святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

§ 185. Недовольство некоторых современников переводом Иеронима. Иероним защищает перевод.

Какова была судьба перевода Иеронимова? Иероним и предвидел ее и испытал на деле: но предвидя, не устрашался, и испытывая, не уклонялся от доброго труда. Вот чтò писал он, посвящая самый первый перевод свой П. Дамасу: «ты заставляешь меня творись новое дело из старого, чтобы среди стольких экземпляров, рассеянных по всему свету сидел я судьею, итак, как они между собою разнятся, определял бы, которые из них согласны с греческою истиною. Труд благочестивый, но предприятие опасное – судить о других и быть судиму всеми; это значит переменять язык старца и седеющий свет возвращать к летам юности. Кто из ученых и неученых, взяв книгу в руки и видя, что она не согласна с привычным вкусом, не тотчас же станет кричать: он лжец; он святотатец, он осмеливается прибавлять в старых книгах, изменять, поправлять? Но меня утешают два обстоятельства – одно то, что и ты, великий первосвященник, повелеваешь мне это, и то, что самое злоречие может свидетельствовать, что нет правды там, где есть разность». Так говорил муж прозорливый и так случилось. Со всех сторон поднялись жалобы на Иеронима, особенно когда стал выходить его перевод Ветхого Завета1358; укоризны, даже жесткая брань, посыпались на его голову. Блаженный почти в каждом предисловии к новому труду своему принужден был защищаться. Весьма полезно выслушать, чтò говорили против Иеронима и чтò отвечал он, продолжая труд под градом сыпавшейся на него брани. Жестче всех других порицал Иеронима за перевод Руфин, сперва друг и потом враг его. Он писал: «Кто, кроме тебя, поднимал руку на дар и наследие апостолов? Кто дерзал расхищать завет Божественный, преданный Церкви апостолами, залог Духа Св.»1359 Блж. Августин, услышав о первом опыте Иеронима – о переводе некоторых книг с еврейского, называл предприятие его бесполезным и даже опасным: «Латинские церкви, писал он, будут разногласить с греческими; между тем пререкатель легко обличается, когда представляют греческую книгу, т.е. на языке известном. Каждый, поражаясь необычайностью в переводе с еврейского, близок будет к тому, чтобы обвинять во лжи, но едва ли, или лучше, никогда не обратится к еврейским свидетельствам, которым· защищается возражение. А если дойдут до еврейского: кто посмеет осудить столько авторитетов греческих и латинских?»1360. Иные еще указывали на боговдохновенность 70 переводчиков. Сущность оправданий блаженного состояла в следующем:

а) Перевода 70 он не унижает: доказательство тому между прочим труд, какой он употребил над исправлением его1361.

б) Превосходство еврейского текста пред греческим понятно: первый есть «источник истины», последний – «ручей с мнениями»1362.

в) В греческом переводе 70 многого нет, чтò есть в еврейском тексте – даже по отношению к важнейшим истинам христианским1363. Иероним приводит и свидетельства, читаемые в Новом Завете о Христе Господе, которых, однако, как свидетельствует он, нет в списках греческого текста (Осии 11:1. Ис. 11:1. Зах. 12:10)1364. И потом пишет: «спросим же их, где это написано? Они не могут сказать, а мы приводим их из еврейских книг... Между тем, не зная сего, следуют басням апокрифов... Не мое дело излагать причины ошибок. Иудеи говорят, что это сделано по благоразумному намерению, с тем, чтобы Птоломей, чтитель Единого Бога, не подумал, что у евреев два Бога...»1365.

г) «Не знаю, писал Иероним, кто первый ложью своею выстроил в Александрии кельи, в которых они (70 толков.) будто разделенные, писали? Аристей и Иосиф говорят, что толковники сличали, но не пророчествовали. А иное дело пророк, другое – переводчик»1366.

д) «После труда нашил предшественников, и мы трудимся в дому Господнем, сколько можем. Они толковали прежде пришествия Христова, и чего не знали, предлагали в сомнительном виде; мы после страдания и Воскресения Его излагаем не только пророчество, сколько историю»1367.

е) «Если у Греков, после издания 70, тогда, как сияет свет Евангелия, иудей – Акила, Симмах, Феодотион – иудействующие еретики – приняты и хотя многие тайна прикрыли коварным толкованием, однако же по экзаплам остаются у церквей и объясняются мужами Церковными: не более ли не следует отвергать меня христианина, рожденного от христиан, носящего знамение креста на челе, меня, которого все старание было: опущенное дополнить, испорченное исправить и тайны веры изложить языком чистым и точным?»1368. Здесь, как очевидно, заключается прямо ответ и на сомнения блж. Августина, касательно Церкви Греческой.

* * *

1358

Говорим: особенно, потоку что обвинения сыпались и на его исправленный перевод 70 толковников. В предисловии к Иову сказав о жалобах, пишет: «такова привычка к древности, что даже очевидные погрешности многим нравятся; хотят лучше иметь красивые списки, чем исправные».

1359

Invectiv. lib. 2. item lib. 3.

1360

Epist. S. Avgustini 87. et 97. de Avet Dei 18, 43.

1361

См. зам. 27. 50. Apolog. adv. Rufin. 2, 24.

1362

См. зам. 85. 86.

1363

Praefat in Genes: «Послушай, ревнитель, послушай порицатель! писал блаженный. За чем ты терзаешься злобою? За чем возбуждаешь против меня людей несведущих? Если по-твоему ошибся я в чем-либо: спроси евреев, посоветуйся с учителями разных городов. Чтò у них есть о Христе, того нет в твоих списках. Иное дело, когда они одобрили свидетельства, употребленные впоследствии против них Апостолами. Другие латинские списки лучше греческих, греческие лучше еврейских».

1364

Конечно Иероним разумел здесь текст 70 в том его виде, в каком ом был до времени Оригена.

1365

Praefat. in Genesin. Тоже в предисловии в Исаия. «Надобно и то прибавить, что он не столько пророк, сколько Евангелист... Отселе то, как думаю, 70 толковников не хотели в то время ясно говорить язычникам о таинствах веры своей, чтобы не повергать святыни псам и бисера свиньям; вы сами читая сие издание, приметите, что тайны там скрыты».

1366

Praefat. in Genesin. Тоже quaest. 19. in Judias.

1367

Ibidem in Gen.

1368

Praefat. in Job. Тоже in Praefat. ad Iesaiam.



Источник: Историческое учение об отцах церкви : [В 3-х т.] / [Соч.] Филарета, архиеп. Черниговского и Нежинского. - Санкт-Петербург : тип. Академии Императорских наук. 1859. - 2 т. - 384 с.

Вам может быть интересно:

1. Слова и речи. Том I – Слово в неделю двадцать четвертую митрополит Никанор (Клементьевский)

2. Отечник Проповедника – Непоколебимость игумен Марк (Лозинский)

3. Святые южных славян – Указатель святых по алфавиту святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

4. Письма – 612. Покой души обретается в кротости и смирении. При выборе келейницы положись на волю игумении преподобный Иосиф Оптинский (Литовкин)

5. К биографии Павла, митрополита Сарского и Подонского Сергей Алексеевич Белокуров

6. Святость Руси – Очисти своё сердце профессор Константин Ефимович Скурат

7. Служба Богу и России (слова и речи) – Слово в день святителя Николая 9-го мая (перед началом экзаменов) архиепископ Феодор (Поздеевский)

8. Духовные рассуждения и нравственные уроки схиархимандрита Иоанна (Маслова) – Путь схиархимандрит Иоанн (Маслов)

9. Две древнесемитические надписи, найденные при раскопках в Сенджирли профессор Иван Гаврилович Троицкий

10. Проект реформы духовно-учебных заведений Павел Васильевич Левитов

Комментарии для сайта Cackle