протоиерей Димитрий Смирнов

Воскресное всенощное бдение

Поздравляю всех с Воскресением Христовым! Это главный церковный праздник. А еще каждые семь дней мы празднуем эту малую Пасху, потому что Христос воскресший есть наша Пасха, наш переход в новую жизнь. Накануне вечером читается Евангелие, которое рассказывает о воскресении. В сегодняшнем Евангелии от Марка говорится о том, что, «воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов. Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим; но они, услышав, что Он жив и она видела Его, – не поверили. После сего явился в ином образе двум из них на дороге, когда они шли в селение. И те, возвратившись, возвестили прочим; но и им не поверили. Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили».

Почему так произошло? Ведь Господь, когда ходил с учениками по Иудее, говорил, что Он для того и пришел, чтобы пострадать и воскреснуть в третий день. И вот Его распяли и к ученикам, которые собрались вместе и плакали и рыдали о своем Учителе, пришли люди и сказали, что Он воскрес, – причем не какие-то люди посторонние, а их же собратья, ученики, – а они не поверили. Конечно, Петр, Фома Близнец и апостол Иуда (не Искариот, а другой Иуда) знали Марию Магдалину и знали, как она любит Христа, но в то же время не поверили ей. И когда Лука и Клеопа шли в Эммаус, встретили Господа, узнали Его в преломлении хлеба и тоже возвестили ученикам – они и тогда не поверили. И вдруг через какой-то месяц с небольшим эти люди, о которых еще в самом конце Евангелия от Марка сказано, что они не верили в воскресение Христово, расходятся по всему миру и проповедуют Христово Евангелие. И десять из них отдают жизнь на этом поприще, то есть жертвуют самым дорогим, что есть у человека.

Как же так может быть? Что произошло за этот короткий отрезок в пятьдесят дней? Произошло то, что они родились свыше: в день Пятидесятницы на них излилась благодать Святаго Духа, и они стали совершенно другими людьми, принципиально другими.

Господь сказал апостолам: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет». То есть значит, что если крещение принять без веры или, допустим, креститься, а потом веру потерять, то человек будет осужден. Кем осужден, Богом ли? Нет, самим собой. Но кто-то скажет: а чем я виноват, что не верую? меня папа и мама не научили. Оказывается, вера не всегда зависит от того, научили папа с мамой или нет. Многих людей очень скрупулезно вере учили, и они с детства знали «Отче наш». Мне недавно рассказали о женщине, которая в воскресной школе в отсутствие священника преподавала детям Закон Божий, то есть была не только верующей, но даже и законоучителем, а сейчас она совершенно не верует в Бога и в церковь ее не затащишь, хоть и старый уже человек.

Вера зависит от того, родился человек свыше или не родился. Что это означает? Все мы дети Адама, все происходим от одного человека. Но тем не менее о некоторых говорят, что они благородного происхождения. То есть был какой-то человек в их роду, который его прославил, и печать этого славного чем-то человека лежит на всем роде. Мало кто из нас знает, кто был наш прадед, мы в большинстве своем иваны, не помнящие родства, но печать рода, печать усыновления ему на нас лежит.

А рождение свыше – это печать усыновления человека Богом. Каждый живущий на земле находится в некоторых отношениях с Богом. Есть враги Божии, которые враждуют против Него. Есть люди, равнодушные к Богу, которые знают, что Он есть, но устраивают свою жизнь без Него. И есть еще люди, которые ищут Бога. Они чувствуют, что жизнь их протекает не по правде, и стремятся Бога найти. Но на этом пути встречается много тупиковых ситуаций; целые народы в поисках Бога забредали не туда. Не было на свете народа (в прошлом), который не имел бы никакой религии, потому что человеку это не свойственно. Человек – существо духовное, и он стремится к духовному. Каждая религия есть поиск Бога, и человек, ищущий Бога, примыкает к какому-то пути. Но Бог так высок, что, оказывается, Его найти нельзя до тех пор, пока Он Сам не выйдет навстречу Своему творению. Человек о Боге может иметь только самое смутное, искаженное грехом представление и в силу этого наделяет Бога тем, что носит внутри себя. Поэтому возникали различные ложные религии. Например, какой-нибудь шаманизм или древнее эллинское язычество, буддизм или индуизм, который искал Бога, а набрел на поклонение бесам.

Но христианство – это не религия, потому что Бог Сам пришел на землю и Сам дал Себя людям – дал потрогать Себя, дал Себя послушать, дал с Собой лично пожить. Вот мы славим сегодня Его Воскресение. Что Богу, Который создал всю бесконечную вселенную и Который гораздо больше ее, – что Ему было делать на земле? Зачем Он сюда пришел? Он пришел, чтобы умереть. Он знал, что Его приход на землю кончится смертью, и знал даже, какой смертью. Это все было в плане Божием. Христос умер, чтобы людям, которые живут на земле, дать истину, чтобы они больше не заблуждались, ходя по путям, не искали себе никаких иных религий. И с Его приходом нужда в религии – этой попытке связать человека с Богом – отпала.

Что же делал Господь, ходя по земле? Он созидал Церковь. Он выбрал Себе изо всего народа иудейского преданных Ему мужей и жен. Возникла иерархия: трое самых приближенных апостолов – Петр, Иаков и Иоанн, потом остальные из двенадцати, потом семьдесят. Каждый следующий круг был немножко дальше от Христа. Лука, который шел в Эммаус, был от семидесяти. Также и Марк, чье Евангелие мы читали, тоже не входил в число двенадцати самых близких учеников, а в число семидесяти. И Господь этих людей учил Царствию Божию; учил их тому, что Он есть Сын Божий, сшедший с небес, и что если они облекутся силою свыше и будут веровать в Его Воскресение, то станут Ему братьями. И раз они станут братьями Христу – а Христос есть Сын Божий, – то они таким образом усыновятся Богу Отцу, то есть будут детьми Божиими. Если считается высоким происхождение от какого-то великого полководца, художника, писателя, то сколь выше благородство происхождения от Бога, звание Сына Божия! И Господь создал Церковь, чтобы из людей создать новый, духовный род.

Человек двухсоставен: он и духовный, и телесный. Духовное вечно, оно неистребимо. А все телесное, что есть у человека, через семьдесят-восемьдесят лет умирает и становится пищей червям. Мы все, иваны, не помнящие родства, забыли своих сродников по плоти. Кто были наши предки в восемнадцатом веке, семнадцатом, пятом, втором, в десятом до нашей эры – мы этого не знаем, все это потеряно. И вот Господь дает нам новое родство, не по плоти, а по духу, то есть по духу усыновляется человек Богу. Так как Бог есть Дух, то и родство в Церкви – духовное. Господь создал новую, духовную семью, чтобы после смерти она не была отвержена от Бога, чтобы души людей не убегали в бесконечность, в холодное адское пространство, а, наоборот, приближались к Богу.

По какому же принципу человек усыновляется Богу? Начало усыновления – рождение в вечную жизнь, то есть крещение. «Иже веру имет и крестится, спасен будет». Мы знаем, что каждый человек после своего рождения на земле проходит некоторые определенные стадии своего бытия. Сначала, в младенчестве, он полностью зависит от своих родителей: хотят – обижают, хотят – жалеют, хотят – кормят, хотят – не кормят, хотят – ведут в церковь, хотят – к цветному телевизору или могут просто пойти пивка попить и его с собой прихватить. То есть ребенок раб, он не имеет собственной свободы воли. Когда он подрастает, его воля начинает развиваться, и он становится в другие отношения с родителями: отношения торговли. Скушай вот это, тогда я тебе дам вон то. Будь послушен, тогда я тебе на ночь почитаю. Убери за собой тарелку, тогда мы пойдем с тобой летом в зоопарк. Отношения «ты мне – я тебе». Потом наступает третья стадия, когда человек уже действует по своей свободе. Он либо хочет знать отца с матерью, либо не хочет. Хочет – с ними общается, не хочет – не общается; хочет – к ним в гости приходит, не хочет – не приходит; хочет – слушает их советы, а хочет – поступает наоборот; то есть он полностью свободен.

И в духовной жизни то же самое. Когда человек начинает веровать, он проходит три стадии развития. Первая стадия – раб: человек боится Бога. Бог его как бы заставляет приходить в церковь: болезнь какую-нибудь попустит, несчастье, и человек оказывается словно насильно приведенным в церковь. Он здесь ничего не понимает, ничего не слышит, ему здесь тяжело, душно, ему здесь странно, дико, но он все-таки стоит, потому что нуждается в Боге, как ребенок нуждается в родителях. Каждый день в храме половина таких людей, которые были притащены кем-то или чем-то: или каким-то обстоятельством, или каким-то человеком, или по чьим-то молитвам. Иногда человек сам не знает почему: шел мимо и вдруг зашел.

Потом, когда он постоит в храме день, два, три, месяц, у него что-то начинает проясняться, он сквозь мутную завесу постепенно различает какие-то тени образов, отдельные слова богослужения. Он начинает молиться Богу и видит, что молитвы его исполняются. Вот он просит Бога, и Господь ему дает; он еще просит, Господь опять дает. А потом вдруг он просит, а Господь не дает. Тогда человек пытается с Богом войти в какие-то отношения: давай так, я Тебе свечку поставлю, а Ты мне дай вот это; я Тебе пожертвую то-то, а Ты мне дай, что я прошу. Человек начинает думать: что-то, видимо, я недостаточно делаю, буду-ка каждый день Евангелие читать по две главы или по десять поклонов класть. То есть он вступает в стадию слуги: Ты мне – я Тебе.

И вот, если эта стадия кончается благополучно, начинается третья – стадия сына, когда человек уже не может жить вне Бога. Он не может ни вздохнуть, ни слова сказать, не может никакое дело сделать без благословения Божия и всего себя, всю свою жизнь отдает Богу, то есть становится истинным сыном Божиим, который всегда помнит о Боге и всегда находится со своим Отцом. К сожалению, этого не все достигают. Но Царствие Божие наследуют именно достигшие этой стадии сына, потому что в семью божественную, которая пребывает на небесах, могут войти одни дети Божии. Только они могут войти в этот дом, в горний Иерусалим, где царствует Христос, – только те, кто родился свыше и вырос в этой божественной семье, среди святых.

Как же стать из раба, из слуги сыном Божиим? Это связано с жертвой. Благородство вообще связано с жертвой, и благородным мы называем только такой поступок, когда человек жертвует чем-то своим или самим собой ради другого. Высшее по благородству совершил Сам Господь, Который отдал на убийство собственного Сына, чтобы из нас, таких грешных, никчемных, глупых, создать Себе семью, чтобы нас назвать сынами. Кто из нас, чтобы породниться с соседом, выбросит своего сына или дочь из окна? Безумный поступок. А Господь совершает это «безумие»: отдает на растерзание собственного Сына, чтобы нас усыновить. И Сын Божий нисходит на землю добровольно, Он добровольно становится жертвой за нас.

Что же, какая жертва Богу от нас нужна? Свечи ли? записки наши? рубли? Но Бог всесилен, Он может вообще всю землю сделать бриллиантом, что Ему стоит? Он создал всю вселенную, такую прекрасную, такую сложную, такую непознаваемую, что ученые только руками разводят. Так, с краешку науки что-то там люди исследуют, копаются, приоткрыли чуть-чуть эту завесу тайны бытия и создания мира; всякие гипотезы, предположения строят, а там, за этими предположениями, – мир необъятный, прекрасный. Господь, конечно, ни в чем не нуждается, но жертвы Богу были совершаемы человеком с самого начала человеческой истории. Он делился с Богом тем, что он имел. Вот на охоте забивал, допустим, пять оленей, брал самого лучшего, самого тучного, самого прекрасного и сжигал на костре. На, Господи, я знаю, что Ты его мне дал. Это Ты так устроил, что я наткнулся на этого оленя, и вот я его сжигаю, потому что он – Твой. Добровольно отдавал самого лучшего, а не то что: на Тебе, Боже, что нам негоже.

Кто Библию читал, тот знает, что первая жертва принесена была Каином и Авелем, сынами Адама. Так как они были отвержены от Бога, потому что Адам согрешил и изгнан был из рая, то решили принести Богу жертву умилостивления, жертву благодарности, которой они засвидетельствовали Богу свою любовь. Но у Авеля Бог жертву принял, а у Каина – нет.

Почему одна жертва принимается, а другая нет? Почему один свечку ставит, и Господь дает по его молитве и за его жертву то, что он просит, а другому не дает? В чем здесь дело? Свечка-то одна и та же, за тридцать копеек. А дело в том, что Бог смотрит на сердце человека – с каким сердцем принесена жертва. Он не смотрит, сколько человек в копилку засунул: миллион (скрутил миллион бумажек и положил) или последние две копейки. Господь не на это смотрит, не на количество, а смотрит на то, с каким сердцем это сделано, с какой любовью к Богу, с каким желанием, с каким пониманием своего бытия.

Господь пронизывает взглядом каждого из нас, и Он знает нас досконально: знает, на что мы способны, знает все наши грехи, все наши помыслы, знает то, что мы будем делать через пять минут. Все Господь знает, и только жертву сына Он принимает во всей полноте – жертву, идущую из глубины сердца. Неважно, в чем эта жертва выражается: либо в том, что человек поклоны делает; либо в том, что он нищему подает (не просто так, а именно ради Христа, подает как бы Cамому Христу) или еще что-то делает. Потому что любое действие, когда человек отказывается от чего-то своего: берет свои собственные двадцать копеек и отдает, – это жертва. И Господь смотрит, какова эта жертва, сколько в ней милости содержится, или это дань, чтобы отвязаться. Господь смотрит на то, как это сделано.

Понятно, что один сын может приносить истинную жертву Богу. Слуга только торгуется, все время думает, как бы не прогадать, как бы не передать, и лишь истинный сын для матери и отца отдаст все, лишь истинный сын Божий может принести истинную жертву Богу. А какая же жертва нужна Богу? Бог Сам это открыл в Своем откровении. Он сказал так: «Даждь Мне, сыне, твое сердце». Богу нужно, оказывается, наше сердце, потому что, как Господь говорит еще: «Приближаются Мне людие сии усты своими и устнами чтут Мя; сердце же их далече отстоит от Мене». Господь хотел бы, чтобы сердце каждого из нас стремилось к Нему, а у нас должного стремления часто нету, оно не соответствует тем благодеяниям Божиим, которые на нас сыплются как из рога изобилия.

Господь все нам дал. Во-первых, мы родились на свет Божий. Ведь мы могли не выжить, нас могла мама во чреве своем угробить. Мы могли умереть сразу после рождения; и масса детей так: родились, недельку поживут и помрут. Или мы могли умереть некрещеными. Вот умер человек недельный, не успели его крестить – и он, возможно, никогда не увидит света. Но с нами этого не произошло. Более того, у нас есть пища, у нас есть одежда, у нас есть земля, у нас есть ноги, которыми мы по ней ходим, даже есть транспорт, чтобы по ней ездить. У нас есть все: и свобода, и достаточно здравия, и у нас есть великий дар Божий – разум, для того чтобы мы познавали Бога.

На секунду представим, какими мы вышли из утробы матери: маленькими, сморщенными, красненькими, ничего не понимающими и только беспомощно ручками и ножками болтающими. А теперь? То, что мы сейчас из себя представляем, не наша заслуга, такими нас взрастил Господь. Поэтому ничего своего, никакой заслуги в том, чем мы являемся и что имеем, у нас нет. И если каждый из нас всего себя, всю жизнь до капли своего ума, своего здоровья, своего времени – все это отдаст Богу, это будет лишь равноценная жертва. Но даже и тогда мы не выкупим себя, потому что нет ничего дороже жизни, и ее нам дал Господь. То есть ничем нельзя, оказывается, отплатить Богу за его добро к нам, ничем. Поэтому от Бога нам никак нельзя отделаться, нельзя сказать: вот, Господи, я в воскресенье в храм сходил, и все, будь спокоен, я Тебе то, что должен, дал, Ты меня больше не трогай.

Нет, мы перед Богом являемся постоянными должниками, потому что та жизнь, которую Он уготовал сынам Божиим, никак нами не может быть «заработана». Она не может быть заслужена, даже если мы будем в тысячу раз прекраснее и благороднее, чем есть сейчас. А мы ведь почти ничем от скотов не отличаемся, потому что ищем только своего: своего удовольствия и своего покоя. А чтобы собой немножко пожертвовать ради другого? У нас этого нет, то есть нет свойств благородных в нашей душе, мы все ищем только себе радости, и часто за счет другого, ценой чужих слез. Но даже если мы свое себялюбие все-таки победим с помощью благодати Божией и войдем в Царствие Божие, то все равно не будем этого достойны, это все равно будет дар Божий.

И нам нужно стараться свою жизнь устраивать так, чтобы она вся представляла из себя жертву Богу. Когда человека крестят, ему на голове крестообразно подстригают волосы в знак первой жертвы Богу. Вот человек стоит, и у него ничего нет с собой, только крест и рубашка, которая наготу его прикрывает; и первое, что он делает – приносит в жертву Богу то, что он может сейчас, в данный момент дать. С этой жертвы начинается для него духовная жизнь, отношения с Богом, которые есть постоянная жертва.

И только так, постоянно жертвуя, можно стать сыном Божиим, только так можно достигнуть усыновления. Стать из раба сыном можно только приучая себя к жертве. А мы по существу своему люди совсем далекие от жертвенности, но, наоборот, жадные: нам жалко времени своего, нам жалко своих сил, мы любим жить за счет другого, мы любим властвовать, повелевать: ну-ка, пойди сюда, ну-ка, дай мне – это мы любим, а чтобы самому пойти и дать кому-то, от этого мы стараемся увильнуть. И так постоянно, на любом уровне: в отношениях с женой или с мужем, в отношениях с папой или с мамой. Какой ребенок с радостью пойдет выносить мусорное ведро? Таких, может быть, два на всю Москву, на десять миллионов человек.

Мы созданы для неба, но совершенно к этому не готовы. И вот Господь принес Свою страшную жертву на Кресте, распялся, чтобы нам показать, что нужно делать. Нужно приносить жертву – тогда ты будешь истинным сыном Божиим; тогда ты узнаешь, что такое Воскресение; тогда на тебя сойдет благодать Божия. Потому что благодать Божию можно ощутить только тогда, когда ты будешь жертвовать: когда тебе не хочется молиться – но ты все равно приносишь свое время и силы в жертву; когда ум твой направлен на грех – а ты все равно его вперяешь в Бога; когда тебе хочется сделать зло, причинить ближнему страдания – но ты скорее принесешь страдания себе, чем ближнему.

Конечно, это хрестоматийный пример, но разве Александру Матросову, когда он грудью своей заслонил пулемет, было охота умирать? Думаете, это приятно, когда пули тебя пронзают? А почему он это сделал? Чтобы этот пулемет не застрелил тех, кто был за ним. Человек пожертвовал собой ради других. Или мамочка, когда хочет спать, а ребеночек орет, капризничает, противничает – она же встает, старается его как-то утихомирить, насколько терпения хватает. Это ведь тоже жертва любви. Она любит его, поэтому жертвует своим сном, своим покоем. Могла бы две подушки положить на ухо и не слышать или седуксен принять и спать, но нет, она так не делает, она все-таки встает. Что ей движет? Любовь.

А у нас у всех любви к Богу нет. Там, где должна быть любовь к Богу, у нас мертво, ничего нету; мы любим только себя – абсолютный эгоизм. Как же научиться Бога любить? Нужно жертвовать: отдавать Богу больше времени, больше внимания, больше молитвы; каждый день, каждый час нужно посвящать Богу. Тогда Господь, видя наше такое старание, даст нам в сердце любовь к Нему, и тогда мы действительно получим усыновление. Усыновление и любовь к Богу – это всегда дар с неба. Вот сидели апостолы расстроенные, в печали – но нисходит на них Дух Святой в виде огненных языков и перерождает их, потому что они были готовы принять этот дар.

Господь все сделал, чтобы нас к Себе взять. Он хочет не расставаться с нами, и Он о каждом из нас заботится. Почему мы не видим Бога? Не потому, что Его нет, не потому, что Он далеко, а потому, что мы слепые, бесчувственные и, как Господь в Евангелии сказал, жестокосердные; сердце жесткое-жесткое, туда ничего не проникает. Как же сердце можно разжалобить? Оно умягчается только жертвой. Постоянно жертвовать собой ради другого, ради Бога. Вот так приучая себя, мы постепенно раскроем свое сердце для любви и тогда получим дар с неба – любовь, получим дар с неба – благодать Святаго Духа, получим усыновление. Тогда мы станем членами святой Церкви, семьей божественной; тогда Христос нам будет братом, тогда Матерь Божия действительно нам станет Матерью. Вот цель пришествия Христа на землю, и вот цель создания Его Церкви. Церковь создана, чтобы мы, живя здесь, общаясь друг с другом, общаясь в молитвах со святыми и с Богом, приучались к той жизни, которая ждет нас на небесах. Это как бы проекция на землю жизни небесной, это есть подготовка наша к вечности. Поэтому, как говорится, сколько в церковь походим, столько в Царствии Божием и побудем. Только она нас может научить, ничто другое: никакие книги, никакие ученые, никакие ораторы; только благодать может научить – когда человек подставляет свое сердце под эту благодать, когда он не закрывает свое сердце от милости Божией.

Господь так сказал: «Милости хочу, а не жертвы». Не нужно Богу ничего от нас. Ему нужно только, чтобы у нас сердце было милостивое, чтобы он было мило к Богу, чтобы оно было мило к людям, мило ко всякой твари, чтобы это сердце не искало своего. Вот как апостол Павел пишет: «Любовь не ищет своего». Возьмем отношения матери и дитяти: мать не ищет, не ждет от дитя ничего себе, а всю себя, все свое существо отдает ребенку. Или перепелочка: лиса подходит, и она прикидывается раненой и лису отводит, жертвуя собой, иногда в когти попадает. Вот так надо жертвовать собой ради вечности.

Не надо очень высоко ценить временное, потому что это преходящее. Какую бы ты на себя шубу ни надел, все равно пройдет сколько-то лет – и истлеет твоя шуба. Даже бриллианты затеряются в чужих карманах, даже самые прекрасные крепкие дома – и те разрушаются, и самые долголетние жители Абхазии – пройдет двести лет, и все равно умрут. Ничто плотское не вечно, ради этого не стоит жить. Потому что это тлен, это временно. Видимый мир когда-то был задуман Богом как нечто прекрасное, а сейчас его ценность потеряла тот великий изначальный смысл, потому что Адам согрешил и Господь уже создал новую семью, духовную.

Нам с вами открываются два пути: путь света, радости, любви – путь к Богу; и путь отвержения Бога – холод, мрак, жестокосердие, постоянное пребывание в собственном эгоизме, жизнь адская. Каждый день мы выбираем, куда идем, и надо просто подумать: ну чего ты в жизни достиг? Да будь ты хоть министром, будь у тебя сколько угодно денег, жен, всякой всячины, все равно с этим придется расставаться. Неужели стоит ради этого даже палец о палец ударить? Нет, не стоит; игра не стоит свеч. А вот вечность – стоит!

Господь хочет любви. Он не хочет нас палкой, как рабов, загнать в Царствие Божие. Он просто нам показывает: смотрите, какая красота! Вот Евангелие, открывай на любом слове и читай. Такая красота ни из одной книги не льется, только отсюда! Что может быть подобно ему? Самых замечательных писателей всех времен и народов почитай – по сравнению с Евангелием это кажется разжиженным сиропом, сладкой водой. А в Евангелии каждое слово истинно, оно проникает в самое сердце, в самую глубину. Смотри, радуйся, дыши! Вот что тебя ждет, если ты пойдешь этим путем – путем жертвы, и самоотречения, и благородства.

Царствие Божие – Царствие людей благородных, у которых Отец – Бог. А ад – это царство сатаны, потому что сатана неблагородное существо, злое, завистливое, нахальное и пакостное. И если мы служим сатане, мы тоже становимся злыми, завистливыми и пакостными; становимся людьми, которые желают себе только временного блага, только что-то за счет другого урвать, нажиться, попить чью-то кровь, бросить, растоптать и потом дальше. Сатана этим и живет – злобой, ненавистью. И мы – к чему мы склоняемся? Ко всяким грехам, грешкам…

А образ Христа – это ясное и видное всем самопожертвование, любовь, красота, ум. Все самое выдающееся, что можно нам вообразить, есть во Христе. И неужели можно еще что-то другое выбрать? Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 1984 год


Вам может быть интересно:

1. Проповеди. Книга 2 (2002 г.) – Всенощное бдение под Вознесение Господне протоиерей Димитрий Смирнов 11K 

2. Проповеди. Книга 2 (2002 г.) – Память благоверного царевича Димитрия протоиерей Димитрий Смирнов 11K 

3. Проповеди. Книга 4 (2005 г.) – Неделя пред Рождеством Христовым, святых отец протоиерей Димитрий Смирнов 10,5K 

4. Проповеди. Книга 3 (2003 г.) – Неделя 7-я по Пятидесятнице протоиерей Димитрий Смирнов 15,5K 

5. Простые и краткие поучения. Том 9 протоиерей Василий Бандаков 3,2K 

6. Слова преподобный Симеон Новый Богослов 122,6K 

7. Письма. Книга I преподобный Исидор Пелусиот 18,6K 

8. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов) 7,5K 

9. Письма – 215. Суть пострижения не в том, из чьих рук сей чин принимаешь преподобный Антоний Оптинский (Путилов) 17,5K 

10. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов) 7,5K 

Комментарии для сайта Cackle