блаженный Феодорит Кирский

Глава 5

Песн. 5:1 Внидох в вертоград мой, сестро моя невесто:

Вошёл, говорит, в вертоград Мой, который ты для меня украсила,

Песн. 5:1 объимах смирну мою со ароматами моими

и собрал первую смирну Мою, то есть, которую Я насадил. Первый Я возжелал умереть за тебя, потом и ты со Мною спогребстись восхотела. Ибо спогреблась Мне крещением в смерть (Рим. 6:4) и умертвила земные уды свои (Кол. 3:5). Итак, «объимах смирну мою со ароматами моими», и вкусил плод прочих добродетелей твоих, занятых от Меня тобою,

Песн. 5:1 ядох хлеб мой с медом моим,

сию твердую и сладкую пищу совершенных,

Песн. 5:1 пих вино мое

По справедливости полагает «Мое». Ибо Он есть истинная лоза (Ин 15:1), с коей вино сие собрано.

с млеком моим,

С млеком Моим – не пренебрегает даже младенцев, ссущих млеко, но и от них сообразный силам их плод приемлет. И будучи благ, призывает также друзей к общению сими словами:

Песн. 5:1 Ядите, ближнии, и пийте и упийтеся, братия.

Ближние Его суть те совершенные мужи, которые сохраняют образ Божий невредимым. Им Он не только повелевает пить, но и упиться. Ибо есть упоение такое, которое производит благоразумие и небезумство, которое укрепляет, а не расстраивает члены. О сем-то упоении блаженный Давид вещает: «чаша твоя упоявающи мя, яко державна» (Пс. 22:5) – и в другом месте: «Упиются от тука дому твоего, и потоком сладости твоея напоиши я» (Пс. 35:9).

Наконец, говорит уже Невеста:

Песн. 5:2 Аз сплю, а сердце мое бдит:

Хотя я по естеству принуждена бываю смыкать очи и предаваться сну, впрочем, умом бодрствую и сон беспечности прогоняю, ожидая пришествия Женихова. Едва Он ударит в двери, слышу глас Его:

Песн. 5:2 глас Брата моего ударяет в двери

О блаженное слышание! Блажен ты, который, будучи избран в [духовную] Невесту, бодрствует, ожидает Жениха и говорит с Давидом: «аще дам сон очима моима, и веждома моима дремание» (Пс. 131:4) «Глас Брата моего ударяет в двери», глас:

Песн. 5:2 отверзи ми, сестро Моя, ближняя Моя, голубице Моя, совершенная Моя: яко глава Моя наполнися росы, и власи Мои капель нощных.

Чрез ночь означает то нападение, которое ночью учинили на Него иудеи, а чрез росу и капли тридневную Свою смерть. Итак, говорит – поелику Я за тебя смерть подъял, претерпел все мучения, то отверзи Мне и приими Меня. Я люблю духовную красоту твою и совершенство добродетели твоей, почему и «сестрой» Моей называю, и «голубицей» и «совершенной» Моей нарицаю тебя. Совершенной – потому что ты предписанным от Меня в законе совершенством украсилась. Голубицей – ибо ты учинилась духовно, и совлеклась ветхого человека с деяниями его (Кол. 3:9). Ближней – для того, что следуешь по стезям Моим и желаешь приблизиться ко мне. Наконец, сестрой не только по причине естества, но и по причине соединения через благочестие. Сие выслушавши, Невеста ответствует:

Песн. 5:3 Совлекохся ризы моея, како облекуся в ню? умых нозе мои, како оскверню их?

Здесь мы научаемся, коликий вред производит беспечность и сколько огорчений причиняет обладаемым ей. Невеста, отрекшись отвертсть в скорости двери Жениху, после того принуждена будет не только прийти к оным, но и пройти град, обтечь торжища, впасть в стражу и претерпеть от нее удары. Но если бы она тотчас явилась на глас Жениха, никогда бы не испытала неудовольствий. «Совлекохся ризы моея, како облекуся в ню? умых нозе мои, како оскверню их?» Но Жених сего ей не заповедовал, не хотел, чтобы она паки облеклась в ветхого человека, паки осквернила ноги, омовенные Его святыми руками, но чтобы отверзла для Него слух или взор, чрез кои бы Он, вошедши, мог обитать в священной душе ее. Но поелику она, находя предлоги, учинилась медлительной, то Он возбуждает ее другим образом, и не только ударяет в двери, но и простирает руку сквозь некую скважню. Под рукой здесь разуметь должно Божественную силу Его, которую Невеста почувствовавши, восклицает:

Песн. 5:4 Брат мой посла руку Свою сквозе скважню, и чрево мое вострепета от Него.

Песн. 5:5 Востах аз отверсти Брату моему: руце мои искапаша смирну, персты мои смирны полны на руках заключения.

Песн. 5:6 Отверзох аз Брату моему: Брат мой прейде. Душа моя изыде в слово Его: взысках Его, и не обретох Его: звах Его, и не послуша мене.

Песн. 5:7 Обретоша мя стражие обходящии во граде: биша мя, язвиша мя, взяша верхнюю ризу от Мене стражие стеннии.

Когда она не восхотела тотчас отверсть ударяющему, то Он сотрясает ее через некоторое чувство, названное Им скважней, простирая руку, то есть силу Свою. Возжигает в ней любовь, что видно из сих слов – «чрево мое вострепета от него». Она, будучи упоена любовью, восстает и, притекая к двери, говорит: Руки мои, взявшись за заклеп, дабы отверсть, искапали смирну и персты мои смирну полную. Ибо я даже до крайних частиц совершенному подверглась умерщвлению [страстей]. Но отверзши дверь, не вижу Брата моего. Он «прейде», удалился. Побуждаемая любовью, ищу Его, не престаю вопиять, зояв Его, но Он не слушает, не удостаивает Меня ответа. Итак, я, крича и ища возлюбленного Моего, попадаю к стрегущим град, которые не только утеснили меня и били, но и покрыли всю ранами и отняли верхнюю одежду мою. Мне кажется, Невеста стрегущими град называает здесь начала, власти и тиранов, ибо если они вооружались некогда на Церковь и победоносных мучеников, уязвивши и отделив тело их от души, так, как верхнюю одежду, умерщвляли.

Песн. 5:8 Заклях вы, дщери Иерусалимския, в силах и в крепостех сельных: аще обрящете Брата моего, возвестите ему, яко уязвлена любовию аз есмь.

Жених часто так же является еще несовершенным и младенцам, приноравливаясь к их слабости и побуждая их к совершенству. Ибо «не требуют здравии врача, но болящии» (Мк. 2:17). Итак, Невеста обязывает клятвой дщерей Иерусалимских, дабы они, если найдут Брата ее, возвестили Ему, что она уязвлена к Нему любовью. Отроковицы не выдают имени Брата ее. Ибо еще несовершенны, не имеют глубокого познания таинств, и посему говорят:

Песн. 5:9 Что брат твой паче брата, добрая в женах? что брат твой от брата, яко тако закляла еси нас?

Мы часто слышали тебя, говорящую: Брат мой, и не понимали смысла слов твоих. Но когда ты нас закляла, мы не можем оставить заповедей твоих. Посему научи нас, «добрая в женах», о прекраснейшая из всех отроковиц, научи, что значит имя сие? Оно беспрестанно находится в устах твоих. Если мы узнаем от тебя, кто Брат твой, какие Его отличные черты, мы постараемся о тебе, и исполним твои повеления. Итак, Невеста показывает им приметы Жениха, говоря:

Песн. 5:10 Брат мой бел и чермен, избран от тем:

Песн. 5:11 глава Его злато избранно, власы Его кудрявы, черны яко вран:

Песн. 5:12 очи Его яко голубицы на исполнениих вод, измовени во млеце, седящыя в наполнениих (вод):

Песн. 5:13 ланиты Его аки фиалы аромат, прозябающыя благовоние: устне Его крины, каплющии смирну полну:

Песн. 5:14 руце Его обточены златы, наполнены фарсиса: чрево Его сосуд слоновый на камени сапфирове:

Песн. 5:15 лыста Его столпи марморовы, основани на степенех златых: вид Его яко ливан, избран яко кедрове:

Песн. 5:16 гортань Его сладость, и весь желание: сей Брат мой и сей Ближний мой, дщери Иерусалимли.

«Брат мой бел и чермен». «Бел» – ибо Бог, ибо есть «свет истинный, иже просвещает всякаго человека грядущаго в мир» (Ин. 1:9), свет, превосходящий всякий блеск. «Чермен» – чрез сие означает человеческое Его естество, которое в Нем обагрено было кровью. «Чермен» – хотя Он Бог, но из любви к человеку соделался человеком, не изменив, впрочем, Божеству Своему. «Брат мой бел и чермен, избран от тем» – Христос превыше всей природы. Он не сотворил греха, «ниже обретеся лесть во устех его» (Ис. 53:9, 1Пет. 2:22) Он есть непорочная Жертва, очищающая весь мир. Словом, «избран от тем».

«Глава Его злато избранно». Симмах перевел: яко камень драгоценный. «Глава Его злато избранно». Под главой также, как прежде, и под белизной, разумеем Божество Его, которое уподобляет камню драгоценному и злату, потому что не находит еще лучшего на земле. «Власы Его кудрявы, черны, яко вран». Власами, я думаю, называет Благодать, с главы Его струящуюся.

«Очи Его яко голубицы на исполнениих вод», ибо беспрестанно обращены на купель Крещения и созерцают грядущих ко спасению. «Измовени во млеце, седящыя в наполнениих вод». Иных, имеющих нужду во млеке, питает млеком, иных, которые закоренели во грехе, обновляет и оживляет – седя «в наполнениих вод» и их освещая. Не без причины сказала: «в наполнениих вод» – ибо приходящих без совершенной и твердой веры не приемлет.

«Ланиты Его аки фиалы аромат, прозябающыя благовоние: устне Его крины, каплющии смирну полну». Под ланитами и устнами разумеет учение. Ибо посредством движений оных образуется голос. Фиалами же аромат, прозябающими благовоние, называет ланиты по причине приятности учений, а уста уподобляет кринам, потому что Божественные словеса сами по себе без всякого человеческого украшения блещут. «Устне Его крины, каплющия смирну полну». Научает здесь, на земле, совершенному умерщвлению: «аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое и даждь нищым», и взяв крест свой, «гряди вслед мене» (Мф. 19:21, Мк. 10:21)

«Руце Его обточены златы, наполнены фарсиса». Руками именует те добродетели деятельные, кои Он с толикой тщательностью исполнил, что никогда никакой не поправлял поступок. «Обточены златы, наполнены фарсиса». Сим показывает преимущество и превосходство тех Его добродетелей. «Чрево Его сосуд слоновый на камени сапфирове». Глубина таинств и сокровищ Премудрости и ведения (Кол. 2:3) суть сосуд слоновый для тех, кои удостоены Откровения. «Чрево Его сосуд слоновый на камени сапфирове». Хотя дела Божии по существу сокровенны, глубоки, но ясны, вразумительны для просвещенных.

«Лыста Его столпи марморовы, основани на степенех златых»: чрез это показывает твердыню, непоколебимость, непременяемость и вечное пребываение Его. «Вид Его яко ливан, избран яко кедрове». И здесь паки разумеется сугубое естество Его. Ливаном называет Божество, а кедром – человечество, которое, подобно сему нетлеющему древу, чуждо было греховного падения.

«Гортань Его – сладость». Что, в самом деле, сладостнее Божественных вещаний? Блаженный Давид чувствовал сладость сию и говорил: «судбы Господни истинны, оправданны вкупе, вожделенны паче злата и камене честна многа, и слаждшя паче меда и сота» (Пс. 18:10–11). «Гортань Его – сладость». Ибо «николиже тако есть глаголал человек, яко сей Человек» (Ин. 7:46). «Гортань Его сладость, и весь желание»: Невеста, истощившись в похвалах и не зная, как лучше описать Его, заключает, наконец, сей единой чертой, как бы так говоря: что я стараюсь описывать подробно лепоту Его? Он «весь желание», всех заставляет любить Себя, не только видящих Его, но и слышащих о Нем пленяет, привлекает к Себе. «Весь желание». Сие сказавши, обращается к отроковицам: «сей Брат мой и сей Ближний мой, дщери Иерусалимли». Когда вы Его не знаете и спрашиваете меня, кто Брат моя, а я вам показываю Его: «сей Брат мой и сей Ближний мой». Итак, обязанные клятвой, не презрите клятвы, но найдите Брата моего и возвестите Ему любовь мою к Нему. Но они, узнав отличительные черты Жениха, вопрошают паки ее, куда Он отошел, куда уклонился:


Источник: Блаженнаго Феодорита епископа Кирскаго Толкование на Песнь Песней. - Москва : Синодальная тип., 1808. 210 с.

Комментарии для сайта Cackle