А. А. Бронзов
Святой Иоанн Дамаскин

Сведения о его жизни довольно скудны, если не считать легендарных данных, сообщаемых о нём различными источниками. Такого рода данных немало уже и в «Vita S. P. Joannis Damasceni, a Joanne Patriarcha Hierosolymitano conscripta» (Migne gr. ХСIIV, 429–490). Это «житие» произошло в X веке (автор его Иерусалимский патриарх Иоанн «умер, вероятно, около 970 г.»). Нет возможности точно указать ни «года рождения», ни «года смерти» святого Иоанна Дамаскина. Обыкновенно полагают, что последний «родился около конца VII в. в Дамаске», где в то время владычествовали сарацины. Несомненно при этом известие, что святой Иоанн Д. «происходил из христианской семьи». Отец его занимал одну из видных при дворе калифа должностей, наблюдая за сбором государственных податей. Отцовская должность «перешла по наследству и к сыну», как об этом «с вероятностью» предполагают. Святому Иоанну принадлежало еще «арабское имя Мансур» – имя фамилии, из которой он происходил. Константин Копроним (741–775 г.) впоследствии «в насмешку» изменил это имя на «Манзир» («подкидыш, новый вещун»). «Сицилийский монах Косьма был воспитателем» как самого Иоанна, так и «его приемного брата», носившего одно имя со своим учителем. «Вероятно, в 726 г., во всяком случае до 730 г.» св. И. Дамаскин «выступил, как богослов – писатель и как защитник иконопочитания». Несколько времени спустя, – несомненно «до 736 г.», – он удалился («вместе со своим приемным братом) в монастырь св. Саввы около Иерусалима». Здесь, проводя «благочестивую» и «ученую» жизнь, он обратил на себя внимание Иерусалимского патриарха Иоанна V-го (ум. «в 735 г.»; по мнению некоторых, впрочем, «жил до 745 г.»), который и посвятил его в «священнический сан». Из этого монастыря И. Дамаскин, «по-видимому», никогда уже не удалялся до самой своей смерти. Она, – полагают, – последовала «до 754 г.», так как бывший «в Константинополе иконоборческий собор 754-го года анафематствовал патриарха Германа, известного Георгия Кипрского и Иоанна Дамаскина», как «уже» мертвых. Мнение же некоторых, удлиняющих жизнь Иоанна Дамаскина чуть ли не до 787 г., не обосновано. Нет достаточных оснований утверждать даже и то лишь, что «кончина» св. И. Дамаскина последовала будто бы «несомненно после 754 г.» (Б. М. Мелиоранский, Георгий Кипрянин и Иоанн Иерусалимлянин, Спб. 1901, стр. 89, 96 и др., а еще и ниже столб. 23 в статье «Иоанн Иерусалимлянин»). «Седьмой вселенский (Никейский) собор 787 г.», как известно, освободил «от анафемы» названных лиц и между ними воздал особенную честь Иоанну, как энергичному «защитнику» иконопочитания. Ревностный защитник православия приобрел себе заслуженную славу в христианском мире и уже «в 813 г.», по свидетельству хронографа Феофана, был известен под именем «златоструйного», подобно тому как другой Иоанн был назван в свое время «златоустым».

Творения святого Иоанна Дамаскина обыкновенно подразделяются на следующие группы:

I) «догматические»,

II) «полемические»,

III) «аскетические», IIV) «экзегетические и исторические»,

V) «гомилетические» и

VII) «песнопения».

I. Из «догматических» творений святого И. Дамаскина особенно выделяется своими достоинствами «Точное изложение православной веры» (Migne gr. ХСИV, col. 789–1228) – замечательнейшее явление в истории догматической науки. Это, – несомненно принадлежащее св. И. Дамаскину и написанное им, можно думать, «около конца его жизни», – творение находится в весьма тесном отношении к «Диалектике» (ibid., col. 529–676) и «Книге об ересях» (ibid., col. 677–787), принадлежащими тому же автору, так что все эти творения представляют собой только части одного, носящего заглавие: Иоанна Домаскина Источник знания (ibid., col. 521– 1228). При этом «Точное изложение православной веры» занимает настолько первенствующее положение среди остальных двух, что эти последние в отношении к нему могут быть рассматриваемы в смысле вводных: «Диалектика» – в смысле философского введения, а «Книга об ересях» – в смысле исторического. По словам самого И. Дамаскина, он в «Источнике знания» 1) предлагает то, что есть наиболее прекрасного у греческих мудрецов, в том убеждении, что если у них окажется что-либо хорошее, то оно даровано людям свыше от Бога, а если окажется что-либо противное истине, то это – мрачное изобретение сатанинского заблуждения, создание мысли злого демона. Подражая пчеле, он собирает то, что близко к истине, чтобы таким образом получить спасение от самих врагов, и удаляет все то, что дурно и что соединено со лжеименным знанием (это делается именно в «Диалектике»). 2) Он собирает воедино пустословия богоненавистных ересей для того, чтобы, зная ложь, мы тем больше держались истины (это делается в «Книге об ересях», числом 103-х). Наконец, 3) святой Иоанн Д. излагает самую истину – губительницу заблуждения, изгнательницу лжи, – раскрывает ее именно словами боговдохновенных пророков, наученных Богом рыбарей и богоносных пастырей и учителей, – украшенную и убранную как-бы золотыми ризами... (это делается в «Точном изложении православной веры»). Таким образом, тесное взаимоотношение данных трех творений и стоящая в связи с ними общая и главная цель написания всех их и последнего из них в особенности вполне ясно видны из сказанного. В частности, в «Диалектике» (1–68 гл.) дается «понятие о философии», говорится об «ее делении на теоретическую и практическую, изъясняются основные философские понятия, напр., бытие, субстанция и акциденция, род и вид, принцип, форма, количество»... Автор «черпал преимущественно из Аристотеля и Порфирия, поправляя их, где этого требовало его христианское мировоззрение, и в таких пунктах внешним философам противопоставляя святых отцов»... Философия здесь рассматривается, как ancilla theologiae (служанка богословия). Творение это весьма полезно для богословов и проч. «Книга об ересях» имеет в виду «20 ересей дохристианских и 83 – христианской эпохи. Представляя собой «сборник из творений Епифания, Феодорита и других греческих историков», при чем заимствования из источников «часто» делаются «буквально», «Книга об ересях» самостоятельна «только в последнем своем отделе», где речь идет «о магометанстве, иконоборцах и о доксариях». В «заключении» излагается «православное вероисповедание». «Точное изложение православной веры», ныне разделяемое на четыре книги (следы такого разделения заметны уже в XIII в. – в сочинениях Фомы Аквината), самим св. Иоанном Дамаскиным было подразделено лишь на главы, числом сто (это количество имеется и ныне во всем данном творении, именно 1–4 гл. в 1-й кн., 30-во 2-й, 29-в 3-й и 27-в 4-й) или 52 и проч. В первой книге говорится о Боге, Его непостижимости, бытии, троичности лиц в Боге, Его свойствах...; во второй – о творении мира (как видимого, так и духовного), об Ангелах, диаволе и демонах, о стихиях, рае, человеке и его первоначальной жизни..., его свойствах, состояниях и страстях, каким он подвержен..., о божественном примышлении. В третьей книге речь идет о божественном домостроительстве, касающемся спасения нас, воплощении Бога – Слова, о двух естествах Иисуса Христа и единстве Его ипостаси..., равно и об иных пунктах относительно Богочеловека; o трисвятой песни; о Богородице, как Святой Деве...; о Господней молитве...; о сошествии Спасителя во ад. Наконец, в четвертой книге говорится о том, что последовало за воскресением Иисуса Христа; говорится также против возражавших по поводу двух естеств в Иисусе Христе; о причинах вочеловечения именно Бога-Слова..., о рождении Иисуса Христа Богородицей..., о наименовании Его единородным...; о вере, крещении, кресте, поклонении на восток; о таинствах; о родословии Господа; о Богородице; об останках святых; об иконах, Священном Писании...; о зле и его происхождении ...; против иудеев – о субботе; о девстве, обрезании, антихристе и воскресении. При составлении этого творения святой Иоанн Дамаскин пользовался словом Божиим, соборными определениями и творениями святых отцов: особенно – Григория Богослова, Афанасия Великого, Василия Великого, Григория Нисского, Дионисия Ареопагита, – немного менее – Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского, Максима Исповедника, Немезия, блаженного Феодорита, Ипполита, Диодора Тарсийского, Космы -индейского мореплавателя и др. Известны были ему Платон и Аристотель – греческие философы, но их влияние на него могло быть и было только «формальное». «Точное изложение православной веры» «составляет эпоху в истории догматической науки», будучи «в строгом смысле догматической системой, которая носит ясные признаки одного стройного целого и отличается научным методом и другими свойствами, характеризующими науку». Огромные достоинства творения («проникновение» святого отца «в мысль каждого догмата», стремление «обосновать» последний на данных «Священного Писания, церковного предания», научных – в целях «приближения» догматической истины «к человеческому разуму»..., а особенно – «строгая верность системы Иоанна Дамаскина духу древней Вселенской церкви) вполне объясняют то отношение, в каком к нему состояло и стоит всё последующее время. Творение пользовалось большим уважением отчасти на западе, но особенно на востоке и в частности – в России до настоящего времени включительно: его изучали, переводили, полагали в основу догматических исследований и проч. (чит. творения, напр., Петра Ломбарда, Фомы Аквината, – множество греческих, «Православное Исповедание»... П. Могилы, системы архиеп. Антония, архиеп. Филаирета, митр. Макария, еп. Сильвестра и др., переводы слав., русские...).

Из других догматических трудов святого Иоанна Дамаскина известны: а) «Книжка о правом мышлении». Она «написана еще в Дамаске» и представляет собой «подробное исповедание веры». Здесь «автор заявляет, что он безусловно и с радостью принимает 6 Вселенских соборов и анафематствует все, что ими осуждено»... (у Migne gr. ХСИV, 1421–1432). б) «Элементарное введение в догматику»: здесь речь идет о вопросах («почти всех»), которые «более подробно» были выяснены после в «Диалектике» (ХСV, 99–112). в) «О Святой Троице». При помощи «вопросов и ответов кратко характеризуется «учение о Святой Троице», а также выясняются «и важнейшие пункты христологии» (ХСV, 9–18). г) «О трисвятой песни» – «послание к архимандриту Иордану». Оно «доказывает, что «Трисвятое» (Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас) «относится не к Сыну только, но ко всей Троице и что, поэтому, прибавка» к песни, сделанная Петром Фуллоном (Кнафевсом): «Который распят за нас», неосновательна (ХСV, 21–62).

Прочие догматического характера труды святого Иоанна Дамаскина до «некоторой» степени «сомнительны со стороны их подлинности»: а) «Изложение и изъяснение веры» (ХСV, 417–436); «оно сохранилось только на арабском языке (с арабского перевод, на латинский)». б) «О святом теле и крови Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа» (ХСV, 401–412; «послание и беседа, касающиеся отношения святой евхаристии к естественному телу Иисуса Христа»), в) «О вере в почивших» (ХСV, 247–278; указывается, каким образом живые могут облегчать участь умерших, именно «безкровной жертвой, молитвой, милостыней и другими добрыми делами»). г) «Об опресноках» (ХСV, 337–396; два фрагмента, в которых отвергается употребление для святой евхаристии пресного хлеба, как иудейского обычая «и противоречащего» апостольскому преданию», но творения «в» и «г» бесспорно – неподлинны), д) «Об исповеди» (ХСV, 283–304; здесь разрешается совершать таинство исповеди тем «монахам, которые» еще «не суть священники» сочинение «принадлежит Симеону – Новому Богослову», жившему «около 966–1042 гг.»).

II) Из «полемических» творений святого Иоанна Дамаскина особенно замечательны написанные в защиту иконопочитания. В частности известны: 1) «Три защитительные слова против порицающих святые иконы»; 2) «Изобразительное слово о святых и достойных почитания иконах ко всем христианам и к царю Константину Кавалину (Копрониму) и ко всем еретикам»; 3) «Послание к царю Феофилу о святых и достойных почитания иконах» и 4) «Полемический разговор, веденный верными и православными и имеющими (христианскую) любовь и ревность, для изобличения противящихся вере и учению святых и православных отцов наших» (Migne gr. ХСИV-ХСVИ). Первое творение признается несомненно подлинным; творения же второе, третье и четвертое бесспорно подложны, с чем все согласны. Происхождение «Трех защитительных слов» относится: первого – ко времени около 728 г., второго – приблизительно к 730 г. и третьего – ко времени более позднему (более точной даты указать нельзя). Источниками для святого И. Дамаскина служили: Священное Писание и творения святых отцов и учителей Церкви (в первом слове приведено 20 святоотеческих выдержек: особенно из творений святых Василия Великого, Григория Нисского, Дионисия Ареопагита и др.: во втором – 27: из творений святого Иоанна Златоуста, из творений вышеназванных представителей патристической письменности и др.; в третьем – 90: из творений блаженного Феодорита, святых Иоанна Златоуста, Григория Богослова, святого Леонтия Кипрского, Василия Великого, Афанасия Великого и многих др.). Эти три слова «искони считались за лучшее из того, что когда-либо было написано для защиты» иконопочитания. «В значительной мере им» именно, «обязан» св. И. «Дамаскин своей славой ученого и богословски-искусного защитника православия» (ХСИV, 1231–1420; ХСV, 309–344. 345–386; ХСVИ, 1347–1362). И действительно, «вопрос» о святых иконах святым отцом «понят правильно, почитание святых у него точно различено от поклонения, приличествующего одному только Богу, и всю, оказываемую иконам, честь он относит к тем, кто на них изображен»; заимствуемое иконоборцами «из Ветхого Завета» возражение «против» «церковного» учения об иконопочитании «ему удалось разрешить правильным образом» и проч. Значение этих слов никогда не исчезнет.

Из других полемических же творений святого Иоанна Дамаскина должны быть здесь названы еще следующие: 1) «Диалог против манихеев» (ХСИV, 1505–1584). Это – «обстоятельное опровержение дуалистическо-манихейской системы», предлагаемое «в форме разговора между православным и манихеем, направленное, вероятно, прежде всего против павликиан, которые со второй половины VII века все шире и шире распространялись на востоке». 2) «Диспут православного Иоанна с манихеем» (ХСVИ, 1319–1336). Творение «впервые изданное Майем в 1847 г.», «существенно такого же содержания», как и предыдущее, «но гораздо меньше по объему». 3) «Диспут сарацина и христианина» (ХСIIV, 1585– 1598; ХСVII, 1335–1348). Он «ограничивается главным образом защитой воплощения «Бога-Слова «и опровержением фатализма» и проч. 4) . «О драконах и колдуньях» (ХСIIV, 1599–1604). Это – «фрагмент», направленный «против мнений сарацин и иудеев, что драконы» принимают «человеческий вид, что женщины при помощи злых чар летают по воздуху... Такие басни, встречавшиеся только у еретиков, противоречили учению Церкви». 5) «Против богоненавистной ереси несториан» (ХСV, 187–224) и 6) «О сложном естестве» (ХСV, 111–126). В этих двух «творениях подробнее раскрываются аргументы против несторианства и монофизитства, приведенные в Источнике знания (ч. III, кн. 3)». 7) Творение – «к Иаковитскому епископу» (ХСIIV, 1435– 1502; «неизвестному» по имени), «написанное по поручению Петра – Дамасского митрополита, имеет первой целью опровержение монофизитства; здесь всесторонне и с величайшей обстоятельностью выясняется христологический вопрос – излюбленная тема автора». 8) «О двух волях во Христе» (ХСV, 127–186). Творение направлено против «монофелитства»; оно «очень близко соприкасается с творениями святого Максима Исповедника об этом предмете».

III) «Аскетические» творения святого Иоанна Дамаскина: 1) «О святых постах» (ХСV, 63–78). Оно «касается главным образом» вопроса «о продолжительности времени церковных постов». 2) «О восьми духах злобы» (ХСV, 79–86), «т. е., о восьми главных грехах (с особенным обращением внимания на монашескую жизнь)». 3) «О добродетелях и пороках» (ХСV, 85–98) – творение «подобного же содержания», как и выше названное. 4) «Священные Параллели» (ХСV, 10–41–1688; XCVI, 9–442): здесь находим «параллельные места из Священного Писания и творений святых отцов», касающиеся «многих пунктов веры и морали». Отдельные параграфы «очень тщательно составлены по буквам греческого алфавита из почти бесчисленных мест Писания и очень многих прекрасных изречений отцов». Это -"обширнейшее творение» святого Иоанна Дамаскина, «весьма богатое содержанием и ученое», и поныне являющееся прекрасным руководством для читателей. В настоящее время подлинность творения признается не подлежащей «сомнениям». Правдоподобно, что оно написано под влиянием «Capita theologica святого Максима Исповедника».

IV) Как «экзегет» (св. И. Дамаскин «оставил комментарий к посланиям святого Павла» (ХСV, 441–1034), написанный по руководству св. Иоанна Златоуста, бл. Феодорита и св. Кирилла Александрийского (данные пособия «иногда» переписаны у св. Иоанна Д. «буквально»).

V) Как «историк», св. Иоанн Д. дал «Книгу об ересях» (см. выше столб. 9). «Жизнь Варлаама и Иосафа» (XLVI, 859–1240) не принадлежит св. Иоанну Дамаскину и произошла, «вероятно, уже в первой половине VII века» [ср. «Энц.» III, 138]. «Страдание св. Артемия» (XCVI, 1251– 1320)-"большей частью заимствовано из церковной истории Филосторгия, было издано (по-гречески) Майем в 1840 г. – как творение Дамаскина, но, однако, позднейшей критикой отвергнуто, как неподлинное».

VI) «С именем святого Иоанна Дамаскина» известны «13 бесед». Из их числа – «три – на Успение» Божией Матери (XCVI, 699–762) -"догматико-исторического» характера. В них «доказывается», что, согласно с «древним преданием», Богоматерь «телесно» вознесена «на небо»..., что «Сын произошел от Отца»... («бес. 2»). «Во второй беседе» есть «вставки со стороны позднейшей руки» (о «гробе Марии»)... «Две беседы на Рождество» Богоматери (XCVI, 661–698) – бесспорно «сомнительны» в отношении их «подлинности». «Две беседы на Благовещение» Девы Марии (XCVI, 643–662) не принадлежат св. И. Дамаскину и относятся к «позднейшему времени» (из них «первая сохранилась только на арабском языке»)...

Литература.

Otto Bardenhewer, Patrologie (2 Aufl. Freib. im. Breisg. 1901, § 108. § 107).

Jos. Nirsehl, Lehrbuch der Patrologie und Patristik (III Bd, Mainz 1885, §§ 352–354).

Herzog-Hauck, Realencyklopadie fur protestantische Theologie und Kirch p. (3 Aufl., Bd IX, Lpzg 1901, S. 286–300: «Johannes von Damaskus» – Kattenbusch'a,).

Jos. Langen, Johannes von Damaskus: eine patristische Monographie (Gotha 1879).

V. Ermoni, Saint Jean Damascene (Paris 1904).

Joh. Alzog, Grundriss der Patrologie oder der altern christlichen Litteraturgeschichte (4 Aufl. Freib. im. Breisg. 1888, §§ 88, 89).

K. Krumbacher, Geschichte der byzantinischen Litteratur von Justinian bis zum Ende des ostromischen Reiches (2 Aufl. Munchen 1897, S. 68–71.).

Архиепископа Филарета: Историческое учение об Отцах Церкви (т. III, Спб. 1859, 259–262); Исторический обзор песнопевцев и песнопения греческой церкви (изд. 3-е, Спб. 1902, стр. 204–237).

Профессора А. А. Бронзова «предисловие, примечания и указатели» к его переводу «Точного изложения православной веры – творения св. Иоанна Дамаскина» (Спб. 1894) и «Трех защитительных слов святого Иоанна Дамаскина против порицающих святые иконы или изображения» (Спб. 1893).

– Автор, при составлении настоящей статьи, пользовался преимущественно этими перечисленными пособиями (буквальные заимствования из первых восьми, а также из Догматик – еп. Сильвестра, архиеп. Филарета, м. Макария и др. отмечались вносными знаками). Остальная иностранная литература указана обильно: у Herzog-Hauck'a, Otto Bardenhewer'a, К. Krumbacher'a, Jos. Nirchl`я, Langen'a, Alzog`а... Русская литература: переводы творений св. Иоанна Д., сочинения о нем указаны у архиеп. Филарета (ор. cit.), у проф. С. А. Терновского (см. его сочин.: Русская и иностранная библиография по истории Византийской церкви IV-IX вв.: алфавитный список авторов и краткий обзор их трудов, Киев 1885), у проф. А А. Бронзова (ор. cit), и др., – в «указателях» к русским «дух. Журналам»... Чит. о св. И. Дамаскине также: в «Энцпклопедич. словаре» Брокгауза-Ефрона (полут. 10, Спб. 1893, стр. 61–62); в «Минеях-Четьях на русск. яз.»: «Житиях святых на руск. яз., изложены по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского» (кн. 4-я, декабрь – под 4 числом, когда празднуется память св. И. Д.; Москва 1903, стр. 97–117); в «Полном Месяцеслове Востока» архиеп. Сергия (изд. 2-е, Владимир 1901, т. IÏ «заметки», стр. 494 и др.); в различного рода «Житиях святых» (напр.. архиеп. Филарета: «Жития святых», изд. 3, Спб. 1900 г., декабрь, стр. 78– 90; Дестунис, Жития святых; изд. 3-е, Спб. 1904, декабрь, стр. 29–39 и др.)... Проф. А. А. Царевский, Св. Иоанн Дамаскин, как православный богослов и церковный христианский песпопевец, Казань 1901 [ср. J. Thibaut, Etude de mustque Byzantinë La notation de St. Jean Damascene ou Hagiopolite в «Изв. Рус. Археолог. Инст. в Константинополе» III (София 1898), стр. 138–179. Чит. также диссертацию H. М. Богородского, Учение св. И. Дамаскина об исхождении Святого Духа, изложенное в связи с тезисами Боннской конференции 1875 г. (Спб. 1879). A Dictionary of Christian Biography, Literature, Sects and Doctrines... edited by William Smith... and Henry Wace... III (London 1882). стр. 409–423.Cp. S.Rauschen, Grundriss der Patrologie (Freib. im Breisg. 1903), § 69. B. Schmid. Grundlinien der Patrologie (Freib. im Breisg. 1904), § 112. Simeon Vailhe, Date de la mort de saint Jean Damascene («Echos d'Orient», № 56,1906, p. 28– 30). Проф. A. A. Heкрасов, Чтение греческого текста святых Евангелий (Казань 1888), стр. 163–200: Учение св. Иоанна Дамаскина о личном отношении Духа Святого к Сыну Божию; по поводу Боннской конференции. Проф. Б. М. Мелиоранского цитов. выше диссертация (о Георгии Кипрянине etc.). Ср. замечания в книге проф. А. А. Бронзова, Нравственное богословие в России в течении XIX столетия (Спб. 1901, стр. 139).


Источник: Православная богословская энциклопедия. Том 7, стр. 7. Издание Петроград. Приложение к духовному журналу "Странник" за 1906 г.

Приглашаем на цикл бесед по основам православного вероучения и духовной жизни. По средам в 19 часов, м. Чернышевская.