священномученик Дионисий Александрийский

Из толкований на книгу Иова*

Глава 2 9 23 28

 

 

Глава 2

Иов.2:10 Он же (Иов) воззрев рече к ней: вскую яко едина от безумных жен возглаголала еси? Аще благая прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим? Во всех сих приключившихся ему, ничимже согреши Иов устнама пред Богом, и не даде безумия Богу.

Слова: Яко едина от безумных жен возглаголала еси, некоторые объясняли в применении к Еве. Ты подражала, говорит он, той, которая первая получила рану греха и подобными же советами обольстила того, кто почтен был образом Божиим и свободен был от всякой порочности. Она не знала лукавых и злокозненных умыслов змия и его зверской и дикой мудрости. Ради этой мудрости он и назван мудрейшим, но не по сравнению с людьми; ибо неправедный не может быть мудрее святых праведников и отступник – превосходить мудростью сожителей Бога. Если же он побеждает хитростью глупых и неразумных, прельщая их глиной и деланием кирпичей, и тех, которые не взывают к Богу вследствие того, что не замечают его умыслов, то таких уже можно причислить к животным. По сравнению с ними только он и был назван более мудрым. Тогда еще не совершенны были обманутый им первый Адам, бывший только в душу живу, но еще не в дух животворящ, и обманутое ранее его ребро, созданное в жену. Таким образом он не мудрее ни людей, ни ангелов. Да и как мог быть мудрее ангелов тот, который должен был потерпеть от них поражение, и не от них только, но и от всех, кто равен здесь ангелам. Таков был Иов, одолевший и победивший его отовсюду. Не победил и не ввел его в грех диавол ни богатством, ни счастьем, но, как свидетельствует о нем Бог, он остался непорочным.

Не ослабел он и вследствие невыносимой болезни и неизлечимой язвы, покрывавшей все тело, но претерпел все, чтобы исполнилось провидение Господа о нем и он явился праведным. За это и получает он старость и победную награду. «Поймеши его», говорит он, «раба вечна, поиграеши же с ним, якоже с птицею»1. Хочешь ли и ты быть славным в битвах? Упражняйся на ристалище, мужественно переноси душевные скорби, чтобы перенести и телесные. И блаженный Иов, если бы не упражнялся надлежащим образом ранее сражения, не прославился бы так2; если бы не старался быть свободным от малодушия, то произнес бы нечто дерзостное, когда умерли дети. Теперь же он выдержал все удары: его не сломили ни потеря имения и исчезновение такого богатства, ни гибель детей, ни сострадание жены, ни раны тела, ни упреки друзей, ни поношения рабов. Если же ты хочешь видеть и упражнения его, то выслушай слова его о том, как он презирает имение: «аще вчиних злато в крепость мою и аще на камения многоценная надеяхся, аще же и возвеселихся, многу ми богатству сущу»3. Поэтому он и не смутился духом, когда отнято было у него богатство, так как не был пристрастен к нему в то время, когда оно у него было. Выслушай также, как он управлял детьми. Он не ласкал их сверх должного, как мы, но требовал от них полной добросовестности. Подумай, каким строгим судиею явных прегрешений был тот, который приносил жертву за тайные. А если ты желаешь слышать об упражнениях его в целомудрии, выслушай слова его: «завет положих очима моима, да не помышляю на девицу»4. Поэтому и не сломила его жена. Он любил ее ранее, но не чрезмерно, но так, как следует любить жену. Поэтому мне кажется удивительным, каким образом диаволу, знавшему об упражнениях его, могло прийти на мысль воздвигнуть борьбу. Откуда это пришло ему на ум? Лукав этот зверь и никогда не впадает в отчаяние, которое является величайшим осуждением для нас; он никогда не теряет надежды на гибель нашу, тогда как мы отчаиваемся в своем собственном спасении. Обрати внимание и на то, как помышлял Иов о поражении и повреждении тела. Хотя он никогда не переносил ничего подобного и проводил жизнь в богатстве и наслаждениях и пользовался другими преимуществами, однако он ежедневно помышлял о бедствиях посторонних людей. Указывая на это, он говорил: «страх, егоже ужасахся, прииде ми»5, и опять: «аз о всяком немощнем восплакахся, воздохнух же видев мужа в бедах»6. Поэтому ни одно из случившихся с ним великих и невыносимых бедствий не смутило его. Итак, не обращай внимания ни на продажу имущества, ни на гибель детей, ни на неизлечимую язву, ни на козни жены, но на то, чтó гораздо тяжелее (всего) этого. Что же, – скажет кто-нибудь, – тяжелее этого претерпел Иов? Правда, из повествования мы не узнаем ничего более. Не узнаем потому, что ленивы, а кто прилежен и тщательно отыскивает жемчуг, тот узнает гораздо более. Ведь не эти лишения, а нечто другое было тяжелым для него и могло сильнее устрашить его. И во-первых то, что он не знал ничего ясного о царствии небесном и о воскресении. Вот о чем говорил он с плачем: не «поживу бо во век, да долготерплю »7. Во-вторых то, что он сознавал в себе много прекрасного; в-третьих то, что не сознавал за собою ничего дурного; в четвертых то, что считал бедствия посланными от Бога; да если бы считал их и посланными от диавола, то и этого было бы достаточно для того, чтобы смутить его. В-пятых то, что он слышал слова друзей, клеветавших на него по случаю бедствия: ты терпишь-де наказания далеко несоразмерно с грехами8. В-шестых то, что он видел, как жившие порочно благоденствовали и обвиняли его. В седьмых то, что он не мог взирать на другого, потерпевшего некогда такие же бедствия9. И если ты хочешь узнать, каково было (Иову терпеть) все это, представь себе настоящее положение человека: теперь, когда обещано царство, когда мы надеемся на воскресение и неизреченные блага, когда знаем за собою тысячи дурных дел, имеем столько примеров, обладаем такою философией, – иные, потеряв немного золота, часто приобретенного хищением, считают свою жизнь невыносимою. И между тем ни жена не нападает на них, ни дети не погибли, ни друзья не клевещут, ни домочадцы не издеваются, но многие даже утешают их – одни словами, другие делами. Скольких же венков достоин был тот, который видел, что собранное честными путями имение совершенно и беспричинно расхищается, а после всего этого претерпел бесчисленные бури искушений, и во всех искушениях остался непоколебимым и за все возносил Богу подобающее благодарение? Независимо от всего остального, одни слова жены достаточны были для ниспровержения скалы10. И заметь ее коварство. Она не упоминает об имуществе, о стадах овец и быков, ибо знала мнение мужа об этих предметах, но – о том, что было важнее всего этого, именно о детях, рисует печальную картину и изображает собственные бедствия. Если женщины часто воздействовали на многих людей, находившихся в благоденствии и не претерпевавших ничего тяжелого, то подумай, как мужественна была душа Иова, которая отразила жену, пришедшую с таким множеством друзей, и поборола два самые тиранические чувства, – страсть и сострадание, хотя многие из одержавших победу над страстями побеждены были состраданием. Благородный Иосиф удержался от самого тиранического удовольствия и увернулся от варварской женщины, употреблявшей тысячи козней, но не удержался от слез, и, увидев братьев, обидевших его, воспламенился духом и, быстро умыв лицо, открыл все дело. Когда же является жена с словами, преисполненными печали, когда и случай помогает ей, когда за нее и раны, и язвы, и бесчисленные волны бедствий, то как по всей справедливости не признать крепче всякого адаманта душу, не пострадавшую даже от такой бури?

Глава 9

Иов.9:10. Творяй велия и неизследованная, славная же и изрядная, имже несть числа.

Ты видел, что говорит о Боге блаженный Иов. Почтив и прославив Его многими и подробными словами, он опять объединяет свои прославления, говоря: «творяй велия и неизследованная, славная же и изрядная, имже несть числа». Ведь хотя число неисчислимо и не имеет конца, так как всегда допускает увеличение и прибавление до бесконечности, однако дела Божии, говорит он, превышают всякое беспредельное число.

Если таковы дела, то насколько более Сам Он? Что для всякого непостижимо и бесконечно, то для Бога составляет самое малое и по количеству, как говорится здесь, и по величине, как сказано в псалме, где Он называется великим выше меры: «велий Господь и хвален зело, и величию Его несть конца» (Псал. CXLIV, 3.). Он выше всякой похвалы, изумительнее всякого изумления, славнее всякой славы и превыше всякой высоты, как написано: «страшен Господь, и велик зело, и чудно могутство Его. Славяще Господа вознесите, елико аще можете, превзыдет бо и еще » (Сир. XLIII, 31–32). И не легко было бы выбрать из божественных писаний и предложить великие хвалебные гимны: все эти гимны превышает Бог Своею славою и величием.

Глава 23

Иов.23:8. Аще во первых пойду, ктому несмь, в последних же, како вем его?

Бог всегда существует и весь век пред Ним стоит и пребывает целым; для нас же то, что обозначается словами: нынешнее и настоящее, не может быть пребывающим и не пребывает в целом виде, но в тот момент, как называется, проходит весьма быстро, прежде чем будет удержано мыслью. Настоящего вообще нет и никто не может уловить его даже мыслью, ибо оно уносится, убегая и удаляясь. А об убегающем и постоянно исчезающем можно ли сказать, что оно существует? Да и будущее, имеющее явиться в непродолжительном времени и вскоре исчезнуть, еще когда не существует, спешит уже исчезнуть. Поэтому достойный изумления Иов показал неудержимость и неустойчивость времени, сказав о себе: «аще во первых пойду, ктому несмь, в последних же, како вем его?» Он показывает, что мы, люди, живем только настоящим, прошедшее же опустили, а будущего еще не имеем.

Глава 28

Иов.28:20–23. Премудрость же откуду обретеся и кое место есть разуму? Утаися от всякаго человека, и от птиц небесных скрыся. Пагуба и смерть рекоста: слышахом ея славу. Бог благо позна ея путь: Сам бо весть место ея.

Единый источник премудрости есть Бог. Отыскать этот источник желает и Иов, когда постоянно говорит: «премудрость же откуда обретеся и кое место есть разуму?» и когда, описывая недоступность и непостижимость ее для многих, прибавляет: «утаися от всякаго человека». Полагая, что она известна одним святым, он замечает: Бог позна ея путь и т. д. А где она и откуда, он говорит в другом месте: у Него премудрость и сила, у Того совет и разум11. Итак, один родитель и податель премудрости, и у кого она есть, тот получил ее от Него, ибо Господь дает премудрость, и от лица Его познание и разум, как показывает мудрая книга12 и как научает другое подобное писание словами: «Той и премудрости предводитель есть, и премудрых исправитель»13. В руках Его и мы, и слова наши, и все разумение, и знание ремесел. Ничто из доброго и достойного удивления не пришло к нам из какого-либо другого места, но аще «что благо – Его, и аще что добро – Его», говорит Захария14. От него произросла и явилась вся полнота (τό τεσύστημα καίτπλήρωμα) добродетелей. Поэтому и те, которые рассматривают все добродетели вместе, и те, которые определяют каждую из них в отдельности, приписывают их Богу и прежде всего премудрость, так как она старее других и предводительствует ими, и в нас является как бы основанием для созидания остальных добродетелей. Ибо как един – благ, так и «един премудр, седяй на престоле Своем»15, говорит Сирах, и объясняя, почему он приписывает Ему это превосходное и единственное имя, прибавляет: «Господь Сам созда ю, и излия ю на вся дела Своя »16. И Варух приглашает нас к этому блаженному ведению, говоря: «научися, где есть смышление, где есть крепость, где есть мудрость, еже разумети купно, где есть долгожитие и жизнь, где есть свет очес и мир? Кто обрете место ея и кто вниде в сокровища ея?»17 Ибо место происхождения ее и сокровищница, откуда она выходит и раздается принявшим ее, есть Бог; вот почему Он предварительно и обличил не принимающих Его. «Оставил еси», говорит он, «источник премудрости; аще бы путем Божиим ходил еси, жил бы в мире во время вечное»18. Это подробно истолковано также у других, которые разумеют под премудростью или ведение и созерцание сущего, или благочестие; я же кратко и ясно изложу то, что думаю об упоминаемой здесь премудрости. По моему мнению, мудрый и святой Иов говорит так: все прочее, как-то: металлические вещества, искусства, знания и все другое, – что он сам перечислил с изумлением, – человек приобрел посредством мудрости, а самую мудрость, спрашивается, откуда нашел он? Разве он копал землю и исследовал глубину моря, чтобы найти ее? Далеко нет: это приобретение есть дар Божий19.

* * *

1

Иов XI, 23–24. Св. Дионисий сообщает словам текста смысл утвердительного предложения, а не вопросительного, хотя в контексте они несомненно заключают в себе вопрос.

2

Вместо λαμψεν, очевидно, следует читать οκ ἂν λαμψεν или οκ ἂν οὔτως λαμψεν, как читает Simon de Magistris (ibid., p. 22, прим. 2).

8

Иов. XI, 6. Св. Дионисий передает только мысль священного текста по переводу LXX.

9

Очевидно, св. Дионисий разумеет здесь Христа, прообразованного Иовом и Своими страданиями дающего нам неподражаемый пример терпения.

10

Simon de Magistris восполняет здесь греческий текст и вместо слов: ττς γυναικς μόνον ῥματα καπέτραν ἦνκακουργίαν предлагает принятое нами чтение: ττς γυναικς μόνον ῥματα καπέτραν στεῤῥοτάτην κατασείειν κανἦν. ρα δτν κακονργίαν. См. Simon de Magistris, ibid., p. 26, прим. I.

19

Настоящий фрагмент с толкованием на Иова XXVIII, 20–23 в сборнике толкований на книгу Иова (Patricius Iunius, Catena graecorum patrum in beatum Iob, collectore Niceta, Londini, 1637, p. 430) помещен в качестве толкования на XXVIII, 12, но по содержанию своему, очевидно, представляет толкование на Иов. XXVIII, 20–23.

*

Фрагменты этих толкований напечатаны у Rout’а, Reliquiae sacrae, vol. II. 1814, p. 395–409.

Комментарии для сайта Cackle