митрополит Григорий (Постников)

Ходи в Дом Божий с особенным удовольствием

Слово, сказанное синодальным членом, Григорием, архиепископом Тверским и Кашинским,15 сентября 1842 года, по освящении теплого собора в городе Торжке, сооруженного Новоторжским первой гильдии купцом Степаном Никитичем Уваровым с братьями.

Коль возлюбленна селения Твоя Господи сил. (Пс.83:2)

Так выразился о доме Божием Св. Царь и Пророк Давид. Дом Божий для него был самое любезное место. Поэтому он желал быть в доме Божием всевозможно чаще: «Желает и скончавается душа моя во дворы Господни», – говорил он Господу в своей молитве (Пс.83:3). И это его желание было столь сильно, что он ничего так усердно не просил у Господа, как исполнения его: «Едино просих от Господа, то взыщу: еже жити ми в дому Господни вся днu живота моего и посещати храм святый Его», – говорил он Господу в другой своей молитве (Пс.26:4). Всех людей, которые имели возможность и удобство чаще быть в доме Божием, он почитал самыми счастливыми и говорил: «Блажени живущии в дому Твоем» (Пс.83:5). И когда сам принимал от кого-нибудь приглашение идти в дом Божий, то принимал оное с величайшим удовольствием: «Возвеселихся – говорил он, о рекших мне: в дом Господень пойдем» (Пс.121:1).

Но ежели таково было расположение к дому Божию у Св. Царя и Пророка Давида: то это его расположение к дому Божию по тому самому, что он был Царь и Пророк святой, «Муж по сердцу Божию, исполнявший вся хотения Божия» (Деян.13:22), должно быть для нас законом и всякому из нас должно ходить в дом Божий, или во Св. храм, с особенным удовольствием. Останавливаюсь на сей спасительной истине для обстоятельного размышления.

С особенным удовольствием всем нам должно ходить в дом Божий, во-первых, для Бога:

Для Бога! этим выражением хочу сказать не то, что Бог имеет нужду в нашем хождении в Его дом, или что наше хождение в Его дом может увеличить Его блаженство; мы ничего не можем прибавить к Его блаженству; Он всеблажен и вседоволен Сам Собою: но мы сами по себе имеем нужду ходить в дом Божий для Бога. Как Христиане, мы веруем во Единого Бога Отца, Который создал и хранит все видимо и невидимо существующее и, Который из любви к нам послал на землю Своего Единородного Сына, чтоб Он извлек нас из несчастного греховного состояния и привел в Его святое, блаженное и вечное царство; веруем в Единородного Сына Божия, Иисуса Христа, Который был, есть и вечно будет источник всякой благодати и истины и, Который из любви же к нам крайне желает сообщить эту благодать и истину всем человекам, как имеющим в них необходимую нужду; веруем во Всесвятого Духа, Который подает нам все духовные дарования и силы (1Кор.12:8 и далее), а особливо изливает в сердца наши Божию любовь (Рим.5:5), удостоверяющую нас, что мы дети Божии и ободряющую нас среди всех трудностей и горестей жизни обетованиями вечных благ (Рим.8:14–17). Эта вера, ежели она есть в нас вера истинная, должна проникать всю душу, как одного какого-нибудь Христианина, так равно и всех Христиан, как бы много их ни было и проникая, должна производить во всех и в каждом самую пламенную любовь, самую живую благодарность к Tpиипocтacномy Богу, так любящему нас, и так чрезвычайно нам благодетельствующему: потому что всякая оказываемая нам любовь и всякое оказываемое нам благодеяние весьма естественно производит в нашем сердце взаимную любовь и благодарность. Но эта чувствуемая всеми Христианами любовь к Богу – любовь вообще нигде не терпящая разделения, не должна ли сильно побуждать всех нас к соединению в доме, безмерно нас любящего Бога? И эта всеми Христианами чувствуемая благодарность, не должна ли сильно побуждать всех нас едиными устами и единым сердцем славить Бога, так безмерно и непрестанно нам благодетельствующего? Братья! кто не ходит в дом Божий, в том нет чистой веры, нет истинной любви к Богу, нет живой и истинной благодарности к Нему: тот не проникнут духом Христианства, хотя бы он тысячами труб провозглашал себя Христианином.

С особенным удовольствием всякому Христианину должно ходить в дом Божий, во-вторых, для самого себя:

Св. Златоуст говорит: «Церковь Божия торжище есть духовное и врачебница душам: почему должно по подобию тех, которые на торжище приходят, много драгих вещей оттуду собравши возвращаться и по подобию тех, которые во врачебницу приходят, приличное болезням лекарство взять выходит»1. В самом деле, в доме Божием Христиане могут получить все нужное к истинному здравию, или спасению своих душ. Не говоря о многом другом, упомяну о двух вещах: Дом Божий есть дом наставления, вразумления, возбуждения и одушевления. Как во время своей земной жизни Господь Иисус учил Иудеев наипаче в Храме и в их Синагогах, то есть, в общественных домах молитвы и учения, так и ныне Он учит посредством служителей Своего Слова наипаче в церквах. Таким образом, наипаче в доме Божием мы верно познаем Нашего Бога – Создателя и Спасителя; познаем наши обязанности к Богу, к нашим братьям и другим существам; познаем самих себя, свои душевные нужды и болезни; познаем чем и как пособить нашим нуждам, чем и как уврачевать наши душевные болезни, чем и как предохранить себя от душевных болезней, словом: в доме Божием познаем необходимость попечения о спасении нашей души, познаем все нужные средства к её спасению, и получаем сильные средства в действии. Правда из Слова Божия можно поучаться делy спасения и дома, но как много людей, не умеющих читать, а из умеющих читать, как много не умеющих правильно понимать, особливо же восчувствовать читаемое, и твердо расположиться к исполнению того? Притом, кому неизвестно, что дома во всякое время встречается с нами превеликое множество всякого рода житейских нужд и сует, которые почти непрестанно могут отрывать нас от душеспасительного чтения, или развлекать наше внимание и рассеивать наш дух? А наши домашние суеты нередко делают совсем невозможным углубление в самих себя и возвышение души от земного к небесному. Но в доме Божием, куда все собираются с одною благочестивою целью, все это несравненно удобнее. И кто из благомыслящих не захотел бы быть в доме Божьем с удовольствием? – Впрочем, дом Божий не есть только удобнейшее место наставления и вразумления: в нем во время всякой Литургии возобновляется совершение великого таинства Нового Завета и совершается живое напоминание смерти Иисуса Христа, Сына Божия, принятой им для нашего спасения. Что Иисус Христос сделал на последней Вечери со Своими Учениками и что потом Он потерпел на Кресте, то все изображается и таинственно совершается во время Литургии. Зная это, кто из нас будет так бесчувствен, чтоб от всей души не захотел быть при таком важном и священнейшем действии, дабы более и более чувствовать безмерную к нам любовь Божью и соединяться со Всевышним? Древние, несомненно, истинные Христиане, так как и наши благочестивые предки, считали общественные собрания в домах Божьих, сначала обыкновенно малых и тесных, а в первенствующие времена наибольшею частью подземных, чрезвычайно важными. При свирепствовавших гонениях, они лучше решались на жесточайшие мучения и верную смерть, нежели на оставление общественного Богослужения. Кто из нас не захочет подражать такому святому расположению во времена покойные?

Наконец, с особенным удовольствием всякому из нас должно ходить в дом Божий для ближних:

Наша вера требует от нас, чтобы мы старались о спасении не только собственном, но и наших ближних. Всякий из нас обязан по своим силам действовать к душевному благу ближнего – научать его, назидать его, удалять от зла, располагать к добру и укреплять в добре. Всякий из нас обязан подавать другим пример благочестия и своим примером возбуждать всех к благочестию и прославлению Нашего Общего Небесного Отца. «Утешайте друг друга», писал Св. Апостол к Солунянам, «и созидайте кийждо ближняго» (1Сол.5:11); «Да разумеваем друг друга в поощрении любве и добрых дел», писал тот же Св. Апостол к Евреям (Евр.10:24); «Слово Христово да вселяется в вас богатно, во всякой премудрости учаще и вразумляюще себе самих во псалмах и пениях и песнях духовных», писал он же к Колоссянам (Кол.3:16); «Единодушно, едиными усты славите Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа», писал он к Римлянам (Рим.15:6). Но где может быть такое назидание ближних всего лучше, как не в доме Божьем? Здесь наипаче вполне и беспрепятственно обнаруживается расположение нашего сердца к Нашему Небесному Отцу; и посему здесь наипаче мы можем производить в наших ближних такие же истинно сыновние расположения к Нему, какими одушевлены мы сами, как то: благоговение и любовь к Нему, упование на Него и ревность к прославлению Его Имени. Множество народа, выражающего одно сильное чувствование, весьма глубоко действует на душу зрителя и почти необходимо увлекает его к подобному чувствованию. И один человек, выражающий сильное чувствование, нередко также глубоко действует на множество зрителей и увлекает их к тому же чувствованию. Думаю, всякий из нас не раз заметил это на самом себе. Иногда, по каким-либо обстоятельствам, мы приходили в дом Божий почти совсем холодными: но здесь наш взор упал на благочестивого молитвенника, всем сердцем восхищенного к Богу, или наше ухо услышало что-нибудь, до глубины потрясшее нашу душу; и мы входили в себя, чувствовали неправильность своего внутреннего состояния, обращались к Богу, и наконец, ощущали в себе тоже чувство благоговения, любви и благодарности к Богу, какое заметили вблизи стоящем благоговейном молитвеннике. – Впрочем, ежели мы истинные Христиане и расположены к Богу как дети, то непременно должны чувствовать, что назидание ближних есть самая естественная и необходимая наша обязанность. Всякий добрый сын и всякая добрая дочь всегда сердечно желают, чтобы все люди знали, любили и уважали их отца и мать; всякий добрый сын и всякая добрая дочь рады употреблять все способы, чтобы другие любили их родителей как можно больше, и отзывались о них как можно лучше: можно ли же нам не почитать весьма важною и приятнейшею обязанностью хождение в дом Божий и обращение в нем со всем благоговением, дабы таким образом споспешествовать другим входить в тоже истинно сыновнее расположение к Нашему Небесному Отцу, каким одушевлены мы сами?

Итак, кто не любит ходить в дом Божий, тот не любит ходить туда ни по каким-либо иным причинам, как по причинам порочным и, следовательно, погибельным. Многие не ходят в дом Божий потому, что благодеяние, доставляемое домом Божьим, по их мнению, слишком обыкновенно, и что они всегда могут воспользоваться им очень легко: но это величайшая неблагодарность. То, что Бог дает нам удобство весьма часто наслаждаться благодеянием Своего дома, должно не отдалять нас от Его дома, а тем более привлекать к Его дому, и располагать пользоваться им с большим усердием.

Другие не любят ходить в дом Божий потому, что их сердце слишком крепко привязано к земному. Всю неделю они заняты только земным; вся их забота обращена к тому, чтобы увеличить свое земное имущество, чтобы лучше удовлетворить своим житейским потребностям, особливо чтобы доставить себе то или другое чувственное удовольствие: приходить Воскресный или Праздничный день, который им, по заповеди Божьей, должно святить, т.е. между прочим, провести в общественном Богослужении в Божьем храме; и они, как будто совершенно потерявшее чувство своих духовных потребностей, встречают эти дни так хладнокровно, что даже и не думают идти в Церковь Божью, но остаются дома, и продолжают заниматься теми же земными делами, какими занимались в дни не праздничные, или чем-нибудь таким, что Богопротивно даже и в непраздничное время; ежели же иногда они и идут в церковь Божью, то несут туда с собою сердце со всеми его земными мыслями, желаниями и заботами. Что от этого происходит? От этого при Богослужении они ничего хорошо не видят и не слышат, чувствуют скуку, заводят друг с другом разговоры, пустословят, смеются, бродят с места на место, и своим неприличным поведением не только не подают другим назидательного примера, но еще расстраивают общий дух назидательности, дух благоговения, внимания и молитвы. Все эти люди не суть дети Небесного Отца. В них нет Его духа. Они живут, так сказать, только землею. Для удовольствий и потребностей духовных у них нет вкуса.

Наконец, иные не любят ходить в дом Божий потому, что ими управляет сильная злая страсть к какому-нибудь пороку. Все удовольствия, все радости жизни у этих людей состоят в удовлетворении этой их страсти. Но как от удовлетворения страсти человек может получать удовольствие только тогда, когда совесть его спит (не спящая совесть никогда не оставляет человека впавшего в порок без сильного угрызения и муки), то они стараются избегать всего того, что может разбудить их совесть. И как наша совесть всего скорее пробуждается в доме Божьем, потому что там все будит ее ото сна: то они всевозможно стараются удаляться от дома Божия и Богослужения. По мере того, как увеличивается их преданность к любимому их пороку, увеличивается и их нерасположение к дому Божию, которое в иных людях, как показывает опыт, простирается даже до ненависти и презрения к дому Божию и Богослужению: они хотели бы истребить Богослужение и дома Божии.

Но ежели так нужно ходить в дом Божий, и так порочно не ходить в него, то вечная Божья благодать и милость, вечное Божье благословение да будет над всеми соорудителями Божьих домов, или храмов! Они доставляют себе и другим величайшее удобство к укреплению и оживлению Веры, к прославлению великого имени Бога и Его непрестанных благодеяний; они доставляют себе и другим наилучшее средство к спасительному просвещению ума и спасительному направлению сердца; они доставляют вернейший способ к соединению всех душ в одно святое общество, в одно семейство Божие. Посему же, и тем более, да будет вечная Божья благодать и милость, вечное Божье благословение на Соорудителе сего освященного нами дома Божия; потому что этот священный дом отныне будет, наипаче в более торжественные времена, собирать в себя детей Божьих из всех малых и частных домов Божьих, для согласования их в один великий, святой, любезный и блаженный дух – дух Христов. Соорудителем сего Храма и его братьями двигала святая цель не частная, но общая, и потому тем более достойная похвалы и возмездия у Бога. О, если бы подобная святая ревность одушевила кого-нибудь и в начальственном городе сея Паствы к подобному, но еще более нужному делу!

Обратимся к себе: Братья и сестры! Долго ли нам остается на земле ходить в дом Божий, и пользоваться его благодеяниями? Будем дорожить временем, и ходить в дом Божий всевозможно чаще и со всем удовольствием. В будущей жизни никто не наслаждается тем, чего не любил в жизни настоящей: а там будет нескончаемое, только общественное Богослужение; там, как видел Тайновидец Апостол Иоанн, все Святые люди и все Святые Ангелы день и ночь вечно вместе «покланяются Богу, глаголюще: аминь: благословение и слава и премудрость и хвала и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков» (Откр.7:9–12,15). Аминь.

* * *

1

Беседы на книгу Бытия святителя Иоанна Златоуста. Беседа XXXII


Источник: Москва. В типографии А. Семена при Императорской Медико-Хирургической Академии. 1843г. Рассмотрено в Комитете Духовной Цензуры, при Московской Духовной Академии. 15 Ноября 1843 года. Цензор: Вифанской Семинарии Ректор Архимандрит Филофей

Комментарии для сайта Cackle