Азбука веры Православная библиотека архимандрит Гавриил (Воскресенский) Слово на день взятия Казани царем Иоанном Васильевичем Грозным и на освящение храма, сооруженного в Памятник над могилой православных воинов, за веру и отечество при взятии Казани живот свой положивших
Распечатать

архимандрит Гавриил (Воскресенский)

Слово на день взятия Казани царем Иоанном Васильевичем Грозным и на освящение храма, сооруженного в Памятник над могилой православных воинов, за веру и отечество при взятии Казани живот свой положивших

И возвесели Иакова в делах своих и даже до века память его во благословение. 1Мак.3:7.

Всемогущий Творец природы, воззвав нас из ничтожества в мир сей и соединив теснейшим образом благополучие временной жизни с местом временного нашего пребывания на земле, укоренил в сердце нашем нежнейшую любовь к Отечеству. Любовь сия беспрестанно обнаруживается в наших суждениях, в наших чувствованиях, в наших поступках. Беседуем ли мы с друзьями? Мы любим рассуждать о народном богатстве, мире и безопасности, о удовлетворении различным потребностям граждан, о мудрых отечественных законах, о победах и прочих знаменитых деяниях наших предков. Находимся ли мы в удалении от родного края? Наш дух от стран чуждых невольно перелетает на место нашей родины – и мы с удовольствием размышляем о родительском крове, в котором в первый раз узрели свет солнца; о храме Божием, в котором посвятили себя на служение Господу; о цветах, полях, лесах, горах и источниках, при которых раскрылись наши силы, которые были позорищем наших невинных забав, свидетелями нашего веселья, наших восторгов. Отверзается ли сердце наше для радостных чувствований? Мы радуемся, когда труды земледельца награждаются обильной жатвой; когда науки и художества возводятся на высший степень совершенства; когда богатые отирают слезы бедным; когда наши грады украшаются великолепными зданиями; радуемся о благе наших присных, наших друзей, наших соотечественников. Если представляется нам мысль о бедствиях общественных, то мы, забыв о собственном благе, скорбим преимущественно об одном Отечестве. Но все ли мы любим наше Отечество той высокой любовью, которой возлюбил свое Отечество храбрый Иуда Маккавейский? Утешаем ли мы наших ближних так, как Маккавей веселил Иакова своими подвигами? Сей мужественный витязь каждое дело начинал пламенной молитвой и потому каждое его дело было благоуспешно. Каждую должность он проходил свято и ненарушимо; он был и сын почтительнейший к родителю, и брат искреннейший, и гражданин деятельнейший, и судья нелицеприятнейший, и ревностнейший исполнитель отечественных обрядов. Нужно было вооруженной рукой защищаться от врагов и сей доблестный герой, одержав многократные победы над неприятелями, пожертвовал Отечеству самой жизнью. И возвесели Иакова в делах своих и даже до века память его во благословение.

Сл. Бл.! Высок пример сей, но он предначертан для нашего подражания. В настоящее время, в которое любовь к Отечеству собрала нас, воздать приятный для сердца нашего долг признательности к победам Царя и Великого Князя Иоанна Васильевича и почивающих здесь победоносных его воинов, покоривших Казанское Царство России – в сей торжественный день, в который св. церковь, приемля священные сосуды от щедрот Благочестивейшего Государя нашего Императора Николая Павловича, веселится о царственном приношении, яко о непререкаемом свидетельстве монаршего благоволения, как к сему величественному памятнику, так и к почтеннейшему казанскому купеческому сословию, благолепно оный возобновившему, – не безприлично будет показать, что истинная любовь к Отечеству должна обнаруживаться в молитвах, в прохождении наших обязанностей и в пожертвовании за Отечество самой жизнью, если сего потребует общее благо.

Любовь к Отечеству должна обнаруживаться в молитвах. Одним язычникам свойственно возлагать всю надежду на многочисленность воинства, христиане имеют неистощимое сокровище и всемощную силу в усердной к Господу молитве. Сии на колесницах и сии на конях, мы же во имя Господа нашего призовем. Тии спяти быша и падоша, мы же востахом и исправихомся1. Молитвой Моисей победил Амалика; молитвой Илия отверзал и затворял небо; молитвой Юдифь освободила от врагов целый город; молитвой Есфирь спасла народ Божий от истребления; молитвой Соломон испросил от Бога премудрость, дабы премудро управлять народом. Но чего должно испрашивать от Бога для Отечества? Нет сомнения, что должно молиться о благах временных. Так порфироносный Пророк, приглашая всех израильтян к молитве о благосостоянии Иерусалима, желает, дабы тихий мир ограждал его окрестности, дабы радость и веселье царствовали во внутренних его жилищах. Вопросите, говорит он, яже о мире Иерусалима, буди же мир в силе твоей и обилие в столпостенах твоих2. Но, преимущественно, мы должны молиться о благах духовных. Ищите, говорит Иисус Христос, прежде царствия Божия и правды его и сия вся приложатся вам3. Посему благочестивые наши предки одной рукою созидали внешнее, а другой внутреннее благо нашего Отечества. Для чего они воздвигли монастыри, в которых молятся за нас и тогда, когда мы погружаемся в объятия сна, неги, роскоши, пороков? Дабы отечественная земля возвращала граждан для неба. Что означают сии величественные храмы, коих блистательные верхи возносятся к облакам? Они суть памятники нежной попечительности наших предков о временном и вечном нашем благе? О чем говорят те огромные здания, в которых воспитывается юность, врачуются болящие, покоится старость? Они проповедуют из рода в род, что наши благодетельные предки, любя соотечественников, любили Бога. О, если бы мы все единодушно и молились, и пеклись о временном, и вечном нашем благе, тогда бы мы старались токмо о том, чтобы под благодетельной державой общего всех отца, нашего любезнейшего монарха, пребывать всем во взаимной братской любви и исполнять волю Господню! Тогда бы мы подобны были блаженным небожителям и сама отечественная земля соделалась бы изображением неба!

Любовь к Отечеству должна обнаруживаться в прохождении наших обязанностей. Сама природа в беспрестанном и постоянном круговращении светил небесных, в ежегодном плодоношении земли, ощутительно поучает нас ревностному прохождению наших обязанностей. Гражданину не деятельному и празднолюбивому, не по справедливости ли можно сказать с премудрым: Иди ко мравию, о ленивый и поревнуй, видев пути его, он бо не сущу ему земледельцу, ниже нудящего его имущий, ниже под владыкой сый, готовит в жатву пишу и многое в лето творит уготование? Не по справедливости ли можно укорять его трудолюбием пчелы и приглашать к подражанию сему малейшему насекомому: иди ко пчеле и увиждь, коль делательница есть; делание же коль честное творит, ее же трудов цари и простые во здравие употребляют, аще силой немощна сущи, но премудростью почтена произведеся?4. Государство тогда токмо может назваться благоустроенным, когда каждый оного член, будучи верен своему назначению, в действии дружественно облегчается помощью другого. Если земледелец, оставив благословенную ниву, будет изнурять силы свои в постыдных пороках; если охладеет ревность воина в защите своего отечества; если судья отвратит слух свой от воплей угнетенной невинности; если наставник сокроет сокровища своих познаний от учащихся; если церковный пастырь не возвестит слова истины заблуждающемуся, то храмина общественного благоденствия мало по малу гниением членов, ее составляющих, подрываемая, когда восстанут раздоры и несогласия, необходимо должна разрушиться. Так разрушились знаменитые державы, так исчезли племена и народы! С другой стороны, каждый из нас в ревностном прохождении своего звания, должен одушевляться теми святыми побуждениями, которые представляет вера. Отец небесный доселе делает. Как же можно быть не деятельными нам недостойным, особенно, когда каждый из нас против силы своей получил или пять талантов, или два, или один? Раб неключимый, призванный на дело своего служения, снабженный всеми потребными к тому средствами, но не воспользовавшийся оными, как бы для него не существовавшими, но оставивший цель своего назначения, как бы ее для него не было, по справедливости услышит страшный приговор: Неключимого раба вверзите во тьму кромешную, там будет плач и скрежет зубов5. Единородный Сын Божий, своим высоким примером, освятил повиновение к предержащей власти и посрамляя лицемерие фарисеев, повелел воздавать Божие Богу и Кесарево Кесареву. Да посрамится буйное суемудрие ума кичливого, не терпящего постепенности в достоинствах и совершенствах! Не тоже ли оно значит, что и сии мечты низложенной гордости: на небо взыду, выше звезд небесных поставлю престол мой, буду подобен вышнему6. Ангелы, окружая престол Отца небесного, беспрестанно служат ему и не умолкая прославляют его величество. Мы ли будем невнимательны к повелениям Царя земного, который для нас есть видимый образ Царя небесного? Святые Апостолы трудились, делая своими руками, ни лютость мучителей, ни коварство мудрецов мирских, ни опасности в путешествиях, ни хлад, ни жажда, ни алкание и ничто земное не могло удержать их от благовествования. Их благоговейные преемники проводили всю жизнь во бдении прощениях, молитвах, трудах и других бесчисленных духовных подвигах. Да устыдится сластолюбивая беспечность, желающая собирать жатву там, где она не сеяла, не знающая другого труда, кроме того, чтобы поедать труды ближнего! Апостол говорит: аще кто не хочет делать, ниже да ясти7. Кто не приносит никакого плода, тот подобно бесплодной смоковнице собирает проклятие на главу свою. Потщимся, Сл. Бл., наше звание и избрание известно творити. Препятствиям противопоставим труды, беспокойства преодолеем терпением, посторонние развлечения победим благоразумием и собранностью в самих себе. Да будет в нас и бескорыстный деятель купли и судья нелицеприятный, и раб покорный, и владыка снисходительный! Богатый, да даст часть имущества своего бедным! Премудрый, да просвещает ходящих во тьме неведения! Пророк, да откроет тайны Божия, невидящим оных! Сильный, да покровительствует немощных! Каждый из нас да трудится в возделывании вверенного ему вертограда, да прилагает труды к трудам, таланты к талантам и тако да обрящет утешение в собственной совести, да возвысится благоволением монарха и властей предержащих, да усладится дарами благодати Божественной!

Любовь к отечеству должна обнаруживаться в пожертвовании для общего блага самой жизнью. Правда, что мы должны хранить жизнь, яко дражайший Божий дар, но мы должны принести в жертву на алтарь любви к общественному благоденствию и саму жизнь, если сего потребует от нас глас Святой Церкви, глас Монарха, глас Отечества. Иисус Христос говорит: Больше сия любви никто же имать, да кто душу свою положит за други своя8. Если дикие готовы жертвовать жизнью за те бедные шалаши, в которых они родились, если язычники почитали величайшей честью умереть, защищая отечество, то мы ли, христиане будем пламенеть меньшей любовью к нашему святому отечеству, препрославленному истинным Богопочтение единосущной и нераздельной Троицы, превознесенному чудесами святых, которые некогда родились и подвизались на отечественной земле, и, которые, ныне блаженствуя на небесах, любят нас и оттоле благодетельствуют нам, возвеличенным от Бога и внутренним цветущим благосостоянием, и внешним преимуществом над прочими державами? Верный слуга Господень, Моисей дерзал жертвовать духовным бытием своим, дабы сохранить бытие иудейского народа; Апостол Павел желал сам быть отлученным от Христа, дабы гибельная участь не постигла его братию и сводников. Мы ли будем беречь свою жизнь, когда будут подвергаемы позорной смерти наши присные? Мы ли пожелаем жить для того, чтобы видеть раскопанные алтари, поругание святыни, разрушение градов и весей, постыдный плен наших соотечественников? И что может устрашить защитников отечества, текущих на подвиг, исполненный бессмертия? Раны? Благодарное Отечество облобызает их лобзанием нежной признательности; монарх, внимательный к заслугам, успокоит и уврачует немощных. Смерть? Нас ожидает вечная жизнь на небесах. Святая Церковь не престанет возносить молитвенного гласа о успокоении почивших в Царствии Отца Небесного. Благодарное потомство, сохраняя память героев, будет благословлять их даже до отдаленной будущности. Лишение имений? Оставим сребролюбивым душам попечение о тленных сокровищах. Когда настанет час решительных пожертвований, когда отечество, находясь в опасности, будет испрашивать помощи от чад своих, тогда ужели мы не будем внимать гласу сей нежнейшей матери? Ужели не пожертвуем ему нашими благами и всем тем, что приобрели в его недрах? Ужели из среды столь многих миллионов доблестных чад России, в нужде оной, никто не возвысит величественного гласа: «продадим наши имения, заложим жен и детей для блага нашего Отечества?» Не оскудела Россия истинными сынами и дщерями, не оскудели в ней и добродетели.

Так рассуждая о действиях истинной любви к Отечеству, мы непременно сплетаем венец похвал виновнику благоговейного нашего собрания блаженной памяти царю Иоанну Васильевичу Грозному и всему Его победоносному воинству. Хотите ли, Сл., подивиться, сколь велик был царь Иоанн силой молитвы к подателю всех благ Богу? Представьте, как десятилетний государь, с братом своим Юрием, при нашествии Саип Гирея, молился Всевышнему о спасении России, плакал и в слух народа говорил: «Боже, ты защитил моего прадеда в нашествие лютого Темир Аксака, защити и нас юных, сирых! Не имеем ни отца, ни матери, ни силы в разуме, ни крепости в деснице, а государство требует от нас спасения». Победив врага, воеводы российские с радостными слезами вещали: «Государь, мы победили твоими ангельскими молитвами». Отправляется ли царь в поход против Казани? Благоговейная Анастасия, став на колени, в слух народа молится о здравии, о победе, о славе супруга. Государь шествует в храм Успения и по долговременной молитве просит митрополита и епископов быть ревностными ходатаями за Россию пред Богом. При каких обстоятельствах пали неприступные твердыни Казани? В сей самый и притом также, воскресный день незабвенного 1552 года, при восхождении солнца на безоблачном небе, едва безмолвствующий стан российского воинства огласился чтением Евангельских слов от диакона: и будет едино стадо и един пастырь, грянул сильный гром, дрогнула земля, густая тьма покрыла всю Казань; глыбы земли, обломки башен, стены домов неслись вверх в облаках дыма и падали на город. Потом, едва диакон пред дверями царскими, на сем самом месте, громогласно провозгласил: «да утвердит Всевышний державу Иоанна, да повергнет всякого врага и супостата к ногам его», раздался новый удар еще сильнее первого и тогда полки российские, воскликнув: с нами Бог, быстро двинулись и заняли крепость. Желаете ли познать какой был царь в исполнении обязанностей? Представьте, как юный Иоанн управляет многочисленным войском, председательствует в Думе, мудро разглагольствует с послами держав иностранных, как ангелоподобного Адашева облекает в титло своего друга, для благотворения человечеству, как в цветущих летах показывает, удивительную для старцев, проницательность законодательного ума, совокупив в единый состав все древние законы и дополнив их новыми, как полагает основание новой России в сих странах, соорудив Свияжскую твердыню, как сыплет золото и серебро достойным сынам отечества, исполняющим его великие предначертания, с какой благосклонностью отдает всю добычу победы витязям, которые, по словам летописцев, сияли ранами, драгоценнейшими алмазами, с какой нежностью заботится о вечном поминовении пред Богом, убиенных при взятии Казани воинов в обители, первоначально на сем месте от его щедрот сооруженной! Нужно ли видеть пример готовности к пожертвованию самой жизнью для спасения отечества? «Если не удержите врага, вещает Иоанн воеводам, при нашествии хана Ордынского, то заградите ему путь к Москве своей грудью». «Мы не бессмертны, ответствуют воеводы, умрем за отечество». «Хотим, вопиют воины, хотим пить смертную чашу с татарами за государя юного». Отправляясь против казанцев, Иоанн с твердостью говорил плачущей Анастасии и царедворцам, что он, исполняя долг царя, не боится смерти за отечество. При осаде Казани, двадцатидвухлетний государь, ободряя войско и ублажая героев, которые падут за веру, торжественно обрекал себя на смерть, для победы и славы христиан. Мир праху твоему, почивший в Господе царь и великий князь Иоанн Васильевич! Покой душам вашим православные витязи, за веру и отечество, при взятии Казани, положившие живот свой! Что была Россия до славной победы над казанцами? Она была слаба, – она была устрашаема вероломством татар, которые жадно пили кровь ее, похищали в плен ее сынов и дщерей, разоряли жилища и храмы, истощали ее сокровища. Что она после того, как царь Иоанн Васильевич разрушил Казань, растоптал прелесть Магомета и светом Евангелия просветил казанское царство. Несокрушимый, неприступный, величественный колосс, чьи ноги железны, грудь адамантова, сердце злато, руки медяны, глава слоновой кости, венчанная приснозеленеющимися лаврами и оливами – колосс, чей тяжестью подавляются все древние и новые враги его. И возвесели Иакова в делах своих и даже до века память его во благословение.

Но почто, проповедавшему слово Божие, возбуждать вас, о знаменитые чада России, к исполнению сих священных обязанностей, когда вы ваши силы, ваши способности, ваши труды, всю вашу деятельность и саму жизнь, посвящаете отечеству? Благоговейные служители алтаря Господня. Вы, по предначинанию коих народ проливает к Господу теплые моления о внешнем и внутреннем благосостоянии России, вы, которые вашим соотечественникам указуете истинный путь ко временному и вечному блаженству, – вы любите отечество, вы служите отечеству. Отцы и матери! Вы, которые с нежной заботливостью стараетесь о воспитании чад ваших, дабы сделать их полезными членами общества, – вы любите отечество, вы служите отечеству. Мудрые детоводители! Вы, которые в сердца юношей вливаете страх Божий, усердие к отечеству, любовь к добродетелям, – вы любите отечество, вы служите отечеству. Трудолюбивые земледельцы! Вы, которые доставляете необходимую пищу вашим собратьям, – вы любите отечество, вы служите отечеству. Почтеннейшее купеческое сословие и вы, благосердые попечители сего памятника, вы, которые стараясь о усовершенствовании собственного состояния, доставляете пользу и спокойствие вашим соотечественникам; вы, которые по ревности к общему благу с таким величием и блеском украсили храм сей, что мы достойно созерцаем в нем образ обители Отца небесного; вы, которые приняли на себя достохвальную обязанность поддержать сие здание в его неразрушимой целости на все грядущие времена во всех отношениях; вы, которые ознаменовали, сей приснопамятный для России, день особенным усердием к благолепию святой церкви, к служителям алтаря Господня, к православным героям-защитникам отечества; вы любите отечество, вы служите отечеству. Благодетельные друзья, страждущего человечества, вы, которые отираете слезы больных, бедных вдов и сирот, – вы любите отечество, вы служите отечеству. Мужественные воины! Вы, которые тишине и удовольствиям семейной жизни, предпочитаете шум бранный, опасности и саму смерть, – вы любите отечество, вы служите отечеству. О, да одушевляет всех нас благой дух любви к отечеству и в пролитии теплых молений о его благосостоянии и в ревностном прохождении наших обязанностей, и в пожертвовании для блага общего самой жизнью. Да почивает выну благодать Божия на любезнейшем нашем отечестве!

Аминь.

* * *


Источник: Слово на день взятия Казани царем Иоанном Васильевичем Грозным и на освящение храма, сооруженного в Памятник над могилой православных воинов, за веру и отечество при взятии Казани живот свой положивших, говоренное Казанского Успенского Зилантова монастыря настоятелем архимандритом Гавриилом 1832 года октября 2 дня. – Казань : Унив. тип., 1833. – [2], 21 с.

Комментарии для сайта Cackle