Дмитрий Иванович Скворцов

Приложения

I. Из рукописи Троиц. Лавр. Библиотеки № 700, листы:134–142

Список с речи Троицкого архимарита Дионисия.

Святыя соборныя апостольския церкви чадам, всем православным християном над припадая молю яз смиренный и последний в братстве Дионисий от дому великаго Сергия чудотворца. Ведомо да будет вам, благочестия хранителем, яко повелением самодержавного государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Pycии, священную книгу потребник справить повелено нам неразумным. Вы же, искупленнии кровию Христовою, судите се праведно – многим-ли свидетелем достоит веровати, или единому против тысящ. О, освященнии Богом, речь сию разумейте, писано во всех потребниках писменных в старых, пачежъ харатейных на крещение Господне в молитве: волею бо от небытия в бытие привел еси всяческая. И ниже написано речь: Ты иерданския воды освятил еси, с небесе ниспослав святый свой Дух, и главы гнездящихся ту змиев сокруши. Ты, сам человеколюбче Царю, приди пришествием святаго твоего Духа и освяти воду сию и даж ей благодать избавления Богоявления Иерданова. Ты ныне, Владыко, освяти воду сию Духом твоим святым; и во всех потребниках старых писмянных, паче же харатейных: Духом твоим святым, а огнем не написано,680 а которые переводы с Москвы были в тех нет же. А переводы с Москвы от пречистые Богородицы из собора книга Киприана митрополита, да с патриархова двора из казны, да и от Зачатия из-за Соляного ряду. А Киприан митрополит, всем ведомо, яко свят муж. Також и в греческих печатных нет. А в московских служебниках напечатано: Духом твоим святым и огнем, и того мы не ведаем, откуду напечатано и огнем. И мы по Евангелиста Луки слову, еже в Евангелии рек: Той вы крестить Духом святым и огнем, хотели написати, но Марко евангелист и Матфей не рек и огнем, но токмо Духом святым. И мы усумнелися о том, и размысливше о словеси Господни, еже рече: аз свидетельство имам боле Иваннова, аз бо еже слышах от Отца моего, сия глаголю вам, и прияхом слово Господне, еже к Никодиму рече: аще не родится свыше от воды и Духа, не может внити в царство небесное, – и утвердихомся на сем, зане не рек Господь о огни, но о воде и Дусе, и не дерзнухом написати в старой макарьевской перевод и огнем, понеже Лука Евангелист, яко же Евангелия списатель, такоже и Деяния святых Апостол списатель же, сице глаголет в первой главе: заповедав убо Иисус апостолом Духом святым от Иepoсалима не отлучатися, но ждати обетования Отчея, еже слышасте от Мене, яко Иван убо крестил есть водою, вы же имате креститися Духом святым, а не рек и огнем. И во Евангелии Лука слово предтечево, а не Господне написал: Той вы крестит Духом святым и огнем, в Деяниях же паки слово Господне рек, яко имате креститися Духом святым, а не огнем. В день же пятьдесятный сниде Дух святый на апостолы и явишася им разделении язы́цы, яко огненни. В толковом же Апостоле о том же гласе написано: не рече бо Лука Евангелист яко явишася им разделеннии язы́цы огненнии, но яко огненни. Господь же наш Иисус Христос не нарек Духа святаго огнем, но воду живу; много же рек, пачеж в последний великий день стояше Иисус и возва глаголя: аще кто жаждет, да грядет ко мне и пиет, и реки потекут от чрева его воды живы, текуща в живот вечный; се же рече о Дусе, его же хотяху приимати верующии в он, еже и бысть; егда бо взыде каженик от воды, Дух же святый нападе на каженика, но не написано, каковым видом; такоже и в зачале 27-м и нападе Дух святый на вся, слышащая слово Петрово, и крестишася во имя Иисус Христово, а не бысть огненным видением, якоже на апостолы. И ниже в той же главе писано о Корнилии: посли во Иопию мужа и призови Петра, иже речет к тебе глаголы, в них же спасешися ты и весь дом твой. Егда же нача глаголати, нападе Дух святый на них, якоже и на ны: в начале помянух же глагол Господень, яко же глаголаша: Иван убо крестил водою, вы же имате креститися Духом святым, а не рек огнем. И тут же глаголет: да аще убо равен дар дал им Бог, якоже и нам, веровавшим в Господа нашего Иисуса Христа; аз же кто бе силен возбранити Бога? Слышавше же сия, умолкоша и славяху Бога, глаголюще, убо и языком Бог покаяние даде в живот. Мы же невежде суща, разсуждахом словеса Господня, Ивана Богослова, и Луки Евангелиста, и Петра верховного апостола, яко Духом святым, а не огнем рекли креститися. Петр же не нарек Духа святаго огнем, но рек о нас языцех, яко равен нам Бог дар даровал, якоже им в огненных, а нам не во огненных крещение. И того ради вси умолкоша тогда. И в 36 зачале оправдуя языки Петр и востав с клятвою глаголет: мужие братие, вы весте, яко от дни первых Бог в нас избра, усты моими услышите языком слово благовестия веровати, и сердцеведец Бог свидетельствова им, дав им Дух истинный, яко же и нам и ничтоже рассудив между нами же и онеми, верою очисти сердца их. Смотрите прилежно о сем, о христолюбцы, 18 зачале: слышав же во Иерусалиме апостоли, яко прият Самария слово Божие, послаша к ним Петра и Иванна, иже и шедше и помолившеся о них, яко да приимут Дух святый, и возложиша на ня руце и прияша Дух свят. Се, праведницы, разумейте, яко молитвою апостольскою крещаемым подавашеся Дух святый, но не во огненных видениях, яко же им. О том же свидетельствуется и в 42 зачале, о Ефесенех яко по крещении возложением Павла апостола рук прияша Дух святый; глаголаху же во языки и пророчествоваху. Зрите, о премудрии, что страшнейша сия тайны: прежде убо дар святаго Духа прияша апостоли во огненных языцех, ныне-ж всем языком, той-же дар святаго Духа не во огненных языцех подают. Глаголет же Богослов на Богоявление в конце 1-е слово, обличая новотиян, иже по крещении падающих не приимаху, но первее то и едино мняху очищения, еже крещения ради, по многих призывании рече: тии убо аще восхотят наш путь Христов, аще-ли ни, своим да ходят, ибо тамо огнем крестятся, конечным крещением болезненным и дальним, иже поедает, яко сено, подлежащая и потребляет всякая злобы празность, не губит же, ни изнуряет. В толковании же глаголет: достойныя бо святыня зде Христос Духом крестит и недостойныя же во огнь отсылает, яко чужих во огнь отсылает, огня-ж крещения в суть искушения глаголет, яко же рече божественный апостол зач. 128:коегождо дело, яково есть огнь искуситъ. Златоуст же сказа глаголы Крестителя во благовестии апостола Матфея, в беседе 31: где ныне суть геенне не верующе, ибо обоя положил есть, и яко крестит Духом святым и яко же сожже непокоряющихся, еже глагола и огнем, и прочее тамо многому сказанию и наказанию да научатся хотящеи просвещения своим неведением. Козма-ж вселенней вопиет на Богоявленьев день в каноне шестыя песни: огнем крестит кояечным Христос противныя, а не богомудрствующих; се, слышите, господие, камо идет разум святых. Таже глаголет: Духом обновляет, водою благодати, а не огнем разумливые Божества его и от прегрешения избавляет. Нецыи-же приемлют слово Кирилла Александрийского и о Евангелии 5 недели Кирила мниха от словес, яко же они рекоша, яко Дух святый – огнь есть; також и Григорей Богослов пишет, огнь Бога нарицая. Но не к тому тот глагол приидет. Деонисий Ареопагицкий пишет, много богословствуя о Бозе, таже се глаголет во втором слове: шестое существо Бог нарицается, паче всякаго существа и паче огня, огню бо Творец – и по Исаю, Бог наш огнь поедая и есть, еже есть вещественнаго огня и невещественнаго огня потребляя, и паки глаголет: свет и паче света, свету бо Творец; аще-ли же кто помыслил, яко Бог огнь или свет, то Бог домыслим и ведом и постижим будет; cиe-ж вси богоcловцы не прияша. Аще убо света неприступнаго Златоустый в словесех о непостижимем написа, его же сами херувими и серафими не могут зрети, то кому ведом живый в свете неприступнем, или что его существо, и огнь бо и свет и дух разума и премудрости и вода жива нарицается, но и паче всех сих прилогов, отнюдь непостижим и недоведом. По Дамаскину-ж, аще будет постижим Бог, то убо не есть Бог, зане постижим и ведом. И аще бы огнем освящатися воде, креститися огнем человеком, то-бы написали святии отцы и в крещении младенцем и всем человеком в сей строке: сам убо человеколюбче Царю прииди ныне пришествием святаго Твоего Духа и освяти воду cию, и аще бы по Евангельским словеси, еже: Той вы крестит Духом святым и огнем; – то в крещении-бы в молитвах никако не умолчено было. Ныне-же всем ведомо, яко во всех книгах – в крещении младенцев той строки – нет, а тут было сходнее ей написано быти, но святии отцы, истинно ведающе, яко крестишася апостоле единии огнем от Бога-Отца в день пятидесятый и кроме их никто-же видимо огнем с небеси не крестился; но и о том огни, сшедшем с небеси, Иван Златоустый и инии святии, толкующе Деяния Луки списателя, написаше сице: не рече убо Лука Евангелист, яко явишася им разделеннии язы́цы огненни, но яко огненни. Страшную убо силу и недомыслимую Лука евангелист Духа святаго в разделении огненных язык видев, и паче огня действо разумев и недомыслившеся о дарованиии Духа святаго, како нарещи, и того ради глаголет, яко огненнии. От слова на крещение Господне из Василия: крещаемжеся и мы совершенным Господним крещением, еже водою и Духом, огнем-же, глаголет, да крещает Христос, понеже видением огненных язык на святых апостол благодать святаго Духа излия, или муки ради будущаго огня крещение бо огненное искушение знаменается, яко же глаголет апостол, яко день явит, понеже огнем открываются коегождо дела, которое есть, огнь искусит, и тутож осмое крещение последнее – не спасенно, но злобеубийственно, к тому злоба и грех не живет, мучит же безконечно. От сих убо вселенной учителей научившеся, да не мудрствуем над яже подобает мудрствовати, но в церквах да благословим Бога Господа от источник Израилевых, а не отствоем у них приложений, еже и приложиша и огнем. Господь наш Иисус Христос водою и Духом святым крестился, а не огнем; и приемлем мы паки слова Ивана Крестителя, и веруем ему, якож Златоуст в Маргарите о святом крещении, в листе 46, в слове 3 написано; Той вы крестит Духом святым и огнем; Дух огнь нарече и почто его огнь нарече? Да навыкнеши того силу о познаваемых того, рече, превосходяща разумения твоя и мысль преставити хочу, занеже яко огнь изнуряет терния, тако и Дух, изшед, потребляет согрешения, яко же огнь рудную землю злато соделывает, сице и Дух святый, падая в крещении в купель водную, прелюбодея праведника сотворяет, разбойника сына Божия устрояет, и не рцы ми, како оно, понеже и я вопрошу тя, како огнь землю приемлет, и злато творит, и не веси рещи хитрости вкупе: работному попущаеши, и человеколюбию-ли Владычню не пущаеши; огнь от земля злато творит и не веси рещи хитрости вкупе работному, и паки истукана оборжавевша разливает и отирает и чиста соделывает; тако и Дух святый и оглашеннаго верна соделывает, и грешника праведника сотворяет. До зде Златоустова и се имущим разум довольно знати слово Крестителево, еже рече: Той вы крестит Духом святым и огнем681.

II. Из рукописного сборника библиотеки Троице-Ссргиевой Лавры № 700, листы 295–325

Речь Троицкого старца Арсения Глухого

Благородному, и благочестивому, и истинному, царскому правителю и болярину государю Борису Михайловичу бъет челом нищий чернец Троицы живоначальные Сергиева монастыря Арсеньишко Глухой. Государь, во сто двадесятъ четвертом году октября в 24 день писал с Москвы государевым словом Троицко-Cepгиева монастыря келарь старец Авраамий Палицын в Троицкий монастырь к архимариту Дионисию, да казначею старцу Иосифу Панину, а велел прислати к Москве меня, нищего чернеца для государева дела, что правити книга потребник на Москве в печатное дело, а поп Иван Клементьевской приехал к Москве собою, а не по грамоте. И как мы стали пред тобою государевым боярином, и сказал я, нищий чернец, про себя тебе, государеву боярину, что меня не будет столько, что я ни поп, ни дьякон, а в той книге все потребы поповския; а Иван поп сам на государево дело набился и бил челом тебе, государеву боярину, себя для, что у него там жена да дети, чтобы государь приказал правити книгу Троицкому архимандриту Дионисию в Троицком монастыре, а нам-бы, попу Ивану да мне чернцу Арсеньишку да старцу Антонию, с архимаритом же у дела быти, и ты, государь, по Иванову челобитью и по докуке велел ему дати с дворца государеву грамоту на архимаричье имя, что правити книга в Троицком монастыре Троицкому архимариту Дионисию, а нам с архимаритом у дела быти. И по государеву приказу и по грамоте государеве приехав в монастырь правили книгу потребник, сколько нашего худого разума стало и колико Бог наставил. Бог свидетель, безо всякия хитрости сидели полтора года день и нощь; и книгу, государь, мы, прошедши с переводы со многими спуская, привезли к Москве доложити о недоуменных вещех митрополита Ионы Сарского и подонского. И прежде архимарит начал докладывать, что на Богоявлениев день пишется в молитве над водою стих: сам и ныне, Владыко, освятив воду сию Духом твоим святым и огнем. И было государь, у нас 12 переводов письменных, а третьянадцатой печатной, и в письменных, государь, переводех в десяти писано точию Духом твоим святым, а огнем не написано ни в котором, да в двух письменных же – в одном приписано на поле – и огнем, а в другом – поверх строки приписано: и огнем же, а в печатном служебнике рядом напечатано в строке: Духом твоим святым и огнем, и как тот служебник напечатан, а в нем и огнем прибавлено, и тому лет с шеснадцать, а письменные, государь, у нас переводы были – инем лет полтораста уже минуло, как оне писаны, а инем и больши, – и в тех переводех точию писано: Духом твоим святым, а огнем не писано. И в греческих переводех у Арсения, apxиепископа Суздальского, четырех патриарх в четырех переводех не писано же и огнем. И то, государь, нам в вину поставил митрополит Иона с московскими властями; а говорят: надобе-де и огнем и приводят в свидетельство: писано-де в Евангелии: Той вы крестит Духом святым и огнем. И тот, государь, слог с тем слогом не сойдется: Евангельское бо писание в повестном слове лежит, молитва-ж в молитвенном слове; в Евангелии убо Предтеча от первого лица ко второму глаголет, сиречь от своего к людем о третьем же лице, сиречь о Христе сказует рек: Той вас крестит Духом святым и огнем; в молитве ж на Богоявленьев день не тако. Молитвою бо священник молится от первого лица. сиречь от своего ко второму же, сиречь к лицу Христову; тамо бо Предтеча, сказует хотящее быти, здесь же священник молится настоящим временем, чтобы Бог освятил воду Духом святым, даровал ей силу целебну и здравию подательну и скверным чистительну; – и тому образец в том же печатном служебнике молитва в чину, внегда омыти мощи святых и молитва над кладязем, внегда в он что впадет нечисто и молитва над новым кладязем, – и те молитвы слогом таковы же от первого лица ко второму, яко же и на Богоявлениев день молитва над водою. И в молитве стих, внегда омыти мощи святых сице: посли нам милость свою от святых высот своих благодать святого Духа и освяти воду сию Духом твоим святым, а огнем не написано; и в молитве над кладезем стих; сам, Владыко человеколюбче, очисти воду сию знамением креста твоего от всякия скверны и освяти тую Духом твоим святым, а огнем не наиисано-ж; и в молитве над новым кладезем стих; Господи Боже, Вседержителю, вся сотворивый и претворяяй, Ты сам освяти воду сию, а огнем не написано. И по их разумению, и в тех молитвах надобет прибавливать и огнем, да и всякая вещь, егда начнет освящатися священническою молитвою и прилучатся те строки: освяти се или оно Духом твоим святым, ино и везде им будет прибавливати и огнем. И в том волен Бог да оне, как себе хотят, тако и творят, хоть и пламенем да прибавливают, да и каменем, нарицает бо ся Христос и камень. Нам же нищим в той по- требе не едино слово о крещении, но и о освящении воды, крещение убо и освящение точию имяна имут единаго роду, действом же не едино: егда крестят человека, погружают его трижды в воде, воду же святят, ни в чем ея погружают: и крещение единому виду, сиречь человеку, освящение же бывает многим видам, и крещение человека – тридневное Христово погребение являет, яко же бо Христос три дни и три нощи в земном сердцы сотвори, тако и крещаемии треми погруженьми и вогруженми, еже во гробе три дни и три нощи Господняя образуют. Освящение же водное сих ничесож образует. И о крещении рече Господь к Никодиму: аще кто не родится от воды и Духа, не может внити в царство небесное. Златословесный же Иван в воскресном Евангелии, в поучении в неделю по крещении, ту строку Евангельскую сказуя, глаголет: почто ради от воды и Духа, а не токмо един Дух доволен бяше на совершение крещенья? Сложен бо есть, рече, человек от душа и тела составляем, а не прост; сего ради сугубая и супружная и суродная и приличная врачевания на исцеление приятъ: телу убо видимая вода чуственная, души же невидимой Дух невидимый. И аще, Государь, известно поволиши ведети о крещении, повели пред собою почести три поучения в воскресном Евангелии в неделю пред Крещением и на самый праздник и в неделю по Крещении, и яве тебе, Государю, будет, еже о крещении человека. – Да в вину же нам поставили, что мы концы морали у молитв. И мы, государь, морали концы у тех молитв, которые молитвы писаны ко Отчу лицу, а у них концы были: и Тебе славу возсылаем Отцу и Сыну и святому Духу, ныне и присно и во веки веком аминь; – и мы у таковых молитв концы морали, а в то место писали: и Тебе славу возсылаем со единородным Ти Сыном и с пресвятым, благим и животворящим Ти Духом, ныне и присно и во веки веком аминь. И тому образец молитва по шестом часу: Боже и Господи силам. А которые молитвы писаны к Сыновню лицу, а у них концы были: и Тебе славу возсылаем Отцу и Сыну и святому Духу, и мы у таковых молитв таковы концы морали ж, а в тех мест писали: и Тебе славу возсылаем с безначальным Ти Отцем и с пресвятым, благим и животворящим Духом, ныне и присно, и тому образец молитва по 9 часе: Владыко Господи Ииcyce Христе Боже наш, долготерпя и о наших согрешениях. И аще, государь, у таковых молитв, которые писаны ко Отчу лицу и к Сыновню будут концы: и Тебе славу возсылаем Отцу и Сыну и св. Духу, и по тому славлению будет Отец и Сын и св. Дух – едино лице, и что будет сея хулы злейши? По священных убог богослов цех Отец не нарезается Сын и Сын не нарезается Отец, Дух же святой ни Отец, ни Сын нарезается, но Дух святой. И мы, государь, морали те концы, понеже те концы способствуют Савеллиевой ереси: той бо окаянный, смазуя три божественные составы единосущныя Троицы Отца и Сына и св. Духа, глаголет едино лице быти. А которые, государь молитвы писаны к лицу общего имени Божественного естества, в них же не помянуто собных имен, сиречь Отечество и Сыновство, ниже действо Сына Божия, еже содела плотию, ниже страсть, юже претерпе плотию нашего ради спасения, и у тех молитв концы: и Тебе славу возсылаем Отцу и Сыну и св. Духу ныне и присно и во веки веком аминь, и таковых, государь, мы не заглаживали: тому образец молитва на вечерни: сподоби, Господи, вечер сей без греха, и на повечернице молитва: даждь нам, Владыко, на сон грядущим. А у каковых мы, государь, молитв концы морали, тому образец есть молитва в служебнике печатном, в Невежинской печати глава 10 и 3 молитвы на пасху к Сыновню лицу, концы у них не добры; глава 13 – молитва над гроздием всякого плода ко Отчу лицу, а в ней и в средине не добро, а конец не добр же; глава 14 – молитва на очищение церкви, егда пес вскочит в церковь, да глава 15 молитва на очищение ж церкви, осквернившейся от язычник или от еретик, – те молитвы к Сыновню лицу обе, а возгласы у них у обеих не добры. Суть же и ины молитвы в том же служебнике печатном и во Псалтыре печатной концы у них не добры, смешены: овогда убо славится Сын Отцем, овогда же Отец Сыном и Духом святым; – и се есть чуже правой вере, Отец бо не бывает никогда Сыном, ни Сын Отцем, ниже Духом святым, единство бо есть Троица естеством, а не лицы. Есть, государь, Борис Михайлович, иные и таковы, которые на нас ересь взлекли, едва и азбуке умеют, а то ведаю, что не знают кои в азбуце писмена гласныя и согласныя и двоегласныя, а еже осмь частей слова разумети и к сим пристоящая, сиречь роды и числа и времена и лица, звания же и залоги, то им ниже на разум всхаживало; священная ж философия и в руках не бывала, ея же кто во искусе не быв, удобь может погрешити не точию в божественных писаниях, но и в земских делах, аще и естеством остроумен будет. Обычай, государь неким сим во искусе не бывшим не точию на едину строку зря, но на едину токмо речь смотря, и разсуждати се есть тако, обретает же ся то всяко не тако; аще бо от лица человеча отъимется око или ухо, неблагообразно будет, сице и единым речением разсуждати вся глаголемая, яко же слышал есмь господий своих разум в самой той молитве на Богоявленьеве дни над водою, имущей начало сице: Господи Иисусе Христе, единородный Сыне, и многим стихом последующим ко Христову лицу до того самого стиха – Сам и ныне, Владыко, освяти воду сию Духом Твоим святым – и ту строку разсуждающеи рече: сам и ныне, Владыко, освяти воду сию, полагают в Отчее лице, а еже Духом Твоим святым, и от того речения не хотят Духа Христова нарицати, глаголюще: от Отца Дух святый исходит; и мы убо також славим от Отца Дух исходит и Христов Дух нарицаем, последующе Павла апостола речению: аще кто Духа Христова не имать сей несть егов, в писаниях вемы Христа, рекша ко учеником: седите во Иерусалиме, аз же яко себе параклита иного, Духа моего и Отча послю. И Василий Великий своею молитвою, яже по 9 часе по вся дни кричит (?) Дух Христов нарицая; к тому-ж и вся святая списания Дух Сыновнь нарицают; – и от того стихa, иже речеся: сам, Владыко, воротят (sic) прочие молитвы на Отчее лице; и се несть добре разсуждение их, понеже и до конца молитва та к лицу Сына Божия, и самый той конец свидетельствует тоя молитвы в старых переводах, сице бо есть: яко и всеми составми ангельскими и человеческими, видимыми и невидимыми Твое славится пресвятое имя со Отцем и святым Духом. А в печатном служебнике конец у той молитвы: Твое славится пресвятое имя Отца и Сына и святаго Духа, и тут убо смешено: Христа Отцем наречет и святым Духом, к тому-ж и на трое разделена, указы и червленными писмяными, а не яко же в старых переводах; и иже убо речеся в молитве – Сам, Владыко, и Владыко убо обще Божественному естеству, глаголет бо ся Владыка и Отец и Сын и святый Дух, Божество бо и царство и владычество обще Отцу и Сыну и св. Духу, а тот глагол, иже написал сам по грамотикийских уставах тако-ж общъ ко всем трем лицам, яко же писано в грамотикии в третьей части вещания, по гречески же в пятой, в место имени в начертании простом и сложном, и простое убо, яко аз, сложное: ты сам, яко же и аз сам, той сам или он сам, во множественном же числе начертание сложное: вы сами, мы сами, тии сами или оне сами. А еже в печатном и огнем написано, и сие речение полагают во образ Сыновний. Ипостаси, и се разсуждение их, мню, паки неправо, и где ни обрящут в стихерах и тропарех, еже нарицают списатели огнем Христа, и от сих речений творческих глаголют Божие естество быти огня невещественна, и в том воля им, как хотят, так и глаголют. Божие бо естество ни тому самому ангельскому естеству ведомо, ничий же ум того может разуметь, без каковства-же и без качества и без количества, яко же богословцы глаголют: аще убо будет Бог – огнь веществен, се есть ему каковство и качество. Видел своих господий разум, богословная смотряют, естествословных не навыкше, ниже посрсде телесных и безтелесных что суть, что бо ино; тако неблаго, еже писати и глаголати начало молитвы: Господи Иисусе Христе Боже наш и по многом речении молитвы к лицу Сына Божия, конец: и Тебе славу возсылаем Отцу н Сыну и св. Духу, а инде и того хуже конец: яко Ты еси воскресение и живот Христе Боже наш и Тебе славу возсылаем Отцу а Сыну и св. Духу; яко же и Логин Корова во уставе напечатал молитву, юже глаголем, внегда бывает празднество духовно и торжество подобно, воставше от трапезы по обычных благодарениях и тропарех и кондаках праздником, о царском здравии, та бо молитва к лицу Сына Божия и начало убо у ней сице: Владыко многомилостиве, Господи Ииcyce Христе Боже наш, конец же у тоя молитвы Логин испортил – напечатал сице: Ты бо еси Царь царствующих и Спас душам нашим и источник всякоя благодати, и Тебе славу возсылаем Отцу и Сыну и св. Духу; а другую молитву напечатал в панихиде: Боже духовом всякой плоти, у нея же конец напечатал сице: яко Ты еси живот и воскресение и покой усопшим рабом твоим Христе Боже наш и Тебе славу возсылаем Отцу и Сыну и св. Духу. Виждь, государь, сего, како безумный клеветник, недугаяй к нам братоубийственною завистию и оклеветавый нас туне и ничтоже неблаго сотворших ему, несмесное смешал от неразумия своего, теми молитвами нарицает Христа Отцем и св. Духом. Василию Великому веровати лучше, во всяк день вопиющу своею молитвою, яже по 9 часу, у нея же конец: Ты бо еси воистину истинное веселие и радость любящим Тя, Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем с безначальным Ти Отцем и со святым Духом, или Логину Корове верити, иже наречет своею справкою Христа Отцем и святым Духом. Не буди, государь, сего, ибо паче достоит веровати Василию Великому и Ивану Златоустому, иже несместнаго не смешают; достоит бо веровати во святую Троицу, славити ю раздельну и нераздельну, раздельну убо неизреченно лицы Божества, нераздельну же естеством. Еда убо таже помышляти о неуставнем и неописанном Божестве слияние и смешение, якоже при мокрых еетествиях, иже по растворении смешаются, или при растаемых и лиемых, яже по смущению соединяются и сливаются и в друг друга прелагаются; но еже славити святая Троица неразумне, овогда нарицати Отца Сыном, овогда-ж Сына Отцем и святым Духом, се есть смешение и слияние, и се зде, государь, творится от неведения и от ненаучения, ибо ин зде ниже видимых лиц же и составом разуметь. И ин, государь, тебе образец предложу о скончании молитв; есть, государь, молитва в печатном служебнике Ивана Златоустаго по причащении воды Богоявления, ейже начало: слава неизреченней и неизследованней Ти благости, слава премногому Ти долготерпению, – и в той молитве собнаго имени не помянуто, но точию разумом знати, что та молитва к лицу Сына Божия и у тоя молитвы конец: и Тебе славу возсылаем со безначальным Ти Отцем и святым и благим и животворящим Ти Духом. Смотри, государь, како богоноснии отцы и учители, исполнь суще премудрости и разума духовнаго, с великим опасением блюли, чтоб у молитв концов не смешивати, сиречь Христа Отцем и св. Духом не нарицати, якоже у нас в печатных книгах и в писменных, иже от неискусных писцов перепорчено от неведения, славится овогда Отец Сыном, овогда же Сын Отцем и св. Духом, и се есть вельми неблагочестивно; и еще, государь, предложу тебе о глаголющих нас, неправаго их разумения смышление. Есть, государь, в том-же печатном служебнике молитва вторая на освящение Богоявлененския воды: приклони, Гди, ухо твое и услыши мя, и та молитва по действу к лицу Христову, и августа в 1 день на освящение воды таже молитва – приклони, Гди, ухо твое и услыши мя, – а конец у тоя молитвы различно напечатан – на Богоявленьев день конец: и Тебе славу возсылаем Отцу и Сыну и св. Духу, августа, в 1 день у той же молитвы конец: и Тебе славу возсылаем со безначальным Ти Отцем и с пресвятым, благим и животворящим Ти Духом. Зри, государь, сего, како у нас славится имя пресвятыя Троицы безсловесне и неразумне, как кому на ум взбрело, так концы у молитвы и совершают; но и заамвонную молитву, юже глаголют во вся дни в конец святыя литоргии, совершают ю недобре, та бо молитва ко Отчу лицу и яве есть от сего, зане сице слог ея к концу лежит: всяко даяние благо и всяк дар совершен, свыше есть сходя от Тебе, Отца светом, и Тебе славу и благодарение, честь и поклонение возсылаем Отцу и Сыну и св. Духу; достоит же ю сице совершати: честь и поклонение возсылаем со единородным Ти Сыном и с пресвятым и благим и животворящим Ти Духом. И что мы концы у таковых молитв переменивали, и то нам в ересь поставили, и наше, государь, сам ты ведаешь дело в мир не пошло, а делали мы его не своею волею, а царскою властию; аще бы они добре разумели и о благочестии воистину болели, добре бы и судили; ино наше дело и в мир не пошло, больно стало и благочестию вредно, а что в мир пошло, а недобро сделано, то неболезненно. Да в том же, государь, служебнике в печатном две молитвы в литоргии глаголются иереом, хотящим служити божественная литоргия самем за ся, и те молитвы взяты из исповедания, глаголются оне от духовнаго отца по исповедании сыну духовному в разрешение ко второму лицу, а в служебниках печатных те молитвы переведены на первое лице, на священническое, сам себе священник прощает теми молитвами, ино к тому и детем на смех, что и самому себя разрешит от грех, а в старых служебниках, в добрых иереводех тех молитв нет, и первая молитва добра, егда от священника глаголется сыну духовному, понеже конец у ней добр против начала поставлен, а еже священнику самому себя тою молитвою разрешати и прощати, то новоумышление. Вонми же, государь, своим благоразсудным смыслом вторыя молитвы разума, внегда молитва глаголется от священника ко второму лицу, к сыну духовному, сице глаголется: Господь премилостивый да ущедрит тя Господь Иисус Христос, вся прошения блага да подаст ти; а в печатном служебнике превратился тот слог на первое лице, на священническое – сице: Господь премилостивый, да ущедрит мя Господь Иисус Христос, вся прошения блага да подаст ми. От сего убо яве знати, что ту молитву не прямо церковный человек сложил, но ласкатель некто и тщия славы приобретатель, понеже конец у ней не добр, Христа бо Сына Божия Отцем наречет и Духом святым; откуда она и взята, и тамо она не надобна. Есть-же, государь, и иния описи в печатных книгах несогласны православию. В треоди цветной, в среду четвертыя недели, в каноне троичен в шестой песни три существа во святой Троице сказует, Ариевой ереси способствует, и недели в Синаксарях вси перемешены не против синаксарей, якоже в синак- сарех писано в первую неделю по Пасце и в седьмую неделю по Пасце, в пятдесятый день о седморичном числе и не против пасхалей и осмогласника: где надобет вторая неделя по Пасце, тут третия поставлена, и тако до седмыя недели переменено; а в третьем гласе в догматике: како не дивимся богомужному Ти рождеству во всех книгах печатных печатают речь множественного числа единственным числом сице: в обоем существе свойство цело сохранша, и се есть неблагочестивно, две убо во Христе детели и две хотений, единосущен бо Богу и Отцу, самовластно хощет и деяти, яко Бог; единосущен же сый и нам, самовластно хощет и деяти; яко человек, а не едино свойство во двою существу, якоже оне печатают, и тем единем свойством две естестве во Христе смешают и смущают, и се есть чуже православной вере, ибо две во Христе естестве во един состав совокупишася несмесно, не преложно, несмутно, нераздельно, коемуждо существу свойства цела сохраняюще, якоже святый Иван Дамаскин своими учит нас славити догматы, их же поем в празднество святыя Богородицы Одигитрия. И не чудо здеся тако плутати: едино во двою существу свойство славити, иной поп и не знает, что во Христе Божественная свойствия и что человеческая, и не смею дерзновенно рещи, что иной архимарит не знает. А в 6 гласе во Охтай в воскресном каноне, в девятой песни стих написан: тлю смертную прием тлением соблюди тело свое не вкушено, и тот стих разсекают запятою, – печатают: тлю смертную прием тлением, да туто ставят запятую и по запятой печатают: соблюдь тело свое не вкушено; ино стало неведомо, – чим не вкушено. Да в седьмом гласе, в воскресном же каноне, в первом тропаре есть речь: тем же князь тьмы Тебе неудолев в правду изгнан бысть, сиречь по своему лукавсту и злобе, и оне печатают: тем же князь тьме, Тебе не удолев, в неправду изгнан бысть. Да в том же каноне в осьмой песне стих запятой испорчен, емуже начало: без истления не сущи к страстем приятна Зиждителем плоть наша по страсти и по возстании не приступна тлению устроися; и оне печатают: без истления, да тут ставят запятую, и после запятыя печатают: не сущи к страстем приятна Зиждителем плоть наша. И по тому, государь, разделению станет, что запятою разделил: не пострадал Сын Божий плотию на кресте, ниже умер. Тля глаголется по любому в рецех сущих поохудению, тление же от сущих в небытие преложение. В наших же переводах русских сия имяна тля и тление едино знаменуют, не глаголом точию чтущему или поющему подобает внимати, но разума нужда блюсти, ибо Сын Божий и Бог нас ради человека бысть, единосущен сый нам и изволил пострадати и умрети; смерть же не вещь некая, ниже существо кое, но разлучение души от тела, се и тля нарицается. И святая плотъ Сына Божия прежде вольныя Его страсти и смерти не бе с тля, бяше приимна бо ранам и язвам и охудению, от них же смерть бывает человеческому естеству и сим охудением, еже сложенному составу раздрежиты (?) естественнаго союза, сиречь души от плоти смертию разлучитися, душа бо кроме тела не нарицается человек, ниже тело кроме душа. Сия же Христу вся претерпевшу, не искусно Божественным существом, во гробе святое тело его не видя истления, но с Божеством бяше, такоже и сватая его животворящая душа с Божеством. Видишь-ли, Государь, какия описи, аще и не писмени, но малыми начертании разделены, велико ж несогласие ко истине имут. И во втором гласе в первом Богородичне: преиде сень законная, благодати пришедши, точками ж разсечено, яко же бо купина не сгараше распаляющись, и тако и девая родила есть и девою пребысть, да тут ставят точку, и после точки печатают: вместо столпа огненнаго праведное возсия солнце, да тут паки точку ставят, и после точки печатают: вместо Моисея Христос во спасение душам нашим. И по тому переводу станет неведомо: кто праведное солнце. Достоит же сия речи сице печатати: яко же бо купина не сгараше распаляющись, тако и девая родила есть, да туто точка поставити, и по точце: и дева пребысть вместо столпа огненнаго, да паки точка поставити, – и после точки рещи: праведное возсия солнце вместо Моисея Христос, да запятую поставити, и по запятой: во спасение душам нашим. Суть же и ины многи тмочисленныя описи в точках и запятых и в накончаниях в тех печатных книгах. Аще-бы московские власти и честные протопопы, служаще во святых церквах близ царских палат по священных сих книгах печатных чтуще и поюще, добре разумели и о благочестии воистину болели, и они бы прежде о сих описех несогласных разуму истины возвещали царю и государю, и егда начнут те книги паки поновлятися печатным делом, и государь бы велел к тем книгам, которыя ново начнут печататися, из них же приставити могущаго приправливати, яко же достоит. Общую же Минею уже трижды печатают, а в ней ни едины описи не справливали; есть убо в ней архангелом в службе общей на вечерни на стиховне в славнике речь: яве яко невеществен невещественнаго зря, а оне печатают: яве яко веществен невещественнаго зря. И в паремии Богородице: изыде Иаков от студенца клятвеннаго и иде в Харан и обрете место и спа ту, зайде бо солнце; а оне печатают: и обрете место и ста ту. И в общей службе преподобным на Господи воззвах славник точками ж разсечен, а во ином месте иже прибавлено, ему же начало: по образу соблюд невредимо ума владыку, и ту поставят точку и после точки печатают: на страсти пагубные поснически поставив; и по тому разделению стало неведомо, что на страсти пагубныя поснически поставил; и на подобствие, яко-же мощно, возшел еси, мужески бо естество понудив, и тут точку-ж ставят, и по точце: и потчался еси покорити худшее лучшему и плоть поработити духу, и тут в двух местах по иже прибавливают, а по прибавке письмен стало неведомо, что сделал мужески естеством понудив, и неведомо, что худшее и что лучшее. По писаниях убо глаголется лучшее – душа, а худшее плоть; сего ради туто не надобет иже прибавливати, но сице надобет по разуму сей славник писати: иже по образу соблюдь невредимо, да туто запятая поставити, и по запятой: ума владыку на страсти пагубныя поснически поставив, да туто точка поставити, и на подобствие яко же мощно возшел еси, да туто паки точка, мужески бо естество понудив, да туто запятая поставити, и по запятой: потчался еси покорити худшее лучшему, да туто пробел невелик пропустите, чтобы речь с речью не сплелася или запятая поставите, и по запятой или после пробела писати: плоть поработити духу. И тако в лепоту станет. Суть же в ней и иныя многия описи, и сия государь, описи в сих священных книгах печатных тебе, государю,сказую, не понося трудившихся, и свидетельства сих священных книг, ниже ересью тех облагая; не буди то, понеже на всех неразумие и забвение хвалится; но высокоумное и от ненаучения прибывшее самомнительное о глаголющих нас неправедне являя. Труждашеся понуждении царскою властию, якоже и мы, колько их разума стало и колько Бог наставил, толико и потрудишася, и за труд их подаст им Господь мзду небесную; а еже в них погрешиша или неведением или забытием, им паки достоит построятесь, якоже годе, егда начнут те книги поновлятись печатным делом. А ко Псалтирем, государь, припечатали предисловие ложное, ово убо псалмы Давидовы сказуют, овы же Кореовы, и ини инаго; и от сего можно ведати, якоже ложь есть, числом бо разнствовало, во псаломстей убо книге 150 псалмов, их же Давид состави; кроме бо Давида никто же не единаго псалма ие составил, по предисловию же тому, что ново припечатали, 149 псалмов. Сия же вся о глаголющих нас неправедне мимо минувше, точию на нас нечеловбколюбне нападше. Но воля им, по пущению смотрительне за грехи наша злословити нас. Наше, государь, дело в мир не пошло, ни царской казне какой протор сделало; аще что и не добро-бы сделалося, ино дело на сторону, а трудивыйся неразумне и неугодне мзды лишен бывает. Не мала, государь, беда мне, нищему чернцу и псу, толикии труды подъемшу, сидючи за государевым делом полтора года день и ночь, мзды лишаемому быти. А всего нам бедным, крылошанам, идет у Троицы на год зажилово денег по тридцати алтын на платье, одеваемся и обуваемся рукоделием. Бог свидетель, несть в нас ни в коем ереси никакия. И по премудрому списателю, прощается убо ненаученая согрешения, а еже с ненаучением имети разума кичение люто есть и ненавистно и прощения всякаго недостойно, якоже и оглаголющеи нас неправедным словом, ино и единаго речения граматическаго учения не знают, – ни времени, лиц, ни родов, ни числа, а мнится разумен быти и мыслен и разсудлив. Может кий хитрец показати хитрость свою добре, не имея орудия, устрояющаго хитрость его; не бо может древодел без секиры и без теслы вообразити хитрость свою, ни ризошвец, без ножниц и без меры и без иглы благолепотне устроити ризу, сице ни родов, ни время, ни лиц не разумея, невозможно право и здраво в божественных списаниях слог знати. – Да нашли, государь, в каноннике речь, что Троицкий архимарит Дионисий дал в соборе, в кандаке четвертом: бурю внутрь имея помышлений сумненных целомудренный Иосиф смутися неискосубрачней тебя зря и тай растлевшу помышляше, непорочная; и то, государь, нам в вину поставили: писано-де во всех переводах: бурю внутрь имея помышлений неверных целомудренный Иосиф смутися, прежде небрачну тя зря и бракоокрадованну помышляше, непорочная; и тот, государь, похвальный канон написал с Максимова переводу Грека, Максим же Грек инок благочестив и премудр был и словесного лю- бомудрия зело преисполнен, священныя же философии до конца навыкл, ибо святая божественная списания его яве свидетельствуют о нем и о премудрости и о разуме и смысле и видах, а в том кондаке, что глагол глагола раззоряет, рече бо ся сице: прежде небрачну тя зря и бракоокрадованну помышляше, непорочная. Вся бо святая писания во всяк день вопиют неискусобрачну пречистую Богородицу наричют. Иоанн Дамаскин: удивишася всяческая о Божественней славе твоей, ты бо браку неискусимая, Владычице, и тя браку неискусимую Матерь Бога вьшняго. И ин списатель, якоже от лица святыя Богородица глаголет ко ангелу: браку есть непричастна, како убо отроча рожу. Суть бо тмочисленно тех глаголов во святых писаниях, иже небрачну чтут Деву Богородицу наричют, брак нарицается женитва и брак у нас девство раззоряет. Блаженнии же преводницы преводоша тот глагол, иже глаголется браконеискусная с еллинскаго языка на русский двоеобразно: единем же разумением ово убо преведоша – неискусобрачную, во ином же месте тот же глагол преведоша неискусомужную, якоже и в ноябре месяце в 30 числе по 3-й песни богородичен, у седальна: яко всенепорочная невесто Творцу, тако неискусомужная Мати Избавителя. А оне тем глаголом наричют брачну пренепорочну Матерь Божию, глаголют бо бракоокрадованну, не на брак бо Иосифу дана бяше Богородица, но на соблюдение, и аще кто чего у себя не имеет, что у него и украсти. Иосиф бо человеческая помысли, видя пречистую и чистоты препольную девицу чревату, о сем смутися, а оне точию, якоже прежде рех, единем речением вся глаголемая судят и единому глаголу точию внимаютъ и глаголют сей глагол наг и срамословен, еже: тай растлевшу помышляше непорочная; предварших же речей, ниже последующей, яже речеся – непорочная и яже уведех зачатие от Духа свята, разуму не внемлют, и их же с на- чатка глаголем: бурю внутрь имея помышлений неверных. Максим же Грек в своем переводе написал: помышлений сумненных, ибо яве есть-сумнение меньше неверия, неверие бо самое неблагочестивое помышление: что бо Иосиф праведный помыслил, не чедовеческое-ли и смутися, что бо свойственно чувственной бури, не еже-ли возмущати и светообразное и чистое и светлое отемневати и помрачати и прашно содевати, сицеже и смысленней бури на целомудренный ум Иосифов пришедши помышлении неверными, рекше человеческими, елика в человецех случается, восколебася и возмути сию бурю, внутрь имея помышлений неверных, целомудренный Иосиф смутися. Максим же переведе: помышлений сумненных, сумнение бо, також и прежде рех, менши неверия; сумнение бо двоемыслие, ибо ведая Иосиф пречистую девицу, воспитанную во святая святых ангелом, и се помышляше, егда когда зачатое в ней от Духа свята будет, множаежъ человеческими помышлении мятешеся; сего ради и ин списатель, яко от лица Иосифова к пренепорочней и преполней чистоты Деве беседует: Mapиe, что се дело, еже вижу в тебе вместо чести студ, вместо веселия печаль, вместо еже хвалитися укоризну ми принесла eси, и прочая всем не неведомо проходящим Божественная иисания с разумением, а не глаголом точию единем внемлющим, и убо множицею глагол бывает единообразен, но различна в нем обретается разумения. Апостол убо пишет: не любите мира, ниже яже вмире; Давид же вещает: взыщи мир и пожени. Се убо имя един есть мир, но разумение в нем несть едино; такоже и растление – имя убо просто есть, но имать много разумения, и несть наг и срамен в нашем языце глагол сей, но и прикровен зело и различны имать разумения; вся убо права суть разумевающим истину и здрава обретающим разум, ибо оскудение вещем всяким растление нарицается, и растление глаголется преднаставшему существу во ино бытие, якоже пишет в Богослове во втором слове на Пасху, в 18-м толковании, о еже сый бывает, сице бо тамо речеся: егда преднаставшему существу растлевшуся, ино от того бывает, якоже глаголем яйцо – птице быти, и млеко – сыр, и брение, и скудель и песок – стекло. И апостол глаголет: аще кто Божий храм растлит, растлит сего Бог, храм Божий бо свят, иже есте вы. Дя судят cиe речение глаголющеи на нас неправедная, како Бог растлевающаго храма Божия растлити имать; еда тая же помыслют, елико человек, прилежа о гресе растлевает ся; апостольское убо речение, еже речеся растлить сего Бог мучение сказует. В воскресном же Евангелии толковом в поучении на усекновение честныя главы святаго Иоанна Предтечи списатель, пременяя то речение апостольское, глаголет сице: аще кто храма Божия разрушает, разрушит сего Бог, се туто стало растление, рекше мучение иновидным речением. Суть же в том глаголе, еже глаголется растление, и ина много разумения; ибо не глаголу точию единому достоит внимати, ниже единем речением судити вся глаголемая, ниже бо чернилу и писмянем верити, но ответу писавшаго писмяна паче достоят верити. Аще бы бедный аз нищей чернец от неразумия что и худо написал, но с переводу писал и не собою замыслил, но и с пресловутаго еще мужа переводу писал и многого премудрости инока Максима Грека, – два перевода тех положил пред митрополитом Ионою различных рук оставшихся по смерти от добродетельна поживших инок; убогою-ж своею совестию я нищий чернец славлю пречистую Богородицу прежде рождеста деву, и в рождестве деву, и по рождестве девою. Злословящеи же нас точию чернилу верят и письменем единем внемлют и тех в конец добре не сведят и крайних глаголов не ищут. Аз же тебе, государю, скажу некоторые глаголы и риторский слог, но исполнь сущъ злаго н гнилаго еретическаго мудрования, и доныне у нас сей злый плевел во святых церквах славится и якоже здраво некое приемлется от ненаученых подобных мне; ты-ж им, государь, покажи, иже нас злословят. Есть, государь, в декабре месяце в Минее во 18-м числе,в каноне в 6 песни Богородичен сицев: истлевшее наше от преступления существо обновила еси обновляющаго вся богодельно, единого волею родши в женах благословенная. Виждь, государь, сего Богородична, едину убо волю во Христе славить. Сия ересь есть Пира и Сергия и Павла, юже мудрствующих святый 6-й собор святых отец 170 проклял в царство Константина брадатаго, внука Ираклиева; сей Константин еретик бяше единовольныя ереси святаго Мартина, папу римскаго, собравшаго собор местных на мудрствующих едину волю во Христе, с безчестием в Константин привед град, заточи в Херсон, и Максиму премудрому Исповеднику, емуже память творимъ генваря 21 день и августа в 13 день, святый язык уреза и десную руку усече и еще крови каплющей святаго от отсеченныхъ удесъ псповедует во двою волю Христа, а не якоже у нас сим Богородичным славятся едина воля во Христе. А в третьей песне в том же каноне Богородичен и того хуже. Почто, государь, честнии и велиции московские архимандриты и премудрие пропопии сих не смотрят и о сих не болят, о их же должно болети им, и се яве, яко несть свойственно мудрости, свыше нисходящия, но земныя душевныя зависти явление. Зависть же всегда убо и всех злейши есть и вредно зело, недугующим бо сею помрачает ума и не оставляет истинное зрети; но глаголют сладкое – горько и горькое – сладко и полагают на свет тьму и на тьму свет. Неимущим убо разсуждение опасно многая от добрых не добра быти мнятся, но облыгают сия и поношают, множицею бо и мед-горек явись вкусное чувство недугом растлеемо; имущу око нездраво суще многа сущая не виде, многа же не сущая приложи. Апостол же Иаков глаголет: идеже зависть и рвение, ту нестроения и всякая зла вещь; а яже свыше премудрость, первое убо чиста есть, потом же мирна, смотрелива, кротка, благо покорлива, исполнена милости и плодов благих, несумненна, нелицемерна; плод же правды со смиреньем сеется творящим мир. И недовольно стало господий наших к преложению ярости на кротость, сие едино, еже наши труды уничижити и омрачити, но Государыни благоверныя и великия старицы иноки Марфы Ивановны приложиша прекроткое и незлобивое сердце на ярость подвигнути, во еже озлобити нас. Свойственно бо есть ей, Государыне, благочестие и благоверие, зело бо Государыня благочестивая и боголюбивая и благоверна. Не смею, государь дерзновенно рещи о глаголющих на нас неправедная, что не знают ни православия, ни кривославия, точно Божественная писания по чернилу проходят, разума ж сих не пудятся сведети; и аще, государь, хощеши уведети разум их, вопроси лучшаго архимарита или попа: есть в Богородичнах больших догмат глас 6-й: кто тебе не блажит, Пресвятая Девице, его жъ воспевают во вселетном обхождении множае прочих Богородичнов за исполнение православия. Есть в нем речи сицевы: Той же от Тебе, чистыя, произыде, неизреченно воплощся, естеством Бог сый и естеством быв человеки нас ради, не во двою лицу разделяем, но во двою естеству несместно познаваем; – да отвещают: кий разум сии речи имут, еже речеся: не во двою лицу разделяем, но во двою естеству невместно познаваем, и ких зловерная повеления святый Иван Дамаскин сими глаголы побеждает и от- мещет, и проклинает. И аще, государь, кий архимарит или поп сим речениям не даст сказания, и сей ничим же разнствует невежду и поселянина, – и яко не навык божественных писаний, срам есть такову на себе великаго сана имя носити, православия ж догмат не ведети, их же достоит всякому православному книжнику не неведети, паче ж священническому чину. И от сих яве тебе, государю, будет их разумение. – Аще бы государь наше морокование было делано на Москве, все бы было благо п стройно и Государю приятно и всем православным в пользу; был бы и великий святитель Божий митрополит Иона Сарский и подонский по нас велий поборник. А архимариту, государь, Дионисию я, нищий чернец, говорил по всяк день: архимарит государь, откажи дело Государю, не сделать нам того дела в монастыре, без митрополичья совета; а привезешь книгу исчерня к Москве и простым людем станет смутно, и архимарит меня не слушал ни в чем и ни во что меня ставил, во всем попа Ивана слушал, дóндеже довел его до безчестия и срамоты, и еже страдати без вины многаго ради противословия их, просто убо положше апостольское речение, еже рек Божественный апостол: не препирайтеся в словесех Божиих, да не ревность злая начнет снедати сердца ваша, да не друг от друга зле погибнете. А Иван поп на соборе митрополиту Ионе и архимаритом и честным протопопом спираючись очи слинами запрыскал, и то им стало честным людем в досаду. И мне ся мнит, что я, нищей чернец, стражду от попа Ивана да от архимарита, потому что архимарит меня не послушал – дела не отказал, а поп Иван сам на Государево дело набился и выпросил дело себя для в монастырь, смутил, что враг лукавый, но и в правду убо лукав есть: у дела быв большой, нас же в беду вваля, а сам вывернулся, аки лукавая лисица, козла беднова, великобрадого заведчи в пропасть неисходну, а сам по нем же выскочил. И ныне, государь, в том деле я нищий чернец Глухой сижу на Кирилловом подворье в железах живот свой мучу девятой месяц, об одной свитке перебиваюсь, и та уж с плечъ свалилась и без теплыя одежды. А рухлядишко, государь, мое в монастыре все распропало. Бог свидетель, страждем, государь, без вины. Аще я, нищий чернец, и всех человек грешнее, но несть во мне ереси никакия; верую убо во вся, яже самовидцы Слова и ученицы научиша и святии богоносний отцы и учители святей, соборней, апостольстей церкви предаша, и сия вся приемлю и люблю и почитаю. Смилосердуйся, государь благородный и благочестивый и милостивый болярин Борис Михайлович, помилуй меня, нищаго чернеца увечнаго, буди печальник царю, государю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Pyсии и государыне благоверной и великой старице Марфе Ивановне, чтобы велели меня, нищаго чернеца, из желез свободити. Государь, смилосердуйся пожалуй!

III. Из рукописи Московской Синодальной Библиотеки №416, л.л.41об.–48

В добавление к печатному житию Дионисия, изданному

в 1834 году, к стр. 38–39.

....Но во всем противистася ему (совладеющии) ему (Дионисию) диаволим наветом, к сему многи ссоры от тых мятежников творяхуся с окрестными людьми вокруг Троицких сел и не токмо с простыми в градех и селех, но и в государстве с великородными людми ово тяжущеся денег поклепав напрасно доискивахуся, ово-ж вотчинных земель и крестьян тяглых не правдою и душевредием своим именем преподобного Сергия взимаху, позабыв страх Божий и не вся тая в обитель чудотворцову привозяху, но своим сродникам, паче села и деревни созидаху и крестьян за ними строяху-ж, именем чудотворце- вым тяжущеся, но свои руки наполняюще и сродников своих наделяюще, истину-ж рещи и самаго праведнаго самодержца на гнев велий воздвигнуша и в городех посацких людей емлюще государе- вых и в монастырския слободы сажающе на житье, мняще тем корысти приобрести, а монастырю от них никоя прибыли не бысть, разве тяжбы и беды с посадцкими людьми и с прочими, и сице испраздниша честь и славу преподобных чудотворцев обители малодушием и корыстию своею; архимандриту же Дионисию зело тяжко сие бысть, зря на таковое безстудное дело и многажды облився слезами глаголя: тако ли нашим светом чудотворцем Cepгию и Никону угодно естъ, се-ли наше иночество, еже таковая неправедная в дом Божий приобретати, еще же именем его тягатися, а дотягався взем своим сродником отдавати. Той же часто слезами обливаяся, пособити же не возможе, безстудие бо их превозмогаше благонравнаго его обычая с помощью некоторых злохитрых пособников; той же ничто ино глаголя, толико воля Господня да будет, якоже восхощет, тако и сотворит; такова бо беда тогда умножися и безстрашие, яко и по дорогам от наших монастырских слуг и крестьянъ проезжим людем нужно бываше, – овых бьюще, овых убивающе и грабяще, и недовольни сами быша, еже бити и грабити, но последи к тем же еще приставливающе и зазывныя грамоты емлюще по них и записи повинныя по них взимающе во многих деньгах, а иже приезжаху в монастырь к ним которыя дети боярские, инии же от великородных слуг своих присылаху с жалобою о обидах своих и о беглых своих холопех и крестьянех, тии ж им лестию грамоты управныя даяху, а напред засылаху и холопей их и крестьян выные (в нныя) села и деревни перевозяху, а иже с грамотами призжаху со управными, тем дворы пусты показаваху и путь их натще бываше к раззорению их, убытки сугубы им содевахуся; и до конца обитель сию в последнее поношение введоша и в ненависть от всего народа российскаго государства, от вельмож и от простых, и никтож совершенно оттоле веру иметъ нам в росправах и доныне за наше малодушие, понеже бо не суть от обители сея правящии путь расправный, но от иных обителей приведени быша правды ради, но правда их на шуйший путь искривися и не сжалишася о обители сей чудотворца Сергия, яко чужи суть и не восхотеша искренне присвоитися от всея души, но сотворше токмо мятеж велик разъехашася по своим обителем, прочии же и с нужею отведени быша последи, аще и не хотяще. Архимариту Дионисию болезненным сердцем обличающу их, но они не слушаху его и в грех себе того не вменяху, но и суруво нападающе на него, хотяху и власти лишити, еже Бог дарова ему стадо словесных Христовых овец пасти; но всяку честь и власть на себе преводяще, но мы тако не глаголем, и якоже они буестию своею содеваху, но вся добро творящая, яже суть во обители, сего молитвами и подвигом преподобнаго Дионисия благотворяхуся и якоже видехом сия и написахом, нельстивыми устнами глаголем о нем и не затейным обычаем, аще и многи скорби и напасти той приимая от тех ненавистников своих, но подвигу своего николи не умалив до кончины живота своего, якоже начать, такоже и скончав, а за творящих ему пакости Бога моля день и нощь о прощении грехов. И при его архимаричестве обитель сия молитвами его Богом снабдима бысть и изобильна всем и ни обидима ни от когож, якоже мнози во обители сей помняще, сия аще восхотят истину рещи; егда-же изволением праведнаго суда Божья преподобный архимандрит Дионисий к вечным обителем преселися, и се вся уже не тако быша, мнози села и деревни и по городам слободы монастырския старинныя чудотворцевы отъяты быша дерзости ради буести нашея, денежные-ж убытки, пошлины в промыслах монастырских, ими же монастырь Сергиев довольства велия име и проезжия и невъезжия грамоты в чудотворцевы вотчины вся сия поружены быша и исцом убытки по премногу платяху, их же преж обидеша, и плодов изобилия умалишася и конския падежи и скотския умножахуся и во всем скудость при прежнем бывает грех ради наших, такоже и обиды великия и неблагополучные случаи бы- вают и сиятвы и многи укоры неудобь стерпимы постигоша нас, яко и уста наша не отверзающеся чим отвещати, и сия вся начашася при них при самех и мнящеся тогда сильни быти, а после его смертп иже сильнии тогда, изнемогоша и пособити тому не возмогоша, у многих честь на себя тогда преимаху, а после его и свою сущую честь на- своих главах не возмогоша носить, но и с безчестием и срамом от обители сея во иныи обители преселены быша, якоже и прежи речеся; – и тогда убо яко малыми пенязи и алтынами или рублями прибыли монастырю мнящеся содевати, ныне же за грехи наша целыми мехами и тысящами платити за тые пенязи и алтыны и рубли не доспеваху, а в селах малыми бороздами и загонами земли пустыя прибыль малодушием своим тогда чиняху, ныне же селами и деревнями живущими не можем исплатити. Сия глаголя не яко на свой монастырь посягая вины излагаю, но воспоминая наше малодушие тогдашнее. Унее бы нам было тогда за малое неправедное не прикасатися, неже ныне студом и срамом сугубо десятерицею отдаяти, и сия вся глаголах, воспоминающе труды и болезни о том преподобнаго архимарита Дионисия и подвиги по правде, разумно бо есть всем, яко молитвами сего преподобнаго архимарита Дионисия вся поспешествоваше тогда во благое правды его ради милостию пресвятыя Троицы и заступлением пречистыя Богородицы и великих чудотворцев Сергия и Никона.

* * *

680

После этого по рук. Импер. Публич. Библ. прибавлено: «а у дела было переводов больше двадцати, а во всех огнем не написано».

681

Речь Дионисия, как видно из описания рук. Имп. пуб. библиот. Бычкова, оканчивается следующими словами: «боятижеся достоит сего, дабы первое от святых отец не разликовати, второе, дабы с латины ни в чем не соединитися, третие, еже ведение и постижение Духу святому не написати».


Источник: Тверь. Типография Губернского Правления. 1890г.

Комментарии для сайта Cackle