Азбука верыПравославная библиотекасвятитель Димитрий РостовскийВнутренний человек, в клети сердца своего уединеный, поучающийся и молящийся втайне


святитель Димитрий Ростовский

Внутренний человек, в клети сердца своего уединеный, поучающийся и молящийся втайне

Содержание

Предисловие ГЛАВА 1. О сугубстве человека, обучения, молитвы и клети ГЛАВА 2. О молитве, согревающей человека и в любовь с Богом соединяющей ГЛАВА 3. Яко молитва, устнами глаголемая, умом же невнимаемая, ничтоже есть ГЛАВА 4. Яко краткая, часто же творимая молитва, полезнейша есть паче продолженныя  

 

Предисловие

«Согреяся сeрдце моe во мне, и в поучeнии моeм разгорится oгнь» (Пс.38:4)

Понеже мнози суть в нас неве́дущии, что есть внутреннее человека Богомысленного дело, ниже́ что есть Богомысленность разумеющии, ни, о творимой умом молитве, что знающии, но мнящии яко теми токмо молитвами подобает молитися, яже написаны суть в церковных книгах, а о тайном в сердцы с Богом беседовании, и о происходящей оттуду пользе отнюд незнающии, ниже́ вкусившии когда духовной тоя сладости; и якоже слепорожденный о солнечном сиянии токмо слышит, каково же есть сияние, того не весть; си́це тыи о Богомысленном поучении и молитве разве слышат, разумеши же не разумеют, и лишаются невежеством своим многих благ духовных, и остаются преспеяния добродетельного, на совершенное Богоугождение возводящего: того ради предлагаются зде малая некая ко внутреннему обучению, и к Богомысленной молитве наставления простых ради, да изволяяй начнет помалу наставлятися, Господу поспе[…]1

Внутреннего человека духовное обучение начинается от словес Христовых сих:

«Егда мо́лишися, вни́ди в клеть твою, и затворив дверь твою, помоли́ся Отцу твоему втайне» (Матф. VI:6).

ГЛАВА 1. О сугубстве человека, обучения, молитвы и клети

Сугуб есть человек, внешний и внутренний, плотян и духовен: внешний, плотяный, видимый есть; внутренний же, духовный, невидимый, но (по словеси Святаго Апостола Петра) «потае́ный се́рдца человек в неистлении кроткаго и молчаливаго духа» (1Петр. III:4); и Павел Святый сугубство человеческое изъявляет, глаголя: «аще внешний наш человек и тлеет, но внутренний обновляется» (2Кор. IV:16). Се, внешнего и внутреннего человека быти яве сказует Апостол. Внешний убо человек от многих членов составляется; внутренний же умом, вниманием себе, страхом Господним, и благодатию Божиею в совершенство приходит. Внешнего человека дела́ яве бывают; внутреннего же человека не дове́дома суть, по Псаломнику: «присту́пит человек, и сердце глубоко́» (Псал. LXIII:7); и Апостол глаголет: «кто весть от человек, яже суть в человеце, точию дух человека, живущий в нем?» (1Кор. II:11) Един токмо испытуяй сердца́ и утробы весть вся тайны внутреннего человека.

Сугубое и обучение есть, внешнее и внутреннее: внешнее в книгах, внутреннее в Богопомышлении; внешнее в любомудрии, внутреннее в Боголюбии; внешнее в витийствованиях, внутреннее в молениях; внешнее в остроумии, внутреннее в теплоте духа; внешнее в художествах, внутреннее в помышлениях; внешний «разум кичит» (1Кор.8:1), внутренний же смиряется; внешний любопытствует, хотя ведати вся, внутренний же себе внимает, и ничтоже ино желает ведати кроме Бога, Давидски к Нему глаголя: «Тебе рече́ сердце мое: Го́спода взыщу; взыска́ Тебе лице мое, лица́ Твоего, Господи, взыщу» (Псал. XXVI:8). И паки: «Имже образом желает елень на источники водныя: сице желает душа́ моя к Тебе, Боже» (Псал. XLI:2).

Сугубая и молитва, внешняя, и внутренняя, яве творимая, и втайне, соборная, и наедине бываемая, должная, и произвольная.

Творимая яве, по уставу церковному должная, соборная молитва и́мать своя времена: полунощие, утреню, часы, Литургию, вечерню, повечерие, на которая моления и звоном призываются людие; должни бо та, яко подобающую дань Царю небесному на всяк день воздавати.

Творимая же втайне, произвольная молитва бывает и безвременно, когда кто восхощет, никомуже зовущу, токмо самому́ подвижущу духу: оная церковная молитва и́мать число положенных Псалмов, тропарей и канонов, и прочих пений и действ Иерейских; сия же (тайная и произвольная) якоже безвременна, си́це и числом неопределяема есть, елико бо кто хощет, мо́лится, овогда кратко, овогда продолженне. Оная устнама и гласом вслух глаголется; сия же умом токмо. Оная стоя деется; сия же не токмо стоя или ходя, но и седя и на одре почивая, якоже когда случится возвести ум свой к Богу. Оная соборная творится в храме Господнем, в церкве, или по случаю в коем доме, а́може на то нецыи соберутся; сия же уединенная совершается в затворенной о себе клети, по словеси Господню: «егда́ мо́лишися, вни́ди в клеть твою, и затворив дверь твою, помолися Отцу твоему втайне» (Матф. VI:6).

Сугубая и клеть есть, внешняя и внутренняя, вещественная, глаголю, и духовная: вещественная от древа или камене, духовная же клеть, сердце или ум, или (по Святому Феофилакту) мысль тайная, все же то едино есть. Оная убо вещественная клеть на едином стои́т месте; сия же всюду с человеком обносится, где-либо человек есть, всегда внутрь его сердце его, в немже может умом своим, помышления своя собрав, затворитися и молитися втайне к Богу, а́ще и посреде людей сущи, и со многими беседующи: внутренняя бо молитва (случится ли кому посреде людей сущу к ней подвигнутися духом) ни устен требует, ни книги ищет, ни двизания языка употребляет, ни гортанного гласа, а́ще и в то на уединии происходит, но самого́ точию возведения ума к Богу и углубления в Онь, е́же на всяком месте делати возможно.

Вещественная клеть единого человека, в ней безмолвствующего, затворяет; внутренняя же духовная вмещает в себе Бога и все Небесное Царство, Самому́ Христу во Евангелии глаголющу: «Царство Божие внутрь вас есть» (Лук. XVII:21), е́же в словесах Святого Макария Египетского изъясняется сих: „сердце сосуд мал есть, но в нем вмещаемы бывают вся вещи: тамо Бог, тамо Ангелы, тамо живот и Царство, тамо небесныи градове, тамо сокровища благодати“.

В той убо внутренней, сердечной клети паче, неже между стенами затворятися часто человеку подобает, и собравши вся помышления своя, представляти ум свой Богу, и молитися к Нему втайне теплотою духа и верою живою, купно же и поучатися в Богомыслии, да возможет возрасти в мужа совершенна.

ГЛАВА 2. О молитве, согревающей человека, и в любовь с Богом соединяющей

В первых ведати бу́ди сие, яко человеку христианскому, (паче же лицу духовному по должности звания своего), подобает всячески о сем пещися выну, да соединится с Богом создателем, любителем, благодетелем, и крайним добро́м своим, от Негоже и к Немуже создан есть; ибо душе́, от Бога созданной, не иный центр (конечное место) есть, токмо Сам Бог, от Негоже бытие и естество и́мать, и в Немже ей жити вечно. Вся бо зримая на земли любезная и желательная, а́ще богатство, а́ще слава, а́ще жена, аще чада, кратко рекущи: вся красная и сладкая и любезная мира сего не суть естественна душе́, разве телу некая, и временна сущи, вскоре прейдут, яко сень; душе́ же, вечной сущей, несть где вечно упокоитися, токмо в едином вечном Бозе, яко в крайнем добре́ своем, паче всех красот и сладостей и люблений краснейшем, сладчайшем и любезнейшем, и естественном своем месте, отнюдуже произыде, и а́може паки и́мать возвратитися. Якоже бо плоть, от земли́ сущая, в землю: си́це душа́, от Бога сущая, к Богу возвращается, и у Него пребывает, на то бо и создана есть от Бога, да в Бозе пребудет во веки. Того ради зде во временной сей жизни соединения с Богом прилежно искати требе, да в будущей с Ним и в Нем вечно быти сподобится.

Соединитися же с Ним не иным чим кто си́це может, якоже крайнею сердечною любовию; ибо и Евангельская грешная жена сего ради получи у Него велию грехопростительную милость, и крепкое с Ним соединение, «яко возлюби́ много» (Лук. VII:47). Он бо любящия Его любит, и прилепляющимся Ему прилепляется, и ищущим Его Себе представляет, и желающим насладитися любви Его, неоскудно подает сладость.

Да возможет же человек таковую в сердце своем возбудити Божественную любовь, еюже бы ему с Богом соединитися, и связатися неразлучным любве союзом: требе часто моли́тися, возводящи ум свой к Богу: якоже бо дрова, огню часто прилагаемыя, умножают пламень: си́це молитва со углублением в Бозе ума часто творимая, возбуждает в сердце любовь Божественную, яже егда воспламенится, всего внутреннего человека согреет, и просветит и научит, безвестная и тайная премудрости Своея явит ему, и сотворит его, аки пламенноогненна Серафима, выну Богу предстояща духом, и умом Нань взирающа, и оттуду духовную почерпающа сладость.

ГЛАВА 3. Яко молитва, устнами глаголемая, умом же невнимаемая, ничтоже есть

Не безместно же есть зде воспомянути некая неудобь разумительная, о творимой духом или умом молитве, Апостольская речения, и решение те́м положити.

В послании к Ефесеом Святый Апостол Павел советует молитися духом: «всякою, – рече́, – молитвою и молением молящеся на всякое время духом» (Еф. VI:18): тойже Апостол в послании к Коринфяном глаголет: «дух мой мо́лится, а ум мой без плода есть» (1Кор. XIV:14); ка́ко убо то бывает, яко молящуся человеку духом, а ум остает безплоден?

Отв. То речение, дух, от Святого Писания различне разумеется в человеце: овогда бо полагается вместо дыхания, овогда вместо самыя души́, овогда вместо какового желания и намерения доброго или злого, и вместо внутренния коея добродетели или недобродетели, якоже сие: дух смирения, дух любве, дух милосердия, и прочая; и сопротивно: дух гордыни, дух ненависти, дух сребролюбия, и прочая; овогда полагается дух вместо коего дарования Духа Святого, якоже дух премудрости, дух разума, дух прозорливства и прочая; овогда же емлется вместо самого́ ума, якоже в том же Апостоле пишется: «обновляйтеся, – рече́, – духом ума вашего» (Еф. IV:23).

Егда убо советует Апостол Ефесяном, да молятся духом, полагает та́мо духа вместо самого́ ума, егоже моляйся человек должен вперити в Бога. Егда же и Коринфяном пишя, сказует духа молящася, ума же безплодна пребывающа, полагает на месте то́м духа вместо дыхания человеческого и гла́са, аки глаголя к ним: кая вам польза, о Коринфяне! яко гласом токмо, от вашего дыхания происходящим, мо́литеся, а ум ваш молитве не внемлет, но ино нечто мечтает? Кая польза языком много глаголати, а умом не разумети глаголемых? Аще и тьмы словес языком возглаголеши, человече; аще и всею гортанию, елико дух твой может, воспоеши: егда ум твой не предстоит Богу, и не зрит Нань, но помышлениями инамо уклоняется, та молитва твоя никаковыя же тебе принесет корысти, не услышана будет от Бога, и без плода останет. До́бре то и Святый Киприан разсудил есть, глаголя: „ка́ко услышан быти от Бога желаеши, ты же сам себе не слышиши? хощещи, да Бог памятствует о тебе, егда молишися, ты же сам о тебе не помниши?“ До зде Киприан Святый. Дает убо Апостол Коринфяном, а при те́х и всем нам себе во образ, глаголя: «помолюся духом, помолюся и умом: воспою духом, воспою же и умом» (1Кор. XIV:15); егда, рече́, «молюся языком», и гласом от моего дыхания происходящим, должен есмь и умом молитися (1Кор. XIV:14).

ГЛАВА 4. Яко краткая, часто же творимая молитва, полезнейша есть паче продолженныя

Уведася от искусных в Богомыслии и о творимой умом от се́рдца молитве, яко теплейша и полезнейша бывает та́, яже вкратце, часто же деется, паче продолженной: (аще и продолженная не без многия пользы бывает, но та в совершенных, а не в новоначинающих); в продолженной бо молитве ум, не у обыкшего в то́м человека, не может долго предстояти Богу, но обычною непостоянства немощию побеждаяся, восхищается ко внешним, и теплота духа вскоре в нем устудевает, и бывает таковая молитва не молитва, но ума смущение, помышлениям семо и овамо того влекущим, е́же деется и в церковных соборных пениях, и в келейных многочтомых правилах. Краткая же, а частая молитва, постоятельнее; всему бо уму, на мал час углубившуся в Бозе, теплее совершатися может. Чесо ради и Господь рече́: «молящеся не лишше глаголите: ...не во многоглаголании бо услышаны будете» (Матф. 6:7). И Святый Иоанн Лествичник поучает: „не многословити начинай, да не ко взысканию словес разыдется ум. Едино слово мытарево Бога умилостиви, и един глагол верен разбойника спасе́; многословие убо многажды в молитве ум возмечта и разлия, единословие же множицею ум собрати возможе“2. До зде Лествичник.

Но речет кто́: почто убо Апостол, к Солуняном пишя, глаголет: «непрестанно моли́теся» (1Сол. V:17)?

Отв. Обычно есть в Писании Святом дело, часто творимое, нарицати выну творимым, якоже се́: «в первую скинию выну вхождаху Священницы, службы совершающе» (Евр. IX:6): си есть, по вся дни во уставленныи на то часы, а не непрестанно, днию и нощию, часто, а не неисходно. Аще же и неисходно бяху Священницы в церкви, стрегуще огня, с небеси сшедшего, и прилагающе тому́ поленца, да не угаснет: обаче и то не вси купно творяху, но чредами пременяющеся, якоже и о Святом Захарии пишется: «бысть же служащу ему в чину чреды своея пред Богом» (Лук. I:8). Подобне и о молитве, непрестанно от Апостола повелеваемой, разумети есть: не возможно бо человеку си́це пребывати в молитве, дабы от тоя днию и нощию непрестати: понеже и ко инем делам, и яже о нужных попечении и управлении своего дому, времяни требе есть: время делания, время беседования, время ядения и пития, время покоя и сна: ка́ко убо возможно будет молитися непрестанно? разве возможно часто молитися? часто же деемая молитва вменяется, яко непрестанно творимая. Частая убо, краткая же молитва твоя бу́ди без умножения излишних глаголов, якоже и Святыи отцы учат: Святый Феофилакт в толковании Матфеевом написа́, рекущи: не подобает продолжати молитвы, но часто, мало же глаголати3. В Златоустого же на Апостольская Павлова послания беседах пишется си́це: иже лишше глаголет в молитве, не мо́лится, но празднословит4. И паки Феофилакт на оном же Евангельском вышереченном месте глаголет: глаголание лишшее есть празднословие. До́бре Апостол рече́: «хощу пять словес умом моим глаголати, неже тьмы словес языком» (1Кор. XIV:19); сиесть, уне ми краткую молитву к Богу сотворити со вниманием, неже безчисленная словеса глаголати без внимания, и воздух токмо словесы и гласом вотще исполняти.

Еще же оная вышереченная Апостольская словеса: «непрестанно моли́теся» (1Сол. V:17), разумети бу́ди о творимой умом молитве; ум бо может вперен быти выну в Бога, и молитися Ему непрестанно.

Начни убо уже, о душе! помалу касатися намеренного ти обучения, начни же во имя Господне, по увещанию Апостола глаголющего: «все, е́же аще творите словом, или́ делом, или умом, вся во имя Го́спода Иисуса Христа» творите (Кол. III:17): сиесть, творите, рече́, с добрым намерением, не толико своея, аще и духовныя, ищуще корысти, елико славы Божия, да во всех наших словесах, и делах, и помышлениях прославляется имя Го́спода Иисуса Христа Спа́са нашего.

Но первее кратким толкованием изъясни себе, что есть молитва.

Молитва есть обращение ума и помышлений к Богу: молитися есть предстояти умом своим Богу, и зрети Нань мыслию неуклонною, и беседовати к Нему́ со благоговейным страхом и упованием.

Собери убо вся помышления твоя, и вся внешняя, житейская попечения отложив, представи ум твой Богу, и зри Нань.

* * *

1

В исходном тексте здесь маленькая лакуна – возможно, длиной в два или несколько слогов (Прим. изд.)

2

Лествичник. Слово 28. О молитве

4

Златоуст к Ефес. VI, Беседа 24



Источник: Текст по изданию "Сочинения Святаго Димитрия, Митрополита Ростовскаго. Том первый, содержащий в себе разныя небольшия сего Святителя творения, с присовокуплением жития его и келейных записок" (Издание шестое. Москва. В Синодальной типографии, 1839 г.)