архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Апостолов с нравоучительными беседами

 Толкование 5Толкование 6Толкование 7 

Толкование на Апостол из Деяний Апостольских, читаемый в неделю cлепого (Деян.16:16–34)

Ныне чтенное Богоносных Апостол деяние открывает два чуда и одно неслыханное неправосудие. Первое чудо есть изгнание беса, прельщавшего жителей Филиппийских: второе – потрясение земли, которое отворило темничные двери, дабы вышли оттуда невинно заключенные там Апостолы: но и самый безрассудный и зверский поступок князей с Апостолами есть также чудесное дело, но дело не силы Божией, а безмерной человеческой злобы. Кто со вниманием выслушивает толкование чтенной истории, тот, узнав из первого чуда, коль велико лукавство злых бесов, блюстись будет, дабы не быть от них прельщену: из второго узрев неусыпный Божий промысл, хранящий Апостолов в подвигах добродетели, возымеет надежду на Божеское заступление, когда будет творить Богоугодные дела добродетели: а из третьего, услышав, сколь пристрастно и несправедливо осуждены были Божественные Апостолы от князей и воевод Филиппийских, будет удаляться от всякого суждения безрассудного, пристрастного и несправедливого.

Деян.16:16. Во дни тыя, бысть идущим нам на молитву, отроковица некая имущая дух пытлив срете нас, яже стяжание много даяше Господем своим, волхвующи.

Павел, Сила и Тимофей шедши в Македонию по тому видению, которое видел Павел, пребыли несколько дней во граде Филиппах (Деян.15:40, 16:3, 9): с ними находился и Лука, сие повествующий, что видеть можно из сих его слов: «идущим нам Апостолом, и ниже, Павлу и нам» (Деян.16:16–17). Где же находилось то место, в которое помянутые Апостолы шли помолиться? Оно было вне града близ реки, там протекающей. «В день же суботный», пишет Божественный историк, «изыдохом вон из града при реце, идеже мняшеся молитвенница быти» (Деян.16:13). Иудеи собирались на молитву вне града, может быть потому, что Филиппийские Еллины не позволяли им иметь Синагог внутрь града. Что же такое есть дух пытлив, или, по греческому речению, дух Пифона, который находился в отроковице? Пифием или Пифоном назывался Аполлон, которого идолопоклонники почитали богом: идолу сего языческого Бога, стоявшему во храме Дельфийском, служили женщины, называемые Пифиями: в сем храме был ров, и близ рва столик, треножником называемый, потому что имел три ноги: на сем столике сидела Пифия: злой же дух исходя из рова, в нее входил, и она делалась беснуемою: тогда она распускала власы главы своей: цвет лица ее изменялся, уста пенились, и она как бы упоенная вином, предсказывала будущее: отсюда-то всякая бесовская сила, могущая что-нибудь предсказывать, называлась духом Пифона. И так когда помянутые Апостолы шли в определенное место молитвы не только для того, дабы там помолиться, но и дабы обратить и научить собравшийся там народ: тогда встретилась им одна раба, которая была одержима духом Пифона (пытливым), предсказывала будущее, и предсказыванием сим приносила великую пользу господам своим (Деян.16:14, 15).

Деян.16:17. Та последовавши Павлу и нам, взываше глаголющи: сии человецы раби Бога Вышняго суть, иже возвещают нам путь спасения.

Сия одержимая бесом раба, следуя за Павлом и прочими Апостолами, с ним находившимися, вопила велегласно, говоря о них: сии люди суть рабы Бога Вышнего: они проповедуют и показуют нам путь спасения. Но каким образом диавол, будучи отец лжи, проповедал сию истину? Как не убоялся он того, что люди, услышав сии слова его, поверят Апостольской проповеди? Так, он исповедал велегласно, что Иисус Христос есть Сын Божий и Бог: «что мне и тебе, Иисусе Сыне Бога Вышняго? Заклинаю тя Богом, не мучи мене» (Мк.5:7). Но то сделать Он был принужден повелением Иисусовым? «Глаголаша бо ему: изыди душе нечистый от человека» (Мк.5:8). Что же побудило его засвидетельствовать о Апостолах, что они были рабы Бога Вышнего, и возвещали путь спасения? Он сделать сие не имел никакой нужды, а только употребил злоковарную свою хитрость, поставив таким образом на Апостолов сети двоякого рода, а именно: надеялся, что или они, услышав таковые похвалы, поражены будут честолюбием, и о себе много возмечтают: или найдутся принужденными изгнать его из бедной рабы: и что господа ее, рассердившись на них за то, что лишились выгод своих, будут наветовать на их жизнь. Сия-то надежда изгнала из него тот страх, что слышащие истину, им свидетельствуемую, могут тем обратиться к вере. Видно же из последующего, что произошло на деле второе его преднамерение. Но между тем заметим здесь, что и сам сатана, по словам Павловым, «преобразуется во Ангела светла» (2Кор.11:14) и возвещает истину не для того, чтобы принести сим пользу слушающим, но дабы нанести им вред.

Деян.16:18. Се же творяше на многи дни: стужив же си Павел, и обращся, духови рече: запрещаю ти именем Иисуса Христа, изыди из нея: и изыде в том часе.

Не один только день, но многие дни рабыня та творила сие, то есть, взывала во след Апостолов, говоря: «сии человецы раби Бога Вышняго суть, иже возвещают нам путь спасения» (Деян.16:17). Но Павел не вдруг с самого начала изгнал из нее беса, как потому, что он предусмотрел наветы сего злого духа, которые он предполагал исполнить над ним и над прочими Апостолами, с ним в то время бывшими, как скоро только изгнан будет из оной рабы: так и потому, чтобы не показаться, что ищет он от людей похвал за чудеса, им творимые. После же, как дух сей не преставал искушать его, «стужив же си Павел», то есть, тронувшись и отяготившись таковым искушением, сказал злому духу, обративши лице свое к отроковице: повелеваю тебе именем Иисуса Христа выйти из нее: и бес, убоявшись имени Христова, и послушав повеления Апостольского, тотчас, о чудесе! вышел из отроковицы, и оставил ее свободною от бесовской своей силы и мучения: а сим исполнилось то пророчество Господне, которое предрек Он о веровавших в Него: «знамения же веровавшим», рече, «сия последуют: именем Моим бесы ижденут» (Мк.16:17).

Деян.16:19. Видевше же господие ея, яко изыде надежда стяжания их, поемше Павла и Силу, влекоша на торг ко князем.

Как скоро вышел демон из той рабыни, то и волхования престали, потому, что не она сама, но бес чрез нее волхвовал. Почему господа ее, видя, что они лишились надежды на получение тех корыстей, которые доставляла им раба их своим волхвованием, воспламенившись гневом и мщением, а может быть и надеясь, что когда убиют Апостолов, то паки раба их будет им гадательствовать, взяли Павла и Силу, яко виновников дела того, и привели их на торжище, где по тогдашнему обыкновению заседали князи и судили народ.

Деян.16:20–21. И приведше их к воеводам, реша: сии человецы возмущают град наш, Иудее суще: И возвещавают обычаи, яже не достоит нам приимати, ни товорити, Римляном сущим.

Почему жители града Филиппов назвали себя Римлянами? Град сей построен Филиппом Македонским, по имени коего и назван Филиппы: но когда Римляне сделались обладателями Греции, тогда они послали туда из Рима колонию (Смт. Калмет. на он мест.). Колонии у Римлян были двух родов: к первому роду относятся те, которые поселяли они на местах, издревле ненаселяемых, или некогда опустевших; а ко второму принадлежат те, которые посылали они во грады, заселяемые воинами и частию подданными их. Град Филиппы был Римская колония последнего рода: распространил же его сперва Юлий Кесарь, а потом Август: по сему-то на монетах сего града, употреблявшихся при Клавдии Кесаре, было надписано: Колонии Юлиевой Августовой Филиппийской. Для сего и Святый Лука назвал сей град Римским словом Колония, то есть поселение. «Оттудуже», говорит он, «в Филиппы, иже есть первый град части Македонии, Колониа» (Деян.16:12). По сей-то причине и обитавшие там назвали себя Римлянами: по сей же самой причине и Павел сказал о самом себе, что он Римлянин, хотя и был родом Иудеянин, родившийся в Тарсе Киликийском. (Деян.16:37, 22:3, 25). Воеводами же называет священный Историк тех, которых выше назвал князьями потому, что они отправляли должности гражданские и вместе воинские. Приведши же пред них господа отроковицы Павла и Силу, начали говорить им: сии люди суть Иудеи, они возмущают град наш, вводя обычаи, которых нам ни принимать, ни исполнять не достоит потому, что мы Римляне,

Деян.16:22–24. И снидеся народ на них, и воеводы растерзавше им ризы, веляху палицами бити их: Многи же давше им раны, всадиша в темницу, завещавше темничному стражу, твердо стрещи их: Иже таково завещание прием, всади их во внутреннюю темницу, и ноги их заби в кладе.

Вот неправедный суд и жестокое наказание! Господа отроковицы обвиняют пред воеводами Павла и Силу, якобы они мятежники и возмутители общего спокойствия: воеводы, не взяв от обвиняемых никакого объяснения, и не исследовав, справедливо ли то обвинение их, к сему же видя, что вся толпа народная, которая была на торжище, с ними в том согласна, и яко сильная буря восстала на судимых Апостолов, не токмо не останавливают сего дела и не пресекают их обид, которые народом чинимы были Апостолам в их присутствии: но и сами собственными своими руками, дабы более посрамить судимых, разодрав на них ризы, повелевают их палицами бить: и хотя повеление сие было исполнено над Апостолами с неописанною жестокостью: но они сим еще не удовольствовались, а посадили их в темницу, приказав темничному стражу строжайше стрещи их: страж, получив таковое приказание, и боясь, дабы вверенные его хранению Апостолы не ушли ночью, приложил наказание к наказанию, посадил, то есть их во внутреннейшую и следственно самую мрачнейшую темницу, набив на ноги их колодки.

Деян.16:25. В полунощи же Павел и Сила молящеся пояху Бога: послушаху же их юзницы.

Всеблаженные Апостолы не забыли о молитве и тогда, когда находились во внутренней темнице, когда они от биения были в ранах, и ноги их были в кладе. Пример сей для нас весьма полезен: он научает нас и в самых горестнейших обстоятельствах молиться, принося Богу благодарение. Апостолы молилися в полуночи тишины ради и безмолвия времени, преисполнены же будучи любви к Богу, молились не тайно, но гласно, так что моление их слышно было узникам, в той темнице находившимся. Они в молитве своей не отмщения неправедно наказавшим их, не освобождения от уз и темницы, ниже исцеления ран своих просили от Бога: но песни Ему и славословия приносили. «Молящеся», говорит, «пояху Бога», сподобившего их толико пострадать за имя Единородного Его Сына, якоже и Петр и сущие с ним Апостолы, егда биемы были на сонмище Иудейском, «идяху радующеся от лица собора, яко за имя Господа Иисуса сподобишася безчестие прияти» (Деян.5:41). Хотя же Апостолы не просили Бога в пении и молитве своей, об освобождении своем из сего мрачного жилища: однако Всещедрый и Человеколюбивейший Творец, «иже весть, ихже требуем, прежде прошения нашего» (Мф.6:8), сотворил чудо, дабы тем избавить их.

Деян.16:26–27. Внезапу же трус бысть велий, яко поколебатися основанию темничному: отверзошася же абие двери вся, и всем юзы ослабеша. Возбуждся же темничный страж, и видев отверсты двери темницы, извлек нож, хотяше себе убити, мня избегша юзники.

Вот чудо, которое сотворил Бог в то время, когда Апостолы были под стражею! вдруг произошло колебание столь великое и сильное, что поколебалось основание темницы, отворились в ней все двери, и с ног всех заключенных спали узы. Страж темничный, проснувшись и видя двери в темнице растворенными, подумал, что узники разбежались: посему, дабы избавиться наказания, которое он неминуемо должен понести за избежание узников, вынув из ножен своих нож, хотел убить себя. Положим, что сильное движение потрясло темничное основание и растворило в ней двери: кто же разрешил узы, которыми был связаны узники? Сие уже есть действие не силы движения оного, но силы Божеской. Отсюда явствует, что не одно было тогда чудо, а два: внезапное колебание и разрушение уз.

Деян.16:28. Возгласи же гласом велиим Павел глаголя, ничтоже сотвори себе зла: вси бо есмы зде.

Вот пример незлобия, истинной любви и благотворения врагам, по заповеди Господней! Павел старается сохранить жизнь того стража, которой незадолго пред тем заключил его в мрачнейшую темницу, и связал ноги его в кладе, а потому громогласно говорит к нему: не делай себе никакого зла, ибо, никто из узников не ушел, а все здесь. Страж находился вне темницы, а Павел внутри оной: и как внутри мрак был темничный, так мрак полуночный: как же Апостол увидел, что страж тот вынув нож, намеревался им умертвить себя, и от чего он узнал, что помянутый страж подозревал узников в побеге? Он видел посредством благодатного света, которым Пресвятой Дух озарял его, что страж оный делал, о чем размышлял и какое имел намерение: «свет бо праведным всегда. Свет возсия праведнику» (Притч.13:9; Пс.96:11).

Деян.16:29–30. Просив же свещи вскочи, и трепетен быв, припаде к Павлу и Силе: И изведе их вон, рече: господие! что ми подобает творити, да спасуся?

Страж темничный, услышав Павловы слова, ободрился: и дабы увериться в том, что узники не разбежались, попросил свещи, и с оною пошел внутрь темницы. «И трепетен быв», пишет Божественный историк: ибо колебание оное толико поразило его, что от ужаса трепетал. Но почему он вдруг возымел такое почтение к Павлу и Силе, что пал, пред ними? «припаде к Павлу и Силе». Почему теперь не боится воевод своих, но выводит из темницы тех, коих недавно посадил в оную? по какой, говорю, причине возлагает он всю надежду спасения своего на сих святых учителей, и спрашивает совета их, что ему должно делать, дабы спастись? «И извед их вон, рече: господие! что ми подобает творити, да спасуся?» «Сия измена есть десницы Вышняго» (Пс.76:11). Он, пробудившись от великого колебания, увидел двери темничные растворенными, и узников от уз разрешенными, услышал потом незлобивый и благодетельнейший глас Павлов, которой исхитил его от врат смертных, когда он извлекши нож уже хотел умертвить себя: увидел, говорю, чудеса Господни, и почувствовал силу небесной добродетели: тогда сердце его пришло в умиление, и душа его преклонилась к раскаянию, а благодать Божия вложила в него страх Господень, благоговение и спасительное повиновение к советам Павла и Силы.

Деян.16:31–32. Она же рекоста: веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешися ты и весь дом твой. И глаголаста ему слово Господне, и всем, иже в дому его.

Апостолы Христовы ответствовали стражу темничному сперва кратко: «веруй», сказали они, «в Господа Иисуса Христа, и спасешися ты и весь дом твой». Но сии немногие слова заключают в себе все, чему благочестивые веруют: ибо вера во Христа не имеет другого основания, кроме самого Иисуса Христа: «Основания бо инаго никтоже может положити паче лежащаго, иже есть Иисус Христос» (1Кор.3:11). Все то, чему мы веруем, относится к Иисусу Христу, к Нему принадлежит, и Его имеет основанием своим и утверждением: кто же верует в Него, тот наследует вечную жизнь. «Веруяй в Сына», говорит Писание, «имать живот вечный: а иже не верует в Сына, не узрит живота» (Ин.3:36). По кратком же сем учении Апостолы возвещали, пишет святой Лука, слово Господне ему и его домашним, то есть, научали их догматам Пресвятой Троицы: открывали им в воплощении Сына Божия содержащиеся тайны смотрения о нас Господня. Объясняли пользу святых таинств, и наставляли быть в послушании Божеским законам. Заметим здесь ту Апостольскую ревность и усердие, каковыми воспламенены были Павел и Сила: они при всем том, что были изранены, и что имели по выходе из темницы великую нужду в отдохновении и в услугах к облегчению телесной скорби их, нимало не заботились о лечении тела своего, но со всяким тщанием поучали слову Господню.

Деян.16:33–34. И поем я в той же час нощи измы от ран, и крестися сам и свои ему вси абие: Введе же я в дом свой, постави трапезу, и возрадовася со всем домом своим, веровав Богу.

Темничный страж взял с собою Апостолов в тот же самой час ночи, в которой они вышли из темницы: и во первых омыл кровь их ран, потом крестился от них со всеми своими домашними: а затем приготовил трапезу, и возрадовался со всем домом своим: возрадовался же он не по причине яств трапезных, но потому, что сподобился принять веру в истинного Бога: «возрадовася со всем домом своим, веровав в Бога». А из порядка, что за чем повествуется, явствует, что оглашение веры, омытие ран и крещение происходило не в самом доме, но в другом каком-либо месте, и может быть на дворе: а в самом доме приготовлена была токмо трапеза: ибо священный Историк, описав прежде все другие происшествия, потом уже говорит о трапезе, пиша: «введ же я в дом свой, постави трапезу». Темничный страж омывает водою телесные раны Апостолов: а они очищают от грехов его душу святым крещением: он питает их за трапезою пищею телесною, а они насыщают его пищею духовною, учением веры. Приметьте, что духовные дела предшествуют телесным: прежде происходит оглашение и крещение, а потом приуготовляется трапеза. Сие место Деяний Апостольских научает нас всегда предпочитать духовные дела телесным.

Беседа о людях, приводящих других в суды, и о самих судиях

Повеления Иисус Христовы все суть святы и всечестны: но некоторые из оных кажутся нам неудобоприемлемыми: кажутся же таковыми потому, что мы не разумеваем, какую они имеют цель и конец: но кто совершенно понимает их цель, тот охотно их приемлет и хранит со всяким рачением. «Хотящему», глаголет Господь, «судитися с тобою, и ризу твою взяти, отпусти ему и срачицу» (Мф.5:40). Сего принять, кажется, невозможно. Обязан ли я тому, кто требует от меня одежды, да и грозит еще судом, если не дам, отдать даже и срачицу, дабы тем избавиться суда? Апостол Павел, пиша к Коринфянам о сем же самом, и напоминая им слова Христовы, явственно сказал, что заниматься тяжбами есть срамно, то есть грешно. «Уже убо отнюдь вам срам есть, яко тяжбы имате между собою» (1Кор.6:7). Потом, обличая занимающихся сими тяжбами, говорит: для чего вы не желаете лучше, чтобы вас обижали, и у вас отнимали имение: но сами других обижаете и лишаете их собственности, а тем паче, что еще братий своих? «Почто не паче обидими есте? Почто не паче лишени бываете? Но вы сами обидите и лишаете, да еще братию» (1Кор.6:7). Так, братия, трудно сие исполнить: но дотоле будет нам казаться то трудным, доколе не вникнем тщательнее, на какой конец и с какою целью запрещает Бог судебные тяжбы.

Цель, братия моя, завещания сего есть милосердие Божие: знает Господь, что как доносчики, так и самые судии причиняют себе вред, превосходящий всякий временный урон: и потому Он, яко Творец Человеколюбивый жалея о создании своем, завещает судимым терпеливо сносить всякую земных вещей потерю, да не будут виною грехов, и избавят как доносчиков, так и судей от множества прегрешений и вечного осуждения: ибо и те другие легко впадают в великие и ужасные прегрешения. Справедливость сего мнения подтверждает ныне чтенная история, в которой описывается поступок доносчиков, приведших Павла и Силу в судебное место князей филиппийских.

Сколь великие и Богоненавистные грехи суть ложь, клевета и лицемерие, сие известно и никакого доказательства не требует. В грехи сия впали доносчики, приведшие Павла и Силу на суд: они там бесстыдно лгут, клевещут и лицемерствуют. Раба, имея в себе дух Пифона (пытлив), волхвовала, и волхвованием сим много доставляла денег господам своим. Павел с Силою изгнали сего злого духа из рабы: волхвование престало, и господа помянутой отроковицы лишились своих выгод. Вот сущая истина всего дела. Но доносчики вместо истины сей, что говорят пред судиями? «И приведше их к воеводам, реша: сии человецы возмущают град наш, Иудее суще: завещавают обычаи, яже не достоит нам приимати, ни творити, Римляном сущим» (Деян.16:20–21). Слышите, что они говорят совсем иное, а истины самой не открывают. Они бесстыдно произносят совершенную ложь, и притом не одну только ложь, но еще ужасную клевету: «сии человецы возмущаю град наш». Как? Павел и Сила, учители мира и тишины, возмущают град и предписывают Римлянам такие законы, которых они принять не могут? Нет! Божественные Апостолы сии проповедывали одну взаимную любовь, одну правду, кротость и незлобие: они внушали одно повиновение и преданность к царям, одну любовь и почтение к старшим и должное уважение ко всем: вот в чем состояли те обычаи, которых Римляне не могли ни принять, ни выполнить. Какая ложь! какая клевета! Посмотрим теперь и на коварное их лицемерие. Они воспаляются гневом, и снедаются мщением за то, что лишились выгод своих: но гнев свой прикрывают священною ревностию, и страсть мщения преобразуют в защищение законов. Они мстят за собственную свою потерю, а себя выставляют защитниками тех постановлений, которые издревле родом их уважаемы: они объяты сребролюбием, а кажутся исполненными любви к отечеству: по жизни и поступкам своим нечестивы и порочны, а по виду и словам добродетельны и святы.

Но нет ли и ныне таких людей, которые, приводя братий своих в судебные места, лгут пред судьями, клевещут на них, и принимают на себя вид добродетели и священной ревности, дабы тем больший нанести им вред? Не попусти, Господи! никого учинить то, что учинили против Павла и Силы господа рабы, имеющей дух Пифона (пытлив)!

Не мните, чтобы и самые судии не впадали удобно во многие и великие прегрешения: лицеприятие и мздоприимство, сии причины всех несправедливостей судейских, всегда окружают их. Судия смотрит на богатого и скудного, которые судятся у него: и надежда на воздаяние, могущее быть ему от богатого, вселяется в сердце его: она легко преклоняет его к тому, чтобы оправдать богатого и обвинить скудного, хотя и видит, что тот виновен, а сей прав. Смотрит судия на чиновного и на простолюдина тяжущихся у него, и страшится лица чиновного: а сей страх принуждает его оправдывать чиновного, которой виновен, и обвинять простолюдина, который прав. Являются к судье родственник его и чуждый, или друг и незнакомый: родственническая и дружеская любовь берут власть над сердцем судии, и заставляют его защищать сторону своего родственника или друга, хотя бы он ни мало не был прав, а осуждать чуждого или незнакомого, хотя бы он по всему был прав. Ежели сердце судии заражено лихоимством: то кто может представить, коликие производит он неправды и беззакония: тогда в решениях его черное бывает белым, горькое сладким, мрак светом, и то, что в высшей степени неправильно, справедливым?

Сие же притом в рассуждении судей примечания достойно, то есть, что тот же самый грех, который и в других есть, в лице судии увеличивается, и бывает виною многих зол. Нерадение есть само по себе порок. «Что зде стоите весь день праздны?» (Мф.20:6), так обличал Господь нерадивых. Но когда ленится человек частный: то он вредит тем только самому себе: когда же судия, то он причиняет вред и другим. Ибо его нерадение бывает причиною того, что как виновные не наказываются в свое время, так обиженные нескоро избавляются от насильства и оскорбления: откуда и проистекает множество зол. Роскошь есть порок, достойный слез: «приидите ныне богатии», говорит Иаков, брат Божий, «плачитеся: Возвеселистеся на земли, и насладистеся» (Иак.5:1, 5). Колико же порок сей увеличивается, когда судия сидит за пышным столом и наполняет чрево свое яствами, роскошно приготовленными, а виновные между тем пребывая еще ненаказанными, делаются худшими, и причиняют другим вред? Колико увеличивается порок сей, когда судия занимается веселием на зрелищах и проводит ночи в плясках и играх: а судимые между тем, кольми паче ежели случатся скудные и недостаточные, приходят в крайнее истощание, оставив отправлять нужные свои дела, и проводя время только в том, что взад и вперед ходят во двор судии, и ожидают, когда окончит он свои пиры и забавы, и приступит к решению их дела? а запальчивость судии, его зависть, ненависть и всякая другая страсть коликих зол, несправедливостей и невинных наказаний бывают причиною?

Ныне чтенная история умалчивает о всех других пороках судей, кои судили Павла и Силу: описывает же только их неправосудие и властительство. «Еда закон наш», сказал Никодим Иудеям, «судит человеку, аще не слышит от него прежде, и разумеет, что творит?» (Ин.7:51). Закон сей был не у одних Евреев, но и у Римлян, также у Еллинов и у всех народов, которые имели судей и судилища: свидетельствуют о сем народные речи Цицероновы, Димосфеновы и Есхиновы, которыми они защищали как самих себя против доносов, на них бывших, так и друзей своих, когда они в чем обвиняемы были. Немалым также доказательством сего может послужить достопамятное оное и всеми употребляемое изречение: «ни суда не чини прежде, нежели от обоих показание услышишь». Во всяком суде для подтверждения дела потребны бывают свидетели: «да при устех», сказал Господь«, двою или триех свидетелей станет всек глагол» (Мф.18:16). А что и сей закон есть общий, то явствует из народных же речей помянутых ораторов, где для подтверждения слов их приводятся свидетели. Какой же справедливый судия решится поверить словам доносчика, не потребовав от него надлежащих доказательств? Сверх сего приметить должно, что если кто имеет власть остановить беззаконие, но не останавливает оного, таковой равно виновен в беззаконии том, как и самый соделавший оное. Доносчики Павла и Силы говорят пред судиями, что оные Апостолы возмущают град, и учат таким законам, которых Римлянам принимать не достоит: и беззаконные судии верят словам их, не требуют ни объяснения от Павла и Силы, ни свидетелей для подтверждения доноса на них, но без всякого исследования начинают дело: сверх они смотрят на бесчинствующий на торжище народ, и не токмо не останавливают его бешенства и злобы против Апостолов, имея власть остановить: но еще и сами собственными руками раздирают на Божественных оных учителях ризы, и повелевают палицами их бить. «И снидеся народ на них, и воеводы разтерзавше им ризы, веляху палицами бити их» (Деян.16:22). Избивши же и изранивши, определяют посадить их в темницу: «Многи же давше им раны всадиша их в темницу» (Деян.16:23). Какой другой суд может быть сего нерассуднее, несправедливее и самовластнее? Судии беззаконные! для чего вы, выслушав доносчиков, не требуете ответа от обвиняемых, но тотчас их осуждаете? Судии неправедные! для чего вы тотчас без всякого исследования верите словам доносчиков, и не требуете от них свидетельств в доносе? Судии могущественные! для чего вы не удерживаете нападения народного, но паче усиливаете его, раздирая одежду еще не на осужденных, повелевая бить никакого преступления не учинивших, и заключая в темницу безвинных?

Нет уж ныне таковых варварских народовозмущений, и бесчеловечных жестокостей власти: не видно уже сего в судах народов благими законами управляемых: но остались другие зла, растлевающие правосудие. Остались страсти волнующие душу и почти нечувствительно похищающие рассудок: осталось нерадение, взошло в употребление ходатайство, берет верх родственническая и дружеская любовь, наводят страх вельможи: одним словом, действует сильно лицеприятие: а дары ослепляют глаза судей под различными предлогами и названиями их: судии (какое бесчестие, какое бедствие!), судии, говорю, иногда продаются, и суд покупается: вот почему богатый почти всегда исходит из судилища оправданным и невинным, а бедный осужденным и виновным.

Но что значит, спросите вы, такое рассуждение? то ли, что когда нас обижают, должны мы молчать и не искать права своего в судебных местах? На какой конец, скажете вы, предлагается такое учение? на тот ли, чтобы затворить судебные места, вовсе не производить суда, не оправдывать невинных и не наказывать виновных? Нет, отнюдь не сие намерение настоящего слова. Судей и судебные места учредил сам Бог: «судии», сказал Он Моисею, «и книгочии поставиши себе во всех градех твоих, яже Господь Бог твой дает тебе по племенам, и да судят людем суд праведный» (Втор.16:18). Описаны же здесь несправедливости доносчиков и пороки судей для того, чтобы и тем и другим открыть настоящие их должности: вы, кои за малейшую вину влечете братий своих в судебные места, познайте отсюда, какой опасности подвергаете себя, и не оставляйте прежде нежели пойдете в суд, исследовать в точности совесть вашу, чтобы видеть, что побуждает вас на такое предприятие, не страсть ли какая, или справедливость дела: советуйтесь в том наперед с честными, умными и опытными друзьями вашими. По таковом исследовании и советовании, ежели узнаете, что сердцем вашим управляют в сем случае гнев, зависть, сребролюбие или другая какая-нибудь порочная страсть, то оставить должны предприятие свое, дабы, притесняя брата своего, не попрать священной заповеди любви, то есть всего закона и Пророков, и следовательно не соделаться бы повинными вечному мучению: ежели ж удостоверитесь, что не страсть, но справедливость дела побуждает вас на такое предприятие, то изберите прежде благоразумных посредников, которые могли бы сопернику открыть правоту вашу: и после, когда уже соперник на убеждения не преклонится, не стерпя по малодушию обиды, можете, если пожелаете, представить его в суд, где должны открыть пред судиями правоту вашу, и смело говорить всю истину, не лгать, не клеветать, ни лицемерствовать, и не обольщать также судей дарами, или чем-либо другим: но должны положиться во всем на Бога. Он, яко защитник обиженных, видя справедливость вашего дела, расположит сердце судей к оправданию вас и ко взысканию за обиду вам причиненную:

«Мне отмщение: Аз воздам, глаголет Господь» (Рим.12:19). Где же нет судов христианских, откуда лучше удалитеся? Там нечего ожидать вам, кроме вреда себе и другим. Избирайте лучше обиженными быть, нежели обидеть, как то увещевает Божественный Павел: «почто не паче обидимы есте? Почто не паче лишени бываете? Но вы сами обидете и лишаете, да еще братию» (1Кор.6:7, 8): а вас, судии, пример ныне чтенной истории научает тем правилам, каковые Бог дал людям суд судящим: «да не уклоняет», рек Он, «суда, ниже познают лице, ниже да возмут даров: дары бо ослепляют очи мудрых, и отмещут словеса праведных» (Втор.16:19). Когда входите вы, судии, в судебное место, памятуйте, что приступаете вы тогда к престолу правды, и приемлете на себя лице Божие: «яко суд Божий есть» (Втор. 1, 17). Бог судит праведно и яко бесстрастный бесстрастно: поелику убо вы когда восседите на судейском седалище, являете лице Божие, то гоните от себя тогда страсти, далече да будет от вас гнев, ненависть, зависть, страх и лицеприятие: далече да будет от вас в тот час, в который судите, и самое милосердие, да не отженет оно правосудия: «и нищаго», глаголет Всевышний Судия, «да не помилуеши на суде» (Исх.23:3). Старайтесь, чтобы ни малейших ни тени, ни подозрения какого-либо ходатайства, лихоимства и несправедливости: да будет всюду правда, да будет она и в сердце вашем, и в душе вашей, и во устах, и на хартии подписуемой вами. «Мерила праведна, и весы праведны, и мера праведна да будет в вас» (Лев.19:36). «Взыщите суда, избавите обидимаго, судите сиру, и оправдите вдовицу» (Ис.1:17). И когда исполните сие, то сколь великое поистине получите награждение от Бога за труды свои: совершенное отпущение грехов будет вечным вам воздаянием! «Приидите и истяжимся», глаголет Господь, «и аще будут греси ваши яко багряное, яко снег убелю: аще же будут яко червленое, яко волну убелю» (Ис.1:18). Аминь.


 Толкование 5Толкование 6Толкование 7 

Приглашаем на цикл бесед по основам православного вероучения и духовной жизни. По средам в 19 часов, м. Чернышевская.