протоиерей Димитрий Боголюбов

Кто это – пашковцы, баптисты и адвентисты?

При свете Слова Божия и перед судом Церковной истории.

Содержание

Православному читателю I. Появление секты пашковцев в Петербурге Общину пашковцев нельзя называть церковью евангельских христиан Коренное заблуждение во всем вероучении пашковцев Какими приемами не брезговал Пашков распространять «новую веру» среди петербургского простонародья? II. Современное состояние вероучения баптистов за границей и в России Время появления баптизма заграничного и русского Свидетельство против самонадеянности баптистов от их же собственной жизни III. Адвентисты седьмого дня и «несмысленные галаты» Другие стороны в религиозном настроении адвентистов седьмого дня. Происхождение и внутреннее дробление секты адвентистской Способ распространения адвентистами своих заблуждений Петербургский подражатель адвентисту Виллиаму Миллеру Заключение

 

Православному читателю

В последнее время среди православного русского народа усиленно стараются распространиться пашковцы , баптисты и адвентисты.

Что это за люди? Если спросить о том их самих, они про себя скажут, что они «евангельские христиане», «библейские христиане» и «верные» будто бы ученики Апостолов. Народ же православный зовет их сектантами.

Где же правда дела? Если бы, точно, баптисты и пашковцы исповедовали «евангельскую веру», то они между собой были бы согласными до конца. Потому что по Евангелию видится только одна вера, к которой призывал людей Господь (Ин.17:21,22). Об одной же евангельской вере писал Ап. Павел, когда говорил своим ученикам: « один Господь, одна вера, одно крещение» (Еф.4:5).

Между тем, к примеру, пресвитер петербургских баптистов Фетлер не только не держит единения духовного с пашковцами, но в своем отзыве о них на Всероссийском сезде баптистов в Петербурге выразился, что пашковцы – это не истинные христиане, а всего только... « плимутские братья», значит, – сектанты, даже по суду баптистов.

А если мы справимся о том, как настроены по отношению к пашковцам и баптистам адвентисты, любящие величать себя тоже «библейскими христианами», найдем тут расхождение духовное еще в более обширных размерах.

Таким образом, очевидно, что лишь для рекламы пашковцы, баптисты и адвентисты прилагают к себе святые для христиан названия. Кто же они в действительности? Откуда взялись на свет и в чем вера их? На эти вопросы предлагаемая маленькая книжка дает краткие, но правдивые, беспристрастные ответы православному христианину.

Ввиду сказанного, надобно молиться, чтобы эту книжку прочли как можно больше братьев и сестер наших. Молиться нужно и о том, чтобы, при помощи ее, читателям до конца уяснилась правда о пашковцах, баптистах и адвентистах. Тогда православные христиане станут относиться к ним спокойно, без замешательства, но и со способностью понимать их коренные заблуждения и вытекающие отсюда ложные толкования на Слово Божие.

Автор

14 сент. 1912 г.

I

Появление секты пашковцев в Петербурге

Пашковцы называют себя – преимущественно перед другими сектантами – «евангельскими христианами». Если так, пашковцы должны показать, от каких евангельских или апостольских Церквей они получили свое начало, и когда?

Показать свою связь и свое происхождение от Апостолов истинным христианам потому не трудно, что, по словам Апостола, жизнь Христовой Церкви всегда не в углу происходила и, стало быть, происходит (Деян.26:23). Чему учили апостольские ученики, какие порядки они содержали, спасая души свои, какие события происходили в жизни их, – это все до точности у истинных христиан сохранено в церковной истории.

Так об этом деле свидетельствуют сами Апостолы. Начиная, например, Первое свое послание, Ап. Иоанн говорит: « о том, что было от начала... что мы видели и слышали, возвещаем вам»... И это, что было «от начала» в каждой поместной Церкви Божией, как святыня, блюдется в священной летописи ее. По этим летописям, мы знаем, как и откуда появилось христианство, примерно, на Руси? Кто и какою силой зажег у нас светоч благодатной евангельской жизни?..

Теперь спросим: пашковцы не любят, когда люди зовут их сектантами, по фамилии родоначальника их. Они величают себя «апостольскими христианами». От какой же Церкви, известной по Апостольским посланиям, и через каких проповедников получили они свое начало?

Пусть–ка над этим вопросом поработают пашковцы, вместо того, чтобы сочинять для себя хвастливые названия! А мы, зная подлинную историю пашковцев, расскажем православным христианам, когда и как в действительности началась жизнь их у нас в Петербурге, а отсюда и по России.

Это было... не в апостольские и не в древние времена. Это случилось всего в 70–х годах прошлого столетия. В то время, именно в 1874 году, из Англии, по приглашению одной богатой и знатной барыни, в Петербург приехал бродячий проповедник лорд или – по нашему – дворянин Гренвиль Редсток. Он принадлежал по вере своей к одной из сект, которыми так богаты англичане. И всю свою проповедь в гостиных петербургской знати сводил к тому, что обявлял слушателям «радость» через спасение наше во Христе. Он учил: «чтобы быть спасенным, нужно только веровать и быть убежденным, что ты спасен. С тех пор для тебя не нужно ничего – даже никакого закона – догматического, нравственного и обрядового, ибо закон праведнику не писан. Вы видите, – учил английский лорд русскую знать, – что заповеди Господни не тяжки! Вы видите, напротив, как легко спастись – только веруй, что ты уже спасен»!

Проповедь лорда произвела на русских аристократов, совершенно неутвержденных в правилах веры, поразительное влияние. Ею увлеклись графы, графини и самые родовитые дворяне. Она же покорила В. А. Пашкова, – богатейшего человека, имевшего в разных губерниях России обширнейшие имения, снабженные образцовым хозяйством.

Пашков отдался распространению «новой легкой веры» в русском народе со всею настойчивостью своего характера. До встречи с Редстоком, он жил, как весьма многие богатые и знатные люди «из общества»: он относился к христианству холодно и даже пренебрежительно. Теперь же, разбуженный лордом, он стал бродить по Петербургу, рабски копируя не содержание только его проповедей, но и манеру говорить. И, так действуя, собрал возле себя ядро того общества, которое выделилось позже из Православной Церкви и на первых порах прозвано было «редстокистами».

Сам Пашков о своем религиозном состоянии, до окончательного уклонения из православия, рассказывает так: «я был без Христа, чужд заветов обетования, не имел надежды и был безбожником в мире. Закон Божий был для меня мертвою буквой, я руководился почти исключительно правилами человеческими, живя для себя... Настало время, когда явилась мне благодать Божия, спасительная для всех человеков... Озаренный светом Слова Господня... я доверился Спасителю моему, в котором и имею теперь жизнь вечную»...

На основании этого озарения, Пашков по другому случаю писал так: «я не могу не признавать установленных Господом и Его Апостолами таинств, но не могу также не убедиться Словом Божиим, что все таинства установлены исключительно для верующих, для которых одних они имеют благодатное действие, – обращаясь для всякого, кто приступает к ним недостойно, то есть, без веры, в осуждение» (1Кор. 11:19).

Пашков и его последователи–почитатели разнесли проповедь о новой жизни и новой вере по губерниям – Московской, Нижегородской, Тамбовской, Тульской и др. Так наружно зародилась в России та «легкая» вера, последователи которой зовут себя теперь «евангельскими христианами». Но, если мы сличим исповедь Пашкова и отрывок, приведенный выше, из речей Редстока, между ними окажется грубое противоречие. Кто же прав – Пашков, или Редсток? Тот и другой утверждают, что через них говорил Сам Дух Святый. Но один учит, что для христианина, помимо веры в Иисуса, ничего не нужно, а другой говорит, что Христос «установил таинства».

Таким образом, мы видим, что взаимное противоречие, разлад и своеволие положены у пашковцев в самое основание их новой религиозной общины. Отсюда и убеждаемся, что вся проповедь пашковцев – не апостольское дело, потому что в нем царствовало полное согласие; в нем было все «да» и «аминь» во славу Божию (2Кор. 1:18–20). Дело пашковцев, очевидно, есть и не «евангельское» благовестие, а простая человеческая попытка истолковать Евангелие так, как правилось Редстоку, как хотелось Пашкову и как приятно было безрелигиозным аристократам, их первым ученикам. Потому о всем пашковстве мы имеем полное право сказать, что оно есть не дело Божие, а еретическое порождение праздной и греховной воли капризного барина.

Нет надобности для нас в том, чтобы подробно излагать здесь историю распространения по губерниям учения, в которое уверовал Пашков, со слов англичанина Редстока. Мы оценим теперь лишь главное побуждение, которое, по словам Пашкова, заставило его выйти из Церкви Православной и присоединиться к обществу редстокистов, – к этим «легковерам».

Сам Пашков, как мы знаем, об этом говорил так, что, когда он числился православным, он «был без Христа», «был безбожником в мире» и «руководился почти исключительно правилами человеческими».

Мы и спросим прежде всего: кто же заставлял Пашкова, во время его наружной принадлежности к Православной Церкви, держаться такого безбожного настроения? Разве Святая Церковь где–нибудь и кого–нибудь учит, что нам достаточно быть только по наружности православными, – и это уже одно будто бы спасительно?

Нет. Очевидно, вся вина за безбожное настроение в Пашкове – в нем самом. Он безбожничал – и греховно воображал, будто этого достаточно для того, чтобы жить во Христе по–православному. Как евангельский богач, он расширял имения свои по губерниям, – и думал, что так, в беспечности и плотоугодии, можно жить «православному христианину»...

Когда же, исповедуется он, «явилась мне благодать Божия», я понял, что я – грешник погибший...

Какая же такая особенная благодать, про которую не знают добрые православные христиане, явилась тогда Пашкову?

Эта благодать, очевидно, есть проповедь Редстока о Христе, новая, не слыханная до того Пашковым в России весть... Однако справился ли он, как о спасении нашем во Христе учит Св. Церковь Православная? Открыл ли он смятенную душу свою духовному пастырю? – Нет. А потому и вся его исповедь, о которой мы слыхали, проникнута легкомысленным и кощунствующим характером. Православная Церковь ведь везде проповедует, что дружба с миром есть вражда против Бога. Она неустанно твердит детям своим, что, когда мы живем только по стихиям плоти, мы – грешники погибшие. И потому она всемерно приводит нас ко Христу, пробуждая в нас жажду покаяния и исправления жизни по разуму Его Евангелия...

Что это так и что это, при желании, Пашков легко бы мог узнать, – вот тому доказательство, примерно, из творений Святителя Тихона Задонского. Об этом доказательстве он не справился в Церкви и не поискал его в Слове Божием. Наоборот, – он слепо пошел за Редстоком, – и тем только доказал, что он – раб моды, человек духовно не проснувшийся и действующий «наугад». А такое обстоятельство отнимает у Пашкова и его последователей почву из–под всего их религиозного здания; нам же православным дает основание сказать, что для распространения пашковства в русском народе не было евангельского побуждения. Пашков с криком и на сектантский лад взялся «проповедывать» русскому народу то самое, что Церковь Святая всегда проповедует истинно и неустанно.

Чтобы всякому православному христианину, однако, было убедительным и наглядным то, о чем мы теперь говорим, к общему назиданию, мы приведем отрывок из небольшого поучения Святителя Тихона Задонского, под заглавием «Чей ты?».

«Слышим, говорит Святитель Тихон, что один другого спрашивает: чей ты? И отвечает тот: я – слуга такого то господина, или сын такого то отца, и проч. Так, когда и христианина спросят о том же, ему нужно отвечать: я раб или слуга Христов; ибо исповедую Христа Господом своим (1Кор. 7:22; Рим. 10:9; Кол. 3:24). Но загляни, христианин, в совесть свою, работаешь ты Христу, угождаешь ли Ему, как слуга господину? Мученики святые, когда их мучители спрашивали – чьи вы, дерзновенно отвечали: мы, христиане, мы рабы Христовы. Но они так верны были Христу Господу своему, что не щадили для Его святого Имени крови живота своего; так Его любили, что от Христовой любви их не могли разлучить не только слава, честь, богатства мира сего .. но и ужасные мучения и самая смерть. Вот это – истинные рабы Христовы, это истинные христиане, сыновья света, сыновья Церкви святой, кроткия овцы Христовы, храбрые воины Христа Царя... дети Бога Вышняго и наследники Царствия Его!.. Но как называть себя Христовым рабом тому, кто греху, миру и себе работает, а не Христу? Что пользы по исповеданию быть христианином, но внутренно и по жизни быть язычником, или – хуже того – скотом?..

Так вот знак Христовых людей или рабов: распните, христиане, плоть свою со страстями и похотями. – Тогда будете истинно Христовыми рабами, – по вере и по жизни христианами. Иначе, тот, кто называется христианином, а жизни христианской не держится, тот ложный христианин».

Когда это поучение Святителя Тихона из его книги под заглавием: «Сокровище духовное, от мира собираемое», мы прочтем да с молитвою поразмыслим о нем... Боже мой! в каком жалком и несчастном состоянии представится нам кающийся Пашков. Нам ясно станет, что он в действительности–то, и до выхода в секту, никогда не был православным христианином. Он спал все это время, усыпленный своей знатностью, богатством и мирскими наслаждениями. Заслышав же проповедь англичанина, он не сличил ее с учением Слова Божия, с голосом Святых православных учителей, а, с просонки–то, «доверился» ей наугад, – вот как франтихи дамы следуют за всякою модой, которая идет из–за границы...

Если бы Пашков больше любил свою родину, если бы он дороже ценил ее историю, – он не променял бы святого православия на секту; а то, чем поразился он в проповедях Редстока, спокон веков знают добрые православные христиане: нельзя, в самом деле, спать – и говорить, что ты не спишь, а занимаешься трудными делами!

Итак, своего уклонения из Православной Церкви сам Пашков не мог оправдать и выставить в свете, угодном нашему Спасителю. Когда уходил из еврейства Ап. Павел, его призывал на то торжественно и очевидно Сам Господь. И Павел Апостол знал, что перед Христом в неверном еврействе человеку нельзя оставаться. Так же призваны были на проповедь Евангелия Апостолы... А вот наши «основатели» новых сект... они действуют наобум и вопреки ясному свидетельству против себя Слова Божия. – В самом деле: в Петербурге появился англичанин, который начал проповедывать о спасении людей во Христе и через Христа. Этого одного обстоятельства, замечает Святитель Феофан Затворник, – довольно было для того, чтобы русские православные люди отнеслись к нему с недоверием и всяческим осуждением. Они бы обязаны были сказать Редстоку: «да что ты толкуешь об этом! Разве мы некрещеные какие?». Но у наших бар в их гостиных даже язык ни у кого не повернулся сказать это. И тем самое дело показало, что Редсток, а после Пашков про поведывали «новую веру», но не евангельскую; считаясь же по метрике православными, по жизни они не были таковыми. Помимо того эти проповедники действовали самозвано, никем не посланные, и оглашали они уже религиозно просвещенный православный русский народ (Рим.10:15).

Потому–то происхождение и развитие пашковства в русском народе ни мало и ни в каком отношении не говорят ничего против истинности православного вероучения самого по себе.

Общину пашковцев нельзя называть церковью евангельских христиан

Если исповедь Пашкова ничего не говорит против православного вероучения, которого он не знал и о котором слышал, должно быть, только от своих малограмотных дядек, так рассмотрение пашковской проповеди приводит нас к заключению, что пашковство – не есть дело Божие или вера евангельская, а есть именно еретическая выдумка отпадших от Церкви Божией сектантов.

В самом деле, обсудим прежде всего вопрос: почему В. А. Пашков поверил, что услышанное от Редстока толкование Евангелия есть истинное учение Христа и Апостолов?

Об этом ни в своей исповеди, ни где–либо в другом месте он не говорит удовлетворительно. То же, что ему показалось, будто бы благодать Божия сошла на него и открыла ему тайну спасения во Христе, – это ведь... обычное самохвальство всех сектантов. На свое «самочувствие» ссылаются баптисты, – и ведут свою особенную линию в делах веры, на том же само свидетельстве основываются хлысты, проповедуя совершенно в разрез с пашковцами и т. д.

А если бы, дальше, в доказательство своей правоты, Пашков и пашковцы стали подбирать библейские тексты, из этого тоже не вышло бы ничего убедительного: текстами ведь орудуют и полуевреи–адвентисты, отстаивая свой прямо ветхозаветный строй жизни; на тексты опираются «жидовствующие» – выродки из молокан; текстами прикрываются хлысты всякого сорта; от библейского текста демон искуситель соблазнял Христа в пустыне искушения (Лк. 4 гл.). Так что, очевидно, одним самочувствием да библейскими текстами только, христиане не могут доказывать истинности своей веры людям.

Чем же это надобно доказывать?

Образец такого высшего удостоверения проповеди о Христе дал нам Ап. Павел. Известно, что он чудесным образом призван был к служению евангельскому. И на первых порах он проповедывал о Христе, в отдалении от других Апостолов. Но потом, «по откровению» Божию, взяв с собою Варнаву и Тита, он ходил в Иерусалим, чтобы там «знаменитейшим» Апостолам предложить на рассмотрение то, что он проповедывал язычникам. Это сделал Павел для того, как сам он заявляет, чтобы убедиться: « не напрасно ли я подвизаюсь, или подвизался« (Гал. 2:1–3).

Вот такое же свидетельство о своей проповеди обязан представить всякий христианский проповедник, коль скоро он любит больше всего Бога и дорожит истинностью своей проповеди.

Если бы такого внешнего свидетельства сомневающиеся потребовали от православного учителя веры, ему не трудно было бы подтвердить, что он проповедует то самое, чему всегда учили христиан Апостолы. Он в доказательство своей правоты сослался бы на свидетельство о вере древних церквей, с которыми он пребывает в единомыслии и в сыновстве – благодатном родстве. И сказал бы такой испытуемый православный проповедник: «то, чему учу я людей, – не мое учение и понимание Евангелия, а я принял его от древнейших христианских Церквей, как голос апостольский, как проповедь Христову». Этот способ доказательства правоты веры христианской, очевидно, есть самый надежный и достоверный, освященный для нас примером Св. Павла Апостола (2Тим. 2:2) и примером других апостолов!.. Известно, что, когда в Церкви поднялся вопрос о том: нужно–ли обрезывать приходящих ко Христу из язычников? Апостолы стали решать этот вопрос не по–своему только личному пониманию букв из Библии, а на основании духа и жизни, которые были присущи от начала всей Церкви Божией (См. 15 гл. Деяний).

В другом положении находятся пашковцы. Чем они могут заверить, положим, адвентистов, что пребывают в истине? А доказывать это им приходится постоянно, как видно из их истории. Например, известно, что сам Пашков смотрел на дело так, что считал безразличным для спасения, когда христианин принимает водное крещение, в детстве, или в сознательном возрасте? Однако по этому пункту пашковцам приходится доныне сталкиваться с баптистами.

Такое столкновение между этими сектантами началось еще при жизни Пашкова, в 1884 году. Тогда, собравшись на сезд в Петербурге, сектанты, для своего обединения, порешили устранить существующие между ними разногласия. Коснулись вопроса о крещении младенцев, и заспорили. Баптисты на основании будто бы Слова Божия доказывали, что крестить младенцев нельзя, а пашковцы, и тоже будто бы от Слова Божия, доказывали, что спасение не зависит от водного крещения, а потому, говорили они, не противно учению Иисуса Христа крестить детей...

Спорили–спорили об этом сектанты на своем сезде и, замечает в дневнике баптист Павлов, не могли соединиться. Значит, верно, что буквы Писания сами по себе не могут еще свидетельствовать, что тот, кто их приводит, пребывает в истине. А если так, чем же пашковцы докажут, что они проповедуют не ложь, а подлинное учение Христа? Таких доказательств, мы знаем, у них нет; они не состоят в неразрывной исторической связи ни с одной древне–христианскою Церковью. А потому и живой голос об истине Христовой у них затерян.

Отсюда прежде всего убеждаемся, что община пашковцев есть именно сектантская, оторванная от Апостольского корня община, а не евангельская Церковь Христова.

Дальше. Из слов Иисуса Христа мы видим, что истинная Церковь Божия должна без перерыва существовать в мире от дней Апостольских. « Я создам, говорит Господь, Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18). Врата ада, по верному толкованию, это – бесы, гонители, грешники, еретики. Если так, Церковь Божия из мира не может исчезнуть даже на одну минуту. Эта Церковь, как показывает история христианства, всегда состояла из епископов, пресвитеров, диаконов и мирян. В таком составе находящаяся, Церковь Божия не может потерять истинного учения Христова, не может лишиться благодати Св. Духа и никогда не перестанет путеводить верующих к Царству Небесному. Где же была эта истинная Церковь в мире, до обращения пашковцев в новую веру? Лорд Редсток сам был членом одной из протестантских общин; в тех общинах нет пастырства, идущего от Апостолов, нет и тайн веры, о которых Пашков в своем исповедании сказал, что они необходимы для верующих.

Если так, Редсток обратил наших духовных простецов в «свою» веру, а не в Евангельскую, и привить их к Церкви Христовой не мог. Как же бедные люди – пашковцы не страшатся прилагать к себе возвышенного имени «евангельских христиан»!..

Отсюда еще убеждаемся, что пашковцы наши – не то, чем хотят казаться людям: они – не евангельские христиане.

Это очевидно и вообще из рассуждения о духовном состоянии пашковцев. Допустим на минуту, что как–нибудь они добились правильного учения о путях спасения во Христе. Но ведь этого не достаточно для того, чтобы спастись: по сознанию самого Пашкова и по здравому соображению следует сказать, что одного правильного исповедания христианину мало для спасения, как мало голодным людям узнать правильную дорогу в город, к хлебным магазинам, но не привезти оттуда себе хлеба.

Вот так в духовных делах. Господь, совершив наше спасение, говорит: « кто жаждет, иди ко Мне и пей» (Ин. 7:37). Пашковец хочет «довериться» своему Господу? Так. Но для того надобно прийти ко Христу и обогатиться благодатными дарами Духа Божия. Без даров Духа христианин – что в мороз обнаженный человек. Без них он жить «во Христе» не может. Ибо сказано Апостолом: «кто Духа Христова не имеет, тот и не Его»: Рим. 8:9.

Кто Духа Христова не имеет... тот еще не живет в благодатном теле Его – Церкви, тот не принадлежит Ему. Такой человек то же, что ветка, отломленная от лозы; она засохнет, потому что в ней нет жизни (Ио. 15 гл.). И христианин без Церкви не будет жив во Христе.

Спросим же теперь: кто Пашкову в его новой вере и теперешним его ученикам дал и раздает дары Духа Святого, роднящие нас с Иисусом Христом? Мы знаем, что, в Апостольское время, самаряне, по проповеди диакона Филиппа, уверовали в Господа Иисуса Христа и крестились в Него... Но для полной жизни во Христе им не доставало благодатных даров Духа Божия. И вот Апостолы, услышав о сем, из Иерусалима послали Петра и Иоанна. Они, придя в Самарию, возложили руки на новокрещенных христиан. И те «приняли Духа Святаго» (Деян. 8:14–17), которого до тех пор не имели.

Спросим же пашковцев: приняли ли они Святого Духа, уверовав во Христа? Если приняли, – когда это произошло, через кого и как? Если ответят нам: Пашкову Редсток дал даяния Духа; Пашков – им, и т. д., мы спросим: а кто дал Духа Редстоку?.. Или для него повторилась Апостольская Пятидесятница?..

Несомненно, – никаких раздаяний Духа у пашковцев не бывает, потому одному, что и раздавать–то некому. А случай в доме Корнилия, когда Дух Св. сошел на уверовавших, помимо руковозложения апостольского, для них не пример: там сошел Дух, сообщив слушателям Петра чудесный дар сказания языком для того, чтобы расположить Апостолов принимать в Церковь Божию необрезанных. А разве наши пашковцы этими чудесными дарами возобладали, по своем обращении в секту? И разве «дух усыновления» Христу – одно и тоже, что дар сказания языками (Гал. 3:28)?

Нет, по словам Ап. Павла, Дух усыновления людей Христу или дух облечения в благодать Его дается только крестившимся во Имя Иисуса Христа. И, значит, в доме Корнилия, до крещения, язычники не могли получить духа усыновления их Господу Спасителю. А потому пашковцы обязаны нам показать: кто же, когда и как дал им Духа, усыновления Христу? – Но показать явственно этого они не могут; отсюда–то и видим, что они – не евангельские христиане, а самые простецкие сектанты – отщепенцы от Святой Христовой Церкви, еретики.

На основании сказанного, совершенно ясно, что пашковцы не могут звать себя евангельскими христианами. Их, по положению во Христе, справедливо приравнять к тем Ефесским «ученикам», которые, уверовав, даже не слыхали, есть ли Дух Святый? И пашковцы не знают этого Духа иначе, как по чужим рассказам. А потому им прежде всего надобно, раскаявшись, присоединиться к Христовой Церкви и принять «помазание от Святаго». Тогда они встанут на торную дорогу к своему спасению. И перестанут тогда как дети, убаюкивать себя одними хорошими словами и названиями...

Коренное заблуждение во всем вероучении пашковцев

Основное заблуждение пашковцев, которое привил им родоначальник их веры – англичанин Редсток, заключается в следующих его словах: «чтобы быть спасенным, надобно только веровать и быть убежденным, что ты спасен». По словам Редстока, такая вера для христианина делает ненужной для него Церковь; она будто бы также устраняет для христианина нужду в таинствах и освобождает спасающегося человека от необходимости для своего спасения предаваться подвигам и совершению церковных обрядов...

Что сказать по поводу такой проповеди Редстока, которая повлекла за собой образование в Петербурге секты?

Только одно: эта проповедь в ложном свете представила учение Иисуса Христа русским библейски–неграмотным слушателям и содержала в себе грубое религиозное заблуждение. В самом деле: Христос Спаситель, посылая учеников на проповедь Евангелия, говорил: «кто не будет веровать (этой проповеди), осужден будет» (Мк. 16:16). И Павел Апостол с Силою сказали в ответ на вопрос темничного стража: «государи мои! что мне делать, чтобы спастись?» – так: «Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой» (Деян. 16:30–31).

Однако под словом: «вера», веруй – ни Христос, ни Апостолы не разумели только наружного признания Спасителя Господом и исповедания Его лишь па словах. Это очевидно из слов Самого Христа. В Евангелии Он говорит: « не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в царствие небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7:21). Итак, для спасения нашего Господь указывает нам не на словах лишь веровать в Него, а жить по вере. Так, делом, разяснили свои слова о вере спасающей темничному стражу и Апостолы: они уверовавшего стража крестили в тот же час, когда он уверовал (Деян. 16:33).

Если так, что же значит веровать во Христа, для нашего спасения? Это значит «довериться» Его учению и водительству так, как, порою, человек, заблудившийся в лесу, доверяется встречному проводнику, хорошо знающему тот лес. Заблудившийся человек в таком случае оставляет все свои планы и расчеты, и идет туда, куда ему показывает проводник. Только при этом условии из чащи лесной он выбирается на простор Божий.

Вот так и христиане: чтобы спастись, они, конечно, прежде всего должны признать себя беспомощными грешниками перед Богом. И обязаны они отказаться от своих греховных склонностей и привычек, пойдя за Христом. Но они непременно усилием своей собственной воли должны пойти туда, куда зовет их Господь; они обязаны добровольно оставить свое старое блужданье в дебрях греха. Иначе – насильно Господь никого не спасает.

Так и учит нас Слово Божие. Господь говорил: для того, чтобы спастись, « подвизайтесь войти сквозь тесныя врата» (Лк. 13:24). И еще: «терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21:19). А Павел Апостол христианам завещал: « со страхом и трепетом совершайте свое спасение» (Флп. 2:12).

Значит, под верой спасающей в Новом Завете отнюдь не разумеется какое–то обнаженное от подвигов состояние души в христианине. Под верой спасающей – это очевидно – Слово Божие разумеет всю жизнь нашу, проводимую верующими по указанию Господа. А если так, разве можно, вместе с пашковцами, говорить, что под верой разумеется собственно убеждение в христианине: будто бы оно, без помощи дел, спасет нас перед Христом! Это – грубейшее заблуждение. Чтобы понять всякому православному христианину погибельность мечты пашковской, напомним себе только одно место из Евангелия, – то, где Господь изображает Своим ученикам картину Страшного Суда. Там сказано: «когда приидет Сын Человеческий во славе Своей..., тогда... соберутся перед Ним все народы... и скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от сложения мира: ибо алкал, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня»... (Мф. 25:84–35).

Итак, на Страшном Суде Своем Господь спасет не тех, которые говорили и скажут, будто они веровали в Него в земной жизни и Его силой будто бы даже чудеса творили (Мф. 7:22). Он спасет тех, которые, на земле, веруя в Него всем сердцем, жили искренно по этой вере. А таково и есть подлинное, правое учение о спасении, которое содержит наша Святая Церковь.

Судите же теперь, христиане, какое заблуждение, развращающее и погибельное, принес в Россию англичанин Редсток! Отсюда и под благодатью, которую будто бы принял Пашков, выйдя из Церкви, надобно разуметь только одно: он устыдился своей пустой, праздной жизни и хотел ко Христу обратиться. Но сделал это не так, как делают православные «мужики» в его имениях, а «доверился Христу» с шиком, на английский манер: просто, изящно, без хлопот и подвигов!..

Берегитесь же, братья и сестры, заблуждений сектантов–пашковцев! Их путь ко Христу – обманчивый и предательский путь.

Какими приемами не брезговал Пашков

распространять «новую веру» среди петербургского

простонародья?

Желая насадить в Петербурге и в провинции веру, которую привез из Англии Редсток, Пашков употреблял для того самые коварные приемы. Он, например, по весьма дешевой цене и даже даром пустил в обращение по России Новый Завет. На вид, с обложки–то, в нем было все в порядке: Евангелие и Апостольские Послания отпечатаны были в Синодальной типографии.

Но в проводники, при чтении Священных книг, Пашков дал бедному народу свои разметки. Ими он испестрил текст всего Нового Завета и подал повод нашим простецам думать, будто одно в Писании важно; и это следует отметить себе одной чертой, другое – важнее, и это нужно дважды подчеркнуть, а иное – необычайно важно... То составляет будто бы суть всего Новозаветного учения.

Такие места Пашков подчеркнул в Писании многими чертами боковыми и продольными, и тем только на этих местах предательски задержал внимание читателей. А эти читатели–простецы, не зная библейских параллелей, затвердили вероломно навязанные им тексты и стали говорить, в разрез с несомненным библейским учением, будто Слово Божие проповедует... вот точь–в–точь, как про то говорил Пашков!

Такая услуга, оказанная народу богатым «барином», равносильна той, какую оказал бы людям иной «благодетель», на свой счет, расставивший вехи по только что замерзшему льду, – но с таким расчетом, чтобы всякий доверчивый человек, идя за вехами, непременно попал в воду и погиб...

Горе миру от соблазнов! Но горе и сектанту Пашкову, который через свое богатство ввел не одну тысячу людей в духовную яму...

Пашков, пропагандируя секту среда петербургского простонародья, пользовался и другими не менее предательскими приемами. Бедноту он, можно сказать, прямо обольщал к переходу в секту деньгами. Известен, например, такой случай из его «практики». Для поддержания сектантской пропаганды в столице нашей, Пашков устроил дешевую столовую. В ней полунищих посетителей кормили дешевыми обедами, кормили и прямо даром, если они обнаруживали склонность к переходу в сектантство.

Но, когда главари столовой замечали, что кто–нибудь из окормляющихся в столовой не склонен бросать православной веры, того начинали «теснить». Так потеснили они прислугу, по фамилии Маланью Алексееву. 7 декабря 1882 года эта прислуга пошла в баню. А в то время случившимся в столовой пожаром было уничтожено все ее имущество. В бедности и безвыходности, она обратилась за помощью к Пашкову. Она надеялась, что он ей поможет: ведь он так «сладко» проповедывал всем о любви Христовой и об Его милосердии к нищим!..

Но, к горю своему, Маланья Алексеева обратилась за помощью к Пашкову ошибочно. Вместо утешения, «на погорелое место» он послал ей такой упрек: так тебе и нужно, – сказал он. Это Бог тебя наказал. Сколько раз я тебя обличал, что ты облеклась в диавола и не веруешь во Христа? – Как не верую!–вскричала обиженная несчастная женщина.

– Так и не веруешь, продолжал Пашков: потому что ты ходила и ходишь в Церковь, держишь у себя иконы и засвечиваешь перед ними лампадки. Нет же тебе ничего, ступай куда знаешь!

Понятно, какое могучее средство в руках миллионера Пашкова было в этом одном – «награждать» расположенных к секте бедняков деньгами и гнать на улицу упорно остающихся в православии. Это средство – страшное и чисто демонское. И им–то сектанты орудовали постоянно! Об этом мы можем судить еще на основании письма некоего сектанта Беззубова. Своему приятелю Орехову он сообщал о петербургских делах: «у нас, в церкви петербургской, произошло разделение. Одни принадлежат к той формальности, как у Мазаева; эти выбрали себе пресвитеров и диаконов и завели другие порядки, как у Мазаева (у баптистов), а мы остались при том же одном пастыре – учителе и блюстителе душ наших... А большинство сделались ретивыми сектантами за деньги, потому что бароны платят хорошие деньги и работать не заставляют, а посылают ходить и устанавливать порядки», – разумеется, сектантские.

То, о чем писал Беззубов, подтверждается на наших глазах. И ныне петербургские пашковцы делятся на два отдела, во 1–х на прохановцев пли «свободных баптистов». У этих почти все, как у Фетлера и Мазаева. А другие пашковцы идут за Каргелем, и остаются при старых Редстоковских преданиях. Они верны Пашкову доселе...

Но что касается приемов обращения и поддержания в секте, – тут сменяются люди, а система и правила остаются старыми. И теперь сектанты так же благотворят только своим, а чужих... они немилосердно выпирают от себя.

И потому мы имеем полное право сказать: не было истинной христианской настроенности в Пашкове, нет ее и в учениках его: «яблоко от яблони не далеко надает».

II

Современное состояние вероучения баптистов за границей и в России

По словам Ап. Павла истинная Христова вера одна, как Один Господь, давший ее людям (Еф. 4:4). Одна же должна быть у нас и Церковь, как тело Христово (1Кор. 12:12). В этой Церкви во всем, что касается веры Божией, должны царствовать мир благодатный и единение. Того от верующих желал Христос Господь: Ин. 17:21. К тому же располагает нас Св. Ап. Павел. Он пишет христианам коринфским, а через них всем нам: « умоляю вас, братия, Именем Господа вашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях» (1Кор. 1:10).

Вот каким благодатным единомыслием должны быть проникнуты христиане, имеющие в себе мир Божий и святую уверенность в своем призвании!

С этой стороны, перед судом Самого Христа и Его ревностного Апостола, что представляют из себя баптисты, которые, при распространении своей секты, не брезгуют самыми дутыми и многошумящими рекламами?

Обращаясь к состоянию баптизма заграничного, мы видим, что там он раздробился на несколько несогласимых между собою толков. И это случилось не теперь, а давно. Еще в 1691 году, баптисты, споря о том, как понимать библейское учение о предопределении Божием, разделились на две партии – на «партикулярных» или частных, и «генеральных» или общих баптистов.

Партикулярные баптисты полагали и полагают, что Бог от вечности одних людей предопределил к спасению, других – к погибели. Генеральные баптисты думали и думают, что Бог всякому человеку хочет спастись и, если кто погибает, так это зависит не от Бога, а от свободной воли человека, от его нежелания жить по Евангелию. – Другое различие между этими баптистами состоит в том, что «генеральные» допускают до причастия и тех, которые не были крещены по их обряду; «партикулярные» же – причащают у себя только людей своего толка.

Несмотря на дикость и явное еретичество баптистов партикулярных, в Северной Америке насчитывается их 9000 «церквей» и у них – 9 богословских семинарий. Таким образом, огромное число американских баптистов пребывают в том еретическом настроении, что Бог есть подобие капризного и жестокого тирана. Он будто бы спасает одних и осуждает других не в зависимости от их поведения и жизни, а по своему произволу. Так думают еретики – партикулярные баптисты, несмотря на ясные слова Апостола о том, что Бог « хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим. 2:4).

Наши русские баптисты представляют из себя духовных детей именно партикулярных баптистов. Это ясно из их хвастливых заявлений о том, что коль скоро кто–нибудь присоединился к ним, – тот уже «непременно» будет в раю. Нам, православным, подобная дичь, проповедуемая с чужого американского голоса, кажется нелепой и возмутительной. Но только памятуя об этом, мы можем понять, из–за чего у нас спорят и никак не могут примириться пашковцы с баптистами. Теперешние пашковцы почти все усердием И. С. Проханова сдвинуты в разряд общих, генеральных или «свободных баптистов», а ученики Фетлера, – вот те, что на американские деньги выстроили себе молитвенный дом в Петербурге, который и назвали крикливо «домом Евангелия», – партикулярные баптисты. Значит, наших столичных баптистов, в ответ на их назойливый шум о себе, мы обязаны считать особенно злыми еретиками и настоящими извратителями Евангелия!.. .

Запомните это, православные русские люди, особенно те, которым, вечернею порой, приходится разбирать электрическими буквами сделанную надпись на баптистском молитвенном доме: «дом Евангелия». Прочитав это кричащее обявление, скажите себе: знаем мы, что это за дом! Это не тот дом, где можно ожидать проповеди чистого Евангелия, а – дом, где фабрикуются самые извращенные толкования на Евангелие, – откуда исходят грубые подделки под него, в виде партикулярного баптизма.

Итак, за границей, да, в сущности, и у нас баптисты делятся на генеральных и партикулярных.

Но, по свидетельству людей знающих, заграничные баптисты делятся еще на несколько сект, друг для друга чужих и враждебных. Так, за границей существуют:

1) Баптисты шести основных правил. Они называют себя этим именем потому, что держатся шести пунктов христианской веры, о которых говорит Павел Ап. в Послании к Евреям: гл. 6, 1–2 ст. Эти баптисты появились в 1639 году. Их немного, потому что ни один здравый христианин не может исчерпывать своей веры только пунктами, указанными в одном месте Послания Апостольского. Там ведь ничего не говорится, примерно, о Причащении: значит ли, что оно не нужно христианам?

Существование в баптизме таких исступленных толков показывает, до какой дикости люди могут доходить, если они по своему выбору станут из Библии заимствовать только то, что им нравится.

2) Есть в баптизме толк погружателей (тункеров). Основателем его был немец Макк. Свою секту он распространил во многих штатах Америки. Тункеры совершают крещение таким образом, что трижды погружают в текучую воду коленопреклоненного человека, причащаются только ночью, совершают омовение ног, дают друг другу лобзание любви, помазывают больных елеем, отказываются от присяги и военной службы.

С точки зрения этих баптистов, перекрещивание людей в чану, по–заграничному, в бассейне, как в Петербурге у Фетлера, представляет собою простое подмачивание их и обряд бесполезный. Если гоняться за буквой библейской, так тункеры лучше и справедливей петербургских баптистов «чанушников», потому что по Евангельской букве видно, что Господь крестился в проточной воде, диакон Филипп евнуха крестил не в чану и т. д.

Но да сбудется Писание: взявшие меч от меча погибнут. Ухватившиеся только за библейские буквы, от них же и судятся. И буквами обличаются, как сектанты, неверные духу Евангелия и делающие то, к чему влечет их греховная воля!.. .

3) Есть среди баптистов субботники или баптисты седьмого дня. Они празднуют субботу, вместо воскресенья, придерживаются общности в имуществах, образец для чего видят в Кн. Деяний, проводят безбрачную жизнь, носят монашескую одежду католиков–капуцинов и не едят мяса.

Эти баптисты думают, что они действуют будто бы тоже по Евангелию. Но, когда так, каким же баптистам следует оказывать больше внимания, субботникам или воскресникам? Те и другие ведь цепляются за буквы библейские в оправдание себя. Так у кого же из них буквы лучше? Очевидно в баптизме все зависит только от вкуса людей...

Есть в баптизме и еще восемь толков. Но, для сокращения речи, мы не станем описывать этих – камбелитов, баптистов–униатов, противо–миссионеров, вейнбреннерианцев или общество Божие, шлянген–баптистов, голданидов или апостольскую Церковь, флюссбрудеров и необаптистов.

По поводу этих толков, себе в назидание, мы лишь ответим, что все это – буквоеды и духовная мелочь, однако крайне самонадеянная. Какой–нибудь маленький осколок в баптизме, а величает себя: «общество Божие», или «апостольская Церковь»! Чему же дивиться, когда мы слышим, что наши баптисты не хотят себя звать иначе, как Евангельскими христианами, а свой дом, из которого, примерно, так не по–евангельски и жестоко выгнан был православный дворник Павел Алексеев, величают тоже «домом Евангелия»?..

Поистине, странные люди баптисты и дикое понятие у них об Евангелии! Евангелие возвещает христианам веру одну, а баптисты сочинили среди себя до тринадцати толков, друг для друга чужих, – и думают, что каждый из этих расползающихся толков все же есть «вера евангельская» и Господом завещанная... Церковь!

Но то – споры в баптизме за границей. А вот послушайте, что делают их «партикулярные» ставленники у нас, среди простого народа.

В 1910 году был Всероссийский сезд баптистов в Петербурге. Сехавшиеся сектанты толковали о разных разностях, и наконец добрались до того, чтобы выработать для всех русских баптистов одно вероучение, как образец и как правило веры.

Казалось бы, чего же проще: собрались христиане «евангельские», а в Евангелии, по их мнению, есть все, что нужно людям для спасения. Так тут и труда особенного нет: садись и списывай члены веры с Евангелия!

Однако в натуре, по официальному описанию, произошло вот что.

Депутат г. С. Степанов на сезде заявил, что «вероучение баптистов есть Слово Божие». Поэтому никаких символов составлять им не нужно.

Ему возражал г. Г. Мазаев: «вероизложение, говорил он, это платформа, обединяющая баптистов в вопросах догматических... Основываться просто на Евангелии нельзя: ведь в таком случае в наш союз могли бы войти адвентисты, молокане и т. д.».

Значит, по словам Г. И. Мазаева, баптистское вероизложение есть не само Слово Божие, а, как говорил В. Г. Павлов, тоже один из вожаков русского баптизма, есть только показатель, «за что баптисты стоят, к чему они стремятся». Следовательно, их вероизложение есть только «выражение баптистского понимания Слова Божия».

Если так, для русских баптистов теперь является во всем размере грозный вопрос: как же Спаситель учил людей? Слово Божие для всех в принудительной форме о том не говорит. А если–бы говорило, сектанты не дробились бы на партии и толки. Поэтому что же обединяет в вере русских баптистов? И около чего им следует обединяться? .

Напрасно с этими вопросами обратились бы мы к членам Всероссийского петербургского сезда баптистов. От них мы услыхали бы двоящийся ответ: или тот, что баптисты веруют так, а не иначе, потому что к тому принудительно располагает их Слово Божие, или тот, что так заставляют их веровать существующие у них вероизложения.

Но с первого рода ответом не соглашались на съезде сами же баптисты. И только в глухих углах России темные сектанты говорят, что Писание проповедует именно баптизм. Что же касается вероизложений баптистских, то, помимо всего, по замечанию Степанова, «в существующем у них вероизложении имеются пункты, вызывающие острые разногласия среди баптистов».

Тогда спрашивается: на чем же держится русский баптизм?

Конечно, проповедники его в защиту своей веры приводят известные библейские места. Однако это – не те места, на которые опираются тункеры, субботники или вообще генеральные баптисты, а только те, которые излюблены баптистами частными или «партикулярными».

Отсюда мы обязаны уже заключить, что, для названия себя евангельскими христианами, наши баптисты не имеют твердой опоры в Евангелии. Из Евангелия, как и все другие сектанты, они берут только то, что им хочется, и толкуют эти места так, как научили их из–за границы баптисты «партикулярные».

Время появления баптизма заграничного и русского

В разговоре с простецами православными баптисты силятся показать, что они заимствуют «все» свое вероучение из Евангелия и по жизни, да и по истории, являются будто бы прямыми преемниками Апостольских Церквей.

Тем не менее такому голословному заявлению сектантов православным христианам не приходится верить. Не приходится потому, что баптисты бессильны отвечать на вопросы: от каких Апостолов и через каких преемников дошло до них Слово Божие?

Когда сектантам-баптистам мы предложим эти вопросы, тогда, вместо ясного и определенного на них ответа, они вынуждены будут или совершенно замолчать на наши вопросы, или говорить, что такие вопросы они не считают для себя важными, или сочинять, что родоначальниками их были древние учители Церкви, как Тертуллиан. Но общего у баптистов, положим, с Тертуллианом только то, что этот учитель тоже склонялся к мысли, что крестить детей не нужно. Однако Церковь Христова крестила их с самых дней апостольских, о чем свидетельствуют Св. Ириней, ученик Иоанна Богослова, через Св. Поликарпа Смирнского, – Великий ученый древности Ориген и в половине третьего века целый Карфагенский собор Отцов Церкви. Да и Тертуллиан, из–за своего особого мнения о крещении детей, от Церкви православной не отделялся.

Значит, он чувствовал, что крещение детей – не новшество в Церкви, а обычай, ведущий свое происхождение от апостольских времен.

Кроме того, Тертуллиан, как сказано, сомневаясь в пользе крещения для детей, из–за своего сомнения не отпадал от единства с Церковью Православной, а был в ней пресвитером или – по нашему – священником. Значит, в других отношениях Тертуллиан веровал совершенно по–православному: почему же его вере наши сектанты не подражают, когда говорят о священстве церковном, о таинствах и об обрядах? Этих соображений достаточно, чтобы заставить баптистов, цепляющихся в разговоре о крещении младенцев за Тертуллиана, замолчать.

Не лучше другие попытки баптистов связать свою историю с древними еретиками и раскольниками в Церкви, как Новациане. Связь их именно с этими церковными отщепенцами, во–первых, никем не доказана. А во–вторых, в верованиях баптистов с Новацианами опять нет ничего общего, кроме порицания церковного учения о крещении детей.

В действительности же, как это совершенно установлено в науке, история баптизма другая. Эта история распадается на две части. Первая та, когда баптисты назывались анабаптистами в начале 16–го века, вторая, когда они стали себя в Англии звать, с начала 17-го века, просто баптистами.

Родоначальником анабаптистов был ученик Лютера Николай Шторк. Этот горячий сумасброд учил, что для христиан не нужны Постановления Вселенских Соборов и Творения Св. Отцов. Для них, рассуждал он, бесполезно самое чтение Библии. Единственным источником веры для них должно быть, будто бы, только внутреннее озарение от Духа Божия.

Рассуждая дальше, Шторк отверг крещение младенцев, потому что они не способны лично веровать в Евангелие. Но это отрицание крещения младенцев у Шторка плохо мирится с другими его взглядами.

Если христианину важнее всего внутреннее озарение от Духа Божия, то почему же и не крестить младенцев? Дети ведь способны принимать благодать Божию. Это видно из того, что младенец Иоанн Предтеча взыграл радостью во чреве матери еще до рождения, взыграл, конечно, под действием благодати Божией (Лк. 1:41); на младенцев Господь возлагал руки, сообщая им Свое благодатное благословение (Лк. 18:15). Если так, почему же Шторк, вопреки собственным своим взглядам, восстал против крещения младенцев?..

Учение Шторка в Германии подхватил Фома Мюнцер и из народной толпы, вместо благочестивого, религиозного ополчения, создал дикую революционную ватагу. За это даже Лютер говорил о Мюнцере: «Мюнцер – воплощенный диавол», а получивший мнимое озарение от Святого Мюнцер, в свою очередь, о Лютере отзывался так: «Лютер окружен легионом диаволов»!

Что за люди были в массе анабаптисты, – об этом лучше всего мы можем судить по их взглядам и склонностям. Поверив Шторку, что для спасения христианину Писание не нужно, а важнее внутреннее озарение от Святого, что выше авторитета Соборов надобно каждому считать свое соображение, старики и юноши принялись скакать по целым дням, желая уподобиться детям, которым Господь обещал Царство Небесное (Мф. 19:14); другие изуверы, буквально понимая заповедь Апостола Иакова: «исповедуйте грехи ваши друг другу» (5:16), с величайшим бесстыдством, в присутствии посторонних, выкрикивали свои гнусные грехи. Один анабаптист дошел до такого исступления, что стал учить о необходимости всем женщинам стать развратными. При этом он кощунственно оправдывал свои слова Писанием: «жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена» (1Кор. 7:4).

Этот сумасброд–анабаптист забыл, что Павел Ап. в словах к Коринфянам имеет в виду не проституток, а благочестивых мужей и жен, состоящих в церковном браке. Таких христиан – супругов Апостол не к разврату располагает, а к тому самоотверженному настроению, при котором каждый из них с телом своим существовал бы не для себя, а для спасения от греха своей духовной половины – мужа или жены. Поэтому Павел Ап. осуждает тех постников, которые, под видом соблюдения телесной чистоты, совершенно уклоняются от брачных плотских сношений, и тем дают повод распутствовать немощным супругам...

Иные ученики Шторка, будто бы под действием Духа и на основании Слова Божия (1Кор. 7:29), требовали смешения полов – греха содомского... И чем показали, что, цепляясь за букву библейскую, при грешном и низменном настроении, человек способен оправдать всякую мерзость, о которой в Слове Божием с похвалой, конечно, речи быть не может. А потому такой способ обращения со Священным Писанием, какой практиковался у анабаптистов, породил отчаянное бесстыдство в народе. В Цюрихе, напр., говорит историк, «дочери знатных семейств стали оскорбляться предложениями развратников; жены весьма, почтенных граждан сделались предметом похоти со стороны прелюбодеев».

Такие безобразия распущенных анабаптистов породили отвращение к ним в народе. И вот Цюрихский Сенат, 7 марта 1526 года, издал постановление, чтобы сектантов анабаптистов, захваченных на молитвенных собраниях, власти топили... как бешеных собак. А Германский Сейм в Шпейре, в 1529 году, постановил наказывать смертью последователей секты анабаптистов.

Такой гнев народный, такие строгости со стороны власти вынудили этих сектантов реформироваться и скрываться от посторонних наблюдений... Но христиане православные обязаны твердо запомнить, что не от Апостольских Церквей, а именно от анабаптистов ведет свой корень всякий баптизм и, в частности, русский.

Начало обновленному или просто баптизму за границей положил проповедник Джон Смит. В 1606 году он бежал из Англии в Голландию и здесь основал небольшую общину своих последователей – прозванных «пуританами» или чистыми. В скором времени он познакомился с меннонитами–сектантами и принял их вероучение. Важнейшие пункты этой веры сводились к отрицанию крещения детей, присяги и военной службы. Однако Смит не стал простым и рядовым меннонитом, а задумал основать свою новую «церковь». Для начала ее он сам крестил себя чрез обливание, а потом таким же образом крестил членов новой своей общины. В 1611 году Джон Смит возвратился в Англию и здесь организовал также небольшие общины своих учеников. На первых порах члены этих общин, подобно меннонитам, отвергали присягу и воинскую повинность, но позже допустили то и другое. Так в Англии получили начало «общие» или «генеральные» баптисты, а в 1663 г. образовались между ними баптисты «частные» или партикулярные.

Эти откололись от «общих» потому, что считали неправильным обливательное крещение, а требовали крещения погружательного. Тому научила их одна община «коллегиантов» в Нидерландах. «Частные» английские баптисты послали туда одного из своих братьев, а он, крестившись по новому сам, потом перекрестил своего проповедника: то есть, оставаясь в баптизме меньшим по положению, вопреки Словам Апостола Павла (Евр. 7:7), благословил на большее другого, высшего себя.

Такова история зарождения в Англии баптизма. Из Англии получили начало американские и немецкие, а от них и русские баптисты. В этой истории, при всей ее краткости, мы видим однако грубые и возмутительные противоречия Слову Божию. Мы знаем, что Джон Смит – родоначальник баптизма, желая основать новую религиозную общину, сам перекрестил себя обливательно. Вот и спросим баптистов: на чем же основал свой поступок их апостол Смит? Слово Божие не указывает нам примеров поведения в таком роде. Христос Спаситель, Пришедший в мир основать новую Церковь, не Сам крестил себя, а смиренно пришел креститься к Иоанну, на Иордан. Павел Ап., призванный ко Христу чудесным родом, не сам крестил себя, а послан был для того к Ап. Анании (Деян. 9:6, 10, 17, 18).

Как же посмел Смит решиться на неслыханное самоперекрещение?

Очевидно он вообразил себя в Англии единственным восстановителем погибшей, на его взгляд, истинно евангельской веры. С другой стороны, явно, что Смит, позабыв обещание Христово (Мф. 16:18), считал и во всем мире истинную веру потерянной. И потому совершил над собой действие, которое никак и ничем не может быть оправдано от Слова Божия. Разве, в самом деле, помимо всего, может случиться, чтобы истинная Церковь хоть на минуту прекратила свое

существование во всем мире? Нет, до этого Церковь Свою не допустит Христос Господь (Мф. 16:18). А, стало быть, Джон Смит в своих действиях выступает перед нами не как новый Апостол Христов, а как смелый и дерзкий еретик, который выше своих догадок в вере ничего не знал.

Но от такого самовольного и еретически–настроенного человека получил свое начало весь баптизм, в отличие от анабаптизма. Можно судить о том, какие яблоки должны родиться на такой яблони!

Что касается баптизма среди русских, то один из его представителей – В. Г. Павлов историю зарождения этой секты у нас рассказывает так: «баптизм появился одновременно в двух различных местностях Южной России – в местечке Любомирке, Херс. г. и в г. Тифлисе. Толчок этому... движению дали немецкие баптисты... Немецкие братья, по причине гонений, крестить русских боялись, но русские, все–таки, получили крещение. Дело было так. В 1869 г. ново–менонитский проповедник Екатеринославской г., немецкой колонии Эйналоге, Абрагам Унгер, крестил 30 колонистов–немцев при колонии Старый Данциг (Херсонск. г., Елизаветградск. у.). В число крестящихся немцев вмешался некто. Этот «некто» и был – Ефим Цимбал.

Цимбал после крестил Ивана Рябошапку, Рябошапка крестил Михаила Ратушного. Таким образом, малороссы получили крещение от немцев»...

Хорошо «крещение» для начала баптизма среди русских! Цимбал, по свидетельству баптистского историка, обманом и хитростью, или крадучись, восхитил крещение от Унгера. Словно дело происходило на рынке, где торговцы своим правилом часто выставляют пословицу: «не обманешь, не продашь!» или в счете электричества, получаемого со станции в иной квартире. Для счета расходуемой электрической силы в квартирах ставятся особые, приборы, а Цимбал ухитрился получить нужную ему силу, избежав зачета ее на приборе... Произошло, так. обр., по рассказу баптиста Павлова, «при колонии Старый Данциг» некогда самое грешное «дельце», в котором русский надул немца... Но что же тут святого и Апостольского? Разве благодать Божию можно воровски брать у Бога? И разве Цимбал не обманул сам себя?..

Пусть баптисты поймут, что Ефим Цимбал, забравшись в реку вместе с немцами, в 1869 г., совсем не перекрестился, а только искупался. Благодати Божией тогда он не мог получить. Ибо откуда бы ее взял сам Унгер? Мы знаем из 8 й гл. кн. Деяний, что благодати, усыновляющей крещеного человека Христу, не мог самарянам дать даже апостольский ученик – Филипп диакон. Нужно было для того из Иерусалима в Самарию идти Апостолам. Какие же Апостолы приходили к Цимбалу, и кто дал ему «Духа усыновления» Христу?..

Так у баптистов дело происходит доныне. И теперь у них, положим, в Петербурге Фетлер развязно совершает крещение по не виданному в Библии чину. Крещаемым он, как и Унгер, дать Духа Божия, разумеется, не может. И выходит потому из баптистского крещения не таинство веры, а одно лицедейство – представление, шумиха.

Свидетельство против самонадеянности

баптистов от их же собственной жизни

В одном «Протоколе заседания Бакинской баптисткой общины по делу В. А. Миронова», видного в свое время распространителя баптистского вероучения среди окружающих его православных людей, мы находим любопытные данные для определения вообще действительной стоимости религиозных верований баптистов.

Миронову его единоверцы ставили в вину: «во 1–х, то, что он при приемке новыхчленов никогда не соблюдал тишины и спокойствия, в особенности когда председателем ставился вопрос: «веруешь ли, что ты спасен Христом и после смерти будешь с Ним?». Миронов этого вопроса никогда не выносил, считая его «постановлением человеческим». А председателя за такой вопрос называл лжецом, говоря: «откуда ты это знаешь?». И тем показывал, что он сам в это не верит; 2), верует против христианского учения: что крещение, по его мнению, совершается для прощения грехов и возрождение происходит только в крещении; тогда как крещение преподается возрожденному, следовательно, учение, которого держится Миронов, есть ересь; в 3–х, Миронов никогда не держит своего слова и не исполняет того, что обещает; с людьми же не рассчитывается, как следует, на что в общину поступило много жалоб»...

Из приведенного начала «Протокола» бакинской общины баптистов, таким образом, следует, что они будто бы знали и других членов в том уверяли, что, когда они умрут, так «непременно будут в раю со Христом».

Миронов по поводу такой самоуверенности баптистов волновался и шумел. За это его они осудили. Но мы спросим, как спрашивали в свое время Фетлера в Ростове на Дону: откуда баптисты, действительно, знают, что каждого из них ожидает после смерти?

Пусть приведут нам на то хоть один решительный текст. А нам известно, что Павел Ап. запретил христианам судить самим о себе, чего кто из них достоин перед Богом. Он написал в Послании к Коринфянам: «хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; Судия же мне Господь. Посему не судите никак прежде времени, пока не приидет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1Кор. 4:4–5).

Значит, Миронов был прав, когда шумел и волновался по поводу нелепых и дерзких вопросов, которые бакинский председатель баптистской общины задавал вновь вступающим членам. Подлинно, никто не знает, что именно с ним будет впереди, за гробом: ведь в свое время, верно, и Миронов собирался в рай, а вот оказалось, что он рассчитывался с людьми нечестно. А кто знает, что тяготело на совести его судьи–председателя?..

И еще сектантам–отлучателям Миронова следовало бы напомнить текст из Послания к Филипийцам. Там Ап. Павел написал про себя: «братии, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь... к почести вышняго звания Божия во Христе Иисусе» (Флп. 3:12–13).

Если Павел Апостол не почитал себя «достигшим» и «усовершившимся», – ясно, сам о себе он не говорил по–баптистски. Да и нам не велел так говорить. И в назидание наше потому написал: « кто из нас совершен, так должен мыслить» (Флп. 3:15).

Следовательно, баптисты, если бы были, подлинно, совершенными по жизни, были бы смиренны в суде над собой, как Ап. Павел. А коль скоро они кричат, что всякого присоединившегося к их общине и перекрестившегося ждет непременно рай после смерти, то пусть же судятся от своей собственной жизни!

Вот перед нами баптист Миронов. По книгам баптистским он значился «спасенным», – а он воровски расплачивался с рабочими людьми и был по натуре одним из тех людей, о которых написал Иаков Ап.: «послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших. Вот плата, удержанная вами у работников... вопиет, и вопли (их) дошли до слуха Господа Саваофа» (Иак. 5:1, 4).

Не лучше Миронова поступили петербургские баптисты по делу дворника Павла Алексеева. Только за то, что этот дворник не захотел стать «душепродавцем», только за то, что он не соглашался мокнуть в баптистской ванне, что у сектантов называется новым крещением, его выгнали, как собаку, со двора и при этом грубо обругали много раз.

Скажите: такие баптисты–притеснители бедных, во главе с Фетлером, в своей столовой кормящим посетителей «недоброкачественными продуктами», неужели тоже рассчитывают «непременно» быть со Христом в раю?

Да, рассчитывают; но это говорит лишь об их бесцеремонности и духовной дерзости...

Вот перед нами еще целая масса баптистов – ссыльных в Герюсы, на Кавказ, будто бы «за Слово Божие». Это – по понятиям баптистов, мученики, святые люди. А послушайте, как аттестуют этих мучеников историки, на основании писем самих же ссыльных баптистов!

«Можно сказать без преувеличения, что вся жизнь сектантов в ссылке проходила в постоянных раздорах, взаимных кознях, ябедах и злословии друг на друга. Многочисленные задержанные письма, относящиеся к 1892–94 г.г., рисуют отвратительную, возмещающую душу картину полного нравственного разложения находившихся в ссылке сектантских вожаков и учителей, – этих, по понятиям сектантов, лучших людей, цвета русского сектантства». Так говорит автор «Записки» о пропаганде сектантской на Кавказе, стр. 199.

Что это за письма, о которых в приведенном отзыве упоминает автор?

Это письмо, напр., некоего Оржеховского. Из Герюс своему брату он писал: «грошей (денег) нам везе (Бедекер) всякий мисяц тысячу карбованцев (рублей) и як всякому из нас не достае 50 карбованцив, то мы готовы выдрать очи друг другу»...

Хороши «апостолы» баптизма! Хорошим настроением жили они в Герюсах! А ведь своим слушателям, конечно, они, как теперь, примерно, Фетлер, Павлов, Мазаев и другие проповедники, втирали в глаза пыл, что каждый из них, когда умрет, непременно будет в раю.

Но, если в рай думают попасть такие хищные баптисты, раздорники и грубые завистники то, что же у них зовется раем? И какое различие такого рая от ада?..

Мы не станем дальше по отобранным у баптистов письмам следить за раздорами сектантов на местах их жительства, за случаями блуда, пьянства и воровства между ними: это, после сказанного, совершенно ненужная грязь па улице! Пусть в ней купаются самоослепленные... баптисты! А мы сделаем теперь вывод, как примечание первое, к постановлению упомянутого заседания Бакинской баптистской общины: да, прав, был Миронов, когда всякий раз, при приеме новых членов в баптизм, кричал, что люди не могут знать, что будет с ними в дальнейшей жизни. И, следовательно, нельзя новичков баптистов обманывать уверением, что, кто перекрестится в баптизм, тот непременно будет в раю. Мы видели, какие гнусные люди попадаются среди перекрещенцев, которые считают себя «совсем готовыми» к райской жизни. Этаких людей избави Бог встречать в глухом месте, ночною порой!

Перейдем теперь ко второму пункту постановления Бакинской общины. Эта община

ставила в вину Миронову его мысль о том, что духовное перерождение христианина происходит только в крещении.

Как же надо думать по–баптистски? Духовное возрождение христианина совершается через принятие Слова Божия?

Если мы послушаем сектантов, увидим, что они по этому вопросу спорят, как Миронов и его противники, цепляясь за буквы Библии. Кто же из них прав? Если баптисты родятся свыше уже от слышания Слова Божия и тогда же напаяются дарами благодати Божией, как возможны между ними споры о вере? И зачем тогда им водное Крещение?

Ясно, что баптисты одно говорят про себя, а другое про них свидетельствует жизнь. Они читают слова Ап. Иакова, что Бог Отец, «восхотев, родил нас словом истины, дабы нам быть некоторым начатком Его созданий» (Иак. 1:18), а, прослушав слово истины, в делах веры плутают, как дети, и не чувствуют на себе благодати перерождающей. И потому Миронов и другие благоразумные из баптистов, даже не желая разделяться с сектантами, как ослица Валаамова, свидетельствуют об истине. В душе–то они, верно, чувствуют разлад: если крещение простой обычай, зачем оно? Зачем тогда Спаситель придавал крещению великую важность? Он говорил, что спасается только тот, кто, по проповеди апостольской, будет креститься (Мк. 16:16). Он же говорил, что возрождение человека совершается от воды и Духа, то есть, как понимали всегда это место христиане, оно происходит в крещении, через облагодатствование от Святого Духа (Ин.3:5).

А если баптисты искренно думают, что люди перерождаются до водного крещения и без него: зачем тогда давным давно они не соединились с пашковцами, которые на своем петербургском сезде, в 1884 г., доказывали баптистам, что для духовного возрождения крещение и возраст, в котором его принимает человек, не имеют значения?

Выходит, что баптисты как сидели между двумя стульями 20 лет тому назад, так находятся в том же положении теперь. Они то кричат, что обряды для веры христианской значения не имеют, то судорожно держатся своих «обрядов»; то утверждают, что Христос приходил уничтожать обряды, то обязательными для всех верующих «обрядами», Христом данными, объявляют крещение, причащение, поставление людей в пресвитеры.

И утверждая свое, тем самым являют себя несомненными еретиками. Их осуждает Слово Божие. Оно нас учит, что крещение – не простой обряд, а благодатное и таинственное действие, в котором христианин умирает от греха и восстает Силою Божией для жизни новой, по Евангелию (Рим. 6:2–6).

Что именно так мы должны мудрствовать и утверждать; что перерождение человека совершается не через проповедь Слова Божия только и не через одно принятие учения Евангельского, а прощение грехов кающемуся не христианину даруется от Господа, действительно, лишь в крещении, это ясно из слов, во–первых, Ап. Петра. В день Пятидесятницы он говорил слушающему его народу: «покайтеся и да крестится каждый из вас для прощения грехов; и получите дар Святого Духа» (Деян. 2:38).

Итак, Миронов, утверждавший, что христианину грехи прощаются в крещении, говорил слова истины и здравого смысла. Он повторял лишь то, что некогда сказал Ап. Петр.

Во–вторых, Павел Ап. написал Титу. «Христос спас пас. . . по Своей милости банею возрождения и обновления Св. Духом» (гл. 3).

Значит, и этот Апостол проповедует, что Господь, Искупивший весь мир Кровию Своею, каждого в отдельности человека спасает в водном крещении или «банею возрождения».

Таким образом, в крещении нам всем сообщается то, что Господь приобрел миру посредством креста Своего. И Миронова за то, что он это исповедовал, не судить бы баптистам нужно, а в ноги ему кланяться. И принять бы эту святую истину, исповедав, что крещение баптистское бездейственно, потому что после него, как в древности самарянам, некому низвести Духа Святого. Из сказанного же следует, что по своему происхождению, по своевольным поступкам своих вождей, по извращенному религиозному настроению, баптисты составляют из себя не Апостольскую Церковь, а союз еретических общин.

III

Адвентисты седьмого дня и «несмысленные галаты»

(Гал. 3:1)

Послание Ап. Павла к Галатам начинается приветствием, которое он шлет своим ученикам и «детям» во Христе. Им он посылает «благодать и мир от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа». Но следом же за приветствием, Св. Апостол высказывает удивление, что между галатами появились люди, которые «переходят к иному благовествованию». Этот погибельный переход их состоял в том, что некоторые галатийские христиане стали держаться мыслей и верований, чуждых христианству и противных Евангелию.

Какия то были мысли и верования?

Те, которыя распространяли среди неопытных и молодых христиан «вкравшиеся в Церковь лжебратия», – люди, проникнутые слепою и неразумною привязанностью к Закону Моисееву, тосковавшие о его обрядовых постановлениях и думавшие, что все они обязательны для людей даже после перехода их в христианство.

Вот таких–то «обольстителей», порабощенных игу законному, Св. Павел называет «несмысленными галатами». Он называет их «несмысленными», то есть, лишенными способности понимать то, что ясно для всякого просвещенного благодатью Христовой человека. И мучится душою, ожидая, пока в сердцах таких «осмысленных» детей его снова «изобразится Христос (Гал. 4:19). Тогда–то, со Христом, эти люди не станут скорбеть о потемках, при которых они духовно бедствовали, и, утешаясь благодатью в таинствах, не будут жалеть также о том, что прошло время обрезания, субботы, как недельного праздника, еврейских законов о пище и т. д.

Речь Ап. Павла о «несмысленных галатах» поразительно приложима к нам, русским православным христианам.

Между нами теперь назойливо пробуют распространиться адвентисты седьмого дни. Кто к ним не присмотрелся и судит о них по одной наружности, тот, пожалуй, подумает, что с адвентизмом на Русь Святую пришла новая христианская секта.

Однако, это совершенно неправильно: мутные волны адвентизма несут на берег русский не секту христианскую, а самое настоящее неверное еврейство. Притом еврейство не времен Авраама, Моисея и пророков, а еврейство после окончательного его отвержения Богом, после распятия Спасителя.

Мало того: адвентизм грозит христианам не возвратом лишь «ига законнаго», а он забивает в доверчивые души своих последователей и осколки современного безбожия.

В самом деле, понаблюдайте адвентизм седьмого дня пристальней, поближе, и вы услышите от его руководителей то же, что нам пришлось слышать от вожаков петербургских адвентистов. В разговоре с нами эти вожаки прямо заявили, что они не веруют в Троичного Бога. По их мнению, Бог один, и никакой Троичности Лиц в Нем нет. Поэтому, говорили адвентисты, если в отдаленном смысле можно еще Христа признать Богом, то Духа Святого за Бога нельзя счесть уж ни в каком случае...

Что это – как не повторение безумия тех евреев, которые распяли «Господа славы»?

Подтверждая свою мысль о единстве Существа и Лица в Боге, адвентисты, обычно, приводят свидетельства из Ветхого Завета. Но, пользуясь Ветхим Заветом, они смотрят на него, как на вечно обязательный для людей закон, а не так, как христиане, которые в нем видят лишь проводника и «детоводителя ко Христу».

Вследствие такого отношения к Закону Моисееву, адвентисты, подобно евреям, буквой его усиливаются ниспровергнуть самую евангельскую проповедь о Троичном Боге. Потому же заповеди «Десятословия» они принимают не по их смыслу, как все добрые христиане, а грубо – по букве, как неверные евреи. И, так относясь к Закону Моисееву, адвентисты твердят, что будто–бы «на вечныя времена» Бог установил праздником для людей субботу, а не воскресенье.

Следя за настроением адвентистов седьмого дня дальше, видим в их быту господство еврейского закона о пище, о десятине, которую верующий еврей обязан был приносить от доходов своих на служение Богу...

Таким образом, при внимательном наблюдении, в адвентизме мы замечаем то же самое, что в современном еврействе. Говорим – в «современном», потому что нынешнее еврейство – совсем не то же, что еврейство времен Моисея, пророков и царей.

У нынешних евреев от древней веры отцов их остались одни обрывки. В древности, через Моисея, Господь дал народу не десять только заповедей Закона, а и заповеди о том, как нужно построить скинию, как в ней совершать богослужение и как приносить «приятныя» Богу жертвы.

Как же все эти заповеди, помимо Десятисловия, хранят современные евреи? Никак. У них нет священства, нет жертвенника; некому и негде совершать для них жертвоприношений по закону. (Дан. 3:37, 38)

Между тем богослужебные уставы даны Богом народу на вечные времена. Вечно евреи должны по Закону зажигать светильники при скинии (Исх. 27: 20–21); вечно следовало от священников, в день помазания их отца Аарона, приносить Богу хлебную жертву (Лев. 6:19–22); вечно же обязывались Законом евреи соблюдать и заповедь, изложенную во Второзаконии: « три раза в году весь мужеский пол должен являться пред Лице Господа, Бога твоего, на место, которое изберет Он: в праздник опресноков, в праздник седмиц и в праздник кущей; и никто не должен являться пред Лицом Господа с пустыми руками, по каждый с даром в руке своей»...(Втор. 16:16, 17).

Теперешние евреи так не поступают. И оправдывают себя вымышленным и произвольным соображением, будто бы для них вечно обязательны только заповеди Десятисловия, а все другое из Закона можно будто бы отложить и не исполнять.

Нет, это – басни, показывающая, что евреи дожили до опустошения своей души. Они отступили от Христа, зато разрушен у них храм, прекратилась вся жизнь по Закону, и евреев, как негодный сор, развеял Господь по всему миру.

Вот каким духовно разоренным людям рабски подражают наши адвентисты! Говорим – рабски, потому что адвентизм седьмого дня представляет собою копию неверного еврейства, лишь для отвода глаз прикрытую христианским одеянием.

Знают ли это христиане? И особенно те, которые, без сомнения, но неведению переходят в адвентизм? Говорим – по неведению, потому что сокровенные замыслы адвентистов разгадать не легко. Они, напр, в своих народных печатных изданиях заботливо молчат о том, что не веруют во Святую Троицу и в Бога–Духа Святого. Обмануться адвентизмом при таких условиях не мудрено. Но тем настойчивей образованные христиане должны стремиться к тому, чтобы вскрыть затаенные цели еврействующего адвентизма.

Другие стороны в религиозном настроении

адвентистов седьмого дня.

Сказать, что адвентизм представляет собою сколок с неверного еврейства в христианские времена, – значит, сказать о нем далеко не все, и значит – приподнять над ними только край зловещего покрывала, в который закуталась эта секта, прячась от ревностных христианских глаз. Помимо родства с неверным иудейством, адвентизм проникнут духом нашего безрелигиозного времени. Проявляет он это настроение в своих дерзких толкованиях пророчеств и Откровения Иоанна Богослова – с одной стороны, а с другой – в отрицании бессмертия человеческой души и вечности мучений для грешников, вопреки ясному учению о том Слова Божия.

Если хорошенько вдуматься в причины такого исступленного настроения адвентистов, так придется сказать, что они не потому до крайности смело «разводят» таинственные видения пророков, что будто бы больше других христиан понимают в Библии, а потому, что адвентисты богоборны по самой своей природе и мало веруют в богодухновенность Священной Библии. Они скрытно думают, что понимание пророчеств зависит не от внушения Духа Святого, а от того, кто и насколько проникнет в таинственную пророческую азбуку, которая будто бы передавалась из поколения в поколение прежде, и которую только теперь адвентисты разобрали...

Сказать это... что другое значит, как не отвергнуть богодухновенность пророчеств вообще и не низвести их в разряд древних таинственных каббалистических книг?..

Вот какой грязный навоз несут адвентисты в души своих последователей! И оттого эти «последователи» так дерзки, оттого они смело и уверенно берутся изъяснять сокровенные видения Тайнозрителя, не боясь «анафемы» и «язв», которыми угрожает Господь через Апостолов извратителям библейских пророчеств и евангельского учения (Откр. 22:8; Гал. 1:8,9).

Такой же приговор об адвентистах нужно сделать по поводу их учения о загробной участи человека. Душа человека, учат они, умрет вместе с телом, или заснет, по смерти тела, и перейдет в состояние бессознательное. Когда же придет во второй раз Христос, тогда снова сотворится земля и воскреснут, то есть, как бы вновь создадутся души праведных, которые со Христом станут царствовать 1000 лет. Под праведниками адвентисты здесь разумеют своих братьев, которые в земной жизни хранили субботу.

Тысячелетнее царство закончится всеобщим воскресением душ и устроением новой жизни на новой земле. Тогда, по мнению адвентистов, Христос придет в третий раз, чтобы уж окончательно завладеть землей. Тогда сойдет огонь с неба и пожрет без остатка грешников. Вечности их мучений, таким образом, по верованию адвентистов, не будет...

Когда услышит христианин о таких мечтаниях адвентистов, в них он легко подметит знакомые мечты социалистов о будущем пролетарском рае на земле. У адвентистов только слова взяты из Библии. И все кое–как подогнано, чтобы походило на Библейское учение. Но достаточно малой библейской начитанности, чтобы сказать, что Слово Божие нигде не учит о трех пришествиях Христа на землю, а только о двух. Кроме того, отвергать бессмертие душ человеческих и вечность мучений грешников за гробом на основании будто бы Библии способны, воистину, только «сожженные в совести своей» еретики.

Что это так, довольно христианам припомнить один евангельский текст. Вот он: «когда приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые ангелы с Ним, тогда... соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов: и поставит овец по правую сторону, а козлов по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: придите, благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам царство от создания мира... Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный... И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф. 25:31–45).

Из приведенных слов Самого Господа видим, что «когда приидет Сын Человеческий», то есть, Сам Христос, для суда над миром, тогда оживут не праведники только, как думают адвентисты, а все народы. И судить будет Господь всех.

Для праведных Страшный суд будет свидетельством об их чистой жизни на земле. После суда они перейдут к вечной жизни со Христом, а грешники, на суде обличенные в бесстыдной земной жизни, тогда же перейдут к вечным мучениям.

Таким образом, благочестивый христианин, любящий своего Господа и верующий в Его Евангелие, должен верить, что после Страшного суда над миром, в третий раз, Христос не придет на землю: значит адвентисты еретически заблуждаются, думая об этом по своему. В то же время

приведенные слова Христовы заставляют всякого доброго христианина верить как в бессмертие душ всех людей, так и в вечность мучений для грешников. Если же адвентисты, основываясь будто бы на Библии и на учении Христа, делают свои выводы, разоряющие благовестие нашего Господа, то на Библию в данном случае они клевещут, а перед христианами выставляют себя в отвратительном и кощунственном свете.

После сказанного об адвентистах ясно, что со стороны своей духовной природы, учение их очень походит на состав прославляемого в рекламах композиционного белья. Издали это белье бело, чисто и блестит. Оно легко, говорят, моется, и удобно для ношения рассыльным, кондукторам, приказчикам.

Так. Но подойдите ближе и всмотритесь в композиционное белье: вы заметите в нем, правда, белизну... но с синевой, как у мертвеца! Вы почувствуете тут сразу грубую подделку под полотно, и это белье станет претить вам даже своим видом... А дальше: композиционное белье, говорят, легко моется. Зато оно не пропускает в себя пота и располагает человека к простуде. А как сообразите вы это и другое, вы должны будете сказать себе, что только от крайней нужды, или вследствие ложного и дешевого франтовства, люди прибегают к ношению композиционных воротничков.

Вот так и в адвентизм, в это голое полуеврейство, разбавленное современным безбожием, способны идти только религиозно обанкротившиеся души, которым в жизни податься некуда.

Происхождение и внутреннее дробление секты адвентистской

Из всех сект, известных русскому народу, адвентизм – одна из самых новых и молодых сект. Объясняется это не тем, чтобы адвентисты до последнего времени не хотели приходить с пропагандой к русскому народу, а тем, что появились они на свет только около половины прошлого столетия. Возникла впервые секта в Америке,в штате Массачусетс. Ее основателем был некто Виллиам Миллер, баптист по первоначальной своей религии. Около 1816 года он пристально занялся исследованием Священного Писания, ища ответа на вопрос о том, когда должно наступить тысячелетнее Царство Христово: прежде или после Второго пришествия Христа на землю?

Миллер пришел к выводу, что вечное Царство Христово наступит после Второго пришествия Христова. Но когда именно?

Читая пророчества, Миллер по ним, особенно по пророчеству Даниила и по Откровению Иоанна Богослова, пришел к заключению, что Господь во второй раз придет на землю будто бы непременно в 1848 году.

Об этом Миллер настойчиво стал проповедывать с 1831 г. Своею восторженною проповедью он собрал возле себя порядочную толпу слушателей из баптистов, методистов и других сектантов, в изобилии наполнявших Северно–Американские Штаты.

Возбужденные Миллером, слушатели с нетерпением ждали 1843 года, когда, по вычислениям, должен был со славою явиться Христос. В срок, указанный Миллером, его последователи большой толпой вышли за город, в белых одеждах и в покаянно–праздничном настроении. Там, па широком и открытом поле, они томительно начали смотреть на небо. Каждый надеялся первым услышать трубный звук архангельский и увидеть Христа, Спускающегося с небес со славою многою к избранным Своим детям – ученикам и последователям Миллера. Но... напрасно прождали они в пустыне видимого пришествия Христа: они с ничем должны были возвратиться домой.

Таким образом, обманутый своими выкладками, Миллер оказался и обманщиком. Но он, признаваясь в своей ошибке, однако твердо уверял почитателей, что в будущем 1844 году Христос придет уже непременно. Однако, Христос не пришел и тогда, и Миллер оказался «надутым» мечтателем в глазах народа. Это подорвало к нему доверие в толпе, с того он как–то захирел и в 1849 году умер, не дав оставшимся после него ученикам определенного и жизненного устройства.

Однако ядро последователей Миллера сплотилось и выделилось из других сект, несмотря на то, что много общего удержало в учении и обрядах, напр., с баптистами. Последователи Миллера, после смерти его, прилежно занялись толкованием пророчества Даниила и Св. Ап. Иоанна о времени Второго пришествия Христова. Тогда они составили совершенно новое учение о времени Второго пришествия Христа в мир и о судьбе душ, умерших по плоти. Именно адвентисты, после смерти Миллера, наученные его неудачным вычислением года пришествия Спасителя, стали говорить, что это пришествие будет скоро, но с точностью узнать, когда именно оно совершится, никому не дано; о душе же человеческой адвентисты стали учить, что, со смертью тела, она засыпает, словно обмирая; новое ее пробуждение, а лучше творение произойдет лишь со Вторым пришествием Христовым. Нечестивые же пробудятся от своего сна только по окончании тысячелетнего царства Христова с праведниками, и их пробуждение будет кратковременным. После грозного приговора над собой Христа, они мгновенно сгорят в пламени. Вечной жизни для них не будет...

Что касается празднования субботы, вместе с евреями, то у адвентистов оно началось еще с 1843 года, при жизни Миллера. И это было не новым изобретением их, а лишь повторением обычая некоторых баптистов, которые в 1661 году, под руководством своего учителя Франца Бэмфильда, основали первую в мире общину субботников – баптистов.

Новым в праздновании субботы у адвентистов оказалось лишь их мнение, из которого следует, что те христиане, которые празднуют воскресение, полагают будто бы на себя печать зверя (Откр. 13:16).

Так окончательно положено было начало новой секте адвентистов в Америке! Дух, проникший в эту секту, сразу уподобил ее древним саддукеям и безбожникам материалистам, по мнению которых также нет бессмертной души (Деян. 23:6–9). И понятно, что с таким не библейским учением адвентисты не могли образовать из себя единодушной секты.

Они поделились на толки, вскоре же после злополучного 1844 года, а к настоящему времени адвентизм в Америке распался уже на шесть общин, между которыми более известны, во 1–х, «Церковь адвентистских христиан», во 2–х, «Церковь евангелических адвентистов», которые отделились от первых в 1855 году. Эти адвентисты, в отличие от предшествующих, веруют, что души людей после смерти тел, пребывают в сознательном состоянии и они бессмертны. Названые адвентисты признают также вечность мучений для грешников в аду; в 3–х, в адвентизме есть толк, под названием «Общество жизни и Второго пришествия». Последователи этого толка учат, что души умерших злых людей не воскреснут вовсе. И когда они умирают, так умирают сразу на вечный сон; в 4–х, «Церковь Бога во Христе, или адвентисты грядущего века». Этот толк появился в Филадельфии всего в 1888 году; его последователи ждут видимого царства на земле с Царем Христом во главе. Они убеждены в восстановлении царства Израилева на Святой земле.

Из остальных дроблений адвентизма особенно надобно отметить образование в нем в 1840–1844 годах толка «Адвентистов седьмого дня». Этот толк особенно близок к еврейству. Он распространен больше других в Америке. Его, единственно, под именем адвентизма, знают русские православные христиане. Он назойливо стремится к распространению у нас в Петербурге. Проповедники его перед своими слушателями, которые чаще всего Библии не читали, хвастливо изъясняют пророчества Даниила и видения Тайнозрителя Иоанна. При этом в необузданные свои мечты, в нескладные свои речи нанизывают одно историческое событие на другое, и всюду усматривают торжество адвентистского учения.

Никакого же торжества, на самом деле, на основании исторических справок, адвентисты проявлять не имеют права, а поступают так перед толпой их проповедники, как на улицах дешевые фокусники: они показывают собравшимся зевакам–мальчикам простые куклы и, при помощи разных фокусов, заставляют их будто бы говорить. Но довольно подойти к фокуснику взрослому человеку, чтобы сразу понять обман и потеху для простаков.

Вот тоже проделывают перед народом адвентисты седьмого дня! Пуская ему историческую пыль в глаза, они хвастаются своею верностью Библейскому учению. Между тем, вся верность их Библии проявляется в том, что адвентисты выхватывают из нее излюбленные места и, толкуя их без связи с учением Господа, строят таким образом здание для своей надутой пустословием секты.

Именно – секты. В истории христианства были времена напряженных ожиданий пришествия Господа для суда над миром. Это отразилось, например, в древнейшей христианской книге, под заглавием: «Учение 12–ти Апостолов». Здесь в одной из молитв выражено прошение: «да прейдет образ мира сего». Тогда, стало быть, христиане всеми силами ждали пришествия своего Господа, но оттого не назывались адвентистами, как теперешние сектанты.

Мысль о скором пришествии Спасителя выражена также в 1–м Послании Климента, епископа Римского, мужа Апостольского. Там сказано: «скоро и внезапно придет в храм Свой Господь, Которого ожидаете». Так, древнейшие христиане действительно ожидали пришествия Господа во славе, но потому не прилагали к себе имени адвентистов, и вследствие того не раздирали Церкви отделениями от нее в секту.

Из древних ожидателей Христа известны, впрочем, раскольники–монтанисты. Они со своими лжеучителями Монтаном и Прискиллой, женой его, тоже выходили в пустыню встречать Христа. И, конечно, не увидели Его там. Таким образом, осужденные древнею Церковью, раскольники монтанисты, в ожидании Христа, проделали то же самое, что позже Миллер с адвентистами в Америке.

Странно, что начитанные в истории, адвентисты забывают об этом событии. Тогда бы, если бы они помнили уроки истории, им лучше бы прилагать к себе не имя христианин, «евангелических», библейских и т. п., а прямо называть себя прискиллианами – подражателями Монтана с Прискиллой. И все грамотные знали бы, что это за люди!

Запомните же, христиане православные, прежде всего в прошлой истории добрые ученики Господа никогда не назывались адвентистами (от латинского слова адвентус – пришествие), и не держались никогда религиозного настроения, которого держатся эти новые сектанты. Потому мы убеждаемся, что «адвентисты» – не христиане, а еретики жидовствующие, как «неразумные галаты».

Способ распространения адвентистами своих заблуждений

Адвентизм, несмотря на сокрытую в нем ложь перед Господом, все же медленно распространяется среди православных христиан.

Где кроется причина некоторого успеха адвентистской пропаганды?

Мы сказали, что не в вероучении его, на живую нитку сотканном из неверного еврейства, из мечтаний безбожников, из чаяний социалистов о земном рае и искаженных толкований на библейские отрывки.

Адвентистская пропаганда приобретает новых членов для своей секты, влияя на людей своей организацией, планом своих действий, количеством своих работников.

Исходный пункт всей этой пропаганды находится в Америке, в штате Мичиган, в городе Бэттль-Крике. Здесь находится богословский университет адвентистов и здесь же сосредоточен главный центр по управлению сектой.

Из Америки крупнопадающий золотой дождь орошает «поля» России, на которые адвентистами поделена наша бедная родина. Таких миссионерских «полей» в пределах России адвентисты насчитывают теперь пять. В каждом «поле» действует свой особый комитет, во главе которого стоит рукоположенный проповедник. Наш Петербург, по организации адвентистской пропаганды, входит в Северо Российское «миссионное поле». И вот имена, которые заведуют пропагандой в этом «поле»: Геде, Спроге, Ремферт, Юриксен, Раун, Пахла, Бетхер, Шнейдер, Конради, Зандер, Зоммер, Клемент, Дрейман.

Прислушайтесь, русские люди, к звукам, из которых составляются перечисленные фамилии, и вы догадаетесь, чьими заботами самая назойливая пропаганда адвентизма движется на нашу родину! Тут, очевидно, дело идет о духовном завоевании России палестинскими рыцарями – Ицманами, Юриксенами, Шнейдерами.

Бедная, бедная наша родина! Много волнений ей придется пережить от иноверного натиска. Однако в России адвентистам предстоит работа многосложная, головоломная и дорого стоящая. И вот они с чисто еврейской изобретательностью обложили каждого адвентиста взносом в союзную кассу, так называемой, «десятины» с его доходов. От этого взноса не освобожден ни один адвентист: торговец несет «десятину» на пропаганду секты от своих барышей, хлебопашец – от прибылей по земледелию и т. д.

Как велик получающийся отсюда доход, можно судить по статистике даже за один год: в 1907 г. за 9 месяцев с 3000 адвентистов было собрано в России 12 тысяч 238 руб. 65 коп. Больше 4 руб. с души!..

Кроме того, у адвентистов на общее дело распространения их секты есть еще 4 сбора. И как подумаем мы об этом, должны сказать себе, что иноземные вожаки адвентистов поголовно ополчают против Святой нашей Церкви русских изменников ее. «Проповедники» у них оглашают толпу в богослужебных и других собраниях; «библеисты» учат людей пониманию Библии в адвентистском духе; «кольпортёры» разносят книги с целью распространения адвентистских сочинений. А кто не делает ни того, ни другого, ни третьего, тот, по крайней мере, деньгами помогает поддержанию работы в секте.

При таком строе адвентистской секты, ясно, что за ее пропагандистами не могут угоняться миссионеры, священники и даже «любители» побеседовать с заблуждающими людьми. Тут на борьбу с нею должны подняться все правосл. христиане. И кто больше может, тот особенно обязан потрудиться во славу Божию. Тогда, действительно, мы окружим себя стеной духовной, как плотиной, сквозь которую не просочится волна сектантской пропаганды. А где она и просочилась бы, при доброхотных делателях из народа, сейчас же найдутся труженики, которые вразумят людей заблуждающихся.

Пробуждайтесь же, православные русские люди, и сознательно вставайте на защиту православных верований, кто чем может! Тогда мы дадим внушительный отпор самым хитрым приемам адвентистской пропаганды. А приемы этой пропаганды, действительно, изворотливы и вероломны. Например, в местечке Белая Церковь, Киевской губернии, главный пропагандист адвентизма на базарах нанимал грамотных молодых парней и, вместо работы, заставлял их, по своему указанию, читать и заучивать на память разные библейские места в защиту адвентистских верований. Когда же наймиты достаточно усвоили себе адвентистский материал, их он отпускал по домам, где одни из них добровольно, а другие уже волей–неволей начинали заражать адвентистскими понятиями родичей и знакомых...

Очевидно против такого натиска со стороны адвентистов православные только и могут действовать усилиями народно–церковных Братств...

Петербургский подражатель адвентисту Виллиаму Миллеру

Из истории адвентизма известно, как плачевно ошибся Виллиам Миллер, по пророчествам вычислив год второго пришествия Христа. Он вообразил что Христос во славе придет в 1843–1844 годах, но обманулся жестоко сам, обманув своими вычислениями доверчивых учеников своих. Урок истории для адвентистов не пропал даром: они теперь всюду, как у нас, в Петербурге, крутятся, разгадывая сокровенный смысл пророчеств; однако в точности года явления Христа в мир не указывают...

Но что запретно стало для настоящих адвентистов, то все еще дозволенным оказывается для наших добровольцев–мечтателей, как полковник к отставке Ван–Бейнинген. Сей полковник, убивая свой досуг, теперь, на старости лет, ведет в Петербурге беседы с народом, высчитывая по пророчествам и доказывая, что во второй раз на землю Господь явится непременно в 1932–1933 годах.

Нам приходилось внимательно читать книги Ван–Бейнингена и слышать устные его речи. И в том и в другом случае нас поражала та безнадежная ложь, которая проникает все рассуждения этого человека. В самом деле, можно ли серьезно даже совершенно праздному человеку доказывать, что в книгах пророческих есть будто бы своя неподвижная тайная азбука? И кто проникнет в нее, тот тем самым уже будто бы найдет «ключ» к раскрытию сокровенного значения пророческих предсказаний и определит с точностью год второго пришествия Христа в мир? .

Если предположить это, тогда надо допустить, что пророки сами с точностью знали год этого пришествия. Но оснований для такого предположения ни откуда не следует. Такому предположению противоречит ясное слово Господа. Он сказал: «о дне же том и часе, т.е. о времени, когда Христос второе придет, – никто не знает – ни Ангелы, ни Сын, а только Отец Мой Один» (Мф. 24:86).

Стало быть, явно, у пророков не было и и нет «ключа» к раскрытию сокровенных планов Божиих, о которых изрекали они. А считать за «ключ» то, что почитает Ван–Бейнинген, т.е. что два – у всех пророков два, три равно трем, – это значит только установить то «праздное» открытие, что пророки говорили на человеческом языке.

Это, конечно. Но откуда, к примеру, Ван–Бейнинген взял, что в пророческих речах день всегда надо считать за год? Как тогда понимать пророчество, вытекающее из трехдневного пребывания Ионы во чреве китове?

Нам нет надобности теперь же подробней опровергать Бейнингена. Но простецам петербургским, не знающим истории, мы напомним: заметьте, братья и сестры, что Бейнинген у нас повторяет то самое, что некогда делал Миллер в Америке. Миллер посрамил себя своей самоуверенностью. Тогда все наглядно увидели его пустоту. Бейнинген – человек не молодой. Он, вероятно, не доживет до рокового своего года 1932–1933. Но, на основании прошлого, мы безошибочно должны предвидеть конец и его прорицаний: все кончится для него плачевно, в пустую. Ибо Христос сказал о том, когда Он придет второе: «о дне том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец мой Один» (Мф. 24:36).

Из смысла речи Господа в 24 гл. Ев. Матфея явствует, что Он говорил вообще о недоступности людям познания того, когда во второй раз Он придет на землю, а не только о дне и часе этого пришествия. Это тем неизбежнее допустить самому Бейнингену, что, ведь, по его мнению, в пророчествах на дальнее расстояние всегда день надо принимать за год. Значит, Говорил Христос пророчески о дне Своего Второго Пришествия, а по Бейнингену, под днем тут надо разуметь год.

Кроме того, наше заключение в словах, не допускающих перетолкования, подтвердил и Сам Христос. В книге Деяний мы читаем: перед вознесением Господа ученики Его спрашивали – «не в сие ли время, Господи, возстановляешь Ты Царство Израилю?»

«Не в сие ли время»... Явно, что не о днях или часах спрашивали Апостолы, а вообще о времени более или менее близком к настоящему. Господь же, отвечая им, сказал: «не ваше дело знать времена или сроки, которые отец положил в Своей власти» (Деян. 1:6,7).

Итак, не часы и дни лишь, а всякие времена и сроки, которые определил Отец до второго пришествия Христова на землю, люди не могут высчитывать, по своему желанию.

Стало быть, предприятие Бейнингена в полном смысле похоже на то праздное занятие, которому предаются люди в отставках, за неимением живого дела: порой, они сидят на берегу реки и от скуки что–то пишут по воде... Что? О том никто из посторонних не знает, да часто не ведают того и сами писатели. Но они пишут, убивая время. Нужно ли мешать им?

Нет, пусть пишут, но не нужно с серьезным видом наблюдать за тем, что делают эти тоскующие люди; не надо и времени тратить на то, чтобы следить за праздными занятиями таких праздных людей...

То же отношение следует применить к Бейнингену. Слышно, ему стало прискучивать забавляться своими вычислениями только в Петербурге; и вот он начал ими удивлять иногороднюю публику. Там, конечно, тьмы еще больше, чем в столице. Там уж, наверное, слушатели под журчанье скучной речи Бейнингена не только дремлют, но и удивляются... Вот тут и нужно сказать всем: стойте и шагу не делайте, чтобы ходить слушать разглагольствия Бейнингена! Это – праздный человек, который сам не отдаст себе отчета в своих речах. Помните одно, что Христос указал на невозможность людям вычислять точное время Его пришествия. Значит, не о том надобно думать, как бы забавлять себя бейнингенскими пустяками, а о том, чтобы жить всегда так, как живут люди в ожидании пришествия Господина своего...

Заключение

Из сказанного о пашковцах, баптистах и адвентистах следует, что они ни в каком случае не евангельские христиане. Евангельские христиане составляли из себя Церковь Божию, о которой сказано, что ее «врата адовы не одолеют» (Мф. 16:18). Между тем пашковцы, баптисты и адвентисты зародились в христианстве почти на наших глазах и ни с одною истинно Апостольской Церковью не могут поставить себя в преемственную связь по жизни.

Видим дальше, что и потому названные люди не христиане евангельские, что как баптисты, так пашковцы и адвентисты из Евангелия берут лишь то, что им нравится, что оправдывает, хотя по наружности, их вероучение. А таких людей, которые из Слова Божия выбирали отрывки, по своему произволу и для оправдания своего отделения от единства Церковного, с древности христиане звали еретиками или сектантами (2Тим. 4:3,4).

Значит, и для нас пашковцы, баптисты и адвентисты представляют из себя самых простецких еретиков–сектантов.

О еретиках же 10–е Апостольское правило говорит: «если кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме, да будет отлучен». Еретики судом Православной Церкви ежегодно отсекаются от духовного общения с нами. Таким образом, оставаясь верными детьми своей Матери–Церкви, мы не должны ходить далее для слушания проповедей в собрания сектантские. Потому что в посещении православными сектантских собраний сказывается тоже своего рода религиозное общение с церковными раздорниками.

А если теперь у православных пошел обычай – бегать по сектантским собраниям и там, во время молитвы, преклонять колена – это грубое нарушение церковных правил. Этого не должны делать христиане православные: посмотрите о том еще канонические правила – Антиох. Соб. пр. 2, Лаодик. соб. пр. 9, 32 и толкования на эти правила в Кормчей книге.


Источник: Кто это пашковцы, баптисты и адвентисты? : (При свете слова божия и перед судом церк. истории) / Д.И. Боголюбов. - Санкт-Петербург : Отеч. тип., 1912. - 87 с.

Комментарии для сайта Cackle