блаженный Феодорит Кирский

Толкование на послание к евреям

Глава 9

Евр.9:1. И первый завет имел постановление о Богослужении и святилище земное.

«Имеяше убо первая скиния оправдания службы». Так назвал Апостол заповеди, поколику исполнение их почиталось служением Божиим. Так говорит и блаженный Давид: «оправданием Твоим научи мя» (Пс. 118, 124), и Сам Законодатель: «сия... суды и оправдания, елика глагола Господь сыном Израилевым» (Втор. 4, 45). Но Апостол прежде всего рассуждает о скинии.

«Святое же людское» (κοσμικόv). Так назвал скинию, представляющую образ всего мира. Ибо среднею завесою разделялась на две части, и одна часть называлась Святое, а другая – Святое Святых. И Святое уподоблялось житию на земли, а Святое Святых – пребыванию на небесах. Самая же завеса заменяла собою твердь. Ибо Божественное Писание научило нас, что два неба, из которых первое создал Бог с землею, а второе сотворил во второй день, сказав: «Да будет твердь посреде воды» (Быт. 1, 6), и потом присовокупило: «И нарече Бог твердь небо» (Быт. 1, 8). Так и блаженный Давид говорит: «Небо небесе Господеви» (Пс. 113, 24). Это небо для нас – кровля дома, а для невидимых сил заменяет нижний помост. Посему как оно отделяет дольнее от горнего, так завеса, распростертая посреди скинии, отделяла от Святого Святое Святых.

Евр.9:2. Ибо устроена была скиния первая, в которой был светильник, и трапеза, и предложение хлебов, и которая называется Святое.

«Скиния бо сооружена бысть первая, в нейже светилник и трапеза и предложение хлебов, яже глаголется святая». Слово άγια (святая) должно читать с острым ударением на третьем от конца слоге, а это дает нам знать, что здесь подразумевается другое еще имя.

Евр.9:3. За второю же завесою была скиния, называемая Святое Святых.

Евр.9:4. Имевшая золотую кадильницу и обложенный со всех сторон золотом ковчег завета, где были золотой сосуд с манною, жезл Ааронов расцветший и скрижали завета.

Евр.9:5. А над ним херувимы славы, осеняющие очистилище; о чем не нужно теперь говорить подробно.

«По вторей же завесе скиния глаголемая святая святых», «злату имущи кадилницу и ковчег завета окован всюду златом, в немже стамна злата имущая манну, и жезл Ааронов прозябший, и скрижали завета» «превышше же его херувими славы, осеняющии олтарь [очистилище]: о нихже не леть ныне глаголати подробну».

«Очистилищем» и «херувимами» скиния показывала, что имеет образ небесного, а «светилником» и "трапезою" давала разуметь жизнь настоящую.

Евр.9:6. При таком устройстве, в первую скинию всегда входят священ­ники совершать Богослужение.

«Сим же тако устроеным, в первую убо скинию выну вхождаху» одни «священницы службы совершающе»:

Евр.9:7. А во вторую – однажды в год один только первосвященник, не без крови, которую приносит за себя и за грехи неведения народа.

«Во вторую же единою в лето един архиерей, не без крове, юже приносит за себе и о людских невежествиих». Ему повелено было "кропить" кровь «перстом на очистилище» (Лев. 16, 19).

Евр.9:8. Сим Дух Святый показывает, что еще не открыт путь во святилище, доколе стои́т прежняя скиния.

«Сие являющу Духу Святому, яко не у явися святых путь, еще первей скинии имущей стояние». Святое Святых, говорит Апостол, для многих было недоступно, потому что имело еще силу служение подзаконное. Надлежит же знать, что Поелику по Божию повелению так сие делалось, то божественный Апостол сказал, что явил сие Дух Святой, показывая тем достоинство Духа.

Евр.9:9. Она есть образ настоящего времени, в которое приносятся дары и жертвы, не могущие сделать в совести совершенным приносящего.

Евр.9:10. И которые с яствами и питиями, и различными омове­ниями и обрядами, относящимися до плоти, установлены были только до времени исправления.

«Яже притча во время настоящее утвердися, в неже дарове и жертвы приносятся, не могущыя по совести совершити служащаго», «точию в брашнах и питиях, и различных омовениих, и оправданиих плоти, даже до времене исправления належащая». Приточно, говорит Апостол, научаемся мы скиниею, что закон полезен в этой жизни и приспособлен к имеющим еще природу смертную. Посему-то «священницы в первую скинию вхождаху» и совершали узаконенное служение, а во Святое Святых они не входили; "един" же только "архиерей", входя, представлял образ Владыки Христа, Который первый восшел на небо и соделал оное доступным для нас. Но сими также словами Апостол ясно научил нас, что не весь закон отвергает, но узаконенное об яствах и питиях, о семеноточивом, о прокаженном, о жене на родильном ложе и кровоточивой; ибо они омывались и очищались кроплением. Ни одно из этих средств не имело силы сделать совесть чистою, но каждое дано было не без основания, а по какой-либо потребности, которую объяснять теперь не время. Впрочем, все это было временно, ожидало времени совершенства. Сие-то и сказал Апостол: «даже до времене исправления належащая». Так, показав немощь сего, приводит в сличение дарованное в Новом Завете.

Евр.9:11. Но Христос, Первосвященник будущих благ, придя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения.

Евр.9:12. И не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление.

«Христос же пришед архиерей грядущих благ, болшею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, сиреч, не сея твари», «ни кровию козлею ниже телчею, но Своею кровию, вниде единою во святая, вечное искупление обретый». Здесь «скиниею нерукотворенною» Апостол назвал человеческое естество, которое восприял на Себя Владыка Христос. Ибо не по закону брака рождается, но Всесвятой Дух уготовал скинию. А выражение: «не сея твари», употреблено вместо слов: не по закону естества, какое в твари. Принес же за нас Христос не кровь волов и козлов, но собственную Свою кровь, и сею кровию восшел в небо, не подобно первосвященникам «единою в лето, но единою вечное искупление обретый»; потому что, сделавшись искупительною за нас ценою, всех нас освободил от владычества смерти. Потом Апостол истину сказанного доказывает примером.

Евр.9:13. Ибо если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело.

«Аще бо кровь козляя и телчая и пепел юнчий кропящий оскверненыя освящает к плотстей чистоте»:

Евр.9:14. То кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному!

«кольми паче кровь Христова, иже Духом» вечным (святым) «Себе принесе непорочна Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, во еже служити нам Богу живу?» Если кропление кровию бессловесных животных и пеплом, смешанным с водою, очищает скверну, бывшую, по-видимому, в теле, тем паче кровь Христова освободит наши совести от лукавых дел. Ибо смрадное и лукавое назвал Апостол «мертвыми делами». И сие сказал по человеческому естеству. Ибо тело Христово Дух Божий соделал непорочным; Христос имел все дарования Духа Божия, «и от исполнения Его», по словам божественного Иоанна, «мы вси прияхом» (Ин. 1, 16). Надлежит также заметить, что Апостол Духа Божия нарек вечным. А что вечно, то не сотворено, потому что вечное не имело временного начала бытию.

Евр.9:15. И потому Он есть ходатай нового завета, дабы вследствие смерти Его, бывшей для искупления от преступлений, сделанных в первом завете, призванные к вечному наследию получили обетованное.

«И сего ради новому завету Ходатай есть, да смерти бывшей, во искупление преступлений бывших в переем завете, обетование вечнаго наследия приимут званнии». Для того приял за всех смерть, чтобы за преступление под клятвою закона бывших сподобить спасения и соделать причастниками вечных благ.

Евр.9:16. Ибо, где завещание, там необходимо, чтобы по­следовала смерть завещателя.

Евр.9:17. Потому что завещание действительно после умерших: оно не имеет силы, когда завещатель жив.

«Идеже бо завет, смерти нужно есть вноситися завещающаго», «завет бо в мертвых известен есть: понеже ничесоже может, егда жив есть завещаваяй». Сказал сие Апостол, поражаемых Владычнею смертию утешая тем, что при установлении Нового Завета необходима была смерть, потому что по кончине завещающих получают силу завещания. А это доказывает он из Ветхого Завета.

Евр.9:18. Почему и первый завет был утвержден не без крови.

«Темже ни первый без крове утвержден бысть».

Евр.9:19. Ибо Моисей, произнеся все заповеди по закону перед всем народом, взял кровь тельцов и козлов с водою и шерстью червленою и иссопом, и окропил как самую книгу, так и весь народ.

Евр.9:20. Говоря: это кровь завета, который заповедал вам Бог.

Евр.9:21. Также окропил кровью и скинию и все сосуды Богослужебные.

Евр.9:22. Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения.

«Реченней же бывшей всяцей заповеди по закону от Моисеа всем людем, приемь кровь козлюю и телчую, с водою и волною червленою и иссопом», «самыя же тыя книги и вся люди покропи», «глаголя: сия кровь завета, егоже завеща к вам Бог". «И скинию же и вся сосуды служебные. кровию такожде покропи». «И едва не вся кровию очищаются по закону и без кровопролития не бывает оставление». Несомненно доказал Апостол, что ветхозаветное есть образ новозаветного. Посему, если и в прообразе законодатель, взяв крови и смешав ее с водою, окропил и самый завет, и народ, и скинию; и оскверненные, быв окроплены, получали чистоту, что удивительного, если находим сие совершающимся в прообразованной действительности? По необходимости же представил Апостол Моисеево свидетельство, в котором ясно сие выражено: «сия кровь завета, егоже завеща к вам Бог» (Исх. 24, 8). Поелику естество Божие бессмертно, то кровию жертв изобразило смерть и утвердило завет. Поелику же Бог Слово вочеловечился, имел смертное тело, то Ему не было уже нужды в бессловесных жертвах, но Своею кровию утвердил Он Новый Завет. Ибо к тени применяется образ, а истина к телу. Образом же служили: крещения – вода, спасительной крови – кровь бессловесных, новой ризы – червленая волна, бесстрастного Божества – кедровое древо, благодати Духа Божия – теплота иссопа и страданий человечества – пепел юницы.

Евр.9:23. Итак образы небесного должны были очищаться сими, самое же небесное лучшими сих жертвами.

«Нужда убо бяше образом небесных сими очищатися», то есть бессловесными; «самем же небесным лучшими жертвами, паче сих», то есть жертвою разумною, непорочною и святою. "Небесным" же назвал Апостол духовное, Чем очищается Церковь.

Евр.9:24. Ибо Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие.

«Не в рукотворенная бо святая вниде Христос, противообразная истинных, но в самое небо, ныне да явится лицу Божию о нас». Апостол доказал разность и самим местом. Ибо священники входили в рукотворенную скинию или в рукозданный храм, а Он вошел в небо. Сказано: «ныне да явится», то есть как человек; потому что ныне естество человеческое в первый раз взошло на небо.

Евр.9:25. И не для того, чтобы многократно приносить Себя, как первосвященник входит во святилище каждогодно с чужою кровью.

Евр.9:26. Иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира; Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею.

«Ниже да многажды приносит себе, якоже первосвященник входит во святая (святых) по вся лета с кровию чуждею»: «понеже подобаше бы Ему множицею страдати от сложения мира». Священники подзаконные каждый год входили во Святая Святых, а Христос сделал сие «единою в кончину веков». И те входили «с кровию чуждею», а Он с Своею кровию.

«Ныне же единою в кончину веков, во отметание греха, жертвою Своею явися»; потому что совершенно сокрушил силу греха, обетовав нам бессмертие, так как грех не может возмущать бессмертных тел.

Евр.9:27. И как человекам положено однажды умереть, а потом суд.

Евр.9:28. Так и Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение.

«И якоже определено есть человеком единою умрети, потом же суд», «тако и Христос единою принеся Себе, во еже вознести многих грехи, второе без греха явится, ждущым Его во спасение». Как определено каждому из людей однажды умереть, а достигший смертного предела уже не грешит, но ожидает следствия всего сделанного им в жизни, так Владыка Христос, однажды принесши Себя за нас и восприяв на Себя наши грехи, снова явится нам, когда не будет уже владычествовать грех, то есть когда грех не будет уже иметь места в людях; потому что Сам Христос, имея еще смертное тело, «греха не сотвори, ни обретеся лесть во устех Его» (1Пет. 2, 22). Должно же приметить, что Апостол сказал: «вознести грехи многих», а не всех; ибо не все уверовали. Посему Христос разрешил грехи только уверовавших.



Источник: Послание к Евреям писано из Италии и послано с Тимофеем

Комментарии для сайта Cackle