Евстафий Николаевич Воронец

Великое русское дело в Сибири

Его Императорскому Величеству благоугодно было Собственноручно начертить: “Вопрос о постройке церквей в Сибири очень близок моему сердцу1.

Во многих городах, от комитета Сибирской железной дороги, в коем изволит Лично председательствовать Государь Император, получены для распространения книжки очерка:

Положение церковного и школьного строительства в районе Сибирской железной дороги на средства фонда имени Императора Александра III к январю 1898 года. Госуд. тип. Стр. 75.

Большинство провинциальных граждан до сих пор знакомо очень мало и отрывочно с «Положением» этого великого просветительного русского дела в Сибири, а знать его должно всем православным русским людям.

Высокою характерною чертою дела построения массы новых церквей и школ по линии Сибирской железной дороги является та, что возникло это важное для государства, вполне народнорусское святое дело по инициативе самой Верховной власти.

В давние времена, когда движение к Сибири, в Сибирь и через Сибирь до Тихого океана совершали отважные русские добровольцы и казаки с оружием в руках, они, прейдя в новую нехристианскую землю, первым своим делом считали водрузить крест Христов, построить часовню или храм. Общим правилом первых русских поселенцев в Сибири было: «где зимовье ясачное, там и крест или впоследствии часовня; где водворение крепостное, там церковь и пушка; где город, там управление воеводское, огнестрельный снаряд и монастырь, кроме церкви"…2 И «повелением государей поставишас я грады и остроги христианские и в них церкви Божия воздвигнушася, и монастыри составишася"… – свидетельствуют Сибирские летописи3. Так что не смотря на то, сто в первые десятки лет совершался лишь процесс внешнего покорения, объясаченья сибирских иноверцев, которое сопровождалось боевым их сопротивлением, все таки и в этот первый военный период русской жизни в Сибири православные храмы воздвигались там неопустительно. При храмах, разумеется, находились и священники; посылаемы были к инородцам и миссионеры, которые не только крестили иноверцев, но и устаивали жизнь новокрещенных по христианским началам и приобщали их внутренне к русскому царству. Но со времен Бироновского ига, которое было для России разрушительнее ига татарского, эти одинокие светлые силы Руси оставлены были без поддержки, без средств, и без развития стали слишком недостаточны для необъятных пространств и неудобных условий Сибирской земли… И оказалось, что в наши дни «в общем выводе по всей Сибири одна церковь с одним священником приходится на обширное пространство в шесть тысяч квадратных верст!4

Не видя храмов Божиих, не слыша голоса пастырей, народ и православный сбивается с пути истины», – свидетельствует в одном из недавних Всеподданнейших отчетов г-н обер-прокурор Святейшего Синода.

И вот на помощь народу русскому в Сибири является Верховный Хранитель его заветов, его лучших благ, сам Государь Император.

Г-н управляющий делами Комитета Министров и Сибирского свидетельствует об этом так:

«Его Императорское Величество благополучно царствующий Государь Император Николай Александрович, при проезде Своем в 1891 году, в бытность Наследником Престола, чрез Сибирь поражен был малочисленностью церквей на пути Своего дальнейшего следования от Владивостока до Уральска. По назначении в начале 1893 года Председателем комитета Сибирской железной дороги, Наследнику Цесаревичу благоугодно было вспомнить о лично Им виданной и перечувствованной нужде в Сибири церквей, и, в одном из первых заседаний комитета, Его Высочеством поднят был вопрос о сооружении храмов в районе Сибирской железной дороги. Но средств, которые могли быть уделены из казенных источников, оказалось слишком недостаточно для построения потребного количества храмов даже для новоселов по пути дороги. И потому, по высокому почину Августейшего Председателя комитета Сибирской железной дороги и с соизволения в Бозе почившего Императора, при канцелярии Комитета Министров был открыт прием пожертвований на образования капитала, которому, по кончине Царя-Миротворца, дано название фонда Имени Императора Александра VII, для пост ройки в районе Сибирской железной дороги церквей и школ5. Об этом объявлено было в различных повременных изданиях ревнители веры Христовой не оставили своею поддержкою богоугодного дела духовного просвещения Сибирского населения. Первый взнос был сделан в апреле 1894 года отцом протоиереем Иоанном Ильичом Сергиевым Кронштадтским, который ежегодно продолжает жертвовать тысячи. Его благочестивому примеру последовали со всех концов Святой Руси богатые и бедные ревнители веры. Так московские благотворители супруги Баевы пожертвовали в три года 85 000 рублей; д. с. с. Мих. Г. Петров доставил 33 000; челябинский купец А. М. Новиков внес 30 000, а неизвестный на десять церквей в честь Воскресения Христова почти 40 000 в 1897 году; жена ген.-м. Е. М. Кукель пожертвовала 20 000, а от восьми лиц неизвестных в 1897 году получено 60 000, и от т. с. Н. А. Терещенко 10 000 рублей; много лиц пожертвовало во 3 000 р., цифрою коих было сначала нормировано построение одной церкви, и мелких пожертвований от рубля получено 50 000. Всего же за три с половиной года до января 1898 года поступило 484 136 руб. 43 к.»6

Столь успешному развитию этого великого русского дела особенно способствует задушевная горячая ревность, с коею стремится осуществить его Благочестивейший наш Государь Император Николай Александрович и примером собственных очень щедрых пожертвований вещами и деньгами, и постоянным, чрез Лично направляемый Им комитет Сибирской железной дороги, призывом к содействию этому святому делу всех православных русских граждан.

Содействие великому делу построения новых храмов в Сибири оказывают и переселенцы своими трудами, и целые ведомства, как духовное, так и государственных имуществ, финансов, путей сообщения…

И вот усердием общим Царя и народа, правительственных лиц и граждан, богатых и бедных, знатных и не знатных воздвигаются по обширной и девственной Сибири десятками новые храмы Бога истинного, Света просвещающего всех. «К январю настоящего 1898 года в районе Сибирской железной дороги частью уже сооружено, а отчасти сооружается 110 церквей и 86 школ. Но это количество храмов и школ, если принять в соображение громадность сибирских расстояний и разбросанность селений, является далеко еще недостаточным», – свидетельствует г-н управляющий делами Комитета Министров. «За последние годы в Сибири прошло около 700 000 переселенцев и для удовлетворения только их религиозных потребностей необходимо выстроить до семисот церквей. Храмы эти настоятельно необходимы… эти 700 церквей и 700 школ (не составят роскоши или прихоти, а) потребны только для того, чтобы сохранить для культуры подрастающее поколение переселенцев, не говоря уже о сибирских старожилах»7. А для них и для новокрещеных инородцев, по свидетельству сибирских архипастырей и благовестников, требуется построение еще нескольких сот храмов. «И нежен новый обильный притон пожертвований для того, чтобы радость получивших духовную помощь не шла рука об руку с печалью тех, чьи нужды оставались без удовлетворения…»8.

По Высочайшему указанию Государя Императора неоднократно посетивший переселенческие местности Сибири и Забайкалья, г-н управляющий делами комитета Сибирской железной дороги, статс-секретарь А. Н. Куломзин, – « со свойственной ему неутомимостью и успешностью исследований на местах вопросы, коим Его величество Государь Император изволит придавать большое значение»9 – пишет так: «Побывав как в православных и единоверческих церквах, так и в языческих бурятских дацанах, перевидав сотни и тысячи православных людей, раскольников, ламаитов и шаманистов, я вынес убеждение, и это убеждение, я твердо верю, разделит со мной всякий истинно русский человек, что настоящее положение христианской проповеди и церковного дела (в Сибири) должно остановить на себе внимание всех тех, кому дороги и близки интересы и нужды православной веры… Велики задачи православной церкви в Сибири среди инородцев и раскольников, и ничтожны силы и средства ее. Не совершить ей одной великого обще-русского, общенародного дела духовного просвещения сотен тысяч бурят, ламаитов и многочисленных раскольников, без нравственной поддержки и материальной помощи ревнителей веры со всех концов православной России. И надо надеяться, что церковное строительство на счет фонда Имени Императора Александра VII-го не остановиться на изложенных первых шагах; хочется верить, что не оскудевающая рука благочестивых жертвователей даст возможность продолжать святое дело… много жертвует русский народ на Божии церкви в коренной Руси, где твердо и властно стоит православие. Но как желательно и нужно было бы, чтобы понеслась волна приношений на далекие окраины, где нужны проповедники, церкви, где для привлечения и просвещения младенческого ума и сердца язычников, надо сначала действовать на их внешние чувства благолепием храмов торжественностью служб, утвари, предметов. Для дальнейшего успешного ведения этого важнейшего для Сибири дела необходим новый обильный приток пожертвований. И не может быть, чтобы любвеобильное Русское сердце не отозвалось на настоящий призыв и отказало в насущном духовном хлебе сибирским переселенцам…»10

Так задушевно взывает ко всей Руси православной г. управляющий делами Комитета Министров и Сибирского.

А любвеобильный высокоблагодатный отец Иоанн Сергиев-Кронштадтский подтвердил этот призыв, написав на нем: «Сердечно сочувствуя великому делу распространения церквей и школ по великому Сибирскому пути, выражаю сим желание, чтобы дорогие мои соотечественники отнеслись с горячим участием к делу постройки церквей и школ и не жалели своих свободных капиталов в соответствии мудрой воли нашего Великого Государя11. Сам же Он, наш Благочестивый Царь-Отец, Собственноручно благоволил подтвердить об этом так:

"Искренно радуюсь обильным пожертвованиям на святое дело сооружения церквей и при них школ в районе Сибирской железной дороги. Надеюсь на скорое совертенее предпринятых построек"… 12 «Вопрос о построении церквей в Сибири, в особенности в новых поселках, очень близок моему сердцу».

Устроение многочисленных храмов и школ христианских послужит к перерождению мрачной Сибири. Оно послужит торжеству в ней православного русского благовестничества и поражению всех вражеских сил шаманства, буддоламаизма, мохаммеданства и вех прочих лжеучений, противных истинному Богу и православному Русскому царю. Единодушным усердием к православию Христа Воскресшего, единодушными усилиями к просвещению мрачной Сибири храмами и школами, благовестниками и исповедниками истинного полного божественного света Христова, Сибирь воскреснет к новой жизни и огласится вся в оживление свое по всем необъятным ее степям, лесам, горам и полям, животворным благовестием Христовым. И как первоначально народ и Государями русскими «заселение Сибири совершалось в христианском разуме через сооружение часовен, церквей, монастырей и соборных храмов»13, так и ныне чрез размножение храмов и утверждение церкви Христовой Сибирь оживет и прославится, узрев Христа – Солнце правды, всех животворящего и просвещающего всех.

* * *

1

Положение стран. 5.

2

«Историческое Обозрение Сибири» Словцова. С. – Петерб. Изд. 1886 г. кн. Перв. Стр. 32 и проч.

3

Летопись Сибирская. Спасского, стран. 65–66, а у проф. Н. Фирсова, Положен. инород. В Москов. Госуд. Изд. 1866 стран. 218.

4

«Правительств. Вестник» 1894 г. №74. Московск. Ведом.» 1894 г. №96, стран. 3.

5

Положение стран. 3 и 4.

6

Положение стран. 56–74. – К апрелю 1898 г. сумма эта возросла до 589,405 руб. «Южн. Край» 2 апр. стр.2, столб. 6.

7

Положение. Стран. 6.

8

«Правительственный Вестник» 1897 г. № ноября 20. «Церковн. Вести.» 1897 г. №48, стр. 1587.

9

Слова из Высочайшего рескрипта дан. В С.-Петербурге 1 января 1898 г. на имя ст. секретаря А. Н. Куломзина.

10

Положение церковного и школьного строительства на средства фонда имени Императора Александра III-го к январю 1898 г., стр. 7, 12, 14.

11

Положение стр. 2ю – Над правильностью производимых расходов имеется наблюдение со стороны государственного контроля. Пожертвования в фонд имени Императора Александра III принимаются в канцелярии Комитета Министров (С.-Петербург, Мариинский дворец) и согласно сделанному г. министром финансов распоряжений, – во всех казначействах, губернских и уездных, на депозит названной канцелярии.

12

Положение церков. и школн. строительс. на средства фонда имени Импер. Александра III к январ. 1898 г. стр. 6 и 5.

13

Историчес. Обозрение Сибири. П. А. Словцова. Изд. 1886 г. стр. 32


Источник: Великое русское дело в Сибири / Излож. Е.Н. Воронец. - Харьков : А.А. Тозефович, 1898. - 15 с.

Вам может быть интересно:

1. По поводу ожидаемых церковно-государственных преобразований в Сибири Евстафий Николаевич Воронец

2. Пятистолетие в 1879 году проповеди св. Стефана Пермского протоиерей Евгений Попов

3. Ответ на статью: "Московский академический историк о житии прей. Сергия", напечатанную в журнале "Странник" профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

4. К вопросу о цитации 39 (40) псалма в послании к евреям протоиерей Евгений Воронцов

5. Прощание высокопреосвященного Владимира, митрополита С.-Петербургского с Московскою церковью Иван Георгиевич Айвазов

6. Против думской отрыжки протопресвитер Евгений Аквилонов

7. Когда пророчествовал Авдий? профессор Иван Степанович Якимов

8. Речь бывшего ректора Московской Семинарии, Заиконоспасского монастыря архимандрита Леонида, при наречении его во Епископа Дмитровского, Викария Московской Митрополии архиепископ Леонид (Краснопевков)

9. По поводу неурожая профессор Павел Иванович Горский-Платонов

10. К статье о Греческом Кондакаре XII-XIII в. профессор Иван Данилович Мансветов

Комментарии для сайта Cackle