святитель Димитрий Ростовский

Утешение

Окружаемая печалями от нищеты, вдовства и бесчадия, Ноеминь говорила: «Не называйте меня Ноеминью (то есть красивой), а называйте меня Марою (то есть горькой), потому что Вседержитель послал мне великую горесть» (Руф. 1:20). Впрочем, в стольких печалях имела она немалую отраду от Руфи, снохи своей, которая не оставила ее, но привязалась к ней таковою любовью: «Куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог – моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду; смерть одна разлучит меня с тобою» (Руф. 1:16–17). Не меньшие и нас окружают печали, снаружи и внутри. На внешнего человека находят болезни: то расслабление тела, то немота языка, то усыхание рук... Внутренний же человек расслабляется грехами: он нем и безъязычен, когда не хочет исповедовать беззакония свои, и, как отсохшую руку, имеет волю, не желающую благого намерения приводить в исполнение. Но во всех этих бедах есть у нас великая отрада – Пресвятая Богородица, если имеем к Ней веру несомненную, надежду дерзновенную и союз любви. Ноеминь, лишенную мужа и детей, кто смог бы утешить в горькой печали? Руфь смогла. Но что в Руфи было утешительного, способного к освобождению от печали, когда она была такой же нищей, сирой и вдовицей? То, что она стала прообразом Марии, Матери Христовой, ибо и она была одной из праматерей Его: «Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея; Иессей родил Давида царя» (Мф. 1:5–6), который был праотцем Христа по плоти. Это и утешало Ноеминь в печали. Ибо, когда она видела Руфь, радовалось сердце ее, тайно извещаясь, что от ее плода произрастет радость всей вселенной – Иисус, Сын Марии. И если только тень Марии могла претворить печали в радость, то тем более Сама Мария, Мать всякого утешения, утешит нас во всякой нашей скорби, внутреннего и внешнего человека уврачует! Только прибегнем к Ней верою и привяжемся такой же любовью, как Руфь к Ноемини, – да неразлучны будем с Нею во все дни жизни нашей (3).

Псалмами и песнями Бога беспрестанно славословь и имей их всегда себе в утешение (3).

Будь побеждающим, а не побеждаемым, обладающим страстями, дабы они не обладали тобой, если хочешь в вечном веке быть свободным: «Побеждающему, – сказал Господь, – дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия» (Откр. 2:7). И далее: «Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную» (Ин. 6:27). Поэтому не полагай в том свое главное утешение, что дано тебе на самое малое время, но ищи истинное утешение в Боге, каковое пребудет с тобою вовеки (3).

Много раз во время скорби и печали душа, желая утешиться, прибегает и прилепляется к земной сласти, ища покоя и утешения, утешившись же этим на короткое время, сугубое потом принимает томление и скорбь, ибо не может тварь даровать совершенного утешения душе, но только ложное и обманчивое, кратковременное, смешанное со скорбью и печалью. Если кто-либо много лет провел в плотских сластях и пришел к концу, то ему кажется, как будто того никогда и не было, как будто все это было в сонном мечтании (3).


Источник: Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского / [ред.-сост. Т. Н. Терещенко]. - Москва : ДАРЪ, 2008. – 601. ISBN 978-5-485-00216-9

Комментарии для сайта Cackle