митрополит Иларион (Алфеев)

Священная тайна Церкви

Глава 1

Содержание

Предисловие
Глава 1. ИМЯ БОЖИЕ В СВЯЩЕННОМ ПИСАНИИ Ветхий Завет Библейское понимание имени. Имена Божии Священное имя Яхве в Пятикнижии Ветхозаветный культ имени Божия Новый Завет Богословие имени в Евангелиях Имя Иисуса в Деяниях и посланиях апостолов Богословие имени в Апокалипсисе Глава II. ОСНОВНЫЕ ВЕХИ РАЗВИТИЯ ПАТРИСТИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ ОБ ИМЕНАХ БОЖИИХ Мужи апостольские. Священномученик Иустин Философ Ориген и Евсевий Кесарийский Великие Каппадокийцы. Святитель Григорий Нисский Святитель Иоанн Златоуст Сирийская традиция Преподобный Ефрем Сирин Преподобный Исаак Сирин Корпус Ареопагитикум Иконопочитатели. Преподобный Феодор Студит Исихастские споры. Святитель Григорий Палама Глава III. ИМЯ БОЖИЕ В МОЛИТВЕННОЙ ПРАКТИКЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ Православное богослужение Молитва Иисусова Классические монашеские тексты Византийский исихазм Глава IV. ПОЧИТАНИЕ ИМЕНИ БОЖИЯ И МОЛИТВА ИИСУСОВА В РУССКОЙ ТРАДИЦИИ Преподобный Нил Сорский Святитель Димитрий Ростовский Святитель Тихон Задонский Преподобный Паисий Величковский Святитель Филарет Московский Святитель Игнатий Брянчанинов Святитель Феофан Затворник «Откровенные рассказы странника» Святой праведный Иоанн Кронштадтский Глава V. «НА ГОРАХ КАВКАЗА» Схимонах Иларион: детали биографии «На горах Кавказа»: обзор основных тем Молитва Иисусова Имя Божие и имя «Иисус» Божественный свет Пустыня «Горы Кавказа» Глава VI . «АФОНСКАЯ СМУТА» Начало споров на Афоне Начало полемики в российской прессе Продолжение споров. «Афонский бунт» «Блокада» имяславцев Глава VII. ИМЯСЛАВЦЫ Иеросхимонах Антоний (Булатович): детали биографии «Апология»: основные богословские темы «Имя Божие есть Сам Бог» Имя «Иисус» Молитва Иисусова Богослужение, Литургия, таинства, священные символы «Московский кружок» имяславцев Глава VIII. БОГОСЛОВСКАЯ АТАКА НА ИМЯСЛАВИЕ Священник Хрисанф Григорович Понятие о молитве. Произнесение имени Божия в определенном пункте пространства. Произнесение имени Божия в пункте присутствия Божия. Сердечное действие. Архиепископ Антоний (Храповицкий) Архиепископ Никон (Рождественский) С. В. Троицкий Апология Православное учение «Послание» Святейшего Синода Глава IX. РАЗГРОМ ИМЯСЛАВИЯ Изгнание имяславцев с Афона Общественная реакция на афонские события Иеросхимонах Антоний (Булатович) – С. В. Троицкий: продолжение противостояния Глава X. ПЕРЕЛОМ В ДЕЛЕ ИМЯСЛАВЦЕВ Участие Государя в судьбе имяславцев. Суд Московской Синодальной конторы Вопрос о судьбе имяславцев в Государственной Думе Имяславцы в годы Первой мировой войны В. Ф. Эрн об имяславии Глава XI. СОБОР, РЕВОЛЮЦИЯ, ПОДПОЛЬЕ Поместный Собор 1917–1918 годов «Московский кружок». Священник Павел Флоренский и А. Ф. Лосев в 20-е годы Судьба имяславцев после революции Глава 12. ИМЯСЛАВИЕ ПОСЛЕ ИМЯСЛАВСКИХ СПОРОВ Протоиерей Сергий Булгаков Имя «Иисус» «Имя Божие есть Сам Бог» Архимандрит Софроний (Сахаров) Имя Яхве и имя «Иисус» Сила имени Божия. Молитва именем Иисусовым Заключение Выводы богословские Выводы церковно-исторические Библиография  

 
Предисловие
В начале восьмидесятых годов XX века нам довелось присутствовать на беседе, происходившей в доме одного весьма уважаемого протоиерея города Сухуми. Дом этот был отрезан от внешнего мира двойным заслоном: высокая железная ограда составляла первый непреодолимый рубеж; другой рубеж – сплошная стена кипарисов, окружавшая дом с четырех сторон. Необходимость такой необыкновенной конспирации была вызвана тем, что протоиерея нередко посещали пустынники из окрестных кавказских гор: жили они там в течение многих лет нелегально, и всякий их визит в Сухуми был чреват как для них, так и для протоиерея многочисленными опасностями и неприятностями со стороны местных советских властей.
Один из таких пустынников присутствовал на беседе, проходившей за чашкой чая. Это был человек средних лет, высокого роста, крепкого телосложения, с густой окладистой бородой, в серой косоворотке и тяжелых кирзовых сапогах. Содержание беседы его с протоиереем стерлось из нашей памяти: запомнились только необыкновенные серые глаза, в которых отражался глубокий покой и которые глядели словно бы из иного мира.
Кавказские пустынники, продолжавшие, несмотря на десятилетия гонений со стороны советской власти, обитать в абхазских горах в начале восьмидесятых годов (по некоторым сведениям, в этих местах и сейчас еще живут небольшие группы отшельников), были духовными наследниками некогда весьма многочисленного сонма иноков, подвизавшихся в тех местах в начале XX столетия.
К числу последних принадлежал и схимонах Иларион, в 1907 году опубликовавший книгу «На горах Кавказа». Книга эта положила начало движению имяславцев, вызвавшему жаркие схватки на Афоне и широкую общественную дискуссию в России. Результатом афонских споров стало изгнание в 1913 году около тысячи (по другим подсчетам, около полутора тысяч) русских монахов со Святой Горы, что было первым мощным ударом по афонскому русскому монашеству, – ударом, нанесенным руками иерархов Святейшего Синода Российской Церкви. Вторым ударом стала революция и последовавшие за ней гонения на Церковь в России, из-за которых на Афоне практически прекратился поток «желающих жития постнического», и афонское русское монашество начало постепенно умирать.
Хотя афонское движение было осуждено и разгромлено, интерес к проблематике, обсуждавшейся в ходе имяславских споров, не угасал в среде русских философов и богословов на протяжении всего XX столетия. Осмысление проблематики имени, слова, языка стало одним из магистральных направлений развития русской философской мысли. Богословское осмысление значения имени Божия также продолжалось десятилетия спустя после имяславских споров и с новой силой возобновилось в конце XX столетия.
Окончательная церковная оценка имяславским спорам еще не дана. Поместный Собор 1917–1918 годов должен был вынести решение по данной теме, однако ему не удалось этого сделать, и вопрос о церковной оценке имяславия до сих пор остается открытым. По-видимому, именно этим вызвано оживление полемики вокруг почитания имени Божия в последние годы. Недавно Синодальная Богословская Комиссия Русской Православной Церкви включила вопрос об оценке имяславских споров в повестку дня своей работы. Мы надеемся, что Комиссия сумеет всесторонне рассмотреть данную тему, и воспринимаем свой труд как скромный вклад в дело ее осмысления.
Наша книга является первой попыткой подробного введения в историю и проблематику имяславских споров1. Книга состоит из трех частей. Первая посвящена пониманию имени Божия в Священном Писании и Предании Церкви. По нашему мнению, имяславские споры начала XX столетия имеют многовековую предысторию. Проблематика, затронутая в ходе этих споров, обсуждалась уже в византийскую эпоху, в частности, в спорах между Великими Каппадокийцами и Евномием в IV веке,
между иконопочитателями и иконоборцами в VIII-IX веках, между Григорием Паламой и Варлаамом Калабрийским в XIV веке. В формировании имяславия ключевую роль сыграла традиция молитвы Иисусовой, существовавшая в восточно-христианском монашестве с V века и легшая в основу афонской практики молитвенного делания. Некоторые аспекты имяславия уходят корнями в библейское понимание имени Божия. На формирование имяславского учения, кроме того, оказала влияние русская богословская традиция, в особенности сочинения святого праведного Иоанна Кронштадтского. Поэтому мы сочли необходимым в первой части книги обозреть те несколько традиций, знакомство с которыми необходимо для понимания проблематики имяславских споров. Первая глава будет посвящена богословию имени в Священном Писании Ветхого и Нового Заветов. Во второй главе мы рассмотрим мысли некоторых Отцов и учителей Церкви об именах Божиих. Темой третьей главы станет молитвенное призывание имени Божия в православном богослужении и в практике молитвы Иисусовой. Наконец, в четвертой главе мы коснемся понимания имени Божия в русском богословии.
Вторая и третья части книги посвящены собственно истории и проблематике имяславских споров. Эти споры, на наш взгляд, являются одним из витков никогда не умолкающей внутри Православной Церкви полемики о природе церковного Предания. Мы убеждены в том, что все основные догматические споры, имевшие место внутри восточного Православия, вращались вокруг темы Предания, будь то спор об именах Божиих между Каппадокийцами и Евномием в IV веке, спор о почитании икон в VIII-IX веках, паламитские споры XIV века. Речь всегда шла об осмыслении церковного опыта, о наиболее правильном, православном его выражении. При этом защитниками Предания считали себя обе стороны в споре: и та и другая апеллировали к Библии, к авторитету Отцов, к церковной практике. В конечном итоге, однако, оказывалось, что лишь одна сторона защищает истинное и исконное Предание Церкви, тогда как другая экспонирует некий искаженный или извращенный его вариант.
Именно в этом ключе имяславские споры будут рассматриваться во второй и третьих частях настоящей работы. Нас, следовательно, будет интересовать только богословская и церковно-историческая сторона дела. Философская проблематика будет затрагиваться нами лишь в той мере, в какой это абсолютно необходимо для понимания православного учения об имени Божием. Что же касается философии имени вообще, философии языка, слова, мифа, символа и т. д., то об этом мы специально говорить не будем.
Настоящая книга написана на основе имеющихся документов, как опубликованных в печати, так и хранящихся в архивах и еще ожидающих публикации. Нами просмотрены десятки книг по имяславской проблематике, сотни статей из периодической печати, многочисленные архивные документы. Безусловно, многие детали ускользнули от нашего внимания. Некоторые публикации и архивные документы оказались нам недоступны. Кроме того, ввиду обширности материала нам приходилось оставлять за рамками некоторые источники, имеющие прямое отношение к теме2. Надеемся, что указанные пробелы будут восполнены другими исследователями.
В 1937 году протоиерей Георгий Флоровский жаловался на то, что «история «Афонской смуты» еще не написана: существует только полемическая и очень пристрастная литература»3. 60 лет спустя ситуация мало в чем изменилась: по словам отечественного ученого А. Г. Кравецкого, «литература, посвященная философскому и богословскому осмыслению этого спора, огромна, в то время как история самого имяславского движения еще не написана»4. Мы воспринимаем свою книгу не как историю имяславских споров, а как попытку обозрения этой истории, как введение в эту историю: нам хотелось прежде всего собрать материал по истории споров с тем, чтобы на основе данного материала такая история могла быть написана.
Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил: «Церковная история не должна быть только перечнем фактов, но должна быть учительницей догматов и всех христианских добродетелей»5. Для нас историческая канва имяславских споров – лишь фон, на котором разворачивается анализ догматического, богословского содержания вопроса об имени Божием. Историческое повествование об афонских спорах необходимо для нас постольку, поскольку оно способствует богословскому осмыслению той проблематики, которая вызвала их к жизни.
Впрочем, наш анализ богословской проблематики тоже носит вводный, ознакомительный характер. Мы хорошо сознаем, что решение вопроса об имени Божием не под силу одному человеку: над этим должна трудиться группа людей – богословов, церковных историков, философов, филологов. Надеемся, что такая группа будет создана в рамках Богословской Комиссии.
Читатель найдет в нашей работе множество цитат из Священного Писания, из творений Отцов и учителей Церкви, литургических текстов, сочинений имяславцев и их противников, произведений современных богословов. Цитаты из Библии мы даем по Синодальному переводу. В тех же случаях, когда библейские тексты встречаются в цитируемых нами работах других авторов, мы оставляем их в том виде, в каком они приведены авторами (в том числе в славянском переводе). Цитаты из Отцов Церкви даются, когда это возможно, по русским переводам; в некоторых случаях переводы сверены нами с оригиналом (правка, внесенная нами в переводы, специально не оговаривается). Цитируя сочинения имяславцев и их противников, мы стремились к сохранению стилистических и грамматических особенностей оригинала; тем не менее, минимальную стилистическую и орфографическую правку мы себе позволяли.
Все сокращения в цитируемых текстах отмечены многоточием в угловых скобках. Многоточия без угловых скобок в цитатах принадлежат авторам цитируемых текстов. В нашем авторском тексте многоточия отсутствуют. Слова, отсутствующие в цитируемых текстах, но внесенные в них для ясности, взяты в квадратные скобки.
Курсив употребляется нами в качестве единственной формы выделения в тексте. В цитатах из сочинений, в которых употреблялись другие формы выделения (жирный шрифт, разбивка, подчеркивание, прописные буквы и т. д.), все эти формы заменены нами на курсив. Во всех цитатах курсив принадлежит авторам цитируемых текстов, за исключением особо оговоренных случаев.
В период имяславских споров термин «имяславие» писался по-разному: «имяславие», «имеславие», «именославие» и даже «имесловие». В цитатах из источников мы, как правило, унифицируем написание данного термина («имяславие»), так же как и производных от него («имяславцы», «имяславский» и пр.)· Без изменения оставлены только наиболее экстравагантные формы, такие как «именеславство» (термин, употребленный Бердяевым). Термин «имебожники» заменен в цитатах на «имябожники», «имеборцы» – на «имяборцы»; соответствующие изменения внесены и во все производные термины. В авторском тексте мы стараемся избегать терминов «имябожники» и «имяборцы», воспринимавшихся как оскорбительные; однако в цитатах из источников, а также в ссылках на источники эти термины постоянно встречаются.
Следует особо сказать о написании слова «имя» применительно к имени Божию, именам Божиим и имени «Иисус». Как правило, имяславцы писали это слово с прописной буквы, а их противники со строчной. Впрочем, были и исключения: так например, схимонах Иларион писал его по большей части со строчной буквы, тогда как в Послании Синода от 18 мая 1913 года оно начинается прописной буквой. В нашей книге правописание источников в данном пункте оставлено без изменений, поэтому в цитатах читатель найдет и то и другое написание. В авторском тексте слово «имя» пишется со строчной буквы, за исключением тех случаев, когда прописная буква требуется по смыслу. Надеемся, что читатель простит нам этот неизбежный разнобой в написании термина, имеющего такую важность для истории и проблематики имяславских споров.
В приложении к настоящей книге опубликованы некоторые архивные документы, представляющие интерес для исследователя имяславия.
Пользуемся случаем, чтобы выразить благодарность библиотекарю Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне иеромонаху Максиму, студентам Московских духовных школ А. Р. Соколовски, И. В. Обухову, А. Е. Макшанову и А. В. Долгову, оказавшим нам помощь в собирании, перепечатке, ксерокопировании и первичной обработке материалов, необходимых для подготовки настоящей книги. Благодарим члена-корресподента Российской Академии наук А. Н. Паршина и сотрудника Издательского совета Московского Патриархата Е. С. Полищука за сделанные ими замечания.
Древнее понимание смысла и значения имени коренным образом отличается от современного употребления имен.
В наши дни имя является не более чем опознавательным знаком, необходимым для того, чтобы отличить одного человека от другого. Каждый человек имеет имя, однако изначальный смысл этого имени, как правило, не связан с личностью человека: нередко люди даже не знают, что означает их имя. Называя ребенка тем или иным именем, родители обычно выбирают из весьма ограниченного круга имен, более или менее употребительных в их культуре, причем обращают больше внимания на благозвучность имени, чем на его значение6. Ввиду того, что разные люди могут носить одно и то же имя, к имени в каждом конкретном случае прибавляется одна или несколько дополнительных характеристик – фамилия, отчество, второе имя, порядковый номер, указание на возраст. Эти дополнительные характеристики необходимы для того, чтобы отличить, например, Петра Ивановича от Петра Сергеевича, Петра Иванова от Петра Сергеева, Жан Поля от Жан Клода, Петра I от Петра III, Джорджа Буша-младшего от Джорджа Буша-старшего и т. д. При этом изначальный смыл имени Петр (греч. πέτρος – камень) или Джордж (греч. γεόργιος – земледелец) не играет никакой роли.
В древности дело обстояло иначе. К имени относились не просто как к опознавательному знаку или кличке, но как к таинственному символу, указывающему на основополагающие характеристики его носителя и находящемуся с ним в прямой связи. Об этом кардинальном отличии древнего понимания имени от того, которое господствует в наши дни, необходимо помнить при рассмотрении богословия имени в Ветхом и Новом Заветах.


1Своим названием книга обязана письму священника Павла Флоренского И. П. Щербову от 13 мая 1913 года, где Флоренский называет имяславие «древней священной тайной Церкви». См.: Флоренский Павел, священник. Сочинения в четырех томах. Т. 3 (1). М, 1999. С. 297.
2Мы, например, не сочли возможным рассматривать все сочинения, написанные иеросхимонахом Антонием (Булатовичем) и С. В. Троицким, ограничившись обзором лишь основных трудов обоих авторов. Из сочинений А. Лосева и священника Павла Флоренского нами рассмотрены только те, которые непосредственно касаются вопроса об имени Божием.
3 Флоровский Георгий, протоиерей. Пути русского богословия. Париж, 1937. С. 570.
4 Кравецкий А. Г. К истории почитания Имени Божия. – Богословские труды № 33. М, 1997. С. 155. Ср.: Слесинский Роберт, священник. Начало своеобразной философии языка: имеславие и имеборчество. -· Путь православия. М., 1994. С. 73 («Окончательной редакции афонской смуты пока нет, и этой работе только предстоит состояться. Имяславие, как доктрина, никогда не получало надлежащего освещения в православных кругах»).
5Моя жизнь во Христе. Мысли о богослужении Православной Церкви. Мысли благоговейного христианина о Церкви или обществе верующих, о храме, о Литургии и о православном богослужении вообще. Из дневника кронштадтского протоиерея Иоанна Ильича Сергеева. Часть 3. СПб., 1894. С. 18.
6Светские специалисты по антропонимике рекомендуют при выборе имени ребенку вообще не учитывать значение имени. См., например: Суслова А. В., Су-перанская В. А. О русских именах. Л., 1985. С. 189–190 («Сопоставлять значение имен при выборе имени ребенку – занятие пустое и бесперспективное <...> Знание перевода того или иного имени с языка-источника представляет интерес только в том смысле, что позволяет уяснить исторический путь имени от одного народа к другому <...> Для практического же именования в наши дни оно не имеет никакого значения»).

Глава 1

Помощь в распознавании текстов