праведный Иоанн Кронштадтский

Сентябрь

1 сентября 1871 г

Новый церковный год. Благодарю Тебя, Господи, за премирное и пресладкое Твое общение в Пречистых и Животворящих Твоих Тайнах! Сколь иго Твое благо и сколь легко Твое бремя! Тягостны искушения и борьба со грехом и греховными пристрастиями, но сладко избавление Твое. Благодарю Тебя и за вчерашнее покрытие моих прегрешений и за дарование мира Твоего в причащении Божественных Твоих Таин. Господи! победи во мне вселукавый и всегубительный грех! Научи меня мудрости Божественной побеждать страсти! Без этой мудрости всякая другая мудрость – глупость: Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? &91;1Кор. 1, 20&93;.

Премного согрешил пред Господом и пред людьми, ярившись сегодня вечером на нищих, кругом обступивших меня (а они ежедневно окружают меня), бранивши их канальями, пнувши ногою мальчиков и дравши одного за волосы, хотя и легко. Прости, Господи! это мне возмездие за пресыщение прекрасною рыбною пищею; не надо было мне есть рано – и ярости бы не было. А ведь для милостыни у меня были чужие деньги, для раздачи данные, деньги рабочих людей! Чего же я, несмысленный, любостяжательный, сребролюбивый, скупой, ярился на братию, на членов Христовых, на чад Божиих, на созданных по образу Божию? Как страсти – самолюбие, сребролюбие, злоба, гордость и проч. ослепляют нас, особенно меня? И когда же? После причащения Божественных Таин! Где кротость Христова, где агнчее незлобие? Где смирение, терпение, снисхождение? Увы! доселе, даже доселе я не научился у Христа моего кротости и смирению, терпению, милосердию, состраданию. Доколе земля сердца моего будет всуе пить Кровь Господню? Доколе не изменюсь, не переменюсь к лучшему, доколе не обновлюсь? О Господи! немощи мои исцели, яко немощен есмь!

Молитесь и молитесь, братия, молитесь искренно, из глубины души, непрестанно молитеся, потому что молитва изменяет человека к лучшему, просвещает, освящает, успокаивает, доставляет бодрость душе и телу, грехи очищает. Давид по согрешении молился: окропиши мя иссопом, и уповает, что его душа паче снега убелится [Пс. 50]. Если ты чувствуешь в себе звериные чувства: ярость, готовую терзать, ломать, бранить, бить, или зависть, гордость, ненавистную алчность к деньгам или к питью и пр. – молись, став на колени, сознайся пред Богом искренно в своей злобе или зависти гордости, сребролюбии, сластолюбии, осуди себя нещадно в своем безумстве, проси у Господа прощения, избавления, спасения, помощи – и ты увидишь, ощутишь, как Бог поможет тебе, спасет, очистит, исцелит и, как снег, убелит. Если в деле чувствуешь утомление, наклонность ко сну, обратись опять к молитве искренней, и утомление пройдет – ты ощутишь в себе бодрость и силу и отлично будешь опять работать. Так всегда молись – и всегда во всем будешь благоуспешен. Молись, когда согрешишь, молись, когда добро хочешь сделать, или делаешь, или уже сделал; молись в скорби, молись в радости, в болезни и в здравии; за все благодари Господа, подателя жизни, дыхания, света, силы и всякого блага.

Христианский взгляд на театр. Многое в житейском быту нам кажется по привычке безгрешным и невинным, многие забавы, удовольствия, игры и пр. Но вера Христова, да и здравый разум и совесть осуждают оные, принимая во внимание и свойство этих забав или игр и особенно их последствия в отношении к душе христианина и к его христианским обязанностям. Таков театр, таковы клубы, картежные вечера, таково употребление табаку, пива и вина или чаю и кофе в большом количестве. Нужно об этом побеседовать с церковной кафедры и обличить эти сильно въевшиеся в жизнь христиан пороки и, как мечом, словом Божиим поразить и отразить их, чтобы тело Церкви сохранить здравым и непорочным. Итак, побеседуем о свойствах и последствиях этих порочных и большею частию излишне допускаемых удовольствий. Благодать Божия да вразумит и да укрепит меня сказать слово здравое и сильное. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою [Пс. 50, 17].

2-е сентября

Утро. Пред пробуждением видел во сне младенца Руфину после причастия её Святых Таин, получившую от кого малую медную монету для того, чтобы опустить в церковную кружку, которую держал какой-то молодой священник при арх. [служащ.] (молодой священник [не Григорий ли] Цветков?).

Принято в обычай у многих самим в церковь не ходить и детей не водить и не пускать в церковь, или книги пустые читать, а в Евангелие не заглядывать, или на фортепиано трещать, песни пустые петь, или предметы роскоши и суетности шить и вышивать. Христианский ли это обычай? Какие от этого последствия? Если человек не работает Богу, то он работает миру суетному, плоти своей и диаволу; если не растет на земле сердца пшеница добродетели или веры, надежды и любви, то неизбежно растут на ней плевелы страстей, и душа спешит не ко спасению, а к погибели, не к жизни, а к смерти духовной. А театр что дает душе: плевелы или пшеницу? А пребывание в селениих грешничих [Пс. 83, 11] что дает, производит: пшеницу или плевелы? Жилища суеты что могут дать? Могила, сказано, жилище их во век [Пс. 48, 15].

Сегодня бесплотный враг вонзил в сердце мое жало злобы на брата и отца Павла Николаевича Ламанова, который, казалось, небрежно и презрительно дал мне руку свою на мое приветствие (может быть, он нездоров был, не в духе). С этим жалом я оставался целый класс, хотя и взирал часто к Богу с внутреннею молитвою о помиловании и избавлении. Как упорно держится злоба в сердце! Наконец после класса, в уединении крепким внутренним воплем воззвал к Богу о спасении, и Он, Премилосердый, избавил меня от жгучего жала злобы. Молился Господу, да никогда не касается злоба моего сердца.

Господи! Благодарю Тя, яко в мимошедшее лето удивил Ты на мне и на нас, соборянах (а на мне больше всех) милость Свою в даровании вещественных благ, послав мне уроки в школе элементарного обучения (народной первоначальной), уроки двум мальчикам военного сословия (Бамо и Коргуеву), сорокоустные деньги (за два сорокоуста) и другие доходы, так что я мог довольствоваться и сам обильно и довольствовать многих дарами Твоей благости! Не оскудевали никогда благая Твоя у меня во все время моего священствования.

Все мы нечисты до крайности и в нечистотах своих таем, изнемогаем. При таком бедственном состоянии следовало бы ожидать, что люди непрестанно будут стараться искать очищения и спасения, только бы можно было найти его, а оно находится в изобилии и преизбытке у Господа Бога. Однако же что видим мы на деле? Мало кто ищет очищения, все предпочитают как бы лучше жить в нечистотах душевных и телесных, с которыми свыклись; многие думают, что и в аду не так тяжко и мучительно, что и там можно привыкнуть, хотя такое мнение есть прямая иллюзия и абсурд.

Эта самая плоть, которую мы столько лелеем, покоим, услаждаем, тешим, украшаем, есть враг души нашей, весьма коварный и опасный; она непрестанно противится любви Божией, воле Божией, заповедям Божиим и поревается исполнять свою волю и исполняет её почти всегда, разве когда сильное препятствие противопоставляет Господь Бог в благости и премудрости Промысла Своего об нашем спасении. Эту-то плоть должно всегда распинать со страстьми и похотьми, а не лелеять; её надо умерщвлять постом, бдением, молитвою, трудами, а душу упражнять в чтении слова Божия, в богомыслии, молитве.

Повредил я себе опять с вечера ядением честерского сыру (сыр для меня вообще тяжел – есть не надо) и черного хлеба с маслом, да еще сухарей скоромных пшеничных. Сегодня очень тяжело было на сердце, с трудом большим служил, чрезвычайно медленно: чувствуется засорение желудка и вследствие сего – гортани.

Во время утрени 2 сентября была воздвигнута на меня сильная буря бесовская, целая быстрая река страхов и крайнего злого недовольства тем, что дьячок Кутузов стал у апостолов Петра и Павла почти бок о бок со мною при входе на ектению.

Чем виноваты лица окружающие, или имена святых, или слова молитв, что диавол производит к ним отвращение, ненависть, неприязнь, страх и не дает выговорить слов и имен? Конечно не виноваты лица и буквы, или слова, это только нелепое его бешенство, против которого надо крепко воевать с помощью Божиею.

Угождая чреву и пресыщаясь, не миновать сильных пакостей врага бесплотного. После вчерашней селянки рыбной и варенья сегодня за утреней я был бессилен в борьбе со врагом, который пакостил во мне назойливо, даже до слез мне. Сердце надо укреплять постом. При наслаждении и пресыщении пищею действительно входят в сердце человека и вьют в нем гнезда мысленные хищные птицы – бесы. Чувствую.

Часто я служу над мертвыми панихиды, но я сам духовный мертвец: себя да оплакиваю всегда при служении о умерших, равно и умерших. Предоставь мертвым погребать своих мертвецов [Мф. 8, 22].

3-го сентября

Суббота. После продолжительной, тяжелой, беспокойной борьбы и усиленной молитвы во время утрени и литургии наконец пред Херувимскою песнею ощутил покой; пред пресуществлением Святых Даров слезы умиления полились из глаз; причастился с верою в мир души, который несколько поколебал искуситель на заамвонной молитве; после потребления же Святых Даров вкусил совершенный, пресладкий мир Божий, великое пространство и дерзновение в душе. На отпевании возглас говорил смело и бойко. После проводов покойника у церкви рассердился, окаянный, на нищих, что часто, казалось, и много просят от меня, покричал с яростию на одного мещанина, которому дано было рубль на паспорт и который еще просил на дорогу в Питер, и на некоторых других, – и смутился, и Велиар не преминул войти в сердце; каялся, припадая неоднократно к престолу; панихиду служил сначала при насилии диавола, с перерывами, потом благодатию Божиею победил и служил без насилия и тесноты от врага до конца. Благодарил Господа, спасающего меня присно. О, как я самолюбив, сластолюбив, малодушен, нетерпелив, яростен! Где кротость Христова во мне? Где агнчее незлобие? Где нестяжание? Где надежда на милосердие и щедроты Господа, никогда меня не оставлявшего милостию и щедротами Своими?.. Прости, Господи, помилуй, Господи! Не осуди, Господи! Исправь, просвети, ущедри, утверди, Господи! 1 час пополудни. Кружка 20 рублей.

Все действия и усилия бесплотного врага в сем мире направлены к тому, чтобы совсем вырвать из сердец людей веру в Бога, надежду на Него (а поселить надежду на суетные вещи и лица) и любовь к Нему и любовь к людям, и он непрерывно и повсюдно действует, ежедневно и ежечасно в каждом человеке, чтобы вырвать, буде можно, у человека эти высочайшие добродетели. Замечат. [по его поводу] непрестанное гнусное школьничество относительно людей искушаемых. В противодействие врагу и для всегдашней славы Божией Церковь учредила ежедневное богослужение, чтобы насаждать и воспитывать в сердцах веру, надежду и любовь.

От пресыщения много я страдаю: все козни врага бесплотного происходят от излишества моего в пище и питье. Сам я испытал много раз, что мне надо много ходить, петь, кричать, чтобы израсходовалась, куда нужно, пища, – в противном случае я бываю обременен, и чрезвычайно тяжело мне служить по причине врага, который сытым играет, как перышком: ворочает, как хочет. (Протоиерей хорошо делает, что не употребляет молока.)

Из-за пресыщения на поминках генерала Злобина, и особенно из-за мяса, враг вчера сломил меня на молитве Христе, Свете истинный... в Думской церкви. (Из-за пресыщения же и неприятность в гимназии с [учениками] была как наказание Божие мне.)

Помнить надо свое всестороннее, крайнее растление греховное и растление других людей и жалеть себя и других, терпеть, снисходить не до поблажки, не озлобляться, всевозможно беречь себя и других от греха. Господь да поможет.

Если ты постишься разумно, то ты путешествуешь к небу, если же с жадностию бросаешься на сласти, пресыщаешься и пьешь разные напитки, то ты пресмыкаешься по земле, связан по рукам и ногам. Только пост с молитвою научает небесному любомудрию и рушит греховные узы и страсти плотские. А без поста человек как птица без крыльев и хвоста.

Заблудились, одичали, отчуждились от Бога, от неба, от рая люди, созданные по образу Божию, созданные для неизреченного блаженства небесного, райского; прочь бегут от Бога, от Церкви, от слова Божия, бредят своею мирскою мудростию, ученостию, заботятся суетливо о стяжании благ земных, о корысти. Как уврачуем язву, когда она застарела, как исправим заблуждение, коему нет числа и меры? Только всесильная благодать Божия и может обратить грешника от заблуждения пути его [Иак. 5, 20].

Когда жалит греховное жало, то следовало бы бежать от него, а мы, напротив, сами вонзаем его в свое сердце, сами растравляем раны греховные, увеличиваем адский огонь в душе и теле, опасную горячку греха. Безумство и слепота! А все самолюбие и сластолюбие!

Плоть моя такая ложная, такая обманщица, такая ехидна, а я – о, безумец! – верю ей, слушаюсь её, потворствую ей! Боже мой! Когда же я распну её? Когда перестану быть врагом Бога и человеков из-за этой гнусной, многострастной, лживейшей плоти?! Господи! умилосердись над немощию моею! Доколе врагу ругаться надо мною?

От лакомства и пресыщения усиливается в человеке жадность, или алчность, и все страсти: злоба и раздражительность, гордость, зависть, блуд, любостяжание, безверие, ожесточение сердца, отчаяние, нетерпение, леность и пр. Премудро Церковь установила посты как оплот против разлития плотских страстей. Не только сотворил меня Господь и всем снабдил, но и искупил Своею Кровию и, падшего от жизни, опять вводит в жизнь нестареющуюся, вечную. Слава и благодарение Господу, толико благому и щедрому!

5-го сентября

Воскресение. Благодарю Тя, Многомилостиве Господи, яко и нынешний день даровал еси мне обновление духа и тела в Божественных Твоих Тайнах после тяжкой и томительной борьбы с противными силами, гнездившимися в боках моих и в сердце моем.

К имени христианина привыкли мы так, что оно стало нам нипочем, или многие и забыли, что они христиане, а многие и стыдятся имени сего. О, ужас! О, позор! А есть и между христианами не верующие во Христа! Тем необходимее объяснять имя христианина и излагать обязанности, требуемые этим званием. Ум на небеса преложите, горняя мудрствуйте, дольняя презирайте. Плоть умерщвляйте, любовь нелицемерную имейте, терпением спасайтесь, злобу отложите, незлобие стяжите, гордость отбросьте, смирению научитесь.

Я бываю то высок, то низок: высок, когда всем сердцем обращаюсь к Богу, помышляю о Его делах, о Его милосердии, любви, премудрости, всемогуществе, неизменяемости и вообще о Его бесконечных совершенствах; когда на Его милости ко мне и ко всем людям отвечаю сердечною благодарностию, на любовь – любовью; когда ношу тяготы других с радостию, не только безропотно, когда охотно простираю руку помощи ближним, требующим помощи, искренно, словом и делом, – словом, когда я истинно добродетелен; но я бываю и крайне низок, когда мыслями бываю обращен только к себе, а о Боге не помышляю, когда бываю неблагодарен к Нему, не молюсь Ему, когда думаю только о своем удовольствии, о своей выгоде телесной, когда сердцем бываю привязан к тленным благам сей жизни: к богатству, пище, одежде, жилищу, плотским удовольствиям, а не к благам горним, духовным, святым, вечным, для коих я сотворен по образу Божию и искуплен Кровию Сына Божия; когда я не думаю о пользе ближних, не сочувствую бедным и страдальцам, терпящим от разных невзгод житейских, когда я наслаждаюсь богатою, изысканною пищею и питием, когда я роскошествую, не щадя своего имущества на стол, на одежду, на украшение жилища и разных мало нужных или вовсе ненужных вещей, а нищим жалею и копеек. О, тогда как я бываю низок, отвратителен! Ибо тогда я бываю не по образу Божию, а по образу какого-то чудовища, урода!

Я бываю низок, когда бываю горд, когда завидую, раздражаюсь, ярюсь, завидую, памятозлобствую, отдаюсь блудным мыслям, когда я своенравен, когда желаю зла кому-либо и пр.

Когда человек ест скоромную мясную или молочную пищу, его испражнение или ветры весьма бывают зловонны; когда ест постную животную пищу, например рыбу не коренную, ветры и испражнение его менее зловонны; когда ест умеренно только растительную пищу, ветры и испражнение еще менее зловонны; если продолжает неделю и больше есть умеренно растительную пищу, ветры и самое испражнение теряют зловоние, и у постников и воздержников совсем нет зловония; наконец, от постоянного труда, воздержания, молитвы и богомыслия и самые тела их как бы просветляются, благоухают и часто делаются нетленными Божиею благодатию по смерти. Отчего смрад и зловоние от тел мертвых? Отчего скорое разложение? – От невоздержания и вообще от грехов, в коих жили люди. Вот откуда, между прочим, видна необходимость для христианина поста! И как легко, ясно на душе и в теле у человека воздержного! Как он подвижен на труды и усерден к ним! Как ревностен к молитве, к богомыслию, к чтению слова Божия и писаний святых отец! Как усерден ко всякой добродетели! Все напротив у человека невоздержного!

Жестоко я поплатился вчера за внутреннюю свою гордыню, презорство, злобу и недоброжелательство в отношении к сослуживцу по гимназии, старейшему меня отцу протоиерею Павлу Николаевичу Ламанову, казавшемуся мне особенно гордым, надменным, холодным до бесчувствия и безучастия. С затаенною враждою на сердце я сказал: здравствуй, отче (как Иуда Искариот), как поживаешь? – и допустил крайнее двоедушие: уста говорили одно, а сердце другое, противное! Уж и помучила меня злоба моя! Мне стало вдруг тяжело, стыдно всякого человека, душно, больно. Адский огонь засвирепел во внутренностях моих и пожирал меня! Я обратился немедленно к покаянию внутреннему, к внутренней молитве и долго молился и каялся, ходя по бульвару Петровскому! Наконец чрез три четверти часа Господь простил меня и даровал мне мир! Я решился никогда ни на кого и ни за что не озлобляться, но все терпеть, считать себя достойным всякого отвращения людей, холодности, ненависти, презрения и предавать себя и других Судящему праведно, никогда не мстя за себя даже мыслию или словом! Да будет сие, Господи!

Окаянный, еще я живу для себя и, значит, для греха и тления, а не для Христа и блаженного бессмертия; еще я рабствую чреву, еще предаюсь с алчностию лакомству, пресыщению, любостяжанию, суетности и тщеславию внешностию; еще злоба, обидчивость, гордость, зависть, да и блуд во мне живут и действуют и, как думаю, наверное, особенно по причине лакомства и пресыщения, ибо чревоугодие пролагает и делает торным путь для всякого греха, ибо воздержание с молитвою есть охрана и как бы крепость души против всякой страсти и против всякого прилога вражия. Доколе же я буду лукавствовать, живя для плоти, доколе не предам себя и весь живот свой Христу Богу?.. Доколе не буду готов для Христа моего даже на смерть, ибо умереть за Него – значит стяжать вечную жизнь? Доколе не умерщвлю для Христа хотя ветхого моего человека, многострастную плоть мою? Доколе не изнурю её воздержанием, молитвою, бдением, трудом, милостынею доброхотною?..

Господь предстоит и внимает нам, когда я читаю присягу в собрании: да будет чтение в памятовании Его всепромыслительного присутствия. Диавол непрестанно коварствует над нами и усиливается отторгнуть нас от Господа и уязвить, жечь нас в адском огне, погубить нас; иногда чрез один помысл греховный, чрез одно пристрастие минутное к чему-либо. Да бодрствуем и трезвимся. Имей всегда веру и уверенность, что с помощью Божией нет для тебя ничего невозможного в Божием деле. Сомнение, неверие или недоверие, неуверенность в себе, и оттуда боязнь и робость, часто губят нас.

Щедрого, великодаровитого Бога оскорбил, прогневал я, окаянный, скупостию своею; всеблагого – злобою своею; кроткого и долготерпеливого – раздражительностию и нетерпением своим; Бога, Который есть Дух, – плотяностию своею, земляностию, пристрастием своим, алчностию к земным сластям, жадностию к стяжаниям, страстным зрением, вкушением, осязанием. Нищим, просившим у меня милостыни, долго не подавал я милостыни, воображая, что они во зло употребят оную. Наконец, Сам Господь помог и мне и им, послав мне щедрое даяние за молитву и крестины двух младенцев-близнецов у Махова, капитана 1-го ранга. Сильное искушение было со мною во время крестин этих младенцев (восприемники: Ворожейкин и Тыртов) больше из-за платка видного, но недорогого, не шелкового, как узнал после; сердце, обессиленное и обаянное88, парализованное сладкоядением (телятиною великолепною) и многоядением, легко пленено было врагом бесплотным, поражено, омрачено, обессилено, посрамлено страстным желанием плотским и стыдением лиц человеческих благородных! Увы мне! Как я жестоко был пленен! Стыд покрыл лице мое! Я смущался часто и не мог от стыда и помрачения в мыслях и скорби и тесноты в сердце смотреть открыто, но зажав глаза и читать твердо, но претыкаясь, останавливаясь, пропуская или не договаривая слова и речения молитв и пропуская некоторые молитвы! Что за буря, за напасть со мною была – постигнуть не могу! Впрочем, вся беда была от пристрастий к земным вещам: к пище, питью, вещам и лицам. А священник должен стоять всегда, особенно при совершении, выше всех и всего, не познавая лица человеческого при совершении Таинства, ибо оно – дело Божие. Боже! Прости мне согрешения мои! И на панихиде не мог выговаривать ектенийных прошений: так я был взволнован, смущен, умерщвлен внутренно, уничижен, посрамлен! А всё чревоугодие! Все диавол, злейший враг мой, ищущий поглотить меня на всяком шагу.

До сих пор я поступаю ничем не лучше восьмилетнего ребенка, поставляющего жизнь свою, удовольствие свое в сладком ядении и питии и, быв муж, не отвергох младенческая, будучи христианином, живу как язычник, будучи священник, живу как простой мирянин и хуже мирянина, забывая свое горнее служение, свое пастырское звание, свою паству, или вверенные руководству моему души, свое частое причастие Божественных, животворящих, Пресвятых Таин и частое совершение Таинства сего, равно как Таинства возрождения водою и Духом, которое совершено было и надо мною, вместе с Тайною помазания миром, и частое совершение Таинства Покаяния, или обновления. Хотя отныне дал бы Господь начать новую, истинно христианскую и пастырскую жизнь. А то вот, совершая молитвы над умершими, я чувствую, что сам умер духовно, сам мертвец, смердящий страстями, как Лазарь, смердящий во гробе.

Чтобы христианин жил христианскою жизнию и не угасла в нем совершенно жизнь духа, ему необходима молитва домашняя и общественная, необходимо посещать с верою, разумением, усердием богослужение во храме, как необходимо подливать елей в лампадку, чтобы она горела и не угасала; а так как молитва искренняя, горячая бывает при воздержании, то для поддержания в себе христианской жизни или горячности веры, надежды и любви, нужно воздержание и пост. Ничто так скоро не погашает в нас духа веры, как невоздержание, лакомство и пресыщение и рассеянная, разгульная жизнь. Я угасаю, умираю духовно, когда не служу в храме целую неделю, и возгораюсь, оживаю душею и сердцем, когда служу, понуждая себя к молитве не формальной, а действительной, духовной, искренней, пламенной. Но сколько тогда бывает нужно побороть мне врагов бесплотных! Сколько одолеть коварств и наветов их! Театр также погашает веру и христианскую жизнь, научая рассеянности, лукавству (или умению жить в мире), смехотворству; он воспитывает ловких сынов века сего, но не сынов света. Театр противен христианской жизни, он – порождение духа мира сего, а не Духа Божия. Истинные чада Церкви не посещают театра.

Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами [Мк. 8, 38]. А ты стыдишься, по тайному действию в тебе Велиара, именования креста и Евангелия и самого имени Божия, увлекаясь каким-то бесовским страхом людей незнакомых, как будто бы они звери или разбойники. Господи! Ты видишь волнение мое в присутствии народа неизвестного: даждь мне Сам смелость говорить.

Театр ничем не лучше больницы умалишенных, в которой жалкие, больные душой и телом люди в бреду своем воображают себя царями, или богачами, или генералами, или другим чем, воображают себя стоящими пред императорскою особою и говорящими с нею, как с действительно присущею; громко смеются, когда следовало бы плакать, или плачут о том, о чем плакать безрассудно. Подобное нечто бывает и в театре. Тут простой человек принимает на себя для потехи публики разные роли, которые чем ближе к действительности выполняет, тем больших заслуживает рукоплесканий от публики: он представляет собою роль и царя и простолюдина, и разбойника и мирного гражданина, и дышащего злобою и влюбленного до страсти, и полководца и поселянина, и мужчину и женщину, он то смеется, то плачет – словом, изменятся в тысячи видов. Но больше на театре любят смеяться, смешить. А между тем посмотрите, что делается в нескольких шагах от театра, не говоря о других частях города, других городах, селах. Сколько бедности, бедствий, слез! Вот театр, вот зрелище бедствий! Для чего бы не изобразить на словах пред людьми этих бедствий действительных, чтобы возбудить в слушателях сострадание, милосердие и вызвать действительную помощь? Но тогда мы не обогащали бы актеров? Понятно. Актеры, в конце концов, заботятся только о себе, о своем кармане – до бедного [человечества] им и дела нет.

И вот мы обогащаем шарлатанов-актеров за их выдумки, лицедейство, фразерство, за их иллюзии! О, как мы виновны пред Богом и людьми! Мы веселимся, а между тем что делается на белом свете? Вся земля, кажется, на военной ноге, народы и племена друг на друга враждуют, друг на друга готовят страшные орудия бранные или вступают в бой и в несколько часов или дней, как колосья, пожинают сотни тысяч людей! Мы всевозможно забавляемся от полного благосостояния и имущественного избытка, от сытости и пиянства, а целые населенные города или деревни, посещенные гневом небесным за грехи, плачут, воют, потому что у десятков тысяч людей нечего есть, негде приютиться, нечем одеться! Но таково самолюбие и сластолюбие человека, что было бы ему хорошо, а другие как хочешь неси свое горе. А Евангелие говорит: носите бремена друг друга [Гал. 6, 2] ; не о себе только каждый заботься, но каждый и о других [Флп. 2, 4]. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию [Рим. 15, 2]... Страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены &91;1Кор. 12, 26&93;.

Благодарю Господа, удостоившего меня Своей помощи, когда я усердно просил её, чувствуя свое душевное бессилие пред приведением к присяге в Окружном суде, и припадал к престолу в Думской церкви. Я громогласно и с силою, непреткновенно прочитал две присяги пред первым делом; после обеда сластоядением враг связал и обессилил меня, и я не мог читать первой присяги (заседателям), отдав читать одному из заседателей, а потом этот удар пробудил и раздражил меня: следующую присягу я прочитал громко, с силою.

Сильно теснил меня дух лукавый в Окружном суде во все продолжение его, смущая и устрашая меня призраками. Первые присяги читал не очень твердо, последнюю твердо, без преткновения, от души говоря каждое слово, ценя каждое слово, как золото чистое. О, какая немощь духа, какое горе! И, кажется, это беда напала на меня из-за жадности к яствам и пресыщения! Благодарю Господа за явленную мне помощь. Присягу присяжным заседателям читал дурно: враг поставил рожны свои в сердце моем. В суде читал я Евангелие от Матфея с 25-й главы до конца и от Марка с 1-й главы до 8-й. Благодарю Господа за слово Его святое. Согрешил, пороптал на Господа, когда враг теснил меня нещадно, а Господь не внимал мне, по-видимому, когда я взывал о избавлении. Господи! говорил я дерзостно, всего Ты избил меня чрез врага, – забыв, что я достоин жесточайших теснот и мук за свои грехи. Прости, Господи, нетерпение мое и дерзость мою. 11 сентября 1871 года.

Помни, размышляй, благоговей, благодари, что Творец твой сходил для тебя на землю, странствовал, ходил, учил, творил чудеса, пострадал, умер поносною смертию и воскрес из мертвых, положив начало нашему воскресению. Не забывай этого дела Сына Божия, для тебя прекрасно исполненного, и старайся сделаться оного достойным. Церковь как бы напечатлела это в своем ежедневном и годичном богослужении, совершая воспоминания Рождества Христова, Крещения, Сретения, Преображения, Входа в Иерусалим, Пасхи, Вознесения, Сошествия Святого Духа, Воздвижения Креста.

Один помысел пристрастный, плотской или помысл о вещах, к коим имеем пристрастие, действует на душу губительно, как яд, как духовный паралич (как ржа), во время молитвы или вообще отправления священной обязанности. Что сказать о самом исполнении или удовлетворении этих страстных пожеланий? Но страсти наводят обаяние на рассудок и на чувства и волю, доставляют приятность, хотя минутную, всему существу человека, и оттого в этом обаянии люди часто не чувствуют гибельности греха; только гибельные последствия греха, которых они не хотели предвидеть, обращают их в себя и заставляют сознаться в безрассудстве своем при удовлетворении страстных своих желаний; тогда в них пробуждается совесть и начинает сильно обличать и мучить их.

12 сентября

Воскресение. Поздняя обедня за отца Матфея. Служил, по милости Божией, с сердечною теплотою, особенно после великого входа, после крайнего противодействия диавольского, громогласно; причастился в мир душевных сил, ощутил теплоту животворящую во устах, в сердце и в теле; заамвонную молитву читая, сбился от смущения бесовского при мысли о предстоящей проповеди; проповедь говорил сильно, одушевленно.

После обедни и молебна, пришедши домой, обедал с большим аппетитом, а проще сказать и ближе к истине, с непохвальною жадностию, которая увлекла меня к излишеству (яблоко печеное пред обедом, щей полную тарелку, кусочек мяса легкого, бобового соуса почти тарелку, котлетку довольно большую, тогда как мяса вовсе не надо было есть, еще яблоко печеное с сахаром и со сливками; потом через час чай со сливками и без сливок стаканчика три, – почувствовал некоторую тяжесть и обременение). Зато когда пришел к вечерне и нужно было давать молитву Дарье Васильевне, жене дьячка Кутузова, я сделался посмеянием врагу бесплотному, затмившему мой ум, стеснившему и смутившему мое сердце, поразившему всего меня как бы параличом: я не мог говорить, прочитал молитвы мысленно, взявши на руки младенца Николая, тоже не мог говорить. Вечерню служил с горем пополам. Венчал свадьбу, благодаря Бога, непреткновенно. Народу очень мало. Крестил спокойно двух младенцев в стороне. Панихиду служил довольно спокойно.

Перед обедом дома рассердился и несколько возвышал голос на жену за то, что не сделала яблочного пирога, для которого я купил яблоков и сахару толченого. Согрешил пред Богом и женою. Это было мое пристрастие, лакомство. Обед был без того великолепный. Еще я лакомка! Еще жаден! Перед обедней и после обедни горячился и кричал на нищих; пред вечерней и после вечерни тоже. Бессловесные поступки!89 Священнику, носящему на себе сан Христов, должно быть всегда кротким и незлобивым, терпеливым, не торопливым, а ровным, степенным. Сколько Господь изливает милости на священника, удостаивая его приближаться ежедневно к Страшной Трапезе, и совершать и вкушать Страшные Тайны! Сколько и священник должен быть милостив и сострадателен к меньшей братии Христовой, которая есть и его братия. И Господь силен вознаградить его за все убытки в подаянии милостыни!

Увлекаясь пристрастием к вещам тленным, помыслами, заботами об них, мы теряем предметы величайшей важности, предметы, истинно сродные нашей душе, составляющие истинную и вечную её стихию; копаем для себя дырявые колодцы, не могущие держать воды, и покидаем источник воды живой [Иер. 2, 13]; не обращаем в жизнь свою, в соки и кровь помыслов духовных, святых, небесных, животворящих и продолжаем жить помыслами и стремлениями житейскими, земными, страстными, которые только томят, мучат, умерщвляют нас. О, если бы нам мудрствовать всегда так, как мудрствует Святая Церковь в своем богослужении, в молитвах при совершении Таинств и разных молитвословий, как мудрствуют святые отцы в своих писаниях! Тогда все мы еще на земле были бы небесными гражданами, словесными небесами.

13 сентября

Благодарю Господа, удивившего на мне милость Свою во время утреннего богослужения, когда после светильничных молитв я готовился говорить великую ектению; после внутренней тайной молитвы ко Господу и Богоматери я всю ектению проговорил весьма спокойно, звучно, искренно, так же и сугубую и просительную.

Благодарю Господа за небесную Его помощь во время литургии; благодарю, яко грехи мои отъял от меня множеством милости и укрепил меня, когда я изнемогал телом и духом; благодарю наипаче за преестественное оживотворение по причащении Божественных Таин и за победу над невидимыми врагами, крайне поджигавшими меня к озлоблению на отца диакона Петра Ал. Софронова и ранее на старца Михайлова П. Победительная и благодарственная восписую всеблагому и всесильному Господу моему. Если бы не Господь, поглотили бы меня враги мои.

Господь единожды воскресил смердящего мертвеца Лазаря, а мою душу, ежедневно и многократно умирающую во грехах, тысячекратно и тьмократно воскрешал. Жизнодавец Христос Бог наш мой греховный смрад тьмократно прогонял благодатию Духа Святого и тою же благодатию творил меня благоухание Богови. Слава о сем Господу.

Господи! весь излиялся еси не изливаясь (яко непреложный и неистощимый и неизменяемый) в благодеяниях к тварям Твоим, начиная с Херувима до последнего червячка, пресмыкающегося по земле или внутри в земле; спасения же ради человеков и Сына Твоего Единородного послал еси, Иже всего Себе истощи и наипаче внегда крест и смерть претерпети волею нас ради. Слава о сем Господу! Господи! весь излиялся еси в благодеяниях, внегда Самого Себе даже доселе и до скончания века предлагати верующим в пищу и питие в Животворящих, Святых и Пренебесных Тайнах, в Плоти и Крови Своей.

Да будут прокляты пристрастия житейские, охлаждающие и парализующие любовь нашу к Господу, как-то: жадность к лакомым кушаньям и питьям, страсть к красивой одежде или головному украшению (камилавке), или к златому отличию на персях, к этому страшному, святому и спасительному знамению креста, когда приходит жаление и беспокойное бережение их от пыли и дыма или топленого [...] во время богослужения. Сколько раз эта суетная забота о сбережении во время службы Божией поражала сердце смертию духовною, хладом адским и бесчувствием к Богу и людям, бесчувствием ко всему святому, великому, спасительному, совершающемуся во время богослужения! На наш век станет всего и останется еще после нас – и камилавок, и крестов! Внимай себе и своему спасению и спасению врученных тебе от Бога людей.

Кому я обязан безмерными милостями и дарами жизни, коими пользуюсь, – даром воспитания, даром священства, почета, всеми дарами вещественными? Первее всего Господу Богу, Емуже буди слава и благодарение всегда, ныне и присно и во веки веков; потом Святейшему Синоду, о немже буди всегда молитва моя ко Господу; затем государю, о немже также буди моя в сердце всегдашняя молитва ко Господу, и потом – всем моим добрым начальникам, наставникам, братьям и сослужителям, товарищам, добрым прихожанам и всем добрым людям, добре о мне, непотребном, мыслящим и отзывающимся и доброе расположение свое ко мне являющим! За все же вообще слава и благодарение Господу моему, яко все доброе от единого Бога происходит, как из своего Первоначального Источника; Он есть Альфа и Омега [Откр. 1, 8].

19 октября. Что более стужает нам в этой жизни? Что как бы сковывает меня, иерея, в общественном богослужении, наипаче литургии? – Чрево, похоть чрева, и этими похотями меня враг связывает, теснит, омрачает, умерщвляет, отводит от Бога, – горе мне от чрева, от моей алчности, жадности, от моего сластолюбия. Блаженны преподобные и все святые, поправшие чрево!

14 сентября

Поздняя обедня в Соборе. Благодарю Господа, сподобившего совершить Божественную литургию громогласно, с силою, умилением и причаститься неосужденно Божественных Таин.

Вследствие сластей (у Черницкого и Леопардова) постигла меня крайняя теснота, особенно при соборовании Василия Осиповича Серебренникова, и потом при крещении ребенка в соборной сторожке и на молебне у Полякова. У Леопардова в дыму табачном чай пил. Это мне очень вредно. Дома печеных яблоков довольно поел перед вечерней. Это тоже нехорошо.

Корыстолюбие ужасно парализует душу и охлаждает её к Богу и ближнему и ко всему священному. Священнику отнюдь не должно быть заражену корыстолюбием, иначе соль потеряет силу – он будет живой мертвец. Горе корыстолюбивому пастырю, совершающему требы и думающему о вознаграждении: страсть его жжет, теснит, омрачает его ужасно и не дает ему говорить слов. Священник должен всего себя и весь живот предать Христу Богу. Бог без заботы даст ему все нужное, как и давал.

15 сентября

Единственно верное, жизненное, вечное сокровище мое – Бог; все же сокровища земные, или различные вещи зримые, ядомые и пиемые, облачаемые, украшающие, обогащающие, отличающие, возвышающие, – когда прилепляется к ним сердце, суть мука для него, скорбь, теснота, мрак, огнь адский. Едино есть на потребу – а плоть заботится и суетится о многом [Лк. 10, 41]. Сколько неприятностей, греха бывает из-за вещей, то есть из-за пристрастия к ним. Боже! К Тебе единому да прилепляюсь во всякую минуту жизни и в век и вечность! Прочь столп Вавилонский!

Во время утрени тяжкие искушения от бесплотных врагов из-за попытки удержать у себя под известным предлогом часть братских доходов и из-за того, что пожалел своего тела, своей груди при произношении великой ектении – убоялся страха там, где его не было. О, как пристрастие к плоти и ко всему плотскому мучит меня! А я должен презирать её, не щадить для дела Божия! Ибо и умереть на деле Божием – блаженство!

В избытке принимаемая пища после причастия нетленного, духовного брашна Пречистого Тела и Крови Христовой или сласти различные подавляют плоды духа, полученные с причастием, этой великой святыни. Жалкая, ужасная потеря! Лишиться такого бесценного, пресладкого сокровища из-за ничтожных, тленных, грубых сластей, которые никогда не могут дать жизни духу, да еще и тело обременяют! Надо беречься всячески невоздержания и жадности, предшественницы невоздержания. На сласти смотри как на детские игрушки, коими несвойственно увлекаться человеку зрелого возраста; только по необходимости употребляй их в меру; предоставляй эти сонные грезы другим, тем, кто их любит, а сам шествуй в Царствие Божие и упражняйся в том, что питает и услаждает душу, а не тело. Долго ли еще заблуждать?

16 сентября

Благодарю Господа, благопоспешившего мне благодатию Своею непреткновенно, хотя и медленно, совершить утреню в Соборе при обычном борении сопротивных сил и борительных врагов. Ектению великую говорил твердо всю, сугубую и просительную тоже; малую последнюю на каноне тоже. Христе, Свете истинный... в конце спутался от раздвоенности и смущения сердца. На молебне второе Евангелие тоже не все кончил потому же. Враг ужасно двоит! Вследствие этого как можно тверже прилепляйся сердцем к единому источнику жизни.

Господи, Господи милости, щедрот и человеколюбия, благодарю и славлю недостойными устами и сердцем и всею мыслию, яко удивил на мне и ныне милость Свою, даровав мне в причащении Святых Своих Таин великое очищение согрешений, победу над невидимыми, борительными врагами, глубокий мир и свободу немирному и присно утесняемому от невидимых врагов духу моему и радость неизглаголанную. Литургию и вечерню служил благопоспешно, с искренностию и силою, громогласием. Не вкушал дома и нигде хлеба до пяти часов вечера и чувствовал себя до того хорошо и в силах, что можно и еще было пробыть часа два-три без всякого чувства голода, без всякого ослабления сил. Слава брашну нетленному!

Слава брашну нетленному и Тайне Его священия. Больной рыбак, Василий Осипович Серебренников, почти омертвевший, ожил чрез эти Таинства. 15 сентября 1871 г.

По благодати Христа Бога служил у Амоса Федоровича Табурина в доме Касаткина молебен бодро, громогласно, непреткновенно.

Как враг бесплотный усиливается обратить в грех и в осуждение самую молитву нашу, общественную и домашнюю, и какое глубокое внимание нужно священнику к самому себе, и какая готовность всегдашняя к достойному служению Господу во храме и в домах христиан! Он должен быть постоянно весь око, весь слух!

Высок, пренебесен сан священства! Чрез него люди сподобляются пренебесных Таинств: Крещения, Миропомазания, Причащения и прочих Таинств! Чрез него они просвещаются духовно, освящаются, обожаются, руководствуются к горнему Отечеству, подкрепляются, врачуются, утешаются! Сколько благ изливает всеблагой Бог чрез божественное и боготворящее священство! Как надо уважать этот сан! Как надо любить священнослужителей, духовных пастырей и учителей! Апостол Павел говорит: Просим же вас... почитать их преимущественно с любовью за дело их &91;1Фес. 5, 12–13&93;.

Божественная литургия – всемирная жертва о всех и за вся. Поэтому все должны поспешать к ней с жертвами сердец!

Курится ли в тебе, как фимиам в кадиле, молитва? Горит ли твое сердце, как свечка и лампадка?

17 сентября

Ужасно изобидел меня сатана за утреней обидою на дьячка Каменоградского за крайнее неровное поведение его на клиросе в чтении и пении и внешней выправке. Может быть, у него такая привычка, такой нрав, но мне очень противно стало такое его поведение неглижерское (небрежное); я возмутился духом и не утерпел – ушел с клироса, не стал больше читать канона и после того, несмотря на внутреннюю молитву мою, не мог успокоиться. Это было и коварством врага бесплотного, а силу свою враг возымел надо мною вследствие вчерашнего пресыщения и ядения перепаренного супа, питья кофе со сливками и потом чаю. Сегодня чувствую, что грунт сердца моего слишком слаб именно от пресыщения. Господи! Даждь мне благодать не есть мяса, если эта беда происходит от мяса. В Думе вчера довольно сидел: воздух гадкий был. И оттого, может быть. Но чувствую, чувствую излишество в себе питательности, засоривающей внутренности мои.

Великую ектению на утрени говорил медленно, громко, всю, с некоторою одышкою вследствие вчерашнего кофе и прелого супа (они вредны для меня). А как хорошо вчера вечером служил, бодро, непреткновенно (с поста во вторник и в среду)! На сугубой ектении сбился в двух возглашениях: о блаженных и приснопамятных и о братии... На малых ектениях не мог Владычицу славить от смущения вражия; на просительной ектении тоже; и кроме того, христианской кончины не просил сердечно, смялся все от того же смущения ради дьячка. Дерзновение вовсе потерял. Молебен служить не мог: на Евангелии на ектении спотыкался, не мог выговаривать. Но я должен привык, к дьячку: у него такой норов! А у всякого свой нрав, свои привычки, замашки! Надо покрывать любовию, снисхождением, не давать места врагу. Ведь в сто раз хуже сделал я, что смутился и огорчился на него втайне: и других-то смутил неисправности) своей службы, а его не исправил, и душу свою заразил адским дыханием злобы. Господи! Спаси меня от призраков диавольских! (А это призрак мучит меня за чревоугодие и пресыщение.) Даждь мне себя самого, грешника растленного, винить, а грехи ближних покрывать любовию. Сам их исправь: я не могу и не умею без Тебя, ибо сам многогрешен и разным страстям подвержен.

17

Благодарю Господа, сподобившего меня после тяжких искушений от врагов бесплотных (подмывавших и поджигавших мое сердце, смущавших, теснивших, обессиливавших), неосужденно причаститься пречистых и животворящих Его Таин в мир, свободу и радость души и во здравие тела. На заамвонной молитве сделал пропуск: Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою; на отпусте не упомянул святого апостола Андрея Первозванного и первоверховных Петра и Павла. На молебне Евангелие не все прочитал мученикам: ибо и пси ядят от крупиц, падающих от трапезы [Мф. 15, 27] до конца от злобы и лукавства и гордости врага бесплотного, от немощи духа вследствие немощи телесной, которая, в свою очередь, происходила от тяжелой и ненастной погоды, от вчерашнего позднего обеда, прелого супа и жаркого, от сидения в скверном воздухе думского присутствия (Мировой съезд). В двух местах на горе служил молебны именинницам Комаровой и Спицкой; на молебнах было очень тяжело: в воздухе что-то было давящее, смущающее, стесняющее, запинающее.

18 сентября

Благодарю Господа, препоясавшего меня силою свыше к непреткновенному, в силе и истине совершению утреннего богослужения и молебна Иверской Божией Матери и святым мученикам Гурию, Самону и Авиву родственницам Румянцевой, купчихи. Употреблял напряжение и принуждение себя в служении, без коих не мог бы совершить службы непреткновенно; служил медленно, с расстановкой.

Между пищею и грехами, как между телом и душею, есть тесная, огромная связь. Вот почему Святая Церковь Православная установила для своих чад, о спасении коих она день и ночь печалует и молится, частые посты, однодневные и многодневные; вот отчего Сам Христос Спаситель, не имея нужды в посте как Богочеловек безгрешный, постился сорок дней, показуя пример нам! А нынешние христиане отвергают пользу поста и ни за что считают различие пищи, приговаривая, что не входящее в уста сквернит человека, а исходящее из уст [Мф. 15, 11], как будто Господь, сказав эти слова, потворствовал их чревоугодию и сластолюбию. Как же запрещенный плод древа познания добра и зла по вкушении осквернил и души и тела Адама и Евы?.. И кривотолкование Священного Писания есть грех. (Отчего блуд? – Не от пищи ли? Отчего злоба, избыток злобы? – Не от пищи ли?)

19-го сентября

Воскресение. Благодарю Господа за полноту жизни и мира, дарованную мне сегодня в причащении Святых животворящих и бессмертных Таин, и особенно по их потреблении окончательном. А искушений-то сколько было до обедни при служении молебна у Шустова и во время обедни! Какое бешенство у сатаны! Какая злоба! Какое препятствие делу Божию! Какое насилие! (Вчерашний чай крепкий повредил мне, а может быть, и обед поминальный, мясо, вино!)

На великом входе страх сатанинский подмывает сердце и мутит, рвет его на части, точно водопад; не мог помянуть императрицу и многих других имен; глаза открыть боюсь, смотреть на народ, чтоб не встретиться с эполетами, чопорными шляпками, купеческими лицами, вообще с людьми, имеющими значение в мире сем и, может быть, мало имеющими значения у Бога. Крайне двоит сердце диавол во время богослужения и этим берет верх надо мною, смущает, устрашает. А чего страшиться священнику, Божьему слуге, притом во время богослужения, когда и Ангелы вместе служат? Как гонит сатана! О, если бы Господь на самого его навел страх, так чтобы он и не смел показаться во время богослужения ни общественного, ни частного! Нет, – тут-то он и является, и пакостит. Что за попущение на меня от Бога!

Куда нам до того самоотвержения, которое сделали апостолы ради Господа? Нам хоть бы небольшое-то самоотвержение в данных случаях иметь ради Господа и любви ближнего! Хоть бы не жалеть подавать милостыню бедным понемногу, но постоянно или давать в долг; хотя бы не жалеть приходящим к нам странникам или гостям жилища, нескольких копеек, хлеба-соли, прохладительного или освежительного, согревающего питья; хотя бы не охладевать к ближним, не презирать их ради того, что они кушают нашу хлеб-соль, чай-сахар, пользуются нашим углом, носят нашу одежду, или ради того, что, будучи нашими подчиненными, иногда бывают неисправны, – хотя бы это самоотвержение нам иметь, говорю, хотя бы не гнаться за долгом ближнего, который не имеет чего отдать, или не брать с него лихвы, роста, для него обременительного и разорительного; хотя бы не гнаться за обидой словом или делом, умышленно или неумышленно нам причиненной, или хотя бы не быть подозрительными и не видеть во всяком движении, взгляде, слове ближних злого против нас умысла, как это бывает иногда, но быть миролюбивыми, благолюбивыми, доброжелательными, ласковыми, общительными ко всем – хоть бы это, говорю, самоотвержение иметь нам. А куда нам до апостольского и преподобнического самоотвержения, нам, говорю, в мире живущим и к миру прилепившимся, дышащим его благами, обычаями, хотя, правду сказать, из-за этой буесловесной90, слепой привязанности мы ежедневно и каждый час нарушаем заповедь любви к Богу и ближнему. О, эта широкая жизнь мирская! Сколько она поглощает наших, Богом данных средств к жизни материальных. Сколько поглощают их наши лакомства и, что греха таить, наши папиросы да сигары, наши вина, пива и меды, наши обеды званые, наши наряды и собственно одежды, наша квартира, наша мебель, наш столовый и чайный да кофейный прибор, наши экипажи, наши театры, клубы, маскарады? А бедным дать нечего! Бедный без куска хлеба, без одежды, без ночлега, без места! О, жизнь мирская, беспутная!

(Долю со всего торгующего люда здешнего и пришлого на храм местный завести, Господи, помоги!)

Божественная литургия есть поистине небесное на земле служение, во время которого Сам Бог особенно, ближайшим, теснейшим образом присутствует и пребывает с человеками, будучи Сам невидимым Священнодействователем, приносящим и приносимым; нет ничего на земле святее, выше, величественнее, торжественнее, животворнее литургии. Храм в это особенное время бывает земным небом, священнослужители – изображениями Самого Христа, Ангелов, Херувимов и Серафимов, и апостолов. Литургия – постоянно повторяющееся торжество любви Божией к роду человеческому и всесильное ходатайство о спасении всего мира и каждого члена в отдельности, брак Агнчий, брак Царского Сына, на котором невеста Сына Божия – каждая верная душа, Уневеститель91 – Дух Святый. С какою уготованною, чистою, возвышенною душею нужно всегда присутствовать при литургии, чтобы не оказаться в числе тех людей, которые, не имея одеяния брачного и имея оскверненную одежду страстей, связаны были по рукам и ногам и выброшены вон из брачного чертога во тьму кромешную [Мф. 22, 11 – 13]. А ныне, кнесчастию, многие и не считают нужным ходить к литургии, иные ходят только по одной привычке и каковыми пришли, таковыми и уходят, без возвышенных мыслей, без сокрушенного сердца, с непокаянною душею, без решимости к исправлению! Иные стоят неблагоговейно, рассеянно, без всякой сосредоточенности, без всякой подготовки себя дома посредством размышления и воздержания. Ибо многие успеют пред обедней напиться, а иногда и наесться! Когда Господь сходил на Синай, народу еврейскому пред тем повелено было приготовиться и очиститься [Исх. гл. 19]; но здесь не меньше Синайского схождения Божия, а больше: там – только задняя Божия, здесь – самое лице Божие, Законоположника. Когда на Хориве явился Господь Моисею в купине, ему повелено было разуть сапоги с ног [Исх. 3, 5], а здесь больше Хоривского Богоявления: там прообраз, здесь – Сам Прообразованный. О, как мы пристрастны к земному и не хотим и не можем даже один час отделить как должно, исключительно для Бога во время Божественной, пренебесной литургии, но и тогда дозволяем себе мечтать о земном и наполнять душу образами и желаниями земных вещей, и иногда – увы! – даже нечистыми образами. Между тем как должны были бы молиться пламенно, размышлять усердно о великой Тайне сей, каяться во грехах своих, желать и просить очищения, освящения, просвещения, обновления и утверждения в христианской жизни, в исполнении заповедей Христовых; молиться за живых и умерших, ибо литургия – жертва умилостивительная, благодарственная, хвалебная и просительная.

Велика литургия! На ней воспоминается вся жизнь не какого-либо великого человека, а Бога воплотившегося, пострадавшего и умершего за нас, воскресшего и вознесенного и паки грядущего судити миру всему!

Бесстрастно, равнодушно принимай вознаграждение денежное за требы, бесстрастно и равнодушно отдавай принятое требующим – и исправятся от Господа стопы твои, и не будет враг посмеваться над тобою, искушать тебя любостяжанием и пристрастием к деньгам и вещам вообще. Бесстрастно, умеренно вкушай пищу и питье, как бы они ни были лакомы; бесстрастно, терпеливо сноси голод и жажду – и исправит Господь стопы твои, и сатана не будет тебя искушать алчностию твоею. Всякое невоздержание происходит от пристрастия.

Благодарю Господа за избавление в прошедший вечер в Таможне (пред панихидою по досмотрщике Петре) от мертвящего и тяготящего пожелания мзды за труды, тогда как вдова остается бедная с двумя детьми: покаялся во глубине души, познал безумство этого пожелания, отчуждение из-за него от душ человеческих, созданных по образу и подобию Божию, нерадение о их духовных пользах, наемничество, о котором говорит Пастырь Добрый [Ин. 10, 12–13], – и Господь помиловал меня, отъяв тесноту, и мрак, и посрамление и даровав свободу, свет очам моим и дерзновение пред Богом и людьми. Любостяжание – гибель душ, извращение духовных обязанностей.

Благодарю Господа, услышавшего мольбу мою о искреннем угощении мною гостя Алек. Васильевича Палисадова, чтоб мне с радостию принять и угостить его, не жалея сластей, или сладкого чаю, как брату, как созданному по образу Божию, как Самому Христу моему. А пред сим беспокоил меня враг жалением и нерасположением, холодностию к этому собрату и товарищу. Немощь мою и боязнь мою отъял Господь: я был весел, величествен, искренно дружен, свободен.

К сапожнику моему сходить завтра же и внушить ему, чтобы не бил жену свою да шил сапоги.

Что есть ложная благодарность к Богу? Ложная благодарность, когда, получая от Бога щедрые, незаслуженные дары духовные и вещественные, языком благодарят за оные Бога и употребляют их только в свою пользу, не разделяя их с ближними; получают и скрывают их в своих сокровищницах, сундуках, книгохранилищах, лишая чрез то многих братий своих духовного просвещения, назидания, утешения, или пищи, питья, одежды, жилища, врачевства в болезни, или передвижения с места на место для добывания средств к продовольствию. Такая благодарность есть ложная и богопротивная. Это значит языком благодарить, а делом являть крайнюю неблагодарность и злонравие. А как много таких благодарных!., или, лучше – неблагодарных!

Отчего себе не жалею на роскошь и излишество, так что у меня много вещей, по совести говоря, мне ненужных, остающихся без употребления, – между тем как бедному человеку жалею давать на нужду, положим что и каждый день? Это от самолюбия, корыстолюбия и сластолюбия. Но плоть преходит: должно презирать её, прилежати же о души, вещи бессмертней, о добродетели, которая нетленна.

Часто ли ты призывал Меня искренно на молитве, говорит грешнику, как я, Бог. Часто ли благодарил искренним сердцем за Мои бесчисленные и превосходящие всякий ум благодеяния; часто ли приносил мне искреннюю жертву хвалы, чтобы Мне еще и еще изливать на тебя Мои милости? А что Мне делать с твоим развращением, с твоею испорченностию, с твоим растленным умом и сердцем, с твоею ежечасною наклонностию к злу и пороку волею? егоже люблю, наказую, бию всякого сына, егоже приемлю. Убо не ослабевай, обличаемый от Мене, и, наказуемый, потерпи [Евр. 12, 5 – 6]. Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности [Евр. 12, 11].

21 сентября

Наказал меня по достоянию Господь лишением Своей помощи и посрамлением пред лицем Церкви во время утреннего богослужения за вчерашнее курение табаку после угощения у отца Матфея (у которого также было накурено) и питье водки (трефольной) и вина с чаем, с закускою булкою с икрою (дома выпил еще чаю со сливками и с булочкой; три сухарика сдобных бисквитных скушал, хересу рюмку выпил, рогому рюмку – вся эта смесь закрепила мне желудок, засорила и произвела жжение и бессонницу). Пыли дома вчера много глотал при разборе шкафов с книгами – все это испортило меня. Я не мог почти служить. Как нужно беречь себя священнику: беречься табаку, пыли, излишества в пище и питье! Но в чем же наказание Божие мне за мои беспорядки? – В оставлении меня Своею помощию, в предании в руки врагов моих бесплотных, которые устрашали меня своими суетными страхами, внушая, что эта безголосица случилась из-за того, что я вчера ел-пил у отца Матфея (за хлеб-соль производят, окаянные, неприязнь к брату, – да не будет). Чувствую, что больше всего пострадал я от табаку, от сигары: не с привычки выкурил вчера почти целую сигару; не пыль, а сигара засорила мне грудь и горло. Бросить навсегда и не касаться. Зачем делаю то сам, в чем других обличаю?.. (У отца Матфея реже, хотя и очень редко, надо есть и пить: после угощения у него тяжело очень мне бывает служить.)

22 сентября

Благодарю Господа за преизбыток мира, свободы, святыни, здравия, бодрости, силы, дарованные мне по причащении Святых пречистых, небесных, бессмертных, животворящих и страшных Таин Тела и Крови Господней! О, готов я терпеть всякие скорби, и искушения, и напасти, только бы приобщаться всегда этих пребожественных в самой вещи, в самом существе и действиях во мне Таин Божиих!

Чаю сладкого после обедни пить отнюдь не надо: от него сильное раздражение внутренних нервов! Лучше кофе чашку выпить, если есть потребность.

Ужас как треплет меня сатана! Не щадит! По делам вору мука!

Кто сказал (шепотом): убирайтесь к черту, после того, как не мог говорить от навета вражия отпуста на утрени, на сугубой ектении на плодоносящих и ранее? Блаженных и приснопамятных создателей храма сбился и потом на просительной ектении, особенно на последних возгласах, путался, не выговаривал...

Божественные Тайны – мое дыхание, мой свет, мой огонь, моя сила, мое дерзновение, мое благопоспешество, мое очищение, моя прохлада от зноя страстей, моя святыня, моя слава, мой мир и упокоение, моя свобода и мое пространство.

(О Варваре Петровне Дроздовой написать письмо.)

23-го сентября

Трудно было мне сегодня во время утрени от искушений и борений врага. Христе, Свете истинный... не мог выговорить оттого только, что помыслил о деньгах, что пристрастие к ним причиною моей душевной слабости: для бесплотного врага это было довольно, чтобы ужалить и смутить и парализовать мой ум и сердце! Ужас, какая ярость вражия! Владычицу славить не давал; впрочем, на трех ектениях непреткновенно прославил её, а на остальных недоговорил. Вчера довольно поел овсянки и попил сладкого чаю с мягкою булкою (три стакана): вероятно, из-за сластолюбия враг одолел меня. Во сне нынешнею ночию видел на трехрублевой бумажке образы демонов черных. Эту бумажку я разменял в лавке и по оплошности менявшей оную женщины хотел утаить несколько рублей, в излишестве мне данных. Пристрастие, болезнь.

Видел у себя в квартире отца Арсения, иеромонаха Афонского, видно, молится о мне (по его Требнику молился о Мохове Петре Як.)

Благодарю Господа за животворный огонь, дарованный мне в сердце по причащении Божественных Таин, и за пренебесный мир, простор, свободу, радость. Неизреченно дарование Божие!

Мы склонны к забывчивости великих дел Божиих, совершенных в искуплении и вообще в Церкви Божией. Чтобы они не забывались и всегда были в памяти нашей и, так сказать, непрестанно видимы и осязаемы, Церковь установила ежедневно и ежегодно воспоминать оные с торжественными обрядами и образно изображая лица и события на иконах, как бы на хартиях.

Величайшее событие в мире, событие чрезвычайное, сверхъестественное, – это было посланничество Сына Божия с небес на землю, Его житие, проповедь, чудеса, страдания, смерть, погребение, Воскресение и Вознесение на небо. Как Господь высоко поставил наше спасение, нашу душу по образу и подобию Его! Поэтому величайшее дело в мире делает тот, кто спасает свою душу и души ближних! Дело священника – величественное дело: оно дело Сына Божия!

Теперь-то я познал, что значит спасение души, сколь важно, бесконечно важно это спасение – ибо душа, созданная по образу и подобию Божию и впадшая в скверну греха, сделалась вся прокаженною, вся развратилась и погибает во грехах, которые, точно змеи или львы, терзают её и ищут навеки погубить её, то есть погрузить её в пламень вечных мучений. О, я узнал на опыте, сколь дорого спасение души, когда испытал, как терзают страсти бедное, немощное, горячкою и безумием греха одержимое сердце мое; как терзают сердце злоба, зависть, гордость, своенравие и упрямство, корысть, скупость, сласть, блуд, уныние и прочие страсти; как ослепляют, омрачают, посрамляют меня, лишают спокойствия, свободы, радости, чести. В страсти я бываю не человек, а зверь, не образ Божий, а образ диавола. Теперь-то я буду молиться горячо о спасении не только своей души, но и душ всех христиан и всех людей, ибо знаю, как важно, дорого спасение души, для которой Сам Сын Божий воплотился, жил на земле, поучал, чудотворил, страдал, умер на кресте и воскрес из мертвых.

Теперь я знаю, что значит Господи, помилуй и почему надо часто употреблять это краткое, но многозначащее и сильное прошение. Это молитва преступников, виновных в бесчисленных грехах, это молитва должника неоплатного, подобного упоминаемому в Евангелии должнику тьмою талант. Это молитва раба к своему Господу, от Которого он не вправе по своим грехам ожидать никакого благодеяния, но Которого он умоляет даровать известные блага ради имени Божия, ради славы имени Его, яко подобает Ему всякая слава, яко милостив и человеколюбец Бог, яко Бог милости, щедрот и человеколюбия есть.

Чревоугодие, любостяжание, блудодеяние, гордость, злоба, зависть, скупость есть практическое отпадение от Бога. Вот почему святые презирали чрево, корысть, сласть и любили пост, нестяжание и нищету, чистоту! Пост есть богоугождение, нестяжание и милостыня тоже, кротость и незлобие тоже.

Седальны – стихиры по кафизмах (то же, что кафизмы, значит).

Наша растленная природа склонна к скорому забвению всего святого и спасительного, потому что грехи и страсти непрестанно отуманивают и омрачают наши головы и сердца, занимают оные и господствуют в них, вытесняя воспоминания, помышления и чувства о священных событиях и великих Божиих к нам благодеяниях. Поэтому Святая Церковь, верная хранительница заповедей Господа своего, всего учения и всех дел Его, вечно признательная к неизреченным благодеяниям Его, установила воспоминательно совершать в ежедневном, равно как и в воскресных и праздничных богослужениях торжественно, с животворящею, наглядною, образною обрядностию все спасительные события из жизни и деяний Господа нашего Иисуса Христа, все домостроительство Его спасения как в Ветхом, так и в Новом Завете, равно как и самое сотворение Им мира видимого и невидимого, и не только события из Его всеспасительной, чудодейственной жизни, но и из жизни Пречистой Его Матери, послужившей столь славно тайне воплощения Сына Божия, из жизни Его Предтечи, апостолов, пророков Его, иерархов, мучеников, преподобных, бессребреников, праведных и всех и всячески Богу послуживших и угодивших святых, этих бесчисленных свидетелей Господа, истины и спасительности Его Божественной веры и всего Его Божественного учения, наследовавших, по обетованию Его, жизнь вечную. Это полезно и нужно для утверждения нашей веры, надежды и любви, для духовного воспитания христианского человечества, для всегдашнего научения его догматам веры, различным добродетелям: верности, мужеству, терпению, кротости, незлобию, смирению, нестяжательности, воздержанию, чистоте, целомудрию и прочим добродетелям, ибо жизнь Господа и Пречистой Его Матери, равно как и святых, представляет образцы всяких добродетелей, исполняя которые человек удобно может угодить Богу и спасти и свою душу, и души братий своих.

24 сентября

Пятница. Без причастия Божественного Тела и Крови, при вчерашнем чревоугодии и пресыщении обнажился я сегодня от благодати Божией и едва было совершенно не посрамился в классе (5-м), почти не в состоянии будучи говорить знакомых и часто произносимых молитв и возгласов (мя примера). Внутри чувствовал и бессилие свое, и насилие Велиара, и срамотою начало было покрываться лице мое. Но наконец воспрянул, когда стал объяснять Господи, помилуй и великую ектению. Горе без причастия Святых Таин!

Щедр и милостив Господь: Он послал мне в тот же день за помощь университетскому студенту, бывшему нашему гимназисту Бакланову, двумя рублями – тоже два рубля.

Зачем иждиваешь и губишь время в сластях?.. Как из-за пристрастия к ним много теряешь!

Сколь от многих зол и напастей спасает меня Господь чрез служение во святых храмах Его! Во-первых, от чревослужения, жадности, объядения, помрачения, посрамления, даруя в то же время дерзновение, очищение, освящение силу, премудрость! Слава о сем Господу и о всех Его благодеяниях! 25 сентября 1871 г.

Души знатных и простых, богатых и бедных, мужчин и женщин равны пред Господом; священник есть пастырь душ, которые суть по образу Божию, а не богатства и знатного рода, не красоты и отличий, или не пышности и суетности человеческой. Имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица и далее [Иак. 2, 1].

25 сентября

Один только вчерашний день не служил я и не приобщался Святых Таин Тела и Крови Господней – и звероуловлен был от мысленного волка, ослабел духом и словом, телом и делом: враг одолевал меня сомнением, смущением и боязнию, – так нужно мне причастие Святых Тела и Крови Христовой! А что было бы со мною, если бы я не удостаивался причастия много дней! (На полунощнице положительно не мог говорить окончательной ектении от запинания врага бесплотного: на сугубой первоначальной, краткой ектении на утрени тоже не мог выговаривать титулов императора и императрицы – такое сердечное бессилие, такая боязнь глупая напала на меня!)

(Марье Арсен, просфору; о Варваре Петровне Дроздовой письмо отцу Гавриилу; письмо Степану Николаевичу Петухову в ответ с благодарностию.)

25 сентября

После литургии. Благодарю Господа за преизбыток мира, свободы, легкости, дерзновение, силы, здравия, вследствие приобщения Святых, небесных, бессмертных, животворящих и страшных Христовых Таин. Какие бесценные блага духовные! Что было до литургии и во время самой литургии в начале! Какие злые козни врага бесплотного! Не дал произнести мне августейшей государыни на великом входе!

Благодать Божия есть душа христианина и всей его жизни, свет его ума, святой огонь сердца, сила его воли.

Почему виноградное вино употребляется для Таинства Причащения? Я есмь лоза, а вы ветви [слав.: рождие] [Ин. 15, 5], говорит Господь. Вот почему лозный плод или сок употребляем для Таинства! Мы розги духовной Лозы, а лозе свойственно напоять своим соком розги, или ветви свои. Почему хлеб? Я есмь хлеб, сшедший с небес [Ин. 6, 41]...

Что храм для христианина? – Место возрождения, запечатления Духом, место покаяния, причащения, обожения, брака, священия и елеосвящения, место последнего отпевания, место поучения, назидания, утешения.

(Отец Матфей и Екатерина Николаевна, отец Павел Трачевский.)

Мы не знаем добрых сторон нелюбимых нами людей или забываем их, а между тем по своей греховности и сердечному растлению воображаем в них слишком много зла и потому не любим, ненавидим, презираем их.

Да и диавол всемерно старается взять от сердца слово любви, силу и жизнь её.

Истину слова Божия испытываем ежедневно во внутренней жизни своей, например хоть ту истину, что люди заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят духовного плода [Лк. 8, 14], не достигают христианского совершенства, ибо на себе испытываю, как подавляют премирный плод причащения Святых Тела и Крови Господней ежедневное сластолюбие и пресыщение, и между тем самыми опытами своими, тяжелыми опытами своими и разными тяжкими искушениями, не вразумляемся оставить, распять плотские страсти.

Благодарю Всепромыслителя Господа, сподобившего вчера по желанию прихожан моих Иакова и Параскевы Андреевых совершить молебствие Пресвятой Богородице «Утоли моя печали» с акафистом и вместе преподобному Сергию Радонежскому и тем приготовить и свою душу к более достойному служению литургии, ибо с вечера я вкусил более надлежащего и пил чаю и тем одебелил свое сердце. О, какой высокий, сладостный акафист! Благодарю Господа за благопоспешное служение литургии в сей день, громогласное, сильное, искреннее, с умилением и слезами, за премирное причащение Божественных Таин, за всецелое прочтение заамвонной молитвы (прежде пропускал: Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою), отпуста и за непреткновенное совершение водосвятного молебна Божией Матери Иверской и преподобному Сергию. Слава Тебе, Богу, помощнику нашему, не побеждаемому нашими недостоинствами и неправдами!

Вчера за обедом поел с аппетитом, или с жадностию, щей с черным хлебом, крошенным во щи, потом рябчика с соусом жидким и после обеда напился чаю и кофе, а гулять не гулял на свежем воздухе – все читал газету, оттого за всенощной было довольно тяжело: сердце было как-то дрябло, не готово, в желудке неисправно, нервы раздражены. Исправи, Господи, стопы моя, да не подвижутся стопы моя [Пс. 16, 5].

В точное соответствие апостольской заповеди апостолу Тимофею совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, за царей и за всех начальствующих &91;1Тим. 2, 1 – 2&93;, Церковь ежедневно творит молитвы, моления (ектения великая, сугубая, малая), прошения (ектении просительные), благодарения (благодарственные молебствия) за вся человеки: за царя, за вся, иже во власти; также в соответствии апостольской заповеди: исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу [Еф. 5, 18–19], Святая Церковь начинает псалмами всякое богослужение, потом поет новозаветные песни духовные, под пением разумея краткие песнопения, соответствующие ектениям, например антифоны, стихиры.

Вчера (25 сентября, суббота) с вечера поел я с жадностию булочки и рябчика и попил чаю сверх меры и, хотя знал, что это не надо, но думал: сойдет с рук, а вышло не так: сегодня пришлось одному служить обедню, и в какой я был немощи и в каком страхе, смущении, посрамлении, в духовном параличе, именно по причине вчерашнего пресыщения! Сколько я не выговорил имен, речений! Как было мне тяжело! Как я был смущен, посрамлен, не имея дерзновения по причине пресыщения и паралича сердца, или чрева! Едва совершил литургию! После употребления Святых Даров Господь простил грехи, умирил, утешил, распространил. Слава Господу!

27 сентября

Из-за пресыщения оказался сегодня дураком в классе, дураком при соборовании Елисаветы Квиткиной в доме Николая Сидорова, а все из-за мяса и сластей. Не есть мяса даруй, Боже! Даруй соблюдать всегдашнее воздержание. От неумеренности изнемогает дух мой и тело мое, в особенности внутренности от жирной пищи. Все постное, без масла есть. Служить не могу из-за пресыщения: душа подавляется.

Сегодня разъярился я на нищих за то, что один из них, парень лет двадцати, пошел пропил мои деньги 40 копеек, данные на сапоги, и опять пришел ко мне просить. Из-за виноватого досталось невиноватому, нищему мальчику, которого в ярости ударил зонтиком по лицу. А сам пью вино почти каждый день и пресыщаюсь ежедневно – это ничего?!! Ах я, окаянный! Согрешил пред Богом: я тысячекратно виновнее нищих, которые редко подвеселят себя вином с пожертвованием для него своею нуждою, а я часто.

29-го сентября

Душа и тело мое более и более подавляются сытоядением или мясоядением и питьем крепкого чаю: сон беспокойный, рука около локтей болит от прилива крови. Немедленно приступить к воздержанию ради спасения души и угождения Господу, и даже ради здравия тела.

Благодарю Матерь Церковь, что она указала мне в ектениях, о чем мне молиться, ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями в ектениях неизреченными [Рим. 8, 26]. Слава благодати Святого Утешителя Духа. Верую, что Он, по обетованию Спасителя, пребывает с нами ввек и наставляет нас на всяку истину [Ин. 16, 13] и не допустит до заблуждения ищущих усердно и смиренно истины Божией.

Почему мы начинаем свои молитвы молитвою Царю Небесному, Духу истины? Потому что Он – Учитель молитвы и податель молитвы, Он – пребывающий с нами ввек и действующий в мире. Благодарю Тя, Господи Иисусе, яко Тебе ради и Дух Святый в мир вниде.

Люди воздержные мудры, чисты, крепки духом и телом, мужественны. Триста воинов Гедеоновых, пившие воду горстию, а не в припад [Суд. 7 гл.]. Отчего я часто бываю малодушен при священнослужении и в классе? – От чревоугодия и невоздержания в пище и питье. От невоздержания дрябнет и тело, и душа.

Забыв свое постыдное сластолюбие, или блудолюбие в юности, когда был учеником, я не оставляю сладко есть и пить и пресыщаться, чем увеличиваю сласть блудную, а не искореняю, даю пищу нечистоте сердечной! Как я прогневляю доселе Господа, неблагодарный и скверный! Всего себе повинув греху и сластем поработих и Твой оскверних образ92, Господи!

Как близок грех к сердцу человека сластопитающегося! Чревоугодие – пища и возбуждение блуда! Перед классом я сегодня попил довольно чаю и съел просфору (когда был сыт еще вчерашнею пищею), и оттого блуд гнездился в моем сердце; мгновенное воззрение на красоту детскую смущало и волновало сердце. Только воззрение ко Господу с верою спасло меня. О, как я немощен и грешен духом без причащения! Как я жалок в своем чревоугодии!

Еще ли мало нынешнего наказания и посрамления от Бога во время всенощной на Покров, когда я не мог говорить некоторых выражений на молитвах и в Евангелии по причине позднего обеда – пред самой всенощной, ядения щей, мяса жареного?.. Увы! этого поражения больше быть не может – так оно велико!

Для совершения Божественной литургии потребна возвышенная душа, или человек с возвышенною душею, не связанный никакими житейскими пристрастиями, похотями и сластями, коего сердце все объято было бы пламенем Духа Святого, пламенною любовию к Богу и к человечеству, ко всякой душе человеческой, наипаче к душе христианской, чтобы искренним сердцем всегда возноситься к Богу в молитвах. Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! [Лк. 12, 49]. Этот огонь ниспослан на апостолов в виде огненных языков. Необходим для нас этот огонь, для наших оледеневших сердец, чтобы разогревать, размягчать, переплавлять и очищать их всегда, чтобы просвещать и обновлять их. Где найти такого достойного иерея, который бы, подобно Серафиму, горел духом, любовию, славословием, благодарением пред Господом за такие чудеса Его к нам и в нас благости и премудрости? Я, первый из грешников, недостойно совершаю это пренебесное Таинство, ибо имею всегда нечистое сердце, связанное похотями и сластями. Господи! Ты зришь глубины сердец наших. Но окропиши мя иссопом, и очищуся, омыеши мя, и паче снега убелюся [Пс. 50, 9]. Аще чистаго помилуеши, ничтоже дивно и аще праведнаго спасеши, ничтоже велие... но на мне грешнем удиви милость Твою93.

Благодарю Господа за совершение во благодати Его Божественной литургии и за неосужденное причащение животворящих Его Таин; долго, долго после литургии палил меня жалом своим Велиар и естественная немощь – золотуха жгла меня, доколе я после крестин у мастерового в Красной улице не закусил хорошенько.

Благодарю Господа, сподобившего весь день сей (3 октября) провести в служении Ему, Господу Богу моему, в совершении различных треб: молебнов, крестин (двое), браков (два), соборования с исповедью и приобщением больной (в таможне).

Не престаю предаваться чревоугодию и излишеству в пище и питье и тем подавлять непрестанно дух свой, его горние потребности! Вот беда моя! Вот тягота духа моего ежедневная! Вот добровольное рабство Велиару! Боже, избави!

4 октября

Благодарю Господа, явившего мне, по молитве моей усердной, великое спасение Свое в квартире прапорщика Ивана Степановича Севаскевича пред совершением Таинства святого Крещения: я согрешил внутренно серчанием на жену мою за долгое её отсутствие – и Он отъял злобу мою, был смущен – и Он умиротворил меня, был посрамлен внутренно – и Он отъял срамоту от лица моего, был в тесноте – и Он распространил меня, не имел смелости – и Он дал мне дерзновение, был помрачен – и Он просветил меня, и я с дерзновением совершил святое Таинство Крещения.

Итак, что же? Не должно иметь ни тени злобы не только на жену, но ни на кого и ни из-за чего, ибо это яд змиин; все надо благодушно терпеть: лучше сносить лишение благ вещественных, нежели лишаться спокойствия совести, мира и дерзновения по причине нетерпения и злобы на причиняющих нам зло. Должно побеждать благим злое [Рим. 12, 21].

Если жена оставила меня, да живу покойно, как монах.

Враг возмущает, теснит меня, представляя мне в мрачных чертах долгое отсутствие жены моей! Следовательно, эти мрачные представления и образы – ложь! Ибо нет истины в нем [Ин. 8, 44].

Как часто враг невидимый сплетается, срастворяется со мною насильно – вот хотя бы теперь! Удались ты от меня, лукавый, о имени Господни!

Завтра ничего ни есть, ни пить до обеда! (5 октября.)

Общения с прихожанами и братиею надо побольше иметь! Человек не зверь, для общества создан, уединение – путь немногих.

Скажи, какое житейское пристрастие не отозвалось для тебя горько? Например, пристрастие к лакомым яствам, к хлебу и питью вожделенному, к дорогим и разноцветным лоскутам или лентам и вообще к разным дорогим тканям, к блестящим вещам, особенно серебряным и золотым, к деньгам, к земным отличиям и почестям. Не тысячу ли раз ты стиснут был ими внутренно, как тисками, связан, как железными узами, палим, как огнем, омрачен, как египетскою тьмою, посрамлен, как преступлением горьким? Отчего же не оставляешь этих житейских пристрастий? Отчего не работаешь единому Господу, твоему сокровищу, твоему нетленному одеянию, твоей сладости, твоей славе?

О спасении душ наших Господу помолимся. Кто искренно наблюдает за собою, тот замечает непрестанно, что душа наша погибает во грехах различных, спит духовною смертию, непрестанно пленяется от мысленного навуходоносора – диавола и носит крепкие оковы страстей, – замечает это и усердно воздыхает и молится ко Господу о спасении душ, искупленных бесценною кровию Христовою. Так души наши погибают ежедневно в злобе, зависти, осуждении, любостяжании, в лакомстве, объядении и пьянстве, в блуде, в лености и нерадении, в унынии и ропоте, в невежестве, сквернословии, пустословии, легкомыслии, вольнодумстве, непокорности, дерзости и своеволии и прочих страстях. О свышнем мире – ибо несть мира в костех наших от лица грехов наших[Пс. 37, 4].

Что мне в жене, в этой плоти и крови, бывшей для меня столько раз соблазном и преткновением?.. Бог с нею: Он да судит ей за то, что она оставляет меня надолго, вот уже две недели!

Не деньги мое сокровище, а Господь мое сокровище; не тело, не вещи красота, а Господь, все благоукрасивший; не растения сладость, а Господь – вечная сладость наша: Его возлюбим чистыми душами, к Нему прилепимся всем сердцем.

Любим тленные вещи и удовольствия скоропреходящие и не положим мы на сердце свое, что все это тленно, минутно, и не печемся о стяжании вечных благ. Так мы суетны!

Октября 5-е. Вторник. Будь ты проклята, утренняя жадность к чаю и к еде, когда ни пить, ни есть нет нужды. Даждь, Господи, никогда ни пить, ни есть поутру и бросить эту детскую игру, столь неуместную в зрелом возрасте и столь вредную для души. Сегодня бесплотный враг смял меня на панихиде утренней в 10 часов по Василию Серебренникову, а перед панихидой уязвил жалением одного рубля серебром нищим ребятам двум, просившим на сапоги (одному дано 70 копеек, другому 30 копеек: один редко просит, другой часто).

Чаю выпил утром стаканчика четыре. Какая глупая жадность! Доколе небрегу о образе Божием в себе! Доколе порабощаю себя, мой неработный94, владычественный, богообразный дух рабе плоти? Да служит, да работает тело словесной душе, а не душа телу. О преподобные и богоносные отцы, умертвившие плоть свою постом, бдением, молитвою, научите меня вашей мудрости презирать преходящую плоть, прилежати же о душе, вещи бессмертней.

Тожде слово рек [Мф. 26, 44] – основание для повторения одних и тех же молитв, произносимых в церкви или дома. Останавливать ум на одном и том же полезно; напротив, разнообразие часто развлекает и рассеивает.

Никакого грешника не презирай – живого или мертвого; себя считай хуже, грешнее всех, мертвецом живым, смердящим.

Богослужением своим Православная Церковь воспитывает нас в граждан небесных чрез научение нас всякой добродетели, представляемой жизнию Богоматери и всех святых, чрез очищение, освящение и обожение нас в Таинствах, чрез дарование сил к животу и благочестию. Потому надо неотложно посещать разумно и благоговейно и охотно богослужение, наипаче в праздничные дни, участвовать в Таинствах Покаяния, Причащения. А удаляющиеся от церкви и богослужения делаются жертвою своих страстей и погибают.

Вчера, 6 октября, сатана влил адский яд свой в сердце мое, наведши на меня помрачение помыслов и мятеж мысли, и я, грешный, смутился, усумнился и побоялся сам не знаю чего поправиться и снова начать отпуст. Это было на отпусте по умершем Василии (Серебренникове).

Бесценное сокровище для человека, важнейшее всех сокровищ мира, есть душа его, бессмертное создание по образу Божию. Какая польза человеку, говорит Спаситель, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? [Мк. 8, 36–37]. Урок: не прельщайся ничем в мире, а спасай душу свою.

Христос, упование наше, очищение и освящение, воскресение, живот и покой, есть единое на потребу всем нам, и потому Святая Церковь непрестанно произносит в слух наш эти слова при отпевании или панихидах над умершими и в других службах церковных, ибо мы склонны к забвению единого на потребу: страсти плотские увлекают вслед за собою и ум наш, и память, и воображение, и сердце, и волю. Все отымется от нас смертию, все земные блага: богатство, отличия, красота тела, красота одежд, просторные жилища, убранные с изяществом, все сладости пищи и питья – а добродетель души вечно остается с нами, эта нетленная одежда, а Христос – вечное наше богатство, наша жизнь, наша истинная красота, истинная слава, честь, наша одежда нетления – вечно пребудет с нами.

* * *

88

Обаянное (церк.-слав.) – очарованное, прельщенное.

89

Бессловесные (церк.-слав.) поступки – бессмысленные, как у животных, лишенных разума (слова).

90

Буесло́вный (церк.-слав.) – глупый, пустой, безрассудный.

91

Уневе́стити (церк.-слав.) – сговорить невесту, предназначить в супруги, обручить.

92

Молитва святителя Василия Великого «Владыко Господи Иисусе Христе Боже наш...» из последования ко святому причащению.

93

Молитва святого Иоанна Дамаскина «Владыко Человеколюбче...» из последования на сон грядущим.

94

Нерабо́тный (церк.-слав.) – свободный, непорабощенный.


Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 16 : 1871-1872. - 2008. - 551 с. ISBN 978-5-902112-62-4

Комментарии для сайта Cackle