Евфимий Зигавинос (Зигабен)

Глава 9

Евр.9:1. Имеяше убо первая скиния оправдания службы, святое же людское:

Далее самым устройством скинии Апостол дает понять, что то (ветхоз.) служение было прообразом нашего. Ибо, говорит, первый завет имел оправдания службы, т.е. внешние знаки служения, или установленные обряды. Слово «тогда»2 употреблено вместо: «в древности», когда первый завет господствовал, потому что теперь он уже не имеет всего этого, так как и не господствует, хотя и сохраняет вид: ибо наступившая благодать положила конец его прообразам. Так вот Апостол и начинает со святого, которое называлось людским. «Святое» значит определенное для Бога и посвященное Ему, «людское же», как открытое для всех: ибо оно заключало в себе одно место, где стояли священники и левиты, другое, где помещались прочие иудеи, иное для прозелитов и иное для эллинов (язычников).

Евр.9:2. Скиния бо сооружена бысть первая,

Скиния первая сооружена была, это – святое людское. Так как вся скиния делилась на две части, то первая часть составляла святое людское, а вторая – святое святых. Та называлась первой не по преимуществу, а по положению, потому что она – первая со входа.

в ней же светильник и трапеза и предложение хлебов.

Обо всем этом и о следующем за сим подробно говорится в книге Исход (Исх.40). На трапезе же сей находились блюда, кадильницы, сосуды и чаши и хлебы, попеременно предлагаемые.

Яже глаголется святая.

Она безразлично называется и свитое и святая.

Евр.9:3. По вторей же завесе скиния глаголемая святая святых,

Т. е. была устроена. «Святая же святых» называлась по предметам, в ней находящимся, так как эти предметы были святее других, находящихся в первой части. Там (в скинии) были две завесы – одна внешняя в первой части, а другая внутренняя пред второй частью и отделяла первую часть от второй. И здесь опять-таки слово «вторая» означает не преимущество, a положение.

Евр.9:4. Злату имущи кадильницу и ковчег завета окован всюду златом.

Этот ковчег был ящик, содержавший внутри чашу с манною, жезл Ааронов и скрижали завета. А так как завет по своему достоинству выше всех остальных предметов хранившихся в нем, то Апостол и назвал его по тому, что выше, ковчегом завета. В виду же того, что и другие предметы, находящиеся в первой части скинии, были золотые, разумею светильник и трапезу, он упомянул, что и те предметы, которые находились во второй части, были также золотые, чтобы тем показать их большее достоинство.

в нем же стамна злата, имущая манну,

в доказательство того, что Бог, послав эту манну в виде дождя, питал ею Израильтян в пустыне (Исх.16:33).

и жезл Ааронов прозябший,

в воспоминание того чуда, когда восстали против Аарона домогавшиеся священства (Числ.16:14).

и скрижали завета,

содержащия десятословие, начертанное на них.

Евр.9:5. Превышше же его херувими славы, осеняющии алтарь (очистилище).

«Превышше» над ковчегом, ибо над ним была устроена четырех-угольная крышка, которая называлась очистилищем; над очистилищем были поставлены два херувима, осеняющие его своими крыльями (Исх.22:18). Между же двумя херувимами глаголал и выслушивался глас Божий. «Херувимы славы» употреблено вместо «славные», или же славы Божией.

О нихже не леть ныне глаголати подробну.

Впрочем теперь не время распространяться обо всем этом ввиду того, что все это – таинственные знаки и образы высшего: ибо первая часть скинии со всем тем, что в ней, служила символом мира, итого, что в нем, а вторая со всем тем, что в ней, служила символом неба и того, что на нем; и первая завеса служила знаком первого неба – разумею твердь, – потому она и первая по положению, вторая же означала нечто высшее (тверди).

Евр.9:6. Сим же тако устроеным, в первую убо скинию выну вхождаху священницы, службы совершающе:

Евр.9:7. Во вторую же единою в лето един архиерей, не без крове, юже приносит за себе и о людских невежествиих.

Посмотри на прообразы, предуставленные в ветхом завете: чтобы не сказали, как это могла быть довлеющей одна жертва Христова. Апостол показывает, что так узаконено свыше. Ибо и там (в древности) в год была одна только святейшая и страшнейшая жертва, с пролитием одной крови, которая служила прообразом крови Христа, Который был вместе и Архиереем, равно как и целый год служит прикровенным указанием на всю здешнюю (земную) жизнь.

юже приносить за себе и о людских невежествиих.

«За себе» (приносит), потому что и сам обложен слабостью. «О людским невежествиих» не за произвольные грехи: ибо та жертва разрешала от грехов, совершенных в неведении, жертва же Христа – от грехов, совершенных в ведении, которые и называются в собственном смысле грехами. Некоторые под невежествиями разумели то, что собственно оскверняло плоть, как, напр., вкушение чего-нибудь нечистого, прикосновение к трупу умершего, к прокаженному, к кровоточивой и т.п. Грехами же называли то, что оскверняет душу, как, напр., убийство, святотатство и т.п.

Евр.9:8. Сие являющу Духу Святому.

чрез внутреннее расположение первой и второй части скинии и чрез завесу, разделяющую их и указующую то, о чем речь далее.

Яко не у явися святых путь, еще первей скинии имущей стояние.

«Сие являющу», т.е. что не дан еще путь к небу людям святым, находящимся во плоти, пока существует настоящий мир. И как во время ветхого завета один только Архиерей однажды входил во святое святых, так во время завета нового один только Христос и однажды вошел на небеса со святой своей плотью, когда прочие святые люди еще не возносились на небо с плотью: напротив, находясь во плоти, они оставались в мире, как и там (в ветхозав. скинии) прочие священники оставались в первой части скинии. Впрочем не думай, что так как святые еще не восходили на небо, то нет благ небесных: ведь и там прочие священники (кроме первосвященника) не проникали во внутреннейшую часть скинии, тем не менее она существовала, заключая в себе предметы святейшие и честнейшие.

Евр.9:9. Яже притча во время настоящее утвердися,

Таков вообще преобразовательный смысл служения в скинии: все эти символы и гадательные указания установлены и имели известный порядок до наступившего времени, т.е. до пришествия Христа.

в неже дарове и жертвы приносятся, не могущия по совести совершити служащаго,

Жертвы не могут внутренне очистить приносящего их, т.е. очистить духовно: ибо они очищали только плоть и имели силу очищения только в отношении ее. Почему и выше было сказано, что закон нисколько не совершенствовал (Евр.7:11)

Евр.9:10. Точию в брашнах и питиях,

т.е. жертвы могли совершенствовать и очищать только того, кто вкусил или выпил чего-нибудь нечистого.

и различных омовениих

т.е. очищали плоть. Посему он далее и прибавил:

и оправданиих плоти,

в очищениях, касавшихся плоти: ибо ни прелюбодейства, ни святотатства, ни иного какого-либо греха духовного они не очищали.

даже до времене исправления надлежащая.

Временем исправления Апостол называет время пришествия Христа во плоти и Его учения: ибо те установления касательно даров и жертв действовавшие до этого времени, наконец прекратились, как недостаточные и не могшие омыть душу.

Л) О крови Христа, в которой заключается новый завет: ибо истинное очищение совершено однажды на всегда в крови Христовой, а не в крови животных иного раз приносимых (в жертву).

Евр.9:11. Христос же пришед

чрез Свое вочеловечение.

Архиерей грядущих благ,

Спасения чрез веру, вечной и блаженной жизни: ибо все сие есть дело и подвиг Его первосвященничества. А так как Первосвященнику нужны скиния и жертва, то Апостол и об этом далее прибавил:

большею и совершеннейшею скиниею,

Разумею собственное Его тело, в котором вселилось Его божество, и которое выше скинии, потому что оно навсегда соединилось с божеством Его. Скиния эта – совершеннейшая. потому что она всемогущая и одушевленная.

не рукотворенною,

ибо не рукотворно Его человечество.

Сиречь не сея твари.

Не рукотворного устроения, каким создана была скиния Моисеева, или как построен храм Иерусалимский.

Евр.9:12. Ни кровию козлею, ниже телчею, но Своею кроет вниде единою во святая,

Здесь возвращение к предыдущему порядку течения мыслей, именно: что Христос пришед Архиерей грядущих благ, «единою вниде во святая», т.е. восшел на небеса с плотию Своею. Святым называет святое святых: а святое святых здесь разумеется то, которое на небесах.

вечное искупление обретый.

Ибо Архиерей подзаконный, однажды (в год) входя во святое святых, получал искупление временное, а Христос обрел для людей искупление вечное. Далее Апостол приводит и доказательство на это путем следующего рассуждения.

Евр.9:13. Аще бо кровь козлия и тельчая и пепел юнчий, кропящий осквернения, освящает к плотстей чистоте: кольми паче кровь Христова.

Очищения и уничтожение нечистоты совершались у Евреев кровью тельцов, козлов и пеплом юнчим, о чем подробно говорится в книге Числ (Числ.19). Ибо сожигая юницу (молодую корову) и собирая пенел от нее, брали потом часть его, когда требовалось очищение, и растворив его водою, кропили этим прикоснувшихся к скверне, т.е. оскверненных. Освящает же, говорит (Апостол) «к плотской чистоте», т.е. насколько это служит к очищению одной только плоти и к освобождению ее от прилипшей к ней нечистоты.

Иже Духом Святым себе принесе непорочна Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел,

Насколько же более кровь Христа очистит глубину нашей души? Да уж если очистит глубину, то, значит, очистит в нас все и совершенно. «Иже Духом Святым» как бы некоторым огнем принес Себя во всесожжение Богу Отцу, как жертву умилостивительную, непорочную, как и в ветхом завете узаконено было приносить жертвенное животное не имеющее никакого недостатка. Но та (ветхозав.) очистительная кровь естественно очищала только одно тело, потому что она принадлежала бессловесным; кровь же Христа была несравнимо выше той, так как она была кровью не только жертвы словесной, но и соединенной с Божеством. Делами же «мертвыми» Апостол называет грехи по причине их мерзости и губительности. Но как во время Завета ветхого прикоснувшийся к трупу умершего осквернял свое тело, так в Завете Новом прикоснувшиеся к делам мертвым оскверняют вместе с ним и душу. Посему-то и нужно очищение совершеннейшее.

во еже служити нам Богу Живу.

Очистит так, чтобы чисто служить Богу Живому. Апостол прибавил слово «Живому», памятуя о мертвых: ибо соверщающий дела мертвые не служит Богу Живому, равно как и совершающий дела лживые не может быть другом Богу Истинному. А мертвое лживо: так умерщвленное животное по внешнему виду кажется живым, но по существу уже не таково по причине отсутствия в нем жизни.

Евр.9:15. И сего ради Новому Завету Ходатай есть,

послуживший делу установлеиия его: ибо, говорит, «яже слышах от Отца Моего, сказах вам» (Ин.15:15). И по сему-то (завету) Он был посредником между Богом (Отцем) и нами. Или лучше сказать «Ходатай» употреблено вместо руководителя и дателя. Далее Апостол говорит и то, ради чего Он стал Ходатаем Завета Нового.

да смерти бывшей, во искупление преступлений, бывших в первом завете, обетование вечного наследия примут званнии.

Чтобы, когда последовала смерть (так как завещатель должен был умереть), утвердился завет смертью Его. Обетование же наследия получат те, кои призваны к завету. А так как некоторые могут соблазниться в виду смерти Христа, и посему не верить обетованиям Его: то Апостол берет общеизвестный пример и без труда убеждает их, что по сему самому они еще больше должны верить (обетованиям Христа), потому что завещания получают свою силу не при жизни, а по смерти завещателей. Во всяком случае смерть Христа послужила искуплением преступлений, совершенных в ветхом завете, ибо преступавшие закон того завета повинны были смерти, как и сам закон угрожал. Но Христос, умерши за повинных смерти, освободил их от преступлений, т.е. и от грехов и от наказания за грехи. Слово «наследия вечнаго» употреблено в противоположность временному: ибо ветхий завет завещал только временное наследие земли – во образ наследия вечного.

Евр.9:16. Идеже бо завет, смерти нужно есть вноситися завещающаго,

Евр.9:17. Завет бо в мертвых известен есть:

«В мертвых» значит после смерти завещателей.

понеже ничесоже может, егда жив есть завещаваяй.

Т.е. он (при жизни завещателя) еще не имеет силы, еще не вступает действие. А так как приведенному примеру противоречило то, что ветхий-то завет имел силу, хотя Бог, завещавший его, жив; то Апостол разрешает это противоречие указанием на кровь, коею тот завет окроплялся. Таким образом, как там была кровь, так и здесь она же; но только та кровь была кровь бессловесных и прообразовательных жертв, а эта – жертвы словесной и истинной.

Евр.9:18. Темже ни первый без крове обновлен бысть.

Т.е. подкреплен, утвержден. Далее говорит о том, как это было и когда.

Евр.9:19. Реченней бо бывшей всякой заповеди по закону от Моисея к людем.

Т.е. по прочтении Моисеем всему народу всякой заповеди по закону, – какая только есть в законе.

Приемь кровь козлюю и телчую, с водою и волною червленою и иссопом, самыя же тыя книги и вся люди покропи.

Видишь издревле изображаемую честную кровь Христа, жертвы словесной и истинной, – кровь, которая кропит и освящает и книгу, т.е. учителей народа и народ? Ибо учитель есть одушевленная книга. «С водою», которая служила прообразом очистительного крещения. Волна же (употреблялась) для того, чтобы сдерживать кровь, червленая – ради подобия крови телесной «иссоп» – тоже для сдерживания крови.

Евр.9:20. Глаголя: сия кровь завета, егоже завеща к вам Бог.

Этою кровью, говорит, совершено кропление в знак завета, ради его утверждения.

Евр.9:21. И скинию же и вся сосуды служебныя кровию такожде покропи.

Прообразовательно указывая этим, что кровь Христова будет освящать все.

Евр.9:22. И отнюдь кровию вся очищаются по закону.

Сказано: «отнюдь», почти все, потому что были и иные средства очищения.

И без кровопролития не бывает оставление.

Но там совершалось очищение нечистот телесных, a здесь (в новозав. время) нечистот душевных. Потому-то там и употреблялись волна и иссоп, что очищение то было телесное; a здесь ничего подобного нет, так как это очищение – душевное и духовное.

Евр.9:23. Нужда убо бяше образом небесных сими очищатися: самем же небесным лучшими жертвами, паче сих.

Предуказующие и прообразовательные предметы законные суть книги, народ, скиния, служебные сосуды и другое в этом роде; небесные же: учители, народ, храм и служебная утварь сосудов: ибо верные – небесны, хотя и остаются пока на земле. В самом деле, ведь и ангелы суть небесные, но они тоже бывают и на земле: ибо земное соделывает небесным образ жизни и вообще поведение: когда кто-либо, живя на земле, ведет образ жизни достойный небесного, когда ведет себя достойно общения небесного, когда, презирая земное, возвышается до сего последнего, когда, удаляясь низшего (земного) приобщается высшему и духовно созерцает это. Итак житие таковых на небесах. А так как небесным надлежало очиститься лучшими жертвами, то Христос и совершил эту лучшую жертву и очищение всего мира. Апостол, противопоставив жертвам законным (ветхозав.) жертву Христа, противоположил и храму, которым тщеславились Иудеи, небо.

Евр.9:24. Не в рукотворенная бо святая святых вниде Христос, противообразная небесных, но в самое небо.

Ибо святое святых, куда один раз в год входил архиерей, рукотворно и служило только образом истинного, т.е. небесного, как сказано выше.

Ныне да явится лицу Божию о нас.

Он «вниде явитися» Богу за нас, т.е. чтобы, в смысле архиерея нашего, умилостивить к нам Бога. A «ныне» означает то, что хотя Он и видел Отца как неотделимого от Него, но видел Его не во плоти. Теперь же Он является на небе с принесенной в жертву плотью, как и первосвященник – во святом святых с кровью.

Евр.9:25. Ниже да многажды приносит себе, якоже первосвященник входит во святая (святых) по вся лета с кровию чуждею:

Он восшел (на небо) не с тем, чтобы опять низойти оттуда, а потом снова взойти туда с жертвою (т.е. с плотью, принесенной им в жертву) для умилостивления к нам Отца, а за тем, снова нисшедши, опять взойти, и таким образом повторять это действие, как древле у Иудеев делали это (первосвященники), входя во святое ежегодно с кровью, притом не своей, а с тельчей и козлей.

Евр.9:26. Понеже подобаше бы Ему множицею страдати от сложения мира.

Потому что если бы Он намерен был много раз приносить Себя в жертву за людей, как сказано выше, то Ему надлежало и много раз быть распятым и умереть: так как грехи людей существуют от начала мира.

Ныне же единою в кончину веков, во отметание греха, жертвою своею явися.

«Ныне же единою в кончину веков» Он явился к Богу (Отцу) с жертвой своей, как сказано выше, «во отметание греха», т.е. во очищение прегрешений, уверовавших в Него. Так как всякое число имеет начало, середину и конец, то необходимо считать конечным то, что следует за серединой. А если это так, то в семи тысячах лет, считающихся отложенными для мира, середину будет составлять четвертая тысяча. И Господь, приняв на Себя плоть человеческую через пять тысяч пятьсот лет (от начала мира), очевидно (по такому счету) вочеловечился, пострадал, умер, воскрес и вознесся на небо при кончине веков. Почему Он раньше не вочеловечился? – Когда грехи людей преумножились, когда они дошли до крайнего преизбытка и превысились в мере своей, вот тогда-то Он и пришел на землю, чтобы уничтожить их; а с другой стороны Он пришел именно тогда, когда увидел, что люди уверуют в Него, и Он будет принят ими. Принес же Он Себя в жертву однажды – потому, что и одной такой жертвы вполне было достаточно, и что она содержит в себе силу превыше всякой другой.

Евр.9:27. И якоже лежит человеком единою умрети, потом же суд,

Евр.9:28. Тако и Христос единою принесеся, воеже вознести многих грехи, второе без греха явится, ждущим его во спасение.

Потому-то, говорит Апостол, Он и умер однажды, что человеки однажды умирают. Так как и Сам Он совершеннейшим образом вочеловечился, то «единою принесеся», т.е. соделался жертвой, «воеже вознести грехи многих». Слово «многих» употреблено в знак того, что не все уверовали в Него, хотя с Своей стороны Он умер за всех. Вознес же грехи к Отцу напоминанием о них пред Отцем, чтобы получить к ним снисхождение Его. Ибо и священники, совершая приношения, возносят грехи, за которые совершаются эти приношения; ведь они при этом говорят: ведением, или неведением они согрешили, прости им, Владыко. Итак возношением грехов называется напоминание о них священниками пред Богом и прошение об отпущении их согрешившим. «Второе же явится ждущим Его во спасение» – значит: по втором Его пришествии; ибо тогда Он явится «без греха», т.е. уже не за тем, чтобы вознести грехи, потому что тогда уже время не умилостивления, а суда и воздаяния. Или же словом «грех» он называет собственно жертву за грехи, подобно тому, как и выражение: «грехи людей Моих снедят» (Ос.4:8); т.е. жертвы, которые приносились за грехи. Значит, Он явится уже не с жертвой, разумею плоть для совершения жертвы. Далее Апостол говорит о том, сколь менее сильны были ежегодные жертвы (ветхозав.) в сравнении с единою жертвою Христа.

* * *

2

Зигабен читает τότε, вм. τὸ τε, что в славян. тексте переведено частицею же.


Источник: Толкование Послания апостола Павла к Евреям / Евфимия Зигабена ; пер. с греческого смотрителя Тульского духовного училища Валериана Любимова. - Тула : Тип. И.Д. Фортунатова, 1897. - 123, [2] с.

Комментарии для сайта Cackle