праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев)

Июль

28 июля 1866 г.

Благодарю Тя, Господи Боже мой, яко сподобил еси мя после болезни моей совершить раннюю литургию и причаститься во спасение Божественных Твоих Тайн и молебен ко Пресвятой Госпоже Богородице с водосвящением совершить непреткновенно. Но прости мне согрешение мое, что раздражился на бедную старушку (90 лет), звавшую меня служить молебен, за то будто бы что она не ясно, не внятно, не толком говорила о месте своего жительства, а на самом деле потому, что она бедная и невзрачная! О, лицемерие! О, лицезрение богомерзкое! Тех, которых надо больше жалеть, ласкать (бедных и старых), почтить, со всякою кротостью и приветливостью обойтись, тех мы обижаем, смущаем, на тех раздражаемся! А не они ли больше всего могут оценить и ценят нашу ласковость в обхождении? Не они ли молятся за нас от души и в простоте сердца Господу Богу? Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, кроткий и смиренный сердцем, научи и меня, раба Твоего, кротости и смирению, да имам всегда дух Твой в себе, ибо аще кто духа Твоего не имеет, сей несть Твой [Рим. 8, 9].

В простых сердцах Бог опочивает. Где же простые сердца? В простых людях наибольше: они-то под видимою грубостью и невежеством имеют простое, кроткое, смиренное, незлобивое, терпеливое сердце, которое в очах Божиих многоценно.

Господи! Даруй мне стяжать по благодати Твоей храм души и тела моего, благоукрашенный всеми добродетелями – любовью к Тебе и ближнему моему. Вот приходит ближний сторонний или домашний – и первое чувство, которое враг поселить во мне старается, есть злоба напрасная. Боже! Защити меня. Даруй мне при встрече со всяким человеком чувствовать к нему любовь, кротость и смирение. Господи! Даруй мне сие во всяком случае, когда бы и какую жертву ни требовал от меня ближний, ибо любовь дороже всего.

Боже мой! Как беспредельно Твое могущество, бесконечная Твоя благость и премудрость! Естеством Бог сый, Ты сделался и человеком по естеству, не преставая быть Богом! Как достойно благоговеть пред Твоим всемогуществом? Как благодарить Твою благость и премудрость? Ужасеся о сем небо и земли удивишася концы, яко Бог явися человеком плотски...71

Помни непрестанно, что ты 1) образ Божий, 2) христианин, или Христов ученик, Христов сын, Христово достояние, 3) что и другие христиане имеют то же достоинство, – и потому веди себя сообразно с этими почтенными именами и с другими обращайся сообразно с их почтенными христианскими именами, ибо все по образу Божию, все дети Божии, все члены Христовы.

После причащения пить дома один стакан чаю, без булки, обедать умеренно, вечером чай с булкою.

Как я смею, ничтожный, окаянный, раздражаться, гневаться, яриться на брата моего нищего, образ Божий, члена Христова, Самого Христа? Как я могу подавать милостыню с озлоблением на него? Часто приходит он ко мне? Не чаще ли я ко Христу? Много ему нужно? Неправда – немного: только удовлетворить насущную потребность. А ты давно удовлетворил всем потребностям, пресытился всем и некоторые, хотя малые, избытки имеешь: их и подавай ближним нищим, да с кротостью и смирением, как братьям своим, во всем равным тебе (по образу Божию, по купели Крещения и Таинству Причащения), паче же как братьям Христовым. Смотри, где вера твоя? Помни, что любовь не раздражается. Помни, что любовь душу свою полагает за други своя, за ближних своих, не только имение. Помни, что Христос за тебя претерпел и что тебе повелел творить относительно ближнего. Как Я возлюбил вас, [так] и вы да любите друг друга [Ин. 13, 34].

31 июля 1866 г.

Воскресение. После ранней обедни. Благодарю Тя, Господи, яко сподобил еси мя совершити бодренным сердцем и трезвенною мыслию Божественную литургию и причаститься неосужденно во оставление грехов и в мир душевных сил Пречистых Твоих Тайн, и когда враг на молебне уязвил меня своим препинанием, смутив дух мой, Ты опять чрез причастие Своих Святых Тайн отъял мою язву и смущение и мир Твой мне даровал еси. Благодарю Тебя, яко по приходе в дом нелепейшую злобу на присную мою отъял еси. Спасай убо присно раба Твоего и все рабы Твоя от всех козней сопротивника. Одиннадцать часов утра.

Читая молитвы церковные, не мудрствуй, но в простоте сердца говори все слова их.

На действия ближних, особенно старших себя, смотри в простоте и благости сердца; к себе будь строг, а к другим снисходителен, особенно к своим родителям, которые к тебе так много снисходили, так много тебя терпели, много о тебе заботились. Помни, что любы долготерпит, милосердствует, не превозносится, не гордится, не мыслит зла, вся покрывает, вся терпит... (1Кор. 13). Помни, что дьявол все житейские мелочи старается обратить в повод к злобе на ближнего, – нам неотложно нужно обращать всё в повод к любви. Все у вас да будет с любовью... Достигайте любви (1Кор. 16, 14; 14, 1). От чиста сердца друг друга любите прилежно (1Пет. 1, 22). Не давай места злобе дьявольской. Отныне да возненавижу я ее совершенною ненавистью, равно как и гордыню дьявольскую. Боже, помоги и утверди: даждь благодать ходить в незлобии сердца моего посреде дому моего [Пс. 100, 2] и Твоего, то есть Церкви Твоей, собрания верующих. Господи! воздвигни силу Твою, и прииди во еже спасти мя [Пс. 79, 3]. Даждь мне благодать зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, тем паче отца или матери моей, ибо каждый свободен, каждый господин своей жизни, каждый свое бремя понесет [Гал. 6, 5].

Как мне делать грех или беззаконие против Творца, когда Он дал мне законы для моего же собственного блаженства, когда Он, всесовершенный, создал меня по образу Своему и подобию и желает, чтобы я был так совершен, как Он (будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный [Мф. 5, 48]), – и когда делаю грех мыслью, словом или делом, то я восстаю, делаю бунт против Творца своего. Господи! Просвети очи сердца моего.

По правую сторону Судии будешь ты стоять на том Страшном Суде или по левую? Это ты можешь угадывать. По чему? По своему характеру или сердечным свойствам. Если ты, как козел, издаешь зловоние страстей – гордости, злобы, зависти, жадности и пр., если ты, как козел, бодаешься, дерешься, сердишься, то ты будешь по левую, – а если ты кроток, терпелив, охотно отдаешь свое чужим, то будешь стоять по правую руку.

Священнику надо быть выше этой барской спеси людей благородных и изнеженных и не раболепствовать, не потворствовать этой спеси, не унижаться, не малодушествовать пред лицом сильных мира, но держать себя сановито, степенно, ровно, пастырски, в служении неторопливо, не человекоугодливо. Капризы, недовольство, спесь барскую, холодность к делам веры надо обличать.

Ты удивляешься нежности, чистоте, белизне кожи городских жителей и, кажется, пожираешь глазами их красоту. Напрасно: это мечта. Уважь грубость, черноту кожи лица и рук деревенских жителей, потому что нежность и белизна лица и рук городских жителей происходит большею частию от суетной заботливости их об этом, от недостатка трудовых, изнурительных занятий, работ, от бездействия, а грубость и чернота кожи лица и рук деревенских жителей происходит от их тяжелых, почти постоянных полевых и домашних работ, и деревенским жителям некогда заботиться о суетной красоте плоти своей. Итак, уважай человека с грубым лицом и грубыми руками, не стыдись и целовать их.

Жалеть ближнему чего-либо из даров Господних, нам принадлежащих, значит являть Иудин нрав, Иудино окаянство, и в лице ближнего Господа предавать за земные вещи. Ничего не надо ближнему из нужного жалеть, ибо ближний дороже всего мира, да и всё Божие, не наше.

Постоянно ты идолопоклонствуешь, надеясь на богатство погибающее, желая больше денег и жалея их нищим и нуждающимся или же отьемля у других неприметным образом. Не на Бога ли живого и всех оживотворяющего и о всех пекущегося надо надеяться, не Ему ли всецело угождать? Не надо ли довольствоваться малым и не жаждать многого, потому что многое, как излишнее, тяготит душу, лишает ее покоя, мира, свободы, мертвит ее, а малое не делает этого, и к Богу приближает, и о Боге дает возможность радеть, Ему угождать, Им дышать и жить. Не сор ли всё излишнее и не хуже ли всякого сору, потому что душу засоривает, образ Божий помрачает и искажает, образ Божий делает рабом сору, праху земного? Блажен, кто отрекся всего своего имения: он тем свободнее, тем привязаннее к Господу, источнику жизни. Вот почему апостолы не имели ничего своего! Мы же много имеем земных благ. Зато Господа в сердце [...] нет у нас. Итак, не завидуй имеющему много, ибо он несчастлив, он Бога забывает, он часто ближних оскорбляет по пристрастию к богатству.

Сокровищствует, и не весть, кому соберет я [Пс. 38, 7].

Зависть изобличает недостаток любви к ближнему, чрезмерное самолюбие и пристрастие к земным благам.

Одно сердце в нас по образу Божию, один предмет любви должен быть для него – Господь, или жизнь вечная в Боге, а не земные блага, и в земных благах надо любить Господа, щедрого всех благ Подателя, непрестанно благодетельствующего нам, недостойным.

Надо погасить христианину совершенно земную любовь, возжигаемую дьяволом, и воспламеняться огнем любви к единому Господу. Итак, потерял что-либо земное – не печалься, не скорби, ибо печаль и скорбь эта означают нашу пристрастную к ним любовь. Но печалься, если сделал грех, например пожалел чего- либо для нуждающегося.

Ступай по всему земному как по сору и шествуй бодро в горнее отечество; помни, что на всем земном, на всех благах земных прелесть вражия. Помни, что надо любить единого Господа и в Нем и ради Его – ближнего. Помни, что жаление благ земных есть надеяние сердца на них и отступление сердца от Господа, хотя ты и служишь Господу внешне.

Как верно бытие мое, так верен Божий промысл о мне. Бог непрестанно о мне печется: доселе в продолжение тридцати пяти лет моей жизни Господь явил на мне множество чудес Своего о мне промышления и неисчетные милости Свои на мне грешном. На Него-то я возложу всё мое упование и в прочее время жития моего, ибо Он неизменяем. Всё Бог: как Богу будет угодно, как Бог повелит, как Бог устроит, как Бог поможет – да будет моим девизом. О, какой промысл явил надо мною и над всем человечеством Господь Бог, послав в мир Сына Своего и основав Церковь спасаемых! А посмотрите, как Он промышляет благостно, щедро, премудро, всемощно, произращая для людей и скотов всё потребное в изобилии! Исполнися земля твари Твоея, Господи!

Я испытал тысячекратно, что Бог – препростый мой живот, мир, легкость, радость, сладость.

Когда представишь живо, что Господь даровал нам чрез Свое вочеловечение, какие блага нетленные, – тогда покажутся ничтожными все блага земные, которые мы удерживаем бедным и нуждающимся ближним нашим. Ибо что эти последние? Земля и пепел – и Божии, не наши.

Чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас [Мф. 25,9]. Может быть, я недостаточен в добрых делах? – надо щедро и с усердием делать дела милосердия.

Привязанность к земному – дух дьявола; из-за привязанности к земному вражда на ближнего, которого надо любить, как себя (вражда – дух дьявола). Отсюда, презирать земное, любить всякого человека в простоте сердца, терпя и долготерпя, снисходя и прощая, памятуя, что всё пройдет – и земное, и все житейские огорчения и скорби, а любовь вечно пребудет с плодами своими.

Я пресыщен: чего же я жалею голодным денег, разумею нищих? Или чего я жалею лакомств ближним, когда лакомства мне вредны? Поистине, я должен радоваться, раздавая деньги и лакомства ближним, ибо они 1) составляют для меня тягость душевную; 2) раздаяние во имя Господне приобретает мне награду в вечности и мир души во времени с очищением грехов; 3) я имею духовное брашно – пречистое Тело и Кровь Господа, истинное брашно и истинное питие, и должен презирать тленную пищу и тленное питие. Да поможет Господь.

Нищие – птицы небесные: кормить их надо считать за честь и удовольствие. К слабостям их снисходить, вообще долготерпеть к ним ради Господа, долготерпящего нам, многогрешным.

Как надо молиться святым? Как обоженным и в Боге написанным и почивающим.

Когда нищие просят у тебя щедрой милостыни, помни, что они дети Отца Небесного, Отца щедрот, Который силен, праведен, премудр, всеблаг, чтобы воздать тебе за них.

Господи! Престол Твой – престол милосердия: припаду я к нему с верою, облобызаю его с любовью, как бы Тебя Самого, Царя славы, сидящего на нем, и получу милость и помощь. И как часто я это делаю и получаю! Слава престолу Твоему, слава Тебе, сидящему на нем непрестанно!

Сколь благо послушлив, благоуветлив и милостив Господь Бог наш! Если попросишь Его с верою о том, чтобы дождливую погоду Он претворил в ведренную, – будет; попросишь дождя в засуху – увидишь вскоре небо подернутым тучами и льющийся с небес дождь. Это испытано многократно! Слава благости Твоей неизреченной, Господи! И кто мы, что Ты с такой любовию слушаешь нас, Господи, Творче и Владыко всего мира, Творче и Отче Ангелов и всех святых? Не грешники ли, непрестанно преступающие волю Твою? Не черви ли ничтожные, пресмыкающиеся по земле, в земном гное? Вот попросил я у Тебя с верою, которая есть Твой же дар, вёдра во время дождливой погоды, обратясь лицом к храму святому Твоему, и Ты вскоре же сделал прекрасное вёдро. Скажут: это в порядке природы, а не особенная милость Божия, – нет, верую, что особенная милость Божия, ибо почти всё лето были дожди (1866 г.), и не воззови никто ко Господу, они могли продолжиться целое лето – и сгноить сено и хлеб на полях! Но это не мое дело, а дело благодати, да не похвалится всяка плоть пред Богом!

Слово Божие велит взирать на человека как на образ Божий, на христианина, как на чадо Божие, член Христов, член Церкви Христовой, которая есть тело Его [Еф. 1, 23], – а у плоти нашей, у ветхого нашего человека свои взгляды: этот человек, говорит, хорошо одет, его надо уважить, а этот худо, на него можно и не обратить внимания; этот богат, ему надо поклониться, а этот беден – его можно и так пройти; этот редко у меня бывает, беспокоит меня – его почту, а этот часто и надоел мне – его ни во что вменю. Вот взгляды нашей плоти! Но взгляд Евангельский да царствует в нашей жизни, да прекратится дьявольский, ложный.

Если душа наша есть дух (дыхание Вседержителя), то она проста как мысль, как дух, как слово, как мгновение, и, значит, когда мы с верою, усердием и любовью призываем Господа или Пречистую Богородицу или Ангелов или святых, они в это время бывают в устах наших и в уме нашем и в сердце нашем как мысленный воздух, ибо они в Духе Святом и Духом Святым живут и исполнены, а Дух везде и вся исполняет (наполняет). Видишь, верующему как близко всё небо, а от неверующего далек и Господь Бог, везде сый и вся исполняющий, близок же дьявол с своею лестью и прелестью, ибо он бывает в его уме и сердце со своею лестью и прелестью.

Старый друг лучше новых двух. Так мать, жена, сестра, брат лучше всех новых знакомых и приятелей, искреннее, доброжелательнее, постояннее, бескорыстнее. А мы куда как падки на новых знакомых! Куда как раболепны и подчас куда как презорливы к своим присным! Ветрогоны!

Господи! Благодарю Тебя за щедроты Твои, яко вчера вечером избавил Ты меня по молитве моей от величайшего зла (злобы, гордыни и презорства) и из челюсти сатаны. Гости, мать, нехотение мое внутреннее услужить ей (отыскать огарок свечки), вторичное целование руки (нежелание), презорство. Змий гордыни в сердце, уничижение, теснота. – По молитве всё исчезает.

Мать – праведница и здоровая духом, я – грешник и болен духом. При невежестве или, лучше, необразованности она имеет всё то, чего я хочу достигнуть и не могу: простота, незлобие, кротость, смирение, терпение.

О бесценный мой Спасителю! Страданиями и смертью Своею исходатайствовавший мне прощение бесчисленных и лютых прегрешений и страстей и из ада меня изведший и изводящий, – что я принесу Тебе за Твои неизреченные милости и щедроты?

Не пресыщайся, не пей вина не вовремя. Это пресыщение и это винопитие влечет ужасные для души последствия: гордость, презорство, злобу, раздражительность, недовольство, упрямство, своеволие и пр.

Как научиться обращаться со всеми с кротостью и смирением, даже с врагами своими? Надо непрестанно помнить, что все мы – члены Тела Христова, от плоти Его и от костей Его [Еф. 5, 30], также то, что враг прельщает нас непрестанно к злобе друг на друга и время от времени усиливается вкоренить ее глубоко в сердце нашем. Потому надо не как-нибудь, а прилежно любить друг друга, противодействуя непрестанно козням вражиим, и любить не только любящих нас, но и врагов или докучающих нам, взимающих нашу собственность, озлобленных против нас, ругателей наших, обидчиков наших, косо и со злобою на нас смотрящих или с нами говорящих и обращающихся холодно, небрежно, презорливо, ибо всё это делает в людях дьявол с участием их собственным по невежеству, по страсти, по ослеплению и заблуждению. Надо ежедневно умудряться в науке любви, как дьявол ежедневно ухитряется в науке злобы, гордыни и лукавства. Ни на минуту не надо дремать.

Когда ощущаешь в себе действие какой-либо страсти, например злобы, гордости и презорства, зависти, непокорности, ропота, хулы, нечистоты плотской, знай, что в это время оспаривает тебя у Бога дьявол, и ты сам решаешь вопрос: Божий ли ты или дьявольский? Если ты склонишься на сторону злобы, гордости и пр., то ты дьявольский, если на сторону кротости, благости, незлобия – то ты Божий. Помни это.

Гордый и свирепый вид – неладно, и кроткий и смиренный – неладно; грубый и черный облик – неладно, нежный и белый – тоже неладно (прельщаемся); невежда – неладно и образованный иногда – неладно (больно мудр), – не угодишь человеку, исполненному лукавством, а надо всех любить, уважать в простоте сердца. Лукавство ли сердца нашего, гордыня, презорство и злоба не наказывали нас и внутренно не обличали ли?

Господи! Даруй мне памятовать всегда живо, что Ты с пришествием Своим на землю переселил нас на небо, что земля не отечество, а место пришельничества и странствования, чтобы я не привязывался сердцем ни к чему земному и особенно в храме был весь небесен, оставив за порогом его всякое житейское попечение или пристрастие и всё вменив в сор. Даруй мне имени Твоего ради иметь такие возвышенные помыслы и чувства. Господи! В храме Твоем стоя и предстоя страшному престолу Твоему, я воистину познаю, что Ты переселил нас, земных, по бесконечной Своей благости на небо и сделал нас членами тела Своего и Церкви Твоей небесной, или первородных, на небесах написанных; я вижу, что я член того святейшего общества, коего Глава – Ты Сам, а первенствующие члены – Пречистая Мати Твоя, потом Ангельские чины – Херувимы и Серафимы, Престолы, Силы, Власти и Господства, Начала, Архангелы и Ангелы, ибо едина Церковь Ангелов и человеков чрез таинство смотрения Твоего, то есть вочеловечения Твоего, учинилась; затем следуют болий в рожденных женами Предтеча Твой, апостолы Твои – самовидцы и слуги Твои, пророки, сонм архиереев Твоих, [...] в них сан Твой на земле, мучеников, кровью венчавшихся, преподобных, изнуривших плоть свою Царствия ради Небесного и да не причастны будут огня греховного, бессребреников, вменивших в сор Тебя ради всё драгоценное на земле, праведных Твоих и всех святых; затем следуют земные и еще странствующие Твои члены – сонм архиереев с сонмом протоиереев и диаконов, как апостольский лик исправляющие дело апостольское, дело примирения Бога миром, служение истины, дело пастырства и верховного надзора за низшими пастырями и всем освященным клиром и мирскими; за ними цари земные и в православии живущие и правостию апостольской веры сияющие, управляющие достоянием Твоим, в милости, правде и истине; за ними весь правительственный синклит72, военачальники, градоначальники, христолюбивое воинство и все миряне.

Давно я недугую пристрастием к земному, особенно к сластям, и много безумствовал я доселе; время мне образумиться. Господи! Помози мне. Даждь мне благодать возлюбить всем сердцем Тебя, Сокровище живота неистощимое, богатство неисчерпаемое, красоту неописанную, пищу крепкую, питие неисчерпаемое, одежду светлую и преукрашенную и нетленную, и ближнего, как себя. Помози мне в усилии не работать страстям и мамоне.

Давая деньги бедному, питая бедного, одевая бедного, давая приют ближнему, служа больному, утешая печального, наставляя невежду, обращая заблуждающего на путь истины, грешника на путь добродетели, я в Бога богатею, душу обогащаю, хотя у тела, может быть, иногда и отнимаю. Итак, с усердием и радостью я должен всё это делать, да Христу угожду.

Ни одного человека не стыдиться, как бы необразован и груб ни был, ибо всякий человек по образу Божию, – а простой сердцем и тем более. Блажени чистии сердцем [Мф. 5, 8]. Простые люди несут тяжкую епитимию за грехи свои, живя в изнурительных трудах и заботах. Кто стыдится человека, тот не чтит человека, кто стыдится своих простых, необразованных родителей пред лицом людей светски образованных – тот не чтит родителей и тяжко согрешает пред Богом, рекшим, чти отца твоего и матерь твою [Исх. 20, 12].

Солнце наше – Господь Иисус Христос, ежедневно вокруг нас ходит, просвещая, согревая, очищая, освящая и оживотворяя нас. Это бывает во время литургии.

Поистине, Господи, Ты един бесконечный и совершенный живот мой, а всё земное – сор для души моей, поскольку она хотя наималейше прилепляется к земным вещам.

Не подкапываться, не задевать друг друга, покрывать слабости ближнего.

Помни следующие пять аксиом: 1) всяк человек ложь [Пс. 115, 2], значит и ты; 2) что ты хуже всех и все лучше тебя; 3) что все мы носим в душе своей язвы согрешений; 4) что все мы одно тело и 5) что всякому человеку необходимо снисхождение.

Благодарю Тебя, Господи, яко даровал еси мне вчерашний день препроводить в посильной любви к ближнему и целодневных гостей моих ублажить и ущедрить благами, которые ты мне даровал. Умудри убо мене, Господи, любить ближнего, как себя. Господи Спасителю! Без Тебя я бездна зла, грехов, страстей, страхов, немощей.

Смущающему тебя чувству жалости сластей ближнему, или бесу сластолюбия, говори: разве у Господа Творца и Промыслителя нашего не исчислено от сложения мира, сколько нужно для поддержания жизни, бодрости духа и тела и услаждения телесного пищи, пития и разных сладостей, и разве Он в недостаточном количестве создал всё на потребу нашу, и не с преизбытком ли всё для нас сотворил и всё даровал, да не будет скудости в делах рук Его, чтобы не сказал кто, что Он не мог больше создать или что Он не преблаг и не прещедр, не премудр и не всемогущ, и разве Он попустит, чтобы мы обременены были сверх сил нашими ближними алчущими и жаждущими, нагими и бескровными? Нет: Его премудрый и всеблагой и вседействующий промысл не допустит нас до этого: верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести (1Кор. 10, 13). Итак, принимай всех, посещающих тебя, с веселым лицом, без лукавой мысли о сластях своих, без жаления их. Дары ли Божией любви будут для нас служить поводом к неуважению личности человека – образа Божия, предмета нежнейшей любви Божией, для которого вся земля со всеми ее благами? Кажется, пора нам понять мысль Божию при виде всех благ земных, особенно при мысли о воплощении и вочеловечении Бога Слова, о Его страдании, излиянии крови и о смерти за нас, о воскресении, вознесении, о даровании Самого Себя в пищу и питие.

Если кто из прихожан приходит к тебе за духовною или телесною нуждою и ты можешь ее исполнить, не медли исполнить, не выдумывай предлогов к отказу, тем менее к огорчению на приходящего, но обращайся кротко и любезно, как желаешь, чтоб обращались другие с тобою; говори: извольте, готов к услугам, пожалуйте сюда и пр. в таком роде, уважай искренно всякого человека, достойного уважения и даже имеющего недостатки и слабости; побеседуй, утешь, наставь, отврати от греха, помоги вещественно, да не уйдет от тебя никто с печалью в сердце. А если не можешь услужить, скажи кротко, ласково, что не можешь, но ни под каким предлогом не раздражайся, не озлобляйся на человека и не говори с ним грубо и презрительно, ибо во образ Божий сотворен человек, аще и носит язвы прегрешений. Уважая ближнего, уважаешь себя, ибо все мы от одного человека, все по образу Божию, все члены единого тела, члены человечества, или члены Церкви Христовой, которая есть Тело Его [Еф. 1, 23].

С каким самоотвержением и как страшно и ужасно послужил нам Господь Иисус Христос, воплотившись, пострадав, излияв Свою кровь, умер за нас, став нас ради странником бездомным и не имея, где главы подклонить! А мы, последователи Его, что делам друг для друга? И малого самоотвержения в чем-нибудь маловажном не хотим сделать. Господь пролиял кровь за нас, вынес за нас на Себе поношения, оплевания, заушения, биения, ко кресту пригвождение, раздрание гвоздями рук и ног, крови пролитие, в ребра прободение, смерти вкушение! А мы что делаем для ближних? Милостыни подавать не хотим, походатайствовать за ближнего, перенести для него некоторый труд. Он не имел, где подклонить главу, научая этим тому, что здешняя земная жизнь есть странничество и путь к небу, а мы живем в пространных палатах преукрашенных и не дозволяем быть в них людям простым и нищим, считая как бы только себя достойными этих палат, а их недостойными. Где единодушие, равенство, нелицеприятие, любовь христианская, вводящая и других в участие даров Божиих и наслаждение ими?

Благодарю Тебя, Господи, яко молитву мою услышал еси и грех лицезрения, гордости и презорства и гнушения отъял еси. Имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая налицо [Иак. 2, 1]. Люби ближнего, якоже себе. Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними [Мф. 7, 12].

Странное дело! Человек смотрит часто и на человека как на какую вещь, а не на лицо – не на живое, разумное и свободное, достопочтенное существо, не как на образ и подобие Божие и, если человек хорош лицом и угоден для его взора – лицезрительно почитает, ценит его, если нехорош и неприятен для взора – пренебрегает, презирает его, даже ненавидит его всуе, готов не видеть его никогда. О, извращение природы человеческой, о, безумие одаренного разумом, о, плотяность имеющего душу разумную, для которой плоть не больше как орудие, как временный дом, как одежда! Из-за ветхого ли или грубого дома презирать хозяина, живущего в нем, когда и он и высок по природе, и добр, и разумен? Из-за одежды ли презирать одетого в одежду, когда одетый царского рода и друг Божий и наследник будущего Царствия?

Во всякой церковной молитве, во всяком богослужении и священнодействии должны принимать живое участие предстоящие на молитве дома или во храме, именно посредством размышления о том, что делается, читается, поется, совершается, ибо когда мы даже сами читаем какие-либо молитвы или слово Божие, но не размышляем о читаемом, то они не обратятся в нашу собственность, а скоро иссякнут от нашего ума и сердца и воли, как не углубленные в душу собственным размышлением.

Кто я? – Работник. Чей? – Христов. Хорошо ли работаю? – Совесть должна отвечать. Так, мы все работники Христовы: каково работаем?

* * *

71

Ирмос 9-й песни воскресного канона, глас 8-й.

72

Синклит – собрание высших сановников.


Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 10 : 1866-1867 / [ игум. Дамаскин (Орловский), протоиер. Максим Максимов, Геворкян Кристина Вартановна]. - 2012. - 373 с. ISBN 978-5-902112-84-6

Комментарии для сайта Cackle