епископ Илия Минятий

В неделю пред Рождеством Христовым

Поучение второе

Книга родства Иисуса Христа

О воплощении

Видел в Божественном своем Апокалипсисе Богослов Иоанн седящего на престоле высоком и превознесенном великого Бога, держащего в руке Своей книгу, поистинне предивну; ибо была она изнутри, и снаружи вся исписана, и седмью печатьми запечатана: и видех в деснице Сидящего на престоле книгу написану внутрьуду, и внеуду, запечатану седмию печатьми54. Книга в деснице Божией, по таинственному разумению Духа, от века Богописанною есть книгою сокровеннотайные присносущные премудрости: писаная внутрьуду, то есть, содержащая в себе Таинства, касающияся до существа самого Бога: и внеуду, то есть, приводящая другие человеческого воплощения Таинства, касающиеся твари: запечатаная седмию печатьми, сиречь, всячески она невидима и непостижна.

Первая печать печатает, и скрывает несозданное существо и безначальное естество Божие; крайнее едино, по Себе сущее, и источник сущих. Вторая печать, единого того же существа и естества три Ипостаси, единицы Троицу, Отца и Сына и Духа Святого, единого Бога. Третья, присносущное предшествие Божественных сих лиц, то есть, Сына рождение и Духа исхождение. Четвертая, из ничего в бытие всех вещественных и невещественных тварей приведение. Пятая, в лето вочеловечение Божия Слова. Шестая, Его же Богочеловека страсть, смерть и воскресение. Седмая, будущую жизнь, блаженство райское, мзду благих, и муку адскою, воздаяние злых дел.

Сии все Таинства прежде воплощения были запечатаны, все во мраке Божественного молчания сокровены; и сего-то ради они, не токмо человекам, из которых некие в заблуждении идолослужения, якоже язычники, помрачены; а другие в сени законной, якоже Евреи, погружены были; но и самим невещественным духам странны и непостижны. И посему-то упоминает Иоанн, что никтоже можаще ни на небеси, ни на земли, ниже под землею, разгнути книгу, ни зрети ю55. Разогнуть ее, и снять печати ее мог токмо один лев, происходящий от колена Иудова, корень Давидов, то есть, единородный Сын и Слово, Который когда плотию быть стал, и вселился в нас, тогда открыл Он сокровенное, истолковал тайное. Снял Он первую печать, и человецы в тот же час познали единого токмо Бога. Снял другую, и познали Бога Триипостасного. Снял третью, и познали Бога, Отца Сыну, и производителя Святому Духу. Снял четвертую, и познали Бога Творца всех. Снял пятую, и познали Бога, бывша человека. Снял шестую, и познали Бога пострадавша, умерша и воскресша. Снял седмую, и познали Бога судию, ублажающего праведных, а мучащего грешных. Так-то запечатанная оная Седящего на престоле книга стала быть родства Иисус Христова книгою, книгою Таинств откровения, обещаний исполнения, Духа Святого учением, руководством к Богопознанию, философиею веры, наставлением к вечноблаженной жизни: Книга родства Иисуса Христа. Сию книгу, содержащую едино токмо дело, то есть, Рождество Иисус Христово, хочу я сегодня с вами прочесть и истолковать, благочестивые слушатели! чтоб мы уразумели по возможности две вещи: первую, такое рождество как сталося? другую для чего оно сталося? То есть, каким образом, да и для какого конца Бог стал быть человеком? дабы нам узнать в первой безконечную Божию премудрость и силу; в другой безконечную Божию благость и любовь.

Часть первая

Великое таинство Воплощения, как высочайшим, благороднейшим и совершеннейшим делом есть содетельные Божие премудрости и силы: так прежде всего другого и предразсуждено оно, и предуведано от всеведущего ума Божия было. Прежде предопределения Богом создания Ангелов, или человеков, или другой какой-либо твари, предуставил Он в присносущном Своем совете воплощение Божия Слова; от сего-то воплощение Божия Слова называется во Святом Писании началом путей Господних, а самое воплотившееся Божие Слово, перворотденным всея твари. Самая единоипостасная Премудрость Божия объявляет о себе в книге Притчей: Господь созда Мя начало путей Своих; прежде век основа Мя56. Да и святый Павел в 1 главе к Колоссаем, беседуя о Иисусе Христе, упоминает: Иже есть обраь Бога невидимого, перворожден всея твари57. О коих речениях толкуют священные Учители, что они разумеются о Иисусе Христе, однако не по Божеству: ибо Он яко Бог, будучи единосущен и соприсносущен со Отцем, ниже создан от Бога, ниже из тварей есть первою, как злоречил Арий; но по человечеству, которое предувидел Бог началом Своих Божественноприсносущных определений, прежде всех тварей. Так Великий Афанасий в слове 3 и 4 на Арианов, Александрийский Кирилл книги 4 сокровищ, во главах 4, 6 и 8, и святый Августин в книге 1, во главе 12, о Тройце толкуют. Да и пристойно прежде всех дел воплощению предуставлену быть от Бога; ибо говорят Богословы, что более всех дел Божиих воздает вящшую Богу славу воплощение. Все человецы вкупе, все Ангели вкупе недостаточны к воздаянию толикой славы Богу, колику Ему воздает един токмо Богочеловек Слово, Который сего-то ради, беседуя с безначальным Своим Отцем, глаголет: Азъ прославих Тя на земли58.

Есть некоторых священных Учителей мнение, что сие таинство, кое хранилося яко предражайший камень в сокровищах Божественного совета, в начале веков объявилося по откровению на небеси, дабы увидели и почудилися Ангели наичуднейшему тому Божественныя премудрости делу. И отсюда-то возъимел причину Денница позавидовать Ипостасному единению Божию с человеком, и возгордившись своею добротою, помыслил в сердце своем так: «мне наипаче яко главному над Серафимы, небесному и невещественному, а не человеку вещественному и земному, принадлежит достоинство таковыя чести; я-то, я подобен буду Вышнему!» и таким образом отпал он яко молния с неба. Сии речения пишет точно в 44 вопросоответе Максим Исповедник, имея себе сосвидетеля Назианзина глаголюща: зависть Денницу помрачи, низпадша за гордость: ибо не точию вмени себе Божественна суща, но и Бога быти помысли.

Но напоследок, егда прииде, упоминает Павел, кончина лета, посла Бог Сына Своего59. Да какое ж было оное лето или время, в которое имел от века определенную кончину Бог к сему воплощению?

В шесть дней создал Бог мир. В первый день, свет; во вторый, твердь небесную; в третий, землю; в четвертый, солнце, месяц и звезды; в пятый, всех скотов, зверей и прочая животна; а в шестым, человека. Да и как в шестый день он создан, так чрез шесть веков и жил под законом естественным и написанным. Равномерно же, как во всяком из шести дней, создавалось по единой новой твари; так и во всяком из шести веков случалося по одной какой-либо вещи, удивления достойной. Первый век Адамов, и сталося миротворение; вторый Ноев, и случился потоп; третий Авраамов, и началось обрезание; четвертый Моисеев, и дан был закон; Пятый Соломонов, и построен храм; шестый Иродов, и пресеклось Иудейское царство. Да и в тоже время и Христос родился во исполнение пророчества Иаковлева: не оспудеет князь от от Иуды, и вождь от чресл его, дондеже приидет, Емуже уготовано есть: и Той чаяние языков60. Да и пристойно было тогда рождеству Его быть; ибо как в шестый день создан человек, так в шестом веке сему ж человеку, вновь создану быть надлежало. В шестый день ветхому, в шестый век Новому. Ветхому, яко смерть всемъ живым давшему; Новому, яко живот дать всемъ мертвым приходящему. Тот отец естественного рождения, сей Отец духовного возрождения. Тогда созданный человек стал быть по образу и подобию Божию; ныне воплощаемый Бог, бывает по подобию и образу человечу. Однако тогда восприял человек образ, и подобие Божие токмо по участию и благодати; ныне же Бог восприемлет зрак и подобие человече по существу и ипостаси.

Но здесь в рождении нового и древнего Адама, человека и Бога, некоторая вещь достойна есть рассмотрения. Когда создан Адамъ, то Бог украсил прежде небо всем сиянием звезд, землю разновидными цветами и древами, устроил нарочно про но ег рай сладости, и учинил его царем видимыя твари. А когда родсиля Христос, единородный Сын и Слово Божие; то первое, определил Бог нощь в вертепе и в яслех; другое, что Он родившийся, наследник был царствия Давидова, избавитель мира, Мессия, о Котором предвозвещали Пророки, и Которого желал чрез толикие веки народ Израильтеской. И так вместо того, чтоб проповедану быть в тот же час рождеству Его всему народу Израильтескому, или бы хотя всему Иерусалиму, Архиереям, старцам, властителям градским, выключа немногих только Пастырей, коим объявил о том Ангел, остается ли такое великое дело сокровенно и почти никому незнаемо? Толь ли славно и знатно создание человеческое, кое видишъ небо и земля; а так ли мрачно и неведомо Рождество Христово, случающееся ночью, да еще и в вертепе? Такое ли рождество Сына Божия, Который пришел спасти сего человека? Такое! и более для сего пусть будет рождество Христово, сколь возможно, темно; пусть будет почти всему свету оно неведомо; пусть видится, что сей Рождаемый, не небесный есть Царь славы, но самой убогой человек земной, чтобы обманулся тем наипаче диавол; пусть он признавает Его ныне за простого человека, дабы уведал Его после вышним Богом. Как Он и действительно то пострадал: егда, по толкованию святого Златоуста, прият тело, и Богу приразися. Егда прият еже видяше, и впаде во еже не видяше61. О глубина богатства, и премудрости и разума Божия62!

Но как Бог восприял человечество, Слово плоть, безначальный начатие? Хотя сие Иудеем соблазн, Еллином же безумие63; то однако оно догматом есть православныя нашея веры. Наипаче всем основанием веры, которая нас научает, что воистинну Слово плоть бысть, и вселися в ны64. Во первых потому, что понеже грех истребил в человеке бывшее по образу, того ради надобно было с человеком соединиться Сыну, Который есть образ Бога невидимого, якоже глаголет Великий Афанасий в слове о вочеловечении: также и Павел, чтобы вообразить Ему вновь древнюю доброту образа Божия. Второе, что Сыну, Который есть Слово, надлежало, по толкованию великого Василия на начало от Иоанна, соединиться с человеком для разрешения его безсловесия, в кое он впал, когда за грех приложился к скотам несмысленным, и уподобился им. И третие потому, что понеже, как толкуют схоластические Богословы, рождение не свойственно Отцу, Который есть нерожден, ни Святому Духу, Который есть исходящ; но только Сыну, Который посему называется Сыном, что Он рождается; то надлежало Сыну родиться, чтобы был Он тот же Сын, Который ныне единожды рождается во время, и всегда рождается без времени, так что ни Бог пременился в человека, ни человек в Бога, но Бог воплотился, пребыв Бог, человек обожился, пребыв человек; да и Тот, Который совершенным Богом и совершенным человеком быть стал, един токмо есть Иисус Христос.

Научает нас вера, что во единой Ипостаси или лице Божия Слова соединенны суть оба естества, каждое с своими свойствы. Едина Ипостась, да, однако, она не смешала двух естеств, Божественного и человеческого. Два естества, да, однако, они не разделили Божественной Ипостпаси. И хотя в Таинстве Святыя Тройцы веруем мы единицу естеств и Тройцу лиц: то однако здесь в таинстве воплощительного промысла веруем все инако, единицу лица, и двоицу естеств. Научает нас вера, что оное соединение двух естеств стало быть Ипостасное, или личное, то есть, что, как по обоим естествам Он Богочеловек, так и по единой Ипостаси, Он Божие Слово, из обоих, и в обоих научаемый, как богословствует Великий Афанасий несмесно, непреложно, нераздельно; не Богоносец человек, но плотоносец Бог. Научает нас вера, что сие Божие Слово восприяло от самыя Девы тело истинное; но тело абие истинное, тело абие совершенное, не помалу членами воображшееся, упоминает великий Василий в слове на Рождество Христово; ибо не по общему естеству плоти составление быстъ Господеви. Восприял Он душу, однако душу совершенную, то есть с умом и хотением: вкупе плоть, научает Святый Вселенский шестый Собор епистолиею Софрониевою, вкупе плоть, вкупе Бога Слова плоть, вкупе плоть воодушевленнословесная, вкупе Бога Слова плоть воодушевленнословесная65. Научает нас вера, что сего-то ради рождается от Девы, и тоя неискусомужныя; ибо так подобало тому единородному Сыну, рождаемому без времени от единого токмо Отца на небеси, рождаться во время от единыя только Матери на земли, быть Сыну единого токмо Отца, якоже едина токмо есть и Матерь. О глубина богатства, подтверждаю я паки, и премудрости и разума Божия!

Сей есть первый пункт того дела, которое книга Рождества Иисус-Христова в себе содержит, то есть, каким образом приял Бог человечество! Вторый пункт, для чего Он приял человечество?... Здесь паки отверзается другая бездна преславных чудес, яко Христос Иисус, упоминает Павел, прииде в мир грешныя спасти, от нихже первый есмъ аз66. Велико чудо, слышатели мои, приять Богу человечество! Здесь видится крайняя Божия премудрость и сила. Большее же чудо, приять Богу человечество для спасения человека! Здесь видится крайняя Божия благость и любовь. Человек за преступление Адамово учинился отступником Божиим, сыном Божия гнева, рабом греху, пленником диаволу, наследником вечныя муки. За человека не было ходатая к примирению его с Богом. Человеку была заперта дверь Царствия небесного, и погублена надежда спасения. Умилосердился над созданием своим Бог, сошел самолично на землю, воплотился для спасения сего человека, то есть, для показания ему пути спасительного, для отверзения ему двери Царствия небесного, для примирения его с Богом и Отцем, для освобождения его от работы греховныя, от плена диавольского, от вечныя муки: прииде Сын человегеский взыскати и спасти погибшего67. Сие-то есть концем, или намерением воплотительного промысла!

Здесь не доумеваются священный Богословы, говоря: не мог ли бы Бог для спасения человека послать другого человека в духе и силе, как послал для освобождения Евреев Моисея? Нет, не мог, по толкованию Великого Василия на 48 псалом: брат не избавит: избавит ли человек? не даст Богу измены за ся, и цену избавления души своя68. То есть, пусть бы человек, сколько благодати и добродетели в себе ни имел, то не может заплатить он цены за искупление одной только души своей, кольми же меньше всех душ человеческих. А мог ли бы послать Ангела? Нет, не мог же; ибо ни человек, ни Ангел, кои суть естества созданного, и следовательно силы преходящие, не возмогли бы поднять тягости, удовольствовать по достоинству долга греховного, который есть безконечен. Здесь надобно было придти самому Богу, Коего сила безконечна. Изрядно, да приидет Бог; и когда Он хощет соединиться с естеством созданным, то бы избрал лучше естество Ангельское, яко благороднейшее пред человеческим. Нет, упоминает Павел: не от Ангел убо приемлет, но от от семене Авраамова приемлет69. Человек имел спастися, человеку ж и в грехе расплатиться надлежало. Да еще и для того надобно то было, чтобы диавол, от того ж естества, кое он победил, к вящшему своему посрамлению сам побежден; и обманувший единожды человека обнадежением учинения его Богом, сам обманут был; когда увидит он Бога, человечество приявшего.

Но Бог Всесильный, как единым словом нас создал; то не мог ли бы единым же словом нас и спасти, да, и без воплощения долг наш разрешить, и грех наш простить? Мог, ответствует Великий Василий в 5-м слове на Арианов, и в 15 книге о Святей Тройце Августин, мог всячески: воли бо Его, по речению Павлову, кто воспротивися70? Но так бы мы не познали крайняго Божия всемогущества, крайния Божия благости: и сего-то ради только единого приял Бог человечество, по свидетельству Апостолову: за премногую любовь, ею же возлюби нас71; и чрез сие сколь много унизил себя Бог, сколь много возвысил себя человек!

Боже всесильный! Боже всепремудрый! Боже преблагий! сила Твоя могла сотворить другой свет, несравнительно более сего; премудрость Твоя умела создать другой свет, несравнительно краснее сего: но любовь Твоя не могла сделать так лучшего и краснейшего дела, как Твоего воплощения; высочае взыши не имяше. Сего ради, когда мы видим Тебя внутрь вертепа, младого Младенца во объятиях Девических; то веруем, что Ты, самый Царь, царствующий во светлостех Святых, неразлучаемый от Бога и Отца, с пастырьми чудимся, с волхвы покланяемся, с Ангелы славословим: слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение72!

Часть вторая

Да не без таинства же есть и то, что Господь наш Иисус Христос рождается в Вифлееме Иудейском, по пророчеству Михееву: и ты, Вифлееме, доме Егфрафов73, ничим же меньши ecu во владыках Иудовых: из тебе бо ми изыдет Вождь во Израили74. Иудея толкуется исповедание, а Вифлеем дом хлеба. Сие иносказательно знаменует, что кто в нынешние Святые дни хочет найти Христа, тот бы пошел во Иудею, то есть к святой исповеди; пошел бы в Вифлеем, то есть приступил бы к жертвеннику, который домом есть хлеба животного. Чрез сие хощу я дать знать, что кто хочет праздновать по достоинству Рождество Христово, тот бы исповедался и причастился. Сие-то есть намерение святой нашей Церкви, которая нынешний четыредесятодневный пост в том намерении установила, чтобы мы к исповеди и причащению приуготовлялись.

И так, слушатели, для достижения нашего в духовный сей Вифлеем Иудейский, чтоб обрест там Царя небесе и земли, надлежит нам последовать трем оным благоговейным волхвам. Они шли по наставлению звезды, которая тогда на небеси явилась, и дорогу и место, где родился Христос, им показывала: и се звезда, юже видеша на востоце, идяше пред ними, дондеже пришедши ста верху, идеже бе Отроча75; а мы имеем звездою слово Божие, святое Евангелие, закон благодатный, о котором упомянул Пророк: светильник ногама моима закон Твой, и свет стезям моим76. Светильник ногам нашим, чтобы нам видеть, с каким тщанием мы ходим; свет стезям нашим, чтобы нам не погибнуть в разсуждении здешней суетной жизни. Болеви как дошли, и Божественное то Отроча с Мариею Материю Его увидели; то падши со многим благоговением Ему поклонилися. Отверзли свои сокровища, и поднесли Ему в дар злато, ливан и смирну, с которою по древнему обыкновению мертвые погребаемы бывали. Божественным вдохновением они были возбуждены признать Его златом, яко Царя, ливаном, яко Бога, смирною, яко человека смертного. А нам, во время прихождения нашего к исповеди и причащению, также чтоб обрест там Христа, надлежит Ему принест, яко три дара: впервых злато, сердце наше, как золото чистое, без всякого злого возжеления, без всякого злого помышления; другое, ливан, дух, как ладон, к любви Божией и ближнего разженный, который бы со благоговением воню благоухания духовного возсылал; третие, смирну, умерщвление страстей плотских с сокрушением и умилением. Или еще и инако, да принесемьЕму три оные дара: злато, то есть милостыню; ливан, молитву, а смирну, горькие слезы покаяния. Сии-то суть приуготовления к истинной исповеди и к достойному причащению.

Волеви, по поклонении Христу, не возвратились уже тем путем, отколе приехали; но переменя другой, возвратилися во свое отечество: иным путем отъидоша во страну свою77. Сие-то самое и нам делать надобно. Как во Святые нынешние дни исповедаемся мы и причастимся; то не надобно нам возвращаться опять тою же дорогою, отколе мы пришли. Нет, иным путем; но переменишь путь, переменить нравы, переменить житие, иным путем; не обращаться на прежние страсти, на прежние грехи, на прежнюю погибель, иным путем: но приняться за другой путь Христианской добродетели. Одним словом, оставить оный злонравия нашего путь, в муку нас приводившие; а пойти по другому совершенного исправления пути, к вечной жизни нас ведущему.

* * *

61

Слово в неделю Пасхи.

65

Дейст. II и XIII.


Источник: Собрание разных поучительных слов, сочиненных и проповеданных епископом кефалонитянином Ильею Минятием, с греческого на российский язык переведенное и на две части разделенное. - 7-е изд. Ч. 1-2. - Москва : Синод. тип., 1842. - Ч. 2. - [2], II, 244 с.

Комментарии для сайта Cackle