Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


епископ Виссарион (Нечаев)

Толкование на паремии из книги Иова

   

Содержание

I. Паримия на вечерне в понедельник страстной седмицы Иов I:1-12 II. Паримия на вечерне во вторник страстной седмицы Иов I:13-22 III. Паримия на вечерне в среду страстной седмицы. Иов II:1-10 IV. Паримия в великий четверток Иов XXXVIII 1 - 23:XLII , 1-5 V. Паримия в великий пяток Иов XLII:12-17 Паримия в навечерии Богоявления из книги Бытия ХХХII, 1—10  

 
   Книга Иова названа по имени лица, служащего главным предметом ее содержания. Книга начинается изображением благочестия и благосостояния Иова, затем описываются великие его страдания, коим подверг его диавол по попущению Божию, и беседы с друзьями. Друзья страдальца пришли утешить его и долго препирались с ним о причине его страданий. Они настаивали на том что он тяжко страдает в наказание за тяжкие грехи. Иов обличает неправоту их суждений и свое дело повергает на суд Божий. Бог действительно является для разрешения спора и указанием на чудеса Своей премудрости и силы в видимой природе превышающие разумение человеческое, дает понять Иову и его друзьям, как неуместны их попытки ясно постигнуть судьбы Божий в жизни человеческой. Иов смиряется пред Богом и раскаявается в смелости своих суждений об отношениях Бога к судьбе человека в этой жизни. Тогда Господь изливает Свой гнев на друзей Иова за их неправые суждения и повелевает им просить о себе молитв у Иова, а его преданность воле Божией вознаграждает тем, что снова дарует ему здоровье, детей и в сугубой мере наделяет его имуществом.
   Иов жил, как увидим, во времена патриархальные, до Моисея. Писатель книги неизвестен. Из книги Иова взято пять паримий, читаемых во дни Страстной седмицы.

     


I. Паримия на вечерне в понедельник страстной седмицы. Иов. I:1-12

   В сей паримии повествуется о личности Иова, о его земном благосостоянии и о дозволении Господа диаволу отнять у Иова земныя блага и не касаться только его жизни и здоровья.

Иов. 1:1. Человек некий бяше в стране Авситидийстей, емуже имя Иов, и бе человек он истинен, непорочен, праведен, богочестив, удаляяйся от всякие лукавыя вещи.

   Страна, в которой жил Иов, называется Авситидийскою, в Еврейском тексте Уц. Это название, по мнению одних, происходит от Уца, внука Сеира Хорреянина, прежнего владельца той страны, которая покорена сыновьями Исава (Эдома) и стала с тех пор называться Идумейскою (Быт. 32:3, 36:6-8), по мнению других название Авситидийской земли произошло от Уца, сына Арама, внука Симова (Быт. 10:23), по иным — от Уца, первенца Нахора, брата Авраамова (Быт. 22:20-21). Если принять последнее мнение, почитаемое новейшими исследователями вероятнейшим, то Авситидийская страна находилась на северной границе каменистой Аравии в древнем Гавране или Васане за Иорданом, к юго-востоку от Дамаска. — Что Иов жил во времена патриархальные до времен Моисея, подтверждение этому видим в указуемых книгою Иова признаках, свойственных сим временам. Так Иов достигает такого долголетия (больше 200 лет), какого не видно после времен патриархальных. По обыкновению патриархов, он сам, как глава семейства, приносит жертвы (Иов. 1:5). В книге Иова нигде не говорится об идолах и служении им, а упоминается только о почитании светил небесных, древнейшем роде многобожия (Иов. 31:26-27). Говоря о чудесах Божиих, ни Иов, ни друзья его не делают намека на чудеса Божии при Моисее. Нигде в книге нет также помина о законе Моисеевом, а указывается только на то, что люди научаются мудрости и знанию или по непосредственному откровению Божию (Иов. 4:12-21, 33:14-16), или по устному наставлению и преданию отцев и старцев (Иов. 8:8-10, 12:12, 15:9-10), или из наблюдений над явлениями природы (Иов. 12:7-10).
   Нравственные достоинства Иова изображаются в следующих чертах. И бе человек он истинен, — бесхитростный, прямодушный, непорочен, — вел неукоризненную в нравственном отношении жизнь, воздерживался от гнева, чревоугодия и нецеломудрия, праведен, — с ближними поступал справедливо, честно, добросовестно, такого не обижал и не притеснял, всякому воздавал должное, богочестив, — Бога боялся, любил и Ему единому служил, удалялся от всякие лукавые вещи, — от всякого зла.

Иов. 1:2. Быша же ему сынове седмь и дщери три.

   Многочадие, по справедливому убеждению древних, составляет одно из величайших благ и служит несомненным признаком благословения Божия.

Иов. 1:3. И бяху скоти его, овец седмь тысящ, вельблюдов три тысящи, супруг (пар) волов пятьсот, и ослиц пасомых пятьсот, и слуг много зело, и дела велия бяху ему на земли. И бе человек оный благороднейший (доброго рода) сущих от восток солнца.

   Описание внешнего благосостояния Иова показывает, что он был богатый землевладелец. Дела велия бяху ему на земли — это значит, что у него была большая обработка земли, для чего употребляемы были волы в количестве пятисот пар. Обширное скотоводство, обилие мелкого скота, верблюдов и ослов ведет к заключению, что Иов занимался еще промышленностью и торговлей. Для удовлетворения домашних потребностей, конечно, не нужно было столько овец, ослов и верблюдов, овцы и овечья шерсть продавались, верблюды и ослы перевозили предметы торговли и промышленности на дальние расстояния. Славный богатством, Иов был вместе благороднейшим сущих от восток солнца, т.е. принадлежал по происхождению к старинному знаменитому роду, и в этом отношении занимал самое видное положение между сущими от восток солнца, — людьми восточными. Под последними в обширном смысле разумеются вообще обитатели восточной, по отношению к Палестине, части Азии, например, жители Месопотамии (Числ. 27:7; Быт. 29:1). Но преимущественно имя восточных, которому на Арабском соответствует слово Сарацины, усвоялось ближайшим соседям Палестины на востоке, Аравитянам (Суд. 6:3), а в рассматриваемом стихе оно усвоено обитателям той местности, где жил Иов и окружающих ее. Как зажиточный и родовитый муж, Иов имел значение властителя в своей области и благотворным употреблением своей власти заслужил искреннее почтение и преданность подчиненных, как это видно из его слов: «Когда я выходил к воротам города и на площади ставил седалище свое, князья удерживались от речи и персты полагали на уста свои, ухо, слышавшее меня, ублажало меня, око, видевшее, восхваляло меня. После слов моих уже не рассуждали. Ждали меня, как дождя. Бывало улыбнусь им, они не верят (от радости), и света лица моего не помрачали» (Иов. 29:7, 9, 11, 22-24.).

Иов. 1:4. Сходящееся же сынове его друг к другу, творяху пир на кийждо день, споемлюще вкупе и три сестры своя, ясти и пити с ними.

   Сыновья Иова жили в мире и единодушии, судя по тому, что собирались друг у друга поочередно каждый день. Трудно думать, чтобы они ежедневно собирались и пировали. Ближе будет к истине под днем разуметь здесь день рождения (сл. Иов. 3:1-2), который с древнейших времен праздновался посредством пиршеств (Быт. 40:20; Мф. 14:6). В подобном празднестве проводили дни своего рождения и сыновья Иова. Они не пропускали ни одного из этих дней, чтобы не праздновать их, — каждый такой день они праздновали. К участию в празднестве они приглашали и сестер своих. «Было у Иова семеро сыновей и три дочери, числом десять, но по единодушию и любви были как одно чадо» (Ориген).

Иов. 1:5. И егда скончавашася дние пира, посылаше Иов (за детьми) и очищаше их, востая заутра. И приношаше о них жертвы по числу их, и тельца единого о гресе о душах их. Глаголаше бо Иов: негли когда (может быть) сынове мой согрешиша и в мысли своей злая помыслиша против Бога. Тако убо творяше Иов вся дни.

    Егда скончавашася дние пира. Стало быть празднование дня рождения продолжалось несколько дней, и когда оно оканчивалось, тогда благочестивый отец приглашал своих детей к себе и приносил за них жертву. Но прежде чем приступить к жертвоприношению, он в глубокое утро дня жертвоприношения очищал их, т.е. приготовлял их к участию в жертвоприношении посредством предварительных духовных наставлений, также посредством внешних обрядовых действий, — требуя от них омовения тела, облачения в чистые праздничные одежды (Исх. 19:10-14; 1 Цар. 16:5; Нав. 7:13). Последнего рода приготовления употребляемы были и в патриархальные времена (Быт. 35:2). — Во времена патриархальные не было особого сословия жрецов. Ной, Авраам и другие патриархи (Быт. 8:20, 12:7-8, 13:18, 22:13) сами, как отцы семейств, приносили жертвы. Подобно им и праведный Иов, как глава семейства, сам был жрецом. Жертву, которую он приносил за детей, была употребительнейшая в те времена жертва всесожжения, выражающая всецелую преданность Богу. Иов приносил эту жертву по числу детей, т.е. закалал и сожигал семь животных, или может быть и десять, считая не одних сыновей, но и дочерей. Кроме жертвы всесожжения за каждого из детей, он закалал за всех вместе еще одного тельца — за грехи душ их1. Все они по единодушию составляли как бы одного человека, потому Иов почитал нужною и общую за всех жертву, сверх отдельных за каждого. Цель жертвоприношения была умилостивление Бога за грехи детей. Говорил Иов может быть сыновья мои согрешили и в уме своем худое помыслили пред Богом. Во время пиршества, в разгаре чувственного веселия, неизбежны были искушения на грех, если не делом и словом, то мыслию. — Тако творяше Иов вся дни, т.е. умилостивлял Господа жертвами за грехи детей не только после праздничных пиршеств в дни рождения, но и при других случаях, — вообще всегда, всякий раз, когда замечал нужду в умилостивлении Бога. В смысле — «всегда», слово вся дни встречается нередко в Писании (сл. Быт. 43:9; Втор. 4:40). Замечание о благочестивой заботливости Иова касательно детей сделано с целью показать, что вопреки словам друзей Иова, обвинявших его в тяжких грехах, он не заслуживал наказания не только за свои грехи, но и за грехи детей, судя по тому, что он старался очищать детей от их грехов.

Иов. 1:6. И бысть яко день сей (и настал день такой же), се приидоша Ангели Божии предстати пред Господем. И диавол прииде с ними.

   В сем стихе Господь представляется под видом царя или верховного судии, окруженного своими слугами и производящего суд. Слугами Господа Судии являются Ангелы. Они предстают пред Его престол за тем, чтобы дать Ему отчет в исполнении Его повелений и принять от Него новые повеления. Они беспрекословно творят волю Его и ждут этих повелений, чтобы исполнить их с свойственною им точностью и ревностью. Но вот среди их святого сонма появляется диавол, исконный клеветник, конечно, за тем, чтобы обвинить и оклеветать пред Богом тех, кто по попущению Божию подвергся его искушению, и узнать, не будет ли ему попущено вновь искусить кого-либо. Св. Афанасий Александрийский (к Антиоху) вопрошает: «Если диавол ниспал с неба, то как же в книге Иова написано, что диавол оказался в среде Ангелов, представших Богу?» И отвечает так: «Писание не говорит, что диавол предстал на небо в среду Ангелов. Ясно, что это происходило на земле. Ибо где бы ни находились Ангелы, везде они предстают Богу. Но должно знать, что Бог говорил с диаволом чрез святого некоего Ангела, как и цари говорят своему противнику чрез какого-нибудь своего посредника». В суждении св. Афанасия представляется следующее: во-первых, собрание Ангелов (описанное в книге Иова) было не на небе, откуда низвержен диавол, а на земле, в доме Иова, или в доме одного из сынов его, в день принесения им за них жертвы. Во-вторых, сатана беседовал не непосредственно с Самим Богом, но посредственно с одним из вестников воли Божией, — Ангелом, который потому и называется в рассматриваемом стихе Богом, что представлял лице Бога, подобно тому, как именем богов у псалмопевца называются судьи и князья (Пс. 81:1). — Нет необходимости также видеть в словах книги о собрании Ангелов и о появлении среди них диавола притчу или вымысел, нет необходимости предполагать, будто под формой вымысла представлена истинная мысль о провидении Божием, устрояющем судьбу человека, и о попущении от Бога диаволу вредить человеку. Дело происходило так, как описано в книге, хотя, без сомнения, речь между Богом и диаволом велась не на человеческом языке, а так, как свойственно духам.

Иов. 1:7. И рече Господь диаволу: откуду пришел еси? И отвещав диавол Господеви, рече, обшед землю и прошед поднебесную, се, есмь (предстою).

   На месте, куда собрались Ангелы, Бог, или наместник Его Ангел, открывает, так сказать, судебное присутствие, по подобию земных судей, позволением донощику или обвинителю представить свой донос. Откуду ты пришел? — т.е. из какой области Моего царства явился? Диавол отвечает, что на сей раз местом его соглядатайства был земной шар, по которому он кругом прошел, без сомнения, с яростью льва, ищущего, кого бы поглотить, навесть на грех и виновных обвинить пред Богом.

Иов. 1:8. И рече ему Господь: внял ли еси мыслию (обратил ли ты внимание) на раба Моего Иова? Зане несть яко он на земли (нет подобного ему из сущих на земли), человек непорочен, истинен, богочестив, удаляяся от всякие лукавые вещи.

   Обращенный к диаволу вопрос Господа свидетельствует о благости Его, как судьи. Он не требует сведений о делах достойных порицания и наказания, но хощет прежде всего слышать мнение обвинителя о муже, в добродетели и благочестии которого не могло быть сомнения. Неужели и этого мужа ты осмелишься, как бы так говорит ему Господь, обвинить в нечестии и порочности?

Иов. 1:9-10. Отвеща же диавол и рече пред Господем: еда туне (разве даром) Иов чтит Бога? Не Ты ли оградил внешняя его, и внутренняя дому его, и яже вне сущих его окрест (не Ты ли оградил у него то, что есть у него вне и внутри дома, и все, что вокруг)? Дела же руку его благословил еси и скоты многи сотворил еси на земли.

   Диавол, не отрицая добродетели и благочестия в Иове, старается заподозрить пред Богом чистоту побуждений его к жизни добродетельной и благочестивой, — утверждает, что Иов чтить Бога не по бескорыстной любви к Нему, не даром, а за дары Божии, из опасения лишиться благоволения Божия и из желания заслужить от Бога новые милости. Как же бы Иов не стал чтить Тебя, когда Ты, продолжает диавол — «оградил все, что у него есть?» Диавол хочет сказать, что Бог отвращает от Иова все, что может повредить его благосостоянию: его имущество, находящееся в стенах его жилища и вне их, подобно неприступной крепости, обнесенной высокою и твердою оградой и безопасной от нападения. Его земледелие, его промысловые и торговые занятия (дела рук на земли), его скотоводство процветают силою Божия благословения и покровительства.

Иов. 1:11. Но посли (протяни) руку Твою и коснися всех, яже имать: аще не в лице Тя благословит.

    Посли руку Твою, грозную, поражающую (Исх. 3:20), и коснися, опять разумеется прикосновение грозное, вредоносное (Быт. 26:11; Пс. 104:15). «Коснись всего, что имеет», т.е. имущества детей рабов, стад. Аще не в лице Тя благословит. Выражение аще не, имеет здесь значение клятвенного удостоверения в истине слов и предполагает подразумеваемую предшествующую мысль в роде следующей: пусть я обращусь в ничто, пусть исчезну. Подобным образом клялись язычники: «сия да сотворят ми бози, сия да приложат» (3 Цар. 20:10, 23). Диавол клянется: «пусть я обращуся в ничто, если Иов не благословит Бога в лицеБлагословит, т.е. скажет Богу прощальный привет, — снимет с себя личину благочестия и отбросив всякий стыд всякое благоговение, открыто, в лице, не стыдясь лица Божия, скажет Богу: «прощай», — откажется от служения Ему, признает это служение суетным и бесполезным.

Иов. 1:12. Тогда рече Господь диаволу: се, вся, елика суть ему, даю в руку твою, но самого да не коснешися. И изыде диавол от Господа.

   Господь, или Ангел от лица Господа, предает Иова во власть (в руку) диавола, дозволяет ему отнять у Иова все, что он имеет, скот мелкий и крупный, рабов и даже детей, но запрещает касаться его личности, наносить вред его жизни и здоровью. Отсюда следует, что как ни велика сила диавола, он без попущения Божия не может сделать нам зло, — власть его ограничена волею Божией. Для чего же Господу угодно было попустить диаволу сделать так много зла Иову? Для того, чтобы этому праведнику дать случай засвидетельствовать, что он, вопреки навету сатаны, чтит и любит Бога бескорыстно, что лишившись земных благ, коими наделен был от Господа, он останется неизменно верен и предан Ему, как верно и с всецелою преданностью служил Ему при благосостоянии.

II. Паримия на вечерне во вторник страстной седмицы. Иов I:13-22

   В сей паримии повествуется об отнятии у Иова земных благ у него, по действию диавола, погибает крупный и мелкий скот и все дети.

Иов. 1:13. Бысть яко день сей (настал такой же день), сынове Иовлевы и дщери его пияху вино в дому брата своего старейшаго.

   Получив от Бога дозволение расстроить благосостояние Иова, диавол, для приведения в исполнение своих козней, воспользовался временем пиршества детей Иова в доме старшего из них. Пиршество происходило яко в день сей, т.е. в день празднования рождения старшего сына, занимавшего в семействе первое по отце место и главного наследника его имущества, следственно было особенно торжественное и веселое. Из принимавших в нем участие, конечно, никто не ожидал беды, все беспечно веселились и ликовали. Равно и сам Иов не имел причины тревожить себя каким-нибудь опасением за них и за себя. И вот, когда говорили мир и безопасность, тогда внезапно постигла их пагуба (1 Сол. 5:3). Против предусмотренной беды можно принять какие-нибудь меры для ее предотвращения или уменьшения. Удары, нанесенные диаволом Иову, были тем страшнее, чем неожиданнее. Притом они разразились один за другим в один и тот же день и не давали ему возможности опомниться под тяжестью их.

Иов. 1:14-15. И се, вестник прииде ко Иову и рече ему: супруги (пары, запряженныя в одно общее ярмо) волов оряху и ослицы пасяхуся близ их. И пришедше пленители (грабители), пленили их, и отроки (слуг) избиша мечем, и спасохся аз един и приидох возвестити тебе.

   Пленители, по наущению диавола уведшие волов и ослов Иова и перебившие отроков, т.е. рабов при волах и пастухов при ослах, принадлежали к кочевому Аравийскому племени2, соседнему с Авситидией. Из рабов и пастухов уцелел только один, пощаженный диаволом единственно для того, чтобы было кому известить Иова о происшедшем бедствии.

Иов. 1:16. Еще сему глаголющу, прииде ин вестник и рече ко Иову: огнь спаде с небесе и пожже овцы, и пастыри пояде подобне. Спасохся же аз един и приидох возвестити тебе.

   Под огнем с небес, истребившим овец и пастухов, разумеется, по-видимому, множество молний, ибо одна молния едва ли могла бы произвести опустошение в столь обширных размерах. По мнению других, молнии действовали здесь в соединении с жгучим смертоносным ветром — самумом. Низведением с неба молний диавол рассчитывал поколебать в Иове чувство преданности Богу. В предшествующем бедствии от нападения разбойников Иов мог винить одних людей. Но огонь с неба — это не от людей, а от Бога, стало быть Бог восстал против меня, мог рассуждать Иов. Отсюда мог возникнуть в душе Иова ропот на Бога, чего и желал достигнуть, но не достиг диавол.

Иов. 1:17. Еще сему глаголющу, прииде ин вестник, и рече ко Иову: конницы (всадники) сотвориша начальства три (отряды под командой трех начальников) и окружиша вельблюдов и плениша их, и отроки избиша мечми. Спасохся же аз един и приидох возвестити тебе.

   Всадники3, напавшие, конечно, врасплох, на верблюдов и угнавшие их с собою, а людей при них перебившие, сделали подобное тому, что сделали пред этим хищники, напавшие на волов и ослиц, но с тем различием, что первые произвели нападение тремя отрядами и с трех сторон окружили свою добычу. Подобный способ нападения употребил Гедеон (Суд. 7:16-20).

Иов. 1:18-19. Еще сему глаголющу, ин вестник прииде, глаголя Иову: сыном твоим и дщерем твоим, ядущым и пиющым у брата своего старейшего, внезапу ветр велик найде от пустыни и коснеся (привозился) четырем углом храмины. И паде храмина на дети твоя и скончашася. Спасохся же аз един, и приидох возвестити тебе.

   Под пустыней, откуда пришла буря, разрушившая жилище, где пировали дети Иова, разумеется Аравийская к югу от места обитания Иова. О подобных опустошительных бурях или ураганах с юга упоминается и в других местах Писания (Ис. 21:1; Иер. 3:11, 13:24; Ос. 13:15). Буря охватила дом не с одной стороны, а с четырех, вероятно в виде вихря, и мгновенно погребла детей Иова под развалинами. Что дети Иова сделались жертвой диавола после описанных бедствий, а не прежде, в этом можно видеть особенный умысел диавола. Ему хотелось измучить Иова постепенно возрастающею тяжестью бед. Он знал, что если бы погибель детей предшествовала прочим бедствиям, они не показались бы ему особенно тяжелыми, он равнодушно посмотрел бы на потерю имущества, потому что он скоплял имущество, конечно, не для себя, а для детей. И вот диавол отнимает у Иова детей по отнятии имущества, давая ему испить переполненную горестями чашу.

Иов. 1:20. Тако услышав (выслушав) Иов, востав растерза ризы своя и остриже власы главы своея и посыпа перстию главу свою, и пад на землю, поклонися Господеви.

   До сих пор Иов переносил снедавшую его душу скорбь, не теряя присутствия духа. Весть о погибели детей переполнила его сердце горестью. Можно было ожидать, судя по-человечески, что он не вынесет этого удара и разразится воплями отчаяния. Этого ожидал без сомнения и диавол и готовился торжествовать свою победу, но жестоко обманулся. Иов не только не потерял присутствия духа, но в нем нашлось столько самообладания и мужества, что он вспомнил, как согласно с принятыми обычаями ему надлежит поступить в скорби об умерших. Он встал с места и в знак волновавшей его скорби, разодрал верхнюю одежду свою, снял с себя волосы (обычай языческий, запрещенный Моисеем, Втор. 16:1), и обнаженную голову посыпал пылью. Все это обычные знаки для выражения печали. Но он не людям открывает свою печаль, а возвещает ее Господу. Он поклонися, повергся ниц пред Господом, в знак глубокого смирения пред Ним.

Иов. 1:21. И рече: сам наг изыдох от чрева матере моея, наг и отыду тамо. Господь даде, Господь отъят. Яко Господеви изволися, тако бысть. Буди имя Господне благословенно во веки.

   Под чревом матери, откуда люди раждаются и куда возвращаются, здесь разумеются в переносном смысле недра земли, общей всех матери в начале жизни и в конце, потому что из персти земной создан Адам и в персть приговорен возвратиться. Земля еси и в землю отыдеши (Быт. 3:20), — рек Господь падшему нашему прародителю и в лице его всем нам. Когда земля называется матерью, выпускающею из своего чрева людей и обратно принимающею их в свое чрево, имеется в виду сходство земли с материнским чревом в том отношении, что как из чрева матери раждается жизнь, так и из недр земли возникла жизнь всего человеческого рода, и из этих же недр, в которые она возвращается смертию, она снова возникнет в общее воскресение, которое потому и называется пакибытием (Мф. 19:28), возрождением, возвращением к прежней жизни. По мнению других, наг изыдох от чрева матере моея, наг и отыду тамо, в первом случае разумеется чрево матери буквально, во втором же — тамо — в переносном смысле, т.е. в смысле земли. По-видимому, такое понимание подтверждается словами сына Сирахова (Сир. 40:1): «иго тяжко на сынех Адамлих, от дне исхода из чрева матери их и до дне погребения в матерь всех». Ясно, что под матерью в день исхода в жизнь и под матерью в день погребения разумеется не одна и та же мать, — в первом случае идет речь о родной матери, во втором — о земле, или могиле. Но сопоставлять этот текст с рассматриваемыми словами Иова и одинаково объяснять их, — неудобно потому, что в словах Иова отыду тамо (туда же), слово тамо есть относительная частица, — она относится к предшествующим словам изыдох из чрева матере, именно — к чреву матери. Если чрево матери объяснять в буквальном смысле, то, ясно, в том же смысле надлежало бы разуметь и тамо. Но это невозможно, еда может человек второе винти во утробу матере? (Ин. 3:4). — Называя себя нагим при рождении и по смерти, Иов исповедует то же, что сказал Апостол Павел: «Мы ничего не принесли в мир, ясно, что ничего не можем и вынести из него» (1 Тим. 6:7). Человек является на свет бедным и беспомощным сам по себе и таким же умирает, ибо из земных благ ничего не возьмет с собою на тот свет. Пристрастие к ним бывает следствием забвения этой истины. Иов не забывал ее и потому не упал духом, когда лишился всего, что дал ему Бог. — Господь даде, Господь отъять, в этих словах указывается другая причина, почему Иов чужд был пристрастия к земным благам: он смотрел на них, как на временный дар Божий, на себя же, не как на полновластного собственника, а как на временного распорядителя их. Все, что я имел, было не мое, а Божие. Бог взял у меня то, что всегда Ему принадлежало. — Яко Господеви изволися, тако бысть. Ни люди, ни огонь с неба, ни ураган ничего не отняли бы у меня без воли Божией. Все эти силы были только орудиями в руках Господа для наказания меня, на то была Его святая воля, а Он все, что делает с нами, делает премудро, хотя человеку не всегда удается постигнуть глубину Его премудрости в управлении нами. Итак буди имя Господне благословено во веки. Иов не с тупою, бессмысленною покорностию переносит посланное ему от Бога испытание, но с ясным сознанием, что лучше того, как поступил Господь, нельзя было поступить. Стало быть, не роптать на Господа, а благословлять и славословить Его нужно за все.

Иов. 1:22. Во всех сих приключившихся ему ничтоже согреши Иов пред Господем, ниже устнама своима, и не даде безумия Богу.

   Диавол клеветал пред Богом, что Иов служит Богу корыстно, только до тех пор, пока пользуется Его дарами, и отступит от Бога, как только лишится земного благосостояния. Иов своим поведением во время разразившихся над ним бед посрамил диавола. Во все это время, Иов не согрешил пред Богом даже словом, ни одного слова недовольства и ропота на Бога не сорвалось с его языка. По слову Апостола Иакова, язык укротить никто из людей не может, это неудержимое зло (Иак. 3:8). Но Иов положил охрану устам своим и оградил двери уст своих (Пс. 140:3) Он не даде безумия Богу, т.е. не произнес ни одного безумного, безсмысленного слова пред Богом, и тем засвидетельствовал, что служил доселе Богу искренно, с бескорыстною любовью, любил и чтил Бога не за внешние Его дары, а за то, что Он Сам по Себе достоин любви и чествования.

III. Паримия на вечерне в среду страстной седмицы. Иов. II:1-10

   В сей паримии повествуется о поражении Иова проказой.

Иов. 2:1-3. Бысть яко день сей, и приидоша Ангели Божии предстати пред Господем. И диавол прииде посреде их предстати пред Господем. И рече Господь диаволу, откуду ты грядеши? Тогда рече диавол пред Господем, прошед поднебесную и обшед всю землю, приидох. И рече Господь к диаволу: внял ли еси убо мыслию твоею рабу моему Иову? яко несть такова от сущих на земли: человек незлобив (невинный), истинен, непорочен, богочестив, удаляяйся от всякого зла, еще же придержится незлобия. Ты же рекл еси, имения его погубити вотще.

   Иову готовится новое, несравненно тягчайшее испытание. Иов лишился своего имущества и детей. Эти бедствия не поколебали однако его благочестия и преданности Господу. Диаволу дается возможность поразить Иова новым несчастием, а Иову возможность снова посрамить диавола, снова засвидетельствовать свою непоколебимость в преданности Богу. Сколько прошло времени с того дня, в который разразились над Иовом описанныя бедствия, не сказано, но вот наступил еще яко сей, такой же роковой день. В собрании Ангелов, пред лице Господа является снова диавол затем, чтобы дать отчет Богу в том, как он поступил с Иовом по попущению Божию. Всеведущий знал все, что сделал с Иовом диавол, но вопрошая его, обратил ли он внимание на Иова, Господь хотел вызвать его суждение об Иове. Иов, говорит Господь, всегда был благочестив и непорочен и остался таковым доселе еще придержится незлобия. Ты же рекл еси имения его погубити вотще. Этими словами внушалось диаволу, что он должен отказаться от своего неблагоприятного суждения об Иове. Диавол утверждал, что с потерею имущества Иов потеряет благочестие, — события показали противное. Иов устоял в благочестии, хотя понес незаслуженную (вотще) потерю всего, что имел. Стало быть, диаволу нет причины упорствовать в неблагоприятном мнении об Иове и пора было бы оставить его в покое. Но диавол не унимается в своей злобе, он еще не все козни истощил против праведника.

Иов. 2:4. Отвещав же диавол, рече: кожу за кожу, и вся елика имать человек, даст за душу свою.

    Кожу за кожу. Под кожей здесь разумеется тело (слич. Иов. 16:15), — часть употреблена вместо целого. Смысл такой: всякий отдаст чужую кожу, чужую плоть вместо своей. Следующия слова: и вся елика имать человек, даст за душу свою, т.е. за жизнь свою, имеют тот же смысл и служат подтверждением, что слово за кожу, употреблено в значении за свою кожу, за свою жизнь. Диавол хочет сказать Богу: ничего нет удивительного в том, что Иов терпеливо переносит бедствия, которые не касаются непосредственно его личности, переносит вред, нанесенный его внешнему благосостоянию, а не ему самому, не его жизни и здоровью. Для Иова, как и для всякого человека, собственная жизнь всего дороже, дороже жизни даже собственных детей. По свойственному людям чувству сомосохранения и самолюбию, они готовы расстаться со всем, что имеют, со всякою собственностью, со стадами скота, с рабами, даже с родными детьми, лишь бы только самим уцелеть. Со всеми внешними утратами человек тем легче может примириться, что не лишен надежды, при сохранении здоровья, снова нажить имущество, даже иметь других детей. Потому благодушное перенесение Иовом внешних потерь еще не доказывает, по суду диавола, искренности его благочестия. Нужно другое, более сильное испытание для удостоверения в ней.

Иов. 2:5. Обаче посли (наведи) руку Твою и коснися костем его и плоти его, аще не в лице Тя благословит.

   Под костями и плотию здесь разумеется все тело, состоящее из мягких (плоти) и твердых частей (костей). Сатана желает, чтобы рука Господня отяготела над личностью Иова, чтобы все тело его было поражено мучительною болезнию. Сатана утверждает, что Иов не вытерпит телесных мук и в лице благословит Бога, — распростится с Богом, отступит от Него. И если Иов до сих пор еще не дошел до этого состояния, несмотря на постигшие его бедствия, то это потому, по мнению сатаны, что за измену Богу он боялся потерять здоровье и жизнь, зная, что здоровье и жизнь в руках Божиих.

Иов. 2:6. Рече же Господь диаволу: се, предаю ти его, токмо душу его соблюди.

   Господь предает во власть диавола тело Иова, с тем, чтобы он пощадил его душу, не отнимал у него жизни.

Иов. 2:7. Изыде же диавол от лица Господня и порази Иова гноем лютым от ног даже до главы.

   Сатана поразил Иова гноем лютым, страшными гнойными ранами, которые покрыли все его тело от ног до головы. Полагают, что эта была проказа. Сам Иов так изображает свою болезнь: тело мое одето червями и пыльными струпьями, кожа моя лопается и гноится (Иов. 7:5). Ночью ноют во мне кости мои, и жилы мои не имеют покоя. С великим трудом снимается с меня одежда, края хитона жмут меня (Иов. 30:17-18). Кости мои прилипли на коже моей и плоти моей, и я остался только с кожей около зубов моих (Иов. 19:20). Дыхание мое опротивело жене моей (Иов. 19:17). Тело его (Иова), как гниль, распадается, как одежда, изъеденная молью (Иов. 13:28). Бог рассекает внутренности мой и не щадит, пролил на землю желчь мою (Иов. 16:13). А без желчи невозможно пищеварение, следственно, страдальцу грозила голодная смерть. К этому присоединилась бессонница. Когда ложусь, то говорю: «когда-то встану?» и вечер длится, и я ворочаюсь до самого рассвета (Иов. 7:4). Болезнь, поразившая все тело от ног до головы, не коснулась только языка, так что Иов свободно мог говорить и изливать жалобы пред Богом. Язык пощажен был диаволом по надежде, не станет ли Иов языком своим изрыгать хулы на Бога.

Иов. 2:8. И взя Иов чреп, да острогает гной свой, и той седяше на гноищи вне града.

   Зуд и смрад от гнойных ран побуждали страдальца счищать с себя гной, и он счищал его не пальцами рук, а черепком, или потому, что пальцы от болезни сделались негодными для этого дела, или потому, что масса накоплявшегося гноя легче могла быть снята твердым и широким черепком, чем пальцами. — Гноище, или гнойное место, на котором сидел Иов, так названо потому, что покрыто было гноем, падавшим с тела страдальца. Страдая заразительною и отвратительною болезнию, Иов не мог оставаться в городе, в людском обществе, и сидел вдали от жилья, и находясь в этом положении, говорил: «Я сделался песнию и пищею людей отверженных. Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим» (Иов. 30:9-10). Они смотрели на него, как на великого грешника, отверженного Богом.

Иов. 2:9. Времени же многу минувши, рече к нему жена его, глаголющи: доколе терпиши, (говоря) се, пожду время еще мало, чающи надежди (храня надежду) спасения моего? Се бо, потребися от земли память твоя, (погибли) сынове твои и дщери, моего чрева болезни и труды, имиже вотще трудихся с болезньми. Ты же сам в гнои червий седиши, обнощевая (ночуя) вне без покрова, и аз скитающися и служащи (как странница и прислужница), место от места преходящи (с места на место перехожу) и дом от дому, ожидающи солнца, когда зайдет, да почию от трудов моих и от болезней, яже мя ныне обдержат. Но рцы глагол некий ко Господу и умри.

    Времени многу минувшу. Тяжесть страданий Иова увеличивалась их продолжительностью. Сам Иов говорит аз ждах месяцы тщы (Иов. 7:3). Это значит, что болезнь его продолжалась несколько месяцев и может быть не один год, а несколько. Напрасно он ожидал награды от Бога за столь продолжительные му́ки, месяц за месяцем проходили для него бесплодно, борьба с болезнию не приносила для него утешения и милости от Бога. К физическим болям присоединились еще нравственные пытки от жены. Она пощажена была диаволом затем, чтобы было кому озлоблять его укоризнами. Она укоряет его за долготерпение и упование на Бога. Чего еще ждать ему на этом свете, когда у него, с потерею детей, не осталось никого, кто бы вспомнил его? А настоящее его положение — сидение на гноище, вне человеческого жилья — самое безотрадное. Не сладко и ей жить на свете. Прежде окруженная всеми удобствами жизни, богатая хозяйка и госпожа, она сделалась теперь нищею и принуждена ходить по чужим людям, прося себе подаяния, или заработывая его трудами непривычных к тому рук. Только в ночном сне она сколько-нибудь забывается, и потому всегда с нетерпением ждет, когда зайдет солнце. Одна смерть, по ее мнению, может прекратить страдания его и ее. Рцы глагол некий ко Господу, — говорит она мужу, и умри. Т.е. скажи Господу такое слово, за которое Он непременно во гневе Своем поразит тебя смертию, иначе — похули Его. Говоря это, она требовала от мужа того же, чего желал и на что рассчитывал диавол аще не в лице Тя благословит. Слово и умри, можно и так понимать: сам на себя наложи руку и всему конец.

Иов. 2:10. Он же воззрев рече к ней: вскую яко едина от безумных жен возглаголала еси? Аще благая прахом от руки Господни, злых ли не стерпим? Во всех сих приключшихся ему, ничимже согреши Иов устнама пред Богом и не даде безумия Богу.

   На злыя внушения жены муж отвечает: вскую яко от безумных жен возглаголала еси? В этих словах слышится негодование Иова и сожаление, что слышит он от жены речи, которые можно ожидать не от разумной и благочестивой, верующей в Провидение Божие женщины, а от безумной, т.е. глупой и нечестивой. Слово безумный в последнем смысле нередко встречается в Писании (Пс. 13:1, 73:18). — Аще благая прияхом от руки Божией, злых ли не стерпим, вопреки злому совету жены Иов исповедует, что Бога должно чтить и Ему верно служить не только тогда, когда Он благодетельствует, но и когда посылает бедствия, что должно с благодарностью принимать от Него блага, и со смирением и покорностью Ему переносить лишение их. — Таким образом диаволу не удалось и чрез жену Иова поколебать его веру и любовь к Богу. Во всех сих приключшихся Иов не согреши пред Богом, ни одним словом ропота и нетерпения не проговорился против Бога, — и не даде безумия Богу, не произнес ничего безразсудного и нечестивого против Его промышления.
   Паримии о страданиях Иова положены для чтения во дни страстей Христовых потому, что этот страждущий праведник был образом страждущего Христа. Иов угодил Богу благочестием и добродетелями, Христос по самому человечеству Своему был во время земной Своей жизни образцом благочестия и святости. — Иов пользовался благоволением Божиим и ущедрен был от Бога дарами земного счастия. На Христе, как на возлюбленном Сыне Бога Отца, почивало все благоволение Его и обилие даров Св. Духа. — Иов подвергся страданиям по навету диавола, и в кознях врагов Христа, доведших Его до крестной смерти, принимал участие диавол. Он вложил в сердце Иуде Искаритскому предать врагам Христа (Ин. 13:2). С того времени, как Христос предан был в руки врагов, наступила, по слову Христа, власть тьмы, т.е. власть духа злобы, действовавшего чрез них, как чрез свой орудия (Лк. 22:53). — Иов сидел на гноище вне города и Христос был распят вне города. — Иов заживо разлагался от ужасной болезни и был пищею червей, предметом людских поруганий. И Христос страждущий говорит о Себе словами псалмопевца: «Я червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе. Я пролился как вода, все кости Мой рассыпались, сила Моя иссохла. Можно было бы перечесть все кости Мои. А они (враги) смотрят и делают из Меня зрелище» (Пс. 21). Иов с преданностию воле Божией переносил свои страдания, и Христос в саду Гефсиманском, сказав Отцу Своему: «Аще возможно есть, да мимо идет от Мене чаша сия», поспешил прибавить: «обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты» (Мф. 26:39). — Когда страдания Иова достигли крайней степени, он, обращаясь к Богу, говорил: «Я взывал к Тебе, и Ты не внимаешь, стою, и Ты только смотришь на меня» (Иов. 30). И Христос вопиял на кресте: «Боже мой, Боже мой, для чего Ты меня оставил» (Мф. 27:46).

IV. Паримия в великий четверток. Иов. XXXVIII:1-23, XLII:1-5

   В сей паримии содержится обращенная к Иову речь Господа Бога о делах всемогущества и премудрости Его в видимом мире, превышающих разумение Иова, и смиренный ответ его на слова Господни.

Иов. 38:1-2. Рече Господь Иову сквозь бурю и облаки: кто сей скрываяй от Мене совет (затмевающий Мой совет), содержай же (такие) глаголы в сердце? Мене же ли мнится утаитися (Меня ли думает затмить)?

   Речь Господа, начало которой вошло в рассматриваемую паримию, составляет заключительную часть книги Иова и имеет тесную связь с предшествующими спорами Иова с его друзьями. Друзья Иова, навестившие его в несчастии, утверждали, что Бог посылает страдания только на нечестивых, что всякий страдалец есть грешник, караемый Богом, и что следственно, если Иов поражен тяжкими бедствиями, то верно за ним есть тяжкие вины, неизвестные людям, но ведомые Богу. Иов с силою восстал против этих суждений. Он утверждал, что не знает за собою вины, что вся жизнь его посвящена была подвигам благочестия и добродетели и что вообще несправедливо в страданиях человека видеть основание к заключению о его преступлениях. Распределение земных благ зависит единственно от воли Божией, действующей по своим не всегда известным причинам, и отнюдь не имеет необходимой связи с нравственными качествами людей, ибо, по свидетельству опыта, нечестивые часто всю жизнь проводят благополучно, тогда как жизнь истинных чтителей Бога есть непрерывный ряд бедствий. Но наряду с этими здравыми суждениями в речах Иова встречаются несдержанные выражения о путях промысла Божия в жизни человека. Он, правда, признает, что благополучие нечестивых непрочно (Иов. 27:13-23), но в то же время дерзает говорить о Боге: «Он губит и непорочного, и виновного. Если этого Он поражает бичем вдруг, то пытке невинного посмевается. Земля отдана в руки нечестивых. Лица судей ее (чтобы не видели правды) Он закрывает» (Иов. 9:22-24). Та же несдержанность замечается в суждениях Иова о своей личной участи. С одной стороны — он представляет нам пример преданности воли Божией, с другой же, изливает свою душу в самых горьких жалобах на свою участь, проклинает день своего рождения и дерзает вопрошать Бога, зачем Он дал ему жизнь (Иов. 10:18). По всему видно, что в душе Иова происходила сильная борьба между преданностию Богу и нетерпеливостию. Правда, эта нетерпеливость не переходила в отчаяние, — она высказывалась с целию облегчить жалобами душу и разрешалась смиренною мольбою облегчить его страдания (Иов. 10:20-21) и выражением упования на помилование. Он уверен был, что у него есть Заступник на небесах, — и к Нему слезило око его (Иов. 16:19-20) с надеждою получить от Него утешение если не в здешней, то в будущей жизни (Иов. 19:25). Но наряду с этими выражениями смирения и упования как жестко, как оскорбительно для Господа звучат и такие речи страдальца к Господу: «Я взываю к Тебе, и Ты не внимаешь мне, — стою, а Ты только смотришь на меня. Ты сделался жестоким ко мне, крепкою рукою враждуешь против меня» (Иов. 30:20-21)! Знай Иов цель ниспосланных ему тяжких испытаний, как мы знаем теперь из книги Иова, и как он сам узнал по окончании их, — он, конечно, не позволил бы себе судить о них с такою резкостию. Еще менее знали о цели страданий его друзья, и своими неправильными суждениями они только раздражали его. И вот он, недовольный их речами, подавляемый собственными недоумениями по поводу своего непонятного для него положения, осмеливается вызывать Самого Бога разрешить их. «Вот мое желание, говорит он, чтобы Вседержитель ответил мне» (Иов. 31:35). Это были последние слова Иова в споре с друзьями, — и желание его исполнилось. Вызов его, обращенный к Богу, был принят. Небо покрылось тучами, послышались раскаты грома (Иов. 41:2-3). Сквозь бурю и мрак Господь дал слышать Свой голос Иову, подобно тому, как это было на Синае (Исх. 19:18). Должно полагать, что шум бури не мог заглушить звуков голоса Божия, или потому, что эти звуки были очень громки, или потому, что облако, в котором сокрыл Свое присутствие Господь, находилось на очень близком расстоянии от Иова. Что же глаголал Господь Иову? — «Кто сей затмевающий Мой совет и содержащий такие речи в сердце? Меня ли думает затмить»? — Господь этим вопросом укоряет Иова за то, как он дерзнул своими суждениями об отношении Бога к судьбе человека помрачать славу Его мудрости и правосудия в управлении миром, как дерзнул не сказать только, но и помыслить в сердце, будто Бог может быть жестоким и несправедливым в отношении к людям, будто в распределении земных благ не разбирает достойных и недостойных? — Меня ли думаешь затмить? — Смысл вопроса такой: человек, дерзающий неблагоприятно отзываться о мироправлении Божием, наперед должен был бы спросить себя, против кого он восстает? С кем имеет дело? Если не всегда позволительны неблагоприятные суждения о людских поступках, цели которых нам неизвестны, то всего менее простительно неодобрительно судить о видимых действиях Божиих, не зная намерений Божиих, служащих для них основанием, или превратно истолковывая эти намерения. — Что с этим упреком Господь обращается к Иову, имеет в виду именно его, а не друга его Елиуса, который говорил последним к Иову, это видно из того, что сам Иов, выслушав эти упреки, признал свою вину и исповедал ее, повторяя те же самые слова Господа (Иов. 42:3).

Иов. 38:3. Препояши яко муж чресла твоя: вопрошу же тя, ты же Ми отвещай.

   Иов не раз в беседах с друзьями выражал желание говорить с Самим Богом в свою защиту (Иов. 13:22), и однажды сказал даже: «я желал бы состязаться с Богом» (3). Он так был уверен в своей правоте, что не боялся этого состязания. И вот Господь удовлетворяет его желанию. Препояши яко муж чресла твоя, говорит Он Иову, т.е. будь готов к состязанию со Мною, тщательно собери свои мысли для обмена со Мною, — подобно тому, как для удобства и свободы движений собирают и стягивают поясом вокруг чресл длинную и широкую одежду люди, готовящиеся к путешествию, к ручной работе, к бою (Исх. 12:11; 3 Цар. 18:46, 20:11). — Вопрошу же тя, ты же Ми отвещай. Следующие затем вопросы, на которые должен был отвечать Иов, содержат указание на чудеса премудрости и всемогущей силы Божией в области видимой природы. Все эти чудеса таковы, что человеку при взгляде на них остается только преклониться пред Творцом и Промыслителем мира, смиренно признать пред Ним свое ничтожество, свое бессилие не только произвести что-нибудь подобное, но и понять их удовлетворительным образом. Если же явления видимой природы, носящие печать премудрости и всемогущества Божия, должны располагать к смирению и благоговению пред Господом наблюдателя их то, не паче ли эти чувствования должны возбуждаться в нас, когда идет речь об отношении Господа к судьбе человека?

Иов. 38:4. Где был еси, егда основах землю? Возвести Ми, аще веси разум (знаешь ведение)?

   Господь сим вопросом располагает Иова к смиренному сознанию своего ничтожества в сравнении с Ним, указывая Иову на время его происхождения. Иов считает себе несколько десятков лет своей жизни, а Бог существует от вечности. Иов появился на земле спустя не одну тысячу лет после ее создания. Как же теперь это, со вчерашнего дня живущее существо, осмеливается судить вкривь и вкось о Боге, существе вечном и первовиновнике вселенной? — И людям молодым и неопытным не приходится свысока судить о тех, которые превосходят их возрастом и опытностию. Понятно, насколько неуместны подобные суждения о Боге со стороны человека.

Иов. 38:5-6. Кто положи меры (размеры) ее, аще веси? Или кто наведый вервь на ню (кто протягивал по ней шнyp)? На чемже столпи ее утверждени суть? Ктоже есть положивый камень краеугольный на ней (ея)?

   Говоря о создании земли, Господь представляет ее под образом дома, а Себя под образом архитектора, начертавшего предварительно размер для здания в ширину, долготу и глубину, на твердом неподвижном основании поставившего столпы или связи для стен, все части здания устроившего по всем правилам зодчества. Смотря на величественное здание, мы удивляемся мудрости и искусству зодчего. Но несравненно поразительные следы мудрости, искусства и силы в создании Богом земли. Он все расположил на ней мерою, числом и весом (Прем. 11:21). Он повесил землю ни на чем, указав ей в пространстве место, которое она твердо занимает, двигаясь вокруг солнца по назначенным ей путям и не сбиваясь с них (Иов. 26:7). Сила тяжести, сосредоточенная внутри земли, вот тот краеугольный камень, то твердое основание, на котором держатся собственные ея части, — моря и материки. В виду столь поразительного могущества и мудрости Творца земли, как неразумна и преступна дерзость, с какою человек позволяет себе выражать недовольство на мироправление Божие! Мудрости и силы, проявившейся в создании земли, неужели недостаточно для сохранения на ней порядка в жизни населяющих ее тварей? — Иов, конечно, сам знал, что мир есть дело всемогущества и мудрости Господа, и не раз в беседах с друзьями указывал на это, тем неуместнее были его жалобы на Бога, допускающего с премудрыми целями торжество неправды в людской жизни.

Иов. 38:7. Егда сотворены быша звезды, восхвалиша Мя гласом велиим вси Ангели Мои.

   О величии Творца, о Его всемогуществе и премудрости, свидетельствует создание земли, которая составляет едва приметную точку в составе мироздания. Но в создании звезд поразительнее открывается это величие. Посему, когда они впервые засияли на небе, их бесчисленное множество, необъятная громадность, неизмеримые расстояния между ними и правильное движение их по назначенным для них путям, все это возбудило восторг в Ангелах, получивших бытие прежде всех тварей, и они громогласно восхвалили Творца, — и до сих пор восхваляют Его, подавая и людям пример благоговения пред Господом в каких бы обстоятельствах они ни находились.

Иов. 38:8. Заградих же море враты, егда изливашеся из чрева матере своея исходящее.

   Идет речь о втором дне творения мира, когда во́ды, наполнявшие в виде паров пространство между планетами, к числу которых принадлежит земля, разделились по планетам и ближайшие к земному шару осели на нем. Под чревом матери, из которой они вышли и плотно облегли землю, разумеется то хаотическое состояние, или та бездна, в которую погружена была земля вместе с прочими планетами в самом начале творения. Под воротами, которыми заграждены воды земного шара и удержаны в пределах его, должно разуметь твердь, т.е. пространство между небом и землею, очистившееся от вод и сделавшееся для них недоступным. Все это устроил не кто иной, как только всемогущий Господь. Какое сильное побуждение благоговеть пред Ним!

Иов. 38:9. Положих же ему (морю) облак в одеяние, мглою же (туманом) пових е.

   В предыдущем стихе море, или воды, осевшие на земле, представлены под образом новорожденного младенца. Это образное представление продолжается и в настоящем стихе. Новорожденного младенца пеленают и тепло одевают. Для новообразованного моря пеленами и одеянием послужили облака и туманы. До третьего дня творения, когда вся земля была под водою, эти облака и туманы были непроницаемы.

Иов. 38:10-11. И положих ему пределы, обложив (поставив вокруг) затворы и врата. Рех же ему: до сего дойдеши и не прейдеши, но в тебе сокрушатся (в тебе самом разложатся) волны твои.

   Идет речь о третьем дне творения. В этот день на земле явилась суша, а во́ды, до сих пор облегавшие всю землю, заняли на ней место в отведенных для них вместилищах, — в океанах, морях, реках, источниках. Пределы, затворы и врата, дальше которых не могут простираться морские во́ды, заключенные в своих вместилищах, суть берега материков. Бушующий океан, волнами своими, поднимающимися на страшную высоту, угрожает земле наводнением, но эта опасность предотвращается тем, что эти волны разбиваются о берега и разлетаются в брызги в самом океане. Один только Всемогущий мог повелеть волнующемуся морю до сего предела дойдеши и не прейдеши, и в тебе сокрушатся волны твои.

Иов. 38:12-13. Или при тебе сотворих свет утренний, денница же весть чин (урок) свой, ятися крил земли (обхватывать крылья земли) и оттрясти (стряхивать) нечестивые от нея?

   В этом стихе имеется в виду четвертый день творения, когда засияло на небе солнце. Солнце ежедневно восходит и заходит. С восходом солнца появляется рассвет, утренняя заря (денница). Заря, появлением на восточной стороне небосклона, разгоняет ночную тму, благоприятствующую злодеяниям людей нечестивых, и заставляет их прекратить на время дня свою злую деятельность. Крылья земли, которые обхватывает заря, это края небосклона. Обхватывая их, заря как бы держит в руках края ковра, под образом которого представляется здесь земля, и с лица ее, как бы с поверхности ковра, стряхивает нечестивых. Значение зари в этом отношении предусмотрено Творцем при сотворении солнца, когда не было на свете человека. В виду этого проявления Божественной мудрости, как неразумны притязания человека учить Бога, указывая Ему разные непорядки в действиях Его мироправления!

Иов. 38:14. Или ты, брение взем от земли, создал еси животно и глаголивого сего посадил на земли?

   Под «животным и глаголивым» разумеется здесь человек, из праха земного вызванный к жизни и от прочих земных животных отличенный даром слова. Человек должен благодарить и славословить Бога за этот дар, а не прекословить Ему, как прекословил Иов.

Иов. 38:15. Отъял же ли еси от нечестивых свет, мышцу же гордых сокрушил ли еси?

   Иов жаловался на успехи нечестивых в житейских делах. Господь действительно попускает это, но Он же отнимает у нечестивых свет, т.е. лишает благополучия если не их, то детей их, и сокрушает мышцу гордых, т.е. обращает в ничто силу и могущество, которым нечестивые гордятся и пользуются для угнетения слабых.

Иов. 38:16. Пришел ли еси на источники моря (доходил ли ты до родника моря), в следах же (по путям) бездны ходил ли еси?

   Под источниками, или родником, моря разумеются подземныя огромные вместилища воды, находящиеся под морским дном. Эти вместилища вместе с теми, которые лежат под нижними слоями материков, по наблюдению естествоиспытателей, столь огромны, что в сравнении с ними масса всей видимой нами и измеряемой воды так же незначительна, как вся видимая нами и измеряемая суша незначительна в сравнении с объемом всего земного шара. Эти наблюдения подтверждаются историей мироздания и историей всемирного потопа. По свидетельству бытописателя, земная планета, прежде чем на ней открылась суша, вся покрыта была водой, которая уже в третий день творения собрася в собрания своя (Быт. 1:9). Судя по избытку первоначальной воды, которой достаточно было для покрытия всей земли со всеми горами, должно полагать, что для этой воды нашлось помещение не в одних морях и реках, но вместе и в подземных хранилищах, внутренних полостях и пещерах. Посему псалмопевец говорит о земле: Господь на морях основал ю есть (Пс. 23:1). Исповедайтеся Господеви, утвердившему землю на водах (Пс. 13:5-6). Из этих-то подземных вместилищ проторглись воды во время всемирного потопа, как видно из слов бытописателя: в той день разверзошася вси источницы бездны (Быт. 7:11). Во́ды из этих вместилищ открыли себе проход на землю в бесчисленных местах и вместе с водою морей и хлябей небесных оказались достаточными, чтобы обратить землю в то состояние, в котором она находилась до третьего дня творения. — В последнее время наука многое сделала для изучения бездн и источников моря, но как все это ничтожно в сравнении с ведением Бога, Который не только знает все, что в море и под морем, но и сотворил все это!

Иов. 38:17. Отверзаются ли тебе страхом врата смертная, вратницы же (привратники) адовы, видевше тя, убояшася ли?

   Смертные врата, охраняемые приставниками ада, т.е. злыми духами, подчиненными имущему державу смерти — диаволу, отверзаются для всех смертных, но никто из них не мог вступить в область смерти без страха пред стражами ада. Один Христос мог появлением Своим в царстве мертвых устрашить привратников его и без препятствия с их стороны проникнуть туда не как простой смертный, а как победитель смерти и ада.

Иов. 38:18. Навыкл ли же еси (обозрел ли ты) широты поднебесныя? Повеждь убо Ми, колика есть.

   Размеры земли в широту мог ли древний человек знать так же безошибочно и точно, как Тот, Кто все сотворил мерою, числом и весом? С великим трудом, путем географических и астрономических исследований и вычислений, люди добрались наконец до решения вопроса о размерах земли в широту. Но в век Иова эти знания находились в младенческом состоянии, и потому на означенный вопрос немыслимо было дать утвердительный ответ.

Иов. 38:19. В коей же земли вселяется свет? Тме же кое есть место (местопребывание)?

   Солнечный свет, в то время, когда у нас бывает ночь, вселяется в антиподах, в противоположной нам стороне земного шара, и наоборот. Есть также места — полюсы, где полгода бывает непрерывный свет и день, а полгода непрерывная тма и ночь. Это известно нам. Но Иов жил в такое время, когда этого еще не знали.

Иов. 38:20-21. Аще убо введеши (если бы ты ввел) мя в пределы их, аще ли же веси (если бы ты ведал) стези их: вем убо (я знал бы), яко тогда рожден еси, число же лет твоих много.

   В начале мироздания господствовала всюду одна непроглядная тма, носившаяся над бездной. Но вот Творец произвел разлучение между светом и тмой, отделил свет от тмы. Как произошло это чудо? Как положен предел между светом и тмой? Как устроены пути для распространения света в одном месте и появления тмы в другом? Все это знает один Творец. И если бы знал это человек, то можно было бы подумать, что он существовал тогда, т.е. при творении мира, и был свидетелем разлучения света от тмы.

Иов. 38:22. Пришел ли еси в сокровища снежная и сокровища градная видел ли еси?

    Сокровища, т.е. хранилища, снега и града суть облака. Человек видит облака, но он не может наверное сказать, чем они чреваты — градом или снегом.

Иов. 38:23. Подлежат же ли (берегутся ли) тебе в час врагов, в день браней и рати?

   Хранилища града — заветные хранилища. Они отнюдь не предоставлены человеку для его употребления по произволу. Ими распоряжается один Бог, Который иногда употребляет град для наказания врагов. Когда нужно наказать врагов, Господь берет град из хранилищ, как берется оружие из запасного склада, и поражает врагов. Так поражение градом было одною из Египетских казней (Исх. 9:18). При Иисусе Навине после одного сражения с Хананеями множество их погибло от каменного града (Нав. 10:11).
   Дальнейшие речи Господа не вошли в состав паримии. Продолжая этими речами вразумлять Иова, Господь указывает ему на неподлежащие его ведению и власти обыкновенные явления — дождя, инея, затем обращает его внимание на движение созвездий, на происхождение грозы. Далее изображает чудные инстинкты и свойства зверей и птиц. Этим оканчивается первая речь Господа. Иов смиренно сознался в своем ничтожестве пред Богом и безответности пред Ним. Но чтобы еще сильнее убедить Иова в ничтожестве человека в виду чудных дел Божиих, превышающих его разумение и силу, Господь величественными чертами описывает силу великанов между животными — бегемота (слона) и левиафана (крокодила). Выслушав все это —

Иов. 42:1-2. Отвещав Иов, рече ко Господу вем, яко вся можеши, невозможно же Тебе ничтоже.

   Чудныя дела Божии в области видимой природы, картину которых Сам Господь начертал пред Иовом, привели его к исповеданию всемогущества и всевластной силы Божией во всем мире, вся можеши. Все, что есть в физическом мире величественного и прекрасного, есть дело рук Божиих. Можно ли после этого думать, чтобы сила и власть Божия не открывалась в мире нравственном? Много зла существует в мире нравственном, много в нем неправды и всяких преступлений. Но это никого не должно смущать, никто не должен за все это зло обвинять Бога, говорить, будто Он безучастно смотрит на торжество зла. Нет, Тот, для Кого все возможно в мире физическом, может и в мире нравственном самое зло обратить в добро, посрамить злых и нечестивых и возвеличить подвижников благочестия и добродетели, за временные страдания наградить их и в этой и в будущей жизни в сокровищах. Его премудрости всегда найдется средство достигнуть этой цели. Человеку остается только с терпением и преданностию Его воле ожидать благих последствий участия Божия в судьбах человека.

Иов. 42:3. Кто есть таяй от Тебе совет (кому затмить Твой совет?), щадяй же словеса и от Тебе мнится утаитися (всякий удержится от речей, и придет ли мысль затмить Тебя)? Кто же возвестит ми, ихже не ведех, велия и дивная, ихже не знах?

   Иов смиренно исповедует что после всего, что он слышал от Господа, надобно быть крайне дерзким и безумным, чтобы затмить совет Божий, помрачить славу премудрости и правды Божией в управлении миром. — Господь начал Свою речь к Иову словами: «Кто сей затмевающий Мой совет? Меня ли думает затмить?» Иов повторяет теперь эти слова в знак полнейшего своего согласия с обличением, в них заключающимся. — То, что поведал ему Господь о великих и дивных делах Своих, о том, чего он — Иов — не знал и о чем не помышлял, — поведано ему с такою силою и убедительностию, что ничего подобного нельзя слышать и ожидать ни от кого на свете кто (кроме и сильнее Тебя) возвестит ми велия и дивная, ихже не знах?

Иов. 42:4. Послушай же мене, Господи, да и аз возглаголю. Вопрошу же Тя, Ты же мя научи.

   Прежде Иов сам вызывался дать Богу ответ, о чем Он спросит его (Иов. 13:22). Теперь он смиренно просит от Бога вразумления и научения, как он должен вести себя в страданиях и благоугождать Ему. Но высказав это желание, Иов тотчас же сознал, что оно излишне, что он сам должен теперь понять, как ему поступать отныне, — и продолжает.

Иов. 42:5. Слухом убо слышах Тя первее (прежде), ныне же око мое виде Тя.

   Новых вразумлений от Бога Иов больше не желает теперь, после того как узрел Самого Бога, глаголавшего ему из облака и бури. Его глаголы, непосредственно обращенные к Иову, для него несравненно убедительнее всего, что прежде приходилось ему слышать о Боге от людей. Теперь в нем не осталось и тени сомнения в правосудии и благости Божией, — он вполне теперь предается Его святой воле и раскаявается в прежних дерзких суждениях о Боге.
   Рассмотренная паримия положена для чтения в четверг страстной седмицы по намеку в одном из стихов (17) этой паримии на смерть Иисуса Христа, которую Он вкусил в пятницу, но на которую предан в четверг в саду Гефсиманском. Иисус Христос в самой смерти явился победителем имеющего державу смерти диавола. В то время, когда Он был во гробе плотию, Он душею сходил в преисподнюю, но не для того, чтобы в ней остаться с прочими умершими, а для того, чтобы известь из ада в рай тех из них, которые встретили Его в адской темнице с верою в Него. На это победоносное схождение Его в ад указывают слова Бога к Иову, читаемые в 17 стихе паримии отверзаются ли Тебе страхом врата смертная, вратницы же адовы, видевше тя, убояшася ли? — Только один Христос мог с такою славою сойти в ад.

V. Паримия в великий пяток. Иов. XLII:12-17

   В сей парамии повествуется о возвращении Иову прежнего благосостояния.
   Выслушав речи Господа, сказанные для обличения и вразумления Иова, Иов смирился пред Ним, исповедал пред Ним себя виновным в дерзких суждениях о мироправлении Божием (Иов. 42:6). Наступило для многострадального Иова время окончания тяжких испытаний. Но прежде чем положить им конец, возвратить Иову прежнее благосостояние, Господу угодно было сделать еще вразумление друзьям Иова. Господь изъявляет Свой гнев на них. Господь укоряет их в том, что они говорили о Нем не так верно, как раб Его Иов. Они неверно утверждали, будто Бог посылает бедствия только на нечестивых, а благочестивых всегда благословляет благоденствием и что Иов заслужил наказание от Бога за нечестие. Иов указанием на свой личный пример и на пример других людей убедительно доказывал своим друзьям, что благоденствие и злострадание не всегда имеют связь с добродетелью и нечестием. В этом отношении Иов был прав, хотя слишком неумеренно защищал свою невинность. Прав был он и в том отношении, что среди горьких и дерзких жалоб на жребий смертных он не терял надежды на заступление от Бога. Надежда его оправдалась. Друзья Иова, по повелению Божию, должны были обратиться к ходатайству Иова пред Богом о прощении им неправды их суждений. Господь принял это ходатайство, а самого его исцелил и обрадовал его и всех близких к нему тем, что дал ему вдвое больше того, что он имел прежде. Благоприятный исход бедствий Иова так описывается в паримии.

Иов. 42:12. Господь благослови последняя Иовля (последние дни Иова более), неже прежняя. Бяху же скоти его — овец четыренадесять тысящ, вельблюдов шесть тысящ, супруг (пар) волов тысяща, ослиц стадных тысяща.

   У Иова до времени его бедствий было вдвое менее скота мелкого и крупного (Иов. 1:3). Силою благословения Божия утрата земных благ в преизбытке вознаграждена была, в показание милосердия Божия ко всем, подобно Иову претерпевающим бедствия с упованием на Бога. «Вы слышали, говорит Апостол Иаков, о терпении Иова и видели конец оного, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен» (Иак. 5:11). Не сказано, вознаградил ли Господь Иова за потерю рабов, бывших при скоте и погибших вместе с ним, но это само собою разумеется; количеству скота, данного Иову, должно было соответствовать число пастухов и работников. — Христианин в потере земных благ должен утешать себя надеждой на будущее мздовоздаяние, но и в здешней жизни ищущие прежде всего Царствия Божия и правды его, испытывают благословение Божие в награду за их преимущественное попечение о стяжании духовных благ, им даруются без особенного труда земные блага (Мф. 6:33).

Иов. 42:13. Родишася же ему сынове седмь и дщери три.

   Господь даровал Иову детей столько же, сколько было у него прежде, а не вдвое больше. Этим дано было понять Иову, что на потерю детей он не должен смотреть как на безвозвратную потерю, подобно тому как безвозвратно погибли у него скот и прочее имущество, — что диаволу попущено отнять у детей только телесную жизнь, а душ их он не мог коснуться, — что души их продолжают жить в другой области бытия, и что следственно для Иова возможно духовное общение с ними, при телесной разлуке.

Иов. 42:14. И нарече первую убо День, вторую же Кассия, третью же Амалфеев рог.

   Имена, данныя Иовом трем дочерям, указывают на красоту их. Первую назвал он Днем, ради светлого и веселого выражения на ее лице, соответствующего светлому и веселому настроению ее души. Вторую назвал Кассия, именем душистого и драгоценного масла, добываемего из коры дерева, принадлежащего к породе лавровых (Пс. 44:9). Смысл этого имени, в приложении к той, которая носила его, был тот, что вид ее производил на зрителей приятное впечатление, подобное тому, какое производит на человека присутствие в благовонном месте. — Третью дочь Иов назвал Амалфеевым рогом. Так перевели Греческие переводчики Еврейское слово, означающее сделанный из рога сосуд с румянами. Дочь Иова, носившая такое имя, была так красива, что казалась, как у нас говорят, писанною красотой, — высокохудожественною картиной. Но соответственно смыслу Греческого имени — Амалфеев рог или — рог изобилия, красота дочери Иова услаждала взоры подобно тому, как услаждается вкус нежным и сладким напитком, льющимся из рога4. По мнению некоторых толкователей, имена дочерей Иова, указывая на их красоту, служили вместе напоминанием Иову о прекращении его бедствий. После тьмы бед и напастей (Иов. 19:8), к нему возвратились светлые дни. Это напоминание заключено в имени дочери День — Имя Кассии напоминало об избавлении от смрада болезни (Иов. 7:5). — Плач и туга сменились для Иова радостью, которою он услаждался при взгляде на свою дочь — Амалфеев рог.

Иов. 42:15. И не обретошася подобни в лепоте дщерем Иовлевым в поднебесней: даде же им отец наследие в братии их.

   По закону Моисееву, отцу наследовали в имуществе одни сыновья, и только в том случае наследство переходило к дочерям, если кто умрет, не имея у себя сына (Чис. 27:8). Но Иов жил еще до Моисеева законодательства и не принадлежал притом к Еврейскому народу. Потому неудивительно, если он, по обычаю соотечественников, или по личному побуждению, дал участие в своем наследии, притом при своей жизни, дочерям своим наряду с сыновьями. — Между вновь народившимися детьми Иова, без сомнения, царствовало то же единодушие, какое было между умершими детьми его, — и утешало отца семейства в такой же мере, как оно радовало его в прежнее время до наступления бедствий.

Иов. 42:16. Поживе же Иов по язве (после болезни) лет сто седмьдесят. Всех же лет поживе двести четыредесять осмь. И виде Иов сыны своя и сыны сынов своих даже до четвертого рода.

   Если в виду сугубого наделения исцеленного Иова земными благами предположить, что и жизнь его по исцелении была вдвое продолжительнее, чем до исцеления, то можно думать, что Иов до выздоровления жил 85 лет. Но в таком случае всех годов жизни Иова было бы не 248, а 255, меньше на 7 годов. Есть мнение, что Греческие переводчики Библии относили эти 7 лет к периоду бедствий и страданий Иова, и почитая этот период как бы временем смерти, а не жизни, намеренно исключили их из общего числа лет его жизни5.

Иов. 42:17. И скончася Иов стар и исполнь дний.

   Долголетие есть одно из вожделенных благословений, обещанных Богом в награду людям, верно служащим Ему. Служите Господу вашему, и Он благословит вас, говорит Моисей Израилю, и в числе сих благословений упоминает о долголетии: число дней твоих сделаю полным (Исх. 23:26). Иов в полной мере испытал на себе это благословение Божие и сошел в гроб, как укладываются в скирд снопы пшеницы в свое время (Иов. 5:26), оставив по себе память не только многострадального, но вместе многоблагословенного Богом.
   — Писано же есть паки возстати ему, с нимиже Господь восставит (воскресит) и́, тако толкуется (переводится) от Сирские книги: в земли убо живый Авситидийстей на пределах Идумеи и Аравии. Прежде же бяше имя ему Иоав. Взем же жену Аравляныню, роди сына, емуже имя Еннон. Бе же той (Иов) отца (от отца) убо Зарева, Исавовых сынов сын, (от) матере же Воссоры, якоже быти ему (так что он есть) пятому от Авраама.
   Эти слова, не встречающиеся в Еврейском тексте Библии и в синодском переводе ее, составляют приписку к книге Иова в Библии Греческой и Славянской. Эта приписка заимствована от Сирские книги, неизвестно впрочем — какой6. В этой книге Иов отождествляется с Иоавом, Идумейским царем, о котором упоминается в родословной потомков Исава в кн. Бытия (Быт. 34:33) и 1 кн. Паралипоменон (1 Пар. 1:34). В сих книгах Иов, иначе Иоав, действительно представляется пятым от Авраама Исаак, Исав, Рагуил, Зареф, Иоав. Но о сыне Иова Енноне не упоминается в сих книгах, а в самой книге Иова говорится не об одном, а о многих сыновьях, и никто из них не назван по имени. Воссора, названная в приписке матерью Иова, есть имя не лица, а города, откуда, по свидетельству Бытия и Паралипоменон, происходил Иоав (Быт. 36:34; 1 Пар. 6:44). Полагают, что рассматриваемая приписка имеет значение одной догадки неизвестного автора о лице Иова. Автор убежден был, что книга Иова содержит историю лица действительного, а не вымышленного, и для подтверждения своей уверенности отождествил его с одним из Идумейских царей, упоминаемым в других священных книгах.
   Рассмотренная паримия назначена для чтения в день страдания и смерти Спасителя потому, что изображенное в ней благополучное состояние Иова после перенесенных им тяжких испытаний напоминает о благотворных последствиях страданий и крестной смерти Христовой. Иов среди тяжких страданий был как бы живой мертвец, как бы заживо был погребен, и выздоровление его есть как бы воскресение из мертвых, и в этом отношении служит образом воскресения Христова. — Иов во время своих страданий не терял надежды на прекращение их и на будущее свое выздоровление взирал, как на воскресение. Он говорил: «вем, яко присносущен есть, Иже имать искупити мя и на земли воскресити кожу мою, терпящую сия» (Иов. 19:25-26). Равно и Господь Иисус предрекал не только о Своих страданиях и смерти, но и о тридневном воскресении. «Сын человеческий предан будет архиереем и книжником, и осудят Его на смерть, и поругаются Ему, и уязвят Его, и убиют Его, и в третий день воскреснет» (Мк. 10:33-34). — Иов не только выздоровел, но и в избытке наделен был земными благами. И Христос по воскресении сугубо прославлен, ибо самое человечество Его введено в участие Его Божеской славы, и это за претерпение телесных страданий и смерти. «Он Себе умалил, зрак раба приим, послушлив был даже до смерти, смерти же крестные. Тем же и Бог Его превознесе, и дарова Ему имя, еже паче всякого имене» (Флп. 2:7-9). «За претерпение смерти Христос увенчан славою и честию» (Евр. 2:9) по самому человечеству, с которым Он вознесся на небеса и седит одесную Бога Отца. — Иов, потерявший детей, обрадован был вновь родившимися от него детьми. И Господь Иисус по воскресении сделался родоначальником, в духовном смысле, нового человечества, как второй Адам. Верующие в Него суть дети Его по духовному возрождению. Он стяжал их честною кровью Своею и, открыв им доступ к престолу славы небесной, глаголет Богу Отцу: «се Аз и дети, яже дал Ми есть Бог» (Евр. 2:13).

Паримия в навечерии Богоявления из книги Бытия ХХХII:1—107

   В сей паримии содержится повествование о приготовлении Иакова к встрече с братом своим Исавом на обратном пути из Месопотамии в Ханаанскую землю.

Быт. 32:1. Воззрев Иаков и виде полк Божий ополчившийся, и сретоша его Ангели Божии.

   Иаков, получив от Исаака благословение первенством и соединенными с сим преимуществами пред братом Исавом, возбудил в нем зависть и злобу. Исав грозил убить его. Устрашенный угрозою, Иаков убежал в Месопотамию. Прожив в Месопотамии 20 годов, Иаков собрался в обратный путь на родину с семейством, рабами и всем имуществом. На сем пути он настигнут был Ливаном, без ведома которого удалился от него, но объяснившись с ним о причине удаления, Иаков мирно расстался с ним и продолжал путь к берегам Иордана. За Иорданом лежит Ханаанская земля, по обетованию Божию, изреченному чрез Исаака, предназначенная во владение Иакову в лице его потомства. Иаков уверен был, что обетование должно исполниться. Но Иаков не мог забыть угрозы Исава убить его. Опасение погибнуть от руки брата было причиною удаления его из родины. Это же опасение снова возникло в душе Иакова при возвращении на родину. Но как при удалении из Ханаанской земли Господь удостоверил его в безопасности видением лестницы, по которой восходили и нисходили Ангелы Божии, посылаемые для охранения покровительствуемых Господом людей, и наверху которой стоял Господь, изрекший обетование хранить его на всех путях, так и теперь для успокоения Иакова, возвращающегося на родину, Господь удостоверяет его в Своем покровительстве также видением. Воззрев Иаков, виде полк Божий ополчившийся, и сретоша его Ангели Божии. Это видение было не во сне, как видение лествицы, а в бодрственном состоянии, во время движения по дороге. Иаков иде в путь свой и воззрев виде (ст. 1). Ангелы, встретившие Иакова, явились ему, в виде полка, вероятно в виде воинов, готовых с воинским мужеством защищать его от врагов видимых и невидимых. В подобном виде Ангелы предстали взору Елисея и слуги его, когда многочисленный отряд войска, посланный царем Сирийским схватил Елисея, обступил город, где находил убежище пророк. При виде угрожавшей Елисею опасности ученик его Гиезий приведен был в великий страх, но был успокоен пророком, по молитве Елисея отверзлись очи ученику, и они оба увидели сонм Ангелов, ополчившихся вокруг пророка для защиты его (4 Цар. 6:17).

Быт. 32:2. Рече же Иаков, егда виде их: полк Божий сей. И нарече имя месту тому — полки.

   Ангелы суть слуги Божии. Посему Иаков, узрев сонм Ангелов, явившихся в виде воинов, именует их полком Божиим. Соответственно сему и Господь, Которому служат они, называется Господом Саваофом, т.е. Господом воинств (Ис. 6:2), Господом сил (Пс. 23:3). Под Его предводительством Силы небесныя с беспрекословным воинским послушанием сражаются с врагами Его и Его царства, злыми духами и защищают от их злобы боящихся Господа. Ополчится Ангел Господен окрест боящихся Его (Пс. 33:8). — Видение Ангелов в образе воинов произвело на душу Иакова столь сильное впечатление, что самое место явления он назвал полки, давая разуметь, что виденныя им Ангелы-воины явились ему в разделенных сонмах. Еврейское наименование этого места Маханаим, или в Славянской Библии. Манаим собственно значит два полка. Впоследствии это наименование в память видения Иаковлева увековечено в имени города, который возник на том же месте. Он лежал на восток от Иордана, на границе между коленом Гадовым и Манассииным и при разделе обетованной земли сначала достался колену Гадову (Нав. 13:26), потом отдан левитам (Нав. 21:38; 1 Пар. 6:80).

Быт. 32:3. Посла же Иаков вестники пред собою ко Исаву брату своему в землю Сиир, во страну Едомскую.

   Сиир и страна Едомская — два названия одной и той же области. Она простиралась на юге от Мертвого моря до Эланитского (восточного) залива Чермного моря. Сииром она названа по имени первоначального владельца ее Сиира Хорреянина (Быт. 36:20), а Эдомскою, или Идумейскою землею — по имени Исава, прозванного Эдомом, — что значит красный, — по цвету кушанья, за которое он продал Иакову право первородства. В ней водворился Исав и его потомки в силу благословения, данного ему Исааком (Быт. 29:44), отчего и получила она имя Эдома. Окончательно завладели ею сыновья Исава, вытеснив из нее прежних обитателей (Втор. 2:12). Но и сам Исав, зная, что не может оставаться на постоянное жительство в Ханаанской земле, обещанной во владение Иакову, начал искать водворения в предназначенной ему области, окончательно же переселился в нее по смерти отца (Быт. 36:6). В ту пору, когда Иаков на обратном пути в Ханаанскую землю отправил к Исаву посольство, Исав находился в Сиире, домогаясь утвердиться здесь. Цель посольства состояла в том, чтобы мирными переговорами с Исавом обеспечить себе дальнейший путь на родину. Он хотя уповал на покровительство Господа, но не находил излишним употребить и собственные усилия к избежанию опасности от брата, в миролюбии которого не был уверен.

Быт. 32:4-5. И заповеда им, глаголя: сице рцыте господину моему Исаву: тако глаголет отрок (раб) твой пред тобою.

   С целию обрести благодать пред Исавом, заручиться благосклонностию его, Иаков чрез своих посланцев обращается к нему с словами, свидетельствующими о его смирении пред Исавом и бескорыстии. Смирение выражается в том, что он называет брата своего господином, а себя рабом его, хотя Исаак, благословляя Иакова, нарек его господином брату своему (Быт. 27:22, 37). Бескорыстие слышится в словах об имуществе, которое он нажил трудами своими, служа Лавану. Этим он дает понять Исаву, что хотя по праву первенства, утвержденного за ним благословением Исаака, он имеет право на сугубое наследие в имуществе отца своего, но он не будет пользоваться этим правом, ни при жизни, ни по смерти его не станет заявлять притязаний на его имущество в ущерб Исаву, готов, пожалуй, совсем отказаться от всякой доли наследства и все уступить Исаву, ибо настолько обеспечен благоприобретенным имуществом, что ему нет никакой нужды желать и домогаться большего. Стало быть Исаву нет никакой причины препятствовать возвращению своего брата на родину к отцу своему. Он, Иаков, желает этого возвращения вполне бескорыстно. Что же касается до обещанного ему наследия всей земли Ханаанской, то это — дело будущего, до которого он не доживет.

Быт. 32:6. И возвратишася вестницы к Иакову, глаголюще: идохом (ходили) ко Исаву брату твоему, и се, сам грядет во сретение твое, и четыреста мужей с ним.

   Исав собрался на встречу Иакову в сопровождении четырехсот мужей. Наверное, эта многолюдная толпа составляла вооруженную вольницу, которую Исав набрал для вторжения в страну, присужденную ему во владение. Мирными средствами он не мог ею завладеть, надобно было употребить оружие. Ему предсказал Исаак: мечем твоим жить будеши (Быт. 27:39). И вот уже начало исполняться это предсказание. С какою целию Исав счел нужным явиться к брату своему с своею многочисленною свитой? Не известно, был ли у него злой умысел против брата, которого давно грозил убить, или было желание похвалиться пред Иаковом своим могуществом и внушить уважение к себе, так чтобы, видя силу Исава, Иаков не дерзал мечтать о господстве над ним, или, может быть, не было никакой цели, а только не желательно было расстаться с привычкою постоянно находиться в военном обществе и повсюду являться с ним. Но как бы то ни было, — предстоящая встреча с Исавом навела страх на Иакова.

Быт. 32:7-8. Убояся же Иаков зело и недоумевашеся, и раздели люди, иже с ним, и волы и овцы и верблюды на два полка. И рече Иаков: аще приидет Исав на полк един и посечет и, будет полк вторый во спасение.

   Объятый страхом при мысли об опасности со стороны Исава, Иаков позаботился принять меры на случай нападения Исава. О сопротивлении Исаву силою нечего было и думать. На стороне Исава была вооруженная толпа, а люди Иакова хотя называются в рассматриваемом стихе полками, но отнюдь не в военном смысле, а потому, что представляли собрание путешествующих, похожее на военное ополчение не по оружию, которого не имели, а по некоторому порядку и стройности в движении и остановках на месте для отдыха. В этом, например, смысле названы полком безоружные Израильтяне, убегавшие из Египта (Исх. 14:20). Иаков думал на сей раз не о борьбе с нападающими, а только о том, нельзя ли если не совсем отвратить, то по крайней мере на случай нападения уменьшить бедствия без отпора нападающим. С сею целию, после не малых недоумений (недоумевашеся), он решился на следующее разделил людей на две половины, или на два полка, рассуждая, что если Исав нападет на первый полк и перебьет его, то будет вторый во спасение. Спасения второму полку он надеется или потому, что, в случае истребления первого, может утолиться мстительность Исава, или потому, что в случае нечаянного нападения на первую часть ополчения, вторая будет иметь время спастись бегством. Как исполнен этот план, рассказывается при описании состоявшейся встречи братьев. «Иаков поставил служанок и детей их впереди, Лию и детей ее за ними, а Рахиль и Иосифа позади» (Быт. 33:2). О рабах и о находящемся под их надзором скоте ничего здесь не сказано. Должно полагать, что они составляли первый, передний полк, наипаче подвергавшийся опасности истребления. А более дорогие Иакову существа составляли второй полк, который был заслонен первым и имел возможность спастись. Особенно Иаков позаботился о Рахили, любимой своей жене и ее детях, она заняла место позади всех, следовательно подальше от опасности. — Но главным образом Иаков полагал надежду на Господа Бога, к Которому и обратился с молитвою о помощи. Это первая молитва из числа упоминаемых в Библии. Часть этой молитвы сообщается в двух остальных стихах паримии.

Быт. 32:9. И рече Иаков: Бог отца моего Авраама и Бог отца моего Исаака, Господи, рекий ми: отбежи в землю рождения твоего, и добро ти сотворю.

   В надежде и с целию преклонить Господа на милость, Иаков в молитве своей прежде всего исповедует Его Богом Авраама и Богом Исаака, как бы так говоря: Ты, Господи, милостив был к Аврааму и продолжаешь являть милости к отцу моему Исааку за то, что оба они всегда чтили Тебя, как единого истинного Бога. Я наследовал от них истинную веру и с одинаковою любовию и верностию чествую Тебя, сотвори, да буду наследником и милостей Твоих, явленных им. — Затем в подкрепление своей надежды на Господа молящийся Иаков указует на недавнюю заповедь и обетование, слышанное им из уст Господа. Ты рек мне: отбежи в землю рождения твоего, и добро те сотворю. Ибо действительно, Сам Господь заповедал ему удалиться из дома Лавана и дал при сем обещание: буду с тобою (Быт. 31:2). Ближайшим образом это обещание относилось к предстоявшему путешествию Иакова, трудному в начале, и продолжению пути. До сих пор эти трудности преодолены. Надеюсь, как бы так говорил Иаков, Ты поможешь мне благополучно выйти и из предстоящих трудностей при встрече с Исавом. — В следующем стихе Иаков упоминает о прежних милостях Господа, еще до удаления от Лавана испытанных им, видя в них новый залог дальнейших.

Быт. 32:10. Довлеет ми от (довольно с меня) всея правды и от всея истины, юже сотворил еси рабу твоему, с жезлом бо преидох Иордан.

   Благодарный Господу за прежние милости, свидетельствующие о верности Его Своим обетованиям, Иаков исповедует, что он доволен (довлеет) этою верностию и этими милостями. Когда он бежал от гнева Исава в чужую страну, у него не было собственности, — у него был только страннический жезл, с которым он перешел Иордан. Теперь, продолжает Иаков (стихи 11—12 не вошедшие в паримию), ему опять приходится переходить Иордан, но уже не с пустыми руками, он ведет за собою большое семейство, много рабов и скота. Но я боюсь, говорил Иаков, чтобы Исав не истребил мое семейство и мое достояние. Избавь меня, Господи, от сей беды.
   Рассмотренная паримия положена в повечерие крещения Христова в Иордане не потому только, что в ней упоминается об Иордане, в котором Христос приял Крещение, но главным образом потому, что в благополучном двукратном переходе Иакова чрез Иордан проявилось благоволение к нему Господа, обещавшего пребывать с ним на пути в Месопотамию и обратно, — а это благоволение служило предизображением благоволения, засвидетельствованного гласом Бога Отца к возлюбленному Сыну Своему, Господу нашему Иисусу Христу при крещении Его в Иордане. Ты еси Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволил. Знаменательно также то, что как Ангелы охраняли Иакова на пути его из Ханаанской земли и обратно, так Ангелы же служили Христу, когда Он, после крещения в Иордане, выдержал искушение от диавола (Мф. 4:11).
   

1   В Еврейском тексте Библии о тельце не упоминается.
2   В Русском синодском переводе вместо нарицательного пленители сказано Савеяне, дикое пастушеское племя, происходившее от Савы (Быт ХХI, 3) внука Авраама и Хеттуры. Кочевало на севере от Идумеи.
3   В синодальном Русском переводе Халдеи. Это потомки Нахора, брата Авраама. Первоначально они жили в Вавилоне, потом в Месопотамии, откуда проводили разбойнические набеги.
4    Амалфея — мифологическое имя козы, молоком которой докормлен Юпитер. Рог ее, по сказанию, источал нектар и амброзию.
5   В Еврейском тексте сказано, что Иов жил после выздоровления 140 лет, а сколько годов продолжалась вся жизнь его, не сказано.
6   Под этою книгой нельзя разуметь Сирский перевод Библии (Фешито́), появившийся в 1-м веке по Р Х-ве. Что приписка древнее этого перевода, видно из упоминаний о ней Аристея и Филона, живших до Р Х-ва (Калмет).
7   Эта паримия, случайно пропущенная, должна следовать за XXXI паримиею из книги Бытия.

Помощь в распознавании текстов