архиепископ Евлампий (Пятницкий)

В день Сретения Господня

Слово 16, 1-е. О обязанности родителей посвящать детей на служение Богу

Вознесо́ста роди́теля отроча́ Иису́са во Иерусали́м, поста́вити его́ пред Го́сподем. (Лк. 2:22, 27).

Так заповедано было в законе Моисеевом, что, когда раждался младенец мужеского пола, то в продолжении сорока дней, a когда рождался младенец женского пола, в продолжении 80-ти дней и мать и младенец находились в отлучении законной нечистоты. В это время и мать и младенец, как по закону нечистые, не входили в храм и не прикасались ни к чему священному. Когда исполнялось 40 дней от рождения младенца мужеского пола и 80 дней от рождения младенца женского пола: то и мать и младенец приводимы были во храм, мать для законного очищения, младенец для посвящения Господу.

Приношение новорожденных детей в храм Господень и вообще было совершаемо в ветхозаветной церкви в духе благочестия. Но приношение детей первородных мужеского пола знаменовалось особенною священною торжественностию. При изведении Израильтян из Египта, когда Бог поразил всех первенцев Египетских от человека до скота: тогда Он особым законоположением избрал и освятил себе на служение при Скинии свидения всех первенцов сынов Израилевых. Это самое и означает, когда говорится в законе: я́ко вся́к младе́нец му́жеска по́лу, разверза́я ложесна́, свят Го́сподеви нарече́тся, (Лк. 2:23) –т. е. чтобы всякий младенец перворожденный мужеского пола был посвящаем Богу. Когда же, по изволению Божию, избрано и освящено на служение Богу в Скинии свидения колено Левиино: тогда первенцы сынов Израилевых хотя не были посвящаемы на особенное служение Богу при Скинии: однакож, в ознаменование первого их назначения, приносимы были во храм с особенною торжественностию, как первый дар от Бога родителям и первое приношение Богу от родителей. Приносимый младенец взимаем был от родителей на руки Священником, возносим пред Господом, в знамение приношения Господу, потом искупляем известною ценою, и возвращаем родителям. При этом достаточные родители приносили в жертву единолетного непорочного агнца; недостаточные и бедные приносили двух горлиц или двух птенцов голубиных. To и другое приношение, и непорочного агнца и птенцов голубиных было знамением чистого приношения родителями Господу детей, как непорочных плодов чрева.

Иосиф и Пресвятая Дева Мария, принося Богу подлинно Первенца, – Того, Который перворожден всей твари (Кол. 1:15), дабы быть Ему первородну во многих братиях. (Рим. 8:29), по бедности своей принесли двух птенцов голубиных в жертву и искупление за Того, Который имел соделаться жертвою за грехи всего мира, и дать душу свою в цену искупления за нас.

Какие чудеса Божественного снисхождения! Пречестая Матерь и Божественное Отроча приемлют, по обычаю законному, – законное очищение. Так – Творец закона исполнял закон!

Когда Святые родители по закону приносят в храм сорокодневное Отроча, a Божественное Отроча, Творец закона, с самого рождения по человечеству, как подзаконный, со всею точностью исполняет закон: то само собою очевидно, какое и для родителей и для детей общее преднаписуется наставление; преднаписуется наставление, чтобы по примеру принесения Божественного Отрочати Иисуса святыми родителями в храм пред Господа, все благочестивые родители, молитвою и молитвенными расположениями посвящая детей своих Господу, от самой юности воспитывали их в благочестии и страхе Божием.

Вся́к младе́нец му́жеска по́лу, разверза́я ложесна́, свято Го́сподеви нарече́тся. –

Часть 1. Обязанности родителей воспитывать детей в благочестии

В ветхом завете посвящение Богу первенцев мужеского пола было образом того, что все первое, лучшее, все драгоценное и более нам любезное, мы должны приносить Богу, как Подателю всякого совершенства и блага. В супружеской жизни чада, как плод благословения Божия, суть самое драгоценное достояние жизни. Но что несравненно выше и священнее, это есть то, что в детях раждаемых и воспитываемых в благочестии мы распространяем чадство Божие на земли. Дети раждаются родителями, но не для родителей, a раждаются по намерениям Божиим и для намерений Божиих. Дети корене благочестивого, род правых, как насаждение образа Божия на земли, суть чада Божии, которые должны познать Бога, уразуметь дела Божии, дабы, возлюбив Бога по множеству благости Его, служить Ему угодным исполнением святой воли Его, исполнением о себе святых намерений Его, возвестить закон, поведать чудеса и добродетели Божии роду иному грядущему. Вот что всего более должно нас радовать о детях наших, что мы служим к умножению чад Божиих на земли, созданных в падшем Адаме, и воссозидаемых во Христе по образу Божию; но вкупе должно и исполнять священною заботою ο том, чтобы в детях наших просиявал образ Божий, эта печать славы Божией в бренных человеках, просиявал образ Божий познанием истины в уме, чувством добра в сердце, свободным стремлением к исполнению истины добра в воле. И так раскрывать в детях душевные способности, в которых особенно сияет образ Божий, раскрывать ум для познания истины, сердце для любви добра, волю для свободного стремления к истине и добру: есть раскрывать черты образа Божия. A раскрывать в детях черты образа Божия, напоять ум истиною, сердце питать добром, волю направлять к свободному исполнению добра, есть в собственном смысле воспитывать детей для Бога. И таковое воспитание детей для общего Отца, Подателя всех сил и дарований, должно быть начинаемо с первой юности в самой невинности нравов, в самом первом развитии душевных способностей. Чем раньше умы и сердца будут направляемы к Богу, тем обильнее могут обещать плодоношение благоделания. В самой юности еще ничем незанятые сердца подобны невозделанной земле, которая сообразно тому, как будет возделана и какими семенами засеяна, такие принесет в последствии и плоды. Хорошо возделанная и добрыми семенами засеянная, добрые плоды и принесет; оставленная тернию и волчцам принесет терние. Сердца наши, сотворенные для добра, но по естественному растлению преклонные к злу, в юности точно суть тоже, что мягкий воск; способны принять и долго удерживать начертание добра и зла. поелику же, как видим из печальных опытов собственной жизни, зло в нас превозмогает над добром, то с какою заботливостию, с каким тщанием должно напаять добром только что развивающияся способности ума и сердца, дабы добро еще в младой земле сердец наших укоренилось, возросло и укрепилось противу будущих плевелов зла, которые неукоснят сами собою во множестве возрастать на подавление семян добра.

Каково основание, таково большею частию бывает и здание, каков корень, таковы и ветви, каковы семена, таковы и плоды. Мы большею частию в мужестве возращаем, a в старости пожинаем то, что сеяли в детстве, и что возделывали в юности. Если детство наше бывает без призрения, отрочество без управления: то и юность наша бывает легкомысленна a мужество не основательно, и старость слаба и нерассудительна. Иначе от благого начатка жизни, как от доброго корня и основания, и на дальнейшие возрасты простирается благое действие.

И какое благословение может обещать раннее воспитание детей во благочестии? Если посеянные в младых сердцах начатки добра укоренятся и будут расти беспрепятственно: то в страхе Божием возрастшие в детстве, и отрочестве принесут плоды благонравия и целомудрия, плоды трезвенности и воздержания в юношестве; a благоплодно проведшие лета юношества украсятся зрелыми плодами благоразумия и Христианских добродетелей на поприще и частной и общественной жизни в мужестве. A хотя бы добрые начатки первых лет юности, по превратностям жизни, и были на время ослаблены: оне не лишатся своего действия. Оставаясь глубоко сокровенными в хранилище совести, оне и среди мрака заблуждения будут по временам просиявать в светлых озарениях истины, и при тяжких падениях дадут глас свой в убедительных вразумлениях, и, при самом страстном увлечении сердца, когда благодать будет призывать к обращению, внутренно отзовутся в уме горьким сознанием обольщения, в сердце раскаянием, и, при воспоминании первых лет детской невинности, посвященных Богу могущественно повлекут на путь благочестия совратившихся с оного. Сосуд, напитанный благоуханием содержавшегося в нем благовонного вещества, долго издает воню и тогда, когда бывает занят другим противного свойства веществом.

Ha ком же лежит священная обязанность развить в детях первое семя истины в уме, углубить первый корень добра в сердце, раскрыть первый росток благоделания в воле? Hа ком? Родители вознесо́ста его́ во Иерусали́м, поста́вити его́ пред Го́сподем (Лк. 2:22). Так, – от родителей требуется неплотскую только, – чувственную, душевную дать жизнь детям своим, но и жизнь разумную, жизнь нравственную, духовную,–требуется, чтобы они в детей своих, которые суть лучшее им от Бога даяние и драгоценнейшее достояние, впечатлели все, что имеют лучшего в своем уме, чистейшего в сердце, совершеннейшего в расположениях воли и делах жизни, дабы потом в детях все лучшее, совершеннейшее, дар слова, дарования разума, силу воли, благие стремления сердца приносить Богу разумов и сердец в жертву живую, святую, благоугодную. Родители должны быть первые насадители добра в детях. Они суть естественные, самим Богом устрояемые воспитатели и руководители детей своих ко всякому добру. Кроме естественной любви, которая есть лучшая наставница добра, они лучше знают и расположения детей своих, по сему и лучше могут наставлять их особенно в первом возрасте, когда дети в домашнем крове как в рассаднике юные растения, возрастают. доколе рукою Божественного Промысла, по состоянию и званию, не будут поставлены в свойственных им местах для общеполезного возрастания в благовременное и спасение вечное.

Затем сеяние добра в юных умах и сердцах находится в руках воспитателей и воспитательниц, приставников и приставниц, и вообще всех руководителей и наставников, которым вверяется попечение о юности детского возраста и первое раскрытие понятий ума их и чувствований сердца. Смотрите же родители и занимающие место их воспитатели, приставники, детоводители! Смотрите: на что главным образом посвящать вам детей в самом юном возрасте их, к чему направлять их жизнь и силы, когда начнут проявляться в них способности, с чего начинать раскрытие смысла и чувства их, – это представляет вам настоящее празднество принесения в храм Божественного отрочати Иисуса Св. Родителями, которые, по обычаю законному, вознесли в Иерусалим Божественное Отроча, представить Его, как всесвятое приношение, пред Господа. Вспомните еще пример введения в храм Богоотроковицы Св. Родителями, Иоакимом и Анною, которые трехлетнюю дщерь свою привели в храм Господень и навсегда посвятили Господу, как живую жертву. Подражайте Богоотцам и во внутреннем духе и в самом внешнем действии приведения детей своих к Господу; старайтесь паче всего первые – неповрежденные понятия, первые непорочные чувствования детей ваших напоять чистым понятием о Боге, исполнять любовию к Нему, как Отцу благости, a после Бога любовию к человекам и ко всякому совместному с юным возрастом добру, И если самое первое, сильнейшее в детях чувство есть любовь к родителям, то что может быть совместнее с детском чувством, как не напечатление в нем любви к Богу общему всех Отцу и благопромыслителю? Что говорить много о истине очевидной? Заметим только, что если кто, по слову Спасителя, соблазни́т еди́ного ма́лых си́х, у́не е́сть ему́, да обѣ́сится же́рнов осе́лский на вы́и его́, и пото́нет в пучи́не морстѣ́й (Мф. 18:6): то назидать детей в добре, напитывать их разумением о Боге, любовию к Богу, вообще блюсти в невинности, чистоте, незлобии, блюсти от прикосновения всякого зла, есть подражать святым Ангелам, которые особенно приставляются для хранения детей. Блюди́те, выражает Божественное попечение свое о детях Спаситель, блюди́те, да не пре́зрите еди́ного от ма́лых си́х: глаго́лю бо ва́м, я́ко а́нгели и́х на небесѣ́х вы́ну ви́дят лице́ Отца́ моего́ небе́сного (Мф. 18:10). Так – с самых первых лет надлежит приводить детей к Богу, и напоять благочестием.

Часть 2. О обязанности детей образовать себя в благочестии

Что же дети, – предмет нежнейшего попечения родительского, предмет попечительнейшего хранения Ангельского, и, по незлобивому, невинному возрасту, предмет особенного промышления Отца Небесного, – как дети должны принимать попечительные наставления во благочестии? Дети, отроки и отроковицы, вообще в первых летах юности находящиеся, должны всего более углублять в умах и сердцах своих наставления о благочестии, дабы с детскою горячностию посвящать себя Богу. Дети могут понимать, что они все получили от Бога, жизнь и здравие родителей и воспитателей; – блага жизни и состояния, и все, что веселит и радует их в их возрасте и состоянии. Посему и должны гореть пламенными чyвствованиями любви и благодарности к Богу, как ко вседаровитому Отцу благости и щедрот. Да ведают притом дети, что они наровне с совершеннолетними и возмужалыми, как избранные Божии и возлюбленные, составляют предмет Апостольского к ним привета и назидания, свойственного возрасту их. Св. Иоанн Богослов, друг Христов, наперстник и девственник, в соборном послании своем обращаясь с приветом Апостольского наставления к мужам и юношам, наровне с ними обращается и к детям. Пишу́ ва́м, дѣ́ти, говорит он, я́ко позна́сте Отца́ (1Ин. 2:13). И вот, по означению Апостола, черта детского благочестия; пишу́ ва́м, дѣ́ти, я́ко позна́сте Отца́. Дети, представляя Бога, как Отца преимущественно должны покоиться преданностию под кровом благости Его, всего благого надеяться от великодаровитой десницы Его и тщиться о угождении святой воле Его всевозможным повиновением родителям, воспитателям, руководителям, чрез которых наставляет их Бог. Пишу́ ва́м, дѣ́ти, я́ко позна́сте Отца́.

Вознесо́ста роди́теля отроча́ Иису́са во Иерусали́м, поста́вити его́ пред Го́сподем. Родители! Приводите детей своих ко Господу, не только тех, которых вы носите на руках и груди своей, приносите чаще во храм Господень, дабы в Дому Божием питать их плотию и кровию Христовою; но приводите особенно ко Господу тех детей, которых, по раскрывающимся в них способностям, вы руководите нашими советами, внушениями, наставлениями . Ведите детей ваших неуклонно стезею веры· и благочестия, не только в юности, но и в зрелых летах мужества, и в зрелом возрасте руководите их уже не столько словом наставления, сколько примером благочестия. Поступая так, вы спасете и себя и детей ваших.

Дети! Преспевая телесным возрастом, тщитесь вкупе преспевать и духовным, благодатными свойствами и любовию к Богу, усердием к Св. Церкви, преданностию родителям, благопослушанием к Наставникам; тщитесь напаять себя благими наставлениями о предохранении ума своего от заблуждения, сердца от обольщения пороком, нравов от растления мирскими обычаями. Ограждаемые страхом Божиим, возрастайте в невинности детства, как младые леторасли сада Божия; возрастайте в благих нравах отрочества, как зеленеющие ветви; возрастайте в целомудрии и совершенствовании душевных способностей в летах юношества, как благоцветущее рождие благоплодные Лозы – Христа; и вы, по благодати Божией, соделаетесь живым, благоприятным приношением Господу. Когда благословение Божие почиет на вас, то с ним и все прочие приложатся блага; на нас будет почивать любовь родителей, благорасположение ближних, благоволение высших, дружелюбие равных; вас будет сопровождать благопоспешество в делах, окружать довольство благ, спокойствие отвне, веселие внутри. И все это потому, что благословение Божие, если будете Богобоязливы, будет предшествовать вам и сопровождать вас, будет возлегать и восставать с вами, будет вести вас во всю жизнь вашу путями правыми и споспешествующими во благое, доколе наконец доведет вас туда, где небесный Отец благопослушных чад веры и любви покоит в объятиях своей благости среди нескончаемого блаженства. Аминь.

Слово 17, 2-е. Надлежит быть в мире с собою, чтобы сретить смерть мирно

Ны́не отпуща́еши раба́ твоего́, Влады́ко, по глаго́лу твоему́, с ми́ром. (Лк. 2:29).

Так с светлым взором и радостным сердцем просит верный раб у Владыки мирного отпущения из временной, дабы прейти к нескончаемой жизни. Скончав течение богоугодной жизни, в коей обещано было ему Духом святым, не видети смерти, прежде даже не видит Христа Господня, и сподобившись не только видеть своими очами Спасение, уготованное Богом пред лицем всех людей, но и в своих объятиях носить Свѣ́т язы́ков и Сла́ву Изра́иля (Лк. 2:32), праведный Симеон мирно оставлял временную жизнь, как странник, совершивший путь свой и достигший пределов вожделенного Отечества. Исполненный дней и добродетелей, маститый старец в последние минуты жизни своей уподоблялся заходящему светилу, которое и при самом захождении величественно распростирает вокруг себя радостотворное сияние. Так праведный Симеон мирно, богоугодно жив, с миром по глаголу Господню, и отходить от сей жизни. И нельзя видеть мирной кончины, не уготовив оной мирною жизнию. Мирная, благочестивая жизнь есть единственный путь к мирной, блаженной кончине.

Христиане! По благости Божией, мы находимся еще на пути жизни. Но всем нам без исключения надлежит быть ежечасно готовыми к смерти, и неиначе продолжать путь жизни, как в непрестанном помышлении, что мы постепенно приближаемся к смерти. Попечемся, не опуская времени, совершать поприще жизни своей в приготовлении к смерти, дабы мирно сретить кончину свою. Для сего размыслим, что нужно, чтобы уготовить себе мирную, христианскую кончину?

Чтобы уготовить себе мирную–Христианскую кончину, надлежит мирно, христиански жить.

В чем состоит мирная, в христианском духе жизнь? Мирная жизнь в духовном смысле состоит не в том, чтобы мы ограждены были внешним спокойствием и безопасностию, что бы избыточествовали житейскими благами. Такая жизнь, именуемая вообще благополучною, имеет признаки мира внешнего, при котором можно не имеет внутреннего. Истинный мир состоит в таком расположении духа и сердца, при котором мы и среди внешних лишений и скорбей можем быть мирны. Такой мир состоит в обладании духовными благами, состоит в мире с Богом, с ближними нашими, с самими собою. Мно́г ми́р лю́бящым Зако́н Тво́й, Господи. (Пс. 118:165), говорит Псалмопевец. Но чтобы быть нам в истинном мире с Богом и ближними, прежде всего надлежит быть в мире с самими собою. Если не будет мира в сердце нашем, не будет спокойствия в расположениях наших: то мы не в состоянии будем с твердым и спокойным расположением выполнять и обязанности наши к Богу и ближним.

Что же такое есть мир с собою? Мир с собою есть такое благодатное состояние духа, в котором мы, сообразно высшему, духовному назначению, употребляя душевные способности, – ум на познание Божественной истины, сердце на взыскание правоты, волю на совершение всякого добра, a низшие способности содержа в зависимости от высших,–при согласном действии всех сил, чувствуем в себе расположение к исполнению Закона Божия, и при посильном благоугождении Богу, среди самых скорбей обретаем в себе внутреннее довольство и успокоение.

Такое состояние мира требует того, чтобы один закон господствовал в нас, одна сила направляла силы наши, одинаковые побуждения располагали нас к действию. A этот закон, неизгладимо начертанный и непрестанно учением веры впечатлеваемый в нас, есть закон Христов, которого сущность составляет то, чтобы любить Бога паче всего, a ближнего, как самого себя; эта сила, долженствующая укреплять нашу немощь в исполнении закона Христова, есть сила Христова, эти побуждения вытекают из внутренней потребности исполнения воли Божией, составляющей для нас источник всех благ. Вот основание внутреннего мира с собою, откуда проистекает мир с Богом и ближними, откуда разливается мир и на все окрест нас.

Чтобы быть в таком благодатном мире с самими собою, где бы господствовал в нас один закон любви к Богу и ближним, действовала одна сила Христова во спасение, располагало одно побуждение – желание благоугодить святой воле Божией, необходимо быть сперва в непрестанной внутренней брани с самими собою. Так истинно. Прежде нежели достигнем в состояние мирной, благодатной жизни, мы необходимо должны поставить себя в состояние внутренней брани. A внутренняя брань требует от нас того, чтобы мы, неослабно бодрствуя над собою, во всяком случае все свои слова и мысли, начинания и поступки, в рассуждении правоты их, тщательно испытывали и все в них не только порочное, но и необдуманное, легкомысленное решительно осуждали.

Такая брань с самими собою не легка, а для многих может быть и непонятна, но для того, чтобы достигнуть духовного мира благодатной жизни, совершенно необходима.

И по свидетельству Писания, и по собственному опыту в нас два человека: один ветхий, греховный, другой новый, обновляемый благодатию; два закона, один влечет нас к греху, другой располагает услаждаться законом Божиим. И вот источник внутренней брани в нас. Плоть желает противного духу, а дух противного плоти (Гал. 5:17). Плоть, это греховный в нас человек, в коем растленное самолюбие составляет душу, страсти–силу, чувственные пожелания-побуждения действий, плоть, ища удовлетворения, силится свергнуть с себя господство духа, а дух, стремясь к исполнению святой воли Божией, старается обуздать многообразные стремления плоти и покорить ее господству своему. Пло́ть бо похотству́ет на ду́ха, ду́х же на пло́ть (Гал. 5:17). Но такова греховная наша слабость, что, живя рассеянно мы не печемся о духовном состоянии своем, и – плоть берет пагубное преобладание над духом, страсти ослепляют в нас ум, предают сердце похотям, оковывают волю чувственными привычками; от чего происходит в нас греховный сон, жизнь по обычаям мира, занятие только выгодами житейскими; порабощаясь греху, и омрачаясь суетами, мы теряем силу и расположение к добру, делаемся не верны в обязанностях к Богу, хладны, в отношении к ближним. В этом состоянии мы не живем, a находимся в смерти, не действуем, a страждем, не приобретаем, a теряем и погубляем. И если бы в таком состоянии постигнуты были смертию: то, как плоть и кровь, были бы извергнуты из царства Божия, как чада тления, низринуты в кромешную тьму. Итак всеми мерами надлежит нам укреплять и поддерживать в себе господство духа над плотию, господство света над тьмою, добра над злом, правоты над растлением; a для сего необходимо непрестанно бодрствовать над собою, и стоя на духовной страже, ум очищать от греховных мыслей, сердце от превратных расположений, волю направлять во всех действиях к сообразованию с волею Божиею и идя тесным путем Христовым, ходить духом.

Такими подвигами распинания своих страстей должны мы уготовлять себе тихую смерть, мирную кончину и спокойный переход из временной в вечную жизнь; должны неутомимо трудиться на поприще наших обязанностей, a особенно на пути внутреннего очищения нашего ума и сердца от омрачения греховного, воли от преобладания страстей. Для сего, не смотря на юность лет и крепость сил, благовременно учиться умирать для мира чрез постепенное отрешение от житейских наслаждений и привязанности к оным.

Смерть есть переход из временной жизни в вечную, возвращение из странствования в отечество, покой после трудов, путь к восприятию награды в царстве славы. Как мы перейдем мирно за пределы времени, когда не отрешаемся от временных пристрастий? Как будем радостно возвращаться в небесное отечество, когда на земли полагаем свои сокровища, a в отдаленную будущность боимся и взглянуть, как в область мрачную и страшную? Как обретем в смерти сладкий покой и путь к награде, когда здесь не трудимся, не течем, как подвижники, не сражаемся, как ратоборцы для спасения души; но занимаемся приобретениями житейскими, как будто бы временною жизнию все долженствовало кончиться? Кто что в жизни посеет, то в смерти и пожнет. За жизнию беспечною, плотскою, преступною ожидает нас страшный отчет, грозный суд, неизбежное мучение. За жизнию очищенною покаянием, проведенною в богоугодных трудах для блага ближних, в подвигах умерщвления страстей ради Христа, последует воздаяние от Христа. Если мы подвизаясь для Христа, со Христом и умрем: то со Христом и оживем. Аминь.

Слово 18, 3-е. Кому Иисус Христос лежит на падение и кому на востание

Се́ лежи́т се́й на паде́ние и на воста́ние мно́гим во Изра́или, и в зна́мение пререка́емо. (Лк. 2:34).

Что ты вещаешь, провидче Симеоне? Сам исходя, по глаголу Владычню, из мира с миром, нам в проречении твоем оставляешь знамение пререкаемое: видишь уготованное пред лицем всех народов общее спасение, но видишь и неспасающихся? Созерцаешь свет к просвещению языков, славу Израиля, но зришь и мрак и уничижение Израиля? Указуешь вожделенного Спасителя, но предсказываешь не одно спасение: лежи́т се́й на паде́ние и на воста́ние мно́гим во Изра́или, и в зна́мение пререка́емо? Ужели и Царь кроткий (Зах. 9:9), пришедший воцарить на земли правду и мир, отпустить плененные во отраду и утешить вся плачущие (Ис. 61:2), принес с собою на землю не один мир, но и меч? Как же Авраам рад был увидеть день сей (Ин. 8:56) и все праотцы еще издалека в восторге любви верою целовали обетованного (Евр. 11:13), а ты, держа уже на руках своих радость Израилеву, возвещаешь не одну радость?

Истинно вещает Богоприимец, указуя на Божественное отроча: се́ лежи́т се́й на паде́ние и на воста́ние мно́гим во Изра́или, и в зна́мение пререка́емо.

Вонмем с благоговением Боговдохновенному гласу Богоприимца, внушающему радость и страх, и во славу принесенного во храм Иисуса, для собственного востания о Нем во спасение, размыслим: почему Иисус Избавитель и Спас мира, не для всех одинаково соделывается спасением? и кому он лежит на падение, и кому на востание?

Нет неправды у Бога (Рим. 9:14). Любовь Божия к человекам несравненно выше всякой любви матерней к детям. Как из начала, при создании человека правым и невинным, Бог веселился о сынех человеческих (Притч. 8:31), веселился о их жизни и блаженстве: так, и по падении человека, Он нехощет смерти грешника умирающего (Иез. 33:11). Так, Бо́г сме́рти не сотвори́, ни весели́тся о поги́бели живы́х (Прем. 1:13). От чего же погибают человеки? Поги́бель твоя́ от тебе́, Изра́иль. (Иез. 18:31). Нельзя довольно оплакать того пагубного злоупотребления нравственной свободы, по которому человек самое достоинство своей природы обращает в собственную погибель. Оставленному в руцѣ́ произволе́ния его́ (Сир. 15:14), человеку искони предложены были живот и смерть, благо и зло, благословение и клятва (Втор. 30:19).

Несчастный! возлюбил лучше проклятие, и оно постигло его, не восхотел благословения, и удалилось от него (Пс. 108:17), оставил Бога сотворшего его, отступил от Бога Cпaca своего (Втор. 32:15); сотворил завет со адом и с смертию сложение (Ис. 28:15); отвращая ум от света истины, сердце от действий добра, человек гибнет самопроизвольно от своего неверия, ожесточения, беспечности. Виновно ли солнце, что иные самопроизвольно не видят света его, не ощущают теплоты его? что делать врачу, когда больные не принимают предлагаемого врачества и умирают? Благий и Правый праведен во всех путях своих и преподобен во всех делех своих (Пс. 144:17): со святым он поступает свято, с человеком верным верно, с чистым чисто, с лукавым вопреки ему (Пс. 17:26–27).

Бог Отец искони в превечном совете своем предположил спасти мир чрез единородного Сына Своего. Положив в Сионе камень краеуголен, избран, честен (1Пет. 2:6), и верою в него созидая на Нем спасение человеческое, Преблагий никогда не преставал многоразличными образами собирать расточенных чад своих воедино, дабы все по мере действия, счиневаясь прилично на едином основании, созидались во едину Церковь Духом Святым. Но люди большею частию не внимали званию Божию, отметали средства к спасению, и удалялись от спасения.

He станем говорить о древних временах неверия Ветхозаветного Израиля, на которое, при всем долготерпении, Бог в слове своем, тяжкие произносит жалобы. Вот наконец среди сего Израиля в течении тысячелетий, занятого ожиданием обещанного избавления и при внешнем рабстве от преобладания языческого, при внутреннем от лжеучения фарисейского и порчи нравов, наиболее, по-видимому, готового к принятию своего Избавителя, является Божественный Избавитель. Что же? Во своя́ прии́де, и свои́ Его́ не прия́ша (Ин. 1:11). Первых Иудеев осиял свет присносущный, и они первые не приняли спасительного действия его. Богочеловек служил для Иудеев знамением пререкаемым. Самые зиждущие, законоучители и книжники, укорили, отвергли избранный камень (Деян. 4:11), и Христоубийственная Синагога ожесточенным неверием разбилась о камень спасения, как о камень претыкания и соблазна.

Иудеи неверием пали. A Христос на Сионе Церкви непоколебимо краеугольным камнем во спасение положен. Сей живый камень силою Своею поразил, по пророческому речению, тело язычества, истнил разновидный состав оного, словом истины привел различные народы, племена, языки воедину веру, в церкви своей, распространенной по всей вселенной, возрос в великую гоpy и наполнил всю землю (Дан. 2:35).

Но и в новоблагодатном Израиле, среди самих верующих во Христа, видим новые пререкания и падения, пререкания от заблуждений, ересей, расколов; падения от страстей, преступлений, пороков.

Иисус Христос будучи для мудрствующих по стихиям мира знамением пререкаемым, многим, произвольно блуждающим по распутиям ересей и расколов, лежит на падение. Поболим сердцем о уклонившихся от правоверия в пререкание, и от пререкания в заблуждение и отчуждение от св. Церкви. Будем молить Бога о обращении их, и по возможности, увещевать их непротивиться Богу, Церкви, спасению своему и присных своих.

Но и мня́йся стоя́ти да блюде́тся, да не паде́т (1Кор. 10:12). He одни прекословия в вере и православии вовлекают в пререкание погибели. Можно наружно верою стоять, но силою веры и благочестия не утверждаться на основании. Утверждаемся ли мы о Христе истинною верою и благочестием? Се́ А́з, глаго́лет Госпо́дь, полага́ю в Сио́не ка́мень краеуго́лен, избра́н, че́стен, и вѣ́руяй в о́нь не постыди́тся (Ис. 28:16). Камень Христос непоколебимо положен в основание Сиону благодатному Царству Божию, положен во спасение всем верным, которые верою и любовию должны воображаться во Христа.

Здание все утверждается на основании: и мы всем существом должны быть утверждены во Христе; должны быть утверждены умом, дабы паче всего знать Христа, разуметь силу воскресения Его, сообразоваться с страданиями и смертию Его (Флп. 3:10); должны быть утверждены сердцем, дабы теже чувствования и расположения были и в нас, какие и во Христе Иисусе (Флп. 2:5); должны быть утверждены волею, дабы Христос Духом своим производил в нас и хотение и действие по своему благоизволению (Флп. 2:13). Христос есть камень краеугольный для благодатного созидания нашего.

Каково основание, таково должно быть и здание. Христос есть камень живый, избранный. Утверждаясь на камени живом, избранном, мы и сами, яко камение живо, должны созидаться в хра́м духо́вен, возноси́ти же́ртвы духо́вны, благоприя́тны богови Iису́с Христо́м (1Пет. 2:5); должны в мыслях, расположениях, начинаниях, делах и во всей жизни нашей созидать токмо честное, злато, сребро, a не дрова, сено и тростие (1Кор. 3:12); должны стяжевать в себе токмо то, что истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что составляет добродетель и похвалу (Флп. 4:8); a все неправедное, нечистое отвергать и удалять.

Наконец Христос есть камень драгоценный, в котором сокрыты все сокровища премудрости и разума, все совершенства и добродетели. Будучи в Избранном роде избран, мы (1Пет. 2:2), по примеру призвавшего нас Святого, и сами тщась быть святы во всем житии нашем (1Пет. 1:15), должны не останавливаясь, восходить от совершенства к совершенству. Токмо достигающие приемлют почесть, и законно подвизающиеся увенчеваются.

Вот черты созидающихся во спасение на Христе, камени живом, избранном, драгоценном. Созидаемые во Христе благодатною силою душевные нечистоты в себе потребляют, совершенною преданностию воли своей в волю Христову, преобразуясь в образ Его, достигают в меру возраста Его и во един дух с Господом.

Поверим себя по изображенным чертам, утверждаемся ли мы во Христе? Сообразуемся ли Ему? Растем ли о Нем во спасение? Если сердце наше не зазрит нам: то благословим Христа. Он благодатию своею лежит нам на востание, и мы верою стоим о Нем во спасение. Так, – стоят о Нем во спасение и восстанут некогда из персти земной в жизнь вечную все живущие в мире, но выну пребывающие в Боге и воле Его, все верные рабы Господа, которые и на высоте смиренны, и на гноище высоки, и в окружающем величии кротки, и в тяготящих бедствиях великодушны, и среди обилия нищи духом, и среди нищеты богаты добрыми делами. Восстанут неутомимые подвижники Христовы, в благодушии несущие крест свой, и все терпящие, по примеру все для них Претерпевшего; восстанут все со страхом и трепетом соделывающие спасение свое, все взирающие здесь на себя, как на странников, скрывающие на небеси сокровище свое и туда бодренно поспешающие. Это несомненная истина, что Христос пришел исцели́ти сокруше́нные се́рдцем, утѣ́шити вся́ пла́чущыя, да́ти сла́ву Сио́на смиренным (Ис. 61:1–3).

Падет убо вся́к ке́др Лива́нский, вся́ко дре́во Васса́нско, вся́ка гора́, вся́к хо́лм, вся́к сто́лп высо́ких и превознесе́нных (Ис. 2:13–15). Но что говорить о падении тех, для которых крест Христов есть соблазн, последование путем Христовым – камень претыкания? Богатеющим в себя, a не в Бога, пресыщающимся житейскими сладастями, смеющимся среди греховных веселий прежде временно возвещено го́ре (Лк. 6:25). Падут многие и во Израили, падут многие, имеющие образ благочестия, но праведность фарисейскую, любовь и благотворительность языческие. Ложные добродетели не устоят противу испытательного огня Божия. Дело сгорит (1Кор. 3:13), не спасется и делатель. Падут двоедушные и теплохладные, по-видимому держащиеся пути Господня, но храмлющие на обе плесне свои и совращающиеся и надесно и нашуе (3Цар. 18:21): Падут многие делам благочестия, по-видимому, учащиеся, a в разум истины недостигающие (2Тим. 3:7), зиждущие и ничего неустрояющие, текущие, и токмо воздух биющие. Благодать Божия, если необратим ее в горение жизни, предаст нас огню потребительному, который и пожжет нас за ее злоупотребление. Большее ведение Таин веры без действия уготовит большее осуждение. Ра́б вѣ́девый во́лю господи́на своего́, и не угото́вав, ни сотвори́в по во́ли его́, бие́н бу́дет мно́го (Лк. 12:47).

Твердо убо да памятуем, что никакая скверна в Царствие Божие невнидет (Откр. 21:27): что Иисус Христос есть Спаситель грешников, но кающихся и обращающихся. Он не пощадит некогда множества погибающих, хотя теперь не хощет смерти и единого грешника. Не будем полагать в возглавие беспечности своей и бесконечных заслуг Спасителя, что милосердый Ходатай беспредельною своею святостию покроет грехи наши и с ними введет нас во светлости Сиона. Нет! Да не прельщаемся, не ведая духа Христова, ни силы царствия Его. Что посеет человек, то и пожнет (Гал. 6:7). Неумерши со Христом, невозможно и восстать с Ним. Несделавшись в царстве благодати сыном света, нельзя и в царстве славы превитать во светлостях святых.

Не будем сами виновниками невозвратного для себя падения. Нет ныне столь глубокого падения, чтобы не лежало глубже оного Божественное основание спасения. Но неизбежно ужасное низриновение, если некогда не обретемся деятельно утвержденными на Божественном основании. Итак кто наветом врага пал, да восстанет верою. Кто колеблется на спасительном основании между Богом и миром, тот да оснуется решимостию несовращаться нашуе, но в терпении созидаться во спасение. Кто благодатию Духа соделался драгоценным камнем в здании Христовом, таковый еще паче устрояясь сам, да утверждает и братию свою: да восставляет падающих, да утешает малодушных, да укрепляет слабых. Все же, бодренно утверждаясь на Божественном основании, будем со страхом и трепетом соделывать свое спасение, и я́ко ка́мение жи́во зижди́теся во хра́м духо́вен (1Пет. 2:5).

Господи, Иисусе Христе, каменю живый, лежай ныне благостию Твоею во спасение всех людей! Когда Ты яко силен и крепок восстанешь во славе Твоей – положить предел всем бесчисленным о Тебе пререканиям и сотворить последний суд о преславном востании верных твоих и о конечном падении неверных и грешных: тогда, Преблагий, сотвори благодатию Твоею, да и мы сподобимся непостыдно востать из персти земной в сретение Тебе, стать одесную Тебе и всегда с Тобою Господем нашим быть. (1Фес. 4:17). Аминь.


Источник: Новый год, или Предуготовительные к покаянию поучения от Нового года до святые четыредесятницы, Евлампия, епископа Вологодского, ныне архиепископа Тобольского. - Москва : тип. Ал. Семена, 1853. - [2], IV, 337 с.

Комментарии для сайта Cackle