святитель Фотий, патриарх Константинопольский

Беседа вторая на Благовещение Пресвятой Богородицы1

«Коль возлюбленна селения твоя, Господи сил» (Псал. 83, 2), воскликну я в настоящее время вместе с пророком Давидом, видя дворы церкви переполненными сонмом разумных овец, собравшихся в многоцветном украшении и разнообразии. Поистине, «коль добри доми твои Иакове, и кущи твои Израилю, яко дубравы осеняющие, и яко садие при реках, и яко кущи яже водрузи Господь, и яко кедри при водах» (Числ. 24, 5–6). Хорошо и справедливо изобразил и это пророк, хотя пророчествовал о нашем положении, находясь вне нашего двора. И я, с радостью видя, что боговдохновенные глаголы, сказанные в древности, вполне осуществляются ныне на деле, сам громким голосом и с радостью возглашаю их теперь в начале своего слова, ибо действительно кущи нового Иакова, удостоенного видеть Бога во плоти, приятны для созерцания и вполне достаточны для того, чтобы вознести на высоту божественной любви душу тех, внимание которых, возбуждаемое прекрасными для телесного взора зрелищами, может направляться к духовной и божественной красоте. Но почему вы, народ Божий и христолюбивейший из царей2, с таким усердием и так торжественно собрались вокруг меня и украсили сей священный и божественный храм? Какая причина настоящего вашего стечения, и что это за радость у вас, и что за торжественное собрание? Конечно, вы пришли сюда прославить Благовещение Дщери человеческого рода и сорадоваться радости Матери Слова, – вы, как показывает прекрасное и величественное украшение ваше, соревнуете друг другу в праздновании начала и божественного основания общего нашего спасения. Ибо, поистине, Благовещение Приснодевы есть основа нашего спасения, которая поддерживает не крышу какого-либо одного здания, уходящую в высоту, и служит твердой почвой не для селения или какого-либо города, находящихся на земле, но исправляет, обновляет и укрепляет все человеческое естество наше, пораженное великим грехом. И как после заложения хорошего и прочного основания для дома радость и веселие наполняют души всех тех людей, которые имеют надежду поселиться в этом доме, и избавляют их от прежних тревог, так и после того, как Творец-Слово мудро и богоприлично положил основание нашего спасения и создал для нас начало радости и торжества, человеческое естество обновляется и, избавившись от наказания за преслушание, т. е. от болезни, приводившей к смерти, приобретает бессмертие, как новый образ свой. Итак, справедливо человеческое естество наследует радость, поелику в нем водворяется благодать богоподобия и оно, избавившись от греховного влечения к нечестию, как от жала демонского, приводится к Единому Жениху своему, Творцу и Создателю. Справедливо человеческое естество торжествует, ибо получает благовестие, что одна из дщерей его назначена избранною невестою для Творца. Справедливо человеческое естество возвеличивается, ибо получило весть о примирении с Господом и сбрасывает с себя ненавистное иго рабства.

Итак, настоящее торжество есть начало всех торжеств, поелику служит для нас залогом небесного обогащения и все снабжает нетленным богатством явления среди нас Господа, соделывает очищение нашего естества и дарует нам наслаждение благами вечными. В этом торжестве с радостью участвует сонм пророков, укрепляемый даром боговидения и осеняемый крылом невещественного жития, которое они, хотя проводили эту бренную жизнь, уразумели лучше, чем жизнь по человеческому естеству, и, громко возвещая истину пророчеств, уготовляют брачный чертог Господа. Сюда стекается и собор апостолов, которые, прошедши концы вселенной и огласив их проповедью о спасающем Слове, чистыми руками показывают богатство Невесты-Девы. На это торжество собираются и хоры мучеников и своею кровию, пролитою во время подвигов и страданий, украшают порфиру царского чертога. Здесь присутствуют и чины безплотных сил и, воспевая вместе с архангелом Гавриилом пребывание Господа среди людей, дориносят его снисхождение, и – земная жизнь обращается в небесный мир. Ныне Дева от лица всего человеческого рода становится невестою общего Господа, и – человеческое естество, отвергнув союз любострастия и рабского греха, опять, после продолжительного времени, обращается к супружеской и дружеской добродетели и благоразумно, а вместе и с радостью приобретает любовь к такому сожитию. Ныне Дева приносится от людей Господу как начаток, и – чудесным образом совершается великая и от века тайна человеческого воссоздания. Ныне дщерь Адама, спасшись от падения праматери Евы и оставшись чистою от происходящей из сего скверны, является пред Создателем прекрасною и цветущею и устрояет человеческому роду спасение. Ныне архистратиг бесплотных сил, слетевши с небесных кругов, является к Марии и, возвещая Деве благую весть о пришествии Господа, начинает ее величественным словом: «радуйся, благодатная: Господь с тобою» (Лук. 1, 28), и – вся тварь чрез нее наполняется радостью. Архангел является к Марии, благоухающей и безгрешной отрасли из рода Давидова, к преславному, великому и богосозданному украшению человеческого естества. Ибо сия Дева, так сказать, от первых дней своей жизни обратилась к добродетели и, преуспевая в ней, проводила на земле жизнь неземную и, открывши врата пути к добродетели, сделала не невозможным этот путь для подражания тем, у кого существует неугасающая любовь достигнуть небесного чертога. Кто же бывает еще с детства так воздержан в отношении к удовольствиям? Конечно, не те жены, которые, презревши брачные узы, стремятся лишь к собственным удовольствиям, или же, сохраняя писанные законы, увлекаются однако житейскими течениями и все помыслы свои направляют к развлечениям. Но блаженная Дева не позволяла склоняться своим мыслям ни к одному из сих дел, а была всецело предана божественной любви и этим, равно и всеми прочими делами своими показывала и возвещала, что она поистине была обречена в невесты Творцу всего даже прежде рождения своего. И самое сердце свое связавши, как некоторого страшного зверя, бесстрастием ума, как бы неразрывными узами, она крепостью своих помыслов всю душу свою соделала священным храмом кротости и никогда не обнаруживала проявления отваги, никогда не возгордилась и даже не произнесла ни одного слова порицания и негодования во время страдания Господа, при котором она присутствовала, тогда как матери, при подобных страданиях своих детей, обыкновенно выражают свою скорбь. Такая сила есть достаточное свидетельство разума и от начала присущего Деве терпения и доброго направления мыслей. И крепость ее души создала прекрасный плод: делами и словами правильного уразумения и чистой мысли она получила такой дар, посредством которого легко и многоразлично противостояла всем возмущениям и испытаниям жизни, которые воздвигала сила злых духов, и даже на короткое время не позволяла приражаться к ней действию зла. Таким образом, когда Дева, при содействии указанных средств, оказалась достойною небесных чертогов и своею красотою облистала нашу безобразную природу, которую осквернил грех прародителей, тогда предстал пред нею Гавриил, провозвестник тайны явления Царя, и свободно и громким голосом воскликнул: «радуйся, благодатная, с тобою Господь» (Лук. 1, 28), избавляющий чрез тебя весь род человеческий от древней печали и гибели. Посему и праотец Давид, взявши духовные гусли, радуется духом благовестию Дщери своей и, ударяя пророческими перстами по звонким струнам, начинает играть радостную песнь, достойную девственного чертога и спасительную для всего мира. «Слыши дщи и виждь и приклони ухо твое и забуди люди твоя и дом отца твоего, и возжелает царь доброты твоя, зане Той есть Господь твой» (Псал. 44, 11–12) и всех нас, и мы и вся тварь благоговейно покланяемся Ему, как общему Господу и Творцу всего. "Слыши дщи" и склони ухо твое к словам Гавриила, ибо посредством пречистого его благовестия Тебе мы избавились от греха преслушания, который совет змия, достигший слуха Евы, излил, как яд, на весь род человеческий, и теперь мы можем слушать и повиноваться только повелениям Создавшего нас. "Слыши дщи" и покорно прими благовестие зачатия, ибо постоянное и совечное Слово Отца, не лишаясь собственного существа и не изменяясь в самую плоть (ибо это было бы крайним оскорблением Божественного существа и неудобоносимо для человеческого естества), но неслитно и нераздельно сохраняя то и другое естество, пришедшее в единение, богоприлично избрал пребывание в Тебе для моего воссоздания и человеколюбиво отверз нам небесные обители для жительства.

Что же может быть приятнее этой радости? Что торжественнее настоящего празднества? Что выше нынешнего торжества? Мы удаляемся от земли и возносимся на небо, избавляемся от тления и облекаемся в нетление, избегаем трудов и терний проклятия и обогащаемся благими плодами благословения. Но, обогатившись благами божественной благодати, принесем плоды и нашей собственной жизни; пусть наша душа украшается брачным украшением и сияет великолепием, не увлекаясь никаким делом прелюбодеяния и тьмы и не омрачая блеска тела собственною нечистотою. Часто городa разделяют свою славу с другими соседними городами, а равно отдельные семьи заключают друг с другом брачные союзы и призывают к себе всех находящихся с ними в родстве, и все с радостью стекаются на брачное торжество, хотя им и нет никакой пользы от этого брака, ибо какая польза может им быть от того, что другие вступают в брак для того, чтобы иметь детей, которых пока еще нет? Однако каждый с большою готовностью приносит невесте брачные дары, один золото, другой серебро, иной ожерелье из жемчуга, а другие то, что имеют у себя пригодного для украшения и обогащения. Но чему мне уподобить то, что ни с чем несравнимо? Как изобразить то, чему от века не было примера? Или мне не следует ничего бояться и совсем не должно изумляться, хотя у меня и нет подобного примера? Ибо Бог, благоволивший жить среди людей, Сам человеколюбиво даровал мне возможность приводить это в пример. Итак, когда гражданка выдается замуж, сограждане приносят ей дары, а кроме того возжигают светильники, поют иногда брачную песнь, рукоплещут, сопровождают брачущихся и делают все то, что приятно и угодно пригласившим их на брак. Мы же, вся совокупность человеческого рода, – поелику непорочная невеста, Приснодева Мария, чистая дщерь нашего рода только одна избирается невестой Всецаря и Господа всего и при том не от одного города и не от одного народа, но из всех дев всей вселенной, – что мы можем совершить достойного сего брачного союза? Какой можем принести дар, приличествующий настоящему торжеству? – Вы желаете знать, и – я скажу вам, но пусть никто не оправдывается трудностью: людям нерадивым может быть тягостен всякий совет, но не повеление исполнить, насколько возможно для человека то, что свыше возвещено и заповедано; посему предстоящая речь не моя, но основывается на учении Духа Святаго. Итак, те, которые не вступили в брак, пусть принесут Деве в дар свое девство, ибо Приснодеве ничто не может быть так угодно и приятно, как девство. Находящиеся в браке пусть принесут опыт жизни, который должны передавать своим детям, целомудрие, содействующее спасению (1Тим. 2, 15), и снисхождение к вступившим во второй брак; ибо целомудрие, хотя и далеко отстоит от девства, но родственно с ним как потому, что исполняет благословение Божие касательно рождения детей, так и потому, что предохраняет человека от необузданности. Допустившие падение в одном из сих (в девстве и целомудрии) пусть принесут покаяние в содеянном, слезы, прощение должникам и милосердие к бедным, ибо все это есть прекрасный дар Господу. Другие пусть принесут справедливость и пощаду врагов, ибо зачем стараться делать ближним то, от чего ты сам плачешь и стенаешь, когда тебя теснит и мучит другой? Иные пусть несут терпение и мужество в несчастиях, ибо и такой подвиг не оставляется без награды. Другие пусть приносят в дар кротость и странноприимство, ибо и это служит причиною божественного к нам снисхождения. Вообще каждый из всех, собравшихся в этот небесный и царский брачный чертог, пусть принесет дар, приятный Деве и достойный столь великой невесты; ибо сколько бы даров ни принесено было Ей, Жених и Бог наш будет радоваться им. А кто ничего не принес в честь Невесты, тот, как оскорбивший Жениха, будет строго изгнан из брачного чертога.

Если же обратить внимание на архистратига Гавриила, служителя тайны Девы, благовестника и изъяснителя спасения, и если уразуметь, что он наблюдает за всяким даром, посылаемым Господом каждому, то всем вам станет понятно, что немалая предстоит нам борьба и немалый подвиг предлежит каждому в попечении о душе. Он исчисляет и изследует всех собравшихся на торжество и тех, кои приносят дары, он признает достойными брачного чертога и священной тайны, а ничего не принесших он удаляет и изгоняет. Итак, я весьма боюсь и трепещу, что он, оказавшись и ныне среди нас (ибо невозможно служителю божественного брачного союза не присутствовать на этом торжестве) и явившись для наблюдения и испытания всех нас, одних признaет достойными брачного чертога, а других далеко отгонит от дверей его. Боясь за вас и за себя, я, как и прежде часто внушал вам быть готовыми, так и теперь не уклоняюсь от свойственных и доступных мне увещаний. А так как у меня самого не приготовлено никакого достойного дара, то я решил прибегнуть к брачному гимну в честь Приснодевы, коего учителем и вдохновителем я почитаю участника настоящего великого праздника и свидетеля торжества. Может быть, в то время как он поет в честь Девы и внимание всех обращено на него, он пощадит меня и не удалит, не заключит меня в узы, как оскорбителя царского торжества, и не подвергнет каре виновных, но причислит меня к сонму приносящих дары. Для человеколюбивого Судии вполне возможно, чтобы у не имеющих дара для приношения заменяло его искреннее желание, хотя бы они и не совершили ничего достойного их намерения. Посему я, с великим страхом и любовью, взываю умом и устами: радуйся, Дево, убежище моей слабости и скудости. Радуйся, благодатная, Коею болезнь исцеляется, разрушение упраздняется, виновник гибели умерщвляется и диавол низвергается и попирается. Радуйся, благодатная, ибо жестокое осуждение человеческого рода уничтожается сладостию Твоих благовестий, и мы, освободившись от злых последствий преступления, увенчиваем себя украшениями, созданными происшедшим из Тебя богоявлением. Радуйся, благодатная, разумное и богосозданное зерцало сокровенного ведения боговдохновенных пророков, в коем они таинственно созерцали снисхождение к нам Слова и, как трубы, вдохновлямые Духом Святым, во все концы земли возвестили о твоем зачатии и рождении. Радуйся, благодатная, прибежище радости всего мира, в коем низвергнуто осуждение первого наказания и создана через Тебя великая радость. Радуйся, благодатная, добрoты Коей, сохранившей и душу и тело и помыслы в чистоте, возжелал Царь всех для обновления и возсоздания образа, обветшавшего вследствие коварства и многоразличных нападений лукавого. Посему «лицу Твоему помолятся богатии людстии» (Псал. 44, 13), обогатившиеся чрез Тебя благочестием и избавившиеся от безобразных пороков прежнего образа. Радуйся, даровавшая Творцу плоть, освободившая нас от скудости, не лишившаяся ключей девства и истребившая рукописание греха (Кол. 2, 14). Радуйся, одушевленный ковчег Божий, в котором поселился второй Ной и спас человеческое естество наше, почти все затопленное волнами греха, и даровал нам образы и примеры иной божественной жизни. Радуйся, изготовленная Богом пещь, в коей Творец, очистив наше естество самым чистым девственным смешением, избавил от оной гибельной тягостной ветхости, возсоздав человека в новую тварь.

Но зачем стремиться высказать подробно в слове то, чего не могут изъяснить и ангелы, пред чем слабеет сила речи, всякий порядок похвал оказывается недостаточным, всякий ум смущается в самом начале размышления, отказывается его продолжать и сознает свое безсилие? Посему лучше почтить нынешнее таинство благоговейным молчанием, чем дерзновенным словом. Уже и Жених, уготовав время всеобщего пира и призвав на таинственную и подающую безсмертие трапезу и тех, кои, по своим делам, не вполне достойны ее, по своему человеколюбию дает возможность и нашему смирению нести священное служение Богу, призывая к совершению таинства, коего без суда да удостоимся все, по ходатайству Приснодевы и Богородицы, молитвами Коей Христос истинный Бог наш, родившийся от Нее непостижимым для нашего ума образом, явивший благочестивого и верного царя нашего страшным для врагов, да покажет Его любезным народу и да удостоит вместе с нами небесного чертога, ибо Его есть царство и Ему славу возсылаем с Отцем и Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

* * *

1

Патриарху Фотию принадлежат две беседы на Благовещение Пресвятыя Богородицы. Одна из них уже известна нашим читателям (см. «Церковные Ведомости» за 1899 г., № 12, стр. 483–489). Вторая, ныне предлагаемая их вниманию, беседа произнесена знаменитым витиею греко-восточной церкви 25 марта 879 года в Константинопольском храме Святой Софии, в присутствии византийского императора Василия Македонянина. Греческий ее текст опубликован великим логофетом Константинопольской патриархии г. С. Аристархисом в журнале «Ἐκκλησιαστικὴ Ἀληθεια» за 1883 г. (№ 21, стр. 308–312). С этого текста и сделано настоящее переложение беседы на русский язык.

2

Разумеется византийский император Василий Македонянин (867–886 г.), о котором проповедник упоминает и в конце беседы, называя его страшным для врагов.


Источник: Беседа на Благовещение Пресвятой Богородицы, святейшего Фотия, патриарха Константинопольского.

Вам может быть интересно:

1. Беседа первая на Благовещение Пресвятой Богородицы святитель Фотий, патриарх Константинопольский

2. Беседа на Благовещение Пресвятой Богородицы, 2-я святитель Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский

3. Беседа в неделю 27-ю по Пятидесятнице святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

4. Слово на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы святитель Софроний, патриарх Иерусалимский

5. Беседа на Благовещение святитель Прокл, патриарх Константинопольский

6. Беседа в 1-ю седмицу Великого поста. О посте Геннадий II Схоларий, патриарх Константинопольский

7. [Беседа, произнесенная 25 декабря в великой александрийской церкви] о Павле, говорившем прежде, и о воплощении Господа святитель Кирилл Александрийский

8. Слово в день праздника Благовещения Пресвятыя Богородицы. О великом значении Пречистой Девы Марии в деле нашего спасения святитель Серафим (Соболев)

9. Из беседы в 3-ю неделю по Пятидесятнице святитель Григорий Великий (Двоеслов)

10. Беседа 1 сохранившаяся на армянском языке священномученик Дионисий Александрийский

Комментарии для сайта Cackle