святитель Феофан Затворник

Второе послание святого Апостола Павла к святому Тимофею, истолкованное святителем Феофаном

Предисловие (2Тим.1, 1–6)

а) Надпись и приветствие (2Тим.1, 1–2)

2Тим.1:1. Павел Апостол Иисус Христов волею Божиею, по обетованию жизни, яже о Христе Иисусе.

Надписание сходно со всеми другими, указывает, кто к кому пишет и, как обычно святому Павлу, содержит некоторые термины, к которым повод подало содержание Послания и которые внесены, чтобы предуказать его.

«Апостол Иисус Христов волею Божиею». Волею Бога Отца, Апостол Сына Божия воплощенного, по единству воли Их. Не иная воля у Отца и иная у Сына, но одна и та же. Почему, чего хощет Отец, того же хощет и Сын. «Апостолом меня предположил (προεβαλετο) Владыка Бог; с Ним свосхотел (συμψηφισαμενου) сего и Христос Иисус» (Экумений).

«По обетованию жизни, яже о Христе Иисусе». В сих словах предуказание содержания Послания, которое и подало повод ко внесению их в сие надписание. Цель Послания – воодушевить святого Тимофея на мужественную проповедь о вере и блюдение верных в вере, пред лицом опасностей и смертей. Но в таких обстоятельствах, что могло столько воодушевлять, как не обетование жизни, которой самая смерть не отъемлет, а дверь в нее отверзает. Указание на это и делает Апостол в самом начале. "Апостол я", говорит, «по обетованию жизни», – по делу обетования жизни. «Владыка Бог с единоволением и Сына поставил меня Апостолом, чтобы я проповедывал людям обетованную жизнь вечную» (блаженный Феодорит). Он поставлен Апостолом возвещать сию жизнь всем людям, но, конечно, с уверенностию, что она прежде всего несомненное есть достояние самых возвещателей, следовательно, и святого Тимофея, как единого от таковых. Мысль об этом не могла не послужить ему в утешение и ободрение. Так святой Павел «в самом начале (Послания) ободряет душу его. Не напоминай мне, говорит, о здешних бедствиях: они доставляют нам вечную жизнь, где нет ничего такого, где нет болезни, печали и воздыхания» (святой Златоуст). Не опасности только – наша доля, но и всюду готовая смерть; но «умираем мы, чтобы жить вечно» (блаженный Феофилакт). Хотя это только обетовано, но обетование так несомненно, что мы все одно как бы уже имели ее. При всем том, однако ж, она все же есть впереди. «Если же она – обетование, то не ищи ее здесь; ибо «упование видимое несть упование» (Рим. 8, 24)» (святой Златоуст).

«Яже о Христе Иисусе». «Жизни, которая «о Христе Иисусе» есть, то есть со Христом, потому что Он нам ее дает и ее содержит. Телесная жизнь – в яствах и питиях, а духовная во Христе Иисусе содержится. Он для нас есть всё» (блаженный Феофилакт). Жизнь сия здесь вос-приемлется, развивается и крепнет; обещается же ее явление во всей светлости своей и славе.– Κατ᾿ επαγγελιαν «по обетованию», – можно, потому, перевесть и: по возвещению, по делу возвещения жизни, которая во Христе Иисусе,– жизни, которая тотчас по вере и принятии таинства и получается и которой жизнь вечная составляет неотъемлемую часть.

2Тим.1:2. Тимофею возлюбленному чаду: благодать, милость, мир от Бога Отца и Христа Иисуса Господа нашего.

«Тимофею возлюбленному чаду». «Не просто: "чаду", – но: «возлюбленному»; ибо могут быть дети и нелюбимые. Но ты не таков, говорит, и потому не просто чадом я называю тебя, но чадом «возлюбленным». И галатийцев он называет чадами, однако скорбит о них: "чадца моя", говорит, «имиже паки болезную» (Гал. 4, 19). Называя его возлюбленным, он свидетельствует о великой его добродетели. Каким образом? Когда любовь не от природы, то она – от добродетели; родившиеся от нас бывают любезны нам не по добродетели своей только, но и по требованию природы; а возлюбленные по вере бывают такими не по чему иному, как по добродетели. И как может быть иначе, особенно у Павла, который ничего не делал по пристрастию?» (святой Златоуст). «Доблестного во всем Тимофея не естество, но сердце сделало и сыном, и возлюбленным» (блаженный Феодорит).

«Благодать, милость, мир». «Чего желал прежде, того же и теперь желает ему» (святой Златоуст). «Благодать» – сила во спасение свое и других; "милость" – источник, изливающий и преизливающий благодать; "мир" – благий плод благодати, тотчас по получении сей милости вкушаемый,-мир с Богом и небожителями, мир в себе с совестию и со всеми земными жителями, не возмущаемый никакими немирными случайностями, но питаемый во всей своей силе и среди них.

«От Бога Отца и Христа Иисуса Господа нашего»,– как единого из обоих источников. «Благодати ему желает, да присущи вспомоществует ему,– желает от милости Отца и Христа Иисуса Господа нашего; ибо Бог благодать Свою щедро подает нам чрез Христа, да единая благодать будет обоих» (Амвросиаст). Господь Иисус Христос, по страдании, крестной смерти и воскресении, вознесшись на небеса и седши одесную Бога Отца, открыл путь Пресвятому Духу для нисшествия на землю,– и Он, нисшедши, всех облаго-датствовал и благодатствует доселе, по благоволению Отца, в силу воплощенного домостроительства Сына.

б) Начало Послания (2Тим.1, 3–6)

аа) Изъявив сильную любовь ко святому Тимофею (1, 3 – 4) и: бб) похвалив его и род его за веру (1, 5),– святой Павел напоминает ему: .вв) возгревать живущий в нем дар Апостольского преемства, – что и составляет главный предмет Послания (1,6).

аа) Изъявление любви ко святому Тимофею (2Тим.1, 3–4)

2Тим.1:3. Благодарю Бога, Ему же служу от прародителей чистою совестию, яко непрестанную имам о тебе память в молитвах моих день и нощь.

Святой Павел, как всех учил о всем благодарить (1Сол. 5, 18), так и сам всегда за все благодарил Бога, и за радостное и за скорбное, и за внешнее и за внутреннее, за всякое доброе движение мысли и чувства. Так, здесь благодарит Бога за то, что непрестанную имеет память о святом Тимофее в молитвах своих. Мысль такая: память непрестанная о ком-либо есть верное свидетельство любви; святой Павел, благодаря за память о святом Тимофее, благодарит за любовь к нему. Так святой Златоуст: «благодарю Бога, говорит, за то, что я помню о тебе, – так я люблю тебя. Это – знак чрезвычайной любви, когда кто любит так, что сам восхищается сею любовию»,– «когда кто в любви к кому-либо видит великую для себя похвалу, прекрасное себе украшение» (блаженный Феофилакт, Экумений). Но под этим скрывается и другая мысль: Апостол непрестанно о святом Тимофее помнит, потому что он достоин памяти, и, благодаря Бога за сию память, благодарит за то, что святой Тимофей достоин того, что он таков, что об нем нельзя не вспоминать, и притом так, что память о нем благодарность Богу порождает. Бывают лица, память о коих тоже не отходит, но томит сердце, а память о святом Тимофее возбуждала в душе святого Павла радостные и Богу благодарные чувства. Так с некиим особым оттенком Амвросиаст: «поелику достойно вспоминать о добрых, то Апостол благодарит Бога, что помнил о святом Тимофее, муже дивном, сознавая, что и это есть дар Божий: ибо не беззаслужно, если кто помышляет о добрых мужах».

«Ему же служу от прародителей». Как от прародителей, когда те не так служили Богу, как он теперь служит, и когда он не от них научился сему новому служению? Образ служения нов; но Бог служимый один и Тот же есть, равно как и дух служения. То служение, которое он принял от прародителей, он держал вседушно, Богу покорствуя. Когда Сей же Бог повелел ему оставить то и усвоить новое, он начал так же вседушно держать и это новое, как держал прежнее, и опять по той же вседушной покорности Богу, какою был исполнен, служа Ему прежним образом. Так и Бог, и дух служения Ему у святого Павла пребывал один и тот же. Весь род мой, свидетельствует он, вседушно веровал в Единого истинного Бога и вседушно покорствовал Ему в служении, Им заповеданном. То же самое блюду и я: Единого истинного исповедую Бога и служу Ему, как Он заповедал. Такое настроение и выражает в словах: «чистою совестию», εν καθαρα συνειδησει,– в чистой или по чистой совести. Совесть чиста, когда в мыслях, чувствах, желаниях, словах и делах не допускается ничего в противность тому, что сознается истинным, добрым и Должным,– ничего противного убеждениям. Святой Павел как прежде по-иудейски служил Богу по убеждению, что так хочет Единый Бог, так и теперь по-христиански служит, по тому же убеждению, не обманно навеянному, а осязательно Самим Богом «явльшимся» напечатленному. Почему относительно служения у него ни малейшей тени нет колебания: убеждение его светлосиянно, как солнце при безоблачном небе среди дня; такожде и совесть его.

Амвросиаст пишет: «поелику Бог христиан Тот же есть, Который был Богом иудеев, то Апостол неложно свидетельствует, что Тому же Богу возносит благодарение, Коему служил от прародителей. Если он исповедует и проповедует то самое, чего чаяли прародители его, то вера их одна и та же. Таким образом, Поелику он вступил в наследие прародительского служения Богу и Поелику оно было уже в них, когда они служили Богу, то праведно говорит: «Ему же служу от прародителей». Но как говорит он: «чистою совестию», – когда преследовал Церковь? Он преследовал Церковь, но так, что делал это по любви к Богу, а не по зловолию». То же читаем и у блаженного Феофилакта: «как «чистою совестию», когда в начале не знал он Христа? Так говорит он,– или под совестию разумея жизнь: ибо хотя иудействовал, но по жизни был безукоризнен,– или потому что, когда гнал Церковь, гнал по ревности, а не по человеческим каким побуждениям, как иные стоят за ересь славы ради, вполне сознавая ее гнилость. Говорит же он о всем этом, как бы внушая: не подозревай, что у меня одно на уме, а другое на словах; чиста у меня совесть, как всегда, так и ныне. Так я не лгу, говоря, что люблю тебя и всегда о тебе поминаю» (Это сокращено из святого Златоуста, то же и Экумений.)

«Яко непрестанную имам о тебе память в молитвах моих». "Говорит: «непрестанную имею память», – и не просто, но: «в молитвах моих»; то есть это входит в молитву мою; во всякое время, непрестанно исполняю это: ибо это выражают слова: «день и ночь» (святой Златоуст). В молитве память – память священная, Богом освящаемою почитаемая, и, следовательно, в дело содевания спасения входящая. Истинные богочтецы ничего несогласного с благоговеинством пред Богом не допускают, ничего такого, с чем в чистой совести не могли бы они предстать Богу в молитвах своих. Такова была и Апостолова память о святом Тимофее,– чистая, святая, ничего плотского не имевшая.

2Тим.1:4. Желая видети тя, поминая слезы твоя, да радости исполнюся.

Предмет молитвы – увидеть святого Тимофея, потому что это было очень желательно, επιποθων, – пламенно сего желая. «День и ночь, говорит, молю Бога, да исполнит Он мое пламенное желание увидеть тебя» (блаженный Феофилакт). «Видишь ли пламенную привязанность? Видишь ли преизбыток любви?» (святой Златоуст). Может быть, это желание видеть выставлено здесь в удостоверение, что если он не возвратился в Ефес к нему, то причина этому не охлаждение любви, а течение обстоятельств, не зависящих от его воли. Святой Златоуст говорит: «заметь, как он в самом начале оправдывается пред ним, что сам не пришел видеться с ним; ибо слова: «дондеже прииду» – и еще: «уповаю прийти к тебе скоро» (1Тим. 4, 13; 3, 14) – заставляли ожидать скорого его прибытия. Посему он тотчас же оправдывается. Впрочем, не говорит вдруг о причине, почему не пришел, дабы не слишком опечалить его,-причиною же было то, что он задержан был кесарем (Нероном),– но уже в конце, когда приглашал его к себе, открыл ее. В начале же не опечаливает его, а высказывает желание видеть его». Словами: «желая видети тя»,– он наводит его на помышление: «мог ли бы я сам себя произвольно лишить себя удовольствия видеть тебя, если б я имел возможность прийти к тебе?» (блаженный Феофилакт).

«Поминая слезы твоя». Желательно было Апостолу видеть его не по своей только любви к нему, но и по его любви к себе, которую он явил тем, что проливал слезы, вероятно, когда, оставляя его, Апостол прощался с ним. «Апостол показывает здесь, что делает это (молится увидеть его) не просто, и не без причины, а: "поминая", – говорит, «слезы твоя». Разлучаясь с Павлом, он, вероятно, плакал и рыдал больше дитяти, отнимаемого от сосцов кормилицы и от молока» (святой Златоуст). Поминая об этом, Апостол как бы говорит ему: желаю видеть тебя, любя тебя. «Но если б я был и крайне бесчувствен, жесток и бесчеловечен, и тогда не мог бы не иметь такого желания; ибо припоминаемые мною слезы твои могли бы смягчить меня» (святой Златоуст).

Почему, когда вслед за сим говорит Апостол: «да радости исполнюся»,– вместе подает мысль: чтоб и твои осушить слезы. Слезы святого Тимофея не могли не отозваться глубокою печалию о разлучении и в сердце святого Павла. Отсюда естественно как желание свидеться, так и предчувствие радости от того в обоих. Амвросиаст пишет: «Апостол уверяет, что много помнит о Тимофее и жаждет видеть его по причине воспоминания о слезах его, которые он по любви к Апостолу проливал, когда тот, как само собою разумеется, отходил от него. Не без причины потому желает он видеть того, кто столько любит его, чтоб исполниться радостию от обоюдного обрадования».

Всем этим Апостол засвидетельствовал свою к святому Тимофею претеплую отеческую любовь.

бб) Похвала ему и роду его за веру (2Тим.1, 5)

2Тим.1:5. Воспоминание приемля о сущей в тебе нелицемерней вере, яже вселися прежде в бабу твою Лоиду и в матерь твою Евникию: известен же есмь, яко и в тебе.

Изъявлением своей любви к Тимофею святой Павел обновил и его любовь к себе и, тем разогрев сердце его, сделал его готовым ко вмещению уроков, как разогретый воск готов бывает к принятию печатей. Теперь готовит руку для принятия сих уроков, восставляя силу веры его напоминанием о ней, как она есть в нем и в роде его.

"Поминая", сказал, «слезы твоя»,– желаю увидеть тебя еще и молюсь о том. Но слезы естественное дело; все же естественное в духовных отношениях теряет силу, если не освящается верою; и только это освящение облекает его условным некиим значением. Посему Апостол тотчас и прибавляет: «воспоминание приемля о сущей в тебе нелицемерней вере». «Не за слезы только (желаю видеть тебя), но и за веру, так как ты служитель истины, и нет в тебе лицемерия» (святой Златоуст). «И веселит меня преимущественно искренность твоей веры» (блаженный Феодорит). Предыдущие слова оживляли в душе святого Тимофея чувства и расположения, обычные у долго живших вместе и сроднившихся; напоминание о вере дает им другой тон и переносит в другую область,-отрешенную, трезвенствующую; а похвала вере,-яко искренней и нелицемерной,– не могла не восставить ревности по вере, из желания выдержать себя именно таким, каким похвален.

Чтобы в сильнейшее еще напряжение привесть эту ревность, Апостол напоминает и о вере рода Тимофеева. В тебе, говорит, живет вера, «яже вселися прежде в бабу твою Лоиду и в матерь твою Евникию». «Ты, говорит, из такого дома, который издавна служит Христу. Издавна ты имеешь это благо; от прародителей ты принял нелицемерную веру» (святой Златоуст). Напоминание о духе и характере рода обязательно располагает родичей выдерживать сей дух и характер. Это и имел в виду Апостол, говоря так. «Похвальным напоминанием о предках он усиливает веру в своем ученике» (блаженный Феодорит). Так как «доблести предков, если мы подражаем им, принадлежат и нам, а если не подражаем, не имеют никакой силы, но еще служат к нашему осуждению» (святой Златоуст); то опасение, не отстать бы от рода и не посрамиться, естественно раздражило в святом Тимофее ревность о его доблести, то есть вере; особенно когда при этом выставляются такие лица, как бабушка и мать, одно имя которых, слышимое, разгревает сердце. Если вообще «ничто так не действенно, как домашний пример» (блаженный Феодорит), то пример бабушки и матери тем сильнее действует, чем нежнее влечет.

«Известен же есмь, яко и в тебе». И ты не отстал от них, и в тебя давно вселилась вера. "Известен", πεπεισμαι, – «не догадываюсь, но убежден и совершенно уверен» (святой Златоуст). Новое побуждение ревновать о вере. Ибо выходило, что если ты, после сего, ослабеешь в сей ревности, то будешь идти против себя, себе самому будешь изменником. Апостол и о своих прародителях помянул выше и теперь поминает о прародителях святого Тимофея, чтоб внушить: корень наш освящен верою; нам потому следует, принимая здравые соки из сего корня, цвести по роду сих соков. Или может быть слова его имеют такую же силу, какую в устах воинов такая речь: мы с тобою старые служаки.

вв) Напоминание о возгревании дара Апостольского преемства (2Тим.1, 6)

2Тим.1:6. Еяже ради вины воспоминаю тебе возгревати дар Божий живущий в тебе возложением руку моею.

Подготовив так святого Тимофея, святой Павел уже благонадежно заповедует ему ревностно исполнять возложенное на него дело, то дело, к которому он призван рукоположением,-дело пастырства или Апостольского преемства. Деятельное исполнение сего Апостол назвал возгреванием дара Божия, который стал жить в нем в силу рукоположения. Пастырство или Апостольское преемство не есть дело внешнего определения, как бывает в гражданских должностях, но есть следствие внутреннего благодатного сдела-ния пастырем, в силу которого избранный делается способным к пастырству и печатлеется пастырем, так что, исполняй или не исполняй он своего дела, все он пастырь, по дару благодати, живущему в нем. Исполняющий дело пастырства как должно возгревает, раздувает его; не исполняющий – погашает. Тут то же бывает, что и у получивших, по притче, таланты: один пускает полученный талант в оборот, другой зарывает в землю. Оба приточные выражения означают одно и то же: не довольно получить дар благодати; надобно и возгревать его, или развивать,-трудясь в делании того дела, на которое он дан. Апостол выразил это словом: αναζωπυρειν – раздувать, – давать довольно вентиляции, – или течения воздуха, чтоб огонь не погас, а более и более разгорался. Что течение воздуха для огня, то труды по дару благодати для сего дара. Вот о чем напоминает Апостол святому Тимофею, говоря: «еяже ради вины воспоминаю тебе возгревати дар Божий». Но какой это ради вины? ради веры, которая живет в нем и роде его. Вера сия обязывает его возгревать дар Божий. По вере Дан дар, верою и принят; но вера же представляет и сильнейшие побуждения к ревностному действованию по дару. Апостол и говорит как бы: после того, как я оживил в тебе веру предыдущими воспоминаниями, мне нет нужды долго убеждать тебя, а стоит только напомянуть, чтоб ты возгревал дар свой. Но тут лее доразуметь можно: Поелику ты веруешь искренно, то по тому самому усерднее трудись в возгревании дара своего; смотри, не вознеради; при вере не возгревать дара – невообразимая несообразность. Святой Златоуст говорит: «я знаю, что ты имеешь нелицемерную веру, и потому напоминаю тебе: нужно иметь ревность, чтобы возгревать дар Божий. Как огонь требует дров, так и благодать – нашего усердия, чтобы она воспламенялась. "Дар Божий",– то есть благодать Духа, которую ты принял для предстоятельства в Церкви, для знамений и всякого служения. «Возгревати»,– ибо от нас зависит и погашать, и воспламенять ее. Посему и в другом месте он говорит: «Духа не угашайте» (1Сол. 5, 19). От беспечности и лености он угасает, от внимания и усердия воспламеняется».

в) Разделение Послания

Послание имеет две части: первая, большая и главнейшая, наставительная для святого Тимофея (1, 7 – 4, 8); вторая, меньшая, в роде послесловия и приписки, лично святого Павла касающаяся,– обстоятельственная (4, 9 – 22). Можно, однако ж, полагать, что для Апостола, оставленного почти всеми, главная нужда была позвать к себе святого Тимофея,-для чего потребовалось объяснить и свое положение. Но как он не знал определенно, останется ли в живых до прибытия святого Тимофея, то и пишет ему наставления о пастырствовании в дополнение к данным в Первом Послании. Наставления сии он мог бы передать святому Тимофею и лично по прибытии его. Но как не мог наверное полагать, что дождется его в живых будучи, то рассудил поместить их в Послании. Таким образом, для святого Тимофея и для нас главнейшею частию стоит первая – наставительная. Ею мы и ограничим разделение Послания, назвав последнюю, обстоятельственную, – послесловием.

Здесь, в сей главной части, можно видеть два отделения: А) в первом говорится о самой пастырской деятельности. Это собственно наставительное отделение (1, 7 – 3, 9).-А: Б) во втором святой Тимофей воодушевляется к достодолжному прохождению ее по всем частям (3, 10 – 4, 8). Это воодушевителъное отделение. Оба отделения, в частях своих, соответствуют одна другой.


Комментарии для сайта Cackle