архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

IV. Окончание Книги Откровения (22:6–21)

а) Заверение в истинности Откровения (22:6–9)

6И сказал мне: сии слова верны и истинны; и Господь Бог святых пророков послал Ангела Своего показать рабам Своим то, чему надлежит быть вскоре.

7Се, гряду скоро: блажен соблюдающий слова пророчества книги сей.

Заключительная часть Откровения преследует цель заверить в истинности написанного и окончательно заострить внимание на близости Второго пришествия. При этом не всегда удается уловить строго логический ход мысли. Здесь повторяется кое-что из сказанного выше, затрагиваются темы, которые проходят через всю книгу. В заключительной части несколько говорящих: Ангел, Иисус Христос, Дух, Евангелист Иоанн, Церковь. Мы уже в самом начале нашего разбора Апокалипсиса упоминали о том, что эта книга носит литургический характер. Она была предназначена для чтения во время богослужебного собрания. Это предназначение прекрасно отражено в первой главе книги, где распределены роли чтеца (или автора), предстоятеля, пророка, хора (всего собрания). Нечто похожее наблюдается и в заключительной части книш. Здесь выступает автор книги (или заменяющий его чтец), предстоятель, пророки, через которых говорит Бог, Иисус Христос и Дух, и, наконец, вся Церковь как некий хор.

Начинается все с того, что Ангел продолжает свою длинную предшествующую речь. Он заверяет в истинности сказанного – не только о Новом Иерусалиме, но и во всей книге: «слова сии верны и истинны». Их происхождение божественно, так как «слова сии» переданы от Господа Бога через Ангела и пророков. Здесь повторяется то, о чем уже было сказано в самом первом стихе Книги Откровения. Говорится также и о содержании книги: «чему надлежит быть вскоре».

«Се, гряду скоро...» – как бы отклик, подтверждающий слова Ангела и вложенный в уста самого Иисуса Христа. Надо полагать, что во время богослужебного собрания эти слова произносил церковный пророк. Напоминаю, что в ранней Церкви существовали рукоположенные пророки, которые принимали спорадическое участие в богослужении. Снова звучит, уже в предпоследний, шестой раз, обетование блаженства. На сей раз блаженным называется «соблюдающий слова пророчества книги сей». Действительно, Книга Откровения, как мы видели, – не только Апокалипсис, то есть откровение небесных тайн, но и пророчество, то есть изложение воли Божьей, призыв, направленный к нам сейчас и здесь. Книга призывает к верности, стойкости и надежде.

8Я, Иоанн, видел и слышал сие. Когда же услышал и увидел, пал к ногам Ангела, показывающего мне сие, чтобы поклониться ему; 9но он сказал мне: смотри, не делай сего; ибо я сослужитель тебе и братьям твоим пророкам и соблюдающим слова книги сей; Богу поклонись.

Небольшая сцена в стихах 8–9, на первый взгляд повторяя то, что уже было сказано в главе 19, отклоняет поклонение Ангелам. Но это только на первый взгляд. Контекст, в который вставлена эта сцена, говорит о другом. Во-первых, здесь подчеркнуто значение Иоанна как посредника откровения: стих 8 начинается местоимением «Я», на котором стоит акцент: «Это я, Иоанн, кто видел и слышал сие». И попытка воздать почесть Ангелу, другому посреднику откровения, отклоняется. Тем самым говорится, что Ангел стоит как бы на той же ступени, что и Иоанн и прочие пророки. Ангел – не только раб Божий, он – «сослужитель» (буквально «со-раб») Иоанна и пророков, равный им раб Божий. Все они – лишь посредники. Только Бог – источник пророческой вести Книги Откровения. Только Бог обладает высшим авторитетом. Так еще раз подчеркивается важность «слов книги сей».

10И сказал мне: не запечатывай слов пророчества книги сей; ибо время близко.

11Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще.

12 Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его.

13Я есмь Алфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний.

14Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами.

15А вне – псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду.

16Я, Иисус, послал Ангела Моего засвидетельствовать вам сие в церквах. Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя.

В этом отрывке снова речь берет церковный пророк, который произносит отдельные изречения от имени Иисуса Христа. Сначала (ст. 10) утверждается нечто, отличающее Книгу Откровения от ветхозаветных пророчеств. В Книге пророка Даниила, которая так широко используется Иоанном в качестве источника образов, говорится: «Аты, Даниил, сокрой слова сии и запечатай книгу сию до последнего времени» (Дан 12:4). В Откровении Иоанна звучит приказ противоположный: «Не запечатывай слов пророчества книги сей; ибо время близко». Ведь Даниил писал при персидском царе Кире, и писал для последних времен, которые были еще в отдалении. До того времени кнцга должна была быть запечатана, не познана. Но теперь последние времена наступили, и все пророчества должны быть познаны. Все должны прочесть и уразуметь сказанное в книге Иоанна, чтобы быть готовыми к концу, который может свершиться в любую минуту.

Стих 11 производит впечатление несколько неожиданное. Он призывает к разделению между людьми и напоминает сказанное у пророка Иезекииля: «Кто хочет слушать, слушай; а кто не хочет слушать, не слушай» (Иез 3:27). Как это понимать? Судя по контексту, а также исходя из «литургического» характера книги, которая прочитывалась во время церковного собрания, можно сделать вывод, что речь идет о конкретных христианах в тех церквах, которым адресована Книга Откровения. Во второй и третьей главах, в пророчествах Иисуса Христа семи церквам, много говорилось о христианах «чистых, святых» и христианах «оскверненных». Они сосуществовали в одних и тех же общинах. Так и здесь Иисус Христос обращается к тем и другим в одной и той же Церкви. Они сами должны произвести разделение, отбор, как бы предвосхищая великое разделение Судного дня. Начало стиха 11 звучит иронически: через своего пророка Иисус Христос призывает неправедных и нечистых творить дела, которые Он, естественно, осуждает. Такие иронические высказывания нередки в Писании. Например, читаем у пророка Амоса: «Идите... и грешите... и умножайте преступления; приносите жертвы ваши каждое утро, десятины ваши хотя через каждые три дня» (Ам 4:4). Ну а праведные и святые пусть будут верными своей праведности и святости. Толкователь Алокалипсиса Андрей Кесарийский по этому поводу пишет, что Иисус Христос как бы говорит: «Пусть каждый делает то, что ему нравится; Я не навязываю ему выбор силой». А это значит, что каждый человек сам пишет свою судьбу.

В пророчестве стиха 12 – «Се, гряду скоро...» – Иисус вновь возвещает свое скорое пришествие и суд по делам человеческим. В стихе 13 Он второй раз в Апокалипсисе называет свое имя «Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний, начало и конец». Дважды называет себя в этой книге Бог – в начале и в конце книги, и дважды называет себя Иисус Христос – в начале и в конце книги. Но об этих именах, об их смысле и распределении в начале и конце книги много говорилось выше, в начале данного Комментария. Поэтому повторяться не станем. Ясно одно, что здесь вполне уместно напоминание о том, что Сын Божий есть начало всего, и Он же завершитель и Судья. Поэтому, сказав о начавшемся уже ныне разделении между неправедными и святыми, грядущий Судья Иисус Христос предупреждает и о конечной участи тех и других, о чем говорится в стихах 14–15. Одни – блаженны (здесь пророчество о блаженстве звучит седьмой и последний раз). Таковые будут иметь жизнь в Новом Иерусалиме. Другие – отринуты, они вне святого города. В более выверенном по разным рукописям тексте Апокалипсиса противопоставление тех и других выражено более ярко: «Блаженны те, которые омывают одежды свои», то есть освятившие и очистившие себя во Христе. Такие войдут в город. «А вне – псы», то есть в ветхозаветном культовом смысле – нечистые, неомытые и неосвященные75. Иудеи собаками, псами называли необрезанных, язычников. Но в Апокалипсисе это звучит не только как предостережение тем, кто находится вне Церкви, но и как пророческое увещевание самим христианам.

В начале всего заключительного раздела, в стихе 6, истинность всего сообщенного в книге засвидетельствовал Ангел. Затем, в стихе 9, то же засвидетельствовал Иоанн. Наконец, в стихе 16, сам Иисус гарантирует истинность всего того, что написано в Апокалипсисе. Книга начинается с обещания откровения, которое будет дано Иисусом Христом через Ангела Иоанну (1:1); здесь же сам Иисус свидетельствует, что Иоанн действительно получил от Него через Ангела именно это откровение. Иначе говоря, настоящим автором Книги Откровения является Иисус Христос. Собственно, и первые слова этой книги говорили о том же. Не написано же «Откровение Иоанна Богослова, которое дал ему Бог», но «Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог». И теперь, как бы усиливая свидетельство своего авторства, Иисус называет себя: «Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя».

Первое выражение – «корень и потомок Давида» – свободное заимствование из пророка Исаии, где о грядущем Мессии сказано:

И произойдет отрасль от корня Иессеева,

и ветвь произрастет от корня его (Ис 11:1).

Иисус говорит, что в Нем – исполнение этого пророчества, что Он одновременно тот вечный корень, из которого произошел царь Давид, и его обещанная отрасль, потомок.

Второе выражение – «звезда светлая и утренняя» – тоже мессианское, заимствованное из Книги Чисел, где Валаам пророчествует:

Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко.

Восходит звезда от Иакова

и восстает жезл от Израиля (Числ 24:17).

Звезда – символ Мессии. Почему эта звезда «утренняя»? Древние так называли планету Венеру. Это небесное тело сияло ярче других и появлялось утром. Но, конечно, здесь этот астрономический феномен – просто древний прекрасный символ. Назвать человека утренней звездой значило ставить его очень высоко среди героев. И в связи с мессианским пророчеством о восходящей звезде Иакова наименование «звезда светлая и утренняя» вполне подходило Иисусу Христу. Оно наводило на размышления. Утренняя звезда предвещает наступление дня, который прогоняет тьму ночи. Так с приходом Иисуса Христа рассеялась непроглядная тьма века греха и смерти. И это пробуждало воспоминание о словах самого Иисуса: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин 8:12). Сказав, что Он – утренняя звезда, воскресший Христос еще раз заявил, что Он – свет миру и победитель мирской тьмы.

17И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет: прииди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром.

В стихе 17 звучат три призыва, которые вкладываются в уста разных призывающих. Сначала «Дух и невеста говорят: “Прииди!”». Разумеется, это призыв к Иисусу Христу, отклик на Его обещание: «Се, гряду скоро!» Но кто такие Дух и невеста? Дух не может быть Духом Христа, так как не может же сам Христос призывать самого себя прийти. Невеста не может быть Новым Иерусалимом из 21:9, так как он еще только ожидается в будущем. Под Духом имеется в виду Дух, который действует во всех пророках, то есть конкретно – сами церковные пророки. В таком смысле о Духе неоднократно сказано и в других местах Нового Завета, например у апостола Павла. Невеста же – это вся земная Церковь, ожидающая Христова пришествия.

Затем мы слышим призыв «слышавшего»: «И слышавший да скажет прииди!» Мы понимаем, что «слышавший» – это всякий участник богослужебного собрания, который слушает чтение Книги Откровения. Это – конкретная христианская община.

Мы еще раз видим, что здесь отражена ситуация богослужебного собрания. Произносит возглас пророк – ему отвечает возгласом церковь. То же происходит сейчас и на наших богослужениях. Только место пророка занимает священник или диакон. А место церковного народа – хор, а иногда и все собравшиеся на молитву.

Третья часть стиха 17 представляет собой приглашение ко всем жаждущим припасть к источнику воды жизни, то есть к Иисусу Христу, призывая Его скорое пришествие, чтобы Он напоил блаженством вечной жизни в любви. Это напоминает нам о призыве пророка Исаии: «Жаждущие! идите все к водам!» (Ис 55:1), а также о словах самого Иисуса: «Приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (Ин 6:35).

18И я также свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей; 19и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей.

В стихах 18–19 речь снова берет Иоанн. Он вновь свидетельствует истинность всего написанного в книге. Торжественно провозглашается неизменность всего написанного им. В традиционном стиле говорится о равном воздаянии: кто отнимет – у того отнимется. Такие предостережения не искажать написанное или сказанное были обычными в то время. Иоанн использует принятую формулу, приведенную, например, в Книге Второзакония: «Не прибавляйте к тому, что я заповедую вам, и не убавляйте от того; соблюдайте заповеди Господа, Бога вашего, которые я вам [сегодня] заповедую» (Втор 4:2). В иудействе эта формула легла в основу канонизации Священного Писания. Примерно такую же формулу использует апостол Павел в Послании к Галатам: «Кто благовествует вам сверх того, что вы приняли, да будет анафема» (Гал 1:8.9). Автор иудейского апокрифического Апокалипсиса (Эф. Енох) обещает божественную награду тем, кто «запишут истинно все мои слова... ничто из моих слов не изменят или преуменьшат, но запишут их истинно – все, о чем я свидетельствовал»76. И много позже подобными формулами некоторые авторы заканчивали свои книги. Так, пресвитер Руфин в своем Предисловии к книгам Оригена «О Началах» пишет:

Всякого, кто будет списывать или читать книги, пред лицом Бога Отца, Сына и Духа Святого заклинаю и умоляю верою в грядущее Царство, а также тайною воскресения из мертвых, вечным огнем, уготованным диаволу и ангелам его... заклинаю и умоляю: пусть он ничего не прибавляет к этому писанию, пусть он ничего не убавляет, не вносит и не переменяет в нем, но пусть сверяет с теми экземплярами, откуда будет списывать, пусть буквально исправляет и сличает его...

Святой Ириней Лионский (II век) в конце своей книги «О восьмерице», по свидетельству Евсевия Кесарийского, писал:

Заклинаю тебя, будущий переписчик этой книги, Господом нашим Иисусом Христом и славным пришествием Его, когда Он придет судить живых и мертвых: сравнивай с подлинником то, что будешь переписывать, и тщательно выправляй свой список по тому, с которого переписываешь. Перепиши также это заклятие и внеси его в свой список»77.

Дело в том, что в древности каждому было известно, что при переписывании книг переписчики часто ошибались, невольно или злонамеренно. Оттого авторы и делали такие строгие наставления переписчикам. В том же ключе, как традиционное предостережение, мы и должны понимать слова Иоанна.

20Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе!

21Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. (Аминь.)

В стихе 20 сам Иисус Христос снова свидетельствует о своем скором пришествии, которое и составляет основное содержание книги – Откровения Иисуса Христа (1:1). Вся Церковь в лице богослужебного собрания, слушающего чтение этой книги, отвечает торжественным «Аминь», то есть «Истинно, да будет так!» «Гряди, Господи» – перевод арамейского «Маранафа» (1Кор 16:22). Апостол Павел в своем первом послании к Коринфянам приводит этот возглас общины в изначальном варианте. Так молящиеся заканчивали свои собрания.

Поскольку Книга Откровения имеет форму Послания, она и заканчивается так, как принято было заканчивать христианские послания: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами». Обычай именно так завершать послания церквам ввел апостол Павел. Благодать, то есть спасительный дар Божий, – самое большое, что могут христиане желать себе и друг другу.

Краткое заключительное слово

Как мы видели, в Книге Откровения содержится в более или менее таинственной форме то, что встречается во многих других книгах Священного Писания, от Книги Бытия до Апостольских посланий. Для чего же нам нужна эта последняя книга Библии? Ответ содержится уже в том, что она «последняя», то есть завершает Библию. Она как бы подводит черту под всем гигантским объемом канона Священного Писания. Книга Откровения очень своеобразно переформулирует все сказанное прежде. Действительно, мы можем обойтись и без этой книги, быть спасенными, не зная ее: ведь Откровение не сообщает нам ничего такого принципиального, чего мы не могли бы найти в других разделах Писания. Нигде в Новом Завете нельзя найти и намека на то, что Евангелие Христово, к концу I века проповеданное уже почти по всему Римскому миру, было неполным, так что нуждалось еще и в дополнении в виде Книги Откровения. Нет, конечно. Зачем же эта книга? Можно сказать, что она дана нам для того, чтобы мы не застывали в привычных формулировках. Она, как вряд ли какая другая книга Писания, пробуждает наше воображение и открывает простор для истолкования основных библейских истин применительно к постоянно изменяющимся жизненным ситуациям постоянно изменяющегося мира с его общественным устройством, наукой, культурой и идеологией. Откровение было написано в Римской империи в конце I века и реагировало на окружающий мир в терминах того времени, которые сегодня нам чужды по форме. Но сущности, стоящие за этими терминами, остались неизменными. Мир по-прежнему зол, наполнен идолами и борьбой. По-прежнему в этом мире существует Церковь Христова, перед которой стоят те же самые задачи, что и прежде. И вот, Книга Откровения учит не только тому, что было в I веке христианства, но также учит нас, как мы можем реагировать на окружающий нас в XXI веке мир в терминах современности. Перевод образов и терминов культуры I века на язык современной нам культуры – дело толкования, очень трудное дело. Оно не каждому по плечу и требует искусства, вдохновенного Святым Духом. Но... книга, как в ней и сказано, – не запечатана и потому взывает к нашему внимательному прочтению, научному пониманию и мудрому духовному истолкованию.

* * *

75

Выражение «соблюдающие заповеди» по-гречески звучит и пишется очень близко к «омывающие одежды» (poiountes tas entolas и plynontes tas stolas). Отсюда и текстологическое недоразумение. В лучших рукописях стоит «омывающие свои одежды». При этом понятно, как возникло расхождение. Ошибка легко могла вкрасться при переписывании. Переписчик просто ошибочно прочитал и переписал то, что было привычнее: «соблюдающие заповеди».

76

Эф. Енох, 104, 11–13.

77

Евсевий Кесарийский, Церковная история, кн. V, 20, 2.


Вам может быть интересно:

1. "И увидел я новое небо и новую землю". Комментарий к Апокалипсису – I. Общее вступление к книге. Видение на земле (1:1–20) архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

2. Слово из вечности – Слово на освящение храма во имя Собора Псково-Печерских святых архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

3. Слова и речи – 203. Слово в день Святителя Алексия, на третий день недели воспоминания страшнаго суда святитель Филарет Московский (Дроздов)

4. Замечания на книгу "Поморских ответов" – Приложение архимандрит Павел Прусский

5. Вернувшийся домой: жизнеописание и сборник трудов митрополита Нестора (Анисимова). Том 2 – Основные источники иллюстративного материала митрополит Нестор (Анисимов)

6. В стране священных воспоминаний – 5 Июня. Понедельник. На Босфоре. митрополит Арсений (Стадницкий)

7. За рубежом: Белград - Париж - Оксфорд: хроника семьи Зёрновых (1921-1972) – VII. Странствования по миру Николай Михайлович Зёрнов

8. Наречение и хиротония Ректора Московской Духовной Академии архимандрита Арсения [Стадницкого] во епископа Волоколамского, третьего викария Московской епархии профессор Иван Николаевич Корсунский

9. Слово при погребении ординарного профессора Московской Академии Ивана Николаевича Корсунского профессор Николай Александрович Заозерский

10. Слово за Божественной литургией 2 февраля 1916 года в храме Императорского Александровского Лицея в Петрограде епископ Анастасий (Александров)

Комментарии для сайта Cackle