Борис Александрович Тураев

Приложения

I. Полный перевод жития преподобного Евстафия

(по рукописи Orient, 705 Британского Музея)

f.3. Во Имя Бога Отца, Ветхого денми, Предвечного существом, Страшного страшным по владычеству своему, Высшего высших по царству своему, Которого вид белее снега и одеяние святыни светлее солнца, из под престола Которого исходит глас Херувимов для восхваления Его, стены дома Которого воздвигнуты из огня, пол сам огонь, а покров – течение звезд и молнии, Которому поклоняются тысячи и мириады мириад ангелов, святыни святых, которые приближаются к нему, не отступают день и ночь от него, и не удаляются. И во имя Бога Единородного Сына, Которого шествие в совершенстве и трепете, лицо – аки зрение молнии, и аки Фарсис тело Его; и очи Его страшны, аки свещи огненны; мышцы Его и голени аки медь блестящаяся (Дан. 10,6); одеяние пророчества – Его украшение и золото офазское – пояс Его. Он – Слово Отчее, и Слово Свое, и Слово Утешителя Он Единый, ибо Он – Слово Божие совершенное. И во имя Бога Утешителя, завершения Троицы неслитной Сей есть Дух Отца и Сына, и Дух Себя Самого, не нагий престола, Свет окружает Его, как радуга в дождливое время; Его вид, как молнии и как глас вод многих, и как шум от множества войск. Шум колесницы Его в трепете; дух пророчества тонкий, летавший позади Иезекииля, не видимый очами смертного. Солнце светлое, сияющее в сердцах верных, страшный поток огня, изливающийся в уста старцев и детей. В род и род слава Его непреходящая. В сие имя Отца и Сына и Св. Духа я крестился от юности. Сие есть одеяние веры, трижды сотканное во Иордане, сие есть шлем спасения с тремя рогами. Ему я служу и трижды обоняю Его благовоние. Вера моя в Него тверда; я опираюсь на древо Креста Его. Ему слава и благодарение на земле и на небесах, устами людей и Ангелов и устами всей твари, во веки веков. Аминь.

Начинаем с помощью Бога Господа нашего Иисуса Христа писать подвиги блаженного и святого Евстафия, девственника избранного и чистого; пророка великого, зрителя тайных, иерея жертвенного, осоленного солию божеетвенною, которого не коснулась нечистота греховная, как Моисея законоположника и Илии, ревнителя закона Господа Савваофа, вошедшего на небеса на колеснице огненной, учителя закона, как Петр, которому даны ключи Царствия небесного, наставника, подобного Павлу, благовонному устами, и облекшегося в ангельский образ подобно Антонию и Макарию. Молитва его и благословение его да будут с возлюбленным его Ионафаном и со всеми чадами крещения во веки веков. Аминь.

f.4. И сего святого отец был из рода князей (maküanen) вельмож, которые от восток солнца, по имени Крестос-Моа; имя матери его Сена-Хейват. Оба они были праведны и богобоязливы и любили странных. И Христос Моа, отец его, собирал в городе старцев, которые были без помощи, а стариц и вдовиц убогих, у которых не было мужей, угощала Сена-Хейват, его супруга, пищей и питьем. И они кормили голодных и пребывали в законе чистого брака, и не знал Крестос-Моа другой женщины, кроме нее, и Сена-Хейват, жена его, не знала другого мужчины, кроме своего мужа. И они жили много лет, не имея детей. И Сена-Хейват плакала много ради неимения детей. И она давала обеты Богу, и молилась, и просила сокрушенным сердцем со многими слезами, и говорила: «дай мне, Господи, сына, который сотворит плод правды, дай мне, Господи то, что утешит печаль мою и возвеселит сердце мое». И дошел обет ее до Бога Савваофа. И скорбь сердца ее изменилась на радость, а слезы обратились в веселие. И послан был к ней архангел Михаил от Бога и сказал ей: «родишь чадо чистое и святое, и будет оно спасением для многих своим учением; будет толковать писания пророков и объяснять закон апостолов, и своими учениями умудрит неразумных, источив реки премудрости и ведения из двух сосцев духовных – из Моисея мед и из Евангелия млеко ведения, которое без порока, которое не колеблет пьющего от него и не пьянит соблюдающего его, не повергает следующего стезям его. И сохраняющий глас и учения его получит живот вечный, и соблюдающих учения его я сохраню от искушения, а те, которые будут противиться учениям его, будут как песок площади, который разносит ветер, которого не узнают места и не находят следа». И когда Сена-Хейват увидала Ангела Господня, говорившего с нею, испугалась и трепетала от великого ужаса его. Ибо крылья его были огнь горящий и пылающий, и лицо – в пламени сильном, и одеяние – угли. И начал он говорить с нею кротко о младенце, который родится от нее. И он удалил от нее страх и обрадовалось сердце ее, когда она услыхала слово Ангела Божия, и утешилось помышление ее от печали. И рассказала она мужу своему Крестос-Моа, как благовествовал ей Ангел чистый Архангел Михаил о младенце, который родится от нее. И сказал ей Крестос-Моа: «я раньше узнал о младенце, который родится от нас: он будет обитель Святого Духа. И будет изобильна в нем премудрость, и будет он тверд в вере и совершен в милости». И спустя немного дней зачала Сена-Хейват, жена Крестос-Моа, и родила прекрасного младенца, согласно благовествованию честного Архангела Михаила. И младенец, когда сосал молоко матери своей, поднимал глаза и славил Бога и хвалил Его, и удивлялась этому мать его. И говорила она: «не было и не будет такого младенца: не говоря, подобно людям, он хвалит и поет и благодарит Бога». И радовалась мать его этому. И говорила она: «дитя мое, свет очей моих, кто научил тебя такому славословию?» И ничего не отвечал и не сказал ей младенец. f.5. И дал ему отец имя Макаба-Эгзиэ. И когда младенец был на лоне матери ночью, при наступлении часа молитвы, он опять славил Бога. Воистину славен Бог во святых своих, избравший сего младенца и освятивший его из чрева матери его, как Иеремию пророка из Анафофа, Как сказал сам Господь наш: «прежде неже мне создати тя во чреве, познах тя, и прежде неже изыти тебе из ложесн, освятих тя, пророка во языки поставих тя» (Иерем. 1, 5), Воистину свят Господь, исполнивший Духа Святого сего младенца.

И Он открыл язык его, чтобы возвещать славу Его прежде, чем разумети доброе и лукавое; ибо Он отверзает уши глухих и язык младенцев делает правильным. Пророчество Давида исполнилось над сим младенцем: «дивна свидения Твоя, сего ради испыта я душа моя: явление словес Твоих просвещает и вразумляет младенцы» (Пс. 118, 129). И паки говорит он: «закон Господень непорочен обращаяяй души; свидетельство Господне верно, умудряющее, младенцы» (Пс. 18, 8). Еще говорит он: «Господи, Господь наш, яко чудно имя Твое по всей земли, яко взятся великолепие Твое превыше небес: из уст младенец и ссущих совершил еси хвалу Твою» (Пс. 8, 1). Как принял Господь наш Иисус Христос славословие из уст детей еврейских, когда входил в «Осанну», сидя на жребяти осли во врата Иерусалима, таким же образом принял Он благовоние славы из уст этого младенца на третий день после его рождения. И послал Бог двух Архангелов, охранять младенца, да не ухищряется сатана против него, чтобы искусить его, как охранял Ангел лицо Авраама. И когда он перестал питаться от груди матери, отвели его к авве Даниилу, чтобы он научил его премудрости и назиданию. И когда увидел авва Даниил Макаба Эгзиэ, сына своей сестры, он удивился благодати Божией, которая почивала на нем, препоясанном верою и украшенном всеми добрыми делами, обители Божия и доме молитвы Вышнего. И потом он начал изучать азбуку, и псалтирь Давида и песни пророков. И он изучил все писание и толкование его и преуспевал в премудрости и знании более других псалтырных чад, которые изучали псалмы. Он не празднословил и не играл вместе с детьми и младенцами и не был вместе с юношами, ибо от юности наполнила его благодать Божия. Он удалялся от людей, читал псалмы и возвещал писание, и делал поклоны, и молился постоянно днем и ночью, и сердце его было привязано к Богу его всегда, и он не ложился там, где было для него подослано, но ложился на голой земле в песке и пыли, и он просыпался в то время, когда спят монахи, и он бодрствовал и плакал и рыдал. И когда он лежал, явился Михаил Архангел и покрыл его своими светлыми крыльями. Когда увидали его монахи, лежащим в песке и прахе, стали порицать его: он показался им безумным, без сердца (разума). И он от многого смирения и премудрости казался неразумным, отвергши дух свой и тело свое презревши, внимая повелению Павла Апостола, который говорит: «умерщвляю душу мою и порабощаю тело мое» (cp. Kop. I, 9, 27). И распространился слух о нем среди всех монахов, которые были в этой обители, о труде и бдении отрока. И когда они узнали о его первом подвиге, он оставил его и начал другой. Кто наставил отрока сего в таковой премудрости и славословии? Не Дух ли Святой? И просил ли он хлеба, чтобы есть и чаши, чтобы пить? Все это он презрел, и оставил беседовать и шутить с детьми; и он не веселился с отроками, ибо бодрствующие Ангелы охраняли его на всех путях его; от чрева матери он был чист и свят от пятен греха. И уста его не говорили лжи, и неправды и клеветы, и очи его не видели суеты, и руки его не касались нечистого, уши его не слышали слова праздности и шутки. Ноги его не ходили на поиски сладостей мира, но шли по пути правды и мира. И был он мирен словом и делом и служил товарищам тщательно. И он почитал старцев и слушался юных, ибо без меры дано было ему смирение. И он помогал тем, которые были в напасти, и давал хлеб бедным, и постился тайно, так что не знали люди трудов его, ибо надеялся он на награду у Бога. Макаба-Эгзиэ бегал славы и возненавидел величие, презрел богатство и стремился к убожеству, чтобы обогатиться во царствии небесном. И он предпочел быть нищим, чтобы возрадоваться с праведными и мучениками на браке Жениха-Агнца. Он не подчинился хотениям плоти, возненавидел грех, но искал чистоты, удалился от наслаждений и успокоений плоти, но направил себя на путь узкий, не пространный, возлюбил слово Евангелия, был другом убогих, а не другом богатых, чтобы не получить воздаяния в мире сем бренном И он сделал друзьями бедных и весьма возлюбил прокаженных и пришельцев, ибо дано ему пять мин от Бога. И он промышлял, чтобы умножить и усугубить их и возвратить с лихвою к Богу и Господу своему. Каждую ночь он пекся о них и в долготу дней охранял их и утешался ими. И помогал Дух Святой, когда он думал и когда желал, чтобы он совершил, ибо делал он ради Бога, у которого нет пристрастия и лицеприятия, ибо право ходил он. И посему преуспел путь его и заслужили любовь дела его у Бога и человека. И он был изряден, угоден и совершен во всех делах своих. И возрос он в доме Божием, как Самуил пророк. И он не шутил и не болтал с детьми и своими сверстниками, и не был сварлив в спорах, но был усерден в посте и молитве. И когда ударяли его дети, он не платил злом за зло, как сказал Павел: «не побежден бывай от зла, но побеждай благим зло» (Ри.чл. 12, 21). f.7. И он поднимал глаза свои и смотрел на ударившего и осмеявшего его, и был к нему ласков в добр, а когда видел странников, встречал их и носил ноши их, потом мыл ноги им и давал им хлеб, который был у него единственным, а сам алкал и жаждал правды, полный премудрости и укрепленный знанием и совершенный в любви Божией. И великая любовь к людям и добрые дела угодные Богу, которые он оказывал, усугубились на нем, и он усиленно творил милостыню бедным, и охранял пришельцев и прославлял боящихся Бога, и спешил служить старцам. А те благословляли его, видя усердие и благость того, кто в служении своем беспристрастен и щедр в делании добра. И положил печать премудрости на уста его и дверь ограждения о устнах его, ибо Господь освятил его из чрева матери его и удалил от него желания плоти и помышления праздности, и почему был поставлен домоправителем церкви сей Макаба-Эгзиэ, древо веры духовное, насажденное у истоков вод, процветшее ягодами премудрости и увенчанное венцем благословения, сладостное для очей и приятное для зрения тем, кто созерцает его. И он был послушен наставнику своему и бодр для делания добра. И все удивлялись благости его: он был мал возрастом и высок премудростью, и говорили друг другу: «что убо отроча сие будет, совершенное в премудрости и разуме? Окружает его благодать Божия; шествие его в законе, как старца. И он упреждает монахов и предваряет их, идя в церковь к молитве ночной и дневной». И когда авва Даниил увидел, что сын сестры его Макаба-Эгзиэ, будучи совершен во всех благих делах, как Моисей хранит повеления закона, как Петр сохраняет устав канонов и ищет их и совершенствуется в них, и как Антоний и Макарий возлюбил монашество, чист в детстве и соблюден в смирении, совершен в воздержании и увенчан кротостью, умерен устами, которые не осуждали ближнего, он стал угоден сердцу отца Даниила и сердцу всех чад его. И они избрали его быть диаконом и сказали ему, ибо он по правде был достоин сего. И когда ему сообщили и его заставляли наставник и все чада, отрок трепетал и говорил им: «поставьте себе из великих или из малых, во мне же нет премудрости и разума; я, неразумен и недостоин поставления во диакона, ибо мал я и нег во мне премудрости и разума». И не будучи в состоянии уговорить его, все монахи опечалились и оставили его. И на другой день явился ему Господь наш Иисус Христос и сказал: «мир тебе, Макаба-Згзиэ, избранный мой и раб мой, возросший в заповедях моих, – ибо я благоволил о тебе, чтобы ты служил церкви моей преимущественно перед всеми чадами наставника твоего. Не так, как смотрит человек зрю Я, ибо человек зрит на лица, а Бог на сердца зрит; Я вижу и внешняя и внутренняя человека и призираю на праведного, творящего волю Мою, и исследываю сердце человеческое и испытываю сердца и утробы: далеко от Меня гордый и близок ко Мне смиренный, и Я прославлю его со Мною на престоле славы; Я ненавижу лукавого и льстивого и люблю кроткого и мирного и чистого сердцем, поражаю хвастливого и милую смиренного. И посему тебя Я избрал, избранный Мой и возлюбленный Мой, как избрал Я Давида раба Моего из всех братьев его и сделал его пастырем и вождем овец Моих, и он ходил в законе Моем и в заповедях Моих. И тебя, возлюбленный Мой Макаба-Эгзиэ Я сделаю отцом многих, и ты уврачуешь уязвленных греховными язвами врачевством Св. Духа, а тех, которые впали в заблуждения, возведешь к покаянию гласом твоим животворным». И так сказав, вознесся Господь наш во славе на небеса, ибо Он не удаляется от рабов своих, и всегда с ними есть. И после этого пошел Макаба Эгзиэ к авве Даниилу, своему наставнику и к братьям его и сказал им: «Я исполню волю вашу и волю Бога Господа нашего; простите мне и благословите меня». И удивились братья его возрасту отроческому и красноречию уст его и сладости речи его, и благословили его все одним голосом, как бы одними устами, ибо сошел на них дух пророчества от Бога, и они сказали ему: «благоволивший к священству Моисея и Аарона, да благоволит к тебе, и избравший 12 апостолов и просветивший мир светом праведности их, да просветит свет твой и возвеличит имя твое, как Он возвеличил имена их во веки веков. Аминь». И после этого они хотели послать его к митрополиту, а другие сказали: «пусть растет!» И тогда послал ему Бог духа, чтобы он пекся о многих душах грешных, и снова явился ему Господь наш Иисус Христос на огненной колеснице, и с ним Михаил и Гавриил Архангелы, Серафимы и Херувимы склонялись под колесницей Его, мириада и тысячи тысяч ангелов были справа и слева. И он сказал: «мир тебе, Макаба Эгзиэ, раб Мой, муж желаний и делатель правды!» И это сказав, Господь наш облобызал его своими честными устами и вдохнул в него дух разумения и назидания, и сказал: «будучи отроком, ты восхотел пройти тесными вратами, чтобы сретить Меня; будучи сыном знатных и богатых, ты сделал себя нищим Мене ради; будучи юным, ты отвратил дух твой от земных радостей и людского общения. И посему Я пришел к тебе, чтобы заключить завет с тобой, как я заключил его с Моисеем рабом Моим на горе Синайской и с Петром, верховным Апостолом на горе Елеонской, и говорил с Эздрой пророком о земле, что в стране далекой, которая отдалена и обширна. На этом пути проход узок и всего в один шаг: если кто хочет идти в эту страну, видеть ее и найти ее, если не пройдет эти теснины прохода он не будет в состоянии войти в ее пространное место. Это – путь верных, а что касается до твоего пути и пути подобных тебе, то он сказал: f.9. «есть другой град, воздвигнутый в пустыне, он полон всякого благословения; и путь тесный ведет в него в ущелье; справа его – огонь, а слева – бездна, и один только путь между бездной и огнем. И обнимает путь только один шаг человеческой ноги и если кому либо дано достигнуть этой страны, он не улучить своего достояния, если не пройдет этих теснин»256. Этим путем иди ты, и не уклоняйся ни направо, ни налево и таким образом придешь к пристанищу спасения. Аз есмь дверь овцам воистину, мною аще кто внидет, спасется. И ныне внимай: Я избрал тебя и возблаговолил к тебе, и дал тебе власть, как Апостолам. И отселе учи и возвещай закон Мой и заповеди Мои, а Я возвеличу имя твое более всех наставников». И когда сказал сие Спаситель Макаба-Эгзиэ, тот поклонился Ему в ноги и сказал: «взыщи себе, Господи, другого, который будет наставлять народ Твой. Я отрок и невежда». И сказал Господь наш: «я древле глаголал с Моисеем: «кто дал уста роду человеческому и кто делает немым, глухим и слепым? Не Я ли – Бог? И ты ступай и учи, как Апостолы, Макаба-Эгзиэ, раб Мой». И отвечал он: «Господи, исполню я все повеления Твои, но дай мне завет, что Ты помилуешь для меня тех, кого я наставлю». И сказал емe Господь: «помилую для тебя, как ты сказал, но если оставят чада твои закон Мой и повеления Мои, ты суди их». И сказал Макаба-Эгзиэ: «Апостолам сказал Ты, что при втором пришествии Твоем они сядут с Тобою на 12 престолах, судить 12 колен Израилевых. А меня, раба Твоего, не будет там, Господи?» И сказал ему: «ты будешь судить вместе с Апостолами, возлюбленный Мой, ради того, что ты возлюбил Меня и сохранил себя в детстве и чистоте и в святости, чтобы быть Моим домом; ибо много возлюбившему Меня многая любовь, и много возненавидевшему – многая ненависть». И так он сидел, беседуя с Господом своим три субботы, не вкушая пищи и пития, будучи юн возрастом, воздержан на слова и совершен в подвигах. И сказав сие, Господь наш вознесся во славе на небо. Макаба-Эгзиэ искали чада его наставника и нашли его лежащим и принесли его и спросили: «где был ты столько дней?» И послали его к авве Даниилу, его наставнику. И увидав отрока, он не спрашивал его, ибо знал духом, что ему было видение, как сказал Павел: «в нем Дух Св. в он все знает, и нет никого кто его научит» (Ср. Иоан. I, II, 20). А чада, которые росли с ним, плакали, видя, как исхудала плоть его от голода и жажды и скорбели весьма, лишившись его сначала, а потом обрадовались, найдя его. И одни почитали его, как отца своего, другие любили, как душу свою. И авва Даниил приказал чадам своим не ударять его и не оскорблять словами, ибо видел великую благодать, которая пребывала на нем от Бога, и что он будет отцом и наставником многих людей проповедью и учением. f.10. И от сего дня они не оскорбляли его и не поступали с ним дурно, но почитали его, а он не хотел величия и славы себе, ибо словом ветхого завета он возрос и словом Евангелия возмужал. И после сего послали его к митрополиту, чтобы тот поставил его в диакона, и угодно было всем чадам обители, как было написано. И тогда поставил его архиерей диаконом, и он был для церкви, как ее око и ухо, ибо препоясав чресла свои, он служил в ней, как моряк, который бдит, управляя кораблем своим. И радостный бежал он к службе церковной, чтобы управлять верных в волнах греков учением слова. И он был исполнен Духа Святого и утвержден в вере, как Стефан архидиакон, поставленный руками Апостолов. И отселе было помышление его до третьего неба, до престола Божества, и видел он очами своими Духа Святого, как огненный столп над жертвой во внутренних завесы. И после сего однажды сказал Макаба-Эгзиэ авве: «дай мне сделаться монахом и последовать стопам святых».

f.11. И сказал он ему: «да, сын мой. Я вспомнил слово Иеремии: «благо есть мужу, егда возьмет ярем в юности своей» (Плачь 3, 27). И отец его духовный, исполненный Духа Святого, знавший тайны души, помолился над ним и облек его в одеяние монашества, и повелел повелением праведным, чтобы он не возвращался вспять, начав творить благое. И нарек его именем Евстафий, что в переводе значит «красота Господня». И посем он стал подвизаться подвигом добрым, помня, что сказал Господь в Евангелии: «иго бо мое благо, и бремя мое легко есть. Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вы» (Мф. 11, 28) и паки сказал: «блажени алчущие и жаждущие правды, яко тии насытятся». И сие помышляя, он изнурял плоть свою постом и молитвой и бдением многих и воздержанием, мысля о горнем, а не о дольнем. Сей Евстафий, обитель Св. Духа, не ел мяса и не пил вина и сикера, как Иаков праведный, брат Господа нашего, и всегда постился и не упускал пения в каждую службу часов. И при закате солнца вкушал половину хлеба, а половину отдавал нищим или пришельцам, и не делал похлебки, но только воду с солью, и постился и молился в тайне ночью и днем без отдыха, оставил помышление о земном и уподобился небесным. И устроил жизнь свою, как у Ангелов, и говорил душе своей; «ты непричастна собрания первородных, имена которых написаны на небесах, и собрания девственных, которые не осквернили плоти своей во грехах, которые чисты от женщин, как родились». И такими словами он возвышал душу свою к небу и презрел плоть свою и осудил ее на голод и жажду. И взял он меч Духа Святого, как сказал Павел святой, свет языков, язык благовонный и источник премудрости... (следует Ефес. 6, 10–17). И сие помышляя блаженный Евстафий пошел сими узкими вратами и теснинами, вводящими в жизнь. И боролся он с сатаною, врагом благих, и не шел широкими вратами и пространными, ведущими в погибель, которыми входили многие.

f.12. И когда затем авва Даниил, его наставник, и все чада его увидали, как избранный авва Евстафий угождает Богу и осиявает церковь светом славословия своего в честь величия Троицы, поя во своем чину, сказал ему наставник его: «чадо, отныне ты будешь поставлен иереем, ибо ты будешь пользовать себя и других, ибо от Бога дается тебе дух иерейства, да послужишь церкви, ибо ты – образ ангелов неусыпаемых и славословии ангелов неумолкаемых, ибо избрал тебя Бог за то, что соблюл ты чистой плоть твою от нечистоты женской, как они, ибо Бог хочет славословиться от чистых и воспеваться от смиренных. И ныне Он повелел, чадо, и ты слушай, что сказал Павел: «прилежащии добре пресвитеры, сугубые чести да сподобляются, паче же труждающиеся в слове и учении (Тимоф. I, 5, 17) и еще сказал: не неради о своем даровании... (и т.д. Tим. I, 4, 14–16)». И сии наставления услыхав, блаженный Евстафий сказал наставнику своему: «да, отче, да будет по слову твоему!» И отправили его к архиерею, и тот поставил его во иерея. И когда его поставили священником, сошел к нему Михаил, славный Архангел, и сказал: «сей слово Божие и возглашай закон Вышнего и повеления Бога Праведного, как тебе повелено древле». И посем он вышел и проповедовал и учил, чтобы исцелились сокрушенные сердцем, которые уязвлены грехами и стрелами врага и чтобы восставить падших. И затем он вернулся в затвор и изнурял плоть свою голодом. И прежде, чем учить людей, он сам творил, как было заповедано в писании закона. И он постился 40 дней и 40 ночей и молился о спасении всего мира к Богу. О царях, чтобы Он дал им покорять врагов и победить неверных и чтобы продлил дня их в правде и мире; об архиереях и иереях, чтобы они соблюди стадо свое в чистоте, питая сердца от божественного учения, что от Вышнего; о судьях и градоправителях, чтобы они право творили суд над бедными и убогими и охраняли вдов и сирот; о девах и монахах, да получат венец девства и исполнят обеты свои в чистоте, без порока; и о всех верных людях христианах, мужах и женах, чтобы они хранили жизнь в браке чистом, и о возращении младенцев, и о соблюдении старцев, и об овцах и козах и всяком скоте, чтобы для них росла трава и злак земной. И о дождях, чтобы они посылались там, где их желают, и о плодах земли, чтобы были обильны и плодоносны, и росли плоды земные. И о болящих и недужных, чтобы Господь исцелил их вскоре. И о тех, которые путешествуют по морю и суше, чтобы Господь направил их на путь благой; о грешниках согрешивших, чтобы они покаялись и обратились от грехов своих, зная сказанное Иезекиилем пророком: «не хоту смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему». И посему он плакал и молился и просил для них отпущения грехов, как сказал апостол: «много может молитва праведного поспешествуема». Об усопших, верующих во Христа, он молился и ходатайствовал, чтобы они получили место успокоения во царствии небесном со всеми святыми. И о всем мире молился он, чтобы Господь дал премудрость и терпение и веру православную. И так молясь, он стоял на ногах, не прислоняясь для отдыха ни к стене, ни к столбу, и не опираясь на жезл, но простерши руки и взирая на небо. И он не приобретал бренного стяжания на земле, ни двух одежд, ни обуви для ног, ни жезла для рук, но только одну одежду. И носил он крест смерти своей, чтобы последовать стопам Господа своего, и молитва его была принята, когда он молился Богу своему, говоря: «ветвь славы, которую Ты насадил в сердце моем, да не искоренит враг мой. Мины, которые Ты дал мне, я отдал торжникам и лихва их – десять. И оставил я мир сей, и уповал на Тебя, и Ты помоги мне. Воззрел я на спасение Твое, и исполнил заповеди, установленные Тобою. И службу, на которую Ты послал меня, я исполнил, как раб твердый, боящийся Господа своего. Препоясал я чресла мои всем добрым и расширил стопы мои на путь Евангелия в мире. Запряг я вола моего и взял соху мою, пахал за собой, чтобы не уклонилась борозда моя. Принесла земля семя правды и плоды угодные. Пришло время жатвы, да прииму мзду мою. Исполнил я труд мой, который приводит меня в покой мой. Соблюл я день мой, и второй, и третий, чтобы видеть лицо Твое и поклониться славе Твоей. Оставил я зло, да насыщусь от блага. Исполнил я волю Твою, и не обратился вспять, но предварил, чтобы не быть преткновением для других, да получу венец светлый и мзду на небесах».

f.13. И когда он это кончил, собрались к нему все наставники и монахи, оставив почести свои, и были ему учениками и возлюбили нищету, видя, что он оставил душу свою в веке сем, чтобы обрести ее у Бога, ибо премудр он был нравом и смирен словом и сладостен красотой речи паче меда и сота, ибо посеял на ниве своей пшеницу духовную и пожал плод жизни без плевел. И заповедал авва Евстафий чадам своим: «если кто из вас оскорбил другого, да сотворит сто поклонов, если же нет, то получит 70 ударов, помня слово Иакова Апостола: «оклеветаяй брата оклеветает закон Божий» (Иак. 4, 11). И после этого, однажды, когда находился авва Евстафий под масличным деревом, явился ему там Господь наш в видении. И помышление плоти его взлетело вверх и было взято от него, но дыхание его было в нем (Ascens. Ies. 6, 11), и он увидал двух детей, которые будут вместе с ним во царствии небесном. И когда возвратилась мысль святого, и он увидал этих детей издалека пасшими скот, ибо по воле Божией они подошли туда, где их увидал авва Евстафий, и сказал он ученикам своим: «ступайте, позовите этих детей, ибо повелел мне Бог возвестить им слово Его». Ученики пошли туда, где были эти дети и сказали им: «зовет вас отец наш Евстафий!» И дети оставили свой скот и пошли, по приказанию, к авве нашему Евстафию. И он стал наставлять их и возвещать им слово Божие, сладшее паче меда и сота. И когда дети услыхали слово Божие, заплакали перед отцом нашим Евстафием. И пока он им рассказывал слово Божие от воплощения до вознесения Господа нашего Иисуса Христа по порядку, они провели этот день плача. И по воле Человеколюбца умер один в этот день, а на другой – другой. Сии дети благословенные чистые, плотью и духом, без греха и порока – други и сонаследники отца нашего Евстафия во царствии небесном. А святой Евстафий просиял, как светильник в стране темной, ибо он был обилен в те дни, как гроздь лозы винограда. И был он пристанищем спасения от пропасти для всех верных людей христианских. И подобно им, да будет пристанищем спасения и да избавит от напрасные смерти возлюбленного своего Ионафана с сыном его Хабта-Марьям, верующих в него, Евстафий иерей, воскреситель мертвых, сияние красоты, жемчужина света; да спасет он его от речи языка злых и от дел сатаны – врага и от аггел тьмы лукавых во веки веков 1). Аминь.

f.14. И потом, когда вышел учить отец наш Евстафий, встретил он мужа благого и благословенного по имени Абсади. И он возложил милоть свою на него, как возложил Илия милоть свою на Елисея, верного ученика своего, и сказал тот ему: «возлюбил я тебя, отче, и последую за тобою». Так возлюбил его Абсадн, сын отца нашего Евстафия, и последовал за ним. И когда святой увидел кротость и воздержание его и хождение в Духе Святом, облек его одеянием монашества и сделал своим учеником. И научил его писать и читать писания святые, и закон, и уставы монахов. И он научился скоро и был сведущ во всех подвигах его, слушая и читая священное писание со тщанием, ибо приходило слушать слово его много людей издалека, от востока, и запада, и севера, и юга, слушая речь его чудную и дивную, ибо он был подобен Филимону, ученику Андрееву премудрому и ведцу, с которым беседовал голубь257. И знал отец наш Евстафий Духом Святым, что будет Абсади после него отцом многих и наставит их на путь правый, вводящий в страну света.

И после этого повелел отец наш Евстафий чадам своим не брать милостыни от недостойных, но жить трудом рук своих, помогая бедным, как сказали отцы наши Апостолы святые в дидаскалиях своих: «службе веры учите чад ваших, труду рук, да не будут праздны, ибо и мы не были праздны, но испытаны и искусны во всех трудах; были из нас земледельцы, и были делатели палаток, и были ловцы рыбы». И снова сказал он им: «чада, наблюдайте мир в том и яже к созиданию друг ко другу (Рим. 14, 19) и не разоряйте брашна ради дела Божия, вся бо чиста чистым, но зло человеку претыканием ядущему. Облецытеся Господем, и не помышляйте хотения душ ваших258. Изнемогающего в вере приемлите (14, 1), и не будьте к нему пристрастны. Должни есмы мы сильнии немощи немощных носити, и не себе угождати. Кийждо же вас ближнему да угождает, во благое, к созиданию (15, 1–3). И не сообщайтесь с недостойными, ибо сказали Апостолы: «если кто молится с отлученным, как с поставленными, да будет отлучен, как и тот, кто с ним молился259, не воцаряйте греха над сею плотью вашей с душами вашими смертными и не делайте душ ваших оружием неправды и греха, но направляйте души ваши к Богу и сделайте дух ваш оружием правды Божией. И грех да не поработит вас, ибо вы есте не под законом ветхим, но в благодати Божией. И соблюдайте субботы, как заповедано в законе Моисеевом, и в писаниях всех пророков, и канонах отцов наших Апостолов святых. И справляйте праздники, как установлено в их Синодосе». Это и подобное он собрал для них благовоние учения от плодов всех писаний святых, ибо подобен был отец наш Евстафий трудолюбивой пчеле, которая собирает ароматы от плодов цветов пустыни, трудом которой цари и царицы получают жизнь. И прежде, чем учить людей, блаженный Евстафий творил сам, как сказал Господь наш в Евангелии: «иже сотворит и научит, сей велий наречется во царствии небесном» Мф. 5, 19).

f.15. И когда был святой в стране Сараве, уча и проповедуя слово св. Евангелия, и не приняли его учения, и не переставали продавать христианские души, проливать кровь и насиловать, и многоженствовали, что не повелено законом Божиим, святой Евстафий не ел плодов земли их 6 лет, кроме воды, но подвизался постом и молитвой, молясь и предстательствуя за Саравеев и за весь мир. Евстафий, светильник церкви, глава подвижников, не ел стола вождей нечистых и не пил вина и сикера в доме обеда вельмож, как Даниил был премудр и не ел от стола Навуходоносора, царя вавилонского и не пил вина и сикера в доме Дария, царя мидийского. И однажды, когда находился святой в жилище своем, принес ему один из учеников его меду и подал ему, чтобы он ел. И когда он попробовал концом пальца, удивился сладости его и бросил на землю этот мед из уст своих, ибо упразднял в себе хотения плоти земные и вкус пищи тленной. И сказал он чадам своим: «сладок этот мед; я от рождения доселе не ел и не вкушал (такого)». Ублажите изрядство сего отца духовного, который не восхотел вкушения наслаждения пищей, но наслаждался проповедью Евангелия, ибо повиновался Творцу своему, который сказал ученикам своим: «Аз брашно имал ясти, егоже вы не весте». И паки сказал им: «мое брашно есть, да сотворю волю Отца моего и совершу дела Его» (Иоан. 4, 32, 34). И еще помышлял он о словах Павла: «как един Бог Отец, из Него же вся, и мы у Него; я един Господь Иисус Христос, имже вся и мы Тем. Но не во всех разум; нецыи же совестью идольскою даже доселе, якоже идоложертвенное едят и скверняется тем в немощи своей. Брашно не поставит нас перед Богом; ниже бо аще ямы, избыточествуем, ниже аще не ямы, лишаемся (Kop. I, 8, 6–9). Те, которые будут есть, как не едящие, те, которые будут пить, как не пьющие, ибо все наслаждение мира сего пройдет». И все это он сознавал, и был готов хранить. И он носил крест смерти своей и последовал Господу своему, оставил душу свою в мире сем, чтобы приобрести ее во царствии небесном, умертвил плоть свою на земле, чтобы быть живым горе, в непреходящие и нестареющиеся времена. В тот день да испросит архипресвитер Евстафий милости для возлюбленного своего Ионафана во веки веков.

f.16. И после этого было собрание монахов и беседовали мемхеры между собой, говоря друг другу: «будем открывать грехи наши, которые случатся с нами, ибо сказал Соломон: «тот, кто скрывает грехи свои, неправеден, и кто всегда говорит, возлюблен будет». И после этого они рассказывали все свои грехи, которые случались с ними. А отец наш Евстафий молчал, и сказали они ему: «ты не рассказываешь, подобно нам?» Он же не хотел открывать чистоты своей и обнаруживать силу своей праведности. И сказал он им: «простите мне, отцы и братия, ибо многочисленны грехи мои». И когда они его принуждали, сказал им отец наш Евстафий: «я видел одну церковь, сладостную для зрения и приукрашенную постройкой весьма и возжелал священнодействовать в ней. Другого греха я не сотворил, кроме угождения Богу моему». И когда затем они познали чистоту девства его без порока, встали все и сказали ему: «пастырь изрядный и толкователь премудрости, отселе ты будешь нам отцом и наставником, ибо тебя избрал Бог, как Петра избрал Он и сделал домоправителем церкви и судьей во царствии небесном». И одни из них получили от рук его камилавку, другие – схиму, веруя в молитву его. И все наставники почитали его и поставили пастырем над собой, и изыде во всю землю вещание его и в концы страны Эфиопской глагол его.

f.17. И были два вельможи во вратах царя – один из Саравэ в один из Бур, и сказали друг другу: пойдем к монаху-отшельнику, который находится в земле Шоа и знает тайное». И они пошли к нему и приветствовали его и беседовали много с ним. И спросил их этот монах: «есть ли в вашей стране монах по имени Евстафий?» И отвечали они ему: «не знаем». И сказал им этот монах: «сияет слава Евстафия так, что вы его найдете». И сказали князья: «где он, мы не знаем». И ответил им этот монах: «я видел Евстафия, когда он стоял перед престолом славы, как столп света, и сиял блеском и облечен был весь в одеяние света, которое было недоступно для зрения, и пояс чресл его из золота Офазского (Дан. 10, 5), на шее его ожерелье золотое, на голове венец правды, и в руке крест светлый, и беседовал он в силе перед Богом, и говорил: «я учу и творю все, как Ты повелел мне». И сказал Спаситель Евстафию, рабу Своему: «приими воздаяние твое весь мир, который Я сотворил, ибо ты угодил Мне, как святые апостолы Мои. И сохранил ты чистоту плоти твоей и девство твое без порока, как Иоанн Креститель, и посему будешь стоять перед престолом славы Отца Моего со всеми святыми и мучениками. И ты превозможешь, как свет огня и уста твои исполнятся благословения, и они восхвалят имя Бога духов». И затем сказал этот монах князю Саравэ и князю Бур: «когда возвратитесь в страну вашу, приветствуйте честного Евстафия, который светит, как звезда небесная перед престолом славы Божиим». И спросили они: «каковы подвиги Евстафия? «И сказал им, этот монах: «оплот страны вашей крепкий этот Евстафий, как Илия ревнитель и Иеремия столп железный». И когда услыхали эти князья весть об избранном Евстафии, камне честном апоргевон именуемом, который произрастает в их земле, и камне софоре, который озаряет их страну, обрадовались великой радостью, услыхав о святом Евстафии. И указал и рассказал им один человек, который знал его святость, и сказал им: «он подобен ангелам, учит днем и бдит всю ночь». И он указал им место, где он находится. И пошли эти князья к Евстафию изрядному, в уме которого сияет звезда, благовоние которого сладостно, как благовоние пустыни. И увидав его, приветствовали его я поклонились ему и получили от него благословение. Он же наставлял их поучениями правды, и они приняли речь его и уверовали в молитву его. И вернулись в свои дома в мире, и с того времени не побеждали их враги, ибо не полагались они на коней, ни на сверкающее оружие, ни на ноги, которые бегали, как волки запада, как сказал Давид в псалме: «не в силе констей восхощет, ни в лыстех мужских благоволит, благоволит Господь на смиренные и уповающие на имя Его» (IIс. 146, 10). Ибо надеялись князья на молитву Евстафия девственника и надеялись на милость Бога Вышнего.

f.18. И однажды, когда учил этот Евстафий, лучезарный светильник, в земле Забьят (?) слово Бога Савваофа, он обещал людям брак небесный, венцы и престолы и одеяния славы в седьмом небе, обетованные праведным и мученикам, которые оставили сей неправедный мир и все дела его. И услыхав это, чему он поучал людей, вышла из дома своего молодая девица. И обняла его ноги и плакала горько и говорила: «отче, я слышала учение твое, оно вошло, как вода во утробу мою, как елей в кости мои и увлажнило члены мои. Я полагаю душу и тело мое в руки Бога, Владыки моего, и верю в молитву твою. Сделай меня монахиней, чтобы я последовала стопам святых». Удивился святой Евстафий красоте ее и мудрости речи ее и сказал ей: «можешь ли ты, молодая девица, понести тяготы святых и искушения сатаны?» И она сказала святому Евстафию: «тот, кто помог Фекле и Пелагии, когда их учил Павел, поможет и мне». И услыхав это, отец наш Евстафий обрадовался весьма ее мудрости и вере и поселил ее со своими чадами. И когда жители страны увидали, что он взял и увел эту отроковицу, взяли оружие и хотели противиться ему и отнять ее силой. И увидя окаменелость сердец жителей страны, св. Евстафий помолился Богу, говоря: «низведший огонь с неба для Илии дважды и для Филиппа апостола в городе Африкии, чтобы охватить идольских жрецов260, и для Андрея в городе людоедов261, ныне Господи, сведи огонь с неба на этих жестоковыйных людей». И когда он кончил молитву свою, сошел огонь с неба и охватил этих злых мужей, которые преследовали Святого Евстафия и уклонились от закона Божия. И когда увидали жители города, что их охватил огонь с неба, бросились туда и сюда и бежали, чтобы спастись от этого огня, и огонь шел за ними и они не могли убежать. И вернулись эти люди к святому Евстафию и сказали ему: «помилуй нас, отче, и не поражай нас за многое безумие наше, за грехи и преступления наши, которыми мы тебя оскорбили. И помолись, отче, Богу твоему, чтобы прекратился огонь у нас и утихло пламя». И помолился святой Евстафий Богу, говоря: «помилуй, Господи, творение твое, и не порази по безумию их». И в этот час перестал огонь и утихло пламя. Увидав это чудо, эти люди сказали святому Евстафию: «ты – подобный нам человек, и мы не знали, что Бог с тобою, и ты творишь чудеса и знамения, как Его апостолы». И сию девицу сделал он монахиней, как хотело сердце ее, и многих, которые презрели сей тленный мир, богатство и славу земную. И молитвою и молением святого Евстафия, когда явилась вера в земле сей, святостью чистотой и воздержанием святого Евстафия, прошедшего море на корабле одежды, да сохранен 6удет сын его Ионафан, ученик его усердный, да управит он его плоть и дух до последнего издыхания во веки веков. Аминь.

f.19. Далее расскажем повесть об этом Евстафии блаженном, светиле света утреннем, человеке смертном и муже небесном, и земном Ангеле. Сказал Евстафий ученикам своим, научая их воздержанию и кротости: «если какой-либо муж из вас исторгнет мой правый глаз, о если бы я не был в состоянии враждовать и бороться с ним, но приложил любить его!» Сей Евстафий ходил в Иерусалим три раза, а когда он возвращался из Иерусалима, с его учениками был один монах, весьма богатый стяжанием мира сего. И сказали этому монаху чада Святого Евстафия: «дай заплатить нашим праведникам, ибо писано: достоин есть делатель мзды своея» (Мф. 10, 10). И услыхав это, разгневался этот монах и злословил отца нашего Евстафия кроткого и смиренного и мирного, который улыбнулся и мягко говорил и увещевал его, чтобы тот оставил гнев. И сказал святой Евстафий чадам своим: «дайте вы плату от себя вместо него, да исполнил заповедь Евангельскую, которую сказал Господь наш: «любите враги ваша и добро творите ненавидящим вас» (Мф. 5, 44). И в тот час сошел ангел Божий с неба и положил огненную петлю на шею этого монаха, который злословил Святого Евстафия, и отделил его одного от учеников его. И тогда разверзла земля уста свои и пожрала его, как Дафана и Авирона, которые противились Моисею. И рассказали ему чада того монаха, который злословил Святого Евстафия, и когда услыхали это, вострепетали все чада его и пали на лица свои и поклонялись ему, и сказали: «да будем мы почтены у тебя сегодня; отца нашего пожрала земля за то, что он противостал тебе и злословил тебя; отныне ты будешь нам отец и наставник». И отдали они все имущество отцу нашему Евстафию и сделались его учениками. И отдал святой это имущество церквам и выкупил на него пленных. И тогда с тех пор прошел слух о святом отце нашем по всей земле Геез.

Слушайте отцы и братья наши о чудесах и знамениях сего Святого отца Евстафия, звезды славной среди неба и земли. Был в те дни неурожай хлеба во всех странах, которые он наставлял. И пришли чада отца нашего Евстафия и сказали ему: «наступила засуха, возьмем у верных коров по одной на нас, чтобы сделать из молока сыры нам в пищу и прожить нам». И сказал св. Евстафий: «будьте воздержны и крепитесь силою Св. Духа». И сказали они ему: «мы не можем быть без пищи и заплатим им за коров». И когда наш Евстафий увидел убожество и бедность учеников своих, пожалел о них и сказал им: «ступайте и сделайте, как хотите». И когда прошла засуха, когда приблизилась и наступила жатва, сказал отец наш Евстафий чадам своим: «возвратите коров богатому стяжанием своим». И когда они вкусили сыров, отказались отдавать животных верным. И посему помолился отец наш Евстафий к Богу и умертвил этих животных. Когда увидали чада св. Евстафия сие чудо и знамение, пришли к нему все, нося камни и сказали: «отче, прости нас и помилосердуй о нас, чтобы мы не умерли, подобно этим животным, ибо все, что ты говоришь гласом твоим исполняется; как поступил Моисей с Даваном и Авироном и Кореем и с теми 250 мужей, которые возносили с ним каждение, и как Илия погубил 202 князей и Петр, сказав Анании и Сапфире и как Фома – с ударившим его в лицо, не поступи с нами; ибо дана тебе власть от Бога и все возможно тебе». Так говорили все чада, и он ответил им: «блюдите, не грешите же больше». И так сказав, благословил их, и они вернулись в мире.

f.20. Расскажем и поведаем чудеса и доблести сего аввы Евстафия. Когда было время обеда, принесли к нему братия пищу свою, чтобы он благословил. И взяли они из рук его хлеб благословенный и потом съели свои хлебы. И после этого принес один из чад отца нашего Евстафия питие в чаше и сказал: «благослови, отче». И сказал ему отец наш Евстафий: «только ли это благословить мне тебе, или то, что в ваших жилищах?» И услыхав это, все вострепетали и сказали: «то, что творим мы в тайне, он узнал яве». И опять принес один кушанье, приправленное маслом, и приготовил овощ вверху так, чтобы не узнали люди, а внутри была пища, приправленная маслом. И сказал этот ученик отцу нашему Евстафию: «благослови нам эту пищу». И отец наш Евстафий, полный благодати и даров, ведавший тайны души, как сказал Павел: «в нем Дух Святой и весть вся, и не требует, да кто учит его» (Sic! Иоан. I, 2, 27), отвечал этому ученику: «благослови эту пищу! ты сказал мне, но что благословить мне: то, что внутри, или то, что вверху?» И сказав это, он благословил пищу. И тогда выскочила и вышла пища, которая была внутри овоща, как горшок, который кипит в котле, и появилась перед собранными. И видевшие удивились чуду Святого Евстафия и прославили Бога, творящего дивные над святыми своими. И сказал св. Евстафий чадам своим: отныне не приносите ко мне вашей пищи, да не будет никому соблазна.

И после этих дней занемог отец наш Евстафий, но болезнь его была не к смерти, но да явится величие Божие над ним. И когда он лежал на одре болезни, пришел к нему Михаил Архангел и осенил его тело крыльями и осветил весь дом, и огонь кельи его, который потух, засветил сиянием света своего и покрыл его тело своими крыльями, и утешал его, и радовал приятностью своего голоса. Он рассказывал ему, как поют перед Богом 144000 младенцев, последовавших Агнцу в благости, и глас песни которых приятен и сладостен и заставляет забыть печали мира. И когда он это рассказывал ему, пришел к нему один из учеников его, чтобы навестить его в эту ночь, когда он хворал. И когда он приблизился к келье Святого Евстафия, увидел свет великий, и убоялся, и задрожал, и вернулся в свое жилище. И затем сказал Михаил блаженному и святому Евстафию: «ради того, что ты очистил душу и тело твое, чтобы быть обиталищем Св. Духа, послал меня к тебе Вышний, чтобы утешить тебя и обрадовать сердце твое». И так сказав, сокрылся от него. И в тот час ожил и выздоровел св. Евстафий от болезни своей.

f.21. Был один человек, видевший видение Духом Святым. Он сказал: «видел я Евстафия эфиоплянина и Аарона сириянина, которые спорила перед Богом: «я превзошел тебя подвигами» и «я превзошел тебя подвигами и трудами и пришельствием многим». И когда они так спорили, явилась Владычица наша Мария, неся золотую чашу, полную воды живой и дала отцу нашему Евстафию, говоря: «возьми, пей эту чашу ты, который ради любви Сына Моего и ради меня странствовал во Иерусалим, ибо ты почтен ради чистоты перед Сыном моим Назореем и перед Отцом Его Небесным и перед Духом Святым Животворящим. И радуются делам и трудам и пришельствиям твоим соборы ангелов и человеков». И сему Евстафию дан дар небесный от Владычицы нашей Марии Девы чистой, обиталища Божества, как дана Эздре Пророку Уриилом Архангелом чаша, полная воды с огнем, и когда он выпил из нее, наполнился премудростью и разумом и в персех его возрастала премудрость, и дух его (возвысился) до соблюдения 94 писаний. (Эздры III, 14, 40). Таких же образом был дан отцу нашему Евстафию дух премудрости и воздержания, дух ведения и кротости и благости, дух разума, дух пророчества и учения, дух дарования и исцелений, дух силы и помощи.

f.22. И дошел слух об отце нашем Евстафии, главе монахов до царя Амда-Сиона, главы царей, боголюбивого, православного, строителя храмов.Сей Амда-Сион был воителем с неверными и разорителем капищ идольских, твердый в бою, как Иисус, вождь ветхозаветный, и как Давид, царь Израилев, обильный победами, прославлявшийся певицами и увенчанный венцом славы. Так и сей царь Амда-Сион боголюбивый переходил из страны в страну и от пределов до пределов моря Чермного, воюя с неверными народами и упорными, которые веруют в счисление звезд. И он победил врагов Христа и поразил супостата силою Божией. И он заставил уверовать все народы и вернул к вере правой живущих на концах земли. И когда услышал сей Амда-Сион, царь победитель, весть об отце нашем Евстафии, послал привести его. И когда тот пришел к нему, он облобызал его в беседовал с ним хорошей речью, и сказал ему: «если хочешь, возьми себе золота и серебра и драгоценных одежд, и земли я дам тебе, чтобы она была для поминовения тебе и твоим чадам по тебе. И ныне, отче, ты будешь мне отцом и помолюсь за меня Богу, чтобы Он управил царство мое». И отвечал св. Евстафий царю и сказал ему: «я не хочу мирского стяжания, ибо ославил я ради любви ко Христу все эти желания плоти, слушая слово Евангелия: «кая польза человеку, аще мир весь приобрящит, душу же свою отщетит, или что даст человек измену за душу свою» (Мф. 16, 26). И еще говорит он: «кто не будет тверд, и не возьмет креста смерти своей, не может служить мне»262. И посему отверг богатство мира сего сей святой Евстафий и пренебрег плоть, да обрящет душу свою у Господа. И отойдя от врат царя, св. Евстафий обходил все города и страны, проповедуя Евангелие Царствия.

f.23. Сей отец наш Евстафий, последователь святых пророков и восполнитель проповеди апостолов-посланников, когда проповедовал, не удалялся от ограды церкви, и когда приближался час молитвы, покрывался камилавкой и проливал слезы из очей. И они текли по одежде его, как вода; и он презрел плоть свою и стеснил чрево свое голодом и жаждой и иссушил кожу с костями своими тщанием. И когда был прислан из страны Египетской авва Иаков, митрополит, в страну Геез и прибыл в землю Хамасен, пошел тогда к нему отец наш Евстафий на встречу, поклонялся ему, и облобызал лобызанием духовным и получил от него благословение, ибо обычай есть священнику приимать благословение от руки архиерея. И расспросил архиерей о его делах и о его вере и его учении. И отвечал ему отец наш Евстафий: «вера моя и учение мое есть вера во Отца и Сына и Св. Духа, Сию Совершенную Троицу, от начала века Сущую Божеством и до века пребывающую на престоле царствия Своего, Сию Троицу, которая все сотворила и все основала единым гласом и единым духом и Которая ведает бытие и исход всякого, и нет ничего, чего бы Она не знала, как сказал Павел, и от дел Ее мы познаем Ее, и сам он познал Божество ее. «И присносущная сила Его и Божество, во еже быти им безответным» (Римл. 1,20). «Сию Троицу, Которая все носит и все совершает, и нет ничего, чего бы Она не совершила, и нет ничего чтобы от Нее сокрылось. Сию Троицу, Которая в доме Авраама пришельсгвовала и в законе Моисееве величие субботы уяснила. Она проповедана в пророках и открыта в Апостолах святых, Она – столп основания святой Церкви, Она – наставительница праведных и красота девствующих чистых, Она – венец мучеников достопобедных и надежда монахов подвижников. Сия Троица возложила венцы на главы херувимов и увенчала митрами серафимов, Ею вся быша, и без Нее ничтоже бысть, еже бысть. И Она царствует в Апостолах и пророках и проповедниках и пастырях-наставниках и в старейшинах к совершению святых, в дело служения, в созидание тела Христова, дóндеже достигнем вси в соединение веры» {Еф. 4,12). Все это и подобное высказал отец наш Евстафий перед аввой Иаковом митрополитом. И когда тот услышал его речь и твердость в вере, удивился и изумился, увидав откровенность и красноречие уст его. И он благословил его и посадил на своего мула вместе с собой, идя по пути, ибо соединены они были словом пророков и апостолов и согласны в вере православной.

f.24. И когда увидали, что чтит и любит митрополит отца нашего Евстафия, стали завидовать ему дурные монахи и священники. И замыслили совет лукавый и сказали: «Побьем камнями и убьем Евстафия ночью, так чтобы не заметили нас люди, ибо все князья города и наместники, мужчины и женщины обращаются к учению его, и сердце митрополита склонилось к нему». И половина их сказала: «если услышит makuänen это намерение, убьет нас, ибо любит его, как душу свою и врачество духа в устах его, и все, которые слушают голос его, обращаются в учение его и чтут субботы его и ревнуют о соблюдении уставов его». А другие сказали: «лучше убьем его, ибо тягостен и тяжел он нам». И сошлись лукавые монахи и священники на этом решении, чтобы побить камнями отца нашего Евстафия, когда он будет находиться в своей келье, ибо он жил один, упражняясь в молитве. И тогда сошел к нему Михаил Архангел, ангел помощи и милости от Бога и сказал: «иди из твоего жилища святой Божий, ибо пришли побить тебя камням». И сказал отец наш Евстафий святому Михаилу: «лучше мне умереть от рук их, ибо я не согрешил против них, ибо без греха распяли Иудеи Господа нашего посреди двух разбойников». И ответил Михаил: «иди, святой Божий из жилища твоего, и не противься повелениям Божиим, ибо Он для пользы многих соблюдает тебя». И тогда вышел св. Евстафий, и поместился вдали от своего жилища в эту ночь. И забросали камнями келью отца нашего Евстафия эти дурные монахи, и на псалтирь Давида они набросились вместе; и показалось тем, которые бросали камни, что он умер в том доме, на который они набросились. И когда было начало утра, пришли ученики его навестить авву своего по обычаю. И увидав его жилище упавшим и разрушенным, подумали, что он умер в нем, и плакали и сильно рыдали и говорили: «отче! отче!» И сказал он им: «не плачьте, чада мои, я здесь!» И они пошли к нему и нашли его живым и удивились и обрадовались великой радостью. И услышал makuänen по имени Варасина-Эгзиэ о том, как побивали камнями отца нашего Евстафия, и вознегодовал и сильно разгневался. И повелел он схватить этих монахов, которые побивали святого. И привели их к нему связанными, и много и сильно били перед лицом его. И когда услышал отец наш Евстафий, что схватили их, пришел к makuänen’y и сказал ему: «не бей этих святых, разреши тех, кого ты связал». И сказал makuänen святому Евстафию: «авва, ради чего возлюбил ты тех, которые возненавидели тебя и хотели убит тебя?» И отвечал святой: «ибо так заповедано нам в Евангелии: «любите враги ваши и благословите клинующия вы». И тогда перестали бить этих монахов, и все люди, которые видели и слышали, как он испросил прощения желавшим убить его, дивились и изумлялись мягкости сердца и кротости его. Что наречем и чему уподобим мы сего святого Евстафия? Авелю оскорбленному и убитому рукою брата своего Канна, жертва которого была приятна перед Богом Вышним? Или Эноху, восшедшему на небеса в вихре ветра и видевшему все таинства Ангелов? Он видел честные горы из всех камней. И гору из камня целебного (Stibium), и гору из камня жемчужины, и гору из камня рубина, и гору седьмую между ними, основание которой как камень сапфир (Эноха 18, 6). Седьмая гора толкуется, как Владычица наша Мария Дева плотью, обиталище, чистая от сомнений и порока, в которой обитал царь царей Бог по милости и щедротам своим, когда посетил землю в лето, в которое тайна была познана. Ибо сей Евстафий, учитель, прибегал к силе помощи ее и ее призывал, когда ходил по морю без корабля. Как камень адамант он был тверд, победил искушения сатаны и укротил волны грехов. И паки уподобим его Моисею пророку, просившему прощения злословившим его и, как он, тем, которые хотели убить его, воздавшему добром за зло. Паки уподобим его Давиду кроткому и смиренному сердцем, который не радовался падению Саула, врага своего, который плакал и рыдал о смерти его и благо сотворил оставшимся дома его. Так и отец наш Евстафий не злословил злословивших его и не мстил хотевшим убить его. Уподобим его Илии, воскресившему сына вдовы в Сарепте Сидонской? Или Петру, сыну Ионину, украсившему Церковь уставами закона и канонов, который исцелял болящих и страждущих тенью своею, когда шел по пути? Так и отец наш Евстафий, полный премудрости и разума, облеченный кротостью и смирением, молился о милости и спасении тех, которые хотели убить его. Этим святым (уподобим мы), отца нашего Евстафия, ибо им он единонравен. И нося многие плоды, он уподобился кедру райскому, сладкому плодами и приятному цветами263·

f. 25. Вернемся к началу рассказа о блаженном и святом отце нашем Евстафии. В один из дней, когда он учил, услышал он, что есть лесные святилища идолов, где поклоняются люди идолопоклонники. И он пошел туда, будучи ревнителем закона Божия, как Гонорий царь, который срубил и сжег огнем лес матери своей, где она поклонялась и приносила жертвы. Так и сей мар-Евстафий срубил эти леса и сжег их огнем пока они не сделались пеплом; и развеял ветер пепел их там, где они находились. И было число капищ лесных, которые он сжег огнем – 12, в Цальма (Salmä) и во всех странах. И затем пришла ему благая мысль от Бога Вышнего и сказала ему: «иди в Иерусалим, чтобы утвердить себя в правде и жизни и чтобы умножить талант, который ты получил от Бога и возвратить ему с лихвою, и чтобы услышать глас его: «добрый раб, благой и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю, вниди в радость Господа твоего». И в тот час возгорелось сердце его любовью Духа Святого, ибо он вспомнил пришествие Господа нашего с Мариею, матерью Его из Вифлеема до Дабра-Квесквана в голоде и жажде, поте и утомлении. И также вспомнил он распятие и смерть па древе крестном, и также вспомнил он распятие Петра, основания церкви, когда он был распят стремглав; и усекновение главы Павла языка благовонного, причем лицо его было окутано женским покрывалом, и как полилось молоко смешанное с кровью из нее для чуда; удивившиеся люди римские и убившие его пошли, держа мечи. И также вспомнил он плач Тимофея и Дионисия изрядных учеников, которые плакали при венчании двух светил, которые разлучались в жизни264. И также вспомнил об убиении Иакова, сына Громова и Иоанна смарагдовой жемчужины, которого била Романа в бане265. И также вспомнил он страдания всех Апостолов, которые отвергли мир ради правды, как отребие, которых мучили на дворе царей огнем или копьем, или побиением камнями, или мечем. И все это воспоминая, отец наш Евстафий восклицал и плакал, и был подобен им; тогда отдал дорогое имущество Варасина-Эгзиэ и сказал: «возьми это за то, что ели мои чада, я же не ел плодов земли твоей, кроме воды одной». f.26. И так сказав, святой Евстафий собрал чад своих и сказал им: «я хочу идти в Иерусалим поискать закона и повеления Бога моего; вы же, дети мои, молитесь за меня, да управит и направит путь мой. И будьте тверды в уставах, которые я заповедовал вам. И когда услышал Варасина-Эгзиэ, что св. Евстафий хочет идти в Иерусалим, разгневался и приказал связать его узами. И когда был связан св. Евстафий, он молился к Богу своему, бодрствуя всю ночь и призывая имя Божие. И тогда сошел Ангел Божий и разрешил узы его и сказал ему: «встань, святой Божий! кто удержит того, кого Бог не удерживает, и кто может связать того, кого Бог не связывает?» И так сказав, он разрешил узы Петровы. Рече же Ангел к нему: «препояшися и вступи в плесницы твоя; сотвори же тако». И глагола ему: «облецыся в ризу твою, и последствуй ми. И исшед, в след его идяше» (Деян.12,8). Так и у сего отца нашего Евстафия разрешились узы, и явилась сила его праведности.

f.27. И пошли стражи темничные и рассказали makwänen’y; и испугался он, и удивились все видевшие и слышавшие это. И в тот час явился Господь наш и сказал: «Евстафий, раб мой, которого я возлюбил! Встань и иди во Иерусалим и приди в Вифлеем, где Я родился, и Назарет, где Я воспитался, и на Иордан, где Я крестился, и Лобное место, где распяли Меня Иудеи и пригвоздили руки и ноги Мои и напоили Меня оцтом в жажду Мою и увенчали венцом от терния главу Мою и ругались надо Мной и пронзили ребро Мое копием. И все ученики Мои бежали и оставили Меня одного. И Мария мать Моя, видя Меня, плакала слезами горькими, когда пылало сердце ее от Моей смерти. И не было утешающего Меня из людей, кроме Иоанна возлюбленного». И сказав сие, Господь наш вознесся во славе на небо. И в тот день торопился отец наш Евстафий и стремился идти в Иерусалим, и сказали ему чада его: «отче кому оставляешь ты нас, стадо твое, которое ты умножил молитвою и учением твоим?» И сказал им отец наш Евстафий: «разве все Апостолы святые, уверив и крестив, не уходили в другую страну, чтобы исполнить страдание свое, как заповедал им Господь наш. И ныне слушайте чада мои, если я и не буду плотью, то духом буду всегда с вами, если вы будете хранить все, что я заповедал вам; вы не умрете от язвы или от зубов змеев земных; не спешите в мирские города, если не будете иметь общения с ними». И опять сказал: «Иерусалим, куда я иду – земной, а если вы будете жить трудом рук своих, помогая бедным, давая милостыню, мы встретимся на горе Сионской. И не орите быками, и разделите 12 месяцев года на 3 части: в две из них делайте труды рук своих, от которых будете жить, а одна из них да будет для покаяния, поста, молитвы и оставления грехов, да будет для жизни душ ваших и спасения вашего, да не скажите вы: «у нас нет священника». И храните субботы, как заповедано в законе и пророков и апостолов. Чтите субботы и праздники, установленные в Синодосе, и не смешивайтесь с недостойными; любите братьев ваших многочисленных, которые вам родятся». И услышав эту речь из уст праведного, чада его возвысили гласы свои и заплакали громких голосом и сказали: «где нам найти такого пастыря и учителя, ибо он отдал душу свою за стадо свое. И когда мы рассказывали грехи свои, он каялся за нас и усугублял труды ради нас и вместо нас, да исцелит души наши; и он не оставлял поста и молитвы, трудов и бдений, печали и изнурения от подвигов, проливая слезы на молитве, пока не увидал видений небесных и спасения души своей». И так сказав, чада его умолкли от плача своего и стали говорить друг другу: «отец наш готов идти в Иерусалим, помолимся же вместе, чтобы приобщиться святых таин от рук его святых». И тогда пришли к нему все чада его великие и малые, и падши поклонились ему как сказали апостолы в своих дидаскалиях: «поклоняйся и величай того, кто отец после Бога». И они просили его и говорили ему: «отче, хотим приять св. дары от рук твоих». И отец наш Евстафий, добрый пастырь и отец духовный начал напоминать имя от слов Павла Апостола, семени Авраамова, от колена Вениаминова, говоря: «темже, иже аще яст хлеб сей или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет телу и крови Христовой; да искушает человек себе [и да очищает плоть свою], и тако от хлеба сего даст и от чаши сея да пиет: ядый бо и пияй недостойне, суд и (казнь) себе яст и пиет, не рассуждая тела Господа нашего [и не будучи чист духом]» (Коринф. I, 11, 27–29).

f.28. И такими словами наставлял он чад своих и назидал их. И удивлялись все красноречию уст его. И таким образом принял он их и сказал им: «приготовьтесь к приятию таинства, я же поступлю, как вы сказали мне». И затем пошел он в дом святилища Божия и пал на колени свои до земли, и руки свои воздел к небу и молился Господу Богу своему, говоря: «Господи услыши молитву раба твоего и не отвергни прошения его, и приими молитвы рабов Твоих, которые труждаются Тебе и входят во святилище Твое, где обитает сила славы Твоея, да испросят у тебя заклинания (sic!)266 и жизни. Прости им согрешения их и презри грешные деяния их, приими покаяние их, и да внидет молитва их перед Тебя, как благовоние». И так сказав, он приказал диакону служить у хлебов для приготовления жертвы. И когда диакон кончил служение у жертвенника, оп приказал, чтобы доставили дары. И отец наш Евстафий облекся во священнические одежды без ометов267 для священнодействия. И повелел диакону именем Меркурию служить с ним; этот диакон был благонравен и изряден и украшен верою, как Стефан первомученик. И они стали вместе служить по чину святых Апостолов, и отец наш Евстафий служа проливал слезы, как зимний дождь; и они падали на одеяния его и превратилось все существо его, и он был, как свет огня. И белизна членов его, как белизна Божества, как медь Ливанская, озаряемая огнем. И окончив возношение, он дошел до места, когда говорится: «посли благодать Духа Святого на ны». И когда он это сказал, разверзлись небеса и раскрылась светлая сень, и вышел из колесницы и сошел Дух Святой в виде голубя белого, ноги которого были подобны столпам огненным. а крылья, как складки молнии, глаза блистали, как восход звезд орионовых. И он осенил святилище, и оно наполнилось облаком славы, так что священники не могли совершать своих действий. И когда вышли из святилища иерей великий Евстафий и диакон Меркурий, чтобы преподать народу тело святое и кровь честную Господа нашего Иисуса Христа, они показались народу столпами огненными, в лица их сияли, как солнце, и одеяния их были белы, как снег. И наполнилась церковь Божия пламенем огня Божества. И когда увидали люди это великое чудо, пали на лица свои, и не могли приимать св. даров от великого страха и трепета, и некоторые из них приобщались трепеща, другие были как трупы и вынесли их вон, не приявших приобщения от рук св. Евстафия. И павших было пять мужей, и впоследствии эти 5 мужей оставили одеяние монашества и вернулись к нечистоте мирской, как сказал Апостол: «пес возвращся в свою блевотину, и свиния омывшися, в кал тинный» (Петра 2, 22). И сие ведая Дух Святой, который весть тайные и испытывает бездны, удержал сих 5 мужей, да не приимут приобщения от рук Святого Евстафия, а те которые были достойны, приобщились и прияли благодать благословения. Как воспеть нам тебя авва, которого воспел Дух Святой и благословил Иисус Христос, ибо тебе благодать и милость во веки веков! Аминь.

Благословение Евстафия шествователя по морю на корабле одежды да сойдет и да соберется на сына его Ионафана...

(По Orient. 702): восток и запад, север и юг, чада отца нашего Евстафия присутствовали (?) когда Дух Святой сошел на жертву. Дух Святой послал благодать, когда сказал отец наш: «проповедуйте во всей Эфиопии и возвещайте славу суббот», чтобы попечься о славе Апостолов после того как он пришел в мир, чтобы вы не пали в море огненное, чтобы унаследовали гору Сион в царствии небесном с аввою Евстафием.

f.29. Доблести и подвиги св. Евстафия, как он подвизался и превозмог, чтобы победить сатану, когда помогала ему сила руки A’ёnäwon, когда покрыл его свет благодати светильника. И восхотев идти в Иерусалим, он помолился Богу, Владыке всей твари, и сказал: «Отче Господа Нашего и Спаса Нашего И. Христа, который глаголал с Авраамом и совершил творение Исаака и положил свидение во Иакове и милость (благодать) свою во Иосифе, и закон свой в Моисее, и сохранивший народ свой в пустыне сорок лет, осенивший их днем облаком и всю ночь просвещением огня, глаголавый во пророках и явивший богатство благодати своей на апостолах, когда они были собраны в одном доме и сошел на них Св. Дух в виде огня и они говорили языками всех стран. И мне будь руководителем в этом пути, по которому я пойду». И когда он окончил молитву свою, явился глас с неба, который сказал: «Евстафий, раб Мой, которого Я возлюбил, будь тверд, не бойся, ибо Я буду с тобой, Я вместо отца твоего, а вместо матери твоей – Иерусалим небесный, и рай сладости – вместо трудов и борений твоих. Когда услышал св. Евстафий этот глас от Бога, встал утром, чтобы идти в Иерусалим и созвал своих чад и сказал им: «не служите этим дискосом и этой золотой чашей, пока не узнаете о моей смерти и моей жизни. И сказали они ему: «да». И сказав это, он пошел и направил путь свой в Иерусалим; и провожали его чада его, и благословил он их и сказал им: «дети мои, храните заповеди, которые я заповедал вам, да встретимся мы вместе в царствии небесном». И простились с ним все чада его и возвратились на свои места, скорбя и печалясь о разлуке с ним, а Абсади, его сын, следовал за ним, радуясь. И сказал он отцу нашему Евстафию: «я не отступлю от тебя, ибо ты – мой руководитель; ни в жизни, ни в смерти не оставлю тебя, отче мой!» И они пришли в землю Bagüäs (Богос) и встретили их люди Bagüäs (Богос) и вышло два вождя Богос, верхом на лошадях, чтобы встретить св. Евстафия; и когда лошади увидали его издали, они испугались и затрепетали, и не могли идти лошади ни вперед, ни назад, ни направо, ни налево, но были прикованы к месту, как столбы, и не могли двинуться. И когда увидал народ силы и чудеса, которые творил св. Евстафий, удивился и весьма изумился, а два вождя Богос увидав это, затрепетали и испугались и недоумевали, что им сказать. И когда увидел отец наш Евстафий, как они боялись, сжалился и осенил их знамением креста. И встали кони и пошли; удивились, увидев случившееся два вождя Богос. И они уверовали в молитву его, и сошли с коней, и поклонились в ноги св. Евстафию и приветствовали его. И он спросил имена их. И сказал один из них: «имя мое Марара», а другой сказал: «Ганзая-Эгзиэ – имя мое». И сказал святой: «ты – не Ганза-Згзиэ, тебя назвала так мать твоя»; Марара сказал он: «назвала тебя мать твоя таким именем, а ты – не Марара». И это сказал отец наш Евстафий, зная Духом Святым, что Марара будет сосуд избранный Божий.

f.30. И встав утром до рассвета, святой Евстафий, поднялся рано, пошел в город Марья. И воззвал Господь с неба и сказал ему: «Евстафий! Евстафий!» и ответил он: «я здесь, Господи!». И сказал ему Господь: «Я передам Духа Святого, который на тебе – Абсади, сыну твоему, как передал Моисей дух свой Иисусу, сыну Навина». И в эту ночь воззвал отец наш Евстафий и сказал: «Абсади, Абсади!». И услышав это, один из учеников его пошел с лукавством, чтобы взять благословение Абсади. И он сказаль: «я здесь, Господи, я пришел, ибо Ты позвал меня». И отец наш Евстафий, провидец тайных Духом Святым, узнал тайное этого ученика и сказал ему: «зачем ты восхотел благословения, которое не твое? Не слыхал ли ты, что сказал Иоанн в Евангелии «не может (человек) приимати благодати, аще не будет дано ему с небесе» (Иоан. 3, 27). Это благословение не твое, но Абсади». И сказав это, он позвал Абсади три раза, говоря: «Абсади, Абсади, Абсади!» И подошел авва Абсади к авве Евстафию, поклонился и сказал ему: «Я здесь отче, ибо ты звал меня». И сказал ему святой Евстафий: «вот тебе дается благословение с неба, которое могут получить только праведные и избранные, которые провели себя в тесные врата, которые не возлюбили золота и серебра, но предали плоть свою на труды с тех пор, как они стали не желать земной пищи, но считать себя духом, который исчезает. И это соблюдали они, и много искушал их Господь; и досталась чистота душам их, да благословят имя Его» И сказав это слово, отец наш Евстафий возложил руку свою на голову Абсади сына своего, как возложил Моисей руку свою на голову Иисуса и возложил Иаков руку свою на Иуду и Левия и благословил их на царство и священство, и на Ефрема и Манассию, когда привел их Иосиф к отцу своему Израилю, чтобы тот благословил их. И переменив руки свои, он благословил их, говоря: «да сделает вас Господь народом благословенным и святым». И таким же образом благословил отец наш Евстафий сына своего Абсади, говоря: «благословением древних отцов и благословением пророков и апостолов, благословением мучеников добропобедных и благословением праведных подвижников и благословением всех чад Адама избранных, да благословит тебя Господь. Благословение Михаила, вождя бодрствующих и благословение Гавриила, благовестителя света, и благословение всех духовных, и благословение всего собора первородных радостных, и благословение Владычицы нашей Марии, рождшей Спаса, да почиет на тебе и на всех чадах твоих согласных и на тех, которые будут творить память мою и память твою, во веки веков. Аминь».

f.31. И когда окончил он благословение сына своего Абсади, он помазал его и запечатлел в совершение его слюной своей, как помазанием мира, и сказал: «испытывай книги заповедей и блюди закон канона св. Троицы, ибо придут после меня волки хищные, отступники веры, епископы, которые изменят закон и заповеди отцов наших апостолов, которые определили и установили веру православную. И это епископы, еретики и служители идолов и несториане, которые изменят веру и будут четверить св. Троицу, и перекрещивать вторично». И сказав это, отец наш Евстафий повелел сыну своему и сказал ему: «будь тверд и не бойся, ибо ты победишь Николаитов. И блюди, что я сказал тебе и исследуй это, и изучай это, и пребывай в том, чему я научил тебя, и еще сказал ему: «чада мои, которые придут после меня, будут связаны любовью моей. И слушая деяния мои, они будут радоваться, и в них укрепятся уставы мои, и Бог благословит их». И услышав это пророчество из уст отца своего Евстафия, сын его Абсади поклонился ему и сказал: «да приидег благословение твое на меня». И ответил он: «возвращайся, сын мой в место твое». И сказал ему Абсади: «я не оставлю тебя, отче, отнюдь, пойду с тобой». И сказав это, заплакал плачем горьким, ибо увидал его уходящего без всего, без продовольствия для пути, и не было ни обуви на ногах его, ни жезла в руках его, ни подстилки для бедр его; одеждой его была только козья милоть внизу, а наверху он не был одет и не имел ничего, чтобы надеть на себя, но помнил сказанное Господом нашим в Евангелии: «никий раб может двема господинома работати: ибо или единого возненавидит, а другого возлюбит; или единого держится, о друзем же нерадити начнет. Не можете Богу работати» и любить стяжание (Луки 16, 113). И это помня, отрекся он мира и всего желания его, оставил земное помышление и предпочел небесное, где не стареет и не гибнет. И он не думал о пище и питье земном, пищей его были слезы, текшие из глаз его, а одеянием – слово Божие; поясом – вервие девства и два меча Духа Святого. И когда пришел отец наш Евстафий в город Марья (Märja), он сказал сыну своему Абсади: «будь тверд и силен и соблюдай все, что я заповедал тебе». Когда он это сказал, они пали друг другу на шею и плакали долго. И сказал святой Евстафий сыну своему Абсади: «вернись и возвращайся в место твое, и не сомневайся ради разлуки со мною, ибо Бог, Господь наш будет с нами и не оставит нас, и если мы разлучены плотью, то не разлучены духом, ибо у Бога нашего власть сохранит нас, и он призовет нас к себе в царствие небесное. И так размышляя, ты стой, явно возвещая слово Божие, и не забывай того, что я тебе заповедал, ибо сказал Господь наш: «ищите прежде царствия правды Бога вашего, а сия вся приложится вам» (Ср. Мф. 6, 33). И выслушав это, Абсади вернулся в место свое, неся сугубо Духа Святого от наставника своего честного Евстафия.

f.32. И отец наш Евстафий, встав, чтобы идти в Иерусалим, препоясал чресла свои вервием Евангелия и взял чадо веры – правду, когда в лице его сиял огонь троичного света, как лучи сияющего солнца, ибо помнил он слово Господа нашего, сказанное им ученикам своим: «иже хощет ко мне идти, да отвержется себе, и [дерзает] и возьмет крест [смерти своей], и по мне грядет». И сие помышляя, оставил он дух свой, что в мире, как нечистоту, да улучит царствие небесное, ибо помнил пришельствия пророков, ибо они были чистые дожди золота, и странствования апостолов, потоков млека белых, обтекающих церковь. И ходя, он объяснял чадам своим и другим монахам от слов закона и пророков и от Святого Евангелия и Апостола, да будут они ревностны к совершению подвига. И тех, которых он наставил на путь, он вывел в пустую землю, без людей и зверей и городов. И наступил день седьмой – святая суббота. И был тверд духом отец наш Евстафий, чтобы субботствовать в нее. А другие монахи сказали измаильтянину, который был их проводником: «если бы пошел этот Евстафий, пошли бы и мы, чтобы не умереть нам здесь от жажды». И когда услышал этот измаильтянин, который был их проводником, слова монахов, сказал отцу нашему Евстафию: «идите сегодня дальше, ибо нет воды для питья, и земля пуста и труден путь». И сказал отец наш Евстафий этому измаильтянину: «помни клятву твою, которую ты изрек относительно соблюдения суббот и праздников». И опять сказал ему этот измаильтянин: «пойдите сегодня дальше». И отвечал им блаженный Евстафий: «я не подниму ни руки, ни ноги в день субботний. И не пойду в путь, и предпочту умереть здесь». И когда увидел этот измаильтянин, что он не соглашается с ним, оставил его и, оседлав верблюда своего, сел на него и отправился в путь. И встали другие монахи и последовали за ним. И отец наш Евстафий наставник и отец Габра-Амлак и ученики их остались одни на месте, ибо они предпочли умереть ради слова Божия в земле пустой, ибо услышали слово Божие, говорящее: «помни день субботний, еже святити его. Шесть дней делай, и сотвориши в них вся дела твоя... (и т. д. Исх. 20, 10–11; конец: «и почи в день седмый от всех дел своих, яже начат творити»).

f.33. И также помнил мар-Евстафий слово Иеремии: «тако глаголет Господь, проклят да будет всяк, иже надеется на человека, и утвердить плоть мышцы своея на нем, и от Господа отступит сердце его... И благословен человек, иже надеется на Господа, и будет Господь упование его» (Иер. 17, 5–7), и не посрамит его, и услышит его, когда он призовет Его, и поможет ему. И после сего помолился отец наш Евстафий Богу и сказал: «Господи Иисусе Христе, сотворивый небо и землю в первый день и совершивый вся в шестый день, и упокоивыйся в сей день, и упокоивыйся в седьмый. Услыши молитву мою днесь и яви силу Твою на измаильтяне сем, иже оскорби тя». И услышал Бог молитву его и принял молитву его. И когда владелец верблюдов отошел на один стадий, сошел с неба Михаил Архангел с мечем огненным в руке и стал на дороге, по которой тот шел, как он поступил некогда относительно волхва Валаама, когда тот восходил, чтобы проклясть израильский народ. Увидела ослица его, и затрепетала от ужаса перед ним, и отказалась идти. Точно также, когда увидали его верблюды этого измаильтянина, испугались Ангела Божия и отказались идти. И стал этот измаильтянин бить их и хотел убить их. И когда привел их Ангел в смятение своим страшным видом, верблюдицы обратились назад, резвясь, как ягнята, сосущие молоко. И они подошли к отцу нашему Евстафию и опустили (?) свои уши и хвосты, и пав на колени поклонились сему святому. И измаильтянин, владелец верблюдов, вернулся против воли, плача. И преклонился перед отцом нашим Евстафием и поклонился ему в ноги, и сказал ему: «прости мне, отче честный, ибо я согрешил перед тобою, да почтится душа моя перед тобою сегодня». f.34. И сей авва кроткий сердцем, простил ему, и не воздал по заслугам. И после этого сел на коня этот измаильтянин и поехал к воде, чтобы напоить его, и встретили его здесь мужи кровей. И увидав, он узнал их и вернулся назад, и погонял сильно коня своего, чтобы убежать от них. И преследовали его эти 7 врагов его, сидя верхом, чтобы убить его. И убегая, этот измаильтянин достиг до отца нашего Евстафия, пал к ногам его и сказал: «отче, прибегаю к молитве твоей от ярости врагов моих, которые стремятся убить меня, ибо я видел перед этим, отче, чудо и знамение, которое ты сотворил на мне и на моих верблюдах. Я узнал, что молитва твоя сильна и все может поспешествума». И эти враги его явились вдруг, сидя верхом и твердо решившись убить его. И когда увидел отец наш Евстафий, что они приближаются к нему, сидя верхом и без жалости, осенил их знамением креста Христова. И остолбенели лошади их, и не двигались совсем, ни па право, ни на лево. И они не могли ни идти вперед, ни возвращаться назад, ибо были связаны молитвой отца нашего Евстафия, когда те сидели на конях и не сходили на землю. Они кричали и вопили, говоря: «отче честный, ты равви или раб равви? ты помилуй нас, отче святой, кроткий сердцем, как Бог твой, да придет к нам сегодня помощь молитвы твоей, ибо мы к тебе прибегаем». И когда святой увидал их слезы, сжалился над нами и снова осенил их знамением честного креста. И пошли кони по своему обычаю и обыкновению, бегом. И сошли эти люди с коней своих и преклонились перед отцом нашим Евстафием, говоря: «помилуй нас, раб Божий». И сей блаженный, милосердый и сострадательный, как его глава, сотворил мир между ними и этим измаильтянином, и уничтожил и устранил их вражду. И исполнилось над ним слово Евангелия: «блаженни миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся». f.35. И когда затем прошли субботы, отправились в путь свой отец наш Евстафий и эти монахи, причем Михаил Архангел водительствовал ими. И они пришли в землю Ноба (нубийскую). Когда царь Ноба услыхал, что приходит отец наш Евстафий и вступил в его пределы, встал и собрал свое воинство и пошел, чтобы встретить его. И раньше, чем идти, он услышал известие, что нашли на него воинства неверных и лукавых, как львы хищные, намереваясь погубить его страну. Царь Ноба был праведен и православен, и верил в древо креста Христова. Имя его – Саба-Ноль по арабски, а по геез – Велуда Итиопья. И мать его была добрая и облеченная верой, ибо она принимала убогих и бедных и монахов, которые путешествовали ко гробу Господа нашего Иисуса Христа. И она умывала им ноги и пила от этого, в вере, ибо по молитвам их она зачала и родила этого царя, и посему назвала его Саба-Ноль. И после этого отправил царь Саба-Ноль одного из своих царедворцев к отцу нашему Евстафию вестником со словами: «слава пришествию твоему, отче честный. Я пришел к тебе, чтобы встретить тебя. Собрался против меня народ неверный и воинства злые, желая уничтожить мою страну. И ради сего я иду, чтобы сразиться с ними. Отче честный, помяни меня в молитве твоей, и помолись ко Господу Богу, да даст мне силу и победу над сими неверными и нечестивыми, которых законы и обычаи гнилы. И если я вернусь благополучно со знамением победы, те кованные рога и железные трубы, обтянутые воловьей кожей, которыми хвалятся эти неверные, отче честный, я дам тебе для омовения рук и ног твоих». И когда выслушал отец наш Евстафий царское послание из уст Wä’äli, удивился вере его и прилежно помолился за него. И отправился царь против неверных, чтобы истребить их. И было число их около четырех тысяч. И вышел царь в битву с войском своим конным и одним человеком, несшим перед лицом царя крест Христа, Спасителя нашего. И окружили царя полчища крепкие справа и слева, с арьергарда и авангарда. И тогда явился царю отец наш Евстафий в пламени между небом и землей, сидя на колеснице светоносной духовной и помогая среди сечи царю Саба-Нолю, ибо тот веровал в молитву его. И когда сказал отец наш Евстафий, возгласив громогласно: «да воскреснет Бог, и расточатся врази его» (Пс. 67), побежали неверные, что к востоку. И опять сказал он: «побори Господи, борющия мя (Пс. 34)» и рассыпались те, что стояли к западу. И когда сказал он в третий раз: «спаси мя от враг моих, Господи (Пс. 58)», упали те, что были к югу, а когда сказал в четвертый: «кто подобен Тебе (Исх. 5,11)», рассыпались стоявшие к северу. И убивал царь врагов своих от утренней зари до заката солнца. И пленил он людей их и угнал скот их. И победил он их силою молитвы его. И посему изумился деянию отца нашего Евстафия сей царь, ибо видел его пылающим на колеснице между небом и землей. О девство отца нашего Евстафия беспорочное! О святость отца нашего Евстафия нескверная! О любовь Божия, пребывавшая на отце нашем Евстафии без порока! Она сделала его носящимся на колеснице светоносной. Дивен Бог во святых своих! Он сотворил дивная на отце нашем Евстафии. И представил царь Саба-Ноль это gabägbäta (?) отцу нашему Евстафию и сказал ему: «отче, возьми это, взятое мною по молитве твоей, я принес к тебе для того, чтобы ты умывал в нем руки твои, ибо я видел, что молитва твоя поспешествует и сильна. И таким же образом да поможет и да спасет он сына своего Ионафана...

f.36. И посем встал святой и пошел в путь свой. И когда он приближался к прибытию во Иерусалим, он наставлял чад своих и говорил им: «в городе, в который мы идем, злые цари и нечистые народы, а христиане живут в этой земле, как непраздная в болезнях, которая близка к родам, живут они в напастях». И дальше сказал им отец наш Евстафий чадам своим: «веру троическую перед царями неверными исповедуйте и говорите о естестве Отца, естестве Сына и естестве Св. Духа. Они преждс век безначальны, и до века бесконечны, Едино Божество совершенное без прибавления или уменьшения, три имени и Един Господь, три Лица и един вид, три естества и Едино Существо. Сын – солнце, Отец – солнце и Дух святой – солнце, Они – Едино солнце правды истинное, непрестанно сияющее над святыми. Отец – свет, Сын – свет и Дух Святой – свет, Они – един свет веры безоблачный, светящий всегда в сердцах верных. Он был до начала дня и часа, до времен и лет. Нет первенства в бытии относительно Его Второго, и для Второго относительно Третьего, но как (?) бег молнии, ни в меру парения крыльев орла. Они соединены несмесно и смешены нераздельно и явлены троично, соединены сочетанием, равны естеством, общи славой и сиянием. Отец не родил Сына прежде век для помощи в творении, бытие Духа Святого не для завершения художества и творения. Не больше сила Отца силы Сына, и не меньше сила Сына силы Отца в не ниже сила Св. Духа силы Отца и Сына. Это – едина сила. Это – Творец ангелов и человеков, единым гласом и единой силой. Это – Творец неба и земли, Творец морей и бездн. Это – Творец солнца и луны и звезд единим советом и единой волей. Он создал Адама по образу своему и подобию и доставил его над всею тварью и посадил на престоле царствия и украсил честью и славой. Нет другого Бога, кроме Него ни на небе, ни на земле. Сии имена Отца и Сына и Св. Духа вы проповедуйте во дворах царей неверных и претерпевайте гонения и напасти за Св. Троицу. И не бойтесь пылания огня и не трепещите ни острия мечей и копий, ни метания камней, ни тяжести уз. Смотрите на древних отцов, как они спасались от смерти, и не коснулся плоти их пламень огненный. Подобно им предпочтем мы все смерть и укрепим сердца наши верой в Св. Троицу. Кто прибавить что либо к Сей Троице, или убавит от нее, да будет отлучен устами Троицы. Нет ничего для вас лучше любви к Троице; умрем ради любви к Троице, да будем живы силой Троицы, ибо печать жизни – Сия Троица».

f.37. Так говоря, наставлял и вразумлял учеников своих отец наш Евстафий, и прибыл в город Александрию, и пошел к престолу Марка Евангелиста и получил от него благословение. И посем отправился он к патриарху авве Вениамину, и пошли с ним 12 учеников его. И вошли они к нему и стали перед ним, и поклонились ему и облобызали его лобызанием духовным. Он благословил их в любви и мире. И увидели их монахи, которые прибыли с ним из Эфиопии, стали ему завидовать и оклеветали перед патриархом, говоря: «послушай, отче наш, этот Евстафий и чада его не согласны с нами по обычаям: они чтут иудейскую субботу и не вкушают мяса и не пьют вина и сикера. И кроме того у них много воздержаний». И патриарх, услышав эта слова от монахов пришельцев, сказал отцу нашему Евстафию: «справедливы ли слова, сказанные этими монахами, или ложны?» И отвечал отец наш Евстафий и сказал патриарху: «тебе наговорили на меня эти монахи. Я же верую во Отца и Сына и Святого Духа, Троицу совершенную и верую в учение слова пророков и святых апостолов и преклоняю выю мою под иго Евангелия Господа моего Иисуса Христа, достояние мое и стяжание мое, слово Божие, и нет неправды в вере моей». И услышав слово его, патриарх удивился красноречию уст его и сладости речи его, и сказал ему: «ты не участвуешь с нами в молитве и причастии св. таин». И отвечал отец наш Евстафий патриарху: «я участвую во славу писания, почерпаемого из уст святых апостолов, ибо они сказали относительно тех, кто отступает от канонов святой церкви: да извержется вон диакон, да другие, видя их, убоятся. И также говорил он о чествовании двух суббот, как это начертано перстами Божиими во святом десятословии: «помни день субботний, еже святити его». И еще говорил он ему и сообщил, что сказал Ангел лица Моисею в книге юбилеев «юбилей юбилеев, в него мы субботствуем на небесах; число юбилея юбилеев не поведано никакой плоти, и всякий, кто будет хранить их и субботствовать в них от всякого дела, будет свят и благословен, как и мы во все дни и во все времена»268.

f.38. И также изложил он, как сказали Петр и Павел, верховники отцов Апостолов в своем «Синодосе»: «да пребывают в покое в субботу и неделю все верные и верные». Это все и подобное он рассказал из писаний пророков и апостолов перед патриархом и всем народом. И сказал авва Вениамин: «речь твоя приятна; участвуй же с ними в молитве и общении таинств». И сказал отец наш Евстафий патриарху: «я пришел в вашу землю, зная, что в ней меч и нож, и поэтому дерзая пришел я, чтобы умереть за слово Божие, ибо но обретаю я покоя в мире сем. В Эфиопии говорят мне: «нарушай субботы и праздники, как мы», и я не повиновался. Здесь мне говорите вы: «участвуй с нами в молитве, причем вы не соблюдаете праздников». И когда увидел патриарх открытие уст его, которое было слаще меда и сахара и дороже золота и серебра, удивился и изумился и сказал: «истинно, воистину этот иерей препоясан двумя мечами Св. Духа, и кто противостанет этому иерею и кто ступит ногой на острие меча? ибо он всецело воспламенен огнем веры». И тогда позвал патриарх отца нашего Евстафия, взял его за руку, благословил его и посадил с собой на своем престоле. А епископы и священники сидели на своих седалищах вокруг него, диаконы же достойно стояли и ходили, служа его слову. И блаженный отец наш Евстафий помнил слово Евангелия, которое говорит: «возносяй себе смириться», а также вспомнил слово Соломона: «все дела смиренного угодны Богу» Размышляя о сих словах святой Евстафий сошел с престола патриарха и сел на седалище священников. И когда увидел смирение его патриарх, удивился премного и изумился в мысли смирению Святого Евстафия, и опять трижды звал патриарх и сажал на своем престоле трижды, и трижды сходил с престола патриарха святой Евстафий, ибо помнил слово, сказанное святыми отцами, которые отреклись от сего мира бренного: «беги славы и бойся превозношения». И после этого сказал отец наш Евстафий патриарху: «Это – слово апостолов, которое я принял, да творю и хожу по нему право, отче мой честный, ибо я наслаждаюсь им, и по слову твоему повели мне». И сказал патриарх: «каким образок мог ты один понести и сохранить заповеди и учения апостолов, которые остались от древних дней, ибо многие отцы, бывшие перед нами – до меня и тебя, не могли сохранить их и исполнить их, ибо трудны заповеди и уставы отцов апостолов святых. И сказал мар Евстафий о последнем деле патриарху: «отче честный, благослови меня, ибо поспешествует молитва твоя, да укрепит она меня и даст мне силу, ибо я стремлюсь сотворить повеление Бога Господа моего, и ты помолись за меня и благослови меня. И сказал патриарх авва Вениамин: «будь благословен благословением небесным и земным, и благословением ангелов Божиих, благословением пророков святых, о законах которых ты радел, а также благословением апостолов, посланных на проповедь мира во все концы вселенной, правила которых ты возлюбил и стезям путей которых ты последовал, трудясь и сам, подобно им. Дар помощи их и обилие благодати их да покроет тебя. И да возгорится в лице твоем сияние света их, и да почиет на чадах твоих отныне и до века. Аминь». И опять сказал он патриарху: «отче, благослови меня и чад моих, которые в земле эфиопской». И сказал ему патриарх: «благословение праведных совершенных и благословение мучеников подвижников да почиет на них и укрепит их, и да не взалчут они и не вжаждут и не будут терпеть нужды ни в каком благе, которого попросят, отныне и до века. Аминь».

f.39. И сие благословение получив от патриарха, он облобызал его и простился с ним. И после этого сказали отцу нашему Евстафию, что есть патриарх в Армении, которого изгнали за имя Христово и что этот патриарх прибыл во град Александрию. И когда услышал это отец наш Евстафий, встал, чтобы идти к нему, чтобы узнать его и увидать деяния его. Сей отец наш Евстафий, цвет веры, прозябший в саду брака и принесший гроздь благословения в винограднике пророков и апостолов, напояемый от четырех рек, истекающих из под престола Бога Савваофа, как сказал Иезекииль, съевший свиток, как хлеб: ибо от святилища его истекает вода, и пьющие от нее тучны и напоены, веселы и радостны, плодоносят и цветут, и очищающиеся ею чисты и очищены (Ср. Иез. 47). И когда омылся ею отец наш Евстафий крепкий, труба церковная, принес плод в 30, 60 и 100 на повеление Творца своего, взыскав его. И когда отец наш Евстафий шел путем, он объяснял своим чадам многие притчи и толкования из слов ветхого завета Святого и усладил целебный гроздь священия из Евангелия царствия, которое совершение всех писаний, да сохранят закон и взыщут уставы Бога Вышнего под всеми языки. И когда шли во Иерусалим для поклонения отец наш Евстафий и чада его, прибыли они в землю пустынную тесную и трудно проходимую.

Послушайте, святое собрание церковное избранное, чада Сиона честные и благословенные, которые возлюбили слушание восхвалений Евстафия, иерея, перла светлого, да поведаю вам прочие подвиги его, которыми подвизался отец наш Евстафий в пустыне «Аскетос» на горе Илии.

f.40. Когда поселяне, жившие в пустыне Скитской (Аскетос), страдали и были в напастях, они вернулись в землю Египетскую, и остался один Захария. Хотел и он уйти в землю Египетскую, и явился ему Ангел Божий и сказал ему, «не возвращайся в Египет, ибо завтра на рассвете прибудет монах по имени Евстафий: он великий иерей земли Эфиопской, и идет, ища правды». Услышав это от Бога, Захария обрадовался радостью великой, и на другой день прибыл отец наш Евстафий к нему, и с ним 12 учеников его. И он, по обычаю монашескому, постучал в дверь. Когда услышал Захария голоса монахов, испугался и задрожал, подумав, что пришли поселяне, и скрылся внутрь. И опять постучали они, а он усугубил страх и подумал, что его убьют злодеи. И они постучали в третий раз, и тогда он поднялся на верх (сб. «третий этаж») чтобы посмотреть. И он увидел отца вашего Евстафия с учениками его. И вспомнил он олово Ангела и обрадовался, открыл дверь и ввел их внутрь, и облобызал их и принес им табот Илии, который помещался тут же, в пещере скалы, и сказал им: «я пойду в землю Египетскую, чтобы принести вам пищу. И он поспешно отправился и принес им хлебов-паксамов сухих. И дал их отцу нашему Евстафию, и тот благословил эта сухие хлебы, и они сделались теплы и мягки. И удивился Захария и ученики отца нашего Евстафия и прославили Бога. И после этого восстали дурные люди на отца нашего Евстафия из за закона и заповеди. И он сказал Захарии: «принеси мне вериги из железа, узы для шеи и оковы ног». И принес Захария эти вериги. И подошел к отцу нашему Евстафию, и сказал ему святой: «положи их на солнце, чтобы оно нагрело их», и тот сделал по его приказанию. И когда солнце нагрело вериги, он сказал: «принеси мне эти узы». И тогда он заковал свои руки и ноги и шею. И сошла кожа с шеи его, и разорвалась кожа его рук и ног, и все тело его стало похоже на сухую рыбу. И все это он переносил ради любви к Богу, ибо помнил страдания Господа своего и осуждение и всех мучеников, как они выносили скорби и беды ради любви Христовой. И стоял отец наш Евстафий 40 дней и 40 ночей на молитве, и не ел он хлеба и не пил воды и не лежал на боку своем. И не давал он сна очам своим и веждам дремания, и исполнилось над ним слово Давида: «и не дах сна очима моима и веждом моима дремания, покой скраниама моима, дóндеже обрящу место Господеви, селение Богу Иаковлю» (Пс. 131, 45). f.41. Когда чада отца нашего Евстафия, отправились в поле пальм, их встретили поселяне, пленили и отвели внутрь пустыни. И рассказал Захария отцу нашему Евстафию, что пленили Арабы учеников его. Услыхав это, он скорбел и сокрушался, и сказал Захарии: «принеси мне еще вериги, раскалив их на солнце». И он заковал себе руки и ноги. И принял Бог молитву его и послал к Евстафию ангела и сказал: «да не скорбит дух твой, святой Божий, ибо на третий день вернутся к тебе чада твоя. И к этим арабах послал Бог злого духа, полного гнева, который рассорил их и устроил между ними распри, и они перебили друг друга, и умерло из них 6 сильных мужей. И явился отец наш Евстафий чадам своим. когда те были в плену. Когда увидел его Феодор и все братья его, встревожились и подумали, что пленен отец их: и сказали эти арабы: «ради этих святых постигла нас распря и убийство». И отослали их, и они вернулись к отцу своему. И увидал их Захария издали, когда они шли, и сказал отцу нашему Евстафию, что возвращаются ученики его. И тот обрадовался и прославил Бога. А они пришли к нему и застали его стоящим на молитве, причем оковы железные были в теле его, слезы его лились, как вода и увлажняли одежду его. И когда увидали они отца своего, скорбящим духом ради них, воскликнули и заплакали и зарыдали великим рыданием, и сказали: «разреши свои узы, чтобы отдохнуть немного». И отвечал им святой: «дети мои, поблагодарим Бога, возвратившего нас из рассеяния и ради всех благ, которые он сотворил нам. Я же не разрешу уз моих, пока не докончу блаженства моего». И он стоял со связанными руками и ногами и шеей, закованной узами железными. И он пребывал 40 дней и 40 ночей, молясь стоя, не вкушая хлеба и не пия воды. И он переносил голод и жажду и носил заключенные вериги, помня слово Павла апостола: «аз юзник Иисус Христов (Ефес. 3,1) и проповедник имени Его и носитель язв Его на теле моем».

f.42. И хотел отец наш Евстафий поселиться в пустыне Скитской, но явилась ему Владычица ваша Мария и беседовала с ним, говоря: «эту скитскую пустыню я отдала Марку и Иоанну Кама, ты же, возлюбленный мой и возлюбленный Сына моего, ступай в страну Армению к церкви, воздвигнутой во имя мое». И сказав это, она сокрылась от него. И услышали весть о благости и подвигах отца нашего Евстафия во всей земле Египетской, в Александрии и Ските. И он встал и пошел оттуда, и идя по пути наставлял чад своих словами пророков и апостолов. И прибыл во град Иерусалим, и пошел там к епископу и облобызал его, рассказал ему о деяниях своих и получил от него благословение. И ходил он ко гробу Господню и поклонялся и лобызал его, ходил и в Вифлеем, где Он родился и в землю Назаретскую, где был воспитан. И ходил на реку Иордан, где крестился Господь наш, и погрузился в него с чадами своими. И когда увидели чада отца нашего Евстафия в то время, как он погружался в воду нагим, причем плоть его была суха с костями его и сморщилась кожа чрева. A лицо сияло, как солнце и как будто он питался тельцом упитанных и пил старое вино, ибо полна была благодать Божия на нем. И когда увидели чада его худобу его тела и бедра его, как выскобленные, и всего его сморщенного и изнуренного голодом и жаждой и ночным бдением, все заплакали и сказали ему: «отче, вкуси немного хлеба и выпей воды, чтобы напоить язык твой и омочить гортань твою, высохшую от сильного голода и жажды, ибо вот вся плоть твоя исчезает и сморщилась, как у мертвого, ибо у тебя только жилы и кости, обтянутые кожей, и над тобой дыхание. И когда мы посмотрим на лицо твое радостное, мы думаем, что ты жив. И когда сегодня мы увидали тебя нагим, и что исчезает вся плоть твоя, погрузились сердца наши в печаль. Отче! вкуси немного хлеба для укрепления тела твоего, да не умрешь ты внезапно, не придя, куда ты задумал. Отче, отче, посмотри на наши слезы, обрати внимание на наши мольбы и воззри на наш плачь и отдохни на твоем ложе, прекрати эти твои подвиги, чтобы быть в состоянии руководить и поставлять твое стадо. Если ты умрешь, отец наш, здесь, мы будем сиротами, блуждающими по пустыне, как стадо, которое покинул пастырь. Если мы обойдем восток и запад и север и юг, мы не найдем наставника, подобного тебе, который наставляет доброму учеников своих и творит, чтобы учить. Ты учил пути Божию без лести и лицемерия». И отвечал им святой Евстафий и сказал: «не печальтесь и не тужите, дети мои, ибо я не умру, не придя туда, куда помыслил, ибо не в моей воле прийти туда. Я иду туда по воле и благоволению Бога, который послал меня. И о страданиях плоти моей не сокрушайтесь, дети мои; не слышали разве вы, что говорит Павел, «аще терпим с Ним, с Ним и воцаримся (2Тим. 2, 12); еже б ныне печали наши по преумножению в преспеяние славы соделовает нам» (2 Кορ. 5, 17). И еще сказал Апостол: «мало пострадавшие, Той да совершит вы, да утвердит (1 Цет. 5, 10), как сказал Энох: «удручившие плоть свою унаследуют благое у Бога» и посему не щадил я утеснять плоть мою. f.43. И он встал оттуда и пошел в страну Армению, где был патриарх, изгнанный за закон Апостолов. И видел видение отец наш Евстафий на пути и рассказал ученикам своим, и сказал им: «та золотая чаша, которая была в Эфиопии, и из которой я не велел служить, разбита ради неисполнения моего слова». Смотрите, возлюбленные мои, благодать, которую даровал Бог отцу нашему Евстафию, так что он знал, что происходит в Эфиопии, находясь в стране Армении. И затем, идя по пути, святой Евстафий говорил чадам своим: «один из вас погибнет в этом море, и вы бойтесь Бога». И когда услыхали это они от отца нашего Евстафия, ими овладел страх и трепет и сказали они ему: «скажи нам прямо, кто погибнет из нас?» И отвечал им святой Евстафий: «когда придет время, вы узнаете». И по прошествии трех дней послышался шум моря Ярико, как гром. И испугались чада святого и вернулись двое из них от большого ужаса моря Ярико, а блаженный Евстафий дерзал духом, помня слово Павла: «кто ны разлучит от любви Божия? скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч? Яко же есть писано: «яко тебе ради умерщвляемы есмы весь день, вменихомся, яко овцы заколения. Но во всех сих препобеждаем за возлюбившего ны» (Римл. 8, 35–37). Никто не в состоянии отлучить нас от Христа, Господа нашего: ни смерть, ни жизнь, ни делом, ни словом. И потом помолился отец наш Евстафий к Богу и сказал: «Иисусе Христе, Сыне Единородный Предвечный, помоги мне со Отцом Твоим и Духом Твоим Святым Животворящим, и не разлучай от мене сих двух чад моих». И дошла молитва его и моление его к Богу, и пошел святой в море Ярико, и с ним был тогда Захария с учениками его, которые шли, чтобы проводить его, и те два ученика, которые убежали из боязни моря. И вернулись они к отцу своему, не войдя в море. И поблагодарили они Бога и преклонились перед могуществом силы Его, ибо дал Он по желанию его, о чем он просил. И нашел там блаженный Евстафий корабль, когда снаряжали его моряки для плавания. f.44. И попросил он хозяина корабля, чтобы тот принял его на корабль свой. И сказал ему начальник корабля: «дай мне должное мне, а если нет, я не пущу тебя на корабль мой». И отвечал святой Евстафий: «нет у меня имущества и достояния, ни золота, ни серебра, ибо ученик я Иисуса Христа, и иду, чтобы взыскать и сотворить волю Бога моего». И он упрашивал начальника корабля, и тот не пускал его и не позволял взойти на корабль. И взял тогда отец наш Евстафий свою одежду и трижды свернул ее. И осенил ее крестным знамением, и распростер ее на море и взошел на нее с учениками своими. И явились два ангела, чтобы направлять его вместо моряков: один на право, другой на лево, а Господь наш, как кормчий вел его по морю, ибо Он не удаляется от рабов своих и всегда пребывает с ними. И когда увидели моряки и начальник корабля авву Евстафия, взошедшего на свою одежду и бегущего по морю на лево от корабля, сказали ему: «кто ты, и какова вера твоя и какова благость твоя, которые дали тебе такую власть? и ты едешь по морю без корабля и не тонешь?» И отвечал отец наш Евстафий и сказал им: «вера моя и благость моя – Христос со Отцом его и Духом Святым, это надежда моя». И все это видел и слышал Захария эфиоплянин, который шел, чтобы проводить его из пустыни Скитской. На отце нашем Евстафии исполнилось слово Спасителя нашего Христа. памяти Коего подобает поклонение. Он сказал во святом Евангелии своем, «веруяй в мя, дела, яже Аз творю, той сотворит, и больше сих сотворит». Подобно ему сей mär Евстафий ходил по морю без корабля, причем направляли его Ангелы, как Андрея Апостола в страну людоедов. Когда он шел, Господь был его помощником и покровителем и путеводил, как кормчий, творящего волю его. И после этого они пребывали 19 дней и ночей, причем от Бога был благополучен путь их. И было две горы, окруженные морем. Когда они увидели отца нашего Евстафия, подняли вверх вершины свои, и стали говорить друг другу: «я предварю тебя, встретив его» и «я прежде тебя выйду к этому рабу Божию». И когда он увидал, что две горы говорят друг другу таким образом, осенил их рукой своей и приказал им еловом уст своих, чтобы они не шли к нему, и сказал им: «стойте на месте, где вы стоите и только опустите ваши вершины». И они повиновались слову отца нашего Евстафия и не пошли ни назад, где было их прежнее место, где они были сотворены, ни вперед, куда намеревались, но стали на месте, где были, как приказал им отец наш Евстафий. И они не двинулись и не тронулись оттуда до сего дня. И исполнилось над ним, что сказал Господь наш во Евангелии: «аминь глаголю вам: аще имате веру, речете горе сей: прейди отсюду тамо, и прейдет» (Мф. 17, 20). И видел Захария это знамение и чудо, которое сотворил отец наш Евстафий, как он ходил по морю на своем плаще, и как поднялись две горы ему на встречу.

f.45. И когда вернулся Захария, он рассказал изрядство его земле Египетской и Александринянам и пустыне Скитской. Также он рассказал Варфоломею и Стефану, двум священникам, и слушая эти слова, они дивились и хвалили Бога. И когда они были среди моря, говорил святой Евстафий ученикам своим: «это море будет огнем в последние дни». И они услышали в этом море плачь, и стон, и крик, и рыдание. И спросили ученики Святого: «что это мы слышим в этом море много плача?» И сказал он им: «это души людей. И вы теперь примиритесь с ближними вашими, удалите мщение из мыслей ваших и устраните злобу из сердец ваших». И находясь с учениками своими, он распростер одежду свою на морс вместо корабля, а ученики его пошли пешком по морю, как по суху. И сказал им святой: «крепитесь о Боге и крепости силы Его. И пусть несет каждый книгу на лоне своем и будьте тверды относительно слова Божия». И когда они были среди моря, упал один в него и погиб, как предсказал святой Евстафий, и плакали по нему монахи и сказали: «увы нам, наставник наш». И отвечал им святой: «чего вы плачете об этом сокровище неправды, норе змея – сатаны. Полно сердце его мстительности, зависти, мщения и лукавства. И он оставил одеяние мудрых дев – веру, кротость, чистоту сердца и непамятозлобие». И сказали ему ученики его: «у этого монаха уста сопрели от поста и ноги распухли от великого стояния на молитве». И отвечал отец наш Евстафий и сказал им: «весь пост тщетен, если не оставлять грехов ближнему. И посему не оставлены ему грехи его».

f.46. И после этого услыхали об изрядстве Святого Евстафия на целом острове Кипре, и была на этом острове одна верная, по имени Азиза. Услыхав весть о нем, она сказала: «монахи пришли, ища слова Божия, не желающие золота и не думающие о серебре». И потом пришла Азиза в церковь, где был образ Владычицы нашей Марии и сказала: «Владычица моя, прибегаю к молитве твоей, чтобы увидеть мне лица этих монахов, о славе которых я слыхала, да благословят они меня и дом мой». И отец наш Евстафий пошел к епископу Кипрскому и получил от него благословение и рассказал ему дела и уставы свои. Когда он был там, пришла к нему Азиза верная и встретилась с учениками его и дала ему пребывание, где быта ее богатая житница, и привяла их хорошо. И они пробыли у нее один месяц. И были с нею девицы, которых ода учила тканью дорогих одежд. И подошли они к святому и получили от него благословение. И радовались жители Кипра Евстафием; старцы и юноши с верной Азизой и всеми дщерями Кипра, ибо воссиял на них свет учений его, как солнце. И уврачевал он болящих их бальзамом словес своих, который слаще меда. И затем простился блаженный Евстафий с людьми Кипрскими, ушел от них и пошел по морю, сев на свою милоть, как да корабль. И когда он ехал, его не колебало возмущение воды и прибой волн моря, ибо чресла его были препоясаны вервием Евангелия, и украшение его всего была красота веры, а в руке его была печать креста. И когда они были на средине моря, заплакал отец наш Евстафий и ударил рукой по руке. И сказали ему чада его: «отче, что это?» И сказал им: «столп великий упал в земле Эфиопской». И спросили его: «какой столп?» И отвечал им: «Амда-Сион, царь эфиопский умер сегодня». И дивились чада его и стали беседовать между собой: «какой дар дан ему, чтобы узнавать тайны и ведать сокровенное!» Один говорили: «потому что он соблюл девство свое и очистил себя от нечистоты женской»; другие говорили: «из-за того, что он обнищал ради Господа Савваофа». И сказал им опять блаженный Евстафий: «золотая чаша разбилась в земле Эфиопской!» И сказали они ему: «отче, что это значить?» И он ответви им: «диакон впал в блуд; блуд хуже всех грехов, ибо пагубен он, и оскверняет душу и тело. Блажен, кто сохранился от него и не впал в похоть». Обычай был у сего блаженного Евстафия каждый вечер ежедневно творить возношение. И когда он входил в церковь, непрерывно проливал слезы из очей, пока не выходил из храма. И он молился сокрушенным сердцем и пламенной душой, стоя со страхом и трепетом, как стоит стражник перед лицом царя. И творил отец наш Евстафий знамения и чудеса, необычайные для слуха.

f.47. И когда они прибыли к берегу моря недалеко от страны Армянской и хотели выйти на него, вышло из города Армянского много людей, неся труп отрока; и плакали плачем горьким и спереди, и сзади трупа, ибо этот умерший отрок был сын знатных людей. Когда они несли его к погребению, увидали отца нашего Евстафия идущим по морю на своей милоти – на духовном корабле, устроенном молитвой сего Евстафия, а не на обычном корабле. Увидели также перед собой других, которые ехали на корабле по обычаю. Увидав это чудо, прекратили плач и положили труп на морском берегу; объяло их великое изумление и они говорили друг другу: «кто эти, идущие по поверхности моря без корабля. Ведь мы не видим у них ни парома, ни моряков, которые везут их: люди это, или Ангелы; или призрак видим мы? Не птицы ли это небесные, прыгающие по морю, крылья которых не омачивает влага бездны!» И пока они так говорили, прибыл отец наш Евстафий со своими чадами и сошел на землю. Милоть свою он оставил в море, да будет свидетельством на всегда. Когда увидали отца нашего Евстафия эти люди плакавшие, бросились к нему наперерыв, и поклонились и сказали: «кто ты, отче? мы не видали у тебя ни корабля, ни плота. Мы видели у тебя небывалое: ты ходишь по морю, как по суху, не омочив ног. Учитель ли ты, Творец моря и суши, или раб Учителя? Скажи нам подвиги и дела твои?» И пока они удивлялись и изумлялись таким образом, прибыл хозяин корабля, который некогда не пускал его взойти на корабль свой, и рассказал им о деяниях и изрядстве аввы Евстафия и обо всем, что произошло с ним, как он сказал ему относительно корабля, и как он пошел по морю на своей милоти. Затем они пошли к трупу, и отец наш Евстафий шел с ними, чтобы посмотреть и узнать происходящее. Было большое собрание и хотели поднять труп с носилками, чтобы нести к погребению. И сказал им сей святой Евстафий: «оставьте его; пусть немного полежит». И стал у изголовья отрока, и обратил лицо к востоку, и простер руки свои к небу и молился, говоря: «Господи, Иисусе Христе, услыши молитву мою и моление мое, ибо Ты услышавший молитву Илии, когда он воскресил сына вдовы именуемой Сарепта (sic!); ибо Ты тогда и днесь (той же) еси». И так говоря, положил плоть свою на плоть сего отрока, и простер руки свои на руках его и ноги свои на ногах его, и приложил глаза свои к глазам его и нос к носу его, и уста к устам его, и впустил слюну свою на язык его, и вздохнул и вдохнул в него трижды, я осенил его знамением креста, говоря: «Господи Иисусе Христе, одеяние святых и царь праведных, светильник неугасимого света, к которому не приближается тьма! силою Твоею да восстанет отрок сей умерший, и да уразумеют народы, что Ты – Бог Единый во всей земле». И когда он окончил свою молитву, открыл глаза свои сей отрок и увидал Святого Евстафия, и встал поспешно и преклонившись, поклонился ему, говоря: «да почтится душа моя пред тобою!» Он приказал, чтобы принесли ему есть. Когда народ собравшийся увидал это чудо, все громогласно воскликнули и сказали: «великий пророк восстал для нас и новый апостол-чудотворец прибыл к нам!» И так говоря, пали на землю и поклонились силе святости его и лизали перст ног его.

f.48. И распространился слух о нем по всей Армении. И вышел епископ армянский на встречу ему со всеми иереями и диаконами и верными, мужами и женами и детьми, скача и поя; священники и диаконы с кадилами и кропилами и светильниками, поя и восхваляя Святого Евстафия, который не хотел славы мира сего и суетного восхваления, памятуя слово Товита: «чадо, не возносися, зане в гордыни погибель» (Тов. 4, 12). И когда он увидал, что почитают его жители города, опустил голову и сказал им: «разве вы не слыхали, что сказал Давид пророк: аз есмь червь, a не человек, поношение человеков и уничижение людей» (Пс. 21,7). И паки сказал он: «что есть человек, иже поживет и не узрит смерти, и кто избавит душу его из руки адовы? (Ср. Пс. 88,49). Сие воскресение мертвого и власть – не мои, но Иисуса Христа, Господа моего, который кого хочет умерщвляет, и кого хочет оживляет, и кого хочет прославляет и уничижает, кого хочет казнит и милует, кого хочет убожит и богатит, власть неба и земли в руках Его, и все открыто перед Ним, нет ничего от Него сокровенного». И когда жители города увидели его, они удивились его смирению, усугубили почтение к нему и поклонились его святости, и хотели посадить его на колесницу, или нести на своих плечах, но он воспротивился и не захотел сего, ибо презрел мир неправедный, и пошел в город армянский, которого стены доходили до 80 локтей вышины, а ширина основания их 40 локтей; справа и слева были священники и диаконы с кадилами и светильниками, и отрок, которого он воскресил от мертвых шел перед ними, хваля и славя Бога; видевшие говорили: «это идет отрок, воскрешенный от мертвых, а вот тот, кто его воскресил; они идут вместе! Чудо видели мы сегодня!» И так говоря, они дивились и изумлялись весьма. А отрок, воскрешенный от мертвых молитвой Святого Евстафия, научился от него всякой премудрости и был наставляем, пока не вырос и не возмужал. Тогда он отправился в землю Геез с другими учениками Святого учителя (mar) Евстафия, обошел все монастыри и обители и порассказал изрядство и чудеса его во всей земле Эфиопской, (о том) что он сделал для него и как воскресил его от мертвых. И когда он упокоился в чести и в мире, погребли его в земле Бали.

f.49. А святой Евстафий пришельствовал и ходил по всей стране Армянской после того, как вышел из моря. И они пришли туда, где были разбойники, засевшие на пути; все люди убежали и уклонились з страха разбойников и оставили Святого одного с его учеником Пахомием (Ваkimos). Сказал святой Евстафий ученику своему: «боишься ты, чадо этих разбойников?» Тот ответил: «да, отче». И сказал святой Евстафий: «не бойся, ибо Христос с нами, который не оставлял своих святых учеников, когда послал их проповедовать во имя (Его) Евангелие во всех концах вселенной». И сему святому Евстафию были даны многообразные и бесчисленные дары, и он по вере был подобен Авелю, которого жертва была лучше Каиновой. По вере он был подобен Эноху, которого сокрыл Господь, чтобы он не видел смерти. По вере он был подобен Ною, которого Бог спас от воды потопа во чреве ковчега, и он был наследником праведности веры. По вере он был подобен Аврааму, который поверил Богу, что Он умножит чад его, как звезды небесные и как песок, вскрай моря, да благословятся о семени его вси язы́цы земли. По вере он был подобен Исааку, который был жертвой чистой Богу небесному. По вере подобен он был Иакову, видевшему лествицу златую, высота которой была от земли до неба, и Ангелы Божии восхождаху и нисхождаху по ней, Господь же утверждашеся на ней. По вере он подобен был Иосифу, иже о исхождении сынов Израилевых памятствова, и о костех своих заповеда (Евр. 11, 22). По вере он подобен был Моисею, разделившему море Черное (Eröträ) пополам и проведшему Израиля посреди его; его же искушение приемше Египтяне истопишася (Евр. 11, 29). По вере он был подобен Иисусу, который поверг стены Иерихонские обхождением седмих дней (ib. 30) и вошел в него. И еще подобен он был Иисусу, перед которым расступилось течение Иордана. И сей Евстафий – (прошел) море Ярико, взойдя на корабль – милоть козью, свою одежду, немокрыми ногами. По вере он подобен был Вараку, Гедсону и Сампсону, Иеффаю, Давиду и Самуилу и прочим пророкам, которые верой боролись и победили царей. По вере он подобен был Иоанну Крестителю и отцу его Захарии. Ио вере он подобен был 12 апостолам и 72 ученикам, всем патриархам, архиепископам, иереям и диаконам, «иже получиша обетования, содеяша правду, заградиша уста львов, возмогоша от немощи, быша крепцы в бранех, обратиша в бегство полки чуждых» (Евр. 11, 33, 34). По вере он подобен был собору первородных, ликующих, которых имена написаны на небесах. По вере он подобен был праведным и мученикам, девственным и монахам и всем верным православным, которых за Христа били и над которыми ругались, которых вязали и усекали секирами, побивали камнями и убивали устами меча, которые «проидоша в милотех и козьих кожах, лишени, скорбяще, озлоблени, их же не бе достоин мир, в пустынях скитающеся, и в горах и в вертепах, и в пропастях земных. И сии вси послушествованы были верою» (Евр. 12, 36–39). Всем сим подобен сей святой Евстафий, корабль многих душ, да уйдут на нем из моря огненного, ибо он – белильник плоти и духа, обеляющий грешника, как град и очищающий его, как шерсть.

f.50. На пути блаженный Евстафий встретился с патриархом Армении. Они обнялись, и патриарх Армении сказал ему: «я ухожу в другое место. Возьми у меня 70 унций серебра, и дай чадам твоим, чтобы они покупали на них пищу, пока я не возвращусь к ним». И не принял святой Евстафий 70 унций серебра, которые давал ему патриарх, и не взял их от него, ибо презрел богатство мира сего, как лохмотья кровоточивой. И сказал он патриарху: «не хотим мы золота и серебра, а твоего благословения хотим и просим». И так сказав, он простился с патриархом, чтобы продолжать свой путь.

И тогда явилось светлое облако и восхитило святого Евстафия из земли армянской, и два мужа были с ним, облеченные в светлую сияющую одежду, и принесло его в землю Геез, туда, где была блаженная затворница Саломия (Salome), которую он некогда вывел из дома брака, силой и чудом великим. И она жила, трудясь Вышнему постом и молитвой, многими трудами и подвигами и изнурением, как Анна пророчица, дщи Фануилева и колена Асирова. И она сказала: «откуда пришел ты, отче?» Ответил святой Евстафий: «я пришел из земли Армянской силой Господа моего Иисуса Христа». И опять спросила она его: «отче, куда идешь ты?» И он ответил и сказал ей: «дочь моя, иду я на холм Кесахэ благословить эту гору для чад моих верных, ибо будут служить там все года мои Богу постом и молитвой и многим бдением». И так сказав, он сокрылся от нее. И приши к Саломии затворнице два мужа: градоначальник (makuenena hagar), и священник церковный, и говорили с нею о величии Божием. Она сказала им: «явился мне отец наш Евстафий, придя из земли армянской, сидя на светлом облаке и рассказал мне все тайны, которые будут в последний день; и два мужа были с ним – Михаил и Гавриил, архангелы, предстоящие Богу». И говоря так, свидетельствовала Соломия затворница и говорила, как указал ей Дух святой, пребывавший на ней: «истину говорю я, и не лгу, ибо те, которые умерли в монастыре сея и погребены в нем, не будут осуждены, и не увидит сего тот, кого благословил отец наш Евстафий». И так сказав, умолкла Саломия блаженная и перестала говорить.

f.51. И после этих дней собрались чада св. Евстафия в сей монастырь от востока и запада и севера и юга и соорудили церковь на холме Кесахэ, и назвали ее Дабра Марьям, ибо в ней излился молока и меда, сиречь ветхого и нового завета, и в ней хвалят ангелы и люди вместе, единогласно, серафимы и херувимы, и птицы и всякий светлый дух, который может благословлять и хвалить и возносить и святить имя святое и благословенное. И другая сила, что на суше и на воде, и всякая плоть превыше сил будет хвалить и благословлять на сей горе Господа духов. Сия гора подобна горе Синайской, на которой явилось сияние Бога, как твердь небесная и как камень сапфира, и как ноги (?) солнца, когда оно посещает место, где стояли ноги Божии. Сия гора подобна Антиливану, земле Илии, земле маслин, пшеницы и винограда, земле молока чистого, камни которой железо, и у гор которой собирают красную медь. Сия гора подобна горе Гаризину, на которой стояло 6 колен Израилевых для благословения и для мира. Сия гора подобна Назарету Галилейскому, в котором воплотилось Слово Бога Живаго, когда благовествовал Марии Архистратиг Гавриил. Сия гора подобна Вифлеему, над которым стояли все воинства небесные со страхом и трепетом, когда родила Мария Единородного. Сия гора подобна горе Квесквамской, на которой пребывал в бегстве Единородный 1290 дней с Матерью своей, которую сделал кивотом. Сия гора подобна горе Масличной, на которой стояли ноги Божии и на которой Он поведал им таинство второго испытания (пришествия). Сия гора подобна Краниеву месту, на котором распялся Сын Божий, и когда изшел дух Его, разодралась церковная завеса сверху до низу. Сия гора подобна Сионской горнице, в которую сошел на Апостолов Утешитель, Дух мира, Его же мир не может прияти. Сия гора подобно Голгофе, в которой три дня и три ночи пребывало тело Иисуса. Сия гора подобна горе Фавору и горе Сиону, на которой стоял сей Агнец (Ср. Апок. 14,1) распятый и умерщвленный, до восприимет царство, и священство, и славу, и силу, и премудрость, и богатство. Сим подобна Дабра Марьям, церковь Святого Евстафия.

f.52. И сей отец наш Евстафий встретился с патриархом Армении по возвращении его из странствия, и не взял от него 70 унций серебра и сказал ему: «отче, не золота и серебра хотим мы, а просим твоего благословения, и писания апостольских постановлений мы желаем узнать от тебя». И услыхав это, патриарх дивился и изумлялся его небрежению к стяжанию мира сего. И ушел и удалился от него патриарх, дивясь деяниям его. Молитва и благословение Евстафия, жемчужины света, да будет с сыном его Ионафаном, верующим в молитву его, и со списателем его Амха-Гиоргисом грешным и убогим, и со всеми слушающими, во веки веков. Аминь.

f.53. И после сего явился ему Господь наш Иисус Христос, сидя на колеснице светоносной; Михаил был на право, Гавриил на лево, Серафимы и Херувимы склонились под колесницей Его. И он сказал: мир тебе, избранный Мой святой Евстафий, возлюбленный Отцом Моим и обитель Святого Духа! Тебе отверзен рай и простерт покой и насаждено древо жизни, и уготован век грядущий, устроена радость и упокоение, настают, благословение и красота и пожатие корней премудрости. Заключена же болезнь, исчезла смерть, сокрыта пагуба, забыто страдание и явилось сокровище жизни. Все сие подобает тебе и избранным, подобно тебе, ибо ты просил, и Я дал тебе, ты толкал, и Я отверз тебе; и ныне Я преселяю тебя из сего тленного мира и из мрака в свет, из уничижения в славу вечную, где пребывают праведные и избранные, чистые девственники, не осквернившие плоти своей и очистившие одеяние свое кровью Агнца. Я приведу их к источнику воды живой, светлой как снег, и текущей издалека ко граду святому. И ты будешь вместе с ними в Иерусалиме небесном, обители славы Отца моего, у которого 12 врат; едина каяждо врата беша от единого бисера, и стогны града злато чисто, яко стекло пресветло (Апок. 21, 21). Это – достояние твое и достояние добропобедных мучеников и чистых девственников». Когда это сказал Господь наш, встал святой Евстафий и, падши перед Господом, поклонился Ему, и сказал: «если я обрел благодать перед Тобой, позволь мне, Господи, сказать Тебе сие слово, которым я попрошу у Тебя». И сказал Господь: «говори, ибо Я исполню все, о чем 6ы ты ни попросил Меня». И отвечал святой Евстафий, склонив голову свою перед Богом и воздев сердечные очи к небу: «Господи, Господь мой, какова награда тем, которые будут творить память мою и призывать имя мое, веруя, и тому, кто воздвигнет храм мой в принесет (в него) приношения ладана и (для) литургии в день памяти моей, и кто напитат алчущего хлебом своим и напоит жаждущего чашею, Ты воздай им воздаяние благое, которым наслаждаются праведные». И опять отвечал Господь наш устами, полными благословения: «Я все это сделаю для тебя согласно твоим словам. Всякий, творящий память твою и призывающий имя твое будет награжден сторицей в мире сем, а в грядущем веке улучит царствие небесное. И имена тех. которые будут писать книгу подвигов твоих и объяснять ее, Я напишу в книге животной в Иерусалиме небесном, не созданном рукой человека. И тому, кто насытит алчущего в день памяти твоей, Я дам звезду сияющую и манну тайную, а кто напоит жаждущего в день памяти твоей, Я приведу того к источнику воды живой и светлой, истекающей из престола славы Отца Моего. А кто оденет нагого, веруя в молитву твою, Я облеку того одеянием света, даваемым избранным, а кто принесет дары в день памяти твоей пшеничной мукой, или ладаном или елеем для светильников, или киноварью (или) виноградным соком, для храма твоего, или для другого храма, воспоминая труды и подвиги твои в день памяти твоей, Я дам ему доброе воздаяние со всеми святыми моими. И кто будет песнословить в день памяти твоей, Я дам тому слышать певие 144000 младенцев, которые древле были искуплены для Бога и Агнца Его. А кто будет верить в молитву твою и принесет хлебы, которые он даст бедным, Я дам тому возлежать на вечери 1000 лет со всеми святыми Моими. И кто примет бедного или странника, или старца, или сироту в дом свой во имя твое, Я посажу того на престол славы с великими народа Моего». И дав сей завет святому Евстафию, Господь наш сказал: «отныне Я вознесу тебя до третьего неба, престола славы Отца Моего, где пребывают подобные тебе; а ты устрой дом свой и возвесели в нем скорбящих, в вразуми премудрых, и они отложат смертную жизнь; отставь от себя тяготу сирот, и облекись в одеяние бессмертия, и оставь помышление печали и поспеши уйти из мира сего». И сказав сие, Господь наш вознесся на небеса в великой славе.

f.54. И после этого собрал к себе отец наш Евстафий чад своих, которые были с ним, ибо многие чада его умерли на пути, следуя по стопам своего наставника. И он сказал им: «чада мои, помните знамения и чудеса, которые сотворил для нас Господь наш и познавайте ведение Его, дети мои! Сколько чудес сотворил для нас Господь, да явит силу Свою на нас и перед патриархом Александрийским, и перед епископом Иерусалимским и перед епископом Кипра! Много знамений и чудес сотворил для нас Господь! И вы возвестите земле Эфиопской величия Божия, которые вы видели и слышали через меня, отца вашего. И вот я умираю, как возвестил мне Господь мой Иисус Христос, Ему же слава. Вы же возвратитесь и возвестите чадам моим, что в земле Эфиопской и скажите им: «Будьте тверды в творении добра и в вере православной, как я учил вас; как говорили отцы наши Апостолы святые в их Синодосе, и да не творит иерей или диакон без изволения епископского (ничего) из сего достояния церкви. И я отправляюсь в Иерусалим земной, вы же если будете жить от дел рук ваших, помогая бедным и нищим и давая милостыню, истину говорю вам, чада мои, встретитесь вместе со мною в Иерусалиме небесном, где собор первородных радующихся и ангелов бодрствующих». И когда он это сказал, заболел, и стал страдать к смерти. Когда услышали чада его, что болен отец их, собрались все в полном составе и сказали: «ты один остался нам, как один гроздь из всего виноградника и как светильник в темном месте, и как пристань для корабля от бездны, и разве не достаточно для нас нашедших на нас зол? И если ты оставишь нас, лучше нам умереть, чем жить, ибо мы не лучше отцов и братьев наших, которые умерли на пути, следуя за тобою». И так сказав, они заплакали плачем великим, и рыдали и сказали: «отче, зачем покидаешь нас, стадо твое, которое ты собрал твоими святыми молитвами, и где нам найти отца и учителя, подобного тебе? ты покидаешь нас в земле чужой, в стране многих народов, речи которых мы не понимаем!» И говоря это, ученики его плакали, сидя у изголовья и ног его, а некоторые сидели направо и налево и целовали его в голову, и обнимали руки и ноги его. А святой Евстафий, столп церкви и светильник, лежал среди них, страдая болезнью. И сказали они ему опять: «отче, будучи из славного рода, ты сделался странником и пришельцем, как путники в земле Армянской». И так говоря, хватали себя за головы и громко плакали, провидя смерть и преселение отца своего духовного от сего мира тленного и бренного.

f.55. И вспомнили в тот день, какие бесчисленные сотворил Господь рукой Святого Евстафия, чудеса и знамения. И все собравшиеся тогда восклицали и вопили, говоря: «о тех, которые были больны, он молился, и они исцелялись; впавших в греховные недуги он увещевал ласково, и они спасались. Поражаемые и бичуемые злыми духами обращались, получая от него исцеление и спасение. Привыкших к плотскому страстью блуда и лености и? (hanik), он окроплял водой познания закона, которая очищала их и омывала. Тех всех, которые пребывали в густом мраке братоненавистничества, вражды и клеветы, подвергаясь опасности и осязая, он направлял в мире к согласию и свету любви. О тех, которые хромали ногой мыслей, он молился, и они ходили право, устремляясь по стезе Евангелия. Потерянных и смущаемых дурным, приверженных земле помыслом он поднимал своим святым учением. Косноязычных делал правоглаголивыми, а тех, которые говорили суетное, насмешки и гнусности, он заставил избегать этой дурной привычки и внушал им глагол Св. Писания. Тяжких ушами и глухих к слушанию заповедей он смягчал словом Господним и отверзал внутренние уши их, и они делались внимательными и послушными. О сухих руками он молился, и просил за них, чтобы сделалась правой вера их, и были скоры руки их к подаянию милостыни. Ленивых, ненавидевших рукоделие, он пробуждал словом своим, и делал свое учение любимым среди них больше золота, серебра и золота. Тех, которые излишествовали пьянством и наслаждались яствами, смехом и забавами, он учил служению Богу в тщании и уединении. Находившихся в нечистоте он приводил к непорочности покаянием и слезами. Сильных и утеснителей он приводил к справедливости и правде. Заставлявших бедных стонать и любивших взятки он заставлял оставить грабительство и увещевал подавать бедным милостыню из имущества своего со светлым лицом и радостным сердцем. Тех, которые не имели достаточно веры в величие таинства, он убеждал служить Богу и делал сердца их готовыми (к исполнению) заповедей Евангелия. Тех, которые забавлялись смехом и плясками, разрушающими тело и сокрушающими члены, он заставлял непрестанно молиться и песнословить в тишине в тщании многом. Вельмож он учил смирению, и сварливых делал кроткими. И заповедовал он всем не лгать и отнюдь не клясться именем Божиим великим и страшным, и никакой другой клятвой, но быть всегда верными. Тех, которых всегда постигали напасти и удары, он утешал сладким гласом в печалях их, и они уходили в свои жилища в мире, радуясь. Павшим по искушению вражию и весьма сокрушаемым скорбью он укреплял сердца, и будил их и призывал к подвигам с великой твердостью. Бедным и убогим он помогал и укреплял их нести весь недостаток свой, славя Бога. И во всем этом св. Евстафий исполнял дела святых Апостолов и уподоблял себя Господу, говоря тем, которых исцелял: «блюдите, не говорите никому: «Евстафий исцелил нас», но веруйте перед всеми людьми право, что Иисус Христос даровал вам исцеление и спасение, ему же слава во веки веков. Аминь. А если вы не поступите так, впадете в вашу болезнь и бедствие».

f.56. И все эти деяния воспоминали чада святого Евстафия, плача и рыдая, когда он был болен перед смертью. И отвечал святой Евстафий и сказал чадах своим: «зачем вы плачете и разбиваете сердце мое печалью вашей? не следует ли вам радоваться, ибо отходит душа моя от болезни и изнеможения в радость вечную, и от рабства скорби в свободу». И сказав это, он благословил учеников своих в мире и ласковыми словами, и пока благословлял их, внезапно сошел с неба великий свет и окружил святого Евстафия, и в это время вышла душа его из тела его и отошла в этот свет, сошедший с неба. И вознесли эту душу праведную Ангелы пред Бога, говоря: «утрудися в век, жив будет до конца, и не узрит пагубы (Пс. 48, 10). Аллилуйя. Честна пред Господом смерть преподобных (Пс. 115, 6). Аллилуйя. Блаженни непорочнии в путь ходящии в законе Господни» (Пс. 118, 1). И когда они это сказали, его встретили Ангелы и Архангелы Михаил и Гавриил, Серафимы и Херувимы по чинам их и коленам их, ибо усопший был подобен их чистотой и богохвалением, священием и славословием его. И вышли навстречу ему Авраам, Исаак и Иаков и все пророки, о пророчествах которых он размышлял. И вышли апостолы, установления которых он возлюбил и крест смерти которых носил. Вышли мученики, труды мученичества которых он подъял. Вышли праведные, подобно которым он подвизался. Вышли девственные, подобно которым девство стяжал он. Вышли преподобные, подобно которым он облекся в схиму. И они вознесли душу его на небеса и ввели ее в Иерусалим небесный. И было преставление Святого Евстафия 18-го маскарама.

Патриарх Армении возгласил над телом Святого Евстафия имена Божии и помазал тело его миром, помазанием Божественным. Иереи с патриархом читали 150 псалмов Давида и все книги закона и пророков и Евангелие, новый и ветхий завет, от утра до 9-го часа, и погребли его у гроба мученика Мармехнама в церкви армянской. А душа его сияла, как солнце, среди праведных.

f.57. Возвратимся к плачу и рыданию чад аввы Евстафия. Те, которые были в земле армянской, плакали и рыдали и стонали, говоря: «увы нам, соль земли и свет мира сегодня сокрывается в землю! увы нам: свет очей наших, как звезды, сегодня мертв во гробе! радость уст его, возвещавших и возглашавших писания святые, днесь закрыта прахом! Святость рук его, касавшихся таинств Божиих, не скована ли узами смерти? Быстрота ног его, текших на учение вере, не связана ли оковами и не заключена ли ангелом смерти? По слову Соломона: «сокрушился сосуд, и смирятся вся дщери песней. И процветет амигдал, и отолстеют прузи, яко отыде человек в доме века своего»269. И Давид сказал: «гробы их – жилища их во век, и селения их в род и род» (Пс. 48,12); и еще сказал: «в память вечную будет праведник, от слуха зла не убоится» (Пс. 111,6); и еще сказал: «расточи, даде убогим, правда его пребывает во век» (Пс. 111,9). И затем стали ученики отца нашего Евстафия великого пророка, апостола и проповедника говорить друг другу: «вот ныне верный, как Авраам, уснул сном вечным. Куда нам идти, и где нам найти пастыря премудрого, подобного тебе, который знал наши тайны и избавлял нас от тайных наших раньше, чех мы говорили ему, и заботился, чтобы исцелять нас. Он говорил нам перед преселением своим из мира сего: «чада мои, возвращаясь в землю Эфиопскую из Армении, впадете во многие искушения на пути, но избавит вас рука Христова». Так он говорил нам при своей жизни о том, что произойдет после смерти его. Пылают наши сердца при воспоминании, как он объяснял нам на пути слова пророков по порядку их, и законы Апостолов в их последовательности. Язык его – вещатель слова Божия, уста – радость, славящая вместе с Ангелами, неужели умолкли ныне?» И так говоря, они ударяли себе в грудь и говорили: «встаньте и пойдем отсюда, чтобы привести весть о нем тем, которые находятся там, да творят они память его и веруют в молитву его».

Слава Богу Отцу, избравшему отца нашего Евстафия исполнить устав девства и закон канонов. Благодарение Сыну, уделившему ему царствие небесное и возвысившему его со святыми. Поклонение Духу Святому, воздавшему ему воздаяние благое, его же око не виде и ухо не слыша и еже на сердце человеку не взыде, еже уготова Бог любящим Его во веки веков. Аминь.

Писавшего и поручившего написать в вере, читающего и толкующего житие и пользу, и тех которые слушают слова его, верных мужей и жен – да путеводит (Бог) в царствие небесное молитвами Владычицы нашей Марии Богородицы и молитвами всех святых Ангел и Архангел, молитвами пророков и апостолов, молитвами праведных и мучеников, молитвами девственных и монахов, в молитвами отца нашего Евстафия тайновидца, препоясанного вервием девства, во веки веков. Аминь. Аминь.

f.58. Поручил написать сию книгу на свое иждивение – Ионафан, верующий в любовь отца нашего Евстафия, да напишется имя его в книге животной на небесах. В сем виде да сохранится он от напрасные смерти и от смерти греховной, от дней лютых и часов искушения. Аминь. Благословение пророков в апостолов, благословение праведных и мучеников, благословение всех бодрствующих Ангелов, благословение Владычицы нашей Марии милосердой, и милость Отца и Сына и Св. Духа да охранит его на всякое время и на всякий час вместе со всеми чадами его мужского пола и женского во веки веков. Аминь270.

f.59. Во имя Отца и Сына и Святого Духа, Единого Бога. Чудо первое отца нашего Евстафия, которое читается 15-го числа месяца тахсаса. Молитва и благословение святого Евстафия да будет с сынок его Ионафаном, который верует в него, прилагая сердце свое. Да сохранит и защитит он его десницею своею, да даст ему желание сердца его, всегда да беседует с ним и да приближается для союза с ним во веки веков. Аминь.

Вернулся из Армении отец наш Евстафий в землю Эфиопскую, сидя на колеснице духовной, как возвратился Энох пророк в вихре и трусе и на колеснице огненной и конях огненных в землю живых, куда не заходит власть смерти. И на отца нашего Евстафия обратился сугубый дух их. И сидя на духовной колеснице, прибыл он к матери нашей Соломии затворнице, которая жила в пощении многом и была дщерью отца нашего Евстафия; он постриг ее из города Забьят, когда она была молодой невестой. И возведя очи свои, увидела она внезапно его стоящим перед собой в великолепии славы великой и дивной, и сказала: «откуда пришел ты, отче?» И отвечал он: «из страны Армянской». И она спросила его, говоря: «Куда идешь ты, отче?» Он сказал ей: «иду на холм Кесахэ, да благословлю чад моих монастыря сего», ибо прежнее имя Дабра-Марьям было холм Кесахэ; подобно тому, как прежде называли Иерусалим Аргоб271, называли Дабра-Марьям холмом Кесахэ. И по явлении матери нашей Соломии затворницы, пошел он и пришел оттуда с двумя ангелами на колеснице духовной. Потом пришел к ней Ганзай, правитель (Sёjum) Сараве, и Фома иерей навестить ее и она сказали им: «авва Евстафий прибыл ко мне, сидя на облаке с двумя мужами из земли Армянской. Мне кажется, что два мужа были Михаил и Гавриил». О сила девства отца нашего Евстафия, которая посадила его на колесницу, как Илию! Затворница Соломия свидетельствовала и сказала: «говорил мне авва Евстафий: «те которые будут погребены в монастыре сем после того, как я благословил его силой слова Божия, не будут судимы, и не увидят осуждения». Воистину я не лгу относительно слова пророчества отца нашего Евстафия иерея: спаслись многие, гробы которых осенила тень обители Дабра-Марьям». И спустя много·дней собрались чада его в этой горе под ноги Абсади, на которых было сугубое благословение отца нашего Евстафия, как сугубое благословение Илии на Елисее, ученике его. И они построили большую церковь во имя Владычицы нашей Марии, и сделали образ отца нашего Евстафия, и назвали сию гору Дабра-Марьям, ибо подобна она Дабра-Марьяму в Иерусалиме небесном, в котором восхваляют Господа ангелы и архангелы немолчно день и ночь. Так восхваляют чада отца нашего Евстафия изрядные в Дабра-Марьяме, старцы подвижники и монахи совершенные, которым заповедано словом отца их не есть мяса и не пить вина. Благословение сих отцов-предстателей да сохранит сына их Ионафана и писца его Амха-Гиоргиса, верующего в молитву Евстафия, да защитит его от распри язычной и дел сатаны-врага, да соделает дни его долги. Аминь.

Чудо (второе) отца нашего Евстафия. Молитва его...

f.60. Была одна женщина, творившая память святого Евстафия. Она пошла в поле вместе со своими детьми, чтобы собирать колосья на поле, в пятницу. Она провела день, собирая колосья, и стало вечереть и склонялось солнце к западу. Она вспомнила, что у нее нет хлеба, чтобы посубботствовать вместе с детьми – у этой женщины был обычай с давнего времени, с вечера пятницы до понедельника не черпать воды и не печь хлеба. Когда она увидала солнце заходящим, сказала: «заклинаю тебя, солнце, молитвою отца нашего Евстафия, не заходи, пока я не испеку моего хлеба». И стало солнце, где было, а она принесла, смолотила пшеничную муку, смесила и приготовила хлебные лепешки, которыми могла питаться две субботы и видела солнце, стоящим на небе во вратах запада, как закляла его молитвою отца нашего Евстафия. И эта женщина приготовила себе продовольствие и пищу, заботясь и стараясь весьма, и дивясь, и изумляясь сему чуду, которое сотворил для нее отец наш Евстафий. И премного радовалась и веселилась она ради чуда, которое он сотворил и заклятия, которое вышло от произнесения призывания имени отца нашего Евстафия. И она пошла к реке и зачерпнула воды, и вернулась домой, величая в сердце своем и поя и благословляя отца нашего Евстафия и удивляясь величию дивного дела, которое сотворил для нее он, приявший силу от Отца, Творца мира, ради избранных своих, и крепость от Сына, Который совершил пророчества пророков, и могущество от Святого Духа, Который излился на апостолов в горнице Сионской. И когда эта женщина окончила делать все необходимое не спеша, а спокойно, сказала солнцу: «будь отпущено устами отца нашего Евстафия». И тотчас зашло солнце по обыкновению. Молитва его...

Чудо (третье) отца нашего Евстафия, творца знамений и чудес великих. Молитвы его...

f.61. Была одна женщина по имени Буркет-Марьям, которая жила по учению отца нашего Евстафия, и творила память его милостыней к бедным и обильным угощением. Когда она заболела и была близка к смерти, взял ангел смерти душу ее и вознес на небо к Богу. И она увидала там четырех животных, у которых лица: человечье, львиное, тельца и орлиное, которые носят престол Божий. Когда отец наш Евстафий увидел Буркет-Марьям, взял ее силою из рук ангела смерти и сказал ему: «оставь творившую память мою»! И когда она спаслась от рук ангела смерти, он сказал ей: «смотри творивших память мою, 8000070 мужей и жен, которых помиловал для меня Бог». И все они были одеты в белые одеяния, на головах их были золотые венцы. И после этого вернулась душа в тело ее и, воскресши по молитве отца нашего Евстафия, рассказала и поведала все это чудо. Молитвы….

Чудо (четвертое)...

f.62. Был человек неправедный и хищный душегубец и лживый, но он веровал в молитву отца нашего Евстафия и творил память его обильным угощением, закалая тельцов. Когда он заболел и умер, понесли душу его ангелы мрака и говорили между собой: «скорее бросьте его в мучения осуждения, пока не пришел Евстафий, чтобы мы оставили его». И когда они так говорили, пришел отец наш Евстафий, сидя на колеснице светоносной и пылая огнем, и сказал ангелам мрака: оставьте творившего память мою, которого держат ваши руки и которого ноги связаны узами осуждения». И сказали ему ангелы мрака: «это душегубец и развратник, и посему он схвачен и связан». Отвечал он им: «вы смотрите на его грешные деяния и не обращаете внимания на его добродетель, что он усердно творил память мою, а потому я и явился на спасение его, ибо я имею изволение и дар от Бога Господа Моего, чтобы всякий, кто творил память мою, спасся и не был осужден ради завета, который дал мне Бог Господь мой по великой Его милости». И так сказав, он освободил его от рук ангелов мрака и возвратил душу его в тело человека, которое он спас от осуждения. И рассказал тот жителям страны все, что сотворил для него отец наш Евстафий, и как освободил его от рук ангелов мрака. И усердствовали жители страны, творя прекрасно память его, дивясь величию чуда его, ибо уязвил он их стрелой любви своей и насытил приправой соли слова своего; и научились уставам сладостью речи его, дивясь красоте деяний его. Не велико ли и дивно сие, что дана власть отцу нашему Евстафию, наставнику, получившему завет от Бога, спасать души всех, творящих память его и призывающих имя его любовью?

Чудо (пятое)...

f.63. Был один человек из Франков, а мать его из Армян. Он рассказывал доблести отца нашего Евстафия и говорил, как ходил отец наш Евстафий по морю без корабля и как видели его мужи армянские, когда он ходил по морю, распростерши одеяние вместо корабля. Когда его увидели, все жители города изумились и сказали: «Бог это наш, или человек, творящий великие дела, подобно Творцу своему? И собрались люди армянские великие и малые, ибо весьма близко был сей город от моря. Увидав знамение и чудо, которого раньше они не видали очами своими и не слышали от отцов своих, удивились и ужаснулись и изумились все. И они стояли на берегу моря, когда вышел отец наш Евстафий. Когда он вышел из моря, они увидали свет лица его, блистающий как солнце, и одеяние тела его – свет Божества. И они были в страхе и трепете от великого ужаса, который его окружал. Когда они боялись приближаться к нему из-за страха и трепета, авва Евстафий увидал между ними Габра-Крестоса, приблизился к нему и взял его за руку, ибо знал Духом Святым, что он примет его учение. Он повел Габра-Крестоса и поместил его в своем жилище. И отец ваш Евстафий учил его добрым деяниям и направлял его душу. Когда упокоился отец наш Евстафий, Габра-Крестос поминал его усердно и с готовностью насыщал алчущих и поил жаждущих и увеселял иереев. Когда же умирал Габра-Крестос и исходила душа из тела его, пришел к нему отец наш Евстафий на встречу с Ангелами со сладкопением, как к тому, кто веровал и усердно творил память его, как сказал Господь наш: «сотворите себе друга от неправды, да, егда оскудеете, приимут вы в вечные кровы» (Лук. 16, 9). И Габра-Крестос перед тем, как вышла душа из тела его, повелел своему сыну Таамани-Баэгзиэ и сказал ему: «твори память аввы Евстафия усердно и с верой в него: у него много богатств». И когда наступил день памяти его, посетил его Господь и наслал на него великую бедность, так что не чем было ему сотворить память отца нашего Евстафия, и он отдал под залог своего сына, и сотворил память отца нашего Евстафия. Тогда вознес его Бог и обогатил его, и даровал ему сугубое стяжание молитвами отца нашего Евстафия, между тем, как он творил добрые дела: был милостив к бедных и убогим, и заповедал сыну своему Берхана-Маскалю так же творить память отца нашего Евстафия. И тот, приняв завет отца своего, творил память сего святого ежегодно разумно и усердно. И жил он в богатстве и славе иного дней. Потом навел на него Бог великую бедность, как сказал Соломон: «яко же искушается в пещи серебро и злато, тако избранные сердца у Господа» (Пр. 17, 3). И когда настал день памяти отца нашего Евстафия великого иерея, и не было у него чем сотворить ее, он заложил жену свою, и сотворил память отца нашего Евстафия. И после посещения Господь дал ему славу великую и богатство обильное по молитвам отца нашего Евстафия, ибо помогает он творящим память свою и предстательствует за них перед Господом. Когда затем он шел по пути во время странствия, встретили его разбойники неправедные, и напали на него насилием, он поборол и победил их силой Господа Бога своего, и сказал им: «я победил вас силой Господа Бога моего и молитвой отца нашего Евстафия». Это чудо великое, ибо от многих спас он Берхана-Маскаля, который веровал в него. Так же да спасет он скоро возлюбленного своего Ионафана, верующего в него, от всех лукавых врагов его, ибо для праведника бывает все, что он скажет и нет для него невозможного во веки. И да покроет он его щитом молитвы своей во веки. Аминь.

Чудо (шестое) отца нашего Евстафия чудотворца.

f.64. И после сего однажды шел по пути Берхана-Маскаль по повелению царя с хартией (kёrtäs), и заметили его разбойники, желая его убить. Узнал он их, и побежал, и спасся от рук их. Его преследовали всадники и загнали, преследуя в середину страны армянской. Видя, что его преследуют, он бросился в море Ярико, великое море, говоря: «лучше мне броситься в море, чем умереть от копья врага». И он бросился в море и сказал: «прими меня, отче! Да не поглотит меня волна и да не настигнет меня волнение моря. Отче! отче! руку твою святую простри мне и подними меня, чтобы прийти мне в хорошую гавань, и посрамить, отче, преследующих меня, ибо по молитве твоей родили меня отец мой и мать моя, и тебе вверили меня и заповедали мне творить память твою. Ныне же помоги мне». И еще не окончив молитвы, увидал он отца нашего Евстафия, сидящим на корабле духовном, и говорящим ему: «не бойся! я пришел на помощь к тебе». И тотчас он принял его, распростерши свою милоть, как отец утешая и как мать обнимая. И обрадовался Берхана-Маскаль, спасшись от того, чего боялся, и был вместе с отцом нашим Евстафием на милоти, которую тот распростер; он возглашал громогласно славословие и многие благодарения и говорил отцу нашему Евстафию: «отче, что это ты простер на море, как корабль»? И сказал ему отец наш Евстафий: «я простер милоть мою, на которой я прошел силой Божией море Ярико страшное. Я принял тебя, помня изрядство деда твоего и добрые дела отца твоего. Ты последовал стопам отца твоего и потщался творить память мою. И вот – отцы твои и все родные твои со мной в царствии небесном, творившие память мою, мужи и жены, и никто не погиб из них, как сказал Господь наш: «несть мужеский пол, ни женский, ибо яко Ангели Божии на небесех суть». И сказал Берхаиа-Маскаль отцу нашему Евстафию: «что это за милоть, которая лежит в этом море?» И сказал ему отец наш Евстафий: «не только до этого времени лежит она, но будет лежать до второго пришествия Христова. И изменится эта вода моря и будет огнем пылающим. И отверзет уста свои милоть моя тогда и будет свидетельствовать перед Творцом своим». И это слушая, дивился он весьма и изумлялся, и от сего часа когда он пришел к морю сел на милоть и сидел там всю ночь с отцом нашим Евстафием, говоря о величии Божием и многом милосердии Бога нашего. И в тот час, когда он выходил с моря, видели его все люди и удивились, что не поглотило его море. И не знали, кто спас его, пока он сам не сказал им. И когда он рассказал, они поняли, что спас его отец наш Евстафий любовью своей, и потщались творить память его. Слава Богу Отцу, даровавшему власть отцу нашему Евстафию. Благодарение Сыну Его, благоволившему к учению его, похвала Духу Святому возвеличившему имя раба своего Евстафия во всей вселенной. И в день памяти его собрались мужи армянские с верой и купили у творившего память его (?), и было им во спасение для больных и недужных. Сие чудо и знамение сотворил отец наш Евстафий в земле Армении по представлении своем. Молитва...

Чудо (седьмое)...

f.65. Был в церкви монах, служивший при храме Владычицы нашей Марии из чад учения отца нашего Евстафия. И заболел он к смерти. Пришел к нему отец наш Евстафий, и с ним все монахи от аввы Антония до него. И он порицал и устрашал его, и говорил: «зачем ты оставил устав и закон, установленный Богом устами пророков и апостолов, а мною вверенный и заповеданный чадам моим? И если они оставят заблуждения сердец своих, вручит мне Бог души и тела их, чтобы судить их. И явилась Владычица наша Мария и сказала ему: помилуй его для меня, ибо он – раб мой». И сказал он ей: «я помилую его ради тебя, Владычица моя, но пусть он тщится исполнять закон мой и заповеди, которые я заповедал». И тотчас исцелился тот человек от своей болезни, и сказал: «слава Богу, подавшему власть авве Евстафию облегчать и отягощать, поражать и миловать. И как сказал Сам Господь наш в Евангелии: «веруяй в Мя, дела яже Аз творю, той сотворит, и больша сих сотворит» (Иоан. 14, 12). И удивились все знавшие его и сказали: «где был ты и что видел?» И сказал он им: «я видел авву Евстафия со всеми монахами от аввы Антония до ныне и Владычицу нашу Марию с ним. И авва Евстафий был со всеми монахами. И гневался он на меня, устрашил меня и сказал мне: «зачем ты оставил устав и закон, который установили и заповедали отцы твои». И хотел он поразить меня, но умилостивила за меня Владычица наша Мария, говоря: помилуй для меня, Возлюбленный мой, ибо сей – мой служитель». И он сказал ей: «я помиловал ради тебя, Владычица моя». И когда он сказал мне это, я сказал ему: «кто эти монахи, отче?» Он сказал мне: «от аввы Антония до ныне». И сказал я: «отче, почему речь твоя превознесена перед речью аввы Антония?» И сказал он мне: «ради того, что я соблюл оставленный закон и заповеди; ради всего сего превознесена и могуча речь моя». И сказав это, он прибавил: «отселе больше не согрешай», и сокрылся от меня. Сия есть великая слава, дарованная отцу нашему Евстафию Господом Богом его, дарованием чудес милостью Его. Молитвы...

f.66. И потом вернулись сопровождавшие отца нашего Евстафия иереи в Иерусалим и когда возвратились они из Армении и прибыли в Дабра-Марьям, спросил их авва Абсади и вся братия его относительно отца их, со слезами, плачем, стоном и рыданием многим: «где оставили вы отца нашего, света всего мира? Вот, видя вас, трепещет сердце наше и трясутся колена наши и упала сила наша. Где оставили вы голубя белого, воздающего добро за зло? Где оставили вы агнца кроткого и чистого, которого не коснулся гнев? Где оставили вы отца нашего, полного смирения и бездну кротости и милосердия, напаяющую жаждущих, призирающую алчущих и печалующуюся о несчастных? Где оставили вы отца нашего, сияние церкви? Где оставили вы отца нашего, чистого, как золото и очищенного, как серебро, очищенного седмерицей девством, чистого совершенным монашеством? Где оставили вы честного пастыря, открывшего нам число книг, потерянное раньше, а ныне открытое и явленное учением его?» И тогда ответили ему все братия, говоря: «услыхав имя отца нашего, запылали сердца наши и смешались наши внутренности». И сказав это, они пролили слезы из очей и сказали братьям своим: «отец наш, избежавший земного величия, улучил небесное; голодом и жаждой плотской изнурял нас, и на пути наставлял нас по порядку ветхому завету и толковал новый по последовательности его. Наставлял нас и изречением отцов по порядку, и никто не говорил перед ним слова пустого или праздного, ибо славу Господню возвещали уста его и величие страха его окружало все существо его». И сказали опять братья: «где оставили вы отца нашего, свет которого просиял во всех концах вселенной?». И сказали они: «отец наш, заповедав десятословие иотой, надеясь на имя Троицы, предстоял престолу в собрании царей. Он не боялся острия ножей и мечей, смущающего судилища и сверкающих копий не трепетал. Когда его спрашивали о законе и заповеди, говорил премудро и смиренно, ибо каждое слово его прекрасно, и каждое дело вожделенно, и всякий видевший, любил столпа света, Евстафия иерея. И не только видевшие любили его, но и слышавшие о нем любили и чтили его, как отца и мать за красоту дел и нрава его. Как броню для груди своей, и как ожерелье для шеи своей, как нож для чресл и как мед, молоко и сладость сахара любили его все и желали. И слышавший слово его не хотел разлучаться и уходить от него, наставника образом и точного устами, ибо дивен он премудростью, и ведением седо сердце его, и говорили: «он тридцати лет и юн от рождения»; это было во время его первого путешествия, ибо в помышлении своем он не был побеждаем стяжанием мира, и нисколько не заботил его закон плоти человеческой, ибо трижды ходил он в Иерусалим, будучи беден стяжанием мира сего, да будет богат в чертоге небесном. И то, чего он искал – заповедей отцов наших Апостолов, он нашел, и этим приобрел милость у Бога своего. И после сего он иссушил свою природу голодом и жаждой, постоянно изнуряя плоть свою. Он вразумил своих овец и упремудрил своих голубей. И окончив свою должность, он умер в стране Армении. О нем не скорбите: он – с Богом, который искупил его телом и кровью своей, и со святыми Апостолами унаследовал грады не в мире, а в Эдеме и Иерусалиме. И вы, отцы и братия наши, не скорбите о нем, ибо он достиг надежды своей. Он не убоялся ужаса Ярико, распростертого, как небо и рокочущего, как гром летний, страшно и трепетно. Он перешел его твердостью, воздержанием и крепостью веры, ища закона пророков и заповедей святых Апостолов. И посему дан ему престол высокий на небесах». Кто, придя к нему во гневе не уходил от него мирным? И какой юноша, придя к нему обуреваемый страстями, не уходил чистым от греха? Кто не заплачет, слушая это и видя как чада отца нашего Евстафия хрюкали, как свиньи, в земле Армянской ради разлуки с ним? Кто не пролил слез в это время, если у него не было сердце как камень, без сострадания и не безучастно к отцу нашему Евстафию? И он не печалится убожеством, бедностью и пришельствием отца нашего Евстафия? Молитвы...

Чудо (восьмое)...

f.67. Рассказывают, что был один монах, живший у реки, называемой Рома, почтенный у Бога. Монашество его было в монастыре аввы Такла-Хайманота, именуемом Дабра-Либанос, а постригся он в нем во время аввы Андрея. Потом он удалился в пустыню и поселился между двух потоков, имя одному Фисон, а другому – Абай, т.е. Геон. Возвестили о нем царскому наместнику (makuanen) Годжама. Когда тот услышал о доблести его, поспешил навестить его, и хотел услышать слово его, и пошел к нему тайно. Когда он увидел наместника, идущего к нему, хотел броситься в воду, а тот заклял его именем Бога Господа своего, что не уклонится ни направо, ни налево, не облобызав его и не получив от него благословения. Тогда он стал укорять его за воинов его, которые расхищали имущество бедных и весьма отвращался от него ради грехов его, ибо не наставлял он свой народ в справедливости. Наместник пал ему в ноги, плача, и стал говорить смиренную речь, не смягчится ли сердце его? И когда он увидал, что стало добрым сердце его, спросил его о его жизни и сане, а также расспрашивал о святых, которые удалились в пустыню из этого мира, кто больший из них? И сказал ему этот монах: «не ради тебя расскажу я, но да явится слава Божия и величие подвигов и твердость воздержания, и множество трудов рабов Божиих святых, ибо восхитили меня ангелы и ввели до третьего неба. И там видел я славу пророков и посланников-апостолов, престолы украшенные в венцы твердых добропобедных мучеников и монахов-подвижников; каждый возвышался на седалище, которое было высоким, преимущественным и славным по степени подвигов его. И там увидел я трон аввы Евстафия, весьма высокий в великой благодати у Бога. Я видел его, когда он входил и исходил во внутренние завесы с семью Архангелами. И они ходили перед Отцом и Сыном и Святым Духом в радости и веселии. В руках у него был светоносный крест, одет он был в светоносную милоть, которая вся была соткана из знамений креста. Справа от него стоял один монах в великой славе, облеченный, подобно ему, в светоносную цветную одежду. Я спросил ангела мира, который ходил со мной: «кто эти, облеченные в одеяния света?» Ответил мне этот Ангел, водивший меня; «тот монах, которого ты видишь в великой славе и с семью Архангелами, который стоит перед Господом духов – авва Евстафий, учитель закона и заповедей, а тот, кто справа от него – авва Филипп из Дабра-Бизана». И я спросил: «ради чего улучили они сию великую благодать, которая не дана другим монахам Эфиопии?» Он сказал мне: «ради того, что они соблюли каноны, установленные отцами святыми Апостолами, а также чтили субботы в точности, и праздник Утешителя почитали наравне с праздником Воскресения Христова. И посему они предпочтены и превознесены и весьма прославлены перед другими». Сказал я: «где другие наставники, подвизавшиеся ради праведности?» И он ответил мне: «они пребывают в своих наследиях и обителях, ибо сказал Господь наш: «в дому Отца Моего обители многи суть». Сей святой приближен к Богу за соблюдение закона и заповедей, ибо был усердный блюститель закона и подъял много трудов отец наш Евстафий». И когда услышал это наместник, прилепился любовью к отцу нашему Евстафию и усердствовал творить память его, и возлюбил закон и уставы его. И я, переписавший книгу сию, слышал из уст сего наместника этот рассказ, причем он говорил: «если бы мне рассказывали это чада отца нашего Евстафия все, в полном составе, распятые стремглав подобно Петру, я бы не поверил их свидетельству и рассказу. Но этот монах, поведавший и рассказавший нам величие и славу аввы Евстафия подвижника – из чад отца нашего Такла-Хайманота.

Чудо (девятое)...

f.68. Был один человек в стране Эфиопской, называемой Аксум. Он любил отца нашего Евстафия и творил память его с великим тщанием и усердием и великой милостыней. Однажды пошел он в дальний путь по делу. На пути, когда он еще не дошел до города своего, стемнело днем и покрылось солнце мраком, ибо был страшный зимний день. Пошел град, раздался гром и сильный звук, сверкала молния перед лицом грома. Увидав этот великий ужас, человек воскликнул: «авва Евстафий, помоги мне и спаси меня». Тотчас разделился дождь спереди и сзади, направо и налево, и совсем не коснулся этого человека и людей его, стоявших, и он был, как в доме. И когда он пошел в путь свой, дождь бежал от него. Свидетелями этому были многочисленные люди, бывшие с ним. От этого дня он усугубил памятование отца нашего Евстафия против прежнего, и стал призывать многих людей на память его, бедных и убогих, и утешал их. Молитва...

Чудо (десятое)...

f.69. Рассказывают также, что в Аксуме, царствующем граде была одна женщина, творившая память отца нашего Евстафия ежегодно 18-го маскарама, питая алчущих, напояя жаждущих и подавая милостыню бедным и убогим по мере своей возможности. Когда она жила, поступая таким образом, злоумыслил на нее сатана, враг благих, и навел на нее сеть злую до слепоты обоих глаз. И так она жила в скорби много дней и молилась Богу говоря: «Господи, помяни Евстафия раба твоего, который ходил перед тобой в чистоте и святости, в праведности и чистоте сердца, и ради него помилуй меня, рабу Твою падшую, чтобы я потщалась с усердиеми готовностью творить память раба Твоего Евстафия, как всегда». И спустя много дней вернулся свет очей ее, и она увидала свет по молитвам Святого Евстафия, и исцелилась, и была здорова, ибо молитва праведного много может поспешествовать.

Чудо (одиннадцатое)...

f.70. Есть один известный город из городов Эфиопии. И жили в нем честные люди, любившие сего блаженного авву Евстафия, памятуя пришельствие его правды ради. Они творили память его постом и молитвой и многим бдением, славословием, подаянием милостыни и возношением жертвы. И в день памяти его подавал им Бог благословенный дождь, когда вся земля была суха. Этим дождем питались их люди и скоты, если был голод во всей земле по недостатку дождя, ибо сказано: «во дни грешных умалится дождь зимний». Для них же падал дождь благословения в день памяти Святого Евстафия и они совсем не видали голода и недостатка воды. И это чудо обычно для этих людей до сего дня по молитвам Святого Евстафия.

Чудо (двенадцатое)...

f.71. Послушайте еще знамение и чудо, происшедшее в Армении. По успении отца нашего Евстафия несли тело его верующие и погребли по уставу Христианскому, и положили его в гробницу и соорудили ему (памятник) из камней честных ’afräs, которые блистали, как жемчуг и золото и были дороги, как светлые бериллы. И спустя много дней захотел один князь (makwanёn) в этой стране построить себе дворец. И сказали ему об этих прекрасных камнях, что в гробнице отца нашего Евстафия, и он послал своих воинов искать эти камни и принести ему, чтобы он положил их во главу своего сооружения. Когда пришли они туда и хотели унести эти камни, тотчас руки их окаменели. Они закричали и не могли двигать и шевелить ими. Товарищи их дали знать своему господину о всем происшедшем. Тот ожесточился сердцем, как фараон в этот день, не вострепетал, но дерзко упорствовал и пошел со своими воинами, чтобы взять силой от этих камней. И он окружил со своими воинами гробницу Святого Евстафия, и тогда вышла сила этой гробницы человека Божия, мар-Евстафия, и тотчас силой молитвы его окаменел этот князь и его воинство и его рабы и кони, и были неподвижны, как столбы, и до сего дня стоят, как стены в ограде церкви Святого Мармехнама, где погребен авва Евстафий. И от сего был великий страх и ужас, и никто не клялся ложно в месте памятника Святого Евстафия, ибо он тотчас являлся и не оставлял в живых ни одного часа никого, кто ложно клялся. И после этого были заперты храмы Христианские и приходили Христиане и язычники поклоняться на гроб Святого Евстафия, малые и великие, и приносили ему каждение и благовоние, ибо видели чудеса и великую силу от гроба Святого. Они не знали, что это произошло от Бога, но думали, что сила эта – богов. И до сего дня по сему обычаю собираются из дальних и ближних мест ко гробу Святого Евстафия со многими дарами. Это сообщил один странник, ходивший в землю армянскую, сам бывший из монахов Эфиопии. Когда он вернулся и прибыл на возвратном пути в землю Египетскую, встретился со странником из чад аввы Евстафия – а сей странник, встретивший, был чадом аввы Такла-Хайманота – и они разговорились о величии Божием. И поговорив, исповедал один другому говоря: «я – чадо Евстафия». Ответил тот странник: «если ты сын Евстафия, то знаешь ли величие Божие и чудеса и знамения аввы Евстафия? Расскажи мне их по порядку». И он поведал о чистоте и святости его, о том, как он ходил в Иерусалим три раза, о конях с верблюдами, о том, как спешили две горы на встречу ему, как он прошел море на корабле одежды своей. «Вот что знаю я», сказал он. И отвечал тот странник, чадо аввы Такла-Хайманота: «половину половины ты не знаешь и не разумеешь. Я видел своими очами людей, окаменелых и одеревенелых по молитве аввы Евстафия, когда они преступили и коснулись руками гробницы святого». И он рассказал ему все бывшее, как он видел и слышал, от начала до конца. Ныне же мы не будем больше говорить, чтобы не быть безумными для слушающих. И когда мы рассказали многие чудеса, сотворенные им до ныне, пусть это будет концом!272 И сие чудо сотворил Он у сокрытого тела мар-Евстафия пророка и Апостола в земле армянской, который от юности набрал премудрость для души своей и подклонил себя под иго ее. Молитвы...

Чудо (тринадцатое)...

f.72. По слову писания: «яже слышахом и яже видехом, и яже возвестиша нам отцы наши, не утаишася от чад их в роде ин, возвещающе славу Господню и силу его и чудеса его, яже сотвори» (Ср. Пс. 77, 3.4). И паки рече Иоиль: «слышите сие сгарцы, «внушите вси живущии на земли, аще быша сицевая во днех ваших, или во днех отец ваших. О сих чадом своим поведите, а чадо ваша – чадом своим, а чада их – роду другому» (1,2,3). Сказал один монах: «когда я был в земле Энфраз и молился, неся образ Владычицы нашей Марии с Возлюбленным Сыном ее, и образа Михаила, Гавриила и Георгия Великомученика, и образа: отца нашего Евстафия, и отца нашего Абсади, и отца нашего Меркурия, и отца нашего Захарии, и отца нашего Романа и отца нашего Тавалда-Мадхана, и отца нашего Виктора, и отца нашего Матфия. И когда увидал их, подошел ко мне один страждущий, которого сделали больным волхвы, называемые Энбарбо, и сказал мне: «отче прибегаю к тебе и молитве отцов наших, чтобы ты посмотрел на недуг мой, случившийся со мной по зависти брата моего и тех, которые видели в доме моем сановитость и богатство. Они навели на меня коварно многих волхвов и изменили природу мою, затруднив выход испражнений и устроив его спереди, говоря: «да не приближается он к женщинам, и не получит от них потомства ни мужского, ни женского, чтобы не было тех, которые унаследуют имущество его, но да будет нам его сан (simat) и достояние (rёstu), ибо он человек сильный. Подчиним его сильным снадобьем и испортим и пусть он осквернится смрадом нечистот и не будут любить его видящие его, но будут отвращаться от него».

f.73. Они сделали его больным и страждущим, и многие врачи не могли исцелить его. И от многой скорби возопил этот человек ко мне и сказал: «прибегаю к отцу и Сыну и Святому Духу, и ко Владычице нашей Марии, к пророкам и апостолам и мученикам добропобедным, к молитвам праведных и подвижников и к молитве отца нашего Евстафия, иерея Армении, воскресителя мертвых, ибо я – сын учения отца нашего Габра-Иясуса, наставника (mamher) святых (монахов) земли Дабсан, прошедшего море Саф (sic!) на камне, светоносного, во имя Троицы целителя болящих. Умоли, отче, Бога, говоря: «да не погибнет природа раба Твоего, дара Господня, которую Ты сотворил по образу и подобию Твоему и поставил в меру Твою». И когда я услышал это, заплакал и зарыдал обильными слезами. И сказал мне этот болящий: «отче, еще потому тяжелее и больше моя печаль, о которой я рассказал тебе, что есть у меня единственная дочь, цвет лица которой подобен свету солнца. Многие вельможи (makwanёnt), видевшие ее, желали сватать за сыновей своих, и я говорил им «разве не много вас макваненов и сеюмов? Моя дочь – одна, и для сына кого из вас будет она женой? Не спорьте из-за нее, ибо я не отдам моей дочери». И когда я это сказал, они сказали: «отдай твою дочь тому, кому выпадет жребий, чтобы она была ему женой. Мы дадим тебе в приданое золото и серебро и драгоценные одежды и много вещей, которые будут тебе и твоим детям». Затем выпал жребий на сына одного макванена; этот юноша взял и повел ее в дом брака по закону брачному. И когда они были в доме брака, она не зачинала по зависти их: родные ее отца на совете решили: «родившийся от этой дочери и этого сына макванена, мальчик или девочка превозможет над нами и унаследует дом брата нашего. Поэтому наймем опять волхвов и они поступят с нею так же, как поступили с отцом ее, да потребится от земли память их, и мы дадим возмездие за то, что они делали прежде». И эти волхвы поступили с нею хуже, чем с ее отцом; они привели змея земного мрачного, глаза которого были красны, как цвет крови, и волхвованиями ввели его в природу этой женщины, чтобы не приближался к ней муж по закону брака. И вошел во чрево ее этот змей и жил там 7 лет, муча ее. Когда он слышал звук мужа, высовывал голову и лизал платье и тело ее, и оба они впали в странную и тяжкую болезнь. Когда они услыхали о подвигах (gadl) отца нашего Евстафия, когда их читали, сказали оба: «дайте нам напиться воды молитвы его, и если мы исцелимся от болезни нашей, будем творить память отца нашего Евстафия и чтить его субботы, установленные в Синодосе». И напившись этой воды молитвы и омывшись от нее, исцелился отец этой юницы и стал жить, как все люди. Потом он сошелся с женой своей, она зачала и родила мальчика, и назвала его Хабта-Евостатевос (Дар Евстафия) и поручила его ему, ибо по молитве его родила его. А что до этой юницы, во чреве которой устроил свое пребывание змей земной, то когда окропили ее этой водой молитвы, он вошел и скрылся в ее чреве, а когда она напилась этой воды молитвы, издох во чреве ее этот змей и распался на 14 частей от головы до хвоста. Он рассекся на мелкие части и вышел вместе с уриной. Все люди видевшие и слышавшие это чудо, удивились и исповедали силу молитвы отца нашего Евстафия. После этого была здорова эта юница, родила мальчика и назвали его Такла-Евостатевос и заповедала ему творить ежегодно память величия силы имени Господня. И ему следуя, праведные и избранные были превознесены. Вознесено имя отца нашего Евстафия, пророка и апостола, учившего 81 писанию заповедей и закона по всему пространству Эфиопии. И вот он был образом народам и народу в добрых делах, и творил он чудеса и дивные дела во имя Архитектона, когда кости его находятся в Армении, ибо ради правды он покорил и уничижил плоть и дух свой. И сие чудо не ложно, ибо рассказывал нам его видевший его очами и слышавший ушами.

Чудо (четырнадцатое)...

f.74. Была одна женщина в земле Шоа. Она раздумывала в сердце своем и говорила матери своей: «мало у меня средств; чем мне справить память аввы Евстафия? Нет у меня совсем ничего из стяжания мира сего, ибо я крайне бедна». И видел Бог, что она желает в сердце творить память авва Евстафия. И принес ей один макванен три мешка пшеницы и три мешка бобов и три мешка hёnkёro (?), без просьбы с ее стороны. И поняла она, что это принес ей макванен потому, что она помыслила творить память аввы Евстафия. И сказала она: «принес мне авва Евстафий, чтобы сотворила я память его». И снова таким же образом доставил еще один макванен три мешка пшеницы и три мешка бобов и три мешка hёnkёro; она сказала: «и это прислал авва Евстафий, чтобы сотворила я память его». Снова в третий раз доставил ей (третий макванен) так же, как и первые и дал подобно им. И сказала она: «и это прислал мне авва Евстафий, чтобы сотворила я память его». Когда наступил день памяти аввы Евстафия, она вынесла эту пищу на солнце и расположила на коже. Рано утром пошла она на другой двор, против монастыря ее, идя позади монастыря. Пошел большой дождь. Она не испугалась и не боялась за пищу, говоря авве Евстафию: «так как я хотела этой пищи не для того, чтобы есть самой, а чтобы смолоть и сотворить память твою для бедных и убогих, то этот дождь не упадет на нее». И упал сильный дождь и большой град, но не на эту пищу: над ней было солнце на пространстве кожи, и град был над землей на расстоянии двух локтей справа и слева, сзади и спереди, а вода текла по обе стороны. Вернулась эта женщина и увидала, что стоит град, не приближаясь к пище. Она поклонилась и возблагодарила, говоря: «Благословен Господь, Бог, Евстафия!» Она кричала и вопила, чтобы пришли все люди; им показалось, что на ее напали, и они пришли к ней, бежа поспешно. Она поклонилась и радостно восклицая сказала им: «смотрите чудо и дивное дело, которое сотворил авва Евстафий по молитве своей. Ибо сию пищу, которую вы видите, прислал он мне, чтобы сотворила я память его. Я поместила ее в доме моем, а при наступлении дня памяти его вынесла, чтобы смолоть». Они видели и поклонились; удивились и прославили Бога все видевшие и слышавшие. Молитвы...

Чудо (пятнадцатое)...

f.75. Случилось, что в Энгабтон, обитель аввы Иосифа, пришел от чад авва Такла-Хайманота и стал жить у них, служа настоятелю (mamher). Когда умер этот настоятель, поставили на его место этого сына аввы Такла-Хайманота, а монастырь был (устава) аввы Евстафия, и монахи его – чадами аввы Евстафия. Они сказали этому сыну аввы Такла-Хайманота: «чью память праздновать нам – твоего ли наставника, или нашего – аввы Евстафия?» Он ответил им: «делайте как хотите». Они сказали: «отпразднуем твоему наставнику». И они приготовили яства и питье в день памяти того, кто не был их наставником. И в день этот принес авва Евстафий большой камень и сокрушил дома и управителей, готовивших яства и питие, и они умерли. И удалился этот настоятель в церковь. И сказал им авва Евстафий: «это я сделал это, и наслал на вас язву за то, что вы оставили творить память мою и предпочли другого мне». Когда они это услышали, побежали в церковь и молились восклицая и говоря: «согрешили мы и оставили память твою; и ныне прости нас; не будем впредь делать сего, но будем творить память твою». И потом они стали жить, и когда наступил день памяти отца нашего Евстафия, они улучшили еду и питие и усугубили их против прежнего времени. И сделали они пир великий для бедных и убогих, молясь и служа в церкви. И в день памяти своей сошел к ним авва Евстафий; они видели его ясно с двумя ангелами стоящими в церкви до окончания молитвы их. Сие чудо сотворил он в стране Шоа. Молитвы...

Чудо (шестнадцатое)...

f.76. Начали строить церковь чада аввы Иосифа273, и когда окончили постройку, написали внутри ее: «начали и кончили силою молитвы аввы Евстафия». Прибыл монах, сын аввы Такла-Хайманота по имени Фома – он был архимандрит (mamher) – вошел в церковь и увидал эту надпись, разгневался и сказал им: «зачем написали вы так, какое дело Евстафию до этого монастыря вне Армении, ибо сия страна – аввы Такла-Хайманота». Он сказал им и связал оковами благочинного (liqa-kähnät) и настоятеля (liqa-mähbar). И пришли к нему все монахи и сказали: «помилуй и пощади и разреши их». Он противился, и не слушал их. Они пошли в церковь и молились, говоря: «помоги нам Боже Евстафия». Он услышал молитву их и в тот же день и час пришли слуги царя, которые связали и увели его, а этих святых монахов освободили по молитве аввы Евстафия чудотворца, который обратил узы и удары на того, кто связал чад аввы Евстафия. Молитва его...

Чудо (семнадцатое)...

f.77. Паки было знамение и чудо, когда собрались и тягались чада аввы Такла-Хайманота и чада аввы Евстафия из-за поля, говоря: «это наше», «это наше». И сказали чада аввы Евстафия: «будем судиться! Если оно – наше, то, чтобы вы знали, да сокрушит жезлы ваши авва Евстафий, когда мы будем на судилище. Если же ваше, то, чтобы мы убедились, пусть сокрушит жезлы наши наставник ваш – авва Такла-Хайманот, когда мы будем стоять на судилище. В установленный день они пошли перед hadanä царских слуг (lä’ёkäna). Когда они оперлись на жезлы перед судотворением, сокрушился жезл мамхера чад Такла-Хайманота. Дали ему другой жезл говорившие, не зная, что сотворил авва Евстафий. И он сломался. И сказали они: «дадим ему крепкий жезл», и дали третий. Сломался и он. И поняли они тогда, что сломались три жезла по молитве аввы Евстафия и сказали: «согрешили мы и заблудились». И поклонились они, рассказывая hadäna и царю это чудо аввы Евстафия. И дивились все. Молитвы...

f.78. Слушайте племена и языки, живущие на востоке и на западе, на севере и на юге, к борею и полудню, что совершил сей мамхер, уста-плектр (?), из кедра ливанского, увлажненный, пристанище многих голубей, полный премудрости. Дивно то, что заповедал отец наш Евстафий чадам своим, когда они шли по морю ногами после того, как не пустил их владелец корабля взойти на корабль его потому, что не было у них ни золота, ни серебра, ни одежд, ибо они возненавидели имущество, как лохмотья кровоточивой, как иереи возненавидели его они. Также относился он и к стяжанию земному, ибо сказал Господь наш в Евангелии: «блаженны нищие духом, яко тех есть царствие небесное». Помните, чада мои, будьте тверды и мужественны и не бойтесь воли моря. Когда вы увидите и услышите китов и гиппопотамов великих и крокодилов...(?), которые едят рыб, не страшитесь, чада мои, их ужаса, ибо они не могут оскорбить вас, как говорит писание: «Господь Един вождаше их, и не бе с ними Бог чужд; возведе я на силу земли» (Второзак. 32,12). Помните, чада мои, овцы Христовы, возвестители языка Св. Духа, как шли люди Израильские по морю, уйдя от плинфоделания, ступая со скотом и достоянием каждого из них по этому морю. Стена была их одесную и ошуюю. И когда ударил Моисей жезлом, что в руке его, оно отступило и разделилось сюда и сюда и перед ними. И попрало его 600 тысяч ног, не считая жен и детей и имущества, ибо возлюбил Бог Израиля и вывел его из моря Господь Бог их. И погрузил врагов их, преследовавших их. Необычное и дивное слышали мы: коней и всадников погрузил и вверг Он в море за гордость их, ибо надеялись они на множество богатства своего и на крепость силы своей. Те же, которые надеялись на Бога и веровали в него, спаслись и вышли из моря с детьми и женами и скакали, ликуя и прославляя и говоря: «поим Господеви, славно бо прославися, коня и всадника вверже в море, нас же спас и извел на сушу. Поим Господеви, славно бо прославися»! И прошел слух о деле Его во все концы вселенной. Сей Бог, спасший Израиля во дни Моисея, спасет и вас, чада мои, члены Христовы. Вспомните еще, как прошел Израиль реку Иордан, полную водой до берегов; перешел ее Израиль ногами. И взяли от нее 12 легких камней по числу сынов Израилевых для памяти тех, которые будут жить в грядущем поколении, да возвещают и знают, как иссохло море среди животных, когда они шли во дни Иисуса, сына Навина. И еще знайте, чада мои, как шло 9½ колен по морю Азаф, неся Кивот и попирая ногами воду по имени Нолос. Море повиновалось им и провело их, как оно делает для вас, чада мои. И ныне чада мои, не бойтесь, ликуйте, нося крест Христов, как делали перед нами Моисей и Иосия (sic!), которых водили ангел Лица (Kuf. 1, 31) и ангел священия, и избавили их от погибели и дали им наследие до края моря и острова для тысяч Ефрема и Манассии. Помните еще, как спасся Иона, когда был во чреве кита три дня и три ночи, и вышел из него и проповедовал, и силу Бога своего исповедовал. Помните еще, как спасся Иоанн, сын Заведеев, благовоние ксассии, глас 7 громов, печататель без писания. Он находился 40 дней и 40 ночей в море Фетмо274 и Прохор, ученик его, его искал со многим старанием, а Богослов стоял в местности Мармареон и слушал глас трубы, приятный для сердца, которого не может совершить язык человеческий, и он объяснил его. Я расскажу вам, дети мои возлюбленные, это будет приятно для сердца вашего, как спасся он. Сам Сын Божий облобызал его и солью любви своей усладил и приправил его. Он и доселе пребывает плотью и духом, и не вкусил чаши смерти. И ныне, чада мои, зачем вам бояться страхов моря сего? Вспомните тех, кто спасся и избавился от страхов моря сего, когда сохранил их Бог. «Яко Того есть море, и Той сотвори е, сушу руце Его создасте» (Пс. 94, 5). Если мы рассеяны по ветру, рука Его соберет нас, ибо хочет Он нас и ищет нас для дела Своего, ибо полезны мы для созидания дома его соблюдением закона и уставов Его». И так сказав, отец наш Евстафий возложил свою руку на главу старшего из чад своих и дал ему в десницу святой крест Христов и Евангелие царствие на лоно его, и сказал: «ступай, веди братьев твоих, да идут они за тобой следом по спине моря». Затем он велел следующему сыну своему; «и ты следуй стопам моим, следуя за мной». И тогда пошли они по морю, ободряя друг друга. Они были тверды, не сомневались, попирая море над глубиной его. И пробыли они на пути, не выходя из моря 19 дней и 19 ночей. И ничто отвратительное не встретило их из морских напастей. Волны не потопили их, волнения не носились над ними. Звери, обитающие в морях, не бросались и не пугали их, хотя страх от них велик и зубы их остры и многочисленны и пугают сердце человека. Глаза у одних из них величиной с щиты, у других были подобны солнцу и луне, а у некоторых – как звезда утренняя. Эти звери были, как им родные и близкие и покланялись им, как вавилонские львы во рву с Даниилом пророком и с Иоанном, сыном Захарии, девственником, когда слышали его проповедующим» Евангелие в пустыне Эннонской и пустыне Синайской. Тогда преклоняли уши свои к нему львы, да возвестит он слово уст своих, ибо о Христе проповедовал он, неся Евангелие Божие на главе своей и ходя без плоти и духа на крыльях ангела среди неба и земли и говоря: «не достоит тебе Ироде имети жену Филиппа брата твоего» (Мф. 6, 18). f.79. Так и ceй мар-Евстафий, новый апостол, проповедавший Эфиопии, вышел из моря Ярико и дошел до Армении. И там сотворил дивные дела, трудные для слуха ушами и для созерцания очами. И когда он вышел из моря, еще не входя в город, куда он направлялся, встретил тело юноши, которое несли на кладбище. И увидав авву Евстафия, положили это тело и подошли к нему, чтобы узнать веру его и дело его дивное, и как он шел без корабля по морю с учениками, когда те шли ногами, попирая море, как землю. И сей отец наш, Евстафий, шел на корабле милоти своей по поверхности моря. И эта милоть была без влаги, и не было на ней бури водной. И оставил он эту милоть, на которой стоял, да будет на море в свидетельство и память для грядущих поколений. И тогда подошел он к собранию несших тело, и когда увидал скорбь их и плач и рыдание, сказал им: «умолкните, довольно с вас; теперь вы увидите силу Божию, ибо власть смерти и жизни в руке Его и нет для Него ничего невозможного». И так сказав, он стал среди них и призвал имя Господне перед собранием их, и воздвиг этого юношу. И вернулись все, радуясь и славя Бога, и авва Евстафий шел с ними в город Армянский с этим юношей, которого он воскресил от мертвых. Когда увидели авву Евстафия малые и великие, поклонились ему и прославили его, как творца своего за то, что он воскресил им это тело юноши, сына знатных и богатых людей этого города. И жил отец наш Евстафий у них 14 лет, проповедуя слово веры, как отцы наши апостолы святые. И он ходил по городам в островам (т. е. по монастырям) и из города в город, чтобы узнать веру и дела людей армянских. И когда он узнал веру митрополитов и епископов их, заповедал иереям и диаконам чтить субботы и праздники, установленные в Синодосе отцов апостолов святых, и все повиновались ему, малые и большие, мужи и жены обратились к его учению, и был отец наш Евстафий с ними в общении литургии. Когда он увидал твердость веры их, возлюбил их всех, как душу, ибо они были ревнители закона Божия, как Ангелы святые, которые бдят и молят о милости ко всякой твари человеческой. И когда затем он узнал веру и дела мужей страны армянской, заповедал ученикам своим: «чада, посмотрите все, что сделал нам Бог и как спас Он нас от воли моря, когда я и вы были среди него и не поразили нас ни бегемоты, ни крокодилы, ни киты, число же меры времени, которое мы провели на море 38 дней. И теперь возвратитесь и возвестите Эфиопии, царям, макваненам и масафненам, митрополитам, иереям и диаконам, монахам, мужам и женам православным, чтобы они радовались и величали вместе имя Господне, услышав все чудеса, которые сотворил для нас Бог». f.80. И вышли ученики его из страны Армянской и прибыли в Александрию и возвестили там патриархам и епископам египетским, а оттуда выйдя, вернулись в землю Эфиопскую и рассказали всем чадам и авве Абсади, их пастырю, благодеяния, которые сотворил для них Бог и что согласен залог (? ahaz) Синодоса Александрии и Армении с залогом (?) Синодоса земли Эфиопской в постановлении относительно почитания обеих суббот, согласно предписанию закона и пророков, а также Евангелия и Апостола, где сказано: «чтите субботы Господа Бога вашего, вы и все ваши, ибо Бог сказал: «субботы мои чтите и от святых моих убоитеся» (Лев. 26, 2). Помните, чада мои, что сказали отцы наши Апостолы: «и да не творит ничего без совета епископа, ничего из церковных дел». И ныне, все, что я заповедал вам, по повелению Бога заповедал я вам, и это да не будет вам в суд или распрю, но в радость, веселие, милость и мир во вся дни живота вашего. И скажите братиям вашим: будьте тверды и мужественны в законе веры и единомыслии от Духа Святого, и молитесь за меня, чтобы управил Бог путь мой в шествие мое в мире и милости своей». И когда вернулись ученики его, стали его учениками два льва: один носил одежду его, другой Евангелие и Синодос. Они жили с ним, служа ему и повинуясь, как люди, если он уставал на пути, садился на них по слову писания: «на аспида и василиска наступиши, и попереша льва и змия, яко на Мя упова, избавлю и покрыю и, яко позна имя Мое; воззовет ко Мне и услышу его, с ним есмь в скорби его, изму его и прославлю его, долготою дней исполню его, в явлю ему спасение Мое (Пс. 90, 13–16). Воистину, воистину явил спасение Свое Бог отцу нашему Евстафию мамхеру, и сохранил его от волн моря и от львов хищных Господь Бог его, на которого он уповал. И по успении отца нашего Евстафия жили эти львы, охраняя гроб его 14 лет. А когда умерли эти львы, погребли их, как людей, налево от гробницы отца нашего Евстафия, ибо знали, что они были с ним 14 лет, служа и повинуясь ему, как люди, во всем что он хотел. Когда видели нрав их, все люди поняли, что они – ученики отца нашего Евстафия. Он – носитель Креста словесного, ходивший по морю и волнам, уповавший на силу Эммануила. Молитва и благословение его да будет со всеми нами, людьми христианскими во веки веков. Аминь. Аминь. Да будет. Да будет.

II. Житие преподобного Филиппа Дабра-Либаносского

(по рукописи Orient, 728 Британского Музея).

f.150. Во имя Господа Бога. Который в начале без начала и напоследок без конца, Троичного в ипостасях и Единого Божеством, как открыли нам писания и истолковали устроители275 (?) веры. Он премудростью и советом Своим – Творец веков и Установитель времен; Он извел их из небытия раньше времени и часа, раньше дней и годов. Ему подобает слава на земле и на небесах, в море и безднах от уст всей твари тайной и явной, горней и дольней, Сему Богу – венцу мучеников и надежде монахов. Неверующего в Троичность Его Святую отлучает церковь единая соборная апостольская, во веки веков. Аминь.

Начинаем писать житие и изрядство подвигов блаженного отца нашего Филиппа боголюбивого, увенчанного славой и честью Бога – Отца его, когда он следовал деяниям божественным отцов наших честных Апостолов и добропобедных подвижников монахов, с помощью нам Духа Святого, Подателя даров обильных. И Исполнитель прошения и желания есть Сей Дух святой, Единый и Разделяющийся на многие части в действии. Одним Он дарует пророчество, других умудряет ведением учения, как говорит Апостол: «и не требуете, да кто учит вы, но Дух276 сам учит вы во всем». Для иных Он был устами и премудростью – для добропобедных мучеников, чтобы они посрамили неверных откровением веры Христовой, которая двигает горы и искореняет смоковницы во исполнение слова, сказанного Господом нашим: «егда же приведут вы к царем и владыкам, не печитеся, како или что отвещаете, или что речете: Аз бо дам вам уста и премудрость, ей же не возмогут противиться или отвещати»277. Иным монахам подвижникам Он дал терпение, так что они совершили свои подвиги, приняв намерение получить венды славы, уготованные им. Иным Он украшает чистоту девства, чтобы охладили они жар страсти в плоти своей. Без Него ничего не бывает из действий, о которых мы уже сказали. И посему получим помощь Его, чтобы Он управил нам путь слова, по которому мы хотим идти, пока не придем к совершению повествования об отце нашем Филиппе от рождения его до известного дня смерти его, предпослав небольшое похвальное слово из многого и изрядного в честь Дабра-Либаноса, подобного небу, ибо воссияло из нее солнце правды – Филипп среди звезд – чад его.

Как восхвалить нам тебя, косноязычным, о град великий, Гора Ливанская, восхваляемая устами ангелов бодрствующих и устами людей святых, которые видели величие твое Духом Божиим и говорили: «видели мы, как осенял ее Дух Святой в часы дня и ночи, особенно же во время литургии» А некоторый сказал: осенил ее Дух Божий, как облако, и не отступал от нее никогда. Сие дал Бог ради пролития крови сего честного отца нашего Филиппа и ради всех подвижников, мужей и жен, погребенных в ней, и не отступит от нее Сей Дух святой до скончания века.

f.151. Слушайте разумно и внимайте страхом возлюбленные, собравшиеся в сию святую обитель, иереи и диаконы, старцы и юные, чтобы сотворить память сего святого аввы и честного подвижника Филиппа, который пострадал древле, будучи в стране Шоа во дни Амда-Сиона, царя Эфиопского. Слушайте братья наши. Град рождения сего святого был в стране Зема по имени Лат. В те дни жители сего города служили камням и деревьям и водам, и не звали Бога, кроме немногих лиц. Они жили, проводя время в еде и питии и блуде все дни своей жизни. Отец же сего святого Филиппа и мать были христиане и веровали во Христа. И сего святого послал отец к наставнику (mamher) учиться писаниям пророков и апостолов и псалмам Давида, соблюдая слова их и поучаясь всякой премудрости и наставляясь в знании и разумении. И он различал между смертью и жизнью. И сказал сей святой наставнику своему: «отче, кто сотворил все сие, что вижу я: солнце и луну и звезды небесные и землю, горы и холмы, море и реки, мужчин и женщин?» Отвечал наставник и сказал ему: «хорошо сказал ты, сын мой, ибо все сие, что назвал ты, сотворил Бог из ничего, Единый Бог и Единый Сын Его и Единый Дух святой Утешитель». И сказал ему отрок, на котором пребывал Дух святой: «сначала сказал ты мне «Единый Бог сотворил все», а потом сказал «Единый Сын Его и Единый Дух Святой Утешитель». Трое ли Их сотворило, или нет?» И сказал наставник: «да, Трое Их сотворило, знай и внимай, сын мой и слушай, что я скажу тебе, ибо Трое Их сотворило: Отец сотворил, Сын соделал и Дух святой совершил. Отец благословил, Сын благословил, Дух Святой благословил. Отец повелел, Сын повелел, Дух святой повелел. Отец помиловал, Сын пощадил, Дух святой исцелил. Отец глаголет, Сын глаголет, Дух святой глаголет». И снова спросил его отрок: «Три Их Един, или Они различны друг от друга?» И сказал он: три лица Их, и Едино Божество и Едино Естество. Соединенные Божеством, Они троичны в ипостасях, бессмертны и нераздельны; безначальны и бесконечны; неисчислимы лета Их; нет времени, когда Их не было и когда Их не существовало». И сказал отрок: «если ты сказал, что Триединый непременен и неразделен, то как будет Отец для Сына Отцом и Сын Сыном для отца Своего, и как будет Дух святой Духом для обоих?» И сказал он ему: «слушай, сын мой: Отец – как образ, Сын – как слово, и Дух святой – как дыхание. Как нельзя для образа отделиться от слова, и дыханию и слову от образа, так и для Отца и Сына в Св. Духа нельзя разлучиться, будучи раздельными как ипостаси и лица. Они соприкосновенны в соединении». И снова спросил отрок: «творец ли Бог, или сотворен, где он и откуда пришел?» И отвечал ему наставник: «не исследуй сей глубины. Не сотворен Он, но Сам сотворил все на небесах и на земле, видимое и невидимое, как я сказал тебе раньше. И нет другого Бога, кроме Его. И где он пребывает и откуда идет, сам ведает. И положи тьму закров свой (Пс. 17,13), но тьмы нет в нем, как сказал Иоанн Евангелист: «и тьма Его не объят». Ибо весь Он – свет Божества; как у огня нет десных и шуйих, нет зада и переда, ибо весь он – свет, так Бог наш – свет Божества, ибо все святые – чада Его, и Сам Он сотворил их для славы Своей. И положи тьму закров свой, как я сказал тебе, да будет сокровенно существо Его – Творца для твари». Так сказал наставник его.

f.152. Глава вторая.

И затем опять спросил отрок своего наставника: «на небе ли только пребывает Бог, или везде?» И сказал он ему: «нет места, сын мой, где бы не пребывал Бог и где бы Его не было, на небесной горе и на земли низу. И нет тайны, которая не была бы явлена перед очами Его, будь это в море или в безднах. Нет ничего сокровенного для Него, а Он сокровенен и таинствен от всех, и нет для Него невозможного дела из дел. Прежде бытия Он ведал все и прежде творения совершал его. И посем сказал пророк: исполнь славы Его земля. (Пс. 71,91). Тому слава, Аминь». И снова спросил его отрок сей: «если это так, то почему служат люди града сего и кланяются камнях и дереву, воде, колдунам и волхвам, видят в них Бога, чтобы поклоняться и служить им, оставив Господа, Который все сие сотворил». Зрите братья, премудрость и разум и ведение сии, бывшие на сем отроке, да вопросит обо всей сей глубине слова, сокровенной для мысли и речи. И сказал ему наставник: «слушай, сын мой! Кланяются волхвам потому, что те творят для них и показывают ложные видения, чтобы обмануть их, ибо сидит в них дух сатаны, когда видят их сидящими в огне, который не сжигает их и когда они касаются руками железного трезубца, раскаленного в огне, и скачут и прыгают, как одержимые бесом. И они кланяются, видя это ложное чудо и спрашивая: «будем ли мы живы много лет, или умрем? будем ли мы богаты, или бедны?» И отвечает волхв ложно, ибо он лжец, тем, которые умрут, что будут жить, а тех, которые будут жить, что умрут, тем, которые обогатятся, что будут бедны, а тем, которые обеднеют, что будут богаты. Так они говорят им, прельщая». И снова сказал сей иерей: «вера моя, как ты сам сказал: несомненно демон говорит устами этого волхва. Когда же осмелится и осенит его человек во имя Отца и Сына, и Св. Духа, то будучи под огнем, убегает от него дух сатаны, который прельщал их, придя на этого волхва. А когда убежит этот дух сатаны от него, будет сожжен этот волхв пламенем, пока не сделается пеплом». И сказал св. Филипп своему наставнику: «сатана, о котором ты говоришь, что такое и чему подобен?» И сказал он: «разве известен сатана?» И сказал святой: «слухом слышал я, и только скажи мне, откуда он пришел?» И сказал он блаженному: «ты, конечно, доселе не знаешь дела сатаны, который прельщает людей. И ныне да сохранит тебя Бог от него во все дни твои».

Говорит исследователь сего сказания. Когда не было у меня никого, кто бы рассказал мне о подвигах и летах его, ни малого, ни единственного, кто бы жил, когда изгоняли из града во град сего блаженного отца нашего Филиппа, вернулся я в свою келью в скорби и печали, не имея о нем сведений. Я помолился ему со слезами и просил его, говоря: «отче, ты знаешь, что я грешен и нечестив; яви на мне благость твою. Не ради моей праведности прошу я тебя открыть мне сокровенные тайны и подвиги и страдания твои, которые ты претерпел за Христа, но желаю я возгласить устами моими нечистыми и написать перстами моими недостойными; и услышат святые монахи и благословенные иереи и люди первые, которые призывают тебя верою». И так, сказав, заснул я в скорби.

f.153. Глава третья.

И тогда в сию ночь явился мне сей авва блаженный в видении, при чем сияли одежды его, и венец был на главе его, и был он светлее солнца и многие, которые следовали за ним справа и слева, сияли больше солнца и венец, что на главах их, был подобен звезде небесной. И когда я увидел это, вострепетал. И обратился ко мне сей авва, сидевший на престоле великом и высоком, полном света, и спросил меня: «узнаешь ли ты меня?» И сказал я ему, трепеща: «кто ты, господи?» И ответил он: «Я Филипп!» Я сказал ему: «кто те, которые с тобой?» И улыбнулся святой и сказал мне: «не сказал ли ты: «звезды святого града?» И снова сказал он мне: «можешь ли ты исполнить писание книги и чудес Бога во святых Его?» Я сказал ему: «каким образом господи?» И когда так он говорил мне, увидел я реку, белую, как молоко, под престолом святого, и сказал он мне: «иди в воду». Испугался я и подумал, что потону. И снова сказал он мне: «иди в воду», и ослушался я его от страха. И тогда он осенил меня издали знамением креста, и в тот час отошел от меня страх, и когда он сказал мне «иди» в третий раз, я не испугался, и прыгнул, и бросился в реку, и погрузился, и пробыл долгое время, и был вне себя, и стоял среди воды. И подошел ко мне один из святых, стоявший вне, и сказал мне: «омойся», и я омылся весь, и возрадовался дух мой и показалось мне, что я помазался святым елеем. И тогда он довел меня и направил к святому; и я стоял перед ним, и сказал мне отец наш Филипп: «когда был я в доме отца моего 15 лет, изгнал многих бесов и исцелил многих больных силою Господа коего Иисуса Христа, Который даровал мне дар Святого Духа. И когда я стану рассказывать тебе, что сотворил мне Бог рукой моей, ты не будешь в состоянии повести. Что ты написал прежде, истинно, и ныне напиши, что я сказал тебе в уста твои». Тогда благословил меня святой, а я обнял ноги его и затем он скрылся от меня, и я пробудился от сна, и прославил Бога, Творящего чудеса во святых Его. Тому слава во веки веков. Аминь.

f.154. Глава четвертая.

Ибо сей святой, когда находился в доме отца своего и был мал, то тверд был в вере Христовой отец его. А люди города служили идолам. И сказал сей святой отцу своему и матери: да не прельстят вас жители города сего к идолослужению, говоря: «они дают нам славу и богатство и отмщают врагам нашим». Не только не могут они отмстить, но не в состоянии и себя спасти, и погибнут, яко воск от лица огня, когда осенит их муж верой Христовой». Так, отцы и братия мои, начал сей святой быть свидетелем, находясь в доме отца своего. И был один человек, живший вблизи их дома; в нем находился дух сатаны и поклонялись ему, приходя издалека и из ближних мест и приветствовали его, а он обманывал всех людей. И однажды пришел к нему тайно сей святой вечером, тайно от отца своего, когда увидел людей, идущих к этому волхву, да не узнают их верные, что делают они ночью. И сказал блаженный авва Филипп: «о мрачный, деяния которого мрачны и жилище которого – геенна огненная, край мрака, и все последователи которого пойдут во мраке. Бог же наш чист, и свет – все существо Его, и идущие по Нему будут сиять светом». И так сказав, замолчал отец наш. И пошел волхв, не замечая его, и запрыгал над огнем, который распаляло много дров, так что жгло людей издалека сильное пламя его. Святой же увидел и дивился происходившему. Сидел этот неверный на престоле великом среди сего огня и начал скакать, как одержимый демоном. И начали покланяться ему, говоря: «гäд, гäд, гäд» значит: «мы веруем в тебя». И жертвы ускоряли все сему сыну погибели, врагу праведных, исчадию сатаны. И тогда наполнил Святой Дух отца нашего Филиппа апостола, который, хотя и малый телом, но, как Илия, был ревнителем закона Божия. И подвинула его благодать божественная и распалилось сердце его любовью к вере, и он воскликнул громогласно: «во имя Отца и Сына и Святого Духа, Единого Бога. Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящие Его, и яко тает воск от лица огня, тако да погибнешь ты, сатана проклятый; и удались от человека сего, сидящего в огне». И тогда убежал сатана и исчез, как дым. И все люди, видя это, трепетали и были, как трупы. И возрадовался отец наш Филипп ради того, что сотворил ему Бог сие знамение, и сказал им, ради чего они кланяются этому немому, который не может спасти себя самого и не в состоянии спасти других. И тогда половина их вышла в страхе, а половина сказала: «не поступай, сын наш, так, и не говори ни людям, ни отцу твоему, ни маконену; если он услышит, то погубит нас». И сказал им отец наш Филипп: «веруете ли вы во имя Бога моего и не пойдете ли со мною к церкви, чтобы приять благодать, покаявшись и крестившись». И сказали они: «да, по слову твоему, господин». И заключило завет об этом 24 человека. f.155. И утром пришли жена и дети этого волхва к отцу святого и вопили и рассказали ему все, что сделал сын его. И услыхав это, отец его плакал и говорил: «если это так, то убьют моего сына, ибо жители сего города – лукавые идолослужители и не боятся Бога». И мать его плакала, говоря: «когда он будет препятствовать им служить идолам, они убьют его, подстерегая на дороге. Что мне делать? Но да будет воля Божия!» И сказала она своему мужу: «накажем его, чтобы он не поступал так в другой раз». А святой пошел утром в церковь с этими людьми и подвел их к священнику, чтобы принять покаяние. И они исповедали грехи свои и крестились во имя Отца и Сына и Святого Духа. И радовались все, прияв крещение Христово. И сказал он священнику: «ты знаешь ли, что сказал Господь наш: «не возлагайте бремени тяжкого на людей, которые обращаются к вам, чтобы они не развратились и не обратились вспять от веры, но заповедайте им вкратце, да удаляются от идоложертвенного и мертвечины, и крови и растерзанного, и да не творят ближним своим того, что ненавидят сами». И сказал священник: «ты больше и славнее меня ради благодати, данной тебе Богом и дара Св. Духа и подобен Христу, приблизившему Адама и чад его к Богу Отцу своему, и исполнилось на тебе слово Евангелия: блаженни миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся». И затем священник дал им покаяние по седмице, и они вернулись по домам, радуясь, ибо спас их Бог от идолослужения рукой раба своего Филиппа. И рассказал все каждый из них людям своим, как они крестились и как убил волхва блаженный Филипп словом Божиим, спасающим от меча. И сказали ему: «отныне мы веруем, что нет Бога, кроме Бога Филиппа, сына Авраама, спасшего нас от руки сатаны». И пошел святой к отцу своему. И сказал ему отец его: «где ты был вчера, и где проводил время, когда я так искал тебя». И он не отвечал ни слова, и разгневался отец его и сказал: «не думаешь ли ты, что я не знаю, что ты сделал? Зачем ты погубил душу?» И не ответил святой ничего, и когда тот продолжал спрашивать, ответил с трудом: «разве я погубил душу? Бог убил змия рукой грешного раба своего. Я же, если пожелаю, даст мне Бог силу на сатану и все воинство его, да успокоит он мир от лести его». И сказал отец святому: «какое тебе дело? Заботься лучше о себе – ты мальчик; кто поставит тебя над этим городом; ведь каждый отвечает по делам своим. Разве ты священник, или наставник, или маконен, ибо нет у тебя полномочия (?) к этому делу, чтобы убить волхва. Подожди, пока тебя сделают наставником, и не стремись к поставлению самовольно, ибо ты сделал это, чтобы был изгнан город и погублен рукой маконена ради тебя; и не скажут о тебе доносчики: «он убил сатану и волхва», но скажут: «он убил человека», чтобы убить тебя за то, что ты убил их волхва, который делал им все, что они хотели». И так, сказав, он велел бить и бичевать его, чтобы он не делал этого в другой раз. И били его пока не полилась кровь на землю. И радовался святой, ибо сделался причастником страдания от руки отца своего. И снова сказал отец его: «не печалься, сын мой, я тебя бил из страха перед жителями этого города, чтобы они не убили тебя, и не разграбили нашего имущества». Отвечал святой: «я не боюсь и не печалюсь ради этих ничтожных побоев твоих, но да буду я радоваться, когда меня убьют, чтобы быть мучеником за Христа, ибо ревную я о Боге, как Илия, убивший 400 мужей лживых пророков, которые прельщали Израиля. И ты говоришь: «убил ты волхва». Ты ставишь имущество выше ревности о Боге и уподобляешься богатому, который не последовал Господу нашему ради любви к стяжанию. Посему и сказал Господь наш: «удобне есть верблюду сквозе иглине уши пройти, неже богату в царствие Божие внити» (Лук. 18,25). Для меня приобретение, если меня бьют или умертвят, и Господь – Помощник мой и Спаситель от всех дел лукавого». И видел отец его, что он готов на смерть, и заплакал, говоря: «отныне узнал я, что убьют сына моего, и помышление его не в мирских желаниях». И наказав его, оставил. f.156. И затем вошел дух сатаны в сына волхва, и он стал вопить дни и ночи, и скрежетать зубами. Услыхав это, мать его плакала, и сказала отцу сего блаженного Филиппа: «господин, безумен сын мой, что мне делать? Но ты упроси сына твоего исцелить его, ибо Бог его – Великий Бог». И сказал ей Авраам, отец святого: «скажи мне, как он убил мужа твоего – палкой или камнем?» Она сказала: «свидетель мой Бог сего отрока, что ни палкой, ни копьем, но расскажу я тебе, господин: мы развели большой огонь, как всегда, а он прыгнул в него. И пришли покланяться ему все идолослужители, и пока они покланялись ему, возгласил сын твой: «во имя Отца и Сына и Святого Духа». И тогда затрепетали мы и попадали; и показалось нам, что гром и молния то, что привело в трепет. И когда вышло из уст его, не знала ни я, ни люди, которые были со мной, что сталось с моим мужем, ибо заключились уста его и не было слышно звука его среди пламени. Когда же угасло пламя, мы посмотрели, но ничего не нашли, кроме нескольких костей, которые обратились в прах, и он получил возмездие по делам своим. Но ты упроси сына твоего, чтобы он не отверг просьбы меня, рабы его». f.157. Тогда позвал отец святого и сказал ему: «сын мой, прости меня, что я бил тебя, не зная, что даровал тебе Бог силу над злыми духами. И теперь просит тебя эта женщина исцелить ей сына и говорит: одержал его демон, и он вопит дни и ночи. Пойди и очисти его для нее, и не отвергни ее просьбы ради Бога». Сказал отец наш Филипп отцу своему: «ты – горд сердцем, и не веруешь в Бога, но надеешься на тленное и бренное достояние». А этой женщине сказал он: «веруешь ли ты в Сына Божия, что Он даст жить твоему сыну так же, как умертвил твоего мужа за его лукавство?» Она сказала: «всем сердцем верую, господин мой». И видя веру женщины, он пошел с нею, и нашел ее сына кричащим, скрежещущим зубами и рвущим волосы. Он осенил его крестным знамением и возгласил книгу молитвы Владычицы нашей Марин, и когда окончил чтение, помолился и сказал: «Владычице, услыши молитву мою и не посрами мене от чаяния моего в сей час раба твоего, не ради мене, но ради завета, его же сказа книга сия, глаголя: «к чтущему книгу сию не возможет приступити дух нечистый». И сего ради оживи отрока сего молитвою твоею от духов нечистых». И так сказав, он произнес заклинание: «во имя Отца и Сына и Святого Духа, выйди дух нечистый из человека сего». Тогда тот залаял, как пес, и вышел из него дух нечистый, и исцелился он в тот час. И распространился слух среди всех соседей и родичей, как сын Авраама убил волхва и как исцелил сына волхва от демона. На другой день утром послал он эту женщину с ее сыном к церкви, и окрестил ее священник с сыном ее во имя Отца и Сына и Святого Духа, исцелил болезни их и бесов изгнал силою Святого Духа, который пребывал на нем, когда он читал над ними молитву Владычице нашей Марии Богородице, и были живы все по воле Божией. И овладел страх всеми волхвами, которые колдовали при капищах, и он обратил их к познанию Бога и вере правой. И он ходил в церковь вечером и утром, днем и ночью, и был для церкви, как око и ухо, и угоден для Бога и человеков. И он сострадал всей твари, людям и животным. И он прекратил бедствия вдов и сирот и благотворил им по мере возможности великим и малым, прося у отца своего, ибо не приобретал себе ничего в это время. И тех больных, которые приходили к нему, он исцелял и утешал скорбящих в печалях их, говоря с ними смиренно и заповедуя им кротким сердцем и любовью.

f.158. Глава пятая.

После этого происшествия стал говорить отец блаженного Филиппа о браке и сказал ему: «сын мой! дал мне Бог детей и дочерей: я ими не радуюсь, ибо утешаешь ты меня всеми твоими делами и особенно ради того, что ты – мой руководитель во царствие Божие. Ты, сын мой, для меня отец, как Кирик, сын Иулиты, ибо ведешь меня в жизнь, пребывающую во век. Теперь же скажи мне относительно брака, чтобы быть наследником дома отца твоего, ибо тебе даровал благодать Бог и дар Святого Духа». Когда услышал святой эти слова, опечалился и молчал долгое время, и наконец ответил своему отцу: «зачем ты сказал мне эту речь, помрачающую очи, причиняющую боль душе и печалящую сердце, потопляющую мысль и уязвляющую тело, ибо все преходит, как сказал Апостол, мир преходит и желание его преходит, а творяй волю Божию пребывает во век. И Павел сказал: «имущии жены, якоже не имущии будут: преходит бо образ278 мира сего (I Кор. 7, 29, 3). Отец, ты хочешь вернуть меня к рабству и игу служения греху. Знай, отец мой, что всем плотским смерть обладает и (всему сему) ад последует. Где цари и судьи, отец, богатые и сильные, рабы и свободные, и мужи благодати, уста пророческие и язык вещательный? Одеревенела смертью красота юношей и дев, погибла в гробу, стала пищей червям, ибо вся яко риза обветшают и во мгновение пременятся, по речению Давида царя. Я же не мыслю о мире сем бренном, как тень; и как голодный, выпивший воды во сне, когда он пробудившись нашел, что высохли уста его и язык его и ссохлась гортань его, так и вкус мира сего тленного. Сердце его ненавидит, когда его любят, удаляется, когда к нему приближаются, порочит, когда его славят». Это и подобное говорил святой отцу своему, но не перестал отец соблазнять его дни и ночи насчет брака. При таком положении дела, размыслил блаженный Филипп в сердце своем и сказал: «если Ты возлюбил меня, Господи, наставь меня на путь, куда мне идти, ибо я знаю, что в этом городе нет монастыря монахов, под сенью которых я пойду и буду жить. Господи! если я буду вместе с моим отцом и матерью, они меня вовлекут во грех и возвратят в рабство и работу под иго греховное, а если пойду один, не знаю куда идти – ведь Ты знаешь юность мою. Я не знаю обители, где живут монахи – рабы Твои. Господи, пошли ко мне Ангела Твоего благого, который покажет мне путь Твой, как Ты путеводил Моисея рукою Михаила, Ангела Твоего, днем облаком и всю ночь просвещением огня, и спас народ Израильский от работы фараоновы и воинства его. Так спаси меня, Господи, раба Твоего грешного и убогого, ибо я подвергаюсь опасности в обоях случаях: если пойду – не знаю дороги, а если не пойду – Ты знаешь сердце мое, что не желает душа моя пребывать здесь с отцом и матерью моими, чтобы исполнить слово Твое, ибо Ты сказал: «иже любит отца или мать паче Мене, несть Мене достоин и не может работати Ми». Господи, Помощник напутствуемых, Облегчитель отягченных и Надежда отчаянных, и Утешитель печальных! Да предварит меня, Господи, милость Твоя, как я уповаю на Тебя. Я последовал слуху Твоему, не посрами меня; я взыскал лица Твоего, Господи, явись мне, ибо на Тебя уповаю, Господи, помоги мне и поставь на камень ноги мои, и укрепи меня идти по стопам Твоим». И так сказав, заснул святой плача. И в эту ночь явился ему Ангел Божий во сне и позвал его трижды: «Филипп! Филипп! Филипп!» Он ответил: «я здесь, Господи!» И он не видел этого Ангела, но только слышал голос его; и сказал этот Ангел: «встав утром, пойди к востоку на один день пути отсюда и поищи в земле Герарья местность по имени Асбо, и придя туда, поднимись на высокую скалу; там ты найдешь человека Божия по имени Такла-Хайманот; «Такла-Хайманот» значит сад отца и Сына и Святого Духа. Там живут монахи, сидящие и трудящиеся под игом заповедей сего аввы. Блаженны слушающие слово его и ходящие по пути его, ибо не слушающий слова сего святого, не слушает гласа Божия. И ты иди к нему и поступай, как я сказал тебе, и последуй стопам его». f.159. Услыхав это, отец наш Филипп уверовал в глас Божий и, вставши утром, пошел внезапно, не взяв с собой ничего из стяжания мира сего, кроме своих одежд. Он отошел на день пути, и когда приблизился к земле Асбо, встретил много пастухов, пасших стадо на равнине. Он спросил их, не знают ли они места, где живут монахи. Пастухи ответили: «слышали мы от отцов наших, что эти монахи – людоеды, и ты зачем к ним идешь? хочешь, чтобы тебя съели?» Сказал им святой: «едят ли они, или нет, вам не дело, вы только покажите мне дорогу к ним». Они сказали: «знай и размысли, ибо взрослый и сильный бежал от них, а ты – мальчик идешь к ним. Ступай к ним, и к вечеру они сделают тебя своим ужином». Слушая, святой смеялся словам их безумия и сказал им: «не скорбите обо мне, но покажите мне дорогу». – «Если ты не слушаешь нас, то ступай по правой дороге, и придешь к ним». И пошел святой по пути и прибыл по воле Божией, и нашел монахов, когда они сидели у входа. Святой облобызал их лобызанием духовным и сказал им: «поведите меня к авве монастыря». Они сказали: «чего ты хочешь?» Он сказал им: «хочу обитать под сенью его». Они сказали: «можешь ли ты жить с монахами, не вкушая хорошей пищи и не пия сладкого пития?» А они собирали тогда бобы в огороде и сказали ему: «смотри – вот наша пища, а питие наше – простая вода». И сказал он им: «если поможет мне Господь, буду в состоянии молитвами вашими». Они сказали: «завтра отведем тебя к авве монастыря; теперь уже вечереет». Он ответил: «хорошо». f.160. И монахи оставили и покинули святого там, и никто из них не вспомнил о нем, ибо враг заставил их забыть его. И когда наступила ночь, он стал размышлять и сказал: «обо мне предсказывали мальчики: «съедят тебя монахи». Не монахи съедят меня, а звери. Если с едят меня звери, какое мне дело, пусть только пребудет со мной молитва монахов и святого отца нашего Такла-Хайманота. У них есть дома, где они живут, а не тенистое место для пребывания. Если у них есть дома, то, о, если бы они ввели меня!» Он не знал, что они его забыли. И сказал святой: «чудны дела Твоя, Господи!» И когда он подумал, заночевал, где они его оставили. И узнал святой отец наш Такла-Хайманот Духом Святым, и сказал ученикам своим: «нет ли того, кого вы оставили в пустыне». Они сказали: «нет, отче». И сказал он им: «поищите, нет ли пришедшего к вам во второй час, когда вы собирали бобы в огороде?» И отвечали они: «нет». Тогда он ударил своими руками, печалился и промолчав долгое время, сказал: «о, враг добрых, нет у тебя власти соблазнять рабов Божиих». И разгневался и сказал отец наш чадам своим: «пришел к вам юный отрок по имени Филипп и говорил вам: «отведите меня к авве обители». Вы сказали ему: «завтра отведем мы тебя», и оставили его там. Я вижу, что охраняют его Ангелы». И встрепетали святые монахи и сказали ему: «да, так отче, приходил он, но забыли мы. Мы пойдем и приведем его сей час». Он сказал им: «не по воле своей забыли вы, но были обольщены сатаной. Что делает огонь с золотом, как не очищает его? Таким же образом напасть и искушение для того, у кого терпение. Оставьте его теперь, а завтра утром приведите ко мне». А святой не спал во всю ночь, но стоя молился, и когда они вошли, застали его стоящим там же, где оставили его накануне: он не уклонился ни направо, ни налево от того места, где стоял, и не садился до рассвета. И святые, придя взяли его с собой, чтобы отвести к авве монастыря – отцу нашему Такла-Хайманоту. И когда увидал его отец наш, сказал ему: «приблизься, сын мой». Он простер свои руки и благословил его и поцеловал его в голову, как бы знал его прежде, ибо узнал он духом раньше, чем он пришел к нему, и видел благодать Божию на нем. И он сказал ему: «можешь ли ты жить с монахами, без еды и пития в холоде и наготе?» И отвечал он: «да, могу, отче, при помощи Божией и по молитве твоей». Сказал отец наш: «да поможет тебе Бог творить волю Его во все дни живота твоего, сын мой, и да дарует тебе благодать пред Собою, ибо ты призван и пришел быть сопричастником и сонаследником святых Его.

f.162.279 Глава шестая.

После этого сказал отец наш Такла-Хайманот ученикам своим: «возьмите этого отрока; пусть он будет с вами». Они сказали ему: «хорошо». Он же не выходил из пещеры своей дни и ночи, не ел ничего из плодов, кроме листьев во все дни своей жизни. И тогда был отец наш Филипп чист в делах своих и воздержен во всех хождениях своих и смирен словами, и жил, служа святым в кротости и смирении, большим и малым. И всякий, видевший его, любил его. И пищей его были бобы, и он не пил воды сколько находил, а только меру, и так жил до трех лет. Затем собрались монахи, избрали его и сказали единогласно: «воистину достоин Филипп быть облеченным в одеяние монашества». И потом они облекли его, и тогда сказали отцу нашему Такла-Хайманоту: «воистину достоин блаженный Филипп приять схиму священия». И тогда он взял его и облек одеянием монашества, и благословил его Бог устами отца нашего Такла-Хайманота, и был сей блаженный Филипп последователь стопам отца своего в любви и смирении и кротости. И таким образом жил он много лет, не печаля и не огорчая никого, не проклиная и не вознося очей своих в гневе и гордыне, и оком мысленным созерцал он царствие Божие и видел в зерцале Духа Святого, Царя Славы, и всегда приветствовал Иерусалим небесный. И после сего послал отец наш Такла-Хайманот блаженного Филиппа к митрополиту получить поставление, причем он не хотел сего, не пренебрегая поставлением священническим, но во смирении сказал он: «отче, я не исполнил еще сей лествицы поставления дьяконского и не дошел». И сказал ему отец наш Такла-Хайманот: «ты не меньше тех во царствии небесном, которые избраны диаконами; иди и Бог да будет с тобою». И он пошел тогда, и благословил его Дух святой рукою отца нашего Такла-Хайманота, и он сходил в мире. И потом он вернулся скоро по воле Божией, получив доставление священническое, и пребывал в любви и хорошо совершал службу сего священнического поставления. Когда он служил, сослужили ему Ангелы, и он стоял на колеснице (?) перед кивотом и закалал руками своими Агнца Непорочного, вземлющего грехи мира. И после этого он принял милоть – завершение монашества от руки отца нашего. И угоден он был ему во всех своих делах и в послушании ему, и он благословлял его всегда. И когда настало переселение отца нашего Такла-Хайманота, собрались к нему монахи мужи и жены, великие и малые в его пещеру и плакали. И сказали ему: «отче, кто будет после тебя на седалище твоем?» И он ответил им: «Елисей да будет». И он не напомнил им о Филиппе, так как знал, что Бог после Елисея утвердить память имени его в род и род. И после этого успокоился отец честный Такла Хайманот в старости маститой. Благословение молитвы его да пребудет с возлюбленным его Ацка-Руфаэлем во веки веков.

f.163. Глава седьмая.

И этот Елисей угождал Богу во всяком подвиге. И он не ложился во все дни свои, и когда хотел спать, садился на подставку и дремал вследствие утомления плоти и сам говорил: «не следует монаху умножать сон и рождать сновидения», и он сокрушался душою и изнурял члены и не наполнял чрева едой никогда во все дни своей жизни. И когда они так пребывали, оплакивая смерть отца своего, преставился один диакон. Омыли тело его, и когда несли его погребать, он двинулся на своем ложе. Затрепетали видевшие это, и положил его вместе с ложем и сняли с него поспешно погребальные пелены. Он вздохнул трижды. И сказали ему братья: «что ты скажешь, и где ты?» Он сказал им: «отец наш Такла-Хайманот послал меня, говоря: «Елисей да отойдет ко мне, а Филипп да будет вместо меня на седалище моем, ибо он будет отцом многих народов и упасет стадо Христово в правде и истине». И так сказав, он уснул и погребли его братья честно. А Елисей преставился на третий день, и не знали братия, что он преставился, и увидели его у окна сидящим по обычаю, и сказали: «он устал теперь от многих постов; оставьте его, пусть отдохнет немного, ибо дни и ночи он бдит, стоя в посте и молитве». И когда прошел час, и он не вышел, как всегда, они открыли двери кельи его, и войдя, нашли его преставившимся. И оплакали его братья и сказали: «иди, отче, куда ты позван: от труда к покою, от скорби к радости». И погребли его честно в гробнице отца его Такла-Хайманота 23 текемта. Молитва и благословение его да будет с возлюбленным его Ацка-Руфаэлем во веки веков. Аминь.

f.164. Глава 8.

И был поставлен блаженный отец наш Филипп тогда, как сказал умерший и исполнилось пророчество отца его Авраама, который предсказал, осмеивая его, когда он убил волхва, и говоря: «кто поставил тебя убивать волхва? подожди пока тебя сделают наставником и наказателем». И это говорил он, наказывая его и не зная, что да нем благодать Божия. И вот он сделался наставником и наказателем и пастырем добрым стада Христова в правде и истине, в любви и мире, в вере и делах, в учении и управлении слова Святого Духа. И был он тверд в славе и деле, в вере и служении Богу, и не уклонялся от пути отца своего Такла-Хайманота ни направо, ни налево; не возвращался и не обращался вспять от всех заповедей Евангелия, ибо напоен был от юности от четырех рек евангельских. И после этого собралось много монахов и монахинь к нему, так что не могла эта обитель вместить их. И выстроил он им большой монастырь; половина осталась на той же скале, где жили они раньше у гроба отца нашего Такла-Хайманота, кадя и бдя над ним в славословии многом и любви чистой и согласии совершенном. А умножившиеся монахи были поселены в том монастыре, который был построен под скалой. И установил он службы часов, когда надо им молиться, к совершению святых и в созидание тела и крови Господа нашего и Иисуса Христа, Ему же слава, да достигнут в созидание веры (Еф. 4,12) перед лицом Его и станут перед престолом суда Его и будут все чадами Его, боящимися Бога, избранными и подвижниками и совершенными в смирении и любви духовной, не уклоняясь от путей Его во все дни жизни своей. И сей Филипп не выходил из своей кельи никогда и пребывал в труде и посте и молитве, в молчании и изрядстве и совершенной любви. И таким образом отец наш Филипп напоминал душе своей бренность мирских удовольствий и приобрел богатство, пребывающее в мире грядущем. f.165. И после этого когда узнал изрядство его и веру его православную, захотел приложить славу к славе сему отцу нашему Филиппу для исполнения слова, сказанного Господом нашим «ему же будет и преизбудет»; и вошел совет Святого Духа в сердце митрополита аввы Иакова страны Эфиопской и вселил ему мысль поставить мамхеров, которые бы утвердили установления святой церкви и пасли стадо в вере Христовой, и да не преступает один из пределов другого, как заповедали Апостолы, кроме области сего отца нашего Филиппа – престола отца нашего Такла-Хайманота, главы всех пастырей. И он послал звать отца нашего кур (mar) украшенного Филиппа; и когда пришли посланные, он принял их с любовью и поместил их в хорошей келье. И утром призвал их к себе, и они стали перед ним, и он сказал им: «благополучны?» Они отвечали: «благополучны». Он сказал им: «здоров ли митрополит, отец наш?» Они отвечали: «здоров, отче. Ублажаем святость твою: послал нас к тебе отец наш митрополит, говоря: «приди ко мне, ибо есть у меня к тебе слово, которое я скажу тебе и которое от Духа Святого». И услыхав это, отец наш Филипп сказал смиренным гласом: «о чем я убогий и неключимый могу беседовать с митрополитом?» Он встал тотчас и пошел с посланными. И когда пришли посланные к митрополиту и сказали ему, что прибыл отец наш Филипп, сказал митроподит: «приведите его ко мне немедленно; не подобает ему стоять вне, у дверей моих, ибо двери Царствия Небесного открыты ему». И тогда его ввели немедленно. Увидав его, митрополит весьма удивился свету на лице его и благодати Божией, которая пребывала на нем, и облобызал его лобызанием духовным и повелел ввести его в хорошую келью. Утром они сошлись вдвоем и были вместе наедине. И провели этот день, беседуя о величии Божием с утра до вечера. И принесли книгу «Апостол» по порядку ее и уставы постановлений апостольских относительно постановления патриархов и митрополитов и епископов, относительно иереев и диаконов, относительно игуменов и чтецов и певцов, относительно всех членов церкви. И после этого сказал ему авва Иаков митрополит: «истинно говорю тебе, возлюбленный мой Филипп: я думал много дней об утверждении уставов и закона Божия, ибо я один в этой великой стране, и нет у меня помощника для учения народа, по множеству людей, если бы не Бог соблюдал народ свой в правде и истине; и даст Он вере их блистать, как солнце, если велик труд для мамхеров церкви. И кроме того, эта страна – как бы две страны, и я один не могу наставлять. Истину говорю я тебе, если бы были как Петр и Павел 12 митрополитов, они не могли бы обойти половины страны, ибо сия страна больше всех стран. И ныне не я позвал тебя, а Святой Дух призвал тебя, чтобы ты сделался учителем всех людей. Не достоин я быть митрополитом; следует тебе; если бы тебе надо было быть митрополитом сей страны! И ныне, Филипп возлюбленный мой, согласись быть мне помощником в совершении священства и исправлении веры; ты будь архиереем над страной Эфиопской, истину говорю тебе, ибо даны тебе ключи Царствия Небесного, и ты будешь поставлен епископом, как повелели апостолы для исправления веры, подобно мне». Когда услышал отец наш Филипп эти слова, вострепетал великим трепетом и пал на землю и поклонился в ноги ему. Заплакал он и отвечал в слезах: «отче, зачем ты так поступаешь со мной? Я не достоин, чтобы ты мне говорил эти великие слова, которые не подобают мне грешному. Как я, прах и пепел, буду над этим делом трудным и великим? И при этих словах плакали оба долгое время, а потом сказал авва Иаков митрополит: разве ты не знаешь, что сказал Давид пророк: «братия моя добры и велицы, и не благоволи в них Господь» (151); и Господь наш, когда восхотел облечься в плоть нашу, да освободить Адама и чад его, не от дщери царской и княжеской воплотился он, которые украшены златом, но воплотился от жены бедной, не имевшей пристанища, которая не нашла места где положить Младенца, когда родила Его, но поместила в яслях Царя Славы. Так и тебя избрал он больше всех славных земли, не я избрал тебя, а избрал тебя Господь наш Иисус Христос, и благоволил к тебе Отец Его, и Святой Дух призвал тебя, Филипп возлюбленный мой. Посмотри на мое сиротство и обрати внимание на мое пресельничество из земли Египетской в сию страну, когда я не хотел быть митрополитом по недостоинству моему, и следует тебе быть епископом». И отвечал отец наш Филипп: «отче митрополит, зачем ты огорчаешь меня и сокрушаешь сердце мое сладостью речи твоей». И так сказав, прибавил затем: «отче, да покажет жизнь души моей и жизнь души твоей, что неприятна эта речь твоя, но ты огорчил меня много, и я вознесен над тобой, между тем, как ты – митрополит, владыка великого престола, а я бедный и убогий. И ныне я скажу тебе, владыка, об учении народа, получив приказание твоими словами, и о поставлении священников, как ты сказал, если ты обратишь меня на это дело, то истину говорю тебе, я захотел бы и предпочел бы умереть, а не жить». И убедился отец честный авва Иаков митрополит, что не желает блаженный Филипп славы мира сего, но славы не преходящей в веце грядущем, подождал, и потом (сказал) отец наш митрополит: «если ты противишься мне, что мне сказать? Да будет, что угодно Богу». И они вечером этого дня ушли вместе в свою келью. И наступило время ужина, они возлежали, и принесли им кушанье. Митрополит благословил и затем сказал отцу нашему Филиппу: «я благословил, а ты преломи». Тогда поклонился блаженный и сказал ему: «зачем ты так поступаешь и огорчаешь меня. Прилично ли мне убогому входить на трапезу митрополита и возлежать с ним?» И снова сказал ему митрополит: «зачем ты противишься постоянно тому, что я говорю тебе? если ты говоришь: «я раб», то прилично ли рабу противиться своему господину и ученику – своему наставнику во всем, что тот говорит, хорошее, или дурное?» И опять сказал ему: «Филипп, послушание ли смирение, или оставление послушания, скажи мне, бедные ли прославятся в Царствии Небесном, или богатые?» Услыхав это, отец наш Филипп взял хлеба и передал митрополиту и поклонился перед ним, говоря: «прости мне, отче, ибо тяжко для меня смирение твое; скажи: «преломим вместе». И взял митрополит хлеб, они преломили и вкусили вместе и прославили Творца чудес. f.166. Утром послал митрополит к царю со словами; «пришли священников, дабтар, ибо сия радость для нас и для всего народа подобна поставлению Петра: нашли мы исполненного Духа Святого, подобно Стефану, первому ученику; имя его – Филипп, сын Такла-Хайманота; о нем свидетельствовал умерший, говоря: Филипп будет епископом в земле Шоа». «И это произошло не от меня, но по воле Святого Духа». И тогда послал царь священников, дабтар и сказал: «да будет, как он сказал; я согласен». И благоволили царь и митрополит и народ. Когда пришли священники царя к митрополиту, сказал им авва Иаков: «ибо согласился со мной Дух Святой в сем деле, чтобы поставил я Филиппа епископом страны Шоа, чтобы он помогал мне в поставлении священников и в учении народа, то не я поставлю его, а Бог поставил его и освятил от чрева матери его, как Иеремию и Иоанна и сделал его отцом многих языков». Отвечали ему эти священники: «не делай так: будет два епископа в одной стране, и разделится народ, и у тебя убудет слава, ибо половина царства эта земля Шоа. Зачем ты сказал так? И грядущие поколения не одобрят этого, и до нас было так, мы не будем говорить так и не будем делать в Эфиопии того, что не делали отцы наши и митрополиты, бывшие до нас». И когда узнал митрополит, что так сказали они по зависти, сказал им: «если бы Филипп согласился, я не только предоставил бы ему постановление во епископа, но и посадил его на митрополичьем престоле». Услышав это, они умолкли, и митрополит, встав возвестил верных людях, как сказал их Бог: «собери мне двух, которые управят путь слова истины». И он поставил Гонория и Адхани и Исаию и Матьяни, и Иосифа и Оаддея, Гонория и Габра-Крестоса, Кавстоса и Иоанна – этих людей верных. И когда не было полно их число до двенадцати Апостолов, он поискал и нашел человека по имени Меркурий из области Марха-Бетэ, и присоединил к ним, и стало их 12 с отцом нашим украшенным Филиппом с престола отца их Такла-Хайманота. И тогда стал митрополит служить литургию и совершал службу по епископскому чину, и был митрополит, как Христос, отец наш Филипп, как Петр, а те – как все Апостолы. И они отслужили литургию, и была такая же радость в день тот, как и в день, когда поставил Господь наш Петра главою пастырей. И тогда возложил митрополит руку на главу отца нашего Филиппа, направил его руку Господь наш и благословил его, и облек митрополит одеянием священства отца нашего Филиппа, как одевают архиереи под посвящении, и возложил венец на главу его и повязку, и золотой пояс и все одежды священства, надеваемые при посвящении и преподал рукой своей дары и поставил его епископом, да будет под ним, и благословил его, говоря: «Благословивший и возложивший руку свою святую на главу Петра, да благословит тебя, и да возложит руку свою на тебя; освятивший священство Аарона, да освятит священство твое; сделавший Петра камнем веры и предавший ему ключи царствия небесного, да укрепят тебя под верой правой и да вверит тебе власть во веки веков». Собор ангелов сказал! «Аминь. И аминь!»280.

Глава 9.

f.167. И сказал он этим 11 мамхерам: «поставил его Бог, чтобы он был отцом над всеми вами, а вы – под его властью и слушайте все, что он скажет вам. Если кто-либо где-либо потеряет священство, поручите ему, и если скажет Филипп «он недостоин» – пусть извержется, а если скажет «достоин» – пусть служить. И монашество если будет потеряно, поручите ему; о чем скажет Филипп; «да будет связано на земле», то будет связано на небе, и что он разрешит на земле, то будет разрешено на небесах». И сказал он этим священникам: «вы поставлены над вашими областями. Разделите землю Шоа на 12 частей, как это сделали Апостолы со всеми странами мира. И он поставил их и сделал мамхерами: Адхани поставил в Дамоте, Гонория – в Варабе, Иосию – в Вадже, Матьяна – в Фатагаре, Иосифа – в Энарее, Габра-Крестоса – в Дамбие, Фаддея – в Целалш, другого Гонория – в Морате и в Геде, Кавстоса – в Махгеле, Иоанна – в Калате, Меркурия – в Марха-Бетэ. А отца нашего Филиппа поставил главой всех у гроба отца нашего Такла-Хайманота. И после этого сказал им митрополит всем, и заклял их заклятием апостольским, установленным в Синодосе их, не преступать одному пределов другого. И тогда обошел глашатай, говоря: «поставил я Филиппа епископом под собою. Кто не будет ему повиноваться и не послушает его, смертью да умрет». И сказали все: «Аминь!» И если хотел митрополит ставить священников, ходил к отцу нашему Филиппу, тот избирал и давал митрополиту, говоря: «этот достоин». И так они жили в любви много дней, и сказал отец наш Филипп митрополиту: «пошли меня теперь, чтобы я вернулся в страну мою», и сказал он ему: «хорошо говоришь ты! Как бы хотел я не разлучаться с тобой во все дни моей жизни, но иди к царю». И сказал отец наш Филипп: «как я убогий пойду к царю?» И сказал ему митрополит: «так как я поставлен над его духовенством, то не подобает тебе уходить тайно». И тогда он пошел к царю, и царь принял его с любовью и давал ему много вещей. Он не хотел принимать их, и царь сказал: «почему ты отказываешься принимать?» Ответил отец наш Филипп: «зачем мне бедному монаху?» И сказал царь: «если ты не хочешь принимать вещей, возьми этот бич, ибо ты архиерей и учитель веры во всей земле, которою я управляю». И дал ему два бича, и затем отпустил его в мире». И вернулся к митрополиту, и благословил его митрополит всеми благословениями духовными и отпустил его в мире идти в его страну. f.168. И вышел украшенный Филипп от митрополита, и следовали за ним 11 мамхеров, и сказал им отец наш Филипп: «возвращайтесь в ваши области». Они сказали: «мы не отправимся в путь, не проводивши тебя в твою страну». И сказал он им: «не вам приказано провожать меня в мою страну, но мне приказано отправить каждого из вас в его страну; я не будучи достоин, как Петр, глава всех апостолов, а вы – как 11 Апостолов». И сказал Адхани: «не знаешь ли ты, отец наш Филипп, где поставлен Петр главой всех Апостолов?» И сказал он: «в Кесарии, где создана церковь Владычицы нашей Девы Марии». И сказал авва Адхани: «где разделены страны мира, там ли, где поставлен Петр?» И отвечал отец наш Филипп: «не там, где он поставлен, а в Иерусалиме, когда они собрались на горе Масличной». И сказал авва Адхани: «разве не подобен Иерусалиму гроб отца нашего Такла-Хайманота, ибо дал нам Господь молитвами его это великое поставление. Прилично ли нам уходить по домам, не поклонившись его гробу». И сказал ему отец наш Филипп: «Адхани! да благословит тебя Бог, и молитва отца нашего Такла-Хайманота, и да удобрит путь твой! Ты с Иосией ступайте отсюда в страны ваши, ибо далеки они, и Бог да будет с вами, но приходите на день памяти отца нашего Такла-Хайманота». Они ответили «хорошо», и пошли в путь свой. А он вернулся в страну свою ко гробу отца нашего Такла-Хайманота и, придя туда, поклонился и помолился, говоря: «отче мой Такла-Хайманот! Прежде Ты послал мертвеца ради меня, чтобы я был аввой обители против моей воли, а ныне – ты представил мене к великому сану епископства, которого я недостоин, если было сие по воле Твоей и по благоволению Господа моего Иисуса Христа, отче, то тебе скажу я: как древле пас ты стадо Христово в правде и истине, так и ныне по смерти твоей, ты будь охранителем сего великого сана. Не на земле поставлен ты подобно плотским, которых ожидает смерть, но поставлен ты во царствии небесном, где не стареет и не гибнет и где не умирают вторично, ибо ты избегал и оставил пристрастия мира сего преходящего. Отче, я не говорю тебе, чтобы ты был поставлен снова в плоти; этого и не будет потом, но да будет поставлена молитва твоя, отче, и я раб твой буду служить, как один из овец твоих, неискусный в делании добра и в страхе Божием, как я буду учить других! Но отче, так как я – новое насаждение, непривычное принимать жар летний и не знающее что сие есть, то я не привык ходить по пути морскому и не знаю, как носятся волны и воды моря жизни; не был я в напастях от волн духовных и да не проведу ни одного дня, плавая по бездне, и не сокрушался корабль мой до сего времени! Отче, вот я готовлюсь идти по морю, соблюди корабль мой от волн этих демонов, которые пронзают корабль души силой греха; я – древо масличное молодое, не отрастившее листьев и с неокрепшими корнями, ибо насажден посреди терния. Ты, отче, укрепи мои корни в глубине почвы, и напои меня от воды райской, и сохрани листья от жара духовного. Отче, помоги мне и благослови меня, и да наставит меня сила молитвы твоей! И град твой сохрани предстательством твоим, ибо молитвой праведного и спасается и не гибнет град». И после того, как он так помолился, он услышал глас Божий, сказавший «Аминь».

Глава 10.

f.169. И после сего пребывал отец наш Филипп, пася стадо добре. И когда настала память отца нашего Такла-Хайманота, собрались 11 мамхеров, как назначил им сей авва. И когда они приблизились к горе Асбо, сняли венцы свои с голов, чтобы не встретить его в венцах, ибо он сидит на седалище отца их Такла-Хаймонота; и с тех пор до сего дня поставленные мемхерами не входят в венцах в обитель отца их, ибо они смиренны сердцем, как родившиеся от препоясанного терпением и облеченного смирением отца нашего Такла-Хайманота. И седалище не несли они, чтобы сидеть на нем, а сами несли седалище его, в любви к сему отцу нашему Филиппу, главе своему. И они сотворили память отца своего славно и честно, и затем собрались все и сказали ему; «теперь отошли нас, отче, в наши области». Он сказал им: «Бог да будет с вами, послушайте, что я скажу вам». Они сказали: «говори, отче», ибо они боялись его и любили его, и премного возвеличивая его, один из них нес его седалище, другой – жезл, иной – сандалии, а кто держал его руку, а иные вели его и показывали ему дорогу. Так поступали они, ища смирения. И сказал им отец наш Филипп: «теперь я скажу вам, господа мои. Вы знаете, что не моя была воля принять этот сан, но воля Бога, Ему же слава, и я, как раб перед вами: то, что я заповедаю, не от меня, но по слову Божию, которое острее обоюдоострого меча и отделяет душу от тела и отрезает нервы от членов. Итак я скажу вам всем: приходите, как сегодня, каждый год творить память отца нашего Такла-Хайманота каждением и литургией, и приходите вместе с дарами вашими; так да будет из рода в род». И сказали ему: «да, по слову твоему!» И теперь скажу я вам, каждому из вас. Присылайте по очереди из ваших стран священников кадить гроб отца нашего Такла-Хайманота». И сказали все единогласно: «все, что ты нам сказал, мы послушаем». И тогда они распределили по месяцу, чтобы кадить гроб отца своего. И сказал им отец наш Филипп: это установление да будет вместе с клятвой апостольской для грядущего поколения: кто воспротивится и уничтожит это установление гласа Божия да будет под клятвой апостольской. И один из числа 11, которые будут поставлены после вас, если воспротивится, да будет отлучен и извергнут из наследия отца нашего Такла-Хайманота на веки веков». И сказали все: «Аминь».

Глава 11.

f.170. И потом он отпустил их в мире; они вернулись в свои области и пребывали, кадя по очереди и творя память его. И потом когда оставили каждение во дни отца нашего Феодора, а творить память – во дни отца нашего Иоанна Кама, постиг их глас проклятия. А сей отец наш Филипп обходил страны, как Петр и Павел, проповедуя Евангелие святое, и носил два бича, которые дал ему царь, и кто противился обращаться к слову Божию, того он бичевал и наказывал словом своим, чтобы он обратился к вере в Троицу. И мужу, у которого умерла жена он запрещал вступать во (второй) брак, и жене, у которой умер муж, не велел того же. Заповедал, чтобы муж не женился на жене брата своего, а жена не выходила ни за брата мужа своего ни за мужа сестры своей; этому наставлял он согласно апостольским постановлениям. А если кто не повиновался, с тем он поступал, как мы раньше сказали, пока они не обращались от пути греха. И так он пребывал, проповедуя во всех странах, и родил духовно много монахов и монахинь и постоянно наставлял их и поил от источника Евангелия, и был для них, для больших, как большой, для малых – как малый, чтобы уподобиться Павлу, который сказал: «будьте для детей, как дети, и вся всем бех (?)». И он не говорил, этого люблю, а того ненавижу, но равно любил их, как отец и мать. И облекшись кротостью, как голубь, верным, устраивавших для детей своих брак, который он совершал, он велел носить их и отправлять с пением и радостью, а сам выходил в парадной одежде, как жених, исходя от чертога своего. Зрите его смирение! Будучи смирен, он, казалось, не знал угроз, когда грозил, был подобен не знающему кротости, так что никто не мог к нему приблизиться, и он сидел один, беседуя с Богом своим. И пришли к нему из всех областей Шоа священники, потерявшие священство и монахи, и он утешал их, разъясняя им. Утомленных он поднимал, печальных утешал, нагих одевал, алчущих кормил, а надменных побеждал терпением. И так пребывал отец наш Филипп во все дни жизни своей. И это все зная, говорил он тем, которые ему говорили: «поставляй нам священников, ибо избрал тебя Бог и поставил главою глав, ибо и царь, и митрополит предоставили тебе ставить священников и диаконов, и ради чего противишься ты, «отец наш?» Святой говорил им: «три дела для меня тяжки». И спрашивали они: «какие, отче?» Он говорил: «я не достоин сего поставления, чтобы преподавать священство; во-вторых отец наш Такла-Хайманот переходил из монастыря в монастырь, и обрел сию келью когда наставил его Дух святой и благословил для него сию пещеру обитель, и он совершил свои подвиги в ней и погребен. Благословение молитвы его да будет с нами до века. Разве вы не знаете, братия, что он отказался от сего дела, когда поставлял его авва Иоанн митрополит; он отказался поставлять священников, но жил, облетая горы, монастыри, как птица. Если я захочу преподавать священство, обращу его гроб в сборище великих и малых, и соберутся к нему добрые и худые, ищущие священство, так что произойдет теснота великая и живущие у него святые не найдут покоя ни днем ни ночью, и он сделается местом людей, любящих праздность, распри и покой тела. Разве вы не знаете людей, которые живут в доме царя, которые наглы в одежде qantat и в украшении золота и серебра, которое ветшает и гибнет; они весьма подмены. И посему боюсь я, чтобы они не сделали сего монастыря отца нашего Такла-Хайманота местом забав и развлечений, благодаря собранию царей и вельмож в них, ибо в сем месте не обитают надменные, но благие и избранные, ибо много родилось в нем, как песок морской тех, которые на земле, как Ангелы. И посему то я противлюсь преподавать священство. f.171. Еще скажу вам, чего я боюсь. В последние дни придут люди верные и люди дерзкие, и сделают верных дерзкими, а дерзких – верными. Также грешные уподобятся праведным, и они запятнают праведных; и мамхерами не будут поставлены по избранию от Бога, но будут поставлены за мзду и словами лжи, и не будут поставлены те, которые знают писание, но те, которые будут знать речь стран. И те, которые не упокоятся (?), будут обвинены перед царями и вельможами, пока не отдадут поставления обманом, желая наполнить одну землю. И монахи будут проводить время в собраниях судей, судимые вместе с мирянами. И если это будет происходить внутри сей обители, то потрясется она весьма от смятения честолюбцев, и не потрясется место сие ради желающих дотрясти его тщетно: потребит их сила божественная, ибо дан ему великий дар от Бога молитвой отца нашего Такла-Хайманота, как предрек сей святой, ведавший будущее Духом Святым, пребывавшим на нем!» И потом отец наш Филипп продолжал учить их, и был им образом словом и делом. Заповедал он им любить друг друга и благотворить врагам, и что в любви к ближнему весь закон совершен. И по сему заповедовал им, говоря: «давайте от того, что у вас есть неимущему, и они будут приносить вам по возможности». И он оделял мужей и жен, которые были бедны. И однажды во время недостатка принесли отцу нашему Филиппу чашу пива, чтобы он выпил. Он сказал: «я уже пил, если кто-нибудь есть у нас, нуждающийся в питии – несите ему». И когда понесли ему это пиво, и он ответил, что уже пил и отослал к другому, а другой еще к другому. И обошла эта чаша 12 домов, будучи отсылаема от одного к другому во исполнение заповеди любви, которая больше всех остальных и совершение. Послал один (эту чашу), сказав: наставник мой сидит, нуждаясь в питии, и как я буду пить?» Он поклялся (?) и отослал ее поспешно.

И вернулась эта чаша к пославшему ее. Увидав это, отец наш Филипп прославил Бога, давшего им великий дар и любовь (от) Св. Духа. И затем он напился и дал собранным, и пили все и были напоены от этой одной чаши, годной только для одного человека, ибо по молитве его благословил ее Бог. И сказал он чадам своим: «не знаете ли вы таинства дела сего, ибо прежде если я и пил от этой чаши, я (?) потреблял ее один, а вот смотрите, скольких людей она напоила, ибо все они действовали с готовностью и самоотречением». И слыша это, собравшиеся, которые были там, дивились весьма и говорили: «дивен Бог в святых своих». И однажды принесли отцу нашему Филиппу немного соли; он сказал тогда: «несите другому, ибо я уже поел посоленной пищи, тогда как тот – пресной; что нам приводит в извинение, когда сказал нам Господь наш Иисус Христос: «где любовь, которую вы творите ближним вашим, как самим себе, сие совершение заповеди?» И так сказав, он отослал брату, а тот переслал другому, пока не обошло 12 домов, как и прежде мы рассказали о пиве.

f.173281. И так жил он, уча многие года. И когда отец наш Филипп пребывал так, обольстили царя люди, знавшие колдовство, и сказали царю по имени Амда-Сион: «возьми жену отца твоего. Что тебе: ведь ты женишься не на той, которая тебя родила. А мы знаем, что устоит царство твое, если ты женишься на ней, а если нет – не устоит». Царь, услышав совет этих обманщиков, женился на жене отца своего. Из-за этого были потрясены верующие во Христа и пришли к отцу нашему Филиппу и рассказали ему, как поступил царь. Отец наш Филипп сказал: «когда определяет нас Бог быть свидетелями, не быть ли нам мучениками?» И потом сказал: «что мне делать, Господи, ради этих овец, которых ты дал мне? Если я возьму их с собой, невозможно им быть твердым в принятии страданий, есть между ними, которые не могут идти в путь. А если оставлю их без пастыря, не будет ли соблазна перед Богом, а если нет, я не боюсь побоев и уз и изгнания, когда я буду обличать царя относительно его греха и относительно людей лукавых и волхвов, научивших его делу, не угодному Богу. Я, поставленный как Петр, верховный Апостол, буду вождем на путь истины всему народу, как сказал он сам; «и будьте пастырями стада Божия», а Господь наш сказал в Евангелии, «не бойтесь убивающих вас, и душ ваших не могущих убить». Но Ты, Господи, веси помышление мое. Царей и судей не убоюсь я, да буду мученик ради имени Твоего, пребывая в заповедях Твоих с сими овцами, которых Ты дал мне. Я не колеблюсь из-за того, чтобы быть мучеником, и если пойду, пролью кровь свою ради имени Твоего прекрасного. Ты, Господи, укажи путь мне для пользы души моей». И снова молился отец наш Филипп Богу и говорил: «Господи Иисусе Христе, если Тебе благоугодно, чтобы я причислился к мученикам святых, пролившим кровь свою ради Тебя и улучившим жизнь вечную, то я хочу пролить кровь свою за Тебя. А этим овцам будь Ты пастырем. И сохрани их от волка совратителя и от восстания врага тайного и явного». И потом сказал: «какая от меня польза, если я будучи поставлен епископом, не буду обличать царя в его заблуждении? если это увидит народ, будет подобен царю своему. Но я боюсь за овец, да не похитит их волк. Соблюди их, Господи, в любви Твоей и сохрани благостью Твоею, и сподоби их царствия Твоего во веки веков». И окончив сию молитву, услышал он глас с неба, сказавший трижды: «Аминь. Аминь. Аминь!» f.174. После этого собрал Филипп чад своих и сказал им: «чада мои! Он презрел заповедь Божию, и если мы будем молчать и не порицать его, будем неключимы, и назовемся боящимися суда плотского, о котором заповедал Господь наш, чтобы не бояться его, такими словами: «не бойтесь убивающих тело ваше, я не могущих убить душ ваших». И наставление наше если послушает царь, спасется и избавит душу свою от суда, подобающего грешным. А если не послушает гласа нашего животворного, мы спасемся, а кровь потребует Бог от руки его, ибо меня поставил Бог блюстителем всех земель, подчиненных ему. И посему я пойду к нему увещевать его. Если угодно Богу, я вернусь, а если (нет), умру по воле Его, или буду изгнан в корысть себе». И сказали они ему: «зачем покидаешь ты нас, отче, ибо нет у нас надежды; где найдем мы подобного тебе пастыря доброго, положившего душу за овцы своя». И когда они услыхали то, что сказал отец наш Филипп, начался великий плач и овладела скорбь священниками и диаконами, старцами и отроками, которые проливали слезы, как воду, обнимая его колени. И говорили ему: «отче, отче, отче, мы готовы скорее умереть вместо тебя, чем видеть смерть твою». И плакал он, и говорил им: «зачем вы так поступаете и печалитесь? Разве не по воле Божией иду я туда? И если шествие мое угодно Господу, то чего вы плачете так? А если я иду по желанию моего сердца, то что можете вы сделать, чтобы я мог оставить заповедь Божию, и не пошел туда, куда Он зовет меня? Вы не можете помешать мне в заповеди Божией. Вернусь я, или не вернусь, буду изгнан, или умру, пока исполнится воля Божия, пусть будет у вас Езекия аввой вместо меня». И тогда все заплакали и говорили: «если отправление его по желанию человеческому, мы не оставим отца нашего до смерти, а если отправление его по воле Божией, то кто может удержать его?»

Глава 12.

f.175. И затем встал отец наш Филипп и дошел в путь, и провожали его мужчины и женщины, говоря: «увы нам, отче наш, отселе мы не увидим лица твоего, и не услышим голоса твоего, и не найдем доброго пастыря, подобного тебе и отца утешителя». И провожало его много учеников и авва Гонорий из земли Вараб. И он прошел скоро путь трех дней и прибыл в землю Саван, где находился царь. Он прибыл, и в тот же день доложили царю, что прибыл отец наш Филипп. Царь сказал: «завтра приведите его ко мне». И на другой день сидел царь на престоле и сказал: «приведите авву Филиппа архи-пресвитера». И тогда поставили его перед ним. Царь сказал: «какая причина привела тебя ко мне». Блаженный Филипп сказал: «чтобы узнать от тебя об одной речи, достоверна она, или нет». Царь сказал: «что такое?» Блаженный сказал: «что ты женился на жене отца твоего и поступил беззаконно, так слышал я». Царь сказал: «что тебе, если я женился на той, которая не родила меня, ибо сказали мне священники знающие: «если ты не женишься на ней, не устоит твое царство». Отец наш Филипп сказал: «прельстили тебя волхвы и колдуны, наученные сатаной, отцом лжи». Когда услышал царь эти слова, весьма разгневался, и велел телохранителям бить по устам отца нашего Филиппа. Когда били его эти телохранители по повелению царя, упал венец с головы его на землю. Поднял авва Гонорий и облобызал этот венец, и сказал этим приближенным: «поразит вас Бог поражением гнева Своего». И тогда исполнил Дух Святой отца нашего Филиппа, и он сказал царю: «не подобно тебе то, что даровал Бог лицу человека, или царя, или владыки. И имя его – Судия праведный, облеченный в одежду воздаяния и одетый в одеяние отмщения, чтобы отомстить злодеям в день судный, и опоясанный правдою, чтобы судить праведно утесненных царями-утеснителями во исполнение слова сказанного: судити имать вселенней в правду и людем правостию (Пс. 97, 9)! Не слышал ли ты, царь, как заповедали Апостолы, которым сказал Господь наш: «слушаяй вас, мене слушает, и отметаяйся вас, мене отметается» (Луки 10,16). Они сказали: «сын крещения да женится только на одной жене, а если она умрет, да берет другую, если не может удержаться. А если возьмет третью, будучи христианином, да не причтется к стаду Христову». Так они сказали относительно мужа, у которого умерла жена, и относительно жены, у которой умер муж. Ты же поступил беззаконно; мы печалимся о многоженстве, а ты поступил хуже этого. Ты стал чужим, женившись на своей матери». Тогда разгневался царь и велел бить отца нашего Филиппа. И когда его били, текла кровь из уст его и от краев его. Святой радовался, ибо был первым мучеником в стране Эфиопской. И повелел царь бить его плетью, и били его пока не показались кости бедра его и сошла кожа плоти его от шеи до чресл. И когда перестали его бить, потекла кровь, как вода. И подошли ученики его и унесли его в свое жилище, которое было вблизи. А кровь святого сделалась огнем и запылала. Еще приказал царь бить учеников его. Сказал ему воин: «зачем ты будешь бить их, и зачем ты приказал нам? Вот кровь отца их, которого ты бил, сделалась огнем, и мы бежали, чтобы не сгореть; где капнула кровь – там огонь». Тогда приказал царь своим воинам гасить огонь, и они лили на него воду. И вышли воины царя, неся много сосудов, и лили воду на него, а огонь не гас, но поднимался, как будто нагромоздили сухих дров и сена, и вода сделалась огнем, как тот, который был сделан для Илии пророка, когда он поглотил его жертву. И убежали все воины царя и донесли ему о происшедшем. Царь встал и вошел туда вместе со многими воинами и увидал пылающий огонь. И увидав это, велел перестать бить святых, а сам побежал от страха пламени. Тогда помолился отец наш Филипп ко Господу, да угаснет огонь: «Господи, покажи знамение Твое на святых Твоих, и повели ныне пламени угаснуть». И тотчас оно угасло. А ученики блаженного собрали куски тела его и крови (?), чтобы они были для исцеления и благословения. На другой день вернулся царь из бегства и сел на троне своем». Повелел он привести отца нашего Филиппа, и привели его со связанными руками позади, и поставили перед ним. И опять приказал он отнять у него одежды и поставить нагим. И сказал царь: «стыдись, монах!» И сказал ему отец наш Филипп: «стыдись ты, женившийся на матери, как бездушный скот; мне следует стоять нагим, праху пред прахом, ибо и Господа, Царя Славы обнажили иудеи преступные и пригвоздили Его на кресте, как злодея. Но ты не думал, что когда позорил меня, я радовался и веселился весьма, ибо я понес унижение страданий Христовых во плоти моей. Стыдись ты, который станет нагим пред судьей своим – Христом и перед тысячами Ангелов Его; я же не стыжусь, ибо то, что у меня – у тебя, и что у дщерей моих монахинь – у жен твоих; ты для них, как козел и баран». И тогда разгневался царь и велел вырвать y неги срамоту плоти его, а блаженный Филипп сказал: «хорошо ты поступил со мной, помешав нечистоте греха моего». И еще приказал царь перевести в свой стан отца нашего Филиппа нагим, чтобы видели его мужчины и женщины и наложницы царя.

Глава 13.

f.177282. И потом повели его, связав сзади, как злодея, и провели этот день в пути. И плакали все верные, видя наготу отца нашего Филиппа. Когда привели его к женам царя, они сказали блаженному: «стыдись, монах». Блаженный сказал им: «стыдитесь, женщины – вы с мужем вашим, женившимся на матери и преступившего закон евангельский». Еще сказал им: «стыдитесь вы, жены одного «ужа, свекровь и невестка». А монахини шедшие нагими с отцом их, говорили царицам: «стыдитесь, женщины! Мы – невесты одного девственного жениха – Христа, а вы сожительствуете с этим мужем, как одна жена, будучи 14 числом, как дщери Каина; и то, что вы смотрели наготу отца нашего – есть у вашего мужа, а то, что вы смотрели наготу нашу – есть у вас; если бы не было у вас, то вам было бы стыдно; стыдитесь же вы, ибо пойдете нагие, чтобы предстать Судии всей твари в страхе и трепете». Тогда они ответили мученицам, залаяв на них по-собачьи. А блаженный отец наш Филипп радовался всем напастям, пришедшим на него и говорил: «слава Тебе, Господи, уделивший мне сей великий дар – пострадать за имя Твое Святое; но вмени мие это для отпущения грехов моих». Когда настало время трапезы, приказал царь привести псов, хватавших львов; привели и блаженного отца нашего Филиппа и поставили перед ними нагого со связанными сзади руками. И сказал ему царь: «не опозорен ли ты теперь?» Сказал отец наш Филипп: «гнусный! что мне сказать? позорен ли я? Ты стыдись, ибо побежден одним монахом смертным и убогим». И разгневался царь и сказал: «побежден ли я тобою, ты увидишь». И сказал царь: «где псы, которых я велел привести». Сказали: «здесь они, господин». Он сказал: «пустите их и развяжите; пусть растерзают его с его язвами». Приближенные поступили согласно приказанию. Псы бросились к нему бегом. Святой благословил псов ногами: руки его били kёltufät и связаны назад, чтобы он не покрывал наготы своей ими, и потому благословил он ногами. Когда увидали псы отца нашего Филиппа, закружились под ногами его, как бы обнимая его, и вернулись на свои места, не повредив ему ни в чем. И сказал блаженный отец наш Филипп царю: «стыдись, царь злой – вот ты поистине побежден со своими псами силою Господа моего Иисуса Христа, Ему же слава. Что ты скажешь теперь?» Тогда разгневался царь и стал, как пьяный, и хотел пронзить его копьем, но встала царица и растерзала одежды свои, схватила его и сказала: «чего ты сражаешься с этим монахом; он хочет предать себя в твои руки». f.178. Тогда взяли его воины и уведи от царя и одели в одежды его. И сказали они ему: «зачем ты так злословишь царя? разве ты не знаешь, что в его руках жизнь и смерть». Сказал им отец наш Филипп: «воины! разве вы не знаете, чада мои, что сказал Господь мой во св. Евангелии: «не бойтесь убивающих телеса ваша, и не могущих убить души; убойтесь имущего власть по убиении души и тела воврещи в геену»283. Какая жизнь у этого жалкого, если он имеет власть судить тело; жизнь у Бога, Который судит живых и мертвых, когда приидет царствие Его для воздаяния». И посоветовался царь со своими, и соблазнили они его советом своим, говоря: «чего тебе бороться с этим монахом – пусть его вышлют из страны твоей, и он умрет там, ибо пренебрег твое повеление». Этот совет понравился царю. На рассвете послал он к блаженному авве Филиппу сказать: «ты изгнан из страны моей, и отселе не увидишь лица моего». Пришли посланные и передали блаженному мученику отцу нашему все, что сказал царь. Отец наш сказал посланным: «скажите царю вашему: хорошо поступил ты со мною, что дал мне исполнить сказанное Господом нашим Иисусом Христом, от Которого ты отступил: «егда же гонят вы во граде сем, бегайте в другий» (Мф. 10,23). Посему я изгоняюсь из твоей страны, а ты со своими женами и людьми, подобными тебе, изгоняешься из царствия Господа моего Иисуса Христа; меня ты удаляешь от твоих злых дел и от созерцания лица, полного гнева. А что ты сказал: «не увидишь ты лица моего отселе», то правду предрек ты о себе самом, думая устрашить меня. Знай и пойми мое слово: через три года ты умрешь, и Он отдаст царство твое сыну твоему Сайфа-Араду». Так говорил им блаженный Филипп и прибавил: «возвестите господину вашему – царю тайну, которая будет потом: «я приял много судов от тебя; снова приду я во время сына твоего Сайфа-Арада страдания за веру правую, как отцы мои Апостолы. Я не скорблю об этом, но исполняюсь радости, что сподоблен, страдать ради имени Господа нашего Иисуса Христа, да царствую с Ним во исполнение слова Апостола: «аще терпим, с ним царствуем, аще с ним умрохом, то с ним и оживем» (Тим. 2, 2, 11–12). Это и подобное говорил отец наш Филипп посланным, а посланные донесли царю. Когда царь услышал об этом, приказал воинам своим: «отведите в землю Куаркуара этого монаха, и выйдя из ворот, отошлите его в землю Тигре, и прикажите привратнику города: «если опять придет к тебе этот монах, царский ослушник, чтобы вернуться в город, не давай ему войти, если же пустишь его – я отрублю тебе голову». Получив приказание, воины пошли к отцу нашему Филиппу и сказали ему: «вставай, ступай в изгнание, тебе говорит царь». И опять сказали ему воины, смеясь над ним: «гордый монах! Кто заставил тебя приходить сюда из твоего монастыря и кто вызывал тебя из твоей страны? Разве не по твоей воле пришли на тебя все эти напасти и побои?» Сказал им отец наш Филипп, мученик Христов: «лукавые с вашим лукавым царем! Скажите мне, кто заставил Господа нашего Иисуса Христа сойти с небес, чтобы родиться от Девы и кто приневоливал его к тому, чтобы Иудеи распяли Его и умертвили, распяв на древе крестном, и погребли во гробе? Но Он воскрес из мертвых силой Божией на третий день и освободил Адама и чад его от работы вражья. Так и нам повелел он быть мучениками в правде. Вы грешите, насилуемые от отца вашего сатаны, мы же – мученики не по чьему либо принуждению, как наставил нас отец наш Небесный, да улучим отпущение грехов наших перед Ним». Когда услышали воины эти слова, удивились сладости речи его и свету лица его, и сказали ему: «прибегаем к молитве твоей», а один из них взял пальцами гной язв святого и помазал свой правый слепой глаз. Он исцелился, и стал видеть тотчас. Все, видя это, удивились и сказали: «поистине раб Божий ты, осужденный неправедно». И сказал им отец наш Филипп: «чего вы удивляетесь? Не мой гной исцелил его, но Господь мой по вере его исцелил его всего. Пойдем, куда приказал царь ваш»284.

Глава 14.

f.179. И тогда взяли его, чтобы изгнать. И пришли ученики его и женщины, которые были с ним. И сказали все: «мы пойдем в изгнание с тобой, учитель наш». И сказали воины: «не можем мы уводить и вас без разрешения царя». И так сказав, вернулись и сказали царю все, что говорили святые мученики. Царь сказал: «кто хочет идти, пусть идет с ним, но и мужчин и женщин вы заклеймите на лице и руках для знака, чтобы они не могли уйти из страны». Тогда пошли воины к украшенному Филиппу и сказали чадам его мужам и женам: «бросьте идти и возвращайтесь в свои страны». Святые сказали им: «не возвратимся мы назад». Воины сказали им: «если вы отказываетесь возвратиться, то повелел царь заклеймить вас». Все святые сказали единогласно: «мы не оставим следовать за отцом нашим из страха быть заклейменными; мы 6ы радовались весьма, если бы царь велел убить нас». И дивились воины видя готовность их и стали клеймить их. И они сами jёbёtwu свои лица и руки без боязни, а святого заклеймили всего, и руки его и грудь его от шею до чрева в первый день, когда били его. И было число заклейменных – 24 монаха и 14 святых жен. Затем встали воины, чтобы вывести блаженного Филиппа из города с мужами и женами, которых мы выше перечислили. И священник царя, по имени Зар’а Крестос из города в Анготе по имени Гуимат, сделался мучеником с сим отцом нашим, когда подвинула его любовь божественная, ибо вменив ни во что угрозы царя, не убоялся ни побоев, ни уз, не убоялся обнажения, памятуя наготу Господа нашего на Кресте в день он в пяток во дан Пилата, игемона римского и при первосвященниках ветхозаветных Каиафе и Анне. Сей Зар’а Крестос не отказался от изгнания ради веры пока не скончал течения своего в изгнании285. Помощь сего мученика добропобедного да будет нам столп твердый перед лицом врага. Аминь.

Глава 15.

Вернемся к повествованию об отце нашем Филиппе и прочих верных монахах. Когда его вели, делили кожу плоти его, отделявшуюся от тела, как кора дерева, на мелкие части, и куски чистой одежды напитывали гноем язв его, чтобы они были врачеванием болящим, и клали на одержимых бесами кожу святого, говоря: «исцелитесь по молитве отца нашего Филиппа, мученика Христова», они тотчас исцелялись во мгновение. И сей отец наш уподобился Фоме в совлечении кожи своей, и этой кожей он исцелял больных, а гной отверзал очи слепым, и немые говорили, будучи помазаны ею, глухие слышали, хромые ходили, прокаженные очищались. И язвы Филиппа не болели у отца нашего, и оставались много дней, действуя силы, и он был подобен Павлу Апостолу, страдавшему от удара головы и удручения286 тела, когда тот помолился Богу трехкратно, чтобы отступили от плоти его эти болезни. Не хотел и не благоволил Бог, чтобы успокоился сей Апостол от болезней, которые сокрушают тело, но даровал ему великий дар подавать дарования Святого Духа многообразно и силу исцелений для устранения болезни, обладающей всеми плотскими, которые приходили к нему с верой. Так и у отца нашего Филиппа, страдавшего от ударов, язвы исцеляли других для явления силы божественной. И все, веровавшие в молитву его, спасались. И если тот, у кого было похищено имущество, говорил: «Боже Филиппа не дай пропасть у меня», он находил свое имущество, терял ли он мула, или осла, или быка, или овцу, или козу, или коня, или верблюда. И когда заклинали зверей, говоря: «по молитве отца нашего Филиппа, не похищайте достояния нашего» упомянутые животные пребывали со зверями дикими, пасясь вместе, а воры, услышав призывание имени отца нашего Филиппа, не могли воровать.

f.180. Послушайте братья мои, какое чудо совершил он по смерти своей. Была одна старуха в городе Зема, родине его. И слышала она о чудесах, которые творятся по молитве отца нашего Филиппа. Была у этой старухи корова, и кроме нее ничего у нее не было. Она привязывала ее под своей постелью. Эта корова была очень хороша. И однажды, увидел эту корову вор; и увидав ее пасущейся, пошел за нею, чтобы узнать, где она пребывает. И вышла эта старуха по обыкновению встретить ее. Увидав старуху, злодей обрадовался, узнав, что у нее нет ни мужа, ни сына, но она одна, и ночью, открыв двери, вошел и наложил узду на уста коровы, погнал ее и шел до рассвета. Когда солнце взошло, он вернулся в пустыню, чтобы не увидали его люди. А старуха, встав по обыкновению, и посмотрев, не нашла коровы на месте, где та находилась. Она застонала, говоря: «Боже Филиппа, отца моего, помоги мне, ибо Ты знаешь, что у меня никого нет, кроме Тебя, и я питаюсь от нее и одеваюсь. Отче Филиппе! не посрами меня, ибо я слышала чудеса твои». И так сказав, она провела этот день в печали. По восходе солнца встал этот вор в пустыне и погнал корову в путь, по которому, как он думал, возвращается он домой, потеряв разум. Когда прибыла корова к жилищу своему, где она стояла прежде, то вору показалось, что он пришел к своему дому, и он позвал по имени свою жену и сказал: «открой мне». Когда услышала старуха стук этого вора, задрожала и сказала: «вчера ты увел мою корову, а сегодня приходишь убить меня». Корова, услыхав голос своей хозяйки, замычала, и тогда старуха открыла двери и увидала корову и этого человека стоящих. И корова, узнав помещение свое, вернулась мыча. Тогда закричала женщина и прославила Бога, Ему же слава, помогающего по молитве отца нашего Филиппа мученика. И пришли соседи ее и сказали ей: «что с тобой?» Она сказала им: «посмотрите на чудо, которое сотворил Бог по молитве отца нашего Филиппа: вчера он у меня взял, а сегодня вернул мне». И видели эти люди вора, стоявшего в дверях старухи, взяли его и сказали: «зачем ты увел корову этой старухи». Он сказал им: «Я увидал эту корову, когда она паслась на лугу, захотел ее взять и провел день, ожидая, чтобы узнать, где она живет. Когда встретила ее эта старуха и ввела в свой дом, я обрадовался, узнав, что она одна; потом я услыхал, как она сказала: «прежде отхода ко сну прибегаю к молитве твоей отче наш Филипп, ибо я одна; и эту корову, которую дал мне Бог, сохрани для меня молитвою твоею от хищника и вора». И так сказав, она заснула, а я весьма обрадовался, узнав, что нет никого, кто помог бы. И войдя в дом, вывел ее, и пошел и дошел до половины моей страны. И так я остался, ходя по пустыне, когда рассвело. Вечером я встал, чтобы вернуться домой; впереди шла корова и пошла путем, который она знала, а я следовал за ней, не зная, куда иду. Когда я пришел сюда, я думал, что прибыл в свой дом и позвал тогда свою жену, а услышав голос этой женщины, задрожал, и вот так вы меня увидали». Услышав этот рассказ, удивились люди и прославили Бога, сотворившего это чудо по молитве отца нашего Филиппа, и сказали вору: «иди, и больше не греши, да не будешь чужд правды». А женщина эта жила, благодаря Бога, помогающего по молитве отца нашего Филиппа. Помощь его да пребудет с нами во веки веков. Аминь.

Глава 16.

f.182287. Еще послушайте о другом чуде, совершенном сим отцом нашим Филиппом, когда он был во плоти. Была одна вдова, которая имела прибыль от курицы и покупала на нее пропитание. Однажды прилетел ястреб и унес курицу. И закляла эта вдова, говоря: «молитвою отца нашего Филиппа, мученика Христова, возврати мне курицу мою, которую унес ты у меня». И так сказав, она провела день, веруя в молитву его. И этот ястреб не осмелился сесть, а кружился туда и сюда, нося эту курицу. По наступлении вечера, этот ястреб опустился на землю, где унес курицу. Видя это, вдова сказала: «это тот ястреб, который схватил курицу у меня убогой; если бы связал его молитвой своей отец наш, чтобы он не съел!» И в тот же час встал ястреб, выпустив курицу, которую он похитил. И взяла она эту курицу и нашла ее живой, и не потерпевшей ничего, и рассказала своим соседям все случившееся, и прославила Бога, сотворившего чудо по молитве отца нашего Филиппа288. Предстательство его да будет с нами во веки веков. Аминь. И потом распространился слух о нем по всем странам, и всякому веровавшему в молитву отца нашего Филиппа он исполнял желания, будь это мужчина или женщина. Когда пекли хлебы, заклинали огонь именем его, чтобы он не жег хлебов, пока они не возвращались, ушедши куда-либо, и он исполнял им. И если бы мы записали, по одному все чудеса, которые явил Бог руками его, мы бы не дошли до конца, и мы оставили это, чтобы оно не показалось для слушателей безумием и праздностью.

f.183. Вернемся к тому, что мы выше рассказывали. Когда царские воины взяли блаженного Филиппа и повели его до страны Куаркуара, выйдя из ворот этого города, оставили его и сказали привратнику, как повелел им царь; тот сказал им: «хорошо». И вернулись царские послы. И потом отец наш Филипп спустился в землю Залан. А язычники там убивали всех встречных. Блаженного же сохранил Бог, и он прошел там среди них. И прибыл он в область Тигрэ, когда там был маконеном Тарад'ана Эгзиэ. Исполнилось над ним слово евангельское. «Блаженни изгнаннии правды ради, яко тех есть царствие небесное». И он поселился там, избрав себе место Цемуна. И исцелял блаженный больных и страждущих силой молитвы своей, и Бог слушал молитву его и творца для него знамения и чудеса, и не только для него, но и для призывавших имя его с верой. И в те дни был маконен области Та(м)бена по имени Таамани Баэгзиабхер, и была у него дочь весьма красивая, а правая рука и нога у нее были расслаблены от рождения, и она не могла двигать ими. Многие маконены сватались за нее, видя красоту лица ее, привлекательность и благообразие ее красоты, и не зная об ее болезни, а когда (узнавали) ее недуг, покидали ее. И видя это ее отец и мать плакали весьма и говорили: «дочь наша, если бы ты была здорова, ты годилась бы для царей». Это и подобное они говорили. И тогда сказали отцу этой девицы о славном Филиппе: «мы слышали об одном монахе, что он противоречил царю, и царь изгнал его из Шоа сюда; он исцелял больных; если хочешь ее исцеления, пошли к нему, и он исцелит скоро». Когда услышал это маконен страны исполнился радости и сказал: «если он исцелит ее, я отдам ему половину моего достояния», а этот маконен был очень богат. И тотчас встал он и понес свою дочь и много даров. И спросил он, где отец наш Филипп, ему сказали: «он пребывает в местности Цемуна, которую он избрал сам. Когда пришел к нему маконен, он послал монаха к отцу нашему Филиппу сказать: «прими меня, отче, чтобы я вошел к тебе, ибо я – раб твой, пришедший издалека». И доложили посланные отцу нашему честному Филиппу, а тот сказал: «как он узнал обо мне, ведь я – бедный и убогий пришлец? Если он меня ищет, введите его». Когда маконен увидал его, поклонился в ноги отцу нашему Филиппу и сказал ему: «отче, не ты ли пришлец из страны Шоа, изгнанный за Христа, по имени Филипп?» И сказал он в смирении духа: «по имени это я, но чего ты хочешь от меня?» И сказал этот человек: «да постигнет меня милость твоя». И сказал отец наш Филипп: «что скажешь?» И сказал этот человек: «я слышал о тебе, что ты врачуешь болящих и всех страждущих и даруешь крепость слабым молитвой твоей». И отвечал отец наш Филипп: «разве я грешный исцеляю?» И сказал маконеи: «вы святые, воскрешаете ли мертвых, или исцеляете больных, имеете обыкновение унижать себя и возвеличивать ваших ближних. Но я прибегаю к молитве твоей – помоги вере моей, как даровал тебе Бог власть». И сказал ему отец наш Филипп: «да поможет тебе Бог по вере твоей, но что ты хочешь, чтобы сделал для тебя Бог рукою раба своего?» И сказал этот маконен: «дал мне Бог красивую дочь с приятной наружностью, но правая рука и нога ее расслаблены, и она не может шевелить ими от рождения. И многие маконены желали ее и хотели, чтобы она сделалась их женой, но из-за ее недуга оставляли ее; и вот я привел к тебе ее – помоги мне, отче, как можешь, ибо верую я в молитву твою. И эти дары передаются от меня твоему рабу». И число даров, которые он доставил: ячменную муку нес один мул, nöhiguä – один бык, муку – два мула, мед – три мула и хлеб несли 14 ослов. Все это доставил он ему. И этот отец наш Филипп принял, как бы для того, чтобы есть, и разделил тайно бедным и приказал ученику своему принять дар маконена. А маконену дал отец наш гноя язв своих, взяв его на одежду, и сказал ему: возьми и помажь твою дочь, говоря: «исцелись во имя Господа нашего Иисуса Христа, Сына Бога Живаго! Сей гной, которым я тебя помазываю – кровь язв веры, пролитая ради свидетельства мученичества Христова». И так сказав, он отдал ему. И когда вошел этот человек, веруя всем сердцем и всем помышлением, и помазал дочь свою, как наставил его отец наш Филипп, тотчас укрепились руки и ноги ее, она стала прямо без повреждений и он сказал ей: «иди, возвращайся в мире». И пошла эта девушка прямо, на ноге своей, и рука ее сделалась, как другая. И прославил маконен Бога за исцеление его дочери. И придя он приветствовал его и поклонился в ноги отцу нашему Филиппу, говоря: «вот исцелил Бог дочь мою по молитве твоей и молению твоему». И сказал отец наш Филипп: «не по молитве моей и молению моему исцелилась она, а ради красоты веры твоей». И снова сказал маконен: «отче, пошли твоего ученика со мною, чтобы он доставил дары, которые я посылаю тебе». И сказал отец наш Филипп: «зачем они мне; довольно мне вчерашнего». Когда тот сильно настаивал, он послал своего ученика по имени Пахомия (Bakimos). Обрадован был этим маконен. Он взял свою дочь и пошел с этим учеником. f.184. Когда он прибыл в свой город, встретили его рабы его и увидав дочь шедшею, рассказали матери ее. Та вышла встретить ее, обняла ее и поцеловала, и была великая радость в доме маконена. И когда услышали, что исцелилась дочь его, пришло много людей и устроили большой пир для бедных и убогих, и этого ученика ввели в хорошее жилище. На рассвете дали ему 50 волов и муки и хлеба и меду, как и прежде, и отпустили с миром. И приказал он рабам своим гнать волов для этого ученика, пока он не дойдет до жилища отца нашего Филиппа. И когда приблизился этот ученик к городу, вошел в рынок и встретил человека, продававшего Евангелие, и он увидал, что оно хорошее. И сказал он этому человеку: «скажи мне цену этого Евангелия, чтобы я мог дать тебе». И сказал владелец Евангелия: «50 волов цена его». И подумал этот ученик: «зачел нам все это имущество, если дает нам Бог пищу и одежду в достаточном количестве; ведь мы сказали: «оставили мы весь мир, и вменил нам Бог в смех все это стяжание, когда мы говорим Ему: «Отче наш, иже еси на небесех, хлеб наш насущный даждь нам днесь». И так говоря, сказал ученик этому человеку: «я дам тебе». И тотчас отдал ему 50 волов, а сам взял Евангелие, и обрадовался говоря: «преходящим я приобрел непреходящее и тленным – нетленное». И потом остальные дары представил он наставнику своему. Тот сказал ему: «разве нет ничего другого, что дал тебе он, кроме этого?», ибо все знал он духом своим. Ученик сказал: «дал он еще 50 волов, и смотря на них, я подумал: «зачем нам все это, ибо мы бедны», и когда я думал так, встретил на рынке Евангелие и купил на них это Евангелие». И сказал ему отец наш Филипп: «не следовало тебе поступать так, Пахомий, без моего позволения. Будучи столько времени со мной, почему ты не узнал моих мыслей?» И потом сказал ему «принеси мне Евангелие, которое ты купил, посмотреть». И принес этот ученик Евангелие. Блаженный Филипп посмотрел его и сказал: «Евангелие хорошо, но посмотри». И так сказав, он открыл Евангелие и нашел где говорится: «взалкахся, и не дасте Ми ясти». Послушай, Пахомий, не говорит Господь наш: «вы не купили Евангелия», но говорит: «взалкахся, и не дасте Ми ясти, возжаждахся, и не напоисте Мене» и т. д. Возьми и живи, споря с этим Евангелием». И сказав это, прибавил затем: «доставь мне мое имущество и возврати ему, ученик». Тогда взял Пахомий Евангелие и пошел на рынок, скорбя и говоря: «опечалил я учителя моего неведением моим. Господи Иисусе Христе, помоги мне в час сей». И так говоря пошел он на рынок и нашел ищущего приобрести Евангелие за 50 волов. И сказал ему Пахомий: «вот Евангелие, которое я приобрел прежде за волов, как ты говоришь». И они согласились, и дал Пахомию этот человек 50 волов, а Пахомий отдал ему Евангелие и взял волов, и вернулся к своему наставнику, исполнив волю его и радуясь. Зрите на это чудо, возлюбленные, сотворенное для святых, ибо сначала думал ученик относительно нестяжательности, а наставник его о бедных; оба они мыслили о небесном, a не о земном. Наставник верил в Бога, что Он вернет ему его волов, а ученик не сомневался, ибо оба стяжали веру, как зерно горушно, которая двигает горы и искореняет смоковницы. Затем отец наш разделил этих волов бедным и убогим и сказал своему ученику: «знай, сын ной, изречено Евангелие на небесах устами Духа Святого, ведца тайных».

Так жил отец наш Филипп три года в этом городе, куда он был изгнан. И распространился слух о нем по всем пределам Тигре. И спустя три года умер царь Амда-Сион и воцарился сын его Сайфа-Арад. И тогда заключил царь Сайфа-Арад завет с отцом нашим Иаковом митрополитом, что он (не?) пойдет по стопам отца своего и будет с одной женой. Это понравилось митрополиту, он благословил его всяким духовным благословением и сказал: «послушай теперь одну речь, о которой я скажу тебе». И сказал царь: «скажи пожалуйста». И сказал митрополит: «послушай, что скажу я тебе относительно отца нашего Филиппа, которого изгнал отец твой, когда он уговаривал его не брать жены отца своего. Теперь пошли привести его, ибо он – оплот страны». И сказал царь: «да будет, как ты говоришь». И радовался митрополит этому весьма. И тогда пошли посланные царем и прибыли туда, где был отец наш Филипп, и взяли его из его местопребывания и повели. И плакали все жители города, ибо он ходил, как стена их города и врач их больных. И когда привели к митрополиту отца нашего Филиппа, встал митрополит, обнял и облобызал его, и плакали они оба долго. И сказал митрополит: «слава Богу, показавшему мне тебя во плоти, пока я не переселился еще, Филипп». И они провели несколько дней, беседуя о величии Божием. Митрополит рассказал, что он заключил завет с царем, чтобы тот жил с одной женой. Отец наш Филипп сказал: «хорошо ты сказал, но мне кажется, что он не исполнит своего слова». Потом отпустил митрополит блаженного Филиппа в его страну, и вернулся отец наш в радости по воле Божией в обитель гроба отца нашего Такла-Хайманота, своего отца по благодати. И радовались чада его, видя его, и казался он им воскресшим из мертвых.

f.185. И спустя немного дней появился один человек по имени За-амануэль по звуку имени, а вовсе не по делу, ибо он прельстил царя, говоря: «нельзя тебе жить с одной женой, ибо ты – царь, а царю повелено иметь трех жен». Но повеление Эммануила Бога нашего не таково, ибо праведно Слово Его и все пути Его истинны, и нет неправды в Нем. А сей Эммануил был носителем имени Бога нашего по наименованию и презрителем заповеден его, данных Господом нашим для хранения Апостодам своим, которых Он сделал своими друзьями и наследниками, говоря: «аще кто Мя любит, заповеди Моя соблюдет». И если бы этот человек не был преступником заповедей, он не довел бы его (царя) до того, что тот женился на трех женах сразу, говоря: «повелено царю». И он не сказал «всем» и делал таким образом вместо (?) Бога289, того, кого он боялся за его царство, и презирал бедного за его бедность. Далек от сего Бог наш! Где нашел За-амануэль, что сказано: «поведено сие царям, чтобы они имели трех жен», после того, как ясен ему закон христианский из книги завета и Евангелия, из посланий Апостольских и из всех слов Павла, который называется языком благовонным, из дидаскалий и книги Синодос, принятых церковью святою. Поискав этого повеления, о котором он сказал, в книгах, которые учат изрядному и вещают слова праведные, мы не нашли причин не презирать его учения. И посему мы назвали его «За-амануэль – носитель имени Бога нашего и преступник заповедей Его». Мы последовали слову Апостола Иоанна, который сказал: «глаголяй, яко люблю (sic)! Бога, и заповедей Его не соблюдает, ложь есть» (Иоан. 1, 2, 4). И много свидетельств мы привели бы о сем из ветхого и нового завета, но мы оставим это, чтобы не затягивать рассказа.

f.186. Вернемся к начатому рассказу о том, как советовал За-амануэль царю. Когда сказал За-амануэль царю: «следует тебе взять трех жен», то царь ответил: «что мне делать: ведь я обещался жить только с одной?» И сказал этот негодяй: «не скорби: я буду говорить с митрополитом – он не годится для архиерейства – и таким образом буду прав для тебя». И понравился царю злой совет, и послал он митрополиту лукаво сказать: «приди, поговорит и поспорит с тобой человек, который скажет тебе: «ты негоден для архиерейства». Когда услышал митрополит, застонал и заплакал весьма, и сказал: «вот исполнилось пророчество возлюбленного моего Филиппа». И послал авва Иаков митрополит к царю сказать: «жди меня до 40-го утра, когда я приду к тебе». И послал он к отцу нашему Филиппу послание: «приходи ко мне поскорее, взяв с собой своих чад – этих 11 мамхеров, чтобы нам посоветоваться о вере, ибо явился человек из волхвов, который прельстил царя взять трех жен и ест по средам и пяткам». Тогда собрал отец наш Филипп 11 мамхеров и пошел поспешно и прибыл к митрополиту. Они обнялись духовным объятием, и рассказал митрополит отцу нашему Филиппу все, что сказал ему царь и что он ему ответил, говоря: «жди меня» и т. д. Когда отец наш Филипп и 11 мамхеров услышали это из уст митрополита, они сказали: «предварим молитвой к Богу, ибо Он повелел нам: «молитесь, да не внидите в напасть», ибо молитва – основание и конец дела». Они согласились на том, чтобы творить молитву перед Богом до 40-го утра. Когда исполнилось 40 дней, сел царь на престоле царствия своего, одетым в царские одежды, и приказал привести митрополита с украшенным Филиппом. Было большое собрание свиты царя и митрополита и наместников (sjumän), священников и мамхеров церкви. Тогда встал преступник заповедей – За-амануэль и сказал: «ты, авва Иаков, не годишься для сана архиерея великой страны Эфиопской». И так сказал он трижды. И молчал авва Иаков долго, потом встал и ответил Духом Святым и сказал царю: «избери одно из трех». Тот сказал: «что такое». И сказал ему святой: «я не буду говорить с этим преступником заповедей, который положи на небеси уста своя и которого язык пройде по земли (Пс. 72,9), и который предпочел угождать человеку, а не Богу, ища себе почести. Да будет угодно, что скажу я тебе, царь: «пребудь в завете, который между мной и тобой относительно одной жены; если же ты противишься этой заповеди, то убей меня мечем, а если нет, то отправь меня в мою страну». И сказав это царю, авва Иаков митрополит проклял За-амануэля и отлучил его отлучением апостольским. Тогда встал преступник заповеди и сказал царю: «я тебе посоветую». Тогда сказал царь митрополиту: «завтра я скажу тебе, что решу, а сегодня ступай в свою келью». Тогда встали митрополит и Филипп и все священники и вернулись в свои жилища, а царь решил с этим человеком, врагом правды, чтобы отослать митрополита в его страну, а собранных с ним мамхеров согнать с их кафедр. И угодно было царю это решение. В эту же ночь постигла болезнь этого проклятого царского советника; сделалось прокаженным все его тело и он умер в проклятии, как Арий, говоря: «Иаков и Филипп поразили меня крестами своими». По наступлении утра пришел митрополит и сказал царю: «что решил ты о нас?» Царь сказал: «будь изгнан из моей страны и вернись в свою». Митрополит сказал: «хорошо решение твое о мне, но я предпочитал бы, чтобы ты убил меня, чем вернуться мне в мою страну, но да будет воля Божия». f.187. Затем он взял украшенного Филиппа и весь церковный собор и тех 11 мамхеров, и пошел в церковь. И сказал им митрополит: «будет великое гонение на нас от еретиков и отступников, и что вы скажете? Будете ли вы слушаться гласа моего и принимать совет мой, или нет?» И отвечали все единогласно: «куда нам идти от повелений твоих, отче? Если даже нас изгонят или убьют, мы будем исполнять все, что ты скажешь нам». И сказал им авва Иаков митрополит: «не соглашайтесь с еретиками и отступниками, которые будут говорить нам: вкушайте пищу в среду и пяток под предлогом навечерия Рождества Христова». И заповедав им это, он повелел зажечь 7 светильников и сказал: «некогда поставил я Филиппа главой над всеми вами, подобно Петру, а ныне изгнан в исполнение слова, сказанного Господом нашим: «егда же гоняг вы во граде сем, бегайте в другой (Мф. 10, 23), ибо не имате скончати грады Израилевы». И когда я буду изгнан, Филипп да будет вам вместо меня, и все, что он скажет вам, делайте, и если будете противиться слову моему и слову Филиппа возлюбленного моего, Бог сделает с вами подобное этому угасанию». Итак говоря, он погасил светильники, числом семь. И все сказали: «Аминь». Потом снова зажигали 7 светильников и гасили их 7 раз. И заклинал он их не разделяться, и подвел их к таботу, чтобы они поклялись снова, и сделав это, встал митрополит и обнял шею Филиппа, и они обнялись и плакали плачем горьким долго, так что дивились все видевшие великому плачу их. Потом облобызал митрополит голову отца нашего Филипла (говоря): «возлюбленный мой, отселе мы увидимся только во царствии небесном. И если ты предваришь меня, молись за меня, чтобы мне прийти к тебе; а если я предварю тебя, я буду молить за тебя, чтобы ты пришел ко мне». И так сказав, он поцеловал его в голову и глаза. И сказал ему отец наш Филипп, проливая слезы и омочая свою одежду: «отче митрополит, сие перо слез да напишет в сердце твоем, чтобы ты помнил меня всегда днем и ночью. Прошу я тебя, отче мой, и прощаюсь с тобой, ибо ты был мне отцом и наставником вместо отца моего Такла-Хайманота». И сказал он: «увы мне, ибо тот разлучен со мною смертью, а ты разлучаешься от меня в жизни; отселе я не найду у себя того, кто пошлет относительно... (?). Увы мне, отселе я буду есть хлеб в слезах, ибо сокрыл две бесценные жемчужины – одну в смерти, другую в жизни. Отче мой, молись за меня, ибо ты посеял на скале, в которой нет песка и насадил среди терния и волков». Это и подобное сказав, отец мой Филипп заплакал, и затем сказал авва Иаков: «не бойся, возлюбленный мой; если мы не встретимся во плоти, мы встретимся в царствии небесном, а ты победишь силу вражью молитвой отца нашего Такла-Хайманота и молениями древних святых, которые будут с тобой до века. И после сего они дали мир друг другу и обнялись духовным объятием. И потом отпустили в мире митрополита авву Иакова отец наш Филипп и 11 мамхеров идти в страну свою. И по воле Божией он вернулся в землю Египетскую, и придя открыл двери своего дома, вошел и нашел через 7 лет горящие уголья и не угасшие, которые он сокрыл, когда уходил в землю Эфиопскую. Молитва его и сила помощи его да упасет нас, когда мы исходим и возвращаемся, во веки веков. Аминь.

Глава 17.

f.188. И проводив сего архиерея, вернулся отец наш Филипп к царю. И сказал царь блаженному: «совершай возношение утром в среду и пяток, когда случится в них праздник навечерия Рождества». И сказал отец наш блаженный: «какая причина поступать так?» И сказал царь: «ибо сегодня день Рождества Господа нашего». И сказал блаженный: «разве два дня Рождества Господа нашего? Мы не говорим: «Он родился в два дня», но в один день, который известен всем верным, а именно 29-го, а не 28-го тахсаса. И совершая праздник Рождества каждый год, мы не говорим при этом: «Он рождался ежегодно», но поступаем так, чтобы не забылась память Рождества Господа нашего Иисуса Христа от Владычицы нашей святой Девы Марии во плоти для спасения Адама и семени его, по исполнении 5500 лег от сотворения мира, в правление Августа кесаря, царя Римского, перевод имени которого – «сияние», и во дни Ирода, царя Иерусалимского – Идумея. А память Крещения Господа нашего также творит церковь раз в год, чтобы не забылось оно в роде грядущем; другими словами, крещение Господа нашего – одно – то, которое было в 15 год царствования Тиверия кесаря и Ирода III, царя Галилейского, и при Каиафе и Анне священниках, чтобы упразднить рукописание вин и обновить ветхую тварь нашу рождением нас от него (Крещения) и Духа Святого. Память распятия и смерти и воскресения Господа мы совершаем ежегодно, но Он не распинался, не умирал и не воскресал каждый год, но один раз распялся Он и умер и воскрес, и потом вторицею не умирал, как сказано; «смерть им ктому не обладает» (Римл. 6,9). Но мы говорим вам: «напоминайте тем, которые придут после нас, сущность истинного повествования, как Он родился и крестился и распялся и умер и воскрес». А то, что ты сказал царь: «совершай праздник Рождества накануне Рождества, в сочельник, совершением литургии утром и веселясь яствами обильными, то книга Апостолов повелевает пост и воздержание, а не ядение мяса и питие вина, и возношение литургии, как во дни постные, во св. Четыредесятницу, в сей день и в навечерие Крещения, так повелевает книга, и я не буду исполнять твоего повеления, оставив заповедь писания». И сказал царь: «ты всегда презираешь слова царя. Почему говорит книга: «днесь родися»? Если ты не согласишься со мною, будешь изгнан из моего города, а если согласишься, я почту тебя». И сказал отец наш Филипп: «царь, говоря: «родися», ты хочешь есть, и не размышляешь о значении. Если не хочешь знать силу слова, то ешь в пост 40-ницы, в среду и пяток и потом постись, а я не хочу твоих почестей, слов твоих не послушаю, ибо ты – грабитель слова клятвенного и преступник завета, сказавши: «не возьму больше одной жены», и взявший многих. Ты солгал Богу, а не людям, и посему есть в сочельник мне не угодно, и я не согласен. Лучше мне быть изгнанным за веру. Делай со мной, что тебе угодно». И повелел царь изгнать его с 11 мемхерами, чадами его в землю Арамият (языческую). Его оставили там, и он жил с учениками своими, питаясь травой, подобно зверям, три месяца. Однажды потянул лук один мусульманин, чтобы попасть в отца нашего Филипп а и убить его. И простерла руку одна инокиня и сказала: «оставь моего учителя». И вернулась стрела и поразила ее руку, и умерла святая. И исполнилось на ней то, что сказал Спаситсль наш, положивший душу свою за други своя. A сего мусульманина проклял святой, и он тотчас расселся и умер.

f.189. И через три месяца доложили царю об убитых монахах и монахинях. И повелел царь привести Филиппа. Его нашли изгоняющим бесов и взяли с 11 мемхерами, чадами его, и привели к царю. Когда он явился к царю, тот сказал ему: «теперь ты не послушаешься моих слов относительно навечерия Рождества»? Филипп сказал: «разве ты не слышал, что говорит писание: «не соглашайтесь с языками, которые говорят: «да ямы и пием, утре бо умрем» (I Кор. 15, 32)? И снова говорит оно: «бдите и не нарушайте поста под предлогом праздника». Я раньше был изгнан за это самое, и ты изгнал меня за веру, и не обратился от своего греха; и я не отвращусь от веры моей и от обычая моего прежнего. Что хочешь, делай со мной». Тогда повелел царь вывести блаженного из своего стана и поместить на острове в озере Зой, пока он не обратится к тому, чего хочет царь. А если не послушается повеления царя, то пусть умрет там лютой смертью. Тогда взяли отца нашего Филиппа и повели туда связанным, и он сидел там связанный 6 месяцев. f.190. И сотворил Бог рукой его знамения И чудеса так, что всякий, призывавший имя его и веровавший в молитву его, исцелялся от всякой болезни чудесами и знамениями отца нашего Филиппа, которые он творил, находясь на Зевай. Жил у начала этого озера один мусульманин, не веровавший во Христа, и был у него сын, одержимый демоном, который делал его безумным, и многие врачи не могли вылечить его. Однажды демон закричал устами этого юноши: «если не придет связанный Филипп, я не выйду». Когда услышал это мусульманин отец из уст своего сына, которого одержал демон, он встал и стал искать, где отец наш Филипп. И нашел он святого связанным но ногам узами железными. И сказал мусульманин: «помоги мне, отче, пойди со мной, ибо (демон) одержал и сделал безумным моего сына». И сказал отец наш Филипп: «я не могу идти, ибо связан». Сказал мусульманин: «если ты не пойдешь со мной, умрет сын мой». И сказал отец наш Филипп: «идти мне? если ты не веруешь во Христа, он не исцелится». И сказал он ему: «если исцелится сын мой по молитве твоей, я сделаю все, что ты скажешь мне». Тогда взял святой воды, омыл свои ноги и дал ее мусульманину и сказал ему: «ступай, окропи сына твоего говоря: «во имя Христа, Сына Бога Живаго, родившегося от Святой Девы Марии, выходи демон, говорит тебе Филипп, связанный за имя Святое Его». И когда исцелится этот отрок, приди ко мне креститься во имя Отца и Сына и Святого Духа с этим сыном твоим и женой твоей и всеми людьми твоего дома». Когда мусульманин прибыл в свое жилище, нашел он своего сына рвущим тело свое камнями. Когда увидал этот демон отца его, несущего воду, которой омылся святой, воскликнул устами отрока и сказал: «Филипп, ты изгнал меня некогда из сына волхва. И после этого, оставив тот город, я убежал сюда и не входил в дом верных, но вошел в дом мусульманина. Что мне сказать? Не сожги меня огнем молитвы твоей; я сам выйду скоро». Когда услышал мусульманин эти слова из уст демона, окропил сына своего, говоря: «окропляю тебя во имя Иисуса Христа·, о котором проповедует Филипп. Тогда вышел демон из этого отрока, пылая, как огонь, и затем исчез, как дым. Вышел этот демон тогда из этого отрока. (и тот) был, как... и потом, спустя немного, проснулся, и дали ему есть, и выздоровел он тотчас И когда хотел этот мусульманин обратиться вместе со всеми людьми дома своего, пришел его родственник и сказал ему: «из-за этого малого дела зачем тебе оставлять веру твою?» И посему он не пошел к отцу нашему и не уверовал во Христа. Когда увидел сатана, что не уверовал во Христа этот мусульманин, взял 7 бесов, худших прежнего, и они вселились в сына и жену и всех людей дома его. И плакал этот мусульманин, говоря: «если я пойду, он не примет меня, ибо я не исполнил повеления его: «прими крещение во Христа». И он стал искать предлогов, чтобы пойти. И говорил этот мусульманин: «пойду и скажу ему: «упорствует бес оставить сына моего. Дай ему выйти из него, жены обезумевшей, и всех людей дома моего». И приняв это намерение, которое не было истинным, он пошел к святому Филиппу и рассказал, как мы сказали выше. И тогда узнал Духом Святым, пребывавшим на нем, святой Филипп и сказал этому мусульманину: «зачем ты говоришь мне обманную речь и слова, и лжешь? Или ты думаешь, что я не знаю? Во мне Дух Божий, который ведает тайное и открывает все сердечное. Слушай, сын погибели, не говорил ли тебе, сын погибели, родич твой: «из-за этого малого дела зачем тебе оставлять закон отца твоего?» И услышав эти слова, ты уже не пошел ко мне. И посему навел Бог бесов поселиться в твоем доме, ибо всякому воздается но делам». Услышав эти слова, мусульманин пал на лицо свое и поклонился отцу нашему Филиппу, и сказал ему: «прости меня, отче; я не знал что ты знаешь все, как Бог, ведающий тайны сердец человеческих. Но сотвори со мной милость сегодня; отселе я буду делать все, что ты мне скажешь, и не отступлю от повелений твоих». И сказал отец наш Филипп этому мусульманину: «зачем ты уподобляешь меня Богу; человека, подобного тебе, ибо я – прах и пепел, окованный за Христа, когда проповедовал имя Его. Но остерегайся; ты прежде солгал, не греши вперед, да не горше ти что будет (Иоан. 5,14). И так сказав, он взял воды, и омыл свои руки и ноги связанные. И сказал ему: «иди, окропи его, как и прежде». И пошел этот мусульманин с радостью, я нашел свою жену и сына и людей дома своего, лаявшими по-собачьи друг на друга. И сталь он у входа в свой дом и сначала воззвал: «во имя Отца и Сына и Святого Духа, в которого верует Филипп и я верую, выйдите из дома моего духи нечистые». И так говоря, окропил всех. Тогда убежали бесы из нихи стало спокойно в доме. Потом взял мусульманин людей дома своего, и всех детей своих, и всех людей дома своего и пошел к отцу нашему Филиппу. И придя к нему, они уверовали в Господа нашего, и он крестил их всех, и повелел приобщиться телу и крови Христовой. И приобщившись, вернулись в мире в свои дома, и прожили до дня смерти своей в вере Христовой. Потом повели его на остров оз. Зевай. И когда исполнилось 6 месяцев с тех пор, как он был связан,

Глава 18.

f.191. послал царь слуг привести отца вашего Филиппа, и привели его. И сказал ему царь: «И теперь ты не соглашаешься со мной?» Он сказал: «из-за чего мне соглашаться с тем, что ты сказал: «вкушайте в среду и пяток? Если я соглашусь с тобой и буду поступать так, то лучше мне умереть». Услышав это, царь разгневался и сказал относительно Филиппа и всех православных людей, которые были согласны с отцом нашим, и повелел разлучить их и сказал: «пусть отойдут мои воины от тех людей, которые согласны с этим монахом, чтобы нам сразиться с теми людьми, которые противны, и пребывают в решении этого монаха». И тогда спустились православные, увенчанные корой дерева, говоря: «мы – народ Божий», тогда как воины царя спустились, увенчанные mёrwäja, говоря: «мы воины царя». И было число людей Божиих 1,000 мириад, а воинов царя 300 мириад. И приказал царь привести ему коня, чтобы ехать на битву. Тогда встала царица и побежала в его палатку, растерзала одежды свои, схватила его и сказала: «правда ли, что ты сказал: «я сражусь с людьми Божиими»? Нехорошо это». Когда она так сказала, он оставил (свое намерение). «И что мне делать с этим монахом? Если я его оставлю, он соблазнит весь народ и привлечет к себе, но пусть он будет изгнан и не сидит в моем стане и своем монастыре». Затем велел он отправить его в город в Дамот, называемый Гамаски, город языческий. И сказал он: «уведите его туда, пусть его убьют, и мы успокоимся от него». И отправили святого Филиппа, когда приказал царь, в этот город, имя которого мы упомянули выше. И он жил там год, проповедуя в нем веру. И однажды, когда (шел) блаженный Филипп по склону холма Дамаско, встретил его разбойник из чернолицых язычников с копьем и щитом, который скакал (на него). И он приблизился к святому Филиппу. И тогда святой осенил его знамением креста, говоря: «Бог да посрамит тебя и да разорвет тебя на две части». В тот момент прыгнул этот черный и хотел пустить копье в святого. Пуская, он разделился пополам, держа копье в правой руке, и щит – в левой, он повис половиной своего тела; другая половина с ногами осталась на земле. Тогда воскликнул этот проклятый: «я думал искать смерти этого святого Божия, и меня постигло все это». Так сказав, он упал и умер. И устрашены были все верные, видевшие это и слышавшие. И прославили они Бога, творящего чудеса и знамения рукой раба своего святого отца нашего Филиппа.

Глава 19.

f.192. Спустя год прибыл из земли Египетской митрополит по имени авва Салама. И по прибытии он собрал всех сановников церкви и сказал царю: «где архиерей ликакахнат, первый мученик, которого Дух Святой избрал устами аввы Иакова митрополита, говоря: «найди человека Божия, именуемого Филиппом, столпа и основание святой церкви, ради которого падет дождь на землю и будут плодоносить деревья пустыни, и будет дано благословение – млеко и мед и хлеб для рода человеческого, и трава для скота. И если его не будет в земле Эфиопской, погибнут все города. Молитва его приятна, как кадило перед Богом, охранена от напасти. Ты царь делай все, что он скажет тебе, и не противься его гласу, ибо поставил его Дух Святой, как Петра, главу Апостолов – главой глав и архиереев». Он (т.е. Иаков) говорил мне: «блажен ты, что идешь встретиться со святым Божиим Филиппом. Я видел всегда ежечастно, что спускался на него Дух Святой, и три венца клали Ангелы на главу его. Блажен тот, кому выпадало на долю поцеловать его руки и ноги». Где этот оплот града и стена веры и врач болящих? Где укрепитель слабых и утешитель печальных? Где отец сирот и конец скорбей вдов и судия праведный и истинный угнетенных?» Когда это и подобное сказал митрополит царю, тот затрепетал и удивился. И потом сказал царь митрополиту: «так как этот Филипп противоречил мне и противился моим повелениям, я изгнал его с его престола и велел ему жить в другом городе, находящемся под моей властью». И сказал митрополит: «я не могу совершить священства, если не прибудет Филипп». f.193. Тогда послал царь слуг привести его; слуги нашли его в городе Дамаски учащим народ. И взяли святого Филиппа слуги царя и привели в его стан. Царь послал к митрополиту сказать, чтобы он пришел к нему на свидание. И прибыл митрополит и сановники церкви, и он встретил отца нашего Филиппа, и облобызал его лобызанием духовным. И они устроили большое собрание. И сказал митрополит отцу нашему Филиппу и всем сановникам: «все, что связал авва Иаков, он разрешил мне. Ныне будьте согласны с царем в законе православной веры». И встал блаженный Филипп и сказал митрополиту: «если он православный, мы согласимся, а если он – разрушитель веры, из-за страха царя мы не согласимся. А клятва аввы Иакова наложена не им одним, но раньше митрополита Иакова наложили ее Апостолы, говоря: «всякий кто нарушит пост четыредесятницы, среды и пятка, если будет митрополит или патриарх, да извержется со своей степени, а если епископ, или иерей, или диакон, или царь, да отлучится от своего сана, а если мирянин, да будет изгнан. А царь говорит нам: «нарушайте среду и пяток по случаю навечерия Рождества». И сказал митрополит: «этого не скажу и я: «вкушайте», ибо наложена клятва на это». И сказал царь Филиппу: «так как ты – виновник дела и противник царя, то если он отвергнет трапезу, соверши литургию, чтобы видели тебя и согласились с тобой все люди». И сказал отец наш Филипп: «это будет для меня страхом царя. Разве ты не слышал, что сказал Господь наш: «иже исповесть Мя пред человеки, исповех его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесех (Мф. 10,32), а иже постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем. и Сын человеческий постыдится его, егда приидет во славе Своей (Мф. 8,38), и во славе Отца Своего!» Что больше, жертва праведных, или трапеза погибельных? И сказал царь отцу нашему Филиппу: «совершай жертву порану, а трапезу ставь в час, когда она бывает во дни постные». И сказал отец наш Филипп: «как ты приказываешь, царь? Жертву я должен возносить ради Рождества, а трапезу, чтобы оставить трапезу. Это слово – безумное слово». Когда это сказал отец наш Филипп, встали священники палатки (придворные) и сказали митрополиту: «разве ты не знаешь, отец наш, что по счислению еврейскому и греческому Рождество было 28-го тахсаса, а по счислению египтян и эфиопскому – 29-го тахсаса. И посему мы говорим: «будем праздновать в день навечерия». И сказал отец наш Филипп: «то, что вы сказали: «евреи и римляне справляют 28-го, а не 29 по прошествии Рождества, то если они и делают так, то не справляют два дня, а только один день, как вы говорите: «мы и египтяне справляем по вашему счислению. Вы свидетельствуете нам: 29-го, и не справляем 28 тахсаса, когда еще не наступил день Рождества, а те, которых вы упомянули справляют только один день, и мы справляем только один день. Почему же вы говорите: «будем справлять два дня?» ведь не родился Господь наш в два дня, но в один день. Или вы осмеливаетесь говорить: «он рождался два дня». Но до этого да не доведет вас Господь». Когда это сказал отец наш, царь исполнился гнева и сказал святому: «Супостат! если ты согласен, соглашайся, а если нет – будь изгнан; ведь для тебя обычно изгнание, чтобы ты не соблазнил других». Тогда встал украшенный Филипп и пошел из царского стана в землю Косоге290, т.е. в землю Целалги с двумя своими духовными дщерями, по имени Маккавея и Орни, ибо эта страна была родиной этих святых, обручившихся единому девственному жениху – Христу чистому. Ради этих духовных дщерей захотел отец наш Филипп пожить немного дней там, пока не уйдет в тот город, где должен по воле Божией скончать течение свое. И когда хотел отец наш Филипп переселиться из этой страны и идти туда, куда повелел ему Бог, он призвал Маккавею и Орни, дщерей своих, и простился с ними, говоря: «я ухожу, чтобы исполнить волю Бога моего, вы же оставайтесь, и здесь сделаетесь мученицами и исполните течение ваше, и не только вы будете, но много других. И когда подвигнет их любовь божественная, они прольют кровь свою с вами, пока она не польется, как потоки зимой». Так он сказал это святым женам Маккавее и Орни, зная все вперед Духом Святым, пребывавшим в нем. И сказав это, отец наш Филипп пошел в путь, и провожали его Маккавея и Орни, проливая слезы. f.194. И потом ушел отец наш Филипп оттуда. Когда услышал царь, что жил святой в земле Косоге, уча слову веры, исполнился ярости и послал своих воинов перебить всех жителей Косоге мужчин и женщин, старых и младенцев. И эти воины, придя, собрали всех жителей Косоге и сказали им повеление царя. Когда услыхали святые жены Маккавея и Орни, одна перед другой наперерыв стремились сделаться мученицами и идти ко Христу, которого они возлюбили и который возлюбил их. И они стали перед воинами, которые объявили убиение от царя. И они сказали: «мы веруем во Христа верой правой блаженного Филиппа, которую насадили отцы наши Апостолы и сосуд избранный Павел, который возложил власть отлучения на род грядущий, чтобы не принимать другого учения, кроме учения их, угодного Духу Святому. Мало того, послы, если он и учил не принимать повеления царя и проклинал его веру, то делал это потому, что она склоняется к чревоугодию, оставляя пост среды и пятка и пренебрегая клятвой апостолов и всех учителей церкви, чтобы не есть в эти дни, среду и пяток под предлогом праздников, кроме праздника Рождества преславного – 29 тахсаса и праздника Крещения 11-го тера, и дней Пятидесятницы, да будет это прибавлением к Пасхе, воскресению Господа нашего. В остальные дни кто нарушит пост по случаю праздников, да будет отлучен». И если нам надо согласиться в вере с царем, навлекшим (на себя) отлучение, то лучше нам умереть». Когда это сказали святые жены Маккавея и Орни, исповедуя свою веру, встали воины царя с гневом и отрубили головы мечами этим добрым и твердым, как мужи, при своей слабости. И люди этой страны, видя, как они были готовы на смерть от меча, (сказали): «и мы не разлучимся от них в смерти и в жизни, ибо они соединены с нами верой, которой учил нас отец наш Филипп, говоря: «не оставляйте сей правой веры до смерти». Тогда им отрубили головы эти воины мечами, не оставив ни мужчин, ни женщин, ни старых, ни младенцев. И число людей, которых перебили воины, начиная с 8-го текемта, дня смерти блаженных Маккавеи и Орни, путеводительниц на пути жизни, до 23-го магабита – дошло до 90 мириад 777. Не только жители Косоге вошли в это число, но пришли вместе приять мученические венцы из Бали и Даварро и из Фатагара, из Ваджа, из Дамота и из Шоа, из Амхары, из Ифата, из Гедема, из Ангота и из Тигре, и из других областей собрала их сила· Божия во исполнение слова, предреченного отцом нашим Филиппом, когда он возвестил его блаженным Маккавее и Орни, разлучаясь от них, и после этого перестали воины избивать по приказанию царя. Все это было из-за отца нашего Филиппа, главы сего собора мучеников. Прежде, когда изгнал отца нашего Филиппа царь Амда-Сион, когда видели многие силы, действуемые рукой его, и кровь язв его сделавшуюся огнем, так, что сгорела палатка царя, многие люди окончили страдание свое мечем и копьем в городе, называемом Саван. Мы поведаем здесь нечто из повествования о блаженных Маккавее и Орнн святой. Раньше приятия изгнания с отцом нашим Филиппом они творили знамения в области Даварро, называемой Дара. Там они умертвили людей, которые оскорбили их, а потом воскресили их молитвой своей, так что люди помыслили: «могуча сила их». И еще, после возвращения их из изгнания, источилась вода в Косоге из твердой скалы, чтобы быть врачевством для болящих, и доселе она есть, являя силы. Окропляются ею и пьют ее с верой в молитву этих святых жен Маккавеи и Орни, и в моления изрядных мучеников первых и последних. Ради тех, которые за имя Его предпочли смерть жизни, да избавит нас Бог от лукавства сатаны во веки веков. Аминь.

Глава 20.

f.195. Возвратимся к повествованию о подвигах отца изрядного и блаженного Филиппа. Когда царь изгнал отца нашего Филиппа, он пошел в место Царабт и хотел там прожить несколько дней. И сказали авве чада его: «зачем нам жить здесь? боимся мы царя, чтобы он не перебил нас из-за тебя, ибо слышали мы, что он уже сделал». И сказал им блаженный Филипп: «если вы боитесь, я уйду для вас». И потом встал он и сказал бывшим с ним: «пойдем в Ваша291. Примут нас, или не примут, я поклонюсь отцу моему Такла-Хайманоту и облобызаю гроб его, ибо (близок) конец мой». И так сказав, он пошел и прибыл в Дабра-Либанос. Там ему сказали тоже, что и раньше (?). Сказал им блаженный Филипп: «не печальтесь и да не постигнет разорения гроба отца моего; я уйду. Но только потерпите меня эту зиму до Иванова дня, а потом я уйду». И сказали ему: «отче, да не будет так, ибо боимся мы весьма, как бы не прислал царь сегодня или завтра». И услышав это, отец наш Филипп встал тотчас у гроба отца нашего Такла-Хайманота, постучался в гроб его и сказал: «отче, вот я скончал течение мое и исполнил служение мое, и пришло время моего упокоения. Ныне я разлучаюсь от тебя, но да приидет на меня благословение твое, и не удали меня от милости твоей». И так сказав, он облобызал гроб отца нашего Такла-Хайманота и вышел. И сказал он чадам своим, которые остались в монастыре: «отселе вы не увидите плоти моей». Так говоря, он пошел и прибыл в Аба Гендена, и поселился там. А там не встретили его и не дали ему ничего, хотя сами ели и пили, справляя свадьбу. Утром вышел отец наш Филипп к дверям и, стоя вне, распростер свои руки и воскликнул: «воззри, Господи, на это поругание, которое совершили надо мной: половины воды и хлеба из всего этого не дали мне, когда сами ели и пили, веселясь. Но не о разделении пищи говорю я Тебе, Господи». И так сказав, он позвал сестер своих, монахинь, которые не участвовали в поругании: «идите поскорее, не будьте здесь до восьмого дня, а если будете, остерегайтесь». И так сказав, святой (пошел) в путь свой. И через восемь дней после того, как он ушел, постигла язва это место и убила 53 монаха, а также женщин и детей. А блаженный отец наш Филипп поселился в земле Валака, где построил монастырь во время первого своего изгнания. f.196. Потом стал искать царь отца нашего и сказал: «куда пошел этот монах?» Сказали ему: «он в земле Валака». И сказал царь: «идите, приведите его ко мне». И привели его тотчас. И сказал ему царь: «где ты живешь?» Святой сказал: «Не слышал ли ты, что сказал Давид: «Господня (земля) и исполнение ее» (Пс. 23,1). И сказал ему царь: «землю-то дал мне Бог, а не тебе». И сказал ему святой отец наш Филипп: «не только тебе дал Бог, а всем нам дал он, как сказал Давид: «землю же даде сыиовом человеческим» (Пс. 113,24). Тогда сказал ему царь: «зачем ты всегда ставишь ни во что мои повеления, ведь все сановники церкви согласны со мной; остаешься ты, который не принимаешь приказаний моих». И сказал ему святой: «если из страха к тебе я нарушу закон, то будет напрасен мой прежний подвиг. Взявшийся за рало, не обращается вспять. Добрее бо мне паче умрети, нежели похвалу мою кто да упразипт (Kop. I, 9, 15)». И так говоря, он удалился от лица царя. Тогда послал царь много дорогой утвари. И принесли к святому царские слуги, и сказали ему: «возьми! говорит тебе царь». Это сделал царь, чтобы соблазнить его, ибо думал его победить этим. А святой сказал пославшим от царя: «скажите ему, зачем мне имущество твое, если Бог кормит меня и одевает». И вернулись посланные и доложили царю. Тогда опять послал он к нему, говоря: «зачем ты отказываешься взять царское имущество; разве ты не знаешь, что все, что ты ешь и во что одеваешься – принадлежит царю». Услышав это, отец наш Филипп сказал пославшим: скажите царю: «разве ты не слышал, что сказал Бог чадам Израиля – золото ваше фальшивое и серебро ваше поел враг» (?). Или, сказал он: «если вы воздадите мне почитание коровами и тельцами, оно будет неугодно Моему духу, если вы не будете соблюдать того, что Я сказал вам». Ты говоришь: «я – царь, и не соблюдаешь повелений Его, ибо царь – один Бог на небеси и на земли». И вернулись посланные и доложили царю то, что сказал им отец наш. И сказал царь этим посланным: «вернитесь и отнесите к нему эти вещи и оставьте у ног его». Вернулись они и делали так три раза, а святой вставал и оставлял эти вещи, переходя на другую сторону. Возвестили они царю, что он отказывается принимать вещи и что хочет уходить. И сказал им царь: «ступайте и скажите этому монаху: «заяц препирался с землею и сказал: «я пойду туда, где тебя нет». И сказала ему земля: «куда пойдешь ты, можешь ли ты уйти туда, где меня нет?» И начал бежать этот заяц, думая дойти туда, где нет земли. И когда он добегал и доходил до чего-нибудь, земля говорила: «здесь я» и «здесь я». И упорствуя в беге, он умер, сделавшись больным сердцем. Можешь ли и ты дойти до земли, которой я не обладаю? И если ты найдешь страну, не подвластную мне, ступай, а я посмотрю на исход дела». Передали эти слова царя отцу нашему, и святой сказал пославшим: «скажите царю: зачем ты величаешься во злобе твоей, и полагаешь на небеси уста твои? Не слышал ли ты, что сказал Господь наш: возносяй себе смирится, и смиряяй себе вознесется? Этими твоими словами ты являешься противником Бога, о котором сказал Давид: «Твоя суть небеса и Твоя есть земля, вселенную и исполнение Ты основал еси», и паки сказал он: «яко Того есть море, и Той сотвори е, и сушу руце Его создасте». И я знаю, что земля Божия, a не твоя. Но я приму изгнание, да уподоблюсь отцам моим во исполнение слова Евангелия: «блаженни изгнаннии правды ради, яко тех есть царствие небесное». Царь, услышав слово, сказанное отцом нашим Филиппом, замолчал, не найдя что ответить. f.197. А святой встал и сказал: «пойдем, чтобы мне быть погребенным рукой наставника моего, аввы Саламы». Сказал он ученикам своим. Потом встал он и пошел к пустыне в землю Амхарскую и прибыл в одно место, и отдыхал там 8 дней. И пришел авва этого монастыря к нему и сказал: «отче честный, я боюсь, ибо ты епископ, о котором слышит весь мир. Я не желал бы, чтобы ты жил здесь, ибо я – ничто перед тобой». И сказал святой Филипп: «не скорби о сем, ибо я уйду завтра». И тотчас он встал и пошел, пока не прибыл в страну Гиргеса, где находился авва Салама митрополит. Сказали митрополиту, что пришел блаженный Филипп, мученик Христов. Обрадовался митрополит и сказал: «приведите его ко мне». И увидав его, он встал и обнял его шею, и облобызались они лобызанием духовным. И потом сказал он отцу нашему: «ты отверг мир и последовал Христу любовью и верой, да будешь наследником царствия небесного». И сказал кур-Филипп: «что такое я? блаженны скончавшие подвиги свои и получившие венец мученичества в царствии небесном». И сказал авва Салама: «истинно говорю тебе, ты не меньше их во царствии небесном». И потом они сидели, беседуя о божественном. Спустя немного дней наступило преселение честного отца нашего и добропобедного Филиппа, бывшего мучеником в царствование Амда-Сиона и сына его Сайфа-Арада, царей Эфиопских, приявшего биения и узы и изгнания от града во град со многими словами поношения, терпевшего голод и жажду, и наготу. И тогда воззвал глас с неба: «прииди, возлюбленный мой Филипп, ибо совершил ты течение свое и исполнил подвиг свой; много ты потрудился и перенес напастей ради Меня, будучи злословим и биен и связан, как злодей и разбойник, и изгнан. Блажен ты. Истинно говорю тебе, возлюбленный Мой, блаженный Филипп, все труды твои и напасти, изгнания и терпение твое записаны золотою тростью на светоносном столпе в Иерусалиме небесном. Посему говорю тебе Я – Иисус слово неложное: всякому верующему в молитву твою и творящему память твою каждением и приношением и литургией, и напояющему жаждущих чашей студеной воды в день памяти твоей во имя твое, Я воздам воздаяние благое в новом мире, а имя всякого, кто будет писать и заказывать писать книгу подвигов твоих – страдания твои, которые ты претерпел за Меня, Я запишу на столпе светоносном в Иерусалиме небесном со всеми святыми и мучениками во веки веков. Аминь. И вот Я тебе дарую 7 венцов: один – за девство твое, одни – за мученичество, один – за обращение народа от греха к Божеству Моему учением Евангелию моему; один – за изгнания твои из града во град в напастях и скорбях; один – за то, что ты отверг венец почести бренной, один – за убиение тобой волхва, когда ты был юн и не убоялся смерти за имя Мое, один – за твое непорочное священство и монашество совершенное, как у Антония и Макария. А где будет погребено это тело твое, Я явлю милость Мою и щедроты Мои; и не сойдет туда ни холод, ни снег, ни саранча, ни скнипы».

Глава 21.

f.198. После того, как Господь наш Иисус Христос дал сей завет, Он вознесся во славе на небо. И возрадовался святой, услыхав это; ему показалось, что он не трудился. И он возблагодарил Бога. И после этого заболел святой, как все люди. Услышав, что болен святой, митрополит, желая (идти) в Хакалит из Гиргеса, не пошел. Послал к нему святой, чтобы он пришел к нему. И когда пришел к нему митрополит, святой сказал ему: «зачем покидаешь ты меня и хочешь уходить, не похоронив меня. И если ты спешишь идти отсюда, возьми меня с собой, чтобы погребсти меня в Хакалите». Услышав это из уст святого, митрополит заплакал и сказал: «ты умираешь, ликакахнат архиерей и отец монахов? Ты умираешь, Филипп, стена веры, столп и основание церкви? Ты умираешь, Филипп, глава епископов? Ты заключаешься смертью, Филипп, красноречивый языком. О, если бы я умер вместо тебя, и если не сегодня, то завтра дай последовать за тобой!» Сказав это и подобное, митрополит заплакал над своим возлюбленным Филиппом, и затем взял и понес его на его ложе и отправил в Дабра-Хакалит из Гиргеса. И потом успокоился в мире отец наш Филипп, учитель мира на 74 году, 9 месяце от дня рождения своего. 15 лет прожил он в доме отца своего; потом ушел в Дабра-Либанос, и придя туда, жил три года до монашества; от пострижения до настоятельства жил 22 года, от поставления до изгнания – 28 лет, по изгнании три года жил в Тигре, два года в Валака, в Дара, т.е. Даваро – три месяца, на острове Зевай – 6 месяцев, год в Далоте. Всех лет изгнания его 6 лет и 9 месяцев. И потом он упокоился 28-го числа месяца Хамле. И сошли встретить его бодрствующие ангелы и пророки святые и апостолы чистые, и мученики добропобедные и праведные совершенные и монахи избранные в венцах и со свечами без числа, и вознесли душу его на небеса, говоря: «слава в вышних Богу, и в человецех благоволение. Трудившийся в мире жив 6удет во веки». Когда скончался отец наш Филипп, пошли вестники сказать митрополиту авве Саламе об успении отца нашего, ибо он был в другом доме в этот час. И когда был там митрополит, говорили между собой его чада: «не подобает и не прилично нам погребать». А митрополит, зная духом успение Святого, идя встретил посланных, которые шли к нему, чтобы возвестить ему; и раньше, чем они стали говорить, сказал им: «знаю я, знаю я, что упокоился добропобедный Филипп». И придя, митрополит упал на него и плакал плачем горьким, горьким, а потом похоронил его, как погребают архиереев. И когда говорили ему люди: «оставь, не прикасайся к трупу, ибо ты – митрополит, он сказал: «какой я митрополит. Митрополит – это Филипп, которого поставил Дух святой пасти церковь, которую стяжал Христос кровью Своей по воле Отца». И он погреб его с пением и песнями и великой славой. И авва Салама видел, как явился собор ангелов и пророков и апостолов, праведных и мучеников, девственных и монахов на встречу душе его, ибо подобен был всем им во всяком роде подвигов. Подобен был он ангелам, ибо приобрел чистоту, и пророкам, ибо ведал тайное, и апостолам, ибо проповедовал веру, и мученикам, ибо подъял страдания. Подобен был он праведным, ибо творил изрядное, уподобился и девственным, победив желания. Посему желали его и спешили встретить его, говоря: «честна перед Господом смерть преподобных Его».

f.199. И вот написали мы вам, братия возлюбленные, вкратце, да не будете ленивы слушать. Но Бог, начало и завершение завета и помощник, да будет со всеми вами во веки веков. Аминь. Отче! благослови и освяти и укрепи врата и основания обители – матери твоей Дабра-Либаноса. Возврати рассеяние чад твоих, благоволи воссозданию разорения ее, воздвигни падение ее, сохрани юность ее и обнови старость ее, и благослови священство ее, изряднее же отца нашего Иоанна Кана, потщавшегося о написании подвигов твоих по любви к тебе много дней по забвении. Да запишет имя его Господь златой тростью и да возложит его на новой трапезе, и сына его Ацка-Руфаэля от искушения... и потрясения да избавит и да введет за небесную стену, где спасен от тягот праведный с избранными чадами, Сей Бог, украшение мира, радость неисчислимая.

Написавшего и поручившего написать (сию кнуту), читающего, переводящего и слушающего все слова ее, да путеводит Бог во царствие небесное, во веки веков. Аминь.

* * *

256

Эздр. III. 7, 6–9. Basset, Lesa pocr. еthiop., IX, 52 (cap. V, 3–9).

257

См. Lipsius, Apocr. Apostelgesch. I, 618.

258

Перифраз Рим. 14, 20, 2 и 13, 14.

259

Вероятно из „Abtelisat“ 10. Ludolf. Com. p. 331.

260

См. Budge The contendings of the Apostles I, 130: II, 250.

261

Ibid. I, 240 sq. 331 sq. II, 284 sq. 399. Впрочем там говорится не о небесном огне, а о наводнении.

262

Цитата по памяти Луки 14, 27

263

Это риторическое отступление рифмовано.

264

Кончину Апостолов агиобиограф здесь представлял себе по посланию Дионисия Ареопатита Тимофею (См. Budge, o. с. I, 58 = 11, 60 sq.).

265

Lipsius, o. с. I, 368.

266

Rёqjata. Вероятно имеется в виду сила заклинательных молитв». salota г.

267

Cf. Synodos, f. 293.

268

Цитата по памяти из стр. 3 книги юбилеев.

269

По памяти из Екклез. 12, 5

270

Рифмовано.

271

Одно из нередких недоразумений агиобиографов, объясняемых ссылками на Библию по памяти. Аргоб – область васанского царя Ога. См. Второзак. III, 5, 13, 14. Цар. Ш, 4, 93.

272

Здесь, очевидно, оканчивалась древняя редакция жития с циклом 12 чудес. Остальные, действительно, имеются только в рукописи Orient. 705, кроме 13-го, которое находится и в Orient 704. Заключение (после 17-го чуда) к числу чудес не относится, и имеется в нем также. Характерно, что 13-е чудо начинается с нового вступления.

273

Очевидно дело идет о том же монастыре, что и в предыдущем чуде. Оба они должны свидетельствовать о силе Евстафия даже в стране Шоа – области Такла-Хайманота по преимуществу. Энгабтон, вероятно, = Эндагабтон, место подвигов Маба-Сиона. Мамхер Фома, конечно, местный благочинный дабра-либаносского устава.

274

Патнос. Сказание заимствовано из псевдо-Прохора. См. Badge, The Contendings etc. I, 193, II, 228. Lipsius, o. c. I, 368. Место это в тексте жития, как и многие другие в этом заключении – рифмовано

275

Magabta-häjmänot; magabёt нет у Дилльманна

276

В тексте Соб. Посл. Иоан. 1, 2, 27: „но яко то само помазание учит вы“.

277

Цитата по памяти, соединяющая Луки 12, 11 (неточно) с ibid. 21,12.

278

В тексте жития todlä –„наслаждение“.

279

Конец 160 и 161 весь заняты иллюстрациями.

280

Низ 166 v. занят иллюстрацией, изображающей посвящение Филиппа.

281

f.172 весь занят иллюстрациями.

282

f.176 занят иллюстрациями.

283

Цитата по памяти, Луки 12, 4, 5.

284

В этой главе особенно бросается в глаза параллелизм с житием Аарона Дивного, где в ff. 29 и 30 (см. стр. 139 нашего исследования) рассказывается о гневе царя на то, что монахи за него не молятся, об их обнажении, поругании, об укрощении Аароном львов. Вместо последних житие Филиппа говорит о „псах, хватавших львов“, но на иллюстрации к данному месту (См. Budge, Maba-Seyon, p. 41) изображены действительно львы. Вмешательство царицы и раскаяние воинов находит себе соответствие в увещаниях царю со стороны вельмож.

285

Житие Аарона Дивного также упоминает Зара-Крестоса в числе пострадавших, но там он оказывается одним из мамхеров (f. 14). См. стр. 134 исследования.

286

Считая это место неправильно понятым 2Кор. 12, 7, перевожу так непонятное guäsäguäsäta.

287

f.181 занята иллюстрациями.

288

Подобное же чудо рассказывается о Такла-Хайманоте.

289

Место, для меня непонятное.

290

Область в Дамбии на р. Аргеф 12° 44 ш. 37° 32 д. Pcreira, Susneyos II, 275.

291

Местность в Амхаре 11° 27 ш. 39° 50 д. Впрочем, здесь вероятно описка вместо „Шава“.



Источник: Исследования в области агиологических источников истории Эфиопии / Б. Тураев. - Санкт-Петербург : тип. М. Стасюлевича, 1902. - [2], XIV, 453 с.

Вам может быть интересно:

1. Замечания на книгу "Поморских ответов" – Степень первый на десять. Княжение великого князя Иоанна Иоанновича архимандрит Павел Прусский

2. Очерки православно-христианского вероучения священник Георгий Орлов

3. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

4. Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа в новом русском переводе К.П. Победоносцева профессор Константин Петрович Победоносцев

5. Светочи христианства протоиерей Михаил Хитров

6. Описание славяно-русских рукописей книгохранилища Ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, монастыря, и заметки о старопечатных, церковнославянских книгах того же книгохранилища, архимандрита Леонида архимандрит Леонид (Кавелин)

7. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V – Евсевия профессор Александр Павлович Лопухин

8. Патриарх Кирилл Лукарис и его заслуги для православной Церкви архиепископ Арсений (Брянцев)

9. Философия правды – Правда в её применении к опытному миру гражданских обществ архимандрит Гавриил (Воскресенский)

10. Алфавитный указатель предметов, содержащихся в Словах святаго Исаака Сирина – Соблазн преподобный Исаак Сирин Ниневийский

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс