архимандрит Фаддей Витовницкий

Духовные поучения

Содержание

О самом просветленном монахе
Учение отца Тадея
Навстречу последним временам
Семья
Работа
Мир
Духовные поучения Об ангелах Об атмосфере неба и атмосфере ада О бесконечном Мире О богомольническом движении О богообщении О богоугодной семье О Боге О божественных дарах О божественной благодати О борьбе между добром и злом О браке О воспитании детей О вере О гневе О гордости О грехе О депрессии О демонических существах О духовной жизни О душе человеческой Об эгоизме О жизни Об окружающей среде О зависти О здоровье О злых духах О зле О единомыслии О конце света О любви О любви к ближним О любви к врагам О современных людях О человеческой прозорливости О магии О мыслях О молитве О молитве за врагов О монашестве О науках О нервозности О новом мировом порядке О новообращенных О безбожном народе О молодежи О покаянии О семье О послушании О почитании родителей О православии О прощении О предании забот Господу О предании себя Божьей воле О проповедании О протестантах О рае и аде О рассуждении О реинкарнации О родительской власти над детьми О святом причастии О свободной воле О смиренном человеке О смирении О смиренномудрии О созерцании О стоянии пред Господом О состоянии невыразимого Мира и радости О Страхе Божьем О печали Об умной молитве Об усопших О Царствии Небесном О человеке Об обучении Житие отца Тадея (1914 – 2003)  

 
О самом просветленном монахе
Об отце Тадее я впервые услышал в середине 80-х годов на одной лекции на Богословском факультете в Белграде, от нашего известного психиатра и психотерапевта Владета Йеротича, профессора пастырской психологии того же факультета. Однажды профессор Йеротич назвал отца Тадея самым просветленным монахом в Сербии. Естественно мне сразу же захотелось поехать и познакомиться с самым просветленным монахом Сербии. Я разузнал, что монах живет в монастыре Витовница у Петровца на Млаве в восточной Сербии и однажды в мае 1993 года отправился туда с приятелями, которые уже не один раз были у отца Тадея в Витовнице.
Пока мы ехали в монастырь, в моей голове мелькало множество рассказов, которые я слышал об этом монахе, о случаях исцеления, о советах и наставлениях которые он давал. Мое любопытство еще больше разжигали разговоры моих спутников, о их личных встречах с игуменом Тадеем.
Когда мы приехали в монастырь, начиналась вечерняя служба, перед конаком нам попался на встречу один пожилой монах в старом подряснике, который остановился чтобы поприветствовать нас. Я не знал этого монаха, и у меня не было повода спросить о нем. Мы подошли и поклонившись поцеловали ему руку. К моему удивлению «старец» каждого из нас поцеловал в темя и благословил, а потом сказал, что нам сейчас лучше пойти в храм, потому что уже началась литургия. Вскоре после нас вошел игумен монастыря – это я понял по одежде и по особому достоинству, которое ощущалось, прежде всего, в его походке. После окончания службы мне сказали, что это и есть отец Тадей, игумен монастыря. Я подошел и поцеловал руку, попросив благословения, не понимая, что это тот же самый монах, которого мы встретили, когда приехали в монастырь. Он мне показался совсем не похожим на того скромного и приветливого монаха. Сейчас передо мной стоял человек невысокого роста, крепкий, сильный и незаурядный. В монастыре мы провели три дня. Вставали рано утром и прямо с постели по колоколу шли на утреннюю службу. Чистота воздуха и места поразительно действовало на нас, городских людей. «Старец» все время, посмеиваясь говорил, чтобы мы гуляли и «дышали воздухом». Мы удивлялись тому, что с нами происходило: в первый день нашего приезда в наших головах теснились сотни проблем. На следующий – не больше трех, а на третий день оставался один единственный вопрос. Мы утихомирились и смирились, почувствовали, что отступили все заботы и главное – что нам здесь, в монастыре, хорошо. Мне потребовалось более двух лет ездить в Витовницу, чтобы понять, насколько важно смирение ума.
Мы приехали во время войны в Хорватии, Боснии и Герцеговине. Тогда действовали экономические санкции ООН, работы было мало, грозили голод и нищета, люди были встревожены и испуганы, особенно те, у которых были малые дети и ограниченные доходы. Существовала опасность столкновений в Сербии, а мы в таких городах, как Белград и Новый Сад, боялись, казалось, еще больше, чем другие. Больше всего нас мучила неизвестность. И одной из самых важных причин приезда многих людей в монастырь была надежда получить от отца ответы на вопросы, или, по крайней мере, хотя бы намек на то, что ждет их впереди. Говорили что отец Тадей «прозорлив» и имеет Божий дар видеть прошлое и будущее. Я слышал, что многие сходились здесь, что бы спросить у этого монаха, как жить дальше: крестьяне и горожане, простые, неграмотные люди и высокообразованные, верующие и те, которые в растерянности не понимают ясно, во что верят, и те, которые совсем ни во что не верят. Говорят, что отец никому не отказывал, но всех принимал и с любовью благословлял в дорогу.
Побывать на «облучении» у отца Тадея означало получить укрепление и утешиться. От него передавалось нам какое-то невидимое вещество, которое человек не ощущает, пока не израсходует, или, по крайней мере, не удалится от отца. Тогда понимаешь, что быть в мире и любви с собой и с целым светом – наше естественное состояние, но не падшего естества, а вечного божественного, которое создано в нас по образу Божьему. День ото дня мы чувствовали себя спокойнее и свободнее, а проблемы наши так или иначе понемногу разрешались. Отец светился миром и любовью, и мне казалось, что в наших разговорах мы, словно в бурном море, взбирались на спину отца, чтобы не потонуть. Время от времени в нашем разговоре с ним, в глубине его речи мы ощущали бесспорность веры и чистую истину, которая была проверена опытом жизни, потому что когда отец говорил, он говорил не из «своей человеческой памяти», как обычные люди, он говорил из глубины чистого опыта.

* * *

Учение отца Тадея
Отец не упускал случай подчеркнуть в разговоре важность «мысли». Может быть, это центральная тема, вокруг которой как будто по спирали развивается его учение. В тетради отца Тадея, в которой он записывал переводы трудов христианских святителей, я нашел такие строки:
Следи за своими мыслями.
Все исходит из мысли, и добро и зло.
Мысль предшествует делу.
Земные законы не наказывают мысли, но только дела.
Небесные законы казнят и мысли, а не только дела.
Следи за своими мыслями.
Если источник чист, и вода будет чистой.
Если твои мысли чисты, и светлы, и здравы,
все, что ты делаешь, будет благословенно.
Следи за своими мыслями.
Сам отец, как будто читая наши мысли, рассказывал, что долго не мог осознать, какая это сила – мысль, и что все доступно мысли. Когда они собираются, как лучи света в фокусе, они обладают великой силой воздействия, им не препятствует ни расстояние, ни материя в каком бы то ни было виде. Мысль быстрее света... Человек на самом деле не знает чего можно добиться силой мысли.
Отец Тадей учил нас собирать, хранить и взращивать добрые мысли в своем сердце и смиряться. «Так совершенствуется человек», – говорит он. «Какие у нас мысли, такая и жизнь». И далее: «Люди не знают, что носят в себе. В общении двух людей все очень легко передается от одного к другому. Часто какой-нибудь разговор, по какой-то необъяснимой причине нас полностью опустошает, исчерпывает все наши силы. И не только это. В поле наших мыслей во время разговора попадают различные, отвратительные мысли и идеи. И мы исподволь подключаемся к некоему мысленному полю, источник которого нам неизвестен (а на самом деле – известен). Мы так же не знаем, что еще находится в том поле, которое оставило отрицательный мысленный след и негативную реакцию».
И еще отец Тадей говорит: «Тело питается пищей, а дух – мыслями».
Самое важное (для человека) – мир и радость. Мир как смиренность духа, мирное спокойствие и веселость. Это и проявляет, насколько по-доброму мы расположены. Тоска противоположна добру и не только потому, что расточает наши силы, но еще и потому, что всесторонне вовлекает нас в состояние неверия, гордости и тщеславия.
И на самом деле, состояние мирного спокойствия невозможно без «прорыва в веру», а разумение – без опыта, и прежде всего без общения с истинно верующим человеком, как будто мы открываем окно в собственном доме для того, чтобы в него вошел свет.
Не только дух Запада виноват в том, что сегодня мы начинаем понимать, что Господь оставил мир. Уже начались страшные события, особенно войны, ужасающие массовые убийства почти во всех концах мира в ХХ веке, да и в начале нового века, которые привели к утрате веры даже среди традиционных христиан. Значительно меньше тех, кто подобно Виктору Франку, пройдя через страшный опыт лагерей, наконец, обрел смысл жизни и прозрение. Мы постоянно должны помнить, что Господь сотворил Адама в свободе и любви, и свой завет с человеком обновил после Потопа (Ветхий Завет) – и как свидетельство наивысшей любви послал своего Сына в мир.
Бог не отступится от нас, это наша греховная природа отвращает нас от него. Сейчас Господь мало (очень мало) кого призывает. Мир занят собой. Время от времени какая-нибудь большая беда заставляет нас искать смысл в глубине себя («Без неволи нет богомолья»), а затем опять убеждаемся, как тяжело сохранить пламя веры от ветра мирской жизни, который стремятся загасить его.
Однажды во время совместной поездки в монастырь мы сидели в конаке монастыря с отцом, разговаривая на разные темы. Один из наших приятелей спросил, может ли он молиться о своих ближних. «Можешь молиться, только хорошенько подставь спину, – ответил отец, нагнувшись вперед в кресле, как будто несет что-то тяжелое на спине. – Ты не знаешь, что другой несет на себе, а хочешь принять на себя его груз. Ты должен хорошенько посмотреть, какое бремя несет на себе твой ближний, и сколько ты можешь понести. Если хочешь, молись несмотря на это, но тогда хорошенько приготовься подставить свою спину. Желая добра кому-нибудь, человек должен хорошенько осмотреться и обдумать все, чтобы его старания и заботы не обернулись злом вместо добра. Так, желая добра, человек может сильно повредить себе, если не достиг достаточной степени духовного развития. Если кто-то входит в это сознательно, тогда он знает, что он должен будет выдержать и претерпеть» – заключает отец. Ответ удивил не только нашего приятеля, но и всех нас. А я вспомнил, как на первых уроках физики мы изучали закон сообщающихся сосудов.
«Однажды один богатый человек пришел в один большой монастырь, и его хорошо приняли. Когда он уезжал, он дал каждому монаху по одному дукату, чтобы они за него молились, и все взяли по дукату. Один монах, также взявший деньги, все же не стал молиться за богача и через некоторое время увидел сон, будто на огромном поле, заросшем тернием, стоит корова. И слышит он голос: «Чего ждешь? Возьмись, как следует, за работу». Этот сон ему без конца повторялся, и он решил обратиться к своему духовному отцу. «Да ты же взял дукат у богача, а не молишься за него, – ответил ему духовник. – Эта его луг, который нужно очистить, ты взял плату, а ничего не делаешь». В следующий раз, когда богач приехал в монастырь, этот монах подходит к нему и говорит: «Спасибо тебе, только возьми назад свой дукат» – закончил отец, смеясь, как будто рассказал нам свою самую лучшую шутку.
Некоторые из наших приятелей, которые давно уже ездили в этот монастырь, рассказывали нам, что иногда отец без всякого повода вдруг начинал рассказывать какие-нибудь истории и примеры из жизни. Позднее кто-то из присутствующих говорил, что отец рассказал как раз о его случае или ответил на его насущный вопрос.
У большинства из нас было такое ощущение, что мы снова стоим перед своим родителем, который нас безмерно любит и понимает, которому необходимо рассказать о своем грехе и о своем страдании. Жгла совесть, и ужасно стыдились мы самих себя, как будто пришел час последнего суда, когда невозможно отступление, и потом, словно отворялась какая-то дверь, и мы из темного угла попадали в какой-то прекрасный и чистый мир. Я лично, должен признаться, в те минуты чувствовал, что то, что исходит от этого монаха, отца Тадея, исходит не только от него, но распространяется из-за его спины и над ним. Словно отворяются некие врата в безвременное пространство, в реальность, которая превосходит нашу колеблющуюся и туманную действительность. У меня было некое невыразимое чувство, что именно здесь мы по-настоящему поверили. И не только это, я чувствовал, что это место нашего рождения и предназначения.
Слова, которыми отец напутствовал нас, имели особый вес и воздействие. Я видел людей, которые приезжали к отцу, как побитые птицы после урагана, а уезжали с озаренными, светлыми лицами, всегда спокойные. Даже те, которые получали нежелательные для них ответы, принимали совет без прекословия и недовольства. Никогда ни от кого не слышал я, что отец был неправ по отношению к кому-нибудь, я знаю людей, которые продолжали жить по-прежнему, не принимая ничего или почти ничего из того, о чем спрашивали. А ведь в монастырь не приезжали с праздными вопросами. Если не считать тех, кто спрашивал о том, когда и как жениться, или выходить замуж, или как поступить при том или ином жизненном повороте. Большинство приезжало с особыми трудноразрешимыми проблемами. Приезжали и действительно психически больные люди, и люди с тяжелыми, трудными, жизненно важными разговорами. В один день посетитель мог встретить самых разнообразных людей, словно кто-то посылал представителей всех классов, разных возрастов, уровней образования и культуры. Из какого-то отдаленного села пришли крестьяне посоветоваться, как женить сына. Спрашивают отца без всякого стеснения: «Вот сын, давай ответ». Могли встретиться и очень образованные люди, ведь большая часть народа приезжала из таких больших городов, как Белград и Новый Сад. Были и писатели, и университетские профессора, были и люди, которые приезжали с детьми немного отдохнуть (в Витовнице прекрасные места). По этому поводу отец говорил нам: трудно работать с людьми, нужно знать, нужно иметь много любви, нужно чтобы у человека были силы. Отец говорил, что вероятно Господь дает ему силы для исполнения всего, что нужно. Однажды он рассказал мне вкратце, как в 1932 году пришел в монастырь, когда врачи пообещали ему только 5 лет жизни в связи с состоянием его легких. Однако тогда ему не суждено было умереть. Он пережил и Вторую мировую войну и многие годы после нее. Он рассказывал нам, что все время жил в уединении и с 1975 года, когда начали приезжать люди, пришлось ему очень тяжело. «Внутренне я очень сопротивлялся этому и молил Господа, чтобы Он помог мне и освободил меня от этого. И Господь помог, и вот подоспело игуменство (начальствование в монастыре)». (Отец Тадей 9 раз избирался игуменом монастыря и до сегодняшнего дня говорит, что так не смог полюбить эту власть). Обычно отец Тадей читал наши мысли и в каждом случае умел сказать что-то вразумительное. Однажды, когда авторитет отца в нашем кругу полностью утвердился, он рассказал нам что-то, что поразило меня. Связывая весь люд, приезжавший в монастырь, со своими личными искушениями, отец сказал: «Пришли однажды в монастырь какие-то парни и хотели меня о чем-то спросить. А я вижу, что у одного из них отвратительные мысли, мне не захотелось его принимать, но я ничего не сказал. Они входили все по одному и спрашивали о своем, а когда все закончили, вижу, что того, который мне не понравился, нет. Подумав об этом, я почувствовал, что нарушил гостеприимство. Я сам, своими мыслями, прогнал этого паренька, – наставлял отец, не щадя себя. – Вот, что такое сила мысли: другой человек моментально почувствует, как ты расположен к нему. Для мыслей нет ни препятствий, ни преград. Если бы у меня не было по отношению к нему таких мыслей, которые эго задели, он бы подошел и спросил о том, что его беспокоит», – закончил отец Тадей.
У отца Тадея было много обязанностей, несмотря на его преклонный возраст (более 80 лет), и при этом он почти всегда он радовался жизни. В последний год, несмотря на экономический кризис, на огромное количество народа приезжавшего в монастырь, наперекор годам, он успел выстроить новый большой монастырский конак. А о своем игуменстве он часто говорил так: «Мне кажется, что я все еще внутренне сопротивляюсь этому. Однажды видел во сне Господа (и отец детально описывает, как Господь был одет). А Господь мне и говорит: «Все воюешь, а послужить не хочешь». Не знаю другого такого случая, что бы так сопротивлялся своему назначению, а ему бы снова и снова его предлагали. Представьте какого-нибудь директора, который не хочет быть директором, а его 8 раз выбирают на это место» – смеется. Всегда нас расспрашивал, как мы живем, и какая обстановка в Белграде, и когда мы отвечали, что в Белграде жить утомительно и тяжело, отец говорил, что это от «мысленного поля»: Слишком много злых мыслей, это создает плохую атмосферу.

* * *

Навстречу последним временам
Мы ездили в монастырь в течение 1993–1997 годов. Что и говорить, третье тысячелетие на пороге. И это вносит особое предчувствие в настроение даже обычных людей, настроенных религиозно. Существуют множество разнообразных сект и так называемых учений, от которых помрачается сознание, не говоря уже об ожидании конца света. А затем масоны, новый мировой порядок, «new age» и тому подобное. В добавок ко всему этому на сербский народ легло еще одно великое испытание в этом веке. «Будет ли этому конец?» Отец Тадей во время наших встреч много говорил о совокупности этих проблем. Перечислим их вкратце:
· Загрязнение окружающей среды. Отец указывал нам на постоянное и все увеличивающееся загрязнение природной среды от озонового слоя до рек и морей. Он указывал на постоянный рост температуры и опасность больших перемен – вплоть до таяния ледников, которое приведет к повышению уровня человеческой смертности.
· Время от времени люди ощущают вялость, подавленность, плохое настроение, быстро устают и не могут понять непосредственных причин этого. Не только увеличилось излучение Солнца (из-за слабой защиты озонового слоя), но и усилились радиоактивные излучения, которые испускают нуклеарные электроны. Отец говорил, что это излучение распространяется над поверхностью воды, подобно нефтяным пятнам. «Я заметил, – рассказывал отец, – что после некоторых дождей все живое как будто теряет силу. Еле-еле шевелится. Этот дождь принес радиоактивность, и только когда подует ветер и унесет ее куда-нибудь в другое место, тогда станет лучше всем живым существам и человеку. Это количество радиации не может быть уничтожено совсем. Она кружит, перемещаясь с одного места на другое».
· Большие мультинациональные компании намеренно препятствуют появлению на свет новых знаний и новых чистых технологий.
· Югославская территория, особенно Босния, превратилась в полигон столкновения больших стратегических сил.
· Тайно готовится новое страшное оружие, о котором ничего не известно людям.
· В духовной сфере у человека появляется все больше искушений, которые очень трудно преодолеть. Все труднее и труднее переносится нервное напряжение, спешка, субъективное ощущение ускорение времени.
· Что касается Сербии, нами завладеют американцы и будет не так уж плохо с экономической точки зрения, но мы потеряем свободу.
· Антихрист правит уже с 1992 года. Но еще не воцарился, а действует через своих помощников.
· Диавол стремится прекратить служение литургии в мужских монастырях. «Это единственная наша сила против зла», – говорил отец.
· Придет время, когда дети будут играть на улице марками и долларами, и даже драгоценностями, потому что все это утратит свое значение. (Отец советовал не копить деньги, но вкладывать их в недвижимость, в дома, земли).
· Отец говорил, что из Бермудского треугольника происходит всякое зло, которое каким-то образом там сосредоточилось.
· На Западе уже началось наложение печати на людей.
· Зло всеми способами стремится овладеть людьми. Отец говорил, что такого страшного времени еще не было, не считая Второй мировой войны, но он добавлял, что наше время страшнее в отношение мысли. Во всем мире ощущается огромное давление. Мы, православные, находимся под особой угрозой, так как зло нацелено, прежде всего, на нас. Православные отшельники мешают дьяволу завладеть мысленным полем всего мира, не потому что они сопротивляются, а потому что они непрестанно молятся Господу, чтобы Он защитил всех нас от зла. Особенно в течение 1993 года это воздействие стало еще отчетливее. Отец говорил, что дьявол уже выпущен.
· Масоны присутствуют везде. Они имеют своих людей в правительстве всех государств, в других важных местах, и даже в церкви. В католической церкви каждый епископ вынужден стать масоном. Этим охвачено и православие, особенно греческая церковь, да и в нашей сербской церкви есть епископы масоны.
· Масоны готовятся к тому, чтобы подчинить весь мир власти Организации Объединенных Наций, под предводительством одного человека – Антихриста, которого они хотят поставить на должность председателя ООН (до сих пор самый высокий пост в ООН занимал генеральный секретарь). В связи с тем, что масоны держат под контролем все ключевые позиции, назревает кризис невиданных размеров, по сравнению с которым Великий экономический кризис тридцатых годов покажется малым ребенком. Этот кризис уничтожит ценность всех ведущих мировых валют и разрушит целые экономические и финансовые системы.
· В результате произойдет разорение экономики всех государств, поскольку деньги для экономики то же самое, что кровь для человека. Все это приведет к невиданному хаосу. Из этого хаоса вынырнет Антихрист чтобы «спасти» мир. «Как услышите, что экономический кризис распространился по всему свету, тогда знайте что его пришествие близко».
· Уже готовятся средства, которые помогут установлению власти Антихриста. Отец Тадей приводил цитаты о Звере из «Апокалипсиса» святого Иоанна-Богослова и говорил, что в Бельгии уже создан гигантский (в несколько этажей) компьютер огромной мощности, который называется Зверем. Это один из зверей «Апокалипсиса». Такой же компьютер существует и в Америке. Отец Тадей говорил, что личные номера наших паспортов происходят из этого компьютера и вводятся в него.
· Наложение печати будет осуществляться невидимыми лазерными лучами. Это «клеймо» будет невидимым для человеческого глаза, но доступным для лазерных компьютерных лучей. Только при помощи этих лучей в магазине будет считываться информация о том, сколько денег имеется на счете, а стоимость купленного товара будет высчитываться моментально. Все операции будут совершаться без денег.

* * *

Семья
В христианском учении полноценное существование семьи основывается на строго утвержденных правилах ответственности и любви.
Мужчина – глава семьи, жена его уважает и во всем без исключения подчиняется ему. А женщина управляет домом, а дети же должны слушать обоих родителей. Мужчина отвечает перед Богом за все свои поступки, которые совершил сознательно или несознательно – словом, делом и мыслью. Его ответственность в этом случае отличается от той, которая лежит на всяком человеке, она определена его положением в семье. По христианскому мировосприятию мы действительно падшие существа – наша жизнь несовершенна и несовершенны наши отношения, относительно того обожения, которое может совершиться в нас по образу Иисуса Христа. Женщина, имевшая непростое положение в патриархальной истории, спасалась через послушание мужу, неисполнением своей воли, и даже отречением от нее, и тем, что предавала себя и всю свою жизнь Господу, как это и требуется от нас, независимо от того, живем ли мы в миру, в семье, или как монахи, в монашеском общежитии.
Смысл этого многозначен, если посмотреть с духовной стороны, человек должен выбирать между своей волей, которая отчуждает его от себя самого, от других людей и от Бога, и между волей Божией, которая содержится в глубине нашего сознания, только идя этим путем, мы становимся людьми, личностями. А если выбираем другой путь, он приводит нас к тяжелым и непредвиденным испытаниям и делает из нас такого индивида, который не может познать цели жизни и добиться ее полноты.
Сейчас, несмотря на то, что уже 2000 лет перед нами пример жизни Христа, намного чаще, к сожалению, мы видим горькие плоды своеволия гордого человека. Христианский путь требует послушания и от детей, дети сохраняются в благодати тогда, когда послушны своим родителям, это имеет силу даже тогда, когда родители ни такие, какими должны быть. Но тогда родители отвечают перед Господом.
Отец Тадей рассказал нам, как в наше время изменилось положение семьи в сербском народе. В начале века родители сами выбирали супругов своим детям, когда приходило время, и по всему, что нам известно, это получалось удачно, особенно если иметь в виду положение дел в современной семье. Сейчас это более чем случайность. Отец Тадей говорил, что родители потеряли истинную любовь к детям. Если человек кого-то крепко любит он хорошо его понимает, умеет учитывать его особенности и склонности, а когда любви недостаточно, мы совсем не можем постигнуть другого человека, хотя и знаем его от рождения. (Сейчас мы видим отчуждение между родителями и детьми, которые только живут вместе, спят, едят и тому подобное. Заботы родителей о детях сводятся к какому-то «сервису», но при этом нет достаточной любви. Нам встречались дети, которые остаются с родителями до поздней ночи перед телевизором, только для того, чтобы побыть хоть не много рядом с ними – какой-то суррогат родительских отношений с детьми).
Многие проблемы брака отец Тадей объясняет как прямое следствие «отсутствия родительского благословления» на вступление в брачный союз. Не только вступление в брак вопреки мыслям, желаниям и советам родителей лежит в основе многих будущих проблем в браке, но и отсутствие подлинного единодушия с родителями в каждом отдельном случае несправедливости. Познав тайны человеческого сердца, отец Тадей не раз показывал нам на примерах, как люди на первый взгляд как будто согласные с выбором своего ребенка, внутри себя не могут смириться с этим выбором и все больше и больше склоняются к неприятным, плохим мыслям. Это внутреннее состояние позднее становится причиной многих семейный недоразумений и проблем их детей, хотя на первый взгляд родители прямо не препятствовали семейному счастью. Отец Тадей приводил нам конкретные примеры из жизни людей, приезжавших в монастырь и знакомых нам. Некоторые из них с самого начала стремились к тому, чтобы все складывалось хорошо, но не получили родительского благословения и становилось все хуже и хуже. «И не может быть хорошо, пока не будет благословения родителей», – говорил отец Тадей. Затем он приводил нам примеры браков, заключенных по благословению или согласию родителей – и все шло хорошо. «Одна из причин, – объяснял нам отец, – в том, что мысленные связи между родителями и детьми не ослабевают до тех пор, пока родители живы. А когда родители не соглашаются с нашими действиями или с нашими желаниями, возникают огромные мысленные помехи. Этого никак нельзя недооценивать».
Существует множество ситуаций, когда люди сначала не совсем осознают, что на самом деле чувствуют, а затем тем более не могут понять что такая ситуация несет в себе и какие последствия может иметь. Нам кажется, что сейчас мы выбираем свободно и по любви, а на самом деле, особенно когда речь идет о совсем молодых людях, «два слепца» видят друг в друге привлекательные образы, которые сами себе сочинили, и затем, через некоторое время, через год или больше, начинают понемногу прозревать. И хорошо, когда имеют в себе достаточно любви чтобы пережить разочарование. У родителей, особенно у тех, которые любят своих детей, хорошая интуиция в выборе супруга для своего ребенка. Жаль, что такое содействие в браке становиться все слабее и случается все реже. Если бы собрать все вопросы, с которыми обращались к отцу Тадею его посетители, я уверен, что самыми важными окажутся два вопроса: первый – как правильно жить? Второй – как найти хорошего супруга? Отец нам не раз повторял, что для успешного брака необходимо, чтобы супруги были единомышленниками. «Найди единомышленника и спасешься», – говорил он нам об этом напрямую. Самое важное для хорошего супружества найти единомышленника и получить благословение родителей.

* * *

Работа
Существует мнение, что лучше всего, если человек выполняет ту работу, которая ему нравится. Наш духовник говорил нам, что важнее нечто другое: работать так, как бы ты работал ради Господа. Или другими словами – работайте для Господа! Что это значит? Наше отношение к работе, которую мы исполняем, должно руководствоваться мыслью, что мы это делаем не для себя, а для Господа и все, чтобы мы не делали, мы должны осмыслить во имя Господа.
Отношения между людьми должны быть пронизаны благосклонностью, терпением и христианской любовью. Отец Тадей на примерах показывал нам, что необходимо иметь дело не только с теми, кто нам приятен и с кем нам легко, но и особенно важно обращать внимание на тех, кто нас не любит, кто создает нам лишние проблемы, на тех, кого мы никак не можем потерпеть. Духовное и любое другое преуспевание зависит от умения преодолевать трудности и разочарования. Те люди, которые нас обычно раздражают или к которым мы имеем внутреннее неприятие, нередко обладают чем-то, что похоже на нас, чего мы не хотим признать. Так, на самом деле, нас раздражают не они, а то, что у них есть что-то наше, что возбуждает нашу неприязнь и беспокойство.
Христос заповедовал нам любить ближних и даже своих неприятелей. Почему это так тяжело? Потому что мы не очистили себя от гордости, зависти, сребролюбия и желания властвовать над другим человеком. Итак, мы сами себя осуждаем, презираем и не любим. Как же можем мы при этом полюбить другого человека? Отец Тадей все время обращал наше внимание на то, чтобы мы смотрели на себя и в первую очередь оценивали себя. Это прямо противоположно тому, к чему мы привыкли – оценивать других, делать им замечания и ждать, чтобы они исправились согласно нашим взглядам. Когда мы однажды спросили, что нам делать и как относиться к людям, которые так или иначе неправы перед нами: или грубо с нами обошлись, или виноваты, причинив нам материальные убытки. Отец Тадей отвечал, что каждый несет ответственность за свои поступки. Тот, кто совершает недоброе другому, получит то же самое в ответ или каким-то другим образом расплатится за свое зло, и не только он, но и его семья, его дети. Единственное, что требуется от нас в этих случаях – принять все во имя Господне и предаться воле Его. По словам старца, каждый должен нести ответственность за то, о чем он думает, за то, что чувствует и делает.

* * *

Мир
Отец говорил нам, чтобы мы молились за весь мир без исключения.
Во время этой последней войны он говорил нам, чтобы мы молились и за «ту неприятельскую сторону», «чтобы Господь их помиловал». «Зло творят люди, которые не верят в Господа, – говорил нам отец, – они находятся вне сияния любви. Мы, как христиане, должны молится за них, чтобы и они спаслись из того пекла зла и ненависти, которое захватило их».
«Мир и любовь в сердце», – постоянно повторял отец Тадей.
Желько Шешум. Белград, 2003 год.

Требуется программист