едва была сотворена, стара – потому что была полна как в пятнадцатый день. Если бы луна была, какою бывает в первый, или во второй день, то по близости к солнцу, не могла бы светить и даже быть видимою. Если бы луна сотворена была, какою бывает в четырнадцатый день, то, хотя бы была она видима, но не светила бы, и неверным оказалось бы сказанное: «сотвори Бог светила великая», а также: «да будут светила на тверди небесной освещати землю». Как луна сотворена, какою бывает в пятнадцатый день; так солнце, хотя ему был первый день, при сотворении своём, было четверодневно, потому что все дни считались и считаются по солнцу. – Одиннадцать дней, которыми луна старее солнца и которые прибавлены луне в первый год, – суть те самые дни, которые ежегодно прибавляются луне употребляющими лунное счисление» 55. – Обращаясь, затем, к символическому значению светил небесных, Святые Отцы находят, что «солнце есть образ Бога, а луна – человека. И как солнце много превосходит луну могуществом и славою, так Бог далеко превосходит человека; и как солнце всегда бывает полно и не уменьшается, так Бог всегда пребывает совершен, полный всякого могущества, разума, мудрости, бессмертия и всякого блага. Луна же, образ человека, каждый месяц умаляется и как бы умирает, потом нарождается и увеличивается, представляя будущее воскресение. Подобным образом, те три дня, которые были прежде создания светил, суть образы Троицы – Бога и Его Слова и Его Премудрости56. А четвёртый день – образ человека, нуждающегося во свете; так что, существует Бог, Слово, Премудрость, человек. Потому и созданы светила в четвёртый день, И расположение звёзд представляет экономию и порядок праведных, благочестивых и соблюдающих закон и заповеди Божии. Ибо самые светлые и блестящие звёзды суть образы пророков; почему они и пребывают неподвижными и не переходят от места на место. Другие звёзды, менее светлые, суть образ народа праведных. Блуждающие же и двигающиеся с места на место, так называемые планеты, представляют собою тех, которые отпадают от Бога и оставляют Его закон и повеления» 57.

В пятый день

Бог создал рыб и птиц58. «В первый раз созидается животное одушевлённое и одарённое чувством» 59. В том факте, что вода, повинуясь творческому гласу, изводит из себя «гады душ живых», Святые Отцы видят «многоразличную премудрость Божию». «Были благословлены Богом созданные из воды, говорит Св. Феофил Антиохийский, чтобы и это служило знамением того, что люди, которые приступают к истине, возрождаются и благословляются Богом , примут покаяние и отпущение грехов посредством воды и бани возрождения» 60. А многочисленность и разнообразие обитателей вод служило и служит вечным наглядным доказательством «могущества и неизреченного человеколюбия Господа»: – «могущества – в том, что Он словом и повелением произвёл таких животных; а человеколюбия – в том, что, произведши их, назначил им своё место в неизмеримом море, чтобы они никому не вредили, но жили бы в водах и видом своим возвещали о высочайшем могуществе Творца» 61.

В шестой день

Бог повелел земле извести из себя всякого рода животных и гадов. В тот же день Бог сотворил из земли и человека62. – «Звери (θηρία , созданные в шестой день), получили своё имя от того, что они одичали (άιτό τού θηρίοϋσθαι), а не потому, чтобы изначала были злыми, или ядовитыми, ибо ничего злого не было изначала сотворено Богом, но всё было прекрасно; грех же человека испортил их, ибо с преступлением человека и они преступили. Если владыка дома хорошо ведёт себя, то, необходимо, и слуги живут благочинно; если же господин согрешит, то и слуги его также будут грешить. Таким же образом произошло и то, что с согрешением человека, который есть господин всего, и служащие ему твари уклонились ко злу. Но когда человек опять возвратится в сообразное с своей природой состояние, тогда и те животные восстановятся в первоначальный образ кротости» 63. Однако же, и состояние одичания и свирепости, в какое впали звери после падения человека, допущено Богом отнюдь не во вред, а в пользу же ему. «Поелику Владыка Бог предвидел, что будем уклоняться в леность, то предуготовил зверей, как бы некие бичи и страшилища, чтобы, приводя нас ими в боязнь, привлечь к Себе и довести до необходимости призывать Его на помощь» 64. Теперь спрашивается, «для чего (именно) земля изводит душу живу? – (Для того), чтобы ты знал различие между душою скота и душою человека. Вскоре узнаешь, как сотворена душа человеческая, а теперь слушай о душе бессловесных. поелику, по Писанию, душа всякого животного кровь его есть (Лев. XVII, 11), а сгустившаяся кровь обыкновенно обращается в плоть, и истлевшая плоть разлагается в землю; то по всей справедливости, душа скотов есть нечто земное» 65.

Таким образом, к концу шестого дня земля покрылась роскошною растительностью, воды были переполнены рыбами и морскими чудовищами, воздух – пернатыми, леса и поля – зверями, «но ещё не было смешения из ума и чувства, сочетания противоположных, – сего опыта высшей премудрости, сея щедрости в образовании естества; и не всё богатство благости было ещё обнаружено. Восхотев и сие показать, Художническое Слово созидает живое существо, в котором приведены в единство то и другое, т.е. невидимая и видимая природы; созидает, говорю, человека, из сотворённого уже вещества взяв тело, а от Себя вложив жизнь (что в Слове Божием известно под именем разумной души и образа Божия), творит как бы некоторый второй мир – в малом великий; поставляет на землю иного ангела, из разных природ составленного поклонника; зрителя видимой твари, таинника твари умосозерцаемой, царя над теми, что на земле, подчинённого горнему царству; земного и небесного, временного и бессмертного, видимого и умосозерцаемого; ангела, который занимает средину между величием и низостью; один и тот же есть дух и плоть; дух ради благодати, плоть ради превозношения; дух, чтоб пребывать и прославлять Благодетеля; плоть, чтобы страдать и, страдая, припоминать и научаться, сколько ущедрен он величием; творит живое существо, здесь предуготовляемое и преселяемое в иной мир и (что составляет конец тайны), через стремление к Богу, достигающее обожения. Ибо умеренный здесь свет истины служит для меня к тому, чтобы видеть и сносить светлость Божию, достойную Того, Кто связует и разрешает, и опять совокупит превосходнейшим образом» 66. – Всё великолепие предшествующего творения являлось, следовательно, как бы одним общим громадным и чудным чертогом, который только и ждал в свои недра владыку и царя. И вот, царь этот явился. «Когда всё уже (Бог) устроил и всему видимому дал надлежащий порядок и красоту, когда приготовил роскошную трапезу, полную разных и всякого рода яств и показывающую во всем изобилие и богатство; когда, так сказать, царский чертог блистательно украсил от верха до низу, – тогда-то, наконец, созидает того, кто имеет наслаждаться всем этим, даёт ему власть над всем видимым и показывает, во сколько крат это, имеющее быть созданным, животное превосходнее всего сотворённого, когда Он повелевает всем тварям быть под его властью и управлением» 67. «Как добрый гостеприимец до приготовления снедей не вводит гостя к себе в дом, но приготовив всё благоприлично, убрав, какими следовало, украшениями дом, пиршественную горницу, трапезу, припасши уже пригодное для пищи, принимает у себя сопиршественника: подобным сему образом богатый и щедрый Угоститель естества нашего, всякого рода красотами убрав это жилище, уготовив этот великий и всем снабжённый пир, потом уже вводит человека, вменив ему в занятие не приобретать то, чего ещё нет, но наслаждаться тем, что уже есть. Поэтому, в основание устройства полагает сугубое начало, смешав с земным божественное, чтобы, ради того и другого иметь ему наслаждение, какое сродно и свойственно тому и другому, наслаждаясь и Богом по естеству божественному, и земными благами – по однородному с ними чувству» 68. В создании человека после того, как предварительно создан был весь окружающей его мир, Лактанций усматривает ещё и некоторый таинственный смысл. «Подобно тому, как Бог, говорит он, сотворивши прежде всё то, что нужно было для употребления человека, создал его уже последним в шестой день и поместил в мире, как бы в некоем украшенном чертоге; так и Слово – Бог правилами и учением Своим созиждет истинного человека, т.е. святой народ, в великий день, который будет последним. Подобно – как в начале мира сотворён был смертный и несовершенный человек, дабы жил на земле 1000 лет; так и при конце мира создан будет совершенный человек, дабы, оживотворяемый Богом, господствовал 1000 лет над тою же землёю» 69.

Уже самое создание человека показывает на преимущество последнего над всем окружающим его. «Сотворив всё словом, Он (Бог) как бы почитал это маловажным, и только создание человека бессмертного почитал делом достойным Своих рук» 70. «К одному только устроению человека Творец вселенной приступает как бы с рассмотрительностью, чтобы и вещество приуготовить для его состава, и образ его уподобить первозданной некоей красоте, и предназначить цель, для которой будет он существовать, и создать естество, соответственное ему, приличное его деятельности, пригодное для предположенной цели» 71. Кроме того, в чрезвычайном творении человека Св. Феодорит видит некое предуказание таинства Св. Троицы. «Поелику, говорит он, созидал (Бог) разумное существо, которое после многих родов имел обновить таинством Св. Крещения, совершаемым чрез призывание Св. Троицы; то, намереваясь создать сие естество, которое могло бы принимать оное таинство, прикровенно изобразил и тождество сущности, и число лиц. Ибо, сказав: «рече Бог», дал разуметь общение Божественного естества, а присовокупив: «сотворим», дал видеть число лиц. Так и далее, слово «образ» употребив в единственном числе,.... показал тождество естества; сказав же «Нашему», изобразил число Ипостасей. Бог всяческих, всё и несовершившееся провидя как уже совершившееся, созерцая будущее воплощение и вочеловечение Единородного, зная, что Он от Девы восприимет естество человеческое, так сочетает и соединит оное с Собою, что будет единое Лицо Бога и человека, и едино поклонение приносимо Ему будет тварью, –весьма справедливо и самое основание рода удостоил величайшей чести» 72: сотворивши Совет, созидает человека по образу Своему и по подобию, и не словом, как всё остальное, а руками Своими.

В чём же состоит в нас этот образ Божий, по которому создан человек? «Церковное учение, говорит Св. Епифаний Кипрский, верует, что человек вообще сотворён по образу Божию, но в какой именно части находится то, что по образу, не определяет» 73. Посему сами Отцы и Учители церкви решали предложенный вопрос неодинаково, хотя мысли их и не исключают одна другой, касаясь только разных сторон предмета. Напротив, если снести эти мысли вместе и расположить при свете истинного учения о Боге, нашем первообразе, то со всею полнотою определится, что такое в нас образ Божий. Во-первых, Бог есть Дух. Следовательно, образ Божий можно находить в невещественности нашей души74. – Во-вторых , Бог, как Дух, имеет и свойства Духа – ум , свободу, и, по самой природе Своей, бессмертен. Поэтому, в частности, можно полагать образ Божий, вместе с одними Отцами церкви, в уме человека. «Из персти и дыхания создан человек, – образ Бессмертного, потому что в обоих царствует естество ума» 75. «Всем (людям) равно, рассуждает Св. Григорий Нисский, дарован ум, все имеют способность размышлять, наперёд обдумывать, и всё прочее, чем изображается Божественное естество в созданном по образу Его» 76. Вместе с другими – в свободной воле человека. Перечисляя различные качества души человека, в которых можно видеть образ Божий, Св. Григорий Нисский продолжает: «одним из числа всего необходимого есть и сие – быть свободным, не подчиняться какому-либо естественному владычеству, но иметь самовластную, по своему усмотрению, решимость, потому что добродетель есть нечто неподвластное и добровольное: принужденное же и невольное не может быть добродетелью» 77. Вместе с третьими – в неразрушимости и бессмертии души человеческой. «Человек, по выражению Св. Григория Богослова – образ Бессмертного» 78. – В-третьих, Бог, чистейший Дух, есть Един по существу, но Троичен в Лицах; и в этом отношении некоторый слабый образ Божий можем находить в единичности нашей души, при тройственности её существенных сил79. А также и во взаимоотношении между умом, словом и дыханием человека. «Ум рождает слово, со словом же исходит дух, не рождаемый подобно слову, но всегда сопровождающий слово». Таково взаимоотношение и между Лицами Св. Троицы. «Впрочем, в человеке бывает сие только как в образе, потому что и слово, и дух (у него) не самостоятельны» 80. – Затем, по отношению ко всем другим существам Бог есть их Творец и Создатель. И человек также наделён стремлением к деятельности и созиданию. «Он – Божий образ в мире... Вместо творческой силы у него есть способная всё сделать рука и ведение, достаточное к тому, чтобы всё привести к исполнению» 81.–А как Творец и Создатель, Бог, по отношению к тварям, есть в тоже время и их Господь, Царь и Владыка. В этом смысле можно полагать образ Божий в дарованной человеку, при творении, царственной власти и владычестве над всеми земнородными, – тем более, что такая мысль согласна с ходом слов Самого Создателя82. «Соделаться образом Естества всем владычествующего, говорить Св. Григорий Нисский, не иное что значить, как при самом создании стать естеством царственным» 83. В самом деле, «сказав: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию», (Бог) не остановился на этом, но последующими словами объяснил нам, в каком смысле употребил Он «образ». Ибо что говорит? «И да обладают рыбами морскими и птицами небесными, (и зверьми) и скотами, и всею землёю, и всеми гады, пресмыкающимися по земли». Итак, «образ» Он поставляет в господстве, а не в другом чём. И в самом деле, Бог сотворил человека властителем всего существующего на земле, и нет на земле ничего выше его, но всё находится под его властью» 84. Причём должно заметить, что человек создан царём не только по отношению к видимой, окружающей его, природе, но и по отношению к своим помыслам и наклонностям, чем резко отличается от животных, «ибо душа прямо показывает в себе царственность и возвышенность, и великую далёкость от грубой низости тем самым, что она, не подчиняясь, свободно, полновластно располагает своими желаниями. А это кому иному свойственно, кроме царя?» 85 Наконец, в нравственном отношении, Бог являет Собою полноту совершенства и добродетелей, море благородства. Поэтому и в человеке «образ Божий состоит в том, что усматривается в нас лучшего» 86. «Бог, по естеству Своему, есть всякое то благо, какое только можно обнять мыслью, или, лучше сказать, – будучи выше всякого блага, и мыслимого, и постигаемого, Он творит человека не почему-либо иному, а только потому, что благ. Будучи же таковым и поэтому приступив к созданию человеческого естества, не в половину показал могущество благости, дав нечто из того, что у Него есть, и поскупившись в сем общении. Напротив того, совершенный вид благости в Боге состоит в том, что приводит человека из небытия в бытие и соделывает его нескудным в благах. поелику же подробный список благ велик, и обозначить их числом неудобно; то Божье слово в кратком изречении, совокупив все блага, обозначило их, сказав, что человек создан по образу Божию. Ибо это значит то же, что и сказать: соделал естество человеческое причастным всякого блага, потому что, если Божество есть полнота благ, а человек Его образ, то, значит, образ в том и имеет подобие первообразу, что исполнен всякого блага. Следовательно, в нас есть представление всего прекрасного, всякая добродетель и мудрость, всё, что только есть умопредставляемого о наилучшем.......... поелику же в одном человеке немыслимо совмещение всех возможных добродетелей и совершенств, то под словом «человек» лучше всего разуметь – «человечество». По силе предведения, как бы в одном теле, сообъята Богом всяческих полнота человечества, и сему-то учит слово, изрекшее: «сотвори Бог человека, и по образу Божию сотвори его». Ибо не в части естества образ и не в каком-либо одном из усматриваемых таким же благодать, но на весь род равно простирается таковая сила......... Целое наименовано одним человеком, потому что для Божия могущества нет ничего ни прошедшего, ни будущего, но и ожидаемое, наравне с настоящим, содержится вседержащею действенностью. Посему всё естество, простирающееся от первых людей до последних, есть единый некий образ Сущего» 87. – Итак, нельзя сказать, что в какой-либо одной части, или силе, или способности, но во всём человеке, более или менее, отображается образ Божий. – Но человек создан не только по образу, а и по подобию Божию. Подобие это, по учению Святых Отцов и Учителей Церкви, состоит в усовершенствовании сил и способностей души до Богоуподобления. Подобие, говорить Св. Иоанн Златоуст, состоит в том, чтобы «по возможности уподобляться Богу в добродетели, как говорит Христос: «будите» подобны «Отцу» Моему «Небесному»» 88. Сотворив человека по образу Своему, говорит Св. Феофил Антиохийский, Бог «дал ему побуждение к преуспеянию, чтобы, возрастая и совершенствуясь, даже явленный как Бог, восходил на небо бессмертным» 89. Следовательно, образ Божий получается от Бога вместе с бытием, а подобие должно приобретаться самим человеком, получившим всю к тому возможность.

Шестым днём заканчивается творение; отселе начинается уже промышление Божие о созданных Им тварях. «И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал»90. А «чтобы сей один день из всех прочих не остался ненаграждённым,.... то ему, вместо созидания, (Бог) дал благословение» 91. Кроме того, «Бог мира дал седьмой день, чтобы рабы, даже против воли господ своих, имели отдохновение; и притом, временною субботою, данною народу преходящему, хотел представить образ субботы истинной, какая будет в мире нескончаемом. Сверх того, поелику нужно было установить седьмицы дней, Бог возвеличил благословением тот день, который не был прославлен делами творения, чтобы данною ему чрез это честью сравнился он с прочими днями, и восполнилось седьмеричное число дней, потребное для мира» 92. Наконец, ап. Варнава указывает ещё и иное прообразовательное значение этого дня. «Замечайте, дети, говорит он, что значит: «покончил в шесть дней». Это значит, что Господь покончит всё в шесть тысяч лет, ибо у Него день равняется тысяче лет (Пс. 89; 2 Петр., III, 8)...... Итак, дети, в шесть дней, т. е. в шесть тысяч лет, покончится всё. «И успокоился в день седьмой». Это значит, что, когда Сын Его придёт и уничтожит время беззаконного, совершит суд над нечестивыми, изменит солнце, луну и звезды; тогда Он прекрасно успокоится в седьмой день» 93.

* * *

1

Твор. Св. Григ. Нисск., т. V, изд. 1863 г., Москва, стр. 333, Опров. Евномия, кн. II, гл. XI; – Тоже см. – т. VI, Москва, 1864, стр. 141, Опр. Евн. кн. IX, гл. I, – стр. 371, – кн. XII; Тв. Блаж. Феод., т. I, Моск., 1855 г., стр. 13; Толк. на кн. Бытия, вопр. 6.

2

Св. Феоф. Ант., к Автолику, кн. I, пункт 4; – см. свящ. П.Преображенский, Сочинения древних христианских апологетов. Москва, 1867 г., стр. 172, – тоже см. ibid., стр. 200. – К Автолику, кн. II, п. 13; – твор. Св. Григ. Богослова, т. III, Москва, 1844, стр. 140, Слово XXXII, ibidem, стр. 241, Слово XXXVIII.

3

Татиан. Речь против Еллинов, пункт 5; см. свящ. П.Преображенский. Сочинения древних христ. апологетов, стр. 17; тоже см. Твор. Бл. Феод., т. VI, Москва, 1859 г., стр. 21–24, О веществе.

4

Твор. Св. Григ. Нисск., т. I, Москва, 1861 г., стр. 171–172, гл. 23-я.

5

Тв. Св. Иоан. Злат. Беседы на кн. Бытия, ч. I, Спб., 1851 г., стр. 20; – тоже см. – ibid, стр. 23–24; – Тв. Св. Ефр. Сир., т. 8, Москва, 1853 г., стр. 250. – Толк. на кн. Быт., гл. 1; August.,Ad Orosium, с. 2, –см. Догм. Бог. Преосв. Мак., т. II, 14 стр.

6

Тв. Св. Григ. Нисск., т. I, стр. 173–175, гл. XXIV.

7

Tertull. Adv. Hermog., с. 4–7; см. тоже ibid., Adv. Marc., 1, 15; – Dionys. Alex., fragm. III ex lib. Adv. Sabell apud Galland., III, p. 494; Method. apud Phot. Bibl. cod. 236; – см. Пр. Догм. Бог. Макар., т. II, 10–11 стр.

8

Tertull. Adv. Hermog., с.89; – см. Прав. Догм. Бог. Пр. Макаря, т. II, 14 стр.

9

Св. Феоф. Ант., К Автол., кн. II, гл. 4; – см. свящ. П.Преобр. Сочин. др. хр. апол., стр. 187; – тоже см. Ibidem, 194–196, 200 стр. – кн. II, гл. 9. 10. 13; – Тв. Св. Григ. Нисс., т. I, 10–11 стр.

10

Тв. Св. Григ. Нисс., т. I, стр. 9–10, О Шестодневе.

11

Св. Вас. Вел., т. I, Москва, 1845 г., стр. 23–25, Шестоднев. Бес. II-я.

12

Тв. Св. Григ. Богосл., т. IV, Москва, 1844 г„ стр. 226, Песнопения таинственные; Слово IV, О мире.

13

Тв. Св. Григ. Нисск., т. I, стр. 20–22, О Шестодневе; тоже см. Тв. Св. Вас. Вел., т. I. стр. 26–32, Шестоднев, Бес. II; – Тв. Св. Афан. Вел. Прот. Ариан, Сл. III.

14

Тв. Св. Иуст. Фил. и Муч., Апол. I-я, гл. 10; – Св. Ипполита, толк. на кн. Быт. 1, 6, –Татиана, Речь к Еллинам, гл. 7.

15

Бл. Август., De Genes. con. Manich. I, с. 5. 7; – Тоже см.: Св. Амврос. Мед. In. Hexaëm, I, с. 7. – Severian. Orat. I, de mundi creat., с. 3; – Method., ap. Phot. Bibl., cod. 224; –См. Догм. Б. М., II, 94–5.

16

Татиан, Речь против Еллинов, пункт 5; – См. свящ. П.Преображенский, Сочнения древних христианских апологетов, стр. 16–17; – Тоже см. Твор. Св. Епифания, Еп. Кипрского. т. I, Москва, 1863 г., стр. 365, О Птоломеях, гл. III.

17

Прем. Сол., XI, 18.

18

Быт., I. 2.

19

Тв. Св. Вас. Вел. т. I, 33–34 стр. Шестодн., Бес. II; – Тоже см. Тв. Св. Ефр. Сирина, т. VIII, стр. 253, Толк. на первую книгу. т. е. на книгу Бытия., гл. I; – Тв. Св. Ио. Злат., Бес. на кн. Бытия, ч. I, стр. 31.

20

Тв. Бл. Феодор., т. I. 16–17 стр., Толк. на кн. Быт., вопрос 9-й.

21

Быт., 1, 3–5.

22

Св. Феоф. Антиох., К Автол., кн. II; 11; см. свящ. П. Преобр., Соч. др. хр. апологетов, стр. 186.

23

Ibidem стр. 200–201, – кн. II, 13.

24

Тв. Св. Вас. Вел., т. I, стр. 34–35, Шестоднев, Бес. III.

25

Тв. Св. Гр. Нисс., т. I. 14–17 стр., О Шестодневе.

26

Тв. Св. Вас. Вел., т. I, 36 стр., Шестоднев, Бес. II.

27

Тв. Св. Гр. Нисс., т. I, 18 стр., О Шестодневе.

28

Тв. Св. Вас. Вел., т. 1, 36 стр., Шестоднев, Бес. II.

29

Тв. Св. Ефр. Сир, т. VIII, стр. 254–256, Толк. на перв. кн., т. е. на кн. Бытия, гл. I.

30

Тв. Св. Ефр. Сир., т. VIII, стр. 254–256, Толк. на кн. Быт., гл. I.

31

Тв. Св. Иуст. Фил. и Муч., Апология I, 67 стр. – См. свящ. П. Преобр., Соч. Св. Иуст. Фил. и Муч., Москва, 1864г., стр.108.

32

Тв. Св. Ио. Зл., Бес. на кн. Быт., ч. I, стр. 33; – тоже см. Ibidem, стр. 31–36.

33

Тв. Св. Епиф. Кипр., т. VI, Москва, 1884г., стр. 252–253, О мерах и весах, гл, 22.

34

Быт., I, 6.

35

Тв. Св. Ио. Злат., Бес. на кн. Быт., ч. I, стр. 50, Бес. IV; – тоже см. Ibidem, стр. 49. 51. 52. 53.

36

Тв. Бл. Феодор., т. I, стр. 18, Толк. на кн. Бытия, вопр. 12, тоже см. Ibidem, стр. 50, вопр. 15.

37

Св. Феоф. Ант., К Автол., кн. II, 13. – См. Св. П. Преоб., Соч. др. хр. апологет., стр. 201; – тоже см. Тв. Св. Вас. В., т. I, Шестод., стр. 45–47, Бес. III, – также стр. 43–45. 48. 52. 55–56.

38

Тв. Св. Гр. Нисс., т. I, стр. 25., О шест.; – тоже см. Ibid., стр. 23–29; – т. VI, Москва, 1864, стр. 374, Опр. Евном., кн. XII; – т. I, стр. 72, О Шестодн.

39

Тв. Ефрема Сир., т. VIII, 263 стр., Толк, на кн. Быт., гл. I.

40

Быт., I, 9–13.

41

Тв. Св. Вас. Вел., т. I, стр. 63, Бес. на Шест., Бес. IV.– Тоже см. Тв. Св. Ио. Злат., Бес. на кн. Быт., ч. I, стр.71, Бес. V.

42

Тв. Св. Григ. Нисс., т. I, О Шестодн., стр. 32.

43

Тв. Св. Ефр. Сир., т. VIII, стр. 357, Толк. на перв. кн., т. е. на кн. Бытия, гл. I,– Тоже см. Ibidem, стр. 258.

44

Св.Феоф. Ант., К Автолику, кн. II, 14; – См. Свящ. П. Преобр., Сочин. др. хр. Апологетов, стр. 201–202; Тоже см Тв. Св. Вас. Вел., т. I, стр. 74, Бес. на Шестодн., Бес. IV.

45

Тв. Св. Вас. В., т. I, стр. 75, Бес. на Шестодн., Бес. V; – Тоже см. Тв. Св. Ио. Злат., Бес. на кн. Быт., ч. I, стр. 72–73, Бес. V.

46

Тв. Св. Вас. Вел., т. I, стр. 76, Бес. на Шест., Бес. V;– Тоже см. Тв. Св. Ио. Зл., Бес. на кн. Быт., ч. I, стр. 73; 88–89, Бес. V и VI; – Тв. Св. Вас. В., т. I, стр. 98, Бес. на Шест., Бес. VI; – Св. Феоф. Ант.,–К Авт., II, 15; – см. П. Преобр., Соч. др. хр. Апол., 202 стр.

47

Тв. Св. Вас. В. т. I, 69, Б. на Шест., Б. IV; – Тоже см. Ibid., 116–7 с., Б. VI.

49

Тв. Св. Вас. Вел., т. I, стр. 98–99, Бес. на Шест., Бес. VI.

50

Тв. Св. Григ. Нисс., т. I, стр. 69, о Шест., – тоже см. Ibid, 70–71 стр.

51

Тв. Св. Григ. Нисс., т. 15 стр. 63–65, о Шестодневе.

52

«Например: масло, ртуть, вода, если кто, смешав все эти вещества, выльет в один сосуд, то, по прошествии непродолжительного времени, сперва сделается видным, что ртуть, так как тяжелее других, – (то) и сильнее стремится вниз, собирает собственные свои части, хотя бы и повсюду были они рассеяны; потом вода сливается сама с собою; а потом частицы масла выплывают на верх всего и составляются между собою. Так, думаю, должно гадать и о том, что составляет предмет нашего обозрения, переменив из сказанного одно то, что здесь в веществах текучих совершается по причине тяжести, –там, в веществе стремящемся выспрь оказывается происходящим в обратном порядке». (Тв. Св. Гр. Нис., т. I, 70 с., о Шестодн.).

53

Тв. Св. Григ. Нисс., т. I, 63–65 стр., о Шестодневе.

54

Тв. Бл. Феод., т. I, стр. 20 и 22, Толк. на кн. Быт., вопр. 15 и 17.

55

Тв. Св. Ефр., т. VIII, стр. 265–266, Толков. на первую кн., т.е., на кн. Бытия, гл. I.

56

У Св. Феофила Ант. у первого из Свв. Оо. встречается слово Троица.

57

Тв. Св. Феоф. Ант., К Автол., кн. II, 15; – См. Св. П. Преоб., Соч. др. хр. апол., стр. 202–203; – Тоже см. Тв. Св. Вас. В., т. I, стр. 116–117, Бес. на Шестод., Бес. VI.

58

Быт., I, 20–23.

59

Тв. Св. Вас. Вел., т. I, стр. 22 Бес. на Шест., Бес. VII.

60

Св. Феоф. Ант., К Авт., кн. II, 15; – См. Св. П. Преобр., Соч. др. хр. апол., стр. 203–204.

61

Тв. Св.Ио. Злат., Бес. на кн. Быт., ч. I, стр, 106, Бес. VII.

63

Св. Феоф. Ант., К Автол., кн. II, 17; – См. Св. П. Преобр., Соч. др. хр. апол. стр. 204–205.

64

Тв. Бл. Феодор., т. 1, стр. 22, Толк. на кн. Быт., воп. 19.

65

Тв. Св. Вас. Вел., т. I, стр. 139–139, Бес. на Шестоднев, Бес. VIII.

66

Тв. Св. Григ. Бог., т. III, стр. 241–3, Слово 38; – Тоже см. Ibidem, стр. 262–263, Слово 39, на Святые светы явл. Госп. – т. IV, стр. 242–243, Слово 7, О душе.

67

Тв. Св. Ио. Злат., Бес. на кн. Быт., ч.I, стр.110, Бес. VII; – Тоже см. Тв. Св. Ио. Злат., Беседы к Антиох. народу, ч. 11, Спб., 1849 г., стр. 395, – Бес. на кн. Быт., II, Св. Иринея Лионск., Прот. ересей, кн. V, гл. 29, 1; – См. Памятники др. христ. письменности, в русском переводе, Св, Ир., Еп. Лионс, Пять кн. пр. ересей,– приложение к Пр. Обоз., Москва, 1868 г., стр. 660–661; – Тв. Св. Григ. Бог., т. IV, стр. 144, Слово 44, на неделю новую.

68

Тв. Св. Гр. Нисс., т. I, стр. 84–86, Об устр. человека, гл. 2-я.

69

Твор. Лактанция, ч. II, перев. Карнеева, Спб., 1848 г., стр. 127, Божеств, наставл., кн. VII, 14.

70

Св. Феоф. Ант., К Автол., кн. II, 18; – См. Св. П. Преобр , Сочин., др. хр. апологетов, стр. 205.

71

Тв. Св. Григ. Нисс., т. I, стр. 87., Об устр. чел., гл. 3.

72

Св. Бл. Феодорита, т. I. стр. 26–27, Толк. на кн. Бытия, вопрос 20.

73

Тв. Св. Епиф. Кипр., Haeres. LXX, n. 2. 3 sq.; Ancor. n. 55; см. Пр. Догм. Богосл. Пр. Макария, т. II, 139 стр.

74

Clem. Alex., Strom., II, 19; – Orig., cont. Cels., VI, 63; – VIII, 49; – De princ., IV, 37; –Ambros., In Hexaёm., VI, с. 8; – August., De Trinit., XII, 7; – см. Пр. Догм. Бог. Высокопр. Мак., т. II, стр. 140.

75

Тв. Св. Гр. Бог., т. IV, стр. 243, Слово VII, о душе.

76

Тв. Св. Гр. Нис., т. 1, стр 144–5, об устр. человека, гл. 16; – Тоже см. стр. 140, II т. Догм. Б. Макария. Clem. Alex., Strom., VI, 14; August., In Ioan. tract. III.

77

Тв. Св. Григ. Нисс., т. I, стр. 140–141, Об устр. чел., гл. 16. – Тоже см. Тв. Бл. Иерон., Письмо 146; – Тв. Св. И. Дамаскина, Точн. изл. прав. веры, III, 14; – а также Tertull. Adv. Marc., II, с. 5–6 – см. Пр. Догм. Богос. Пр. Мак., т. II, 141 стр.

78

Тв. Св. Григ. Бог., т. IV, 243 стр., Слово VII, о душе; – тоже см. Tertull., de Baptism., V; – August., De trinit., XIV, n. 4 и 6, – См. Пр. Д. Бог. Пр. Мак., II, 141.

79

Тв. Бл. Феод., т. I, Толк. на кн. Быт., вопр. 20; – а также см. Ambros., Lib. de dignit. cond. hum. c. II; Aug. De trinit., L. IX, с. 4. 11; – L. XII, См. Пр. Догм. Бог. Пр. Мак., II, 141.

80

Тв. Бл. Феод., т. I, стр. 31, Толк. на кн. Быт., вопр. 21: «Что значит по «образу»?».

81

Тв. Св. Ефр. Сир., т. VI, Москва, 1851 г., 406 стр., Адам и Ева.

82

Быт., I, 26.

83

Тв. Св. Григория Нисского, т. I, стр. 88, об устроении человека, гл. 4.

84

Тв. Св. Иоан. Злат., Бес. на кн. Быт., ч. I, стр. 122, Бес. VIII; – тоже см. Тв. Св. Ефр. Сир. т. VIII, толк. на кн. Быт., с. 268, гл. I.

85

Тв. Св. Гр. Нисс., т. 1, стр. 88, об устр. чел., гл. 4.

86

Тв. Св. Гр. Нисс., т. I, 160 стр., об устр. чел., гл. 20; – тоже см. Тв. Св. Епиф. Кипр., т. IV, Москва, 1880 г., 242 с., о раск. Авдиан, кн. III, отд. 1, гл. 2.

87

Тв. Св. Григ. Нисского, т. I, стр.: 140–141, 144–145, об устроении человека, гл. 16; – Тоже см. Ibidem, стр. 89, об устр. чел., гл. 5.

88

Тв. Св. Иоан. Злат., Бес. к Ант. нар., ч. II, Спб. 1849 г , стр. 402; – тоже см. Татиан, Речь пр. Еллинов, гл. XV. – См. свящ. П. Преоб., Соч. др. хр. апологетов, стр. 30–31; – Свят. Ирин. Лион., Пр. ерес., IV, 39, 3, – см. Пам. др. хр. письмен., 363–4 стр.

89

Св. Феоф. Ант., к Авт. к. II, 24, – см. свящ. П. Преображ., Соч. др. хр. ап., 212 стр.

90

Быт., II, 2.

91

Тв. Бл. Феод., т. I, стр. 31, Тол. на кн. Быт., вопр. 22.

92

Тв. Св. Ефр. Сир., т. VIII, Толк. на кн. Быт., стр. 271, глава II.

93

Ап. Варнавы Послание, гл. XV, – См. Св. П. Преоб. Писания мужей апостольских, Москва, 1862 г., стр. 67–68.



Источник: Протопопов В.И. Библейские ветхозаветные события по толкованиям святых отцов и учителей Церкви. Казань: типо-лит. Имп. ун-та, 1896. - 202 с. Отдельный оттиск из Протоколов Казанской духовной академии за 1895 год.

Комментарии для сайта Cackle