Феофилакт Болгарский, архиепископ Охридский

Толкование на Деяния святых Апостолов

Глава шестнадцатая

Деян.16:1–3. Дошел он до Дервии и Листры. И вот, там был некоторый ученик, именем Тимофей, которого мать была Иудеянка уверовавшая, а отец Еллин, и о котором свидетельствовали братия, находившиеся в Листре и Иконии. Его пожелал Павел взять с собою; и, взяв, обрезал его ради Иудеев, находившихся в тех местах; ибо все знали об отце его, что он был Еллин.

Замечательно, что иудеи так пренебрегали законом, что своих дочерей выдавали за эллинов и женились на эллинках.

«Взяв, обрезал его ради Иудеев». Достойна великого удивления мудрость Павла. Он, который так ратовал против обрезания язычников и который давал толчок всему, пока не решили вопроса, обрезал своего ученика. Он не только другим не запрещал этого, но даже сам делает это. В каждом деле он имел в виду пользу и ничего не делал без цели. И тому нужно удивляться, как еще Павел расположил его к обрезанию.

«Ради Иудеев, находившихся в тех местах». Потому что они никак не решились бы слушать слово Божие от необрезанного. И что же?

Обрати внимание на оправдание этого поступка. Павел обрезал Тимофея для того, чтобы уничтожить обрезание; он не поддерживал обрезания, а хотел выполнить величайшую и всем апостолам приятную задачу, потому что если бы Тимофей не был обрезан и в то же время был бы учителем иудеев, то все отшатнулись бы от него. Если уже иудеи так сильно обвиняли Павла за Трофима Ефесского, так как думали, что Павел ввел его в храм (а он был из эллинов), то что пришлось бы перенести самому Павлу, если бы при нем находился учителем же человек необрезанный? Но посмотри: он оправдан и во мнении апостолов, и говорит в храме об исполнении этого оправдания. Все он делал ради спасения иудеев. Пожалуй, можно указать, что и Петр прикрывался личиной иудейства… И это нисколько не вредило апостолам, а напротив, то, что иудеи имели таких учителей, которые, по их мнению, соблюдали закон, послужило поводом к их обращению и началом их веры во Христа.

Деян.16:4–12. Проходя же по городам, они предавали верным соблюдать определения, постановленные Апостолами и пресвитерами в Иерусалиме. И церкви утверждались верою и ежедневно увеличивались числом. Пройдя через Фригию и Галатийскую страну, они не были допущены Духом Святым проповедывать слово в Асии. Дойдя до Мисии, предпринимали идти в Вифинию; но Дух не допустил их. Миновав же Мисию, сошли они в Троаду. И было ночью видение Павлу: предстал некий муж, Македонянин прося его и говоря: приди в Македонию и помоги нам. После сего видения, тотчас мы положили отправиться в Македонию, заключая, что призывал нас Господь благовествовать там. Итак, отправившись из Троады, мы прямо прибыли в Самофракию, а на другой день в Неаполь, оттуда же в Филиппы: это первый город в той части Македонии, колония. В этом городе мы пробыли несколько дней.

Говорится, что «они предавали верным соблюдать определения», передавали не тайны воплощения, но наставления «воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда» (Деян. 15, 29), – все, что касается устройства правильной жизни.

«Они не были допущены Духом Святым проповедывать слово в Асии». Почему воспрещено было им проповедовать в Асии, об этом не говорит, но о том, что воспрещено было это им, сказал, научая этим нас повиноваться и не требовать отчета и показывая, что часто они действовали и по-человечески. Дух запрещает апостолам проповедовать в Асии и Вифинии, так как предвидел, что тамошними жителями овладеет ересь духоборцев.

«Было ночью видение Павлу: предстал некий муж, Македонянин, прося его и говоря». Уже не через Ангела, как Филипп и Корнилий, но в видении Павел получает откровение, – уже более человеческим образом. Где легко убедить, там – более человеческим образом, а где требуется большое усилие, там откровение бывает в форме более Божественной. Нужно заметить, что в этих городах с Павлом был и Лука. Это видно из того, что последний объединяет свою личность с первым, когда говорит: «мы положили отправиться… мы прямо прибыли… мы пробыли.

Деян.16:13–15. В день же субботний мы вышли за город к реке, где, по обыкновению, был молитвенный дом, и, сев, разговаривали с собравшимися там женщинами. И одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел. Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите у меня. И убедила нас.

Там, по причине малочисленности иудеев, не было синагоги, и особенно набожные из них тайно собирались вне города "при реке". Как народ более плотской, иудеи там, где не было синагоги, молились и вне ее, определяя для этого какое-либо место, – молились и по субботам, когда обыкновенно собирался и народ.

«Если вы признали меня верною Господу». Посмотри, как любомудра жена: сначала сама засвидетельствовала, что Бог призвал ее. Обрати также внимание и на ее скромность. Это – женщина простая, она продавала материи, окрашенные в пурпур. И Лука не стыдится упомянуть о ее ремесле. Она не сказала: «Если вы увидели, что я великая женщина», или «я благочестивая женщина», но говорит: «Если вы признали меня верною Господу». Если Господу, то тем более – вам. Не просто просила их к себе в дом, но предоставила дело на их волю, хотя и сильно настаивала на своем желании.

Деян.16:16–21. Случилось, что, когда мы шли в молитвенный дом, встретилась нам одна служанка, одержимая духом прорицательным, которая через прорицание доставляла большой доход господам своим. Идя за Павлом и за нами, она кричала, говоря: сии человеки – рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения. Это она делала много дней. Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час. Тогда господа ее, видя, что исчезла надежда дохода их, схватили Павла и Силу и повлекли на площадь к начальникам. И, приведя воеводам, сказали: сии люди, будучи Иудеями, возмущают наш город и проповедуют обычаи, которых нам, Римлянам, не следует ни принимать, ни исполнять.

Каким духом была одержима служанка? Называют его, по месту, богом Пифоном. Он хотел ввести апостолов в искушение. Иначе, это та женщина, Пифия, о которой говорят, что она садилась на треножник Аполлона, раздвинув ноги, и что злой дух, поднимаясь из углубления, находившегося под треножником, проникал в нее и приводил ее в исступление; тогда она приходила в бешенство, испускала из рта пену и в состоянии такого исступления произносила бессвязные слова. «Идя за Павлом и за нами, она кричала, говоря: сии человеки – рабы Бога Всевышнего». О дух нечистый! Если ты знаешь, что они «возвещают… путь спасения», то почему не удаляешься от них?

«Павел, вознегодовав», то есть будучи возбужден и взволнован. Заградив ей уста, хотя она и говорила истину, он научает нас не допускать к себе демонов, хотя бы они принимали вид, что защищают истину, но преграждать им всякий повод к соблазну и не слушать ничего, что они говорят. Если бы Павел обратил внимание на свидетельство этого духа, то последний обольстил бы многих из верующих. Поэтому Павел на первый раз не только не принял, но отверг его свидетельство, не желая увеличивать числа своих знамений. Но когда дух упорствовал, тогда Павел повелел ему выйти из женщины. Итак, дух действовал коварно, Павел же – разумно.

«Господа ее, видя, что исчезла надежда дохода их». Везде виною зла – деньги. В видах обогащения господа женщины желали, чтобы она одержима была бесом. Посмотри: они и демона не хотят знать, но поглощены одной своей страстью – сребролюбием. Демон говорил: «Сии человеки – рабы Бога Всевышнего», а они говорят, что «сии люди… возмущают наш город», демон говорил, что они «возвещают нам путь спасения», а господа служанки говорят, что они «проповедуют обычаи, которых… не следует… принимать».

Деян.16:22–34. Народ также восстал на них, а воеводы, сорвав с них одежды, велели бить их палками. И, дав им много ударов, ввергли в темницу, приказав темничному стражу крепко стеречь их. Получив такое приказание, он ввергнул их во внутреннюю темницу и ноги их забил в колоду. Около полуночи Павел и Сила, молясь, воспевали Бога; узники же слушали их. Вдруг сделалось великое землетрясение, так что поколебалось основание темницы; тотчас отворились все двери, и у всех узы ослабели. Темничный же страж, пробудившись и увидев, что двери темницы отворены, извлек меч и хотел умертвить себя, думая, что узники убежали. Но Павел возгласил громким голосом, говоря: не делай себе никакого зла, ибо все мы здесь. Он потребовал огня, вбежал в темницу и в трепете припал к Павлу и Силе. И, выведя их вон, сказал: государи мои! что мне делать, чтобы спастись? Они же сказали: веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой. И проповедали слово Господне ему и всем, бывшим в доме его. И, взяв их в тот час ночи, он омыл раны их и немедленно крестился сам и все домашние его. И, приведя их в дом свой, предложил трапезу и возрадовался со всем домом своим, что уверовал в Бога.

Творить чудеса и учить было делом Павла, а в опасностях принимал участие с ним и Сила. Прими к сведению, что и демоны знают о том, что распятый Иисус есть Вышний Бог, а Павел – раб Его, что сам он утверждал, говоря: «Павел раб Иисуса Христа» (Рим. 1,1).

«Вдруг сделалось великое землетрясение».

Отворились двери, темничный страж пробудился. Случившееся изумило его. Но узники не видели этого, иначе все они бежали бы. А чтобы стражу не показалось, что это произошло само собой, двери отворились вслед за землетрясением.

«Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой». И в темнице не давал себе покоя Павел, и тут он привлек к себе темничного стража и совершил это прекрасное пленение.

«Взяв их в тот час ночи, он омыл раны их». Им страж омыл раны, а сам омыт был от грехов.

«И возрадовался со всем домом своим, что уверовал в Бога», хотя и ничего не получил, кроме благих слов и благих надежд.

Деян.16:35–40. Когда же настал день, воеводы послали городских служителей сказать: отпусти тех людей. Темничный страж объявил о сем Павлу: воеводы прислали отпустить вас; итак выйдите теперь и идите с миром. Но Павел сказал к ним: нас, Римских граждан, без суда всенародно били и бросили в темницу, а теперь тайно выпускают? нет, пусть придут и сами выведут нас. Городские служители пересказали эти слова воеводам, и те испугались, услышав, что это Римские граждане. И, придя, извинились перед ними и, выведя, просили удалиться из города. Они же, выйдя из темницы, пришли к Лидии и, увидев братьев, поучали их, и отправились.

И после того, как приказали воеводы, Павел не выходит из темницы, но, в назидание Лидии, торговавшей багряницей, и других, устрашает воевод, чтобы не подумали, что они освобождены по чьей-либо просьбе. Он даже обвиняет воевод в том, что они публично били их, – их, ни в чем не обвиненных и притом римских граждан. Видишь: часто поступали они так, как свойственно обыкновенным людям. Высказал же Павел это (что они римские граждане и ни в чем не обвинены) для того, чтобы не показалось, что его освобождают как человека вредного и в чем-либо обвиненного. Что же касается темничного стража, так это – Стефан, о котором упоминает Павел в Послании к Коринфянам: «крестил… также Стефанов дом» (1Кор. 1, 16).

«Выйдя из темницы, пришли к Лидии и, увидев братьев, поучали их, и отправились». Не следовало оставлять в состоянии беспокойства и заботы женщину, которая оказала им гостеприимство; и они, несмотря на побуждения воевод, не хотели удалиться, не посетив простой женщины и других лиц, которых они называли братьями. О, сколь велики их смирение и любовь!



Источник: Издается по: Благовестник, Толкование на Деяния святых апостолов и на Соборные послания святых апостолов Иакова, Петра, Иоанна и Иуды блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского. СПб., 1911.

Комментарии для сайта Cackle