праведный Иоанн Кронштадтский

Дневник. Том XVI. 1871–1872 гг.

Август

1 августа

Воскресение. Ранняя обедня. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить Божественную литургию, хотя и с трудом, по причине множества терния страстей моих, язвивших и теснивших меня, но с силою многою и с довольным дерзновением и причаститься неосужденно Божественных Своих Таин. Накануне я ел довольно мяса и молока пил, и думал, что это будет в пользу и не повредит душе, но от мяса и молока и для тела мало, мало пользы, ибо чувствовал и вчера, и сегодня тяжесть с теснотою и слабость в теле, – душа же, кажется, совсем погибает от пространного питания мясами и молоками – такое в ней расслабление, омрачение, такая теснота, скорбь! Потому не надо иерею есть мяса, да и молоко пить не в большом количестве и от хорошей коровы, питающейся чистым и здоровым кормом, травою и под. Тяжело всегда на душе после пространного питания тела! Ах, как тяжело! Враг во чреве!

1 августа

Начал пост и узнал в первый же день, что с постом делается необыкновенная легкость тела и души.

Но вот вечером поел рыбы в постном масле прованском, жаркого окуней и сардинок, и что же? – Сделалось сейчас тяжело на сердце и в теле: рыба сейчас сообщила некоторую грубость сердцу и запах рыбный изо рта, довольно тяжелый, животный, вонючий. То ли дело пища из семян и овощей!

Окаянный, жадный, я без нужды поел вечером на ночь рыбы на постном масле с черным хлебом, и оттого ночью у меня начинались было судороги в руках от крепления живота и излишества соков. Да еще прибавил к прежнему материала съедомого – сластей, думая выбивать клин клином, и, разумеется, от этого стало не лучше, хотя судороги и унялись. Затем еще накурился табаку сигарного. О, нелепый! А первое августа – крест предлежит в церкви, напоминающий о распинании плоти со страстьми и похотьми!

Вместо того, чтобы употребить время на молитву, я принялся курить, думая помочь сну сигарой, а вдобавок истреблять сласти, чтобы заглушить запах сардинок. Господи! На кресте пригвоздивыйся мене ради, окаянного! Прости вины мои чревоугодия, пресыщения и похоти курения! Один мне исход – милость Твоя!

2-е августа

Ранняя обедня. Ночью плохо спал и, с вечера заснувши, скоро проснулся и долго не мог заснуть: в руках некоторые судороги; встал; поел попавшиеся сласти; покурил; но после того еще хуже стало; наконец заснул; но сон слабый. Последствия малого сна и курения – расстройство нервов; обидчив на диакона; дал себя победить честолюбию и злобе; выговор диакону за уклонение от целования руки; смущение; преткновение на заамвонной молитве; ранее – на великом входе. Глуп я: разве я не остаюсь всегда священником, хотя бы диакон и не почитал меня [должною] честию, разве диакон станет священником, что он унижает священника?

Согрешил, допустив подстрекнуть себя врагу – диаволу. Диакон – брат мой: в любви да живем между собою. С потребление Святых Даров совершенно умиротворился и оживился. Слава Богу!

Не пить молока: сласть крепко напирает в детородном члене (3 августа). Оставить противозаконное употребление молока в пост, якобы для здоровья: и без него буду здоров. Рыбы не есть. Хлеб с чаем есть – и довольно тебе. Жизненных семян в тебе много. Дня по два сряду можно не есть. Господи, благослови, помоги, утверди!

Дело диавола, не диакона, – искушение чрез диакона, как блуд – не от встречаемых тобою лиц, а от тебя самого и живущего в тебе греха. Борись с грехом, а не с людьми. Сколько раз ты вкушал мир после одоления греха, подстрекавшего тебя к вражде на брата; а когда тебя одолевал грех нетерпения к брату, ты очень смущался.

О Божественная Евхаристия! Воистину ты Евхаристия (благодарение), ибо достойно и праведно хвалить и благодарить Сущего в тебе Господа, творящего во мне непрестанно, по причащении тебя, дивная чудеса, очищающего вся прегрешения моя и исцеляющего вся недуги моя, зиждущего во мне мир и отъемлющего смущение и тесноту греховную. Так и нынешний день соделал во мне Господь чрез Божественные Свои Тайны великие чудеса Своего милосердия и Своего могущества. Ибо пред обедней во время утрени и во время проскомидии и вообще литургии была на сердце великая теснота вражия, боязнь, бессилие, немощь, наклонность ко сну, раздражительность, а после причастия все пакости бесовские исчезли и в сердце открылось Царство Христово, Царство мира и тишины, Царство правды и святыни и радости в Духе Святом. Слава, слава Тебе, Христе! 3-го августа. Вторник. 10 часов утра.

4-го августа

Благодарю Господа, услышавшего вчера (в Рамбове76, когда я находился у Евграфа Андреевича) молитву мою тайную и спасшего меня от лукавства диавольского и от неловкого положения моего вследствие лукавых мыслей при разговоре о кончине моей матушки. Как я стал спокоен и [стал] смело смотреть в глаза, когда Господь омыл от лукавства сердце мое благодатию Духа Святого! Слава Тебе, Посетителю души моей!

4-го августа

Ранняя (первая) обедня. Тяжело согрешили пред Господом все мы: я, диакон и дьячок; диакон, как мельница молол, спешил без толку; дьячок, наученный протоиереем без ума торопиться, тоже мчался во всю прыть и, удивительно, не спотыкался – особенное искусство! А я, слушая их, досадовал и смущался. К тому же и тот грех, что вчера я [прошатался] в Рамбове, гуляя, у Шустова пил много кофе (три стакана) и чаю (два стакана) , да у Всеволжского два стакана спустя час времени; домой пришел – закусил на ночь рыбы жареной, маринованной и икры немного, все это с черным хлебом, – ну и одебелил свое сердце, расстроил нервы: диаволу готовая жертва – действовать чрез болезненные нервы на душу легко, чтоб возмутить, потрясти её! И возмутил, и потряс ужасно. Только вера и упование на бесконечное милосердие спасли меня! Горько мне, тяжело было мне! Диавол просто торжествовал над нами, скакал от радости, что возмутил нас! Погибал я, ужасно погибал душой! Только по употреблении Святых Даров успокоился в Господе! Слава милосердию Твоему, долготерпению Твоему, слава силе Твоей, Господи, яко спас еси мя от толикой бури! Стыдно мне было всех прихожан! Так мучил меня враг! Началось с того, что подумал купить другой наперсный крест.

Словеса Господня словеса чиста, сребро разжжено, искушено земли, очищено седмерицею [Пс. 11, 7]. Словеса чиста, то есть чистая истина; сребро разжжено, то есть слово, огнем очищенное, огнем Духа Святого от всякой примеси мудрования человеческого, земного, житейского, суетного; искушено земли – очищенное от всяких земных стремлений, расчетов, целей; очищено седмерицею – ибо семь даров Святого Духа. Таково было слово пророков, апостолов, иерархов, преподобных и всех святых – ибо чрез них говорил Дух Святой.

5-го августа

Сорокоустная ранняя обедня по Агафонове. Встал в пять утра. Во время утрени хотелось крайне спать; слабость, вялость, уныние, хоть плачь; правило ко причащению прочитал с теплотою и отчасти со слезами. Литургию служил благопоспешно, бодро, со дерзновением и на великом входе не споткнулся. Причастился, по дару Господа неосужденно, в мир, оживление, ободрение и радость. О, как я был мирен и радостен у Чаши Жизни! Достойному причащению много способствовало то, что вчера с вечера я почти ничего не ел и желудок мой был пуст. Вечером долго дышал свежим воздухом на улице, ходя по дорожке Александровской улицы, то есть по насыпи. Благодарение Господу за великие дары Его милости! Слава пренебесной, пребожественной, живоносной литургии! Кто возглаголет силы ея, слышаны сотворит вся хвалы ея? О, ангельское служение! О, предстояние престолу Святой Троицы! О, предстояние пред Царем, Господом Иисусом Христом!

Поспешит нам Бог спасений наших, Бог наш Бог еже спасати [Пс. 67, 20 –21].

Кому дорог рай, тому дорога и Церковь; кому дорого Небо, тому дорог и храм – это земное небо.

Дело не в лице, а в сердце. Что ты засматриваешься на лицо свое или на лица других? Укрась свое сердце, а не лицо, как лицемер; исправь и управь свое сердце по заповедям Христовым и в исправлении приучись восходить от малого к великому, например от поста, который держи неизменно, к смирению, терпению, послушанию и пр. Доколе будешь исправляться только на бумаге, только на словах, не на деле? В малом ты был верен, над многим тебя поставлю [Мф. 25, 23]. Верный в малом (например, в воздержании, в посте), верен и во многом; неверный в малом, неверен и во многом. О, блаженны истинно алчущие и жаждущие правды [Мф. 5, 6]и оправдания, добрых дел; злополучны стократ алчущие и жаждущие удовлетворения своим страстям и похотям, с жадностию пьющие беззакония, как воду [Иов. 15, 16]!

Согрешил неуважением жены и огорчением на нее с яростию за её требование от меня тишины и легкого ступания ради спящего младенца. Согрешил своенравием, непокорством и упрямством и несохранением любви к особе невинного младенца, когда жена просила меня особенно осторожно ходить; согрешил гордостию, не терпящею приказаний и остановок (то есть чтобы останавливали меня в моих движениях и распоряжениях). Господи! преобрази мя ради славного Преображения Твоего, которое нынешний день мы празднуем. Много во мне безобразного, нелепого, животного, звериного, нечеловеческого! За обедом согрешил, вознегодовал на брата Алексея Константиновича за то, что не дождался нас обедать и позавидовал ему и вознегодовал на него за то, что ел много сладкого киселя, хотя нам осталось с избытком. О, жадное сердце, собачье, свинское сердце! Волчье сердце! Увы мне! Увы мне, худейшему всех человеков!

Подкрепившись тою пищею, шел сорок дней и сорок ночей &91;3Цар. 19, 8&93;. Причастие больных и умирающих, на сорок дней странствования по мытарствам.

Не к тому себе живу, то есть не своим страстям и прихотям удовлетворяя, не самолюбию потворствуя, не злобе своей удовлетворяя, не завидуя, не свой нрав исполняя или свою привычку, не обижаясь всякою мелочью житейскою... но Тебе, нашему Богу, Владыце и Благодетелю77, то есть кротко, в незлобии, смирении, послушании, терпении, отсечении своей воли и своих прихотей, сластолюбия, невоздержания и проч.

Что если все люди так бедствуют грехом, как я? Тогда их надо крайне жалеть, им крайне снисходить, прощать их, терпеть любовию и долготерпеть. А кто не бедствует от греха? Но я грешнее всех, хуже всех. Это духовный опыт мне говорит. О, как я немощен, как грешен!

Жене моей я обязан многим, многим! Как её не уважать, не любить! Как не снисходить? Как не терпеть? Как не слушаться в добром? Справедливо вчера она говорила, справедливо требовала, а я рассердился на нее за справедливые требования! О, как она добра! Как я недобр!

Не научился я, окаянный, доселе смирению, детскому послушанию (хотя бы жене в добром), незлобию, терпению, этой христианской деятельной мудрости, но из-за пустяков противоречу, действую напротив, раздражаюсь, предаюсь нетерпению, злобе, ропоту, укоряю, говорю пустое и дерзкое, как вчера жене. Доколе искушаю долготерпение Божие?.. Доколе буду исполнять волю диавола? Доколе буду жить себе, своим страстям, а не Господу? Господи! преобрази мя преображением Твоим. Все еще я тот же ветхий человек, все те же во мне страсти, какие были лет двадцать назад и дальше, а между тем причащаюсь столь часто Божественным Тайнам, обновляющим человека, преображающим, претворяющим, укрепляющим, освящающим. О, нерадение мое об исправлении! О, плотоутодие!

Господи! благодарю Тя, яко паки ущедрил мя еси милостию Твоею! Оставил еси беззакония моя, покрыл еси вся грехи моя. Да покрываю и я грехи братии.

Сон: не допустил лакей к митрополиту за неимением порядочной одежды (у меня была ряса дырявая, то есть одежды души моей растерзаны страстями); велел в другой раз придти. Как я к Господу являюсь в скверной одежде страстей? Как причащаюсь Божественных Таин? Как приемлю к себе в дом Господа я, дерзостный и грешный? Господи! Помилуй! Господи! Ты можешь меня очистить, исправить, помиловать, спасти. Сотвори сие, по множеству щедрот Твоих.

Помози нам, Боже, Спасителю наш... яко обнищахом зело [Пс. 78, 9, 8]. Я, я обнищал зело, паче всех, Боже мой, а слез тучи не принесох Тебе!

6-е августа

Ранняя обедня. Причастники. Благодарю Господа, не отринувшего меня, грешного, и сподобившего совершить Божественную литургию божественно, со дерзновением, хотя и с немощию телесною и душевною, призвать Святого Духа на предлежащие Дары непреткновенно, причаститься неосужденно и причастить народ около сорока человек. Велиар обижал меня во время произношения молитв пред причащением и во время самого причащения мирян, парализируя сердце холодностию и лукавством; я молился ко Господу внутренно, и Господь избавил от лукавства и стыдения лица. С вечера пред причастием ничего не нужно есть: это вредно для души и тела.

Огонь в церкви при богослужении есть символ Духа Святого, сошедшего во огненных языцех на апостолов, знак всегдашнего Его пребывания с верующими: да будет с вами, сказано, во веки [Ин. 14, 16]; знак благодати Его, очищения, оживотворения, попаления нечестия греховного, просвещения.

Свидетельствуем мы, иереи, о покаянии во грехах духовных наших детей; свидетельствовать будет и диавол о грехах людей пред Богом: наше свидетельство противно крайне диаволу, потому что разрушает его козни; поэтому он ярится на нас и не дает нам иногда выговаривать самого этого слова: свидетельство.

7 августа

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать совершить непреткновенно сердцем и устами Божественную литургию раннюю. Только беда мне была от напора вражия во время причастия, когда он смущал меня и теснил крепко негодованием на дьячка Кутузова, что скоро поет и не слушается многократных замечаний, что оказалось чистою клеветою вражиею, ибо Кутузова подстрекал протоиерей скоро петь, а он был невинен. Во время причащения мирян тоже сильно смущал враг и теснил крепко.

Всенощное на 8-е августа (воскресение). Благодарю Господа моего, жизнь мою, сладость мою, за сладкое умиление со слезами во время всенощного бдения, за сию пламенную молитву о себе и о людях и за избавление от козней врага бесплотного, боровшего меня, по обычаю, смущением, боязнию и теснотою на первом часе пред выходом к царским дверям для произнесения молитвы Христе, Свете...

Господи! даждь мне глубину веры, надежды, любви, молитвы, покаяния, смирения, кротости, чистоты и целомудрия, нестяжания и пр.

В Церкви все сладкие надежды и чаяния наши, мир наш, радость наша вместе с очищением и освящением. Тут так часто возвещается истина будущего воскресения, победа смерти... Кто, любящий жизнь, не возлюбит Церковь всем сердцем? Все, что есть лучшего, возвышеннейшего, самого драгоценного, святого, мудрого, – все это заключается только в Церкви. В Церкви идеал человечества. Церковь – земное небо.

При изложении науки о богослужении, излагай сначала основания из Священного Писания, богослужения, потом – догматическую сторону, нравственную сторону, историческую сторону, обрядовую сторону.

Овечкой будь, охотно отдавая своё другим.

Кто ценит как должно будущие блага, тот ни во что ставит настоящие.

В чем со слезами умиления каюсь тайно в сердце, того не стыжусь пред людьми, окаянный.

О прихотях и похотях плоти говори в проповедях. Эти прихоти означают земное, а не небесное расположение души, противное христианству.

Все мы одержимы горячкою сердечною и бредом греховным, нелюбовию к ближнему, чрезмерною любовию к себе, или самолюбием, сребролюбием, сластолюбием, честолюбием, тщеславием, завистию, гордостию, своенравием, упорством, нетерпением, унынием, малодушием. О, горячка! Горячка! О, бред всегдашний! Когда мы исцелеем! Когда проснемся, вытрезвимся от опьянения страстного? В могиле ли только? А раньше? О святые Божии человеки! Сколь вы мудры и блаженны, что презрели суету мира сего и возлюбили закон Божий и жизнь горнюю, поправ всю прелесть мира сего! За то вечно ныне радуетесь и достойно ублажаетесь.

Когда представляется случай к терпению ради происшедшей неприятности, например обиды от кого-либо или непослушания, грубости, гонения правды ради, почитай это случаем к подвигу и, следовательно, к награде от Бога и переноси великодушно случившуюся неприятность (случай с диаконом Софроновым и дьячком Кутузовым в день святого архидиакона Лаврентия).

Видя лукавый и неисправимый нрав братии, ты яришься на них, но приличнее и справедливее жалеть их и молиться за них о их исправлении, яриться же на свое злонравие и нетерпение и немедленно исправляться самому, предоставив других благодати Божией и нашему впредь доброму примеру.

Согрешил ко Господу: показал вчера у кухмистера78 свое нетерпение и раздражительность и необузданность языка, ибо поярился на неисправных диакона и дьячка. Смолчал бы, и все бы прошло спокойно. Впрочем, я узнал лживость того и другого. Это наука для меня обращаться с ними осмотрительнее и сдержаннее.

Спокойно буду, с Божией помощию, держать себя при всех беспорядках и непокорствах братии подчиненной, ибо спокойствие духа, как вижу, и для меня великое благо, и их научит, заставит более уважать меня и исполнять все должное. Ярость – глупость сердца.

Виновник вчерашней кутерьмы и неисправности диакона и дьячка – я, малорассудный. Мне надо было все предусмотреть и устроить дело так, чтобы не вышло неисправности: отыскать дьячка или диакона и идти вместе с ними, собравши узел с церковными вещами, куда надо было. А я ушел один по назначению, доверив дело женщине или мальчику, и потом раздражаюсь за неисправность на дьячка или диакона. Надо было вытерпеть, не обличать, особенно диакона, столь лживого и сварливого. Дело бы и прошло благополучно, не вышло бы неприятности от заносчивости моей и диакона. Надо презреть и бросить все. Можно было для пресечения неприятности одному отслужить всенощную: Бог с ними, пусть бы один гулял, а другой спал. Или надо было упросить Лаврентия отложить служение всенощной. Я виноват тем, что ради пирога и ради чревоугодия остался у отца Матфея еще на один час. Уйди я после чаю тотчас, все было бы исправно. Согрешил ко Господу.

Помилуй, Господи, всех нас троих и соедини паки любовию в союзе мира.

Пресыщение – причина раздражительности. Так и вчера.

Единое начало жизни моей – Бог.

9 августа

Апостол Матфий. Благодарю Господа за непреткновенное служение литургии вследствие малоядения с вечера и за неосужденное принятие Святых Таин в мир душевных моих сил.

10-е августа

Утреню служил неспокойно по причине неисправности, рассеянности и неповоротливости моих низших служителей, не приходивших вчера к всенощной около трех часов до половины 11-го вечера; с восьми враг невидимый побеждал меня огорчением на братию: я препинался сердцем, мыслию и языком и многих речений не мог выговаривать, особенно после того, как жаловался протоиерею на неисправность двух членов причта. Терпение и терпение нужно! А я возмущаюсь, окаянный, всякою противностию. Ведь можно было дело устроить мне так, чтобы вышло все спокойно, чтоб никого не раздражать и самому не раздражаться, чтобы сохранить спокойствие во всех и уважение к нравственному достоинству человека. Я не сделал этого по страсти своей, по нетерпению своему, по склонности своей к раздражительности. Господи! прости и не вмени: Тебе единому согрешихом!

В церкви мы вытрезвляемся от мирского обаяния и опьянения страстей и похотей житейских; просветляемся, очищаемся, освящаемся, укрепляемся душами своими, к Богу приближаемся, с Богом соединяемся (яже Бога Слова человеком преславным Твоим рождеством соединившая79). Как должен быть достопочтен и достоин любви храм Божий! Как любили его святые Божии человеки!

Спокойствием и невозмутимостию да побеждаю низкую злобу, невежество, грубость, лукавство (протоиерей – пример). Пример – Господь мой Иисус Христос, апостолы, мученики, иерархи, преподобные.

10 августа

Обедня. Благодарю Господа, сотворившего со мною чудо Своего милосердия, разрушившего во мне козни и тесноты вражии и даровавшего мне мир, свободу, дерзновение и громкий, чистый глас во время служения литургии; также сподобившего неосужденно причаститься животворящих Своих Таин и потребить их с верою и любовию! Велико и преестественно было блаженство мое после причащения и потребления Божественных Таин. Только виню себя в том, что после литургии возжелал я пирога у именинника Лаврентия, эконома купеческого клуба, и ел у него пирог с некоторыми прочими кушаньями – свежей осетриной и селедкой, и выпил полторы рюмки хересу. Это меня несколько отяготило, а Господь мой сказал в Евангелии: Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством [Лк. 21, 34]. Боюсь, не оскорбил ли я Господа своим чревоугодием? Не уподобиться бы мне в чревоугодии любосластному Исаву, утратившему благословение отчее [Быт. гл. 25 и 27]! Избави, Боже!

За вечерней голос изменял мне, да и вся грудь: я сделался очень нервозен, как кажется оттого, что не кушал черного укрепляющего хлеба и никакой похлебки, а вместо того после пирога именинного, спустя три часа, выпил два стакана баварского квасу и лег спать, а потом, после сна, выпил около трех стаканов чаю с американскими грубыми сухарями. Чай и квас уронили мои нервы.

Ни на что не должно огорчаться и раздражаться, потому что чрез частое огорчение и раздражение образуется весьма вредная нравственно и физически привычка раздражаться, тогда как чрез равнодушие к противностям образуется добрая и полезная нравственно и физически привычка все переносить спокойно, терпеливо. В самом деле, множество случаев (без числа) может представиться в этой жизни бесчисленных взаимных несовершенств наших, и если при всяком случае огорчаться, то не станет нашей жизни и на несколько месяцев. Да притом огорчением и раздражением не только не поправляется дело, а, напротив, более расстраивается – чрез наше расстройство. Лучше же быть всегда спокойным, всегда одинаковым, равным себе, всегда исполняться любви и уважения к больному нравственно человечеству или, говоря частнее, к близким, к родным своим и подчиненым нам. Ведь человек не Ангел, да притом уж жизнь-то наша сложилась так, что ежедневно и невольно почти грешишь, хотя бы и не хотел. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю [Рим. 7, 19]. И Господь научил нас снисходительно смотреть на частые человеческие неисправности и падения, сказав: остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим [Мф. 6, 12]. Какхотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними [Мф. 7, 12]. А кто из нас не хочет, чтобы к нему относились снисходительно и терпеливо в его нуждах, преткновениях и падениях, неисправностях, опущениях? Потому и апостол учит нас долготерпению и снисхождению. Любовь, говорит апостол Павел, долготерпит, милосердствует... не раздражается... не гордится... не мыслит зла... все покрывает... все переносит и никогда не перестает &91;1Кор. 13, 4–8&93;.

Страх каких-либо случайностей, настоящих или ожидаемых, происходит от нашего маловерия: верующий никого и ничего не боится, говоря: Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся? [Пс. 26, 1]. Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною ecu [Пс. 22, 4].

Не бойся ненависти людей порочных, коих ты удерживаешь от лукавых путей: эта ненависть – тебе честь и блаженство: Блаженны вы, когда будут поносить вас [Мф. 5, 11]; блаженны вы, когда возненавидят вас люди... и пронесут имя ваше, как бесчестное [Лк. 6, 22]. Не будь малодушен из-за ненависти их и не дружись для того, чтобы не терпеть от них каких-либо пакостей, чтобы такою дружбою не оскорбить Господа.

Ради чрева не дружись с людьми порочными: пьяными, праздными, богатыми, но неблагочестивыми и немилосердными, прелюбодеями, картежниками.

Какую страшную борьбу духовную я приготовил себе курением с вечера (необычным) табаку (сигары)! Велиар утвердился в сердце моем, овладел им именно из-за этой прихоти: я это сознавал, чувствовал, ощущал. Сколько откашливания было у меня в церкви во время службы! Без конца! Табак положительно завалил мне грудь, хотя я курил, не вдыхая; Велиар завалил сердце: при произношении ектений он запирал мое сердечное дыхание и поражал сердце духовным параличом. Как вредна эта прихоть нравственно и физически!

Говорят: курение не вредит нравственно. Как не вредит? Оно делает человека рабом своим, разжигает и раздражает плоть, и без того кипящую страстями. Это курение – крайняя насмешка над людьми духа прелести, научившего людей этой прихоти и доводящего её до крайних пределов. Ах, братия! Табачный дым хотя тонкий дым, но душа наша, сердце наше еще тоньше, и от употребления частого табаку сердце сильно грубеет и покрывается сетью диавольскою, или тлею страстною. Табак, то есть курение его, – это кандалы духовные, наложенные на нас диаволом к порабощению и посмеянию нашему, чтобы мы всегда увлекались этой суетой и отвлекали свое внимание от единого на потребу. То же разуметь надо и о других прихотях и страстях; излишество в пище и питье тоже сеть вражия, крепко опутывающая нашу душу. Из всякого излишества, из всякой страсти и прихоти нашей диавол вьет свое гнездо в нас, вяжет сети на нас, и какие крепкие сети! Посмотрите на пьяницу, на сластолюбца, на сребролюбца, на скупого, на страстно влюбленного – и вы убедитесь. Что я говорю? Ближе – посмотри каждый беспристрастно на себя – и скажешь: да, велика, неимоверно велика сила диавола над нами, в нашем самолюбии плотском, в наших страстях и прихотях! Благо человеку, который не связан никакою сластию и похотию, который связан узами любви Божественной.

11 августа

Благодарю Господа за непреткновенное, сердечное совершение мною литургии и обожение и облаженствование моего недостоинства по причащении Божественных Таин.

Согрешил пред Богом, лишнее скушав за обедом (каши); согрешил, зря на то, на что зреть не следовало. Господи! неблазненно, премудро, благопотребно устроивший члены наши, даждь мне благодать чисто, неволненно, неблазненно взирать на все члены тела нашего.

За молитвы иереев и архиереев Господь милует веси80, города, целые царства, как древле за молитву Моисея пощадил целый жестоковыйный народ и не предал совершенному истреблению, – но они этим не превозносятся, не гордятся, восписуя все благодати Божией, а вы не уважаете лиц, носящих такой сан; или опять: крестообразными иерейскими руками воинство побеждает великие силы неприятелей, как древле Израиль крестообразными Моисеовыми руками амаликову силу в пустыни победил есть81; или народ, стоящий во храме и молящийся при предстательстве иерея пред Богом, побеждает духовного амалика, но они не гордятся этим, восписуя всю силу Богу, – и вы не уважаете такой высокий сан, Христов сан, ибо Христос вместо Себя послал в мир на дело Свое апостолов, архиереев и иереев! Цените, уважайте этот сан, благоговейте пред ним, – а вы, о иереи и братия, достойно своего сана живите и служите.

В Церкви мы научаемся познанию себя, своего греховного растления и всей лютости, силы, злокачественности, застарелости греховной болезни души и тела, могущей погубить нас временно и вечно, и искать немедленно Врача и врачевателя с принятием решительных мер к тому, с полным послушанием Небесному Врачу и поставленным от Него учителям и врачам. Кто не ходит в церковь или не молится, тот не знает, что такое грех, тот и умрет во грехах. А это – величайшее несчастие!

12 августа

Четверг. Утреня сегодня была для меня ужасным искушением: в первый раз я почти не мог говорить столь многих возгласов, ектений, молитв оттого, что вчера вечером ел довольно картофельного сладкого киселя на смородиновом соке и каши гречневой; вероятно, от двух чашек кофе с миндальными сливками (у Зубкова). Какое расслабление грудных нервов и брюшных было во мне. Не могу без страху вспомнить. А как неприятно, как стыдно было мне, как нравственно больно комкать кое-как и поневоле службу Божию! К тому присоединился некоторый упадок духа. Беда, да и только. Пакостник плоти, аггел сатанин больно поругался над мною. Вперед не есть картофельного киселя и каши (кашицы гречневой), да и постного масла избегать, нечистого миндального молока, постного кофе, сладкого чаю с сахарным песком. Скоромную пищу не бояться есть и в пост, ради немощи и ради службы (то есть ради исправности). Лучше же есть скоромную пищу, укрепляющую нервы, и служить спокойно, с назиданием, нежели постную, и служить на соблазн другим.

Благодарю Господа за дарованную мне от Него милость спокойного, непреткновенного, громогласного служения литургии и неосужденного причащения Святых животворящих Таин в сладкий пренебесный мир. Слава Богу, что я прогулялся в Красный переулок (где манеж) для причащения больного: эта прогулка была очень полезна для здоровья.

Пища имеет весьма важное значение в жизни христианина: если она принимается в меру, сколько потребно для укрепления сил, она полезна для тела, не вредна и душе; сверх же меры и потребности, крайне вредна и для тела, и для души. Много значит и качество пищи. Вообще, чрез неумеренность в пище или чрез сластолюбие диавол охлаждает нас к Богу, удаляет сердце от Бога (отпадаем от Бога), от любления ближнего и в свои сети уловляет, в различные страсти увлекает. Чревоугодие – идолопоклонство, чревоугодник – идолопоклонник.

Кто не соблюдает заповеди о посте по прихоти, а не по нужде, тот чрез одно непослушание уже отпадает от Бога и от Церкви, служа своему чреву, а не Богу, и в сердце его гнездятся духи сластолюбия. Кто не исполняет малого, тот не может исполнить и большого, ибо малому нужно начинать с малых и легких к исполнению заповедей, чтобы постепенно доходить до большого. Первая заповедь в раю Адаму и Еве. Мудро была предложена эта заповедь, благопотребно, благостно.

13-е августа

Опять позволил себе безумство с вечера – поесть без надобности (булки с икрой и кильками), и за то чувствую себя поутру не совсем хорошо, несколько связанным, и [некоторую] боль в спине. Золотушному соленое не идет. Погода дождливая. Вчера было ясно и тепло. За всё благодарение Богу.

Молоко деревенское – вот что мне полезно!

Я поставлен, мнится мне, в почетной средине естества, общества и Церкви – я член их, я ношусь ими, взаимодействуют ими.

13 августа

Благодарю Тебя, Господи, яко от многоразличных козней и наветов врага бесплотного и от угрызений и теснот его избавил еси и даровал еси со дерзновением и силою многою совершить Божественную литургию и неосужденно причаститься пренебесных и животворящих Твоих Таин в мир, свет и пространство душевных моих сил, на радость сердечную и на здравие тела моего немощного.

Господи! даждь мне и еще и еще праздновать Преображение Твое с преображением души моей с греховности на святость, с немощи на силу, с безумства на мудрость – на многие лета. Господи! поминай духовных чад моих и преобразуй их благодатию Твоею.

Душе Святый, пребываяй с нами в век и совершаяй дело искупления Господа нашего Иисуса Христа, соверши их силою Твоею, соверши и всех православных христиан.

От искры бывает пламя. Это надо сказать по отношению к курителям табаку и всем курящим. От искр табачных бывают пожары, да какие и сколько! Великие и по всей России. Сколько убытков, разорения! [...] Господь да вразумит его и да даст ему почувствовать весь вред такого позволения и воспретит игру в огонь по её крайней гибельности.

Прелестью хлеба вчера крепко язвил, смущал, теснил и мучил меня дух лукавый под конец литургии, после причащения (жаль было дать больше просфор прихожанам); из-за этой прелести, во мне бывшей, я был нравственно бессилен и во время благодарного царского молебна, ибо жало сатаны было во мне, сомнение бесов, страх мечтательный. (А просфоры-то все раздал, себе не оставил ничего. Чем же прельщался?)

Вечером соборовал тещу Новоселова Марью Григорьевну с большим нравственным трудом при непрестанном противлении духа тьмы и зла. Господи, помилуй. Еще на исповеди в церкви теснил меня пакостник плоти; причина тесноты была, впрочем, физическая: от пищи и от предстоявшего сильного дождя и грозы, молний без грома (в 9 часов вечера). Господи! от всех врагов моих избави мя, яко немощен есмь.

Вера и Церковь, богослужение, Таинства, обряды – все это, говорят вольнодумцы и безбожники, придумано людьми для того, чтобы держать народ в страхе, подчинении и поддерживать добрую нравственность да, пожалуй, чтоб и доходы собирать с него. Вот как милосердие Божие и чудное Его домостроительство нашего спасения, самое воплощение, страдания и смерть ради нас Сына Божия хулятся невеждами и вольнодумцами, потерявшими страх Божий. Зато посмотрите на их жизнь: как они живут, и долго ли живут? Потеряв силы и здоровье в разврате и пьянстве, они преждевременно дряхлеют, тупеют, болеют и умирают.

Вчера вечером опять нелепость сделал: поел рыбы, икры, хотя есть было не нужно и не хотел было: принесла жена и поел, как Ева Адаму, запрещенного плода. Зато утром во время службы какая теснота, бессилие сердечное, страх бесовский!

14 августа

Господи! блаженство мое после причащения Святых Таин Твоих в нынешний день, как и вчера и третьего дня, было неописанно, а мир – как река. Слава Твоему блаженству, Господи, Твоей святыне, Твоей правде, потребляющей наши неправды. Литургию по благодати Твоей служил непреткновенно, чистым голосом.

Во время всенощной в Успенской церкви и на день Успения Божией Матери в начале чтения акафиста сильно искусился и уязвился я от духовного змия чрез помысл и попечение о сбережении своего кошелька при множестве народа, кошелька, на который никто не посягал. Точно параличом враг поразил мое сердце – помертвело, охладело к Богу и к небесному. В храме Успения Божией Матери и в день Ее премирного Успения я должен был быть весь горé, на небеси, а я пресмыкался несколько минут по земле. Согрешил. Долго боролся с Велиаром. О, жало смертное! (Не мог сердечно и со дерзновением читать акафиста и молитвы Христе, Свете истинный... Вот какой бич сердцу благочестивому сребролюбие, или попечения житейские.)

Поужинал – вот и отяжелел: и глаза смежаются, сон одолевает. Горе! Не поел – и не было бы этого. О, жадность моя!

Какой срам мне, что доселе не могу по нерадению победить чрева своего, несмотря на ежедневное причащение Божественных пречистых и животворящих Таин! Зачем ел весь Успенский пост рыбу? Зачем всегда ужинал, когда это было не нужно?

У актеров и адвокатов мы, священники, должны научиться смелости и развязности и умению говорить публично не стесняясь. Ибо мы, к стыду нашему, боязливы, несмелы и неразвязны, да и не умеем публично вести речь свою. Правда, что мы так неблагоприятно, неправильно воспитаны, но пора и самим выработать какой-либо такт проповеднический с помощью наблюдения и опыта и паче всего благодати Божией.

Да воздаю славу промыслу Божию, столько лет о мне неусыпно пекущемуся и без моих забот подающему с избытком все нужное, и да работаю Ему всеусердно, нераздельно, не заботясь о собрании и сбережении имения или денег, но употребляя оные на нужды свои, своих присных и бедных. Ибо любостяжание – смерть и гроб духовной жизни, как испытано тысячекратно. Деньги и земное имение вообще прах, недостойный забот человека-христианина, горнего жителя, которому Христос обещал всё приложить, то есть все земные блага, нужные для него, если он будет искать прежде Царства Божия и правды Его [Мф. 6, 33].

Враг старается непрестанно смущать, колебать, волновать душу своими прилогами, а это все делает нам потому, что мы еще пристрастны к земному и не стяжали твердой веры и упования на Бога и не возлюбили всем сердцем и всем помышлением и всею крепостию Бога, неусыпно об нас пекущегося. Вера, упование и любовь говорят: Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? [Пс. 26, 1]. Что бо ми есть на небеси; и от Тебе что восхотех на земли? Изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 26].

Цветковы, Ветвеницкие, Песоцкие, Несвицкие – плоть и кровь наша: теплейшим убо люблением должен им есмь.

Благодарю Господа за благодатное наитие Святого Духа во время всенощной Успенской даже до чтения акафиста отцом Матфеем. Отец Матфей и отец Павел Даманов читали без теплоты, особенно отец Павел, и у меня было очень мало теплоты вследствие постигшего искушения: подумал, что украдут кошелек из кармана, и хотел дальше спрятать, но оставил.

15 августа

Праздник Успения Богоматери. Утро: дождь проливной. Служил несколько молебнов (четыре) и молебен с панихидой. Враг жалил; дома – внезапная буря духовная от моего нетерпения, самолюбия, своенравия и злобы: обиделся на то, что жена моя, этот ангел-хранитель земной, несколько раз остановила меня при входе и выходе из квартиры словами: тише, тише... Руфина спит. Мне бы надо уважить её предостережение, почтить её сердобольную о дитяти любовь, а я возревновал на то, что она бережет крепко младенца и не бережет меня, трудящегося непрестанно и искушаемого сильно, – и раскричался на нее с сердцем, и ногою топнул, побить палкой грозил, и с горечью и жалостью говорил разные обидные слова. О, как я упал нравственно, как смутился и расстроился духом! – и это пред обедней. Долгого покаяния и слезного умиления и многократного с верою и горячностию сердечного припадания к престолу милостивого Владыки и праведного Судии стоило мне прощение грехов, восстановление в мирное состояние и обновление. Пол-литургии я плакал пред Господом, каясь в своих согрешениях, в своем безумии, в своей бессловесной ярости: Господь презрел на мои слезы, на мое искреннее, горячее покаяние и простил мне вину мою, отъял тесноту мою и даровал мне мир и утешение. Это было истинное воскресение из мертвых. Славлю милосердие Божие, бесконечное долготерпение Его ко мне, грешному. Какой урок мне на будущее время: не раздражаться, не озлобляться, не быть своенравным, обуздывать свои страсти! (На великом входе не помянул корол. Виртемб. с супруг, и Екатерины Михайловны с супругом; на заамвонной молитве пропустил слова: Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою по действу вражию, по глупой боязни, а надо бы было с особенною силою и особенным акцентом выговорить их.)

Если ты не научился благоговеть пред делами рук Божиих, то лучше не смотри на те члены человеческого тела, которые, хотя и премудро и неблазненно и благопотребно устроены, но соблазняют тебя по нечистоте твоего сердца. 20 августа 1871 г.

Господи! Пастырю добрый словесного Твоего стада, благодарю Тебя за встреченное мною повсюду радушие и гостеприимство словесных овец Твоих ко мне, недостойному пастырю, за их веру, усердие к Церкви и к служителям Твоим, за то, что некоторые из них готовы с радостию и сугубо дать даяние нам, недостойным пастырям. Господи! даждь мне тепле всегда о них молиться, как об истинных чадах, премного вожделеющих82 нас ради имени Твоего! Господи! Спаси их милостию Твоею, силою Твоею! Господи, даждь им избежати всякого греха и совершити всякую добродетель славы ради имени Твоего святого!

16 августа

Благодарю Господа за превеликую Его милость ко мне, за победу над врагами моими невидимыми, крепко боровшими и терзавшими меня во время литургии, наипаче пред великим входом, и на самом входе помыслом об удержанных мною на церковные или братские нужды деньгах, из экстраординарных по славлению в день Успения, и пред причащением, во время и после оного негодованием на дьячка за однообразное пение догматиков во время причащения вместо причастнов. Все вышло мечтою диавольскою. Впредь не думать.

Крестины у Ивана Александровича [Л...]. Восприемник Иван Васильевич Яковлев и вм[есто] воспр[иемницы] бабушка. Крещение совершал бойко, смело, с великою верою – дотоле, пока чрез зрение не соблазнился, взглянув на платок, лежащий на комоде, предназначенный для священника и показавшийся шелковым. Согрешил во мгновение, пожелав с пристрастием этого платка; с той минуты пропало дерзновение, мир, свобода духа, свет очей. Вот каково прельщаться красными стяжаниями века сего, которые суть прах! Вот как опасно, и больно, и срамно порабощать бессмертную душу, по образу Божию сотворенную, тлену земному! И когда же? При совершении великого, пренебесного Таинства возрождения, или рождения свыше, от Бога. Не все ли мы родились свыше? Где же жизнь горняя? Где горнее мудрование? Где презрение дольнего? Где нестяжательность? Где распятие для мира?

Потом, после беседы с офицером штурманским, умным, начитанным, пред закускою став читать молитву Отче наш, постыдился премудрых, животворных, медоточных, чистительных и крепительных для души словес Господа: не от всей души читал эту небесную молитву, – и как же я был уязвлен Велиаром в самую глубину сердца, какой срам покрыл лице мое! Поделом! Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами [Мк. 8, 38].

Так иногда по какому-то ложному стыду и страху пропускаешь слова церковных молитв, составленных по научению Духа Святого, пребывающего с истинно верующими и наипаче с пастырями и учителями Церкви ввек, и так же стыд покрывает лице и диавол уязвляет в самую глубину сердца! И тоже поделом! Словеса Церкви – словеса Самого Христа. Надо всем сердцем, со смирением, искренно, во умилении души произносить их, нимало не колеблясь, никого не стыдясь и не страшась. Даждь сие, Господи, к славе пресвятого имени Твоего.

Виновата ли молитва Отче наш?.. И ту не дал прочитать враг, и ту запнул. Господи! даждь мне возъяриться на врага моего всею крепостию, еже есть праведно.

Мяса не следует мне есть: оно производит излишнюю сытость, чрезмерное накопление семян, или жизненных соков, необыкновенное и беспокойное напряжение детородного члена ночью, распирание боков, зуд, бессонницу, огрубение и нечувствие сердца. (18-го августа. Среда.) И рыбы также не есть или сколь можно меньше, только бы существовать и быть в силе.

Утро, 5 часов. Руфина дитя всю ночь кричала, но независимо от крика её я не мог спать от своей оплошности.

20 августа

За что я ублажаю свою плоть, пространно питая её, услаждая её всячески, упокояя её, когда она от этой именно поблажки больнее и больнее вредит мне же самому, бессмертной и по образу Божию сотворенной душе моей, производя во мне и усиливая страсти греховные: жадность животную, блуд, гордость, грубость и окамененное нечувствие сердца, нетерпение, злобу, зависть, ропот, уныние, леность? Зачем я её ублажаю, когда и для ней эта поблажка весьма вредна, производя в ней бессонницу, боль в пояснице и пр.? Я поступаю несмысленно, увлекаясь страстию. О, святые Божии человеки! Помогите мне вашими молитвами, мне, обуреваемому и побеждаемому сластями жития сего, войти в тихое пристанище бесстрастия и получить победу над греховными привычками и пристрастиями, как стяжали это вы чрез вашу веру, надежду и любовь, чрез ваше непрестанное усердие к спасению души и желание благ вечных, чрез ваше воздержание, бдение и молитву, труды.

Любовь христианская лучше предпочитает терпеть все внешние неудобства жизни – тесноту, отсутствие чистого воздуха, убытки, нежели из-за внешних этих и подобных неудобств допускать нетерпение, огорчение, раздражение, озлобление, ропот на стесняющих нас по нужде, или по капризу характера, или по желанию пожить на чужой счет, на чужие средства, на чужое спокойствие. Любовь всё терпит и всё переносит с ущербом для себя, для своей материальной и телесной жизни. Ибо где любовь, там благодать Божия и всякое добро, там спокойствие, там довольство. Христианин претерпевает все, только бы не лишиться благодати Божией, которая для него величайшее из благ.

21 августа

Благодарю Тя, многомилостиве и щедре Господи, яко в нынешнее утро и в нынешний день многократно удивил Ты на мне, окаяннем, милость Твою и силу Твою великую и власть Твою Божественную, спасши меня по молитве моей несколько раз от предерзких и злых и своевольных страстей моих и после тесноты и скорби даровав мне пространство, мир и спокойствие. Благодарю за слезы умиления во время стояния моего за всенощною воскресною при служении отца Матфея.

Быть на званых обедах и есть-пить под звуки музыки – великая потеря для души и бедствие, ибо она лишается благодати Божией и наполняется мысленными скимнами83, или злыми и нечистыми духами, она исполняется тернием греховным, которое всю её проникает и всю её и с телом прободает. (У Яниша, директора гимназии, на обеде.) Горе мне было сегодня за ранней обедней от вчерашнего чревоугодия на обеде: терние греховное одолело меня: гортань крайне засорилась сором мысленным, потому что сердце было крайне засорено. Я думал, что от пыли дома и в церкви, а между тем именно и от чревоугодия.

На крестинах в доме Цепова у матроса великая борьба: кум, флотский капитан 2-го ранга Повалишин, кума – молодая хорош, дама, младенец – Елисавета. Внутренности мои были наполнены невидимыми, всезлобными противниками, которые крайне противились мне при каждом слове, так что некоторых слов и выражений в молитвах огласительных и крещальных я не мог выговаривать от внутреннего бессилия и смущения. Так и блазнило, так и страшило!

К вечеру пошел дождь: пред дождем у меня бывает сильный упадок нервов и беспокойство и голос делается нечистый.

Воздержание есть основание христианской, или добродетельной жизни, оттого и Христос Господь пред исшествием на проповедь миру Евангелия постился и чрез пост с молитвою получил по человечеству силу духовную, как сказано: возвратися... в силе духовней [Лк. 4, 14]. Это пример нам. Я дал вам пример [Ин. 13, 15].

При служении сегодня (воскресение 22 августа) ранней литургии злой дух до того потряс дух мой, что я в смущении и каком-то отупении не мог произнести имен царской фамилии. При крестинах в доме Цепова не мог выговорить слов: едини же надесяте ученицы и т. д., как ни пытался. Так было тяжело! Многих выражений не мог выговорить от суетного бесовского страха и боязни.

Истинно терние, яд и пагуба для души – пристрастия наши к тленным вещам. Так от пожелания платка при крестинах в доме Цепова и в доме Карпова я возмущаем был от Велиара, впадал в боязнь, страх, был духовно парализован, убит, не мог выговаривать многих слов! Когда я охладею ко всему в мире, когда сочту за сор все платки, все деньги, все сласти, все знаки отличия и буду весь в Боге и Бог будет все для меня? Как многое лишает меня Господа моего по пристрастию моему к вещественным благам!

Благ вещества или благ духа пожелать вам? Тленных и тлящих или нетленных, непреходящих, одуховляющих? – Конечно последних. А они вам и мне даны, только мы не умеем пользоваться ими достойно, к своему спасению и блаженству. Умудри всех нас, всеблагий Господи, во спасение!

23 августа

Ранняя литургия. Вся литургия шла благополучно. Но опасение за поспешность пения дьячка Кутузова начало возмущать мое спокойствие, особенно после Херувимской песни; действительно, он скоро стал петь в тех местах, где нужно медленнее и где я просил петь медленно; я огорчился на него в сердце, и это было началом моего внутреннего падения – и сильно я потом возмущался духом и вознегодовал с неприязнию на дьячка моего, а этого не надо было иметь на душе, нужно было все благодушно перенесть: дьячок был приличен, трезв, благоговеен. Это огорчение было делом диавола. Оскорбил я Господа: разорил закон Его, ближнего возненавидев в сердце. Любовь долготерпит, милосердствует... не раздражается... все переносит... никогда не перестает &91;1Кор. 13, 4 – 8&93;. Все у вас да будет с любовью &91;1Кор. 16, 14&93;.

Голос за обедней был хорош.

23 августа

После ранней обедни напился чаю с пшеничными сухарями и булочками (не следовало), и оказалось, что это излишне. Теснота во внутренностях. Съел сухарей до восьми, да булочек маленьких три. Впредь быть внимательнее к себе и воздержнее. В два с половиной часа еще нимало не хотелось есть, а обед был готов – и опять пошел есть. Воздержание – основание христианской жизни.

Сборщик на храм Божий, простой мужичок, умную речь мне сказал о благодати Божией: тронула его моя служба, ранняя обедня, в воскресение. Это не мое дело, а благодати Божией. Слава благодати Твоей, Господи! Мои только немощи, слабости, грехопадения! Твое Царство, Твоя сила и слава, Господи, во веки. Аминь. О Агнце Божием, вземлющем грехи всего мира, старичок хорошо рассуждал.

Надо искренно любить человека, чтобы искренно и непреткновенно об нем молиться. А любовь старается угашать в сердцах наших каждый день, час и минуту диавол: он непрестанно усиливается охлаждать душу к Богу и ближнему чрез страсти и пристрастия. Оттого страсти надо всемерно искоренять.

Кофе с гущей чрезвычайно вреден для меня: когда вчера я выпил две чашки у Ивана Степановича за городом, у меня нервы совсем упали, и на панихиде у Новоселова я дрожащим, слабым голосом говорил возгласы. Смутил своим недобрым поведением дьячок Кутузов чрез спор и брань и [...] с извозчиком, да и со мною даже.

24 августа

Вчера с вечера ел довольно честерского сыру, запивая сотерном, пил чай с тем же сотерном, сыр употреблял вместе с маслом и булкою – и проклял я сегодня за ранней обедней свое чревоугодие и пресыщение, ибо все это излишество обратилось в стрелы острые и ядоносные против меня же и в силу диавольскую против меня. Я был на угольях; на дьячка Василия Ивановича Кутузова диавол возбуждал во мне крепкое огорчение из-за ничтожного случая. Как, тем же слабостям подвержен, а в брате слабостей не терплю? Самолюбец! Заамвонную молитву читал с трудом от диавольского смущения и боязни; ты тех воспрослави и далее ... не всю, пропустил императрицу на великом входе, не мог выговорить. На панихиде у Новоселова споткнулся от сомнения и смущения при возгласе Яко Ты ecu воскресение... О, как зол диавол, змей, Велиар, зверь! Чем больше воздерживаюсь, тем я сильнее становлюсь духом – чем более ем-пью, тем немощнее, боязливее...

25 августа

Благодарю Господа за неизреченную милость мира, дарованную мне по причащении Божественных Таин. О, что было до причащения! Какая тягота, теснота, дремота, мертвенность, беспокойство, смущение! И какой мир, какая свобода, какое пространство, какая сладость, какое умиление жизни по причащении! Слава Тебе, Господи! Как подстрекал враг к вражде на дьячка Кутузова за скорое пение! Молился я, молился Господу – и помиловал Господь, избавил от злобы диавольской.

После курения вчера сигары сегодня при дождливой погоде сильно болела у меня голова, как очень редко болит. Года два уже не болела так... Думаю, это от курения, я же не с привычки выкурил целую сигару. Согрешил пред Господом. А какая слабость и изнеможение физическое и нравственное были со мною во время утрени! Едва я стоял.

Свои нелепости, мерзости, злобы, гордыню, уныние, зависть, блуд, чревоугодие, любостяжание, пьянство и прочее диавол навязывает нам ревниво и с крайним насилием всякий день, а глаголы жизни вечной, а дела добрые старается всеми мерами исторгнуть из наших уст и сердец, силится не давать нам ни учить, ни провещевать о Господе Иисусе, наводя помрачение помыслов и мятеж мысли при исполнении молитв общественных. Пустяки легко говорятся и делаются, а молитва и добрые дела иногда с трудом даются: противник наводит препятствия и затрудняет легкое и благое иго Господне, оттого путь праведников тесен и прискорбен.

Если я не претерпеваю и не переношу ничего такого, что противно растленной воле моей и все делаю только по воле своей, то я отверженный Богом человек, ибо тогда что мне препятствует переходить от греха ко греху? Что будет противоядием тлетворности воле моей? – Я погибну, исполняя волю свою, а не волю Божию.

26 августа

Благодарю Господа, очистившего множество грехов моих чрез причастие Святых Таин Своих и лютые козни демонов во мне разорившего, и после тесноты и насилия мир Свой Божественный даровавшего. Благодарю Господа, даровавшего мне по молитве моей благодать совершить с упованием и силою сердечною молебен в квартире Франка при крепком борении к страху и малодушию вражиих сил.

27 августа

27 ночью случилась небольшое осквернение вследствие употребления на ночь значительного количества пресного молока, а за обедом – мяса. Ни молоко, ни мясо не должно есть, разве в нужде, в случае болезни. Господи! помоги! Были блудные видения. Это от излишества питательной пищи и от сладкого пития. А это что значит: Из потока на пути будет пить, и потому вознесет главу [Пс. 109, 7]?.. Иоанн Предтеча... А мы как лакомы и изнежены яствами и питьем!

27 августа

Благодарю Господа за бесконечно великую милость избавления меня от бесовской злобы, возбужденной противником во время совершения мною ранней литургии на дьячка Кутузова, пришедшего поздновато в церковь и довольно спешно певшего на клиросе. Огонь вражьей злобы был лютейший, несносный; не мог я переносить его и метался, как уязвленный лютым, пламенным жалом. Припадал к престолу, молил всеусильно, целовал многократно – не помогало: злоба одолевала; наконец прикоснулся к Дарам по постановлении их на жертвенник, от горячности сердца помолясь Господу, – и Господь помиловал. Диаволу обычное дело из-за пустяков поднимать целую бурю, открывать в душе ужасный адский огонь и под предлогом ревности о благочестии. Увы! Какая хитрость!

Я человек болезней – не я, но болезнь моя во мне раздражается; люди не виноваты, виноват я тем, что не научился терпеть их слабостей. Проступок дьячка моего был ничтожный, он легко мог быть покрыт любовию и снисхождением. Он не вовремя пришел к обедне, но у него маленькое, беспокойное дитя, не дающее ему спать ночью, – он и проспал, натурально. Бог да простит ему. А диавол подстрекает меня яриться на него. Да не будет.

Враг поущает меня служить слишком медленно, протяжно, монотонно, связывая этим стопы мои, а я должен служить плавно, не очень медленно, ровно, не отставая от служащей братии – дьякона и дьячка, говоря многие молитвы в себе, как указано уставом.

При соборовании боцмана дьявол открыл по мне сегодня сильнейший огонь, теснил меня до крайности, так что не мог я выговаривать многих речений. Это оттого, что плотно пообедал ухой с рыбой свежей и жарким с огурцами из рыбы, оттого теснота в боках.

Какие духовные бури, ураганы, вихри страшные, огненные, порывистые бывают часто в жизни человеческой, в жизни тех людей, которые стараются провождать жизнь христианскую и служить Богу молитвою, ходатайствуя за себя и за других пред Его неизреченною милостию! Только по милости Божией не разбивается совсем и не погибает челнок, в котором странствует по житейскому морю наша душа к вечности, её ожидающей!

Священник всемерно должен стараться поддерживать в себе смелость, мужество, дерзновение, вопреки бесплотному врагу, всемерно и непрестанно всевающему в него свою мечтательную боязнь, свой нелепый страх. Без дерзновения куда попал он, то есть священник? Он не может быть обличителем пороков людских, ни истинным служителем Таинств. Дерзновение – великий дар Божий и великое сокровище души! В земной брани, или войне, смелость, или храбрость, много значит, ибо она творит просто чудеса, а в духовной брани и тем паче. Каково странствовать нашим усопшим чрез воздушные мытарства! Как усердно и всесердечно нам нужно молиться о них!

Обедать нужно крайне умеренно священнику для того, чтобы всегда быть готовым на молитву и тайнодействие, ибо сытое брюхо к молитве глухо. Вчера я поел сытно рыбы, а меня после обеда позвали соборовать больного, и вышло очень худо. А сегодня поел с жадностию трески и мяса со щами. На что это похоже? О ангельский сан священства! Сколь ты высок и свят!

Мясная пища причиняет мне большой душевный вред: сердцу теснота и бессилие наносится; враг бесплотный удобно побеждает меня, колебля сомнением, страхом, яростию.

Благодарю Господа за слезы умиления во время всенощного бдения воскресного (28-го на 29-е августа), за молитву о всех людях. Прошу прощения у Господа в своем усумнении, боязни и смущении при выговоре молитвы Христе, Свете истинный... которую не мог выговорить от слабости и упадка нервов и духа и от непонятной боязни.

Источник всякой истинной радости течет в храме, всякого истинного спокойствия и умирения совести, очищения, исцеления душевного и телесного, источник силы и бодрости душевной, а театр, а разные домашние утешения мирские никогда не заменят того, что получает истинный христианин в храме, в котором Сам Бог утешает души верующие и обращающие к Нему мысли и сердца свои, как мать утешает младенца. От храма получают отраду и утешение со очищением грехов и помилованием и усопшие наши. Как горячо надо любить храм! Как украшать его! И это делают все, познавшие ему цену. И за них молится Церковь, говоря: помолимся о сих, иже с верою, благоговением и страхом Божиим входят в онь, и: помолимся о плодоносящих и добродеющих во святем и всечестнем храме сем, или: освяти любящия благолепие дому Твоего, Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою.

Баснописцы и светские писатели вообще, в особенности талантливейшие, как Пушкин и другие, как боги какие уважаются, пред ними благоговеют – а Евангелие Господа Иисуса Христа пренебрегается, богослужение пренебрегается, а театр усердно посещается, потому что он возбуждает, питает и поддерживает страсти человеческие, льстит похотям людским. Где же у нас христианство? Я не вижу его, я вижу только язычество. Тому, чему учит Крылов, учили и языческие баснописцы Федр и Эзоп, учили многие философы и ораторы. Так верно пророчество Апостола, который говорит, что настанет время, когда люди-христиане от истины отвратят слух и обратятся к басням &91;2Тим. 4, 4&93; и по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху &91;2Тим. 4, 3&93;.

Было ли место кротости, незлобию, смирению, если бы нас не презирали, не огорчали, не раздражали? – Нет, потому надо с благопокорностию воле Божией и с кротостию и незлобием переносить презрение людское или погрешности и неисправности, молясь за своих недоброжелателей от души, да не потерпят ради нас какого-либо великого вреда, ибо Господь праведен и роги грешных сломит и вознесет рог праведного.

Сколько поводов для человека самолюбивого и гордого ко вражде на ближнего! Без числа кивал кто прежде при встрече с нами, а теперь нет – и беда, вот и неприязнь к нему; шапку кто снимал, кланялся, а теперь нет – опять беда. А беды никакой нет. – Тобой пренебрегают, а ты уважь, ублажи, обласкай, подари – вот и беде конец, и всякий враг смирится. Не должно давать места диаволу в сердце. (Сегодня послал просфору инспектору, то есть жене его, Глафире Ивановне: она на меня за что-то сердится.) Самолюбие наше (мое и другого человека) чрезвычайно щекотливо: надо уметь обращаться с людьми, чтобы не потревожить их; все мы, точно, больные духом. Любовь, любовь, кротость, ласка, незлобие, терпение, молчание, послушание – вот чем врачуются наши душевные недуги!

Крепче прислушивайся к словам евангельским и к молитвам церковным, чтобы познать тебе свою бедность и нищету и окаянство: в них, как в зеркале, изображено лицо души нашей, немощь существа нашего, вся бедственность нашей жизни. Например, прислушайся слухом сердца хоть к этому стиху, к этой молитве: скоро да предварят ны щедроты Твоя... яко обнищахом зело [Пс. 78, 8] и пр.

Бездна грехов! Сколько в сердце человека, не возрожденного благодатию, как я, окаянный, зла, недоброжелательства тайного, гордости, упрямства, своенравия, блудных и скверных помыслов, лукавых и хульных, пристрастия к благам земным, сластолюбия, сребролюбия, любостяжания, дерзости, ропота, отчаяния, хулы!

Паралич сердца моего и бесовское смущение и теснота происходят, как дознал я опытом, от излишества в пище и питье сверх телесной потребности, которая у меня очень малая. Все должен я кушать и пить числом, мерою и весом. Понравились вчера сливки, и я довольно употребил их с чаем, а не надо было бы ничего ни пить, ни есть.

Скоромная пища утомляет, отягощает и стесняет организм, а вместе с тем и душу; напротив, постная дает отдохновение, легкость, простор (разумею растительную пищу без рыбы, например суп с крупою и с кореньями, пирожок с капустою и с семечками малины или пирог с рисом и луком). Когда наблюдаешь пост в дни постные, сейчас замечаешь разницу для души и тела между постной и скоромной пищей. Так, сегодня по милости постной пищи я чувствовал себя очень хорошо, легко, спокойно, просторно и молился благопоспешно и искушений видел гораздо меньше, а вчера, когда я ел мясо и пил чай со сливками – о, как было у меня тяжело на сердце, сколько искушений, какая теснота, боязнь во время молитвы, хотя и было великое умиление на всенощной. Скоромная пища – истинный бич для души и тела. Да не прельщаюсь же пищею и питьем скоромными, жирными, хотя вкусны они. Благодарю Господа за великую благодать молитвы и умиления сегодня во храме во время всенощной, с 29-го на 30-е августа. Христе, Свете истинный... произнес громко всю молитву, со дерзновением и силою. Благодарю Господа за отъятие суетного страха. Сегодня днем спал после обеда. Это благодетельно было для меня.

Как ядовиты и смертоносны для души житейские попечения и пристрастия, и на едино мгновение коснувшиеся её во время богослужения! – Душа помрачается, лишается мира, спокойствия, жизни, простора и впадает в смущение, тесноту, пагубу!

О, овцы словесного стада Христова! Кто об вас искренно попечется, о вашем спасении, о вашем умственном и сердечном образовании, о научении вас добродетели, о вашем исправлении? Каждый, и пастыри сами, ищут своего, а не того, что Христа Иисуса84), каждый ищет стяжания, обогащения, удовольствия плоти, чести, блеску, роскоши в убранстве жилища, в одежде, в посуде, в столе, а не того, что едино на потребу, что вечно, жизненно, небесно, нетленно. Господи! Как мы обуяли!85 Когда мы будем избранным стадом, когда будем жить внутреннею жизнию!

Какая бывает великая душевная беда и напасть от любостяжания при напутствовании состоятельных имением больных, при совершении Таинств Соборования, Крещения с Миропомазанием, при молитвах родильницам и проч., и от сластолюбия при совершении проскомидии! Какая тщета!86 Описать нельзя.

От государя дана народу русскому свобода, но свобода эта в [вину] плоти – плотская свобода, полная распущенность, свобода на все пороки. Горе русскому народу, горе и правительству от Правящего судьбами мира! – ибо не направляют народ на правый путь.

Бесконечен мир, бесконечно много существ, его населяющих, – но какой чин во всем течении, во всей жизни мира (природы)! Бесконечен мир премирных умов, Ангелов, – но какой чин в мире ангельском! Какое строгое исполнение воли Божией! Велик мир человеческий! Но сколько в нем бесчиния, самоволия, безобразия и оттого бедствий – бедствий болезней, смертей разных, войны, голода, потоплений, пожаров, бедствий от бурь и непогод, бедствий от пьянства, обжорства, сребролюбия, неправды, клятвопреступления, от самоубийства, убийства! Нет числа! Горе нам! А что будет там, за гробом, во веки веков?

30 августа

Благодарю Господа за благодать поста (в день Иоанна Крестителя, усекновения главы его), ибо сея ради благодати стяжах новую благодать здравия душевного и телесного и непреткновенного, благозвучного служения литургии; сея ради благодати и Таин Божиих причастихся неосужденно и легко победу над врагами бесплотными обретох. Когда я преткнулся на заамвонной молитве (на словах: Ты тех воспрослави и далее) и враг уязвил меня и смутил, я легко обрел очищение и исцеление в Господе, в Крови Его, сущей во мне; молебен с водосвятием Иверской Царице Богородице служил добре; у Хренева в квартире тоже. В довершение всех желудок варит пищу весьма исправно, разрешается отлично, легко. Благодарю Господа за воздержание, за постную, безрыбную пищу. Благодарю Господа за премирное и радостное состояние после потребления Святых Божественных Даров Тела и Крови Господней. Бесконечная благостыня, самосущая, неточная благостыня, приснотекущая87, сообщительная всем, слава Тебе! Аминь! Аминь, аминь! Да славит Тебя всякая тварь.

Тяжко согрешил сегодня пред Господом, оскорбив Духа Пресвятого, Духа Господа моего Иисуса Христа, огорчением при совершении Таинства Крещения на несвоевременно якобы принесших крестить младенца в церковь во время поздней обедни, тогда как я не рассчитывал на это, а рассчитывал после обедни тотчас идти к имениннику певчему Александру служить молебен (не моя, но Твоя воля да будет во мне, Господи!).

Согрешил, похулив чрез свое огорчение самое Таинство и опечалив Духа Святого, Духа благодати. Мне бы с радостию надо было совершать пренебесное сие Таинство, когда бы ни случилось – утром, в полдень, вечером или ночью; а я, несмысленный и страстный, малодушный, огорчился и в тесноте душевной, с некоторым нерадением и дерзостию произносил молитвы неохотно. Но слава бесконечному милосердию Господа: Он принял мое искреннее и глубокое покаяние и простил мне великое мое согрешение, очистив меня ради истекшия от ребр Его Крови. Слава о сем Господу!

Опять крайне искусился при совершении Таинства Крещения у Ал. Моисеевича Феодорова платком крещальным, вообразив, что он шелковый, и пленившись внутренно таким сокровищем. О, суетность! О, низкое и глупое пристрастие земное при совершении такого пренебесного Таинства! Зачем не счел за сор, за тлен, за рубище, за рогожу и шелковый плат, если бы он действительно был такой, зачем было оскорблять и на мгновение Божественную тайну возрождения человека от Бога водою и Духом Святым!.. И что для меня стоит купить шелковый носовой платок, если он действительно мне нужен! И много ли мне нужно? О, стяжательность постыдная, нестерпимая в иерее и достойно всегда наказуемая сейчас же Богом ревнителем. Враг посмевался надо мною при совершении крещения, несколько раз смущал, уязвлял, палил меня желанием шелкового платка! (А платок-то оказался бумажный.) От смущения и тесноты не мог выговаривать некоторых речений и выражений. Но благодарю Господа, приявшего мое сердечное покаяние и помиловавшего меня чрез веру и покаянную молитву и даровавшего благодать, живот, мир, свободу, дерзновение по окончании Таинства! Благодарю Тебя, Всеблагий Спасителю, Скоропослушниче! Вечер. 8 часов.

Вот тебе чай на ночь, вот тебе пирог с чаем без сливок и масла или без вина. Господи! милость моя, прости мне, что я вчера сам себя испортил частым ядением и питьем чаю и кофе; вчера, по-видимому, не заметен был вред, а сегодня в служении утрени открылся: я оказался слаб, немощен духом и телом, ибо излишество в пище и питье тлит и расслабляет тело и душу. Какое потрясение нервов внутренних и наружных!

Бесплотный враг из сердца, из мысли и из уст похищал бесценные слова, влагаемые в уста иерея Церковью на ектениях, особенно слова, в коих содержится слава Царице небеси и земли, возвеличившей Господа и возвеличенной Господом и возвеличившей род человеческий до обожения, или срастворения с Богом. Как вихрь, найдет на тебя и против воли выхватит из уст и из сердца слова, дающие жизнь душе христианской. О, тать, о,, разбойник! О, мысленное страшилище, привидение!

Господи! даждь мне умеренность и воздержание! Вот от неумеренности и алчности страдаю, а все увлекаюсь сластями и попадаю в тенета вражии. И как много опускаю читать Евангелия и другие священные книги чрез мое чревоугодие и прогулки после ядения и питья; опускаю время для богомыслия и молитвы, ибо непрестанно должен я молиться; мало, мало пекусь о спасении вверенных мне от Господа душ христианских, а забочусь о умножении своего достояния материального, прельщаюсь стяжанием тленных вещей мира сего, а приобретением Господу нетленных душ пренебрегаю!

От пресыщения и многопития чаю или другого чего и ноги слабеют, и все тело. Вот какой вред!

* * *

76

Рамбов – простонародное наименование города Ораниенбаума (ныне город Ломоносов).

77

Благодарственная молитва 1-я по святом причащении.

78

Кухмистер (нем.) – повар, готовящий обеды на заказ, содержатель стола, гостинник.

79

Молитва ко Пресвятой Богородице «Нескверная, Неблазная...» из последования Великого повечерия.

80

Весь (церк.-слав.) – село, деревня.

81

Ирмос 1-й воскресного канона на утрени, глас 4-й.

82

Вожделеющих – здесь в значении «любящих».

83

Скимен (церк.-слав.) – сильный молодой лев.

84

Святитель Димитрий Ростовский такими словами обличал нерадивость современного ему духовенства: «Что тя приведе в чин священный? То ли, дабы спасти себе и иных? – Никакоже, но чтоб прекормить жену и дети и домашния... Рассмотри себе всяк, о священный человече!.. Поискал Иисуса не для Иисуса, но для хлеба куса» (проповедь в Неделю святых жен-мироносиц. // Сочинения святого Димитрия, митрополита Ростовского. М., 1827. Т. 2. С. 193).

85

Обуя́ли (церк.-слав.) – обезумели.

86

Тще́та (церк.-слав.) – суета, пустота.

87

Приснотекущая (церк.-слав.) – неиссякаемая.


Комментарии для сайта Cackle