Библиотеке требуются волонтёры

Евстафий Николаевич Воронец

Великое русское дело в Сибири

Его Императорскому Величеству благоугодно было Собственноручно начертить: “Вопрос о постройке церквей в Сибири очень близок моему сердцу1.

Во многих городах, от комитета Сибирской железной дороги, в коем изволит Лично председательствовать Государь Император, получены для распространения книжки очерка:

Положение церковного и школьного строительства в районе Сибирской железной дороги на средства фонда имени Императора Александра III к январю 1898 года. Госуд. тип. Стр. 75.

Большинство провинциальных граждан до сих пор знакомо очень мало и отрывочно с «Положением» этого великого просветительного русского дела в Сибири, а знать его должно всем православным русским людям.

Высокою характерною чертою дела построения массы новых церквей и школ по линии Сибирской железной дороги является та, что возникло это важное для государства, вполне народнорусское святое дело по инициативе самой Верховной власти.

В давние времена, когда движение к Сибири, в Сибирь и через Сибирь до Тихого океана совершали отважные русские добровольцы и казаки с оружием в руках, они, прейдя в новую нехристианскую землю, первым своим делом считали водрузить крест Христов, построить часовню или храм. Общим правилом первых русских поселенцев в Сибири было: «где зимовье ясачное, там и крест или впоследствии часовня; где водворение крепостное, там церковь и пушка; где город, там управление воеводское, огнестрельный снаряд и монастырь, кроме церкви«…2 И «повелением государей поставишас я грады и остроги христианские и в них церкви Божия воздвигнушася, и монастыри составишася»… – свидетельствуют Сибирские летописи3. Так что не смотря на то, сто в первые десятки лет совершался лишь процесс внешнего покорения, объясаченья сибирских иноверцев, которое сопровождалось боевым их сопротивлением, все таки и в этот первый военный период русской жизни в Сибири православные храмы воздвигались там неопустительно. При храмах, разумеется, находились и священники; посылаемы были к инородцам и миссионеры, которые не только крестили иноверцев, но и устаивали жизнь новокрещенных по христианским началам и приобщали их внутренне к русскому царству. Но со времен Бироновского ига, которое было для России разрушительнее ига татарского, эти одинокие светлые силы Руси оставлены были без поддержки, без средств, и без развития стали слишком недостаточны для необъятных пространств и неудобных условий Сибирской земли… И оказалось, что в наши дни «в общем выводе по всей Сибири одна церковь с одним священником приходится на обширное пространство в шесть тысяч квадратных верст!4

Не видя храмов Божиих, не слыша голоса пастырей, народ и православный сбивается с пути истины», – свидетельствует в одном из недавних Всеподданнейших отчетов г-н обер-прокурор Святейшего Синода.

И вот на помощь народу русскому в Сибири является Верховный Хранитель его заветов, его лучших благ, сам Государь Император.

Г-н управляющий делами Комитета Министров и Сибирского свидетельствует об этом так:

«Его Императорское Величество благополучно царствующий Государь Император Николай Александрович, при проезде Своем в 1891 году, в бытность Наследником Престола, чрез Сибирь поражен был малочисленностью церквей на пути Своего дальнейшего следования от Владивостока до Уральска. По назначении в начале 1893 года Председателем комитета Сибирской железной дороги, Наследнику Цесаревичу благоугодно было вспомнить о лично Им виданной и перечувствованной нужде в Сибири церквей, и, в одном из первых заседаний комитета, Его Высочеством поднят был вопрос о сооружении храмов в районе Сибирской железной дороги. Но средств, которые могли быть уделены из казенных источников, оказалось слишком недостаточно для построения потребного количества храмов даже для новоселов по пути дороги. И потому, по высокому почину Августейшего Председателя комитета Сибирской железной дороги и с соизволения в Бозе почившего Императора, при канцелярии Комитета Министров был открыт прием пожертвований на образования капитала, которому, по кончине Царя-Миротворца, дано название фонда Имени Императора Александра VII, для пост ройки в районе Сибирской железной дороги церквей и школ5. Об этом объявлено было в различных повременных изданиях ревнители веры Христовой не оставили своею поддержкою богоугодного дела духовного просвещения Сибирского населения. Первый взнос был сделан в апреле 1894 года отцом протоиереем Иоанном Ильичом Сергиевым Кронштадтским, который ежегодно продолжает жертвовать тысячи. Его благочестивому примеру последовали со всех концов Святой Руси богатые и бедные ревнители веры. Так московские благотворители супруги Баевы пожертвовали в три года 85 000 рублей; д. с. с. Мих. Г. Петров доставил 33 000; челябинский купец А. М. Новиков внес 30 000, а неизвестный на десять церквей в честь Воскресения Христова почти 40 000 в 1897 году; жена ген.-м. Е. М. Кукель пожертвовала 20 000, а от восьми лиц неизвестных в 1897 году получено 60 000, и от т. с. Н. А. Терещенко 10 000 рублей; много лиц пожертвовало во 3 000 р., цифрою коих было сначала нормировано построение одной церкви, и мелких пожертвований от рубля получено 50 000. Всего же за три с половиной года до января 1898 года поступило 484 136 руб. 43 к.»6

Столь успешному развитию этого великого русского дела особенно способствует задушевная горячая ревность, с коею стремится осуществить его Благочестивейший наш Государь Император Николай Александрович и примером собственных очень щедрых пожертвований вещами и деньгами, и постоянным, чрез Лично направляемый Им комитет Сибирской железной дороги, призывом к содействию этому святому делу всех православных русских граждан.

Содействие великому делу построения новых храмов в Сибири оказывают и переселенцы своими трудами, и целые ведомства, как духовное, так и государственных имуществ, финансов, путей сообщения…

И вот усердием общим Царя и народа, правительственных лиц и граждан, богатых и бедных, знатных и не знатных воздвигаются по обширной и девственной Сибири десятками новые храмы Бога истинного, Света просвещающего всех. «К январю настоящего 1898 года в районе Сибирской железной дороги частью уже сооружено, а отчасти сооружается 110 церквей и 86 школ. Но это количество храмов и школ, если принять в соображение громадность сибирских расстояний и разбросанность селений, является далеко еще недостаточным», – свидетельствует г-н управляющий делами Комитета Министров. «За последние годы в Сибири прошло около 700 000 переселенцев и для удовлетворения только их религиозных потребностей необходимо выстроить до семисот церквей. Храмы эти настоятельно необходимы… эти 700 церквей и 700 школ (не составят роскоши или прихоти, а) потребны только для того, чтобы сохранить для культуры подрастающее поколение переселенцев, не говоря уже о сибирских старожилах»7. А для них и для новокрещеных инородцев, по свидетельству сибирских архипастырей и благовестников, требуется построение еще нескольких сот храмов. «И нежен новый обильный притон пожертвований для того, чтобы радость получивших духовную помощь не шла рука об руку с печалью тех, чьи нужды оставались без удовлетворения…»8.

По Высочайшему указанию Государя Императора неоднократно посетивший переселенческие местности Сибири и Забайкалья, г-н управляющий делами комитета Сибирской железной дороги, статс-секретарь А. Н. Куломзин, – « со свойственной ему неутомимостью и успешностью исследований на местах вопросы, коим Его величество Государь Император изволит придавать большое значение»9 – пишет так: «Побывав как в православных и единоверческих церквах, так и в языческих бурятских дацанах, перевидав сотни и тысячи православных людей, раскольников, ламаитов и шаманистов, я вынес убеждение, и это убеждение, я твердо верю, разделит со мной всякий истинно русский человек, что настоящее положение христианской проповеди и церковного дела (в Сибири) должно остановить на себе внимание всех тех, кому дороги и близки интересы и нужды православной веры… Велики задачи православной церкви в Сибири среди инородцев и раскольников, и ничтожны силы и средства ее. Не совершить ей одной великого обще-русского, общенародного дела духовного просвещения сотен тысяч бурят, ламаитов и многочисленных раскольников, без нравственной поддержки и материальной помощи ревнителей веры со всех концов православной России. И надо надеяться, что церковное строительство на счет фонда Имени Императора Александра VII-го не остановиться на изложенных первых шагах; хочется верить, что не оскудевающая рука благочестивых жертвователей даст возможность продолжать святое дело… много жертвует русский народ на Божии церкви в коренной Руси, где твердо и властно стоит православие. Но как желательно и нужно было бы, чтобы понеслась волна приношений на далекие окраины, где нужны проповедники, церкви, где для привлечения и просвещения младенческого ума и сердца язычников, надо сначала действовать на их внешние чувства благолепием храмов торжественностью служб, утвари, предметов. Для дальнейшего успешного ведения этого важнейшего для Сибири дела необходим новый обильный приток пожертвований. И не может быть, чтобы любвеобильное Русское сердце не отозвалось на настоящий призыв и отказало в насущном духовном хлебе сибирским переселенцам…»10

Так задушевно взывает ко всей Руси православной г. управляющий делами Комитета Министров и Сибирского.

А любвеобильный высокоблагодатный отец Иоанн Сергиев-Кронштадтский подтвердил этот призыв, написав на нем: «Сердечно сочувствуя великому делу распространения церквей и школ по великому Сибирскому пути, выражаю сим желание, чтобы дорогие мои соотечественники отнеслись с горячим участием к делу постройки церквей и школ и не жалели своих свободных капиталов в соответствии мудрой воли нашего Великого Государя11. Сам же Он, наш Благочестивый Царь-Отец, Собственноручно благоволил подтвердить об этом так:

«Искренно радуюсь обильным пожертвованиям на святое дело сооружения церквей и при них школ в районе Сибирской железной дороги. Надеюсь на скорое совертенее предпринятых построек»… 12 «Вопрос о построении церквей в Сибири, в особенности в новых поселках, очень близок моему сердцу».

Устроение многочисленных храмов и школ христианских послужит к перерождению мрачной Сибири. Оно послужит торжеству в ней православного русского благовестничества и поражению всех вражеских сил шаманства, буддоламаизма, мохаммеданства и вех прочих лжеучений, противных истинному Богу и православному Русскому царю. Единодушным усердием к православию Христа Воскресшего, единодушными усилиями к просвещению мрачной Сибири храмами и школами, благовестниками и исповедниками истинного полного божественного света Христова, Сибирь воскреснет к новой жизни и огласится вся в оживление свое по всем необъятным ее степям, лесам, горам и полям, животворным благовестием Христовым. И как первоначально народ и Государями русскими «заселение Сибири совершалось в христианском разуме через сооружение часовен, церквей, монастырей и соборных храмов»13, так и ныне чрез размножение храмов и утверждение церкви Христовой Сибирь оживет и прославится, узрев Христа – Солнце правды, всех животворящего и просвещающего всех.

* * *

1

Положение стран. 5.

2

«Историческое Обозрение Сибири» Словцова. С. – Петерб. Изд. 1886 г. кн. Перв. Стр. 32 и проч.

3

Летопись Сибирская. Спасского, стран. 65–66, а у проф. Н. Фирсова, Положен. инород. В Москов. Госуд. Изд. 1866 стран. 218.

4

«Правительств. Вестник» 1894 г. №74. Московск. Ведом.» 1894 г. №96, стран. 3.

5

Положение стран. 3 и 4.

6

Положение стран. 56–74. – К апрелю 1898 г. сумма эта возросла до 589,405 руб. «Южн. Край» 2 апр. стр.2, столб. 6.

7

Положение. Стран. 6.

8

«Правительственный Вестник» 1897 г. № ноября 20. «Церковн. Вести.» 1897 г. №48, стр. 1587.

9

Слова из Высочайшего рескрипта дан. В С.-Петербурге 1 января 1898 г. на имя ст. секретаря А. Н. Куломзина.

10

Положение церковного и школьного строительства на средства фонда имени Императора Александра III-го к январю 1898 г., стр. 7, 12, 14.

11

Положение стр. 2ю – Над правильностью производимых расходов имеется наблюдение со стороны государственного контроля. Пожертвования в фонд имени Императора Александра III принимаются в канцелярии Комитета Министров (С.-Петербург, Мариинский дворец) и согласно сделанному г. министром финансов распоряжений, – во всех казначействах, губернских и уездных, на депозит названной канцелярии.

12

Положение церков. и школн. строительс. на средства фонда имени Импер. Александра III к январ. 1898 г. стр. 6 и 5.

13

Историчес. Обозрение Сибири. П. А. Словцова. Изд. 1886 г. стр. 32


Источник: Великое русское дело в Сибири / Излож. Е.Н. Воронец. - Харьков : А.А. Тозефович, 1898. - 15 с.

Комментарии для сайта Cackle