святитель Димитрий Ростовский

Молитва

Многие из нынешних политиков или лжеполитиков28, или, лучше сказать, еретиков, говорят, что не следует молиться. Если, говорят они, Господь уже предопределил, что кому дать, и если Его предопределение неизменно, то молитва совершенно напрасна. Ибо если Бог предопределил дать, то даст и не молящемуся, а если предопределил не дать, то не даст и молящемуся. От этих злых и безумных речей отклоняет нас Спаситель наш, говоря: «Просите, и дано будет вам» (Мф. 7:7). Молиться побуждают нас очень многие: пророки, апостолы, первенствующая Церковь, святые отцы Ветхого и Нового Завета и, наконец, даже все наигрубейшие язычники, которые, будучи просвещены только светом своего ума, молились богу своему. А что говорят лжеполитики: «Предопределенное не может измениться». На это отвечает святой Григорий Двоеслов так: «То, что святые творят по молитвам, так предопределено, что без молитвы ничего этого получить невозможно, ибо молящиеся заслуживают получение того, что Всемогущий Бог прежде всего предопределил дать им». Этими словами он сказал, как бы следующее: Бог определил, что кому дать, но только через молитву, как через некое орудие. Например, определил дать кому-либо долгую жизнь, но не без пищи; определил дать больному здоровье, но не без лекарства; определил изобилие плодов земных, но не без трудов поселянина. Точно так же Бог определил и прочее давать всякому по Своему усмотрению, но не без молитвы. Некоторые ленивцы, не желающие молиться, говорят: «Бог сделал бы лучше, если бы все необходимое подавал всякому без трудов и молитвы». Таковые, кроме того, что произносят хулу на Бога, еще и не знают, что говорят. Они не видят неизреченной милости Божией к людям в том, что Он изволил принимать молитвы и быть умоляемым, дабы мы имели большую радость о деяниях Божиих, когда получим их как бы не даром. Как иногда отец, чтобы побольше порадовать дитя, нарочно бросает перед ним монету на землю, а не дает прямо в руки, чтобы, поискав и найдя, оно возрадовалось и похвалилось перед своим отцом, так и Господь Бог велит нам молитвой и трудом снискивать уготованные Им для нас дары, чтобы, поискав, мы приобрели большую радость и славу. Далее нужно сказать, что Бог даровал человеку великую честь, дав ему право молиться Ему. Ведь какую честь видит для себя человек, когда говорит с великими лицами: подданный – со своим господином, раб – с владыкой или царем и прочее?! А мы, когда молимся, беседуем с Самим Богом. Вот какая честь человеку! Святой Иоанн Златоуст говорит, что, молясь, мы делаемся равными Ангелам и даже превосходим Ангелов, ибо они, молясь, закрывают лица свои по причине величия Бога, тогда как мы открываем перед Богом и раны наши, и скудость, и убожество наше, с великим дерзновением предстоим перед Ним, как Его близкие домашние, и наконец получаем то, чего просим. Просите, и дано будет вам, – говорит Он нам. Но поскольку люди не рассуждают об этом, а во всякой вещи ищут пользы и прибыли, то и подобает показать, какова польза и сила молитвы, какое значение прославления Бога и умоления Его в нуждах наших, и в чем заключается ее польза для тела и для души. Нет такой вещи, которой было бы невозможно испросить у Бога, если только мы просим того, что само по себе есть благо, и если мы просим как следует. Неложны слова Спасителя нашего: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф. 7:7–8). О чем не может упросить сын своего отца, если просит у него полезное и необходимое? Тем более человек может упросить Бога. Ведь отец по плоти может быть и злым, может и не любить своего сына, может и солгать, и не дать того, что пообещал. Но совсем не то Бог, «Отец милосердия и Бог всякого утешения» (2Кор. 1:3). Никто не может прельстить Его, и Он не может солгать кому-либо. Он любит людей как чад Своих и делает все, что обещает. "Есть ли, – говорит Он, – между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень, и когда попросит рыбы, подал бы ему змею? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Мф. 7:9–11). Вот видите, Он еще и убеждает нас, и уверяет подобиями и Своей Божеской благостью. Приводит здесь отца, у которого чего-либо просят его дети, и этим достаточно показывает силу молитвы. Но чтобы больше показать ее силу и пользу, Он приводит еще и некоего сурового судью, не боящегося Бога и не стыдящегося людей; если бы даже и милостивого привел, то достаточно и этим показал бы силу молитвы, ведь Бог несравненно более милостив и кроток, чем всякий самый милостивый человек. А между тем Он приводит даже бесчеловечного судью, которого ничто не могло склонить к милости и правде – ни страх Божий, ни страх перед людьми. Однако же его склонили молитвы и прошения одной вдовицы, терпевшей обиды. Когда вдовица жаловалась ему и просила, чтобы он отомстил ее обидчику, то неправедный судья после долгого времени сказал: «хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее» (Лк. 18:4–5)(1).

Молитва без оружия побеждает врагов видимых и невидимых.

Молитва удерживает руку даже Самого Всесильного, заносящего ее на отмщение грешникам. Молитва сняла железные узы с ног и рук святого апостола Петра, раскрыла темничные врата и безопасно провела его через все стражи воинов, как повествует об этом святой Лука (см. Деян. 12:7). Молитвою ноги святого Павла ослабли в колоде, и раскрылась внутренняя темница: «Около полуночи Павел и Сила, молясь, воспевали Бога; узники же слушали их. Вдруг сделалось великое землетрясение, так что поколебалось основание темницы; тотчас отворились все двери, и у всех узы ослабели» (Деян. 16:25–26). Молитвою Иисус Навин удержал солнце в его движении, пока люди Израилевы не победили своих врагов с помощью Бога, услышавшего глас человека (см. Нав. 10:13). Молитвою Езекия, царь израильский, повернул назад солнце на десять ступеней (см. 4Цар. 10:11). Молитвою пророк Илия заключил небо и отверз его тогда, когда захотел (см. 3Цар. 17:1–7); он же молитвою низвел с неба огонь на жертву (см. 3Цар. 18:36–38). Молитвою три отрока посреди огня остались неопаленными (см. Дан. 3). А чем израильтяне победили своих многих и сильных врагов: хананеев, хеттеев, евусеев, аммореев, гергесеев, мадианитян, ассириян, – ведь не столько оружием, которого по выходе из Египта у них даже не было, сколько молитвой: «И когда Моисей... опускал руки свои, одолевал Амалик» (Исх. 17:11)! Чем победил Давид гордого и сильного Голиафа и прочих врагов (см. 1Цар. 17:37–51)? «Молитвою, а не иным каким оружием», – говорит святой Иоанн Златоуст. Чем разрушены Иерихонские стены во время Иисуса Навина? Молитвою, ибо Божественное Писание говорит: «Народ воскликнул, и затрубили трубами. Как скоро услышал народ голос трубы, воскликнул народ [весь вместе] громким [и сильным] голосом, и обрушилась [вся] стена [города] до своего основания, и [весь] народ пошел в город, каждый с своей стороны, и взяли город» (Нав. 6:19). Молитва – это щит и оружие в битве против врагов. Она не только слабых мужей вооружает на крепких, но и немощные сосуды ополчает на прехрабрых мужей, что особенно ясно показал Бог на Иудифи, которая без оружия вошла в ассирийские полки и через три дня, укрепившись молитвой, отсекла голову Олоферну его же мечом (см. Иудиф. 13:6).

Девора победила мадианитян (см. Суд. 4). Иаиль убила вождя Сисару (см. Суд. 4:18–22). Да и кто изочтет силу и действие святой молитвы, явленную и являемую на врагов видимых? Невидимые враги, нападающие на нашу душу, гораздо сильнее, но и они побеждаются молитвой. Это засвидетельствовал Сам Спаситель наш, когда говорил: «сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17:21). Этим Он как бы сказал: сей никаким иным оружием не может быть побежден, кроме оружия святого поста и молитвы (1).

Молитва не только побеждает законы природы, не только является непреоборимым щитом против видимых и невидимых врагов, но удерживает даже и руку Самого Всесильного Бога, поднятую для поражения грешников. Трудно поверить этим словам, но поистине они есть в истории Божественного Писания. Когда люди израильские оставили Господа своего, сделали себе тельца и поклонились ему, то разгневался на них Господь великой яростью и хотел истребить их. Тогда Моисей припал к ногам Господним и начал молиться Богу о народе. И что же случилось? Молитвой Моисей удержал прекрепкую руку Господню, уже поднявшую меч и приготовившую перуны и громы для избиения отступников. Бог хотел поразить и не мог. Потому-то Господь и просил Моисея, чтобы он перестал молиться, говоря: «оставь Меня (то есть пусти, не держи Меня), да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их» (Исх. 32:10). Вот видите, молитва так сильна, что связывает и укрощает даже гнев Всесильного, удерживает руки, поднятые для отмщения, и как щитом укрывает от гнева Божия (1).

Быть может, кто-либо из ленивых молебщиков скажет: если молитва так сильна, то почему же не всякий получает то, чего просит? На это святой Иаков дает такой ответ: «Просите, и не получаете, потому что просите не на добро» (Иак. 4:3). Кто хочет получить, тот должен просить на добро. Если же просящие не всегда получают, то не молитва в этом виновата, но молящиеся не на добро. Как не умеющий хорошо управлять хорошим судном не приплывает к намеченной пристани, но многократно разбивается о камни, и в этом виновато не судно, но плохое управление им, – так и когда молящийся не получает просимого, не молитва виновата в этом, но тот, кто молится не на добро. Не получают просимого только те, которые или сами злы и не хотят уклониться от зла, чтобы сотворить благое (см. Пс. 33:15), или же просят у Бога злого, или, наконец, хотя и доброго просят, но зато просят не хорошо, не так, как следует. Злой человек, не желающий оставить своего беззакония, не может умолить Бога. Об Антиохе, гонителе и мучителе народа Божия, написано: «Нечестивец молил Господа, уже не миловавшего его» (2Мак. 9:13). Святой Павел советует воздевать руки к Богу, – а какие же должны быть руки? Чистые, не запачканные кровью, похищением или удержанием чуждого, не прикоснувшиеся ко всякой нечистоте и умытые слезами покаяния. "Желаю, – сказал он, – чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения» (1Тим. 2:8). Иные же не получают просимого потому, что не знают, чего просят, как, например, сыновья Зеведеевы (см. Мк. 10:35–38). Таким Господь не дает для их же блага, подобно тому как отец просящему сыну не дает ножа. Просящие не на добро – это те, которые молятся или по-фарисейски, или без прилежания, с мыслями, рассеянными и блуждающими около дел своих и временных прибылей. А что нужно сказать о тех, которые вместо молитвы разговаривают между собой, со смехом осуждают одних, а другим и молиться не дают? У таких и прочих, о которых некогда ныне говорить подробно, молитва превращается в грех. Молитва сильна, но не какая-нибудь, а совершенная, молитва тех, которые хорошо молятся (1).

Молитву того, кто слушается Господа, Он слышит, и она приятна Ему. Кто слушается слов Господних, как об этом сказал нам Сам Господь: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7:21), кто ходит в законе Господнем (Пс. 118:1) и исполняет волю Его, желание того Господь исполнит и услышит молитву слушающихся Его. Молитва смиренная, не фарисейская, восходит высоко, даже до третьего неба (ср. 2Кор. 13:2), к самому Престолу Всевышнего: «Молитва смиренного проникнет сквозь облака» (Сир. 35:17). Такова, например, была молитва смиренного мытаря, говорившего: «Боже! будь милостив ко мне грешнику» (Лк. 18:13), – и Манассии, царя иерусалимского (см. 2Пар. 36). Kрыльями молитвы, на которых она взлетает к Вышнему, сидящему на шестикрылых Серафимах, являются всякие добродетели, в особенности же смирение, говение и милостыня, как об этом сказал Товии Архангел Рафаил, слетевший с неба: «Доброе дело – молитва с постом и милостынею и справедливостью. Лучше малое со справедливостью, нежели многое с неправдою; лучше творить милостыню, нежели собирать золото» (Тов. 12:8). Как во всякой добродетели, так особенно в молитве необходимо прилежание и усердие: «много может усиленная молитва праведного» (Иак. 5:16). Не напрасно Спаситель наш сказал: «просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Лк. 11:9). Вот, например, убогий человек просит под чьим-либо окном. Если никто не слышит его голоса, тогда он ищет способа, каким бы он мог быть услышанным, ищет щели, через которую его голос мог бы дойти до хозяина дома. Когда же и это не имеет никакого успеха, тогда он приходит к двери, стучит в них и будит хозяина дома, чтобы ответил он на его просьбу. То же подобает делать и молящемуся Богу. Он должен с великим прилежанием и усердием просить верою, искать надеждою, стучать любовью. И вы все просите молитвою, ищите добрым житием и стучите с великим прилежанием (1).

Быть может, кто-либо спросит: когда особенно подобает молиться? На это отвечает божественный Павел. «Всякою молитвою и прошением, – говорит он, – молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением» (Еф. 6:18). Молиться следует всегда, подражая этим небесным бесплотным духам, особенно же во время нужды, во время какого-либо трудного начинания, каким, например, является воинское дело. Тут нужны силы, нужно сердце, нужна защита и покров. Где же всего этого искать, как не у Бога, Господа Саваофа, Господа Сил? А чем можно искать, как не молитвою? Когда сыны израильские ополчились на амаликитян, Моисей взошел на гору для молитвы. Подобно сему и воинству, выступающему в поход, подобает молиться с Моисеем, ибо и оружие нуждается в помощи молитвы, и молитва воинства укрепляет руки на супостатов. Да и прочим всем чинам подобает возносить чистые руки к Богу и молить Его, чтобы добрые воины одолели стены вражеских городов, держащихся неправдою. Вы же, православные слушатели, просите, и дано будет вам, стучите в небеса молитвой, чтобы открылись вам врата к наследию вашему. Храбрые мужи проливают за вас пот свой и, если угодно будет Богу, готовы пролить и кровь, мы же должны проливать слезы, чтобы Господь обратил оружие врагов в их же сердца, и чтобы луки их сокрушились. Вдовица, терпевшая обиду от своего соперника, пришла просить милости и суда у судьи неправедного, не боявшегося Бога и не стыдившегося людей, и она упросила его об отмщении. Ты же, Православная Россия, столь долгое время терпящая обиду от твоего врага, припади со слезами к Милостивому и Праведному Судии, чтобы Он отомстил за тебя. В Его милости и правде ты уже достаточно убедилась. Теперь же только припади к Нему со слезами и усердием, а Он отомстит за тебя и исполнит тебя великой радостью. Ведь Он Сам обещается, говоря: «Что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их? сказываю вам, что подаст им защиту вскоре» (Лк. 18:6–8). Облака и гром, которые мы видим и слышим в небе, по философскому мудрствованию происходят не из чего-либо иного, как именно из влаги, паров и газов, которые солнце вытягивает от земных тел и возносит вверх. Подобно этому и мы, если хотим, чтобы «возгремел с неба Господь, и Вышний дал глас Свой» (Пс. 17:14), чтобы Он ниспослал стрелы и разогнал врагов, чтобы умножил молнии и привел врагов в смятение, – и мы должны для этого испустить из очей влагу слезную. Она не падает на землю, но скоро восходит к небесам, как об этом говорит святой Давид: «Ты положил слезы мои пред Собою» (Пс. 55:9). Из этих слез произойдут громы и молнии на врагов и приведут их в смятение. Когда на земле загремят пушки, тогда и небо испустит эти громы и смутит врагов наших. «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Мф. 7:7) (1).

Не великим ли считается быть богомольным и непрестанно проводить время в молитвах? Не считается ли такой наследником Царства Небесного? Но и о таком псаломник в одном месте говорит так: «молитва его да будет в грех» (Пс. 108:7). О окаянная твоя молитва, если она больше грех, нежели молитва, если она не умоляет, но подвигает Бога на гнев (1).

Вот, например, кто-либо просит перехожего иерея помолиться за него Богу. Иерей молится, и даже очень усердно, но не может он умолить Бога, если тот, за которого помолится, не только не перестает грешить, но впадает еще в больший грех; и молящийся иерей не виноват в этом, а вся вина в том, за которого он молится, так как он соделывает препятствие молитве молящегося. Иерей молится, а он грешит; тот плачет, а он скачет; тот постится, а он упивается. Напрасна здесь молитва, напрасны труды… В Божественном Писании мы читаем следующее: согрешили перед Богом некогда два израильских царя, Саул и Давид. Саул имел за себя молитвенника Богу и ходатая святого пророка Самуила, а Давид имел богомольца за свой грех в лице святого пророка Нафана. В то время, когда Нафан умолил Бога за своего грешника, то есть Давида, и исходатайствовал ему скорое прощение, Самуил не только не умилостивляет Бога по отношению к своему грешнику, но даже больше как бы раздражает Его и своей молитвой поощряет на больший гнев против Саула. Почему? Какова причина этого? Неужели Нафан, богомолец Давида, был более любезен Богу, нежели Самуил, богомолец Саула, если молитвы первого Он слушает, а молитвы второго не хочет слушать? Нет, не можем мы сказать того, чтобы оба эти пророка были не в равной милости у Господа Бога. Почему же молитва одного принята, а другого нет? Причина в том, что Самуил молится за Саула, а Саул не думает о молитве. Самуил всю ночь стоит на молитвенном подвиге, а Саул спит, растянувшись на мягкой постели. Самуил во вретище и пепле, а Саул на потехах. Самуил алчет и жаждет в посте за Саула, а Саул пирует и упивается. Не удивляйся же, Саул, что не мог Самуил умолить за тебя Бога... Не Самуил виноват в этом, но сам ты виноват, виноваты твои нераскаянные грехи…

Совершенно противоположное Саулу и согласное с Нафаном делает Давид. Нафан молится за Давида, и Давид сам падает крестообразно перед Богом в молитве и взывает: «Помилуй мя, Боже!» (Пс. 50). Встает Нафан в полночь на молитву за Давида, встает и Давид, говоря: «В полночь я вставал славить Тебя за праведные суды Твои» (Пс. 118:62). Нафан облекся во вретище за Давида, и Давид говорит: «Одевался во вретище». Постился Нафан за Давида, постился и Давид: «смирял постом душу мою» (Пс. 34:13). Будь же уверен, Давид, что услышал Бог твоего богомольца и дает тебе прощение. Хорошо молиться за такого, легко от такого изгнать тяжкий грех, как бы беса какого. Вы же, которые по жизни подобны Саулу, не взваливайте вину на своих богомольцев, не говорите: Не могли, когда вы сами о себе не радеете и пренебрегаете собственным спасением. Они не смогли за неверие ваше (1).

День и ночь к Богу всегда беспрестанно восклицай, день и ночь к Богу не переставай молиться, день и ночь Бога ищи, да обрящешь Его, да искомого найдешь, ибо ищущий непременно находит, и просящий непременно получит, и стучащему отворят, – говорит Господь (Мф. 7:8) (3).

Молитва бывает двоякая – внешняя и внутренняя, творимая явно и тайно, соборная и совершаемая наедине, та, к которой призывает долг, и произвольная. Первая, творимая по уставу церковному, соборная молитва совершается в определенное время: полунощница, утреня, часы, Литургия, вечерня и повечерие, – на каковые моления люди и призываются звоном, ибо их, как подобающую Царю Небесному дань, должны воздавать каждый день. Творимая же втайне, произвольная молитва может не иметь определенного времени, ее совершают, когда кто захочет, без всякого зова, только по движению самого духа. Первая, то есть церковная молитва имеет положенное число псалмов, тропарей, канонов и прочих пений, и действий иерейских, другая же (тайная, произвольная), как не связанная с определенным временем, не имеет и положенного числа песнопений, ибо каждый молится, сколько хочет, – иногда кратко, а иногда долго.

Первая произносится вслух устами и голосом, вторая же – только умом. Первая произносится стоя, вторая же не только стоя или ходя, но и на одре почивая, словом, всегда, когда бы ни случилось возвести свой ум к Богу. Первая, соборная, совершается в храме Господнем или по случаю в каком-либо доме, где соберется несколько человек, вторая же, уединенная, совершается в затворенной клети, согласно слову Господа: «когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне» (Мф. 6:6)(3).

Для того чтобы человек смог возбудить в своем сердце Божественную любовь и соединился с Ним в неразлучном союзе любви, необходимо часто молиться, возводя свой ум к Богу. Ибо как от часто подкладываемых в огонь дров увеличивается пламя, так и молитва, творимая часто и с углублением ума в Боге, возбуждает в сердце Божественную любовь, которая, воспламенившись, согреет всего внутреннего человека, просветит и научит его, явит ему все неизвестное и тайное своей премудрости (Пс. 50:8) и сделает его как бы пламенно-огненным Серафимом, всегда предстоящим Богу духом своим, взирающего на Него умом и черпающего в этом духовную сладость (3).

Молитва – это обращение ума и мыслей к Богу; молиться – значит предстоять своим умом Богу, неуклонно мыслью смотреть на Него и беседовать с Ним в благоговейном страхе и уповании. Итак, собери все мысли твои и, отложив все внешние житейские попечения, устреми ум твой к Богу (3).

* * *

28

От лат. politus – образованный, утонченный.


Вам может быть интересно:

1. Симфония по творениям святителя Тихона Задонского – МОЛИТВА схиархимандрит Иоанн (Маслов)

2. Молитва о своем окаянстве св. Димитрия святитель Димитрий Ростовский

3. Симфония по творениям Святителя Игнатия (Брянчанинова) – Молитва церковная святитель Игнатий (Брянчанинов)

4. Симфония по творениям святого праведного Иоанна Кронштадтского – МОЛИТВА праведный Иоанн Кронштадтский

5. Симфония по творениям преподобного Ефрема Сирина – Молитва преподобный Ефрем Сирин

6. Симфония по творениям свт. Тихона Задонского – Молитва святитель Тихон Задонский

7. Симфония по творениям свт. Иоанна Златоуста – МОЛИТВА святитель Иоанн Златоуст

8. Симфония к письмам преподобного оптинского старца Льва – Буква М преподобный Лев Оптинский (Наголкин)

9. Симфония по творениям святителя Григория Богослова – Милость Божия святитель Григорий Богослов

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс