Борис Ильич Гладков

Глава 18. Исцеление бесноватого слепого и немого. Обвинения Иисуса книжниками в том, что Он изгоняет бесов силой веельзевула. Отказ им в знамении. Приход к Иисусу Его Матери и братьев

Когда Апостолы отправились на проповедь, то не могли уже быть свидетелями-очевидцами тех событий из жизни Иисуса Христа, которые совершились в их отсутствие. Поэтому об этом периоде деятельности Спасителя мы имеем весьма мало сведений, да и те записаны Евангелистами, очевидно, со слов других свидетелей, постоянно сопровождавших Господа.

Иисус в Капернауме

Евангелист Марк говорит, что после того (то есть после отправления Апостолов на проповедь, но когда именно – неизвестно) Иисус пришел в дом. Судя по последующему повествованию того же Евангелиста, надо полагать, что Он пришел в Капернаум, где поселился Сам, оставив Назарет (Мф. 4, 13), и где пребывала Богоматерь и Ее родственники.

Возвращение Иисуса в Капернаум опять привлекло к Нему толпы народа, жаждавшего исцеления от недугов; в этот раз стечение народа было так велико, что Иисусу и Его ученикам некогда было хлеба поесть.

Враждебные Иисусу фарисеи распустили слух, что Он вышел из себя. Судя по последовавшему вслед за тем обвинению фарисеями Иисуса в том, что Он изгоняет бесов силой князя бесовского, можно полагать, что выйти из себя, по мнению врагов Иисуса, означало – перестать владеть собой, обезуметь или подчиниться власти диавола. Слух этот дошел до ближних Иисуса, то есть Его Матери и так называемых братьев Его (объяснение о том, что это не были братья Его, см. на с. 185), и они пошли взять Его из толпы народа и увести к себе. Богоматерь, знавшая тайну рождения Иисуса, не могла, конечно, разделять опасений Своих родственников, и если пошла с ними, то не с целью взять Его, а просто из желания видеть Его.

Исцеление бесноватого слепого

Пока они шли, к Иисусу привели бесноватого, который был слеп и нем. Иисус исцелил его: слепой и немой стал видеть и говорить. Присутствовавший при этом народ, пораженный необычайным чудом, добивался узнать, кто этот чудотворец? Не Христос ли Он, сын Давидов?

Обвинение Иисуса фарисеями в том, что он изгоняет бесов силой князя бесовского

Ответ на этот вопрос должны были бы дать руководители и наставники народа, книжники и фарисеи. Но они, услышав, что народ готов признать Иисуса за Христа-Мессию, поспешили со своей гнусной клеветой. Не имея никакой возможности отвергать совершаемые Иисусом всенародно изгнания бесов из бесноватых, они объясняли это не божественной силой Иисуса, а силой сатаны, и тем хотели вселить в народе ненависть и страх к Иисусу, как имеющему будто бы сношения с нечистой силой.

Евангелист Матфей говорит, что это обвинение было возведено на Иисуса фарисеями, а Евангелист Марк повествует, что ту же клевету распускали книжники, пришедшие из Иерусалима (Мк. 3, 22). Фарисеи и книжники составляли сплоченную партию, враждебную Иисусу, и действовали против Него заодно.

Ответ Иисуса на это обвинение

Фарисеи и книжники не решались сказать Самому Иисусу, что Он изгоняет бесов силой веельзевула (сатаны), а старались тайно от Него внушить это народу. Но Иисус прямо к ним обращается с опровержениями их клеветы и тем обнаруживает перед ними Свое всеведение, то есть божественное свойство. Начинает Он Свои опровержения примерами, понятными каждому, и делает это для того, чтобы сами враги Его вынуждены были всенародно признать себя неправыми. Он говорит, что всякое общество людей, будь то государство (царство), город или семья (дом), сильно только единением всех его членов; но если между членами общества начнутся несогласия, ссоры, раздоры; если они разделятся на враждебные друг другу партии, если ослабеет сила единения их, то само общество (царство, город, семья) распадется и не может устоять.

«Если Я, имея в себе беса, посредством его изгоняю других бесов, то, значит, между бесами несогласие и распря и они восстают один на другого; если же они восстают друг на друга, то их сила погибла и рушилась. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою; если же он разделился, то лишился силы и погиб, а если погиб, то как может изгнать другого?» Вот первое опровержение. Второе, следующее за ним, касалось учеников. И если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют? Апостолы уже изгоняли бесов, получив на то власть от Спасителя, но фарисеи не обвиняли их. Они вооружались не против дел, а против лица. Поэтому Христос, желая показать, что одна зависть – причина их обвинения, указывает и на Апостолов. «Если Я, как вы говорите, изгоняю бесов силой веельзевула, то тем более они, как получившие на то власть от Меня. Однако же вы ничего подобного о них не говорите. Почему же вы Меня, даровавшего им такую власть, обвиняете, а их освобождаете от обвинений? Если ученики Мои, будучи одного с вами рода, веруют в Меня и повинуются Мне, то очевидно, что они осудят тех, которые делают и говорят противное. Посему они будут вам судьями (Мф. 12, 27). Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас Царствие Божие». Евангелист Матфей говорит – если же Я Духом Божиим... а Евангелист Лука – если же Я перстом Божиим... (Лк. 11, 20), показывая этим, что изгнание бесов есть дело высочайшей силы и особенной благодати. Он не сказал просто: достигло... Царствие Божие, но прибавил – до вас. Итак, что же вы не радуетесь своим благам? Для чего вооружаетесь против своего спасения? Вот, теперь настало время, о котором предсказывали пророки. Вот признак проповеданного ими пришествия: бесы изгоняются силой божественной. – После второго опровержения Он приводит и третье, говоря: как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? Что сатана не может изгнать сатану, это ясно из предыдущего, а что иначе и невозможно изгнать сатану, как победивши его наперед, – и с этим все согласны. Что же означают слова Христа? Ничего более, как только усиливают то, что Он сказал прежде. Фарисеи хотели доказать, что Он не Своей властью изгоняет бесов, а Он доказывает, что не только бесов, но самого их начальника победил собственной Своей силой. Если диавол есть начальник, а бесы его подчиненные, то как можно пленить последних, когда он сам не будет побежден и покорен? Христос называет сатану сильным не потому, что он таков по природе, нет, – но указывая на его прежнюю большую власть, какую он имел над нами по нашей беспечности. Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает. Вот и четвертое опровержение. «Какое Мое намерение? – говорит Христос. – Привести людей к Богу, научить их добродетели, возвестить им Царство. А чего хотят диавол и бесы? Противного этому. Итак, каким образом тот, кто не собирает со Мной и кто не за Меня, будет помогать Мне? И что Я говорю – помогать? Напротив, он еще старается расточать Мое. Как же поэтому не только не помогающий Мне, но еще расточающий Мое, может иметь со Мной такое согласие, чтобы стал со Мной вместе изгонять бесов?» (Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Матфея. 41).

Доказав таким образом что Он изгоняет бесов божественной силой Духа Святого, Иисус сказал: всякий грех и хула простятся человекам, если они чистосердечно раскаются; а хула на Духа не простится человекам.

«Вы много говорили о Мне, что Я обманщик, что Я противник Божий. Я вам это прощу и не потребую вашего наказания, если вы раскаетесь; но хула на Духа не отпустится и кающимся. – Почему же? Потому, что Христа не знали, кто Он был, а о Духе получили уже достаточное познание. Все, что ни говорили пророки, говорили по внушению Духа, и в Ветхом Завете все имели о Нем очень ясное понятие. – Если уже вы говорите, что Меня не знаете, то несомненно знаете, что изгонять бесов и совершать исцеления есть дело Духа Святого. Итак, не Меня только поносите, но и Духа Святого. Потому и наказание ваше, как здесь, так и там, неизбежно» (Свт. Иоанн Златоуст, там же, 41).

Да не подумают, что хула на Господа нашего Иисуса Христа простительна. Христос отнесся снисходительно только к тем, которые, видя в Нем Человека, не могли допустить совмещения в Нем Божества, – только к тем, которые не веровали в Него до высшего и нагляднейшего проявления Им Своего Божества, то есть до Его Воскресения; теперь же хула на Сына Божия так же непростительна, как и хула на Духа Святого.

Продолжая Свои объяснения о том, что изгнание бесов не может совершаться силой бесовской, Иисус привел им доказательство из окружавшей их природы: достоинство дерева определяется плодами его; если плоды хороши, то и дерево считается хорошим, и, наоборот, если плоды дурны, то и дерево признается дурным; как же они, книжники и фарисеи, видя добрые дела Иисуса, решаются хулить Его, Творца этих дел? Ведь доброе исходит из доброго источника, а злое из злого; и если Он, Иисус, творит только добрые дела, то может ли Он быть злым? Равным образом, они, книжники и фарисеи, будучи злы, как порождения ехидны (змеи), злое и творят, и говорят только злое; их уста говорят злое от избытка злости их сердца.

Праздное слово, по объяснение Златоуста, есть слово, несообразное с делом, ложное, дышащее клеветой, а также и пустое слово, например: возбуждающее неприличный смех, срамное, бесстыдное, неблагопристойное.

Люди дадут ответ в день Страшного Суда не только за дела свои, но и за всякое греховное слово, так как слова выражают мысли и чувства человека.

Требование фарисеями от Него знамения

Иисус окончил Свои объяснения книжникам и фарисеям. Никто из них не решился возражать Ему. Казалось бы, отсутствие с их стороны возражений можно было счесть за отказ их от своего гнусного обвинения. Но они, потерпев поражение, не смирились, не уверовали в Иисуса как Мессию-Христа, а приступили к Нему с искушением, говоря как бы так: если Ты изгоняешь бесов не силой веельзевула, а благодатью Божией, то хотелось бы нам видеть от Тебя знамение в том.

Отказ в знамении

Они только что видели знамение (доказательство) божественной силы Иисуса в изгнании Им беса из слепого и немого; они видели множество других чудес Иисуса; они несомненно знали о воскрешении Им дочери Иаира и сына вдовы Наинской, а может быть, и присутствовали при этом. И после всего этого они просят знамения! Нет, такие люди не поверят никаким знамениям; это те свиньи, о которых говорил Христос в Своей Нагорной проповеди: не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас (Мф. 7, 6). Вот почему Иисус давая нам пример исполнения всех заповедей Своих, отказал коварным искусителям в знамении, сказав им: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. Не дастся им то знамение, которое хотелось бы им видеть теперь же, немедленно, то есть какое-нибудь поразительное знамение с неба; но знамение будет дано всем, и этим знамением, этим чудесным явлением, этим доказательством божественности Иисуса, будет Его Воскресение, прообразом которого было в Ветхом Завете чудо, совершенное Богом над пророком Ионой: ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи (Мф. 12, 40).

Указание на знамение Ионы

Из ветхозаветной книги пророка Ионы известно, что он был послан Богом в Ниневию проповедовать покаяние погрязшим в грехах жителям этого громадного города (в нем было тогда одних только детей, не умевших еще отличать правой руки от левой, более ста двадцати тысяч). Испугавшись исполнения такого поручения, он бежал в Иоппию, сел на отходящий корабль и поплыл по Средиземному морю в Фарсис; в открытом море поднялась страшная буря; Иона видел в этом грозном явлении наказание Божие за его грех ослушания; с его же согласия он был выброшен с корабля в море и, по повелению Божию, был поглощен большим китом; пробыл он во чреве кита три дня и три ночи, молился там о спасении своем и, по повелению Божию, был извергнут китом на сушу; пошел потом в Ниневию, проповедовал там необходимость покаяния и угрожал, что, в противном случае, через сорок дней Ниневия будет разрушена. Ниневитяне поверили Богу, говорившему устами пророка, объявили пост, покаялись и были пощажены.

По объяснению Епископа Михаила, еврейские слова, которые переводятся в книге пророка Ионы словами кит великий, не означают непременно кита, а означают вообще большую рыбу какого-либо рода; можно думать, что это была акула, которая может свободно проглотить целиком человека (Толковое Евангелие. 1. С. 243).

Если это был кит, то, конечно, не гренландский, имеющий очень узкое горло, а скорее так называемый роркваль, особый вид китов, водящихся в Средиземном море38; роркваль имеет под нижней челюстью громадный мешок со складками, и в таком мешке свободно может поместиться человек, не подвергаясь, как в желудке, действию пищеварительных соков.

Иисус сравнил пребывание Ионы три дня и три ночи во чреве кита с предстоявшим пребыванием Своим три дня и три ночи во гробе (в сердце земли); между тем из Евангелия всех четырех Евангелистов известно, что Он умер в пятницу в три часа пополудни (по нашему счету) и воскрес до восхода солнца, когда было еще темно, в день, следовавший за субботой, то есть в воскресенье. Если делить сутки на день и ночь, то придется признать, что Христос воскрес ночью, до наступления дня; следовательно, Он пробыл во гробе только два дня и две ночи39. Как же согласовать с таким выводом предсказание Иисуса о том, что Он будет в сердце земли три дня и три ночи?

Доказательства пребывания Иисуса в гробу три дня и две ночи

Относительно согласования дней нет больших трудностей. Евреи начинали день (по-нашему, сутки) с захода солнца или шести часов вечера, причем, исчисляя продолжительность какого-либо события, часть дня всегда принимали за целый день. Таким образом и считается первым днем пребывания Иисуса во гробе конец пятницы, до захода солнца; от захода солнца в пятницу и до захода солнца в субботу прошел полный второй день, а от захода солнца в субботу начался третий день. С этим вполне согласуются все предсказания Господа о том, что Он воскреснет в третий день (ср. Ин. 2, 19–22; Мф. 16, 21 и др.), то есть не по прошествии трех суток, а в третий день, в начале третьего дня по еврейскому счету.

Относительно же трех ночей согласование предсказания с действительным пребыванием Иисуса во гробе представляет большие затруднения. По этому вопросу Преподобный Исидор Пелусиот дает такое объяснение: Христос был распят в пятницу, причем от шестого часа до девятого (или, по нашему счету, от полудня до трех часов дня) была тьма, которую следует считать за ночь; от девятого (третьего) часа опять было светло, а потом наступила ночь с пятницы на субботу; таким образом, ночь с субботы на воскресенье была третьей ночью после смерти Иисуса или, как говорится, третьей ночью пребывания Его в гробе. – Такое объяснение едва ли можно признать правильным. Время пребывания Иисуса в сердце земли надо считать не с момента смерти Его, а с момента погребения, каковое совершились по окончании тьмы, наступившей в двенадцать часов; следовательно, если бы даже и возможно было принять за ночь время необыкновенного солнечного затмения, то и в таком случае надо было бы признать, что эта ночь окончилась до положения Иисуса во гроб и потому в счет трех ночей идти не может.

Думаю, нет никакой надобности прибегать к каким-либо натяжкам или искусственным объяснениям, чтобы найти третью ночь, которой на самом деле не было. Иисус Христос много раз говорил о предстоящей Ему смерти и каждый раз объяснял, что в третий день воскреснет. Во всех таких предсказаниях Его для нас важны два несомненные обстоятельства: первое – что Он действительно воскреснет, и второе – что Он воскреснет в третий день после Своей смерти. И эти предсказания сбылись с точностью. Что же касается сравнения Иисусом продолжительности Своего пребывания во гробе с продолжительностью пребывания Ионы во чреве кита, то это сравнение или уподобление не может иметь силы, равной с предсказанием. Предсказание должно исполниться в точности во всех подробностях, уподобление же должно совпасть лишь в главнейших точках соприкосновения. Ведь мы не ищем в притчах Господних непременного соответствия с главной мыслью притчи всех ее мельчайших подробностей. Так и в данном случае, в притче об Ионе нет надобности домогаться согласования всех ее подробностей с действительным временем пребывания Иисуса во гробе. Сказана эта притча фарисеям и книжникам, требовавшим знамения, поэтому и рассматривать надо ее с этой точки зрения. Христос отказал им в знамении, и мысль, которой Он руководствовался при этом, можно выразить в следующих словах: «Вашим предкам было дано знамение в лице Ионы пророка; его выбросили в море и считали погибшим, умершим; однако через три дня и три ночи он был выброшен на берег живым; подобное же знамение будет дано и вам: вы распнете Меня и будете думать, что избавились от Меня навсегда; но вы ошибетесь: Я в третий день воскресну!» – Дальше такого уподобления Сам Иисус Христос не мог идти, так как случай с Ионой не тождествен с пребыванием Иисуса во гробе: Иона не умирал и не воскресал, а находился живым во чреве кита; Христос же действительно умер и в третий день воскрес. А если эти два примера не совпадают даже в самых существенных чертах, то, конечно, не могут вполне совпадать и в мелочах, и потому ссылка Господа на Иону есть только притча, некоторое уподобление, но никак не предсказание. А если это так, то нечего отыскивать во что бы то ни стало третью ночь, которой не было и о которой не было сказано в форме предсказания.

Указание на покаявшихся Ниневитян и на царицу Савскую

Ниневитяне поверили Ионе, не требуя от него никаких знамений (доказательств) справедливости его слов, а фарисеи и книжники, видев множество чудес, совершенных Иисусом, требуют от Него еще особенного знамения с неба. Ниневитяне были язычники, а евреи поклонялись истинному Богу. Ниневитяне ничего не знали об Ионе, а об Иисусе Христе евреям возвещали все пророки. Вот почему ниневитяне, когда восстанут на Страшный Суд, окажутся несравненно выше закоренелых в неверии евреев; пример их искреннего покаяния по призыву Ионы пристыдит горделивых книжников и фарисеев и осудит их.

В 3-й книге Царств сказано, что царица Савская, услышав о славе Соломона... пришла к нему, с дорогими подарками, испытать его загадками… и беседовала с ним обо всем, что было у нее на сердце (см. 3Цар. 10, 1–13). Предполагают, что царство Савское находилось в южной Африке, на восточном берегу, в местности, изобиловавшей золотом, недалеко от Трансвааля.

Напоминая фарисеям и книжникам о путешествии царицы Савской, Иисус сказал им, что эта язычница издалека пришла послушать мудрости Соломоновой (Мф. 12, 42), а они, книжники и фарисеи, не принимают Того, Кто, будучи больше Соломона, Сам пришел к ним, чтобы спасти их от греха; вот почему на окончательном Суде рода человеческого царица Южная станет выше их; ее признание мудрости Соломона осудит их, не признавших божественности посланного к ним Мессии Христа.

Отказав лукавым фарисеям в особом знамении как подтверждении Своей божественной власти, Господь сослался на язычников Ниневии, на которых произвела сильное впечатление проповедь Ионы: они отозвались на призыв пророка к покаянию, всенародно каялись во грехах своих и, в знак искреннего покаяния, постились и молились об отвращении возвещенного Ионой бедствия. И такое впечатление на язычников произвел голос внезапно пришедшего к ним Пророка, которого они до тех пор и не знали. Фарисеи же знали, что Креститель Иоанн всенародно объявил Иисуса Сыном Божиим и, в подтверждение истинности своих слов, сказал, что слышал голос Самого Бога, удостоверивший, что Сей есть Сын Его возлюбленный. И фарисеи не поверили Иоанну. После того Иисус совершил множество таких чудес, какие может творить только Бог; и они все-таки не поверили. Воскресил Он двух мертвецов, а они и после того продолжали упорствовать в своем неверии. Какие же после этого знамения могут поколебать их упорство? Если, как мы знаем, даже Воскресение распятого и умершего Христа не могло воздействовать на их совесть, то какое значение могло бы иметь теперь особое знамение, которого так настойчиво домогались фарисеи? Оно могло бы только повредить им, а пользы не принесло бы. Оно временно могло бы произвести на них благоприятное впечатление, и они, пожалуй, перестали бы преследовать Иисуса, не проявляли бы ничем свою ненависть к Нему, свою злобу. Но надолго ли? Не произошло ли бы с ними то же, что и с людьми, обуреваемыми какой-либо страстью, от которой они временно освободились? Не возвратилась ли бы к фарисеям затаенная ими на время злоба, да еще с большей силой, как возвращаются иногда к человеку страсти, от которых он, казалось, совсем отстал?

Притча о злых страстях и пороках, возвращающихся к человеку, временно освободившемуся от них

Эту мысль Господь высказал фарисеям, но не прямо, а иносказательно, притчей, предоставляя им самим додуматься до объяснения смысла ее. Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом (Мф. 12, 43–45).

Приступая к объяснению этой притчи, мы должны помнить наставление Иоанна Златоуста, говорившего, что в притчах Господних надо доискиваться главной мысли, сокрытой в них, и не заботиться об объяснении каждой подробности, приводимой иногда лишь для связности рассказа.

В этой притче нечистый дух приводится как олицетворение какой-либо страсти, которая овладевает человеком. Нередко человек ведет упорную борьбу с обуревающей его страстью и побеждает ее; он освобождается от ее власти, она оставляет его, как бы уходит от него, подобно тому, как и злой дух оставляет одержимого, когда бывает изгнан из него. Освободившийся от своей страсти (например, пьянства, прелюбодеяния, азартной игры и т. п.) радуется тому и становится иным, обновленным человеком. Сердце его чисто, дурные помыслы изгнаны, душа светла, и его внутренний мир уподобляется дому, который был загрязнен неопрятными постояльцами, но, по выезде их, выметен и убран. Но случается нередко, что страсти, временно освободившие человека, возвращаются к нему и овладевают им еще с большей силой; случается, что вместо одной страсти возгорается их много, и бывает тогда для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом. Да, так могло случиться и с фарисеями, домогавшимися особого знамения. Временно они освободились бы от своей злобы; но потом эта страсть проявилась бы в них с большей силой. Потому-то Господь и на этот раз отказал им в знамении.

Евреи ожидали пришествия Мессии и знали, что Он будет рожден еврейкой. Поэтому каждая еврейка надеялась быть матерью Его и в этом видела величайшее блаженство, какое только возможно для женщины избранного народа. Вот почему одна из таких женщин, пораженная божественностью слов Иисуса и уверовавшая в Него как в Мессию-Христа, невольно представила себе Ту, Которая удостоилась быть Матерью Христа, и прославила Ее, громогласно воскликнув: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие! (Лк. 11, 27).

На это Иисус, как бы успокаивая эту женщину, сказал: Нет, блаженна не только удостоившаяся быть Матерью Христа, но блаженны все, слышащие слово Божие и соблюдающие его (Лк. 11, 28), блаженны творящие волю Божию.

Приход к Иисусу матери его и так называемых братьев

В это время Матерь и так называемые братья Иисуса, пришедшие, чтобы взять Его, не могли из-за толпы пробраться к Нему, стояли вне дома и просили сказать о них Иисусу. Исполняя эту просьбу, некто сказал Ему: вот, Матерь Твоя и братья твои стоят вне, желая говорить с Тобою (Мф. 12, 47).

По сказанию Евангелиста Иоанна, мнимые братья Иисуса не веровали в Него (Ин. 7, 5); Христос знал это, знал также цель прихода их и потому отверг их желание говорить с Ним. Но Матерь Его, Пресвятая Дева Мария, не разделяла их мнений; Она веровала в Него как Сына Божия, и пошла теперь к Нему не для того, чтобы воспрепятствовать Ему исполнять волю Отца Его, но для того, чтобы только удостовериться – действительно ли Ему угрожает такая опасность, о которой говорят Его мнимые братья; но так как о желании Ее говорить с Ним Ему было передано в то время, когда он еще говорил к народу, то Он отверг и Ее желание. Кто Матерь Моя? и кто братья Мои? – сказал Он (Мф. 12, 48).

По объяснению Филарета, митрополита Московского, Христос как бы так говорил: «Для чего волею земной Матери хотите вы отвлечь Меня от исполнения воли Отца Небесного? Когда сии две воли влекут в разные стороны – Я знаю и тотчас покажу, которой из них и с какою решительностью должно следовать. Кто Матерь Моя и братья Мои? Кто же они? Кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра и матерь (Мф. 12, 50)».

Если Христос, отправляя Апостолов на проповедь, сказал: Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня (Мф. 10, 37); если Он не позволил ученику Своему пойти похоронить отца, то, конечно, Он должен был Своим примером показать ученикам, как надо исполнять Его заповеди и поучения. И вот, при первом представившемся к тому случае Он показал, что исполнение воли Отца Его Небесного выше исполнения желаний Его земной Матери. Но в этих словах нельзя усматривать отречения Иисуса от Своей Матери или проявления равнодушия к Ней: любовь Свою к Ней Он доказал на Кресте, поручив заботы о Ней любимому ученику Своему.

Вот и все, что мы знаем о событиях, происшедших в жизни Иисуса Христа за время проповеднической деятельности Апостолов, посланных к погибшим овцам дома Израилева (Мф. 10, 6). И знаем мы так мало об этом периоде служения Господа потому, что не было тогда при Нем Апостолов, тех достовернейших свидетелей-очевидцев, из показаний которых составились наши Евангелия. И этот пропуск в повествованиях Евангелистов служит одним из доказательств правдивости всего ими написанного: чему они сами не были свидетелями-очевидцами и о чем не могли добыть достоверных сведений от таких же правдивых» как они, очевидцев, о том они и не говорят ничего. Между тем, этот пропуск в повествованиях соответствует довольно продолжительному времени. Если Апостолы, посланные по два вместе, и распределили между собой (то есть разделили на шесть частей) все места Палестины, населенные евреями, все же обойти, не торопясь, по одной шестой части этих мест они скоро не могли. Но как долго проповедовали они – мы не знаем; знаем только, что возвратились они перед Пасхой (Ин. 6, 4), третьей со времени Крещения Иисуса.

* * *

38

В ноябре 1911 года я видел в музее княжества Монако скелет кита длиной 28 аршин, убитого в Средиземном море.

39

По нашему счету, днем называется время от восхода солнца и до захода его, а ночью – время от захода и до восхода солнца; сутки же считаются от полуночи до полуночи. А у евреев был счет другой: сутки исчислялись от захода солнца и до следующего захода его.


Источник: Толкование Евангелия / Б. И. Гладков. - [Сергиев Посад] : Свято-Троиц. Сергиева Лавра, 2004 (ОАО Тип. Новости). - 845, [1] с.

Комментарии для сайта Cackle